Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 25.01.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/42278516.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Птн 25 Янв 2013 15:55:44
ФСБ и РПЦ начинаются на Ц
Анончики, я изобрёл просто охуительную пушку. Я придумал, как можно уебать РПЦ силами школоты и фактически самой РПЦ.

Итак. Дано. РПЦ форсит "основы православной культуры" в школах, используя все легитимные и нелегитимные рычаги. Их учебник представляет собой ёбаный пиздец, по сравнению с которым геббельсовская пропаганда - верх адекватности, и в целом перспективы выглядят очень удручающе.

Но. МОЖНО ЛИ ЧТО-НИБУДЬ С ЭТИМ СДЕЛАТЬ?
Давайте вспомним, что мы знаем о школоте? Школота падка на негатив, на мейнстрим, на ракование в МДК. Школота любит общаться на луркоспике и покупать тетрадки с троллфейсами. И главное - школота любит бороться с системой и троллить. Не умеет, но любит. Ох как любит. И рисует на партах дерьмотиваторы, чтобы вызвать друг у друга БАТРУДИНАВ. А особенно ценится у школоты затроллить учителя, завуча и.т.п. "хайлевельного моба".

А теперь представим на минутку, что рядом с троллфейс-тетрадками на прилавках появляется удивительная книжка - РУКОВОДСТВО ПО ТРОЛЛИНГУ. КАК ЗАТРОЛЛЕТЬ "ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ", пестрящая мемами и анимешными пикчами. Этакая лурочка-адвансед. В этой книжке доступным для школоты языком подробно разбирается программа ОПК и даются практические рекомендации, как именно подъебать православного препода неудобным вопросом. Особенно если этот вопрос связан с фактами - например, про притеснение евреев в РИ. А фактов, которые в школе не проходят, в книжке будет множество. Школота будет жадно изучать их с одной-единственной целью - затроллеть препода и словить **ЛУЛЗОВ (что для школоты является смыслом жизни), чувствуя себя чуть ли не солженицынами. Таким образом, достигается результат:
1. Школота просвещается совсем недетскими знаниями.
2. Проект "основы православной культуры" сорван. Пропаганда превращается в цирк.
3. Попам рвёт сраку, "руководство по троллингу" пытаются изъять из оборота и засудить авторов, но авторов судить не за что, ибо в книжке только факты и ничего кроме фактов. Скандал поднимается в масс-медиа, в процессе чего троллинг РПЦ становится вирусным мейнстримом и моднейшим явлением у школоты.
4. Тонны тонны гигатонны еды для анона, религиозные войны среди медийных персон, гомиссар на пусть бугуртят, чад кутежа.
5. А на продаже книжек можно срубить некислые бабки. :3

Далее практика:
1. БЕРИТЕ И ЧИТАЙТЕ КУРАЕВСКИЙ УЧЕБНИК. Ищите в нём дырки, уязвимые места, выписывайте всё это в какой-нибудь гугльблокнот. Нужно запилить какой-нибудь координационный центр, конфочку или вроде того.
2. Копаем инфу о типографиях и заказах тиража. Я хз, как это делается, но аноны из /biz/ подскажут.
3. Нужно вбросить идею Невзорову, который люто бешено сражается с РПЦ со своего дивана, и будет несказанно рад такому концепту. Как демагог 80лвл, он подскажет годных паттернов для троллинга, и может некисло профинансировать тираж. Идея настолько в его духе, что Невзоров может даже сам сделать всю работу за анона.

Дискач. Можете слать фейкоасечки на rowrowfightthepowah@mail.ru
Тред в /po/: http://2ch.pm/po/res/1834173.html

Алсо, посоветуйте годных сервисов открытого редактирования. Гугль-блокнот, как я понимаю, выпилен.


Птн 25 Янв 2013 15:58:32
>>42278516
Еще когда только начали кукарекать о православии в школах, анон предлагал похожую идею, но дальше идеи почему-то не пошло.

Птн 25 Янв 2013 16:01:53
Пожалуй побампаю твой тред ОП.

Птн 25 Янв 2013 16:02:06
>>42278516
Сыль на кураевский учебник в студию.

Птн 25 Янв 2013 16:02:39
>>42278516
>Школота будет жадно изучать их с одной-единственной целью - затроллеть препода и словить **ЛУЛЗОВ
Нет, всем будет похуй.

Птн 25 Янв 2013 16:06:30
http://www.pravmir.ru/osnovy-pravoslavnoj-kultury--polnyj-tekst-uchebnika/

Птн 25 Янв 2013 16:07:59
>>42278978
Добра.

Птн 25 Янв 2013 16:08:30
>>42278516
Нопе, эту штуку не надо печатать, да ее никто и не пропустит в серьезную печать, и даже если пропустят - единственное, что школота не любит больше "хайлевелов" - это читать бумагу. Нужно сделать соответствующий сайтик, типа специализированного луркоморья, и форсить во всяческих МДК, вот тогда может выйти толк.

Птн 25 Янв 2013 16:10:02
>>42278978
>Что Россия страна с древней историей.
Как определить древняя история у страны или обычная?

Птн 25 Янв 2013 16:12:00
>>42278978
>Без ценностей жизнь человека обесценивается

Птн 25 Янв 2013 16:12:19
Книга для школьниклв - сомнительный вариант. Есть же рейдж комиксы и другие смищнявочки. Создаем пак таких мемчиков и вкидываем куда только мдкожно. Profit.

Птн 25 Янв 2013 16:13:02
>>42279081
Удваиваю. Нужно пилить смищные комиксы по теме в фомате а4, чтобы школьник мог его распечатать и принести показать друзяшкам.

Птн 25 Янв 2013 16:13:34
>>42279156
Детский сад. Если история государства насчитывает более 1000 лет, например.

Птн 25 Янв 2013 16:13:48
>>42279266
Где-то я уже это слышал.

Птн 25 Янв 2013 16:15:59
Посоны, го я создал.
>>42279287
Для самых маленьких можно запилить спецглаву и в таком виде.

Птн 25 Янв 2013 16:16:01
>>42279287
> фомате а4, чтобы школьник мог его распечатать и принести показать друзяшкам.
Век технологий, блджад.

Птн 25 Янв 2013 16:17:16
>>42279425
Книга с иллюстрациями, чего уж там.

Птн 25 Янв 2013 16:18:35
>>42279482
>2. Главное сокровище России это ее леса, нефть, машины, алмазы, люди (выбери правильный ответ)

И вот тут-то я и проиграл.

Птн 25 Янв 2013 16:18:43
>>42278516
Разве тут есть кто-то у кого достаточно знаний и есть желание участвовать?

Птн 25 Янв 2013 16:19:16
>>42279425
Редактируется. А у тебя сохранилось то что я наредактировал?

Птн 25 Янв 2013 16:20:50
Школьники же сами разберутся со всем. Мы с поцанами вовсю угорали по козлу в школе и рисовали кровью на парте пентаграммы.
блэкарик из 90-х-кун

Птн 25 Янв 2013 16:22:25
лол, завайпали гуглодокс@побороли систему

Птн 25 Янв 2013 16:22:43
>>42279545
Знания есть как минимум у меня. По сути нужны аноны с кучей свободного времени, которые бы держали конфочку и упорядочивали всю хуйню. Ну как это было во время травли колёсных убийц, эрика и вудмана.

Птн 25 Янв 2013 16:23:18
>>42279564
Збс, сохраняется, только какой-то петух всё завайпал. Ща почищу вилкой.

Птн 25 Янв 2013 16:26:37
>>42278516
Ебать, как тебе припекает, анон.

Птн 25 Янв 2013 16:27:03
>>42279753
Беспрерывно проигрываю от омска на гуглдоках в течение уже нескольких минут.

Птн 25 Янв 2013 16:27:44
>>42279926
Его можно понять - лишний предмет это не мелкие неприятности.

Птн 25 Янв 2013 16:28:47
Тред не читал, но дома есть азбука атеиста 30 года печати. Могу выложить чере час.

Птн 25 Янв 2013 16:29:53
>>42280028
Кидай в тред.

Птн 25 Янв 2013 16:31:06

>>42279979
Можно переиздать это дело и зафорсить книгу на мдк.

Птн 25 Янв 2013 16:31:33
Лол, в гуглдокс творится пиздец. Набижало рачье с МДК, все дела, все как у людей.

Птн 25 Янв 2013 16:31:50
>>42279948
Ай лолд. Похуй, пусть перебесятся, потом какую-нибудь нормальную систему учёта редактирования запилим.

Птн 25 Янв 2013 16:35:08
НахуйДоксы щапилите яббер и там раздавайте адекватам инвайты

Птн 25 Янв 2013 16:39:28
>>42278516
Оп , смотри какой стишок в кураевской писюльке. В этом стишке так и хочется что-то подправить?

Мальчуган лучи ласкал,

Весь купаясь в свете,

Пламя солнца целовал

На паркете.

Я случайно встал на круг

Солнечного блеска.

И заплакал мальчик вдруг

В три ручья, по-детски.

Что с тобою? я спросил.

Он сказал: Я видел,

Ты на солнце наступил,

Солнышко обидел.

Я его поцеловал

И теперь уж знаю:

Если на пол луч упал,

Я не наступаю.

Птн 25 Янв 2013 16:45:00
Вы ебанулись? Кому нужна ваша брошюра? Пилите сайт и паблик, так и распространится на порядок быстрей.

Птн 25 Янв 2013 16:45:56
ОП, запили на вечернем или ночном.
Не смог до тебя достучаться.
тот самый адекватно-кун

Птн 25 Янв 2013 16:46:05
Мальчуган писюн ласкал,

Весь купаясь в свете,

Друга в анус целовал

На паркете.

У меня случайно встал

Солнечного блеска.

Обоссался мальчик вдруг

В три ручья, по-детски.

Что с тобою? я спросил.

Он сказал: Я видел,

Ты мне в жопу засадил,

Солнышко обидел.

Я его поцеловал

Сунул в жопу пальчик:

Если хуй он отсосал,

То уже не мальчик.

Птн 25 Янв 2013 16:46:43
>>42278516

Годно! Эдакий гайд тролля-анархиста. И подход тоже грамотный, сделать школоте романтику блять, отступников-антихристов. И на выходе действительно полезная штука получается. Это развивает и помогает с разных сторон посмотреть на вопросы религии и в целом тоже.

И можно, заведомо, вкрутить в этот гайд, местами, искажённые и наёбечные факты. И тот, кто углубиться в познавательный процесс, сможет подъебать своих друзяшек, которые слепо поверят всему, что написано в тролль-гайде. Такой-то дабл тралл.

Я бы может даже поучаствовал, мне кажется у этой задумки отличный потенциал.

Птн 25 Янв 2013 16:47:50
>>42280856 Да куда вы в эпоху контакто-фэйсбуков со своими книгами лезете!

Птн 25 Янв 2013 16:48:37

>>42280804
На ночном азбуку атеиста вкину.

Птн 25 Янв 2013 16:48:58
>>42280804
Оставь фейкоасечку или что-нибудь такое.
rowrowfightthepowah@mail.ru
Алсо uberkreatur@jabber.ru

Понятно, что с гугльдоксами идея хуёвая, но по крайней мере суть ясна и основные тезисы определили. Пока можно тупо слать мне всё, что накопается-надумается.
ОП

Птн 25 Янв 2013 16:49:40
>>42280912
А твое предложение?

Птн 25 Янв 2013 16:50:27
>>42280820
годно, пили ещё

Птн 25 Янв 2013 16:51:09
>>42280978
Оп можно тебя тоже добавить?
Атеист-кун

Птн 25 Янв 2013 16:53:51
>>42281095
Добавляй, няша.

Птн 25 Янв 2013 16:56:01
>>42281017 Сайт + паблик у Пашки Дурова. Вот же, ЦА собрана в одном месте. Нет, я хочу ебаться с печатью брошюр, доебываться до какого-то хуя Невзорова и в итоге в лучшем случае продать парочку экземпляров.

Там же и сборище школьников, и быстрое распространение. В паблике постить комиксы-цитатки, а сайт - большой оплот с траленгом, батрудиновами и блудницами.

Птн 25 Янв 2013 16:56:43
>>42280912

Да ты прав, сайтик-хуяйтик обязательно нужен тоже, можно для пущего форса сделать его луковым и, якобы секретно распространять инструкции, как до него дойти. Тут главное ареол псевдо-секретности, тогда точно взлетит. Ну и книга тоже может быть, её можно будет напечатать небольшим тиражом, и сделать её трудно доступной. Те кто побывает на сайте, узнает о книге и вокруг неё появится ажиотаж. Не надо ограничиваться каким-то одним медиумом.

Птн 25 Янв 2013 16:57:57
>>42281375 Лук - перебор. Школьники только на словах ананимасы, на деле до сайта доберутся 2.5 человека. Нам же распространение нужно.

Птн 25 Янв 2013 16:58:57
Охуенная идея. Доведите дело до конца, бротаны.

Птн 25 Янв 2013 17:01:04
>>42281432

Ну да, может быть. Можно конечно сделать многоуровневый. Есть паблик сайт, 2 ЛВЛ - лук, 3-ЛВЛ - книга. Тролль-ДО - путь тролля йоба.

Птн 25 Янв 2013 17:01:09
>>42278516
Мой пукан всегда взрывается глядя на это видео.

Птн 25 Янв 2013 17:01:18
Есть две проблемы:
1.Преподавать эту фигню будут 4классникам, а эти толком читать не могут, не то что на лурках, двачах троллиться.
2.Родители выбирают про какую религию будут их детям рассказывать, есть курс нерелигиозной этики. Так что ОПК будут читать детям христанутых родителей.

Птн 25 Янв 2013 17:01:53
>>42281375
можно кстати книгу и не печатать. десяток фейков с комментарийми типа "охуенная книга, давайте еще" или "а вот в книга написано так/нетак" сделают свое дело

Птн 25 Янв 2013 17:03:21
>>42281601
1. у определенного числа детей есть старшие братья/сестры+некоторые родители сидят вбыдлятне
2.учитывая предыдущий пункт у родителей будет неслабый БАГЕТ

Птн 25 Янв 2013 17:05:05
>>42281631

Тоже вариант. Если её сразу не будет, разжигать страсти вокруг неё уже можно сразу. Потом, может быть, и издать действительно, если дело пойдёт.

Птн 25 Янв 2013 17:06:11
>>42281703 Может и давить на ПГМнутых предков, мол "Какого хуя нашим детям преподают христоблядство?" Выступать от лица таких же родителей, только атеистов. И перенести экшен в Мой@Мир, сами же знаете, там долбоебов выше крыши. В Рашке от этого станет чуть теплей.

Птн 25 Янв 2013 17:08:40
>>42281818
ну это оче тонко, как по мне.тут нужны скилованные тролли

Птн 25 Янв 2013 17:08:57
>>42279312
Но ведь история России не насчитывает и 25 лет.

Птн 25 Янв 2013 17:09:52
>>42281703
А что они могут ответить на факты? Там же не хуита придуманая.

Птн 25 Янв 2013 17:10:55
>>42281986
БОХНАКАЖЕТ

Птн 25 Янв 2013 17:11:21
>>42281703
И все же, если б эту фигню читали хотя бы 15летней школоте то можно было б форсить до студенческих безпорядков. А с 10летками каши не сваришь, они еще во все сказки верят.

Птн 25 Янв 2013 17:11:31
>>42281818

Не думаю с родительским долбоебизмом связываться не стоит, там уже десятилетия заскорузлых убеждений. И каждый христоблядок - ебанут по своему. Лучше и эффективнее работать с мягким мозгом школьника.

Птн 25 Янв 2013 17:12:02
>но авторов судить не за что, ибо в книжке только факты и ничего кроме фактов.

Напомнило сегодняшную новость, когда прокурор, сбивший тян на переходе, сказал, что продал эту машину случайному встречному у фруктового ларька за 5 минут до аварии. Захотят закрыть - закроют и даже поводов искать не будут.

Птн 25 Янв 2013 17:13:09
>>42281914 Да ну, расписать все жестко и агрессивно, побольше общих фраз (бога нет, христобляди соснули, etc), да знай вбрасывай.

А вообще, аноны, забейте на религию. Давайте форсить, что испокон веков на Руси 23 февраля отмечали день содомитов. Мол, в армии под хвост давать почетно было, мужики - нимужики и все такое. Вот тут-то и наступит бангладеш.

Птн 25 Янв 2013 17:13:15
БАМП ГОдНОМУ ТРЕДУ!
АВТОР ДА ЖИВЁТ ТВОЯ ИДЕЯ И ПРИХОДИТ В ИСПОЛНЕНЬЕ!

Птн 25 Янв 2013 17:13:51
>>42282036
Тогда ладно.

Птн 25 Янв 2013 17:14:09
>>42282091
>Захотят закрыть - закроют
удваиваю

Птн 25 Янв 2013 17:14:37
Подкину паст по теме.
"Бог христиан это отец, который чрезвычайно дорожит своими яблоками и очень мало своими детьми."

"Перелистайте историю всех народов земли: везде религия превращает невинность в преступление, а преступление объявляет невинным."

"Везде, где признают Бога, существует культ, а где есть культ, там нарушен естественный порядок нравственного долга и нравственность падает."

"Религия мешает людям видеть, потому что она под страхом вечных наказаний запрещает им смотреть."

"Если ложь на краткий срок и может быть полезна, то с течением времени она неизбежно оказывается вредна. Напротив того, правда с течением времени оказывается полезной, хотя может статься, что сейчас она принесет вред."

"Дать обет бедности значит поклясться быть лентяем и вором. Дать обет целомудрия значит обещать Богу постоянно нарушать самый мудрый и самый важный из законов. Дать обет послушания значит отречься от неотъемлемого права человека от свободы. Если человек соблюдает свой обет он преступник, если он нарушает его он клятвопреступник. Жизнь в монастыре это жизнь фанатика или лицемера."

Птн 25 Янв 2013 17:14:36
>>42282151

Ну это уж совсем жирно-зелено.

Птн 25 Янв 2013 17:15:48
Простите, а о каких чувствах верующих идёт речь? Я так понимаю, о чувствах сочувствующих христианской конфессии, которая носит имя православие?

Я вам так скажу - не за что уважать христиан, нет причин, по которых их нужно уважать. Серьёзно. Христиане извратили годное учение человека, который стремился сделать из этой ебаной стаи лысых обезьян людей, превратить людской поток хоть в какое-то подобие цивилизованного общества, проповедовал любовь и понимание, приближал идеи ценности человеческой жизни, взаимопонимания и любви к приближнему из утопических фантазий к реальной жизни.

И чем же ему за это отплатили? Повесили, как больную собаку на досках, а потом и вовсе превратили в божка, в некого идола, от поклонения которым предупреждала заповедь. А символом веры для себя избрали, вы только подумайте, - оружие пытки и убийства.

Вы, христиане, мелочны и тупы. Вы променяли учение искреннего и самоотверженного учителя, который ради своих идей пошёл на смерть - из-за таких, как вы, между прочим, это такие как вы смотрели как убивают чуть ли не вашего отца по вере и скромно тупили взгляд, когда его пытали, когда он умирал под палящим Солнцем. Вы променяли его на чудеса, на поклонение деревяшкам с мазнёй, на свечки, на хождение по воде и плачущие картинки. Я не могу называть вас христианами, вы не христиане - вы клоуны, поклоняющиеся всё так же золотому тельцу.

Мне жаль, что я живу среди таких людей.

Птн 25 Янв 2013 17:16:43
Бог Носитель намного больших, чем у человека интеллектуальных, информационных и технических возможностей. Образ Бога используется религией в качестве сверхвысокорангового супердоминанта, стоящего над общественной иерархией.

Религия Систематизированный набор представлений, правил, ритуалов и знаний, предназначенный для корректировки животного инстинктивного поведения людей с целью минимизировать противоречия животного инстинктивного поведения интересам крупного социума. Религия формируется как обобщение накопленного цивилизацией практического опыта.

Церковь организация, выполняющая как массовую, так и индивидуальную работу по корректировке животного инстинктивного поведения людей с целью минимизировать противоречия животного инстинктивного поведения интересам крупного социума. В качестве основного инструмента использует религию.

Священник (жрец) - Профессиональный специалист по устранению противоречий животного инстинктивного поведения людей нуждам крупного социума. Выполняет мероприятия по корректировке инстинктивного поведения отдельных людей в соответствии с нуждами социума.

Монах человек, который с помощью специальных тренингов и образа жизни заблокировал действие некоторых участков иерархической и половой инстинктивных программ для вывода рассудка из-под их управления. Выполняет вспомогательные и хозяйственные функции в церковной структуре.

Заповедь религиозный запрет на определенные виды вредного для социума животного инстинктивного поведения.

Духовность способность противопоставить животной инстинктивной мотивации поведения рассудочную мотивацию.

Дьявол совокупность животных инстинктов человека, выраженная в образе существа c животными чертами (рога, хвост, копыта и т.п.), подбивающего людей на инстинктивное поведение.

Соблазн животная инстинктивная мотивация поведения.

Грех инстинктивное действие, животное поведение, запрещенное заповедью.

Молитва обращение человека к Богу как к носителю высшего разума. Действие человека, при котором он формулирует свои желания, оценивает их инстинктивную мотивацию и приводит их в соответствие с заповедями и нуждами социума.

Исповедь индивидуальная работа, при которой профессиональный священник анализирует и оценивает инстинктивную животную мотивацию в поступках и желаниях конкретного человека, проводит их корректировку и психотерапию.

Крещение ритуал, символизирующий, что христианская церковь берет под свой контроль животные инстинкты данного человека.

Пророк жрец или политический деятель, разработавший и пропагандирующий новую, более эффективную схему нейтрализации животных инстинктов.

Лжепророк мошенник, разработавший схему использования животных инстинктов человека в своих личных целях и пропагандирующий ее в целях личного обогащения.

Тоталитарная секта организация, созданная мошенником в целях удовлетворения своего иерархического инстинкта и личного обогащения методом манипуляции животными инстинктами входящих в секту людей.

Распущенность (разврат, вседозволенность, свобода [что хочу, то и делаюk и т.п.) поведение, обусловленное бесконтрольной игрой животных инстинктов, управляющих людьми с помощью желаний и эмоций.

Свобода христианина (В индуизме - просветление) свобода от инстинктивной мотивации поведения. А также свобода от внешних манипулятивных воздействий на инстинктивные программы индивида. То есть, рассудочное поведение, обусловленное пониманием пагубности последствий животного инстинктивного поведения в современном социуме. Противопоставляется распущенности и разврату, то есть свободе поведения под действием животных инстинктов. Следствием этой свободы явилась практичность и высокая эффективность поведения и высокий уровень жизни людей европейских этносов.

Жертвенность, любовь к ближнему проявления молодых альтруистических инстинктов, присущих человеку разумному. В христианстве противопоставляются эгоистическим животным инстинктам.

Обет безбрачия специальная антиматриархальная мера, выводящая духовенство из-под влияния женской части социума и из-под власти полового инстинкта.

Библия это книга, написанная два тысячелетия назад. Она написана так, чтобы убедить живших тогда невежественных людей не совершать ошибок, которые совершили римляне. Библия не рассчитана на чтение ее современными физиками ядерщиками и анализ ее фактического содержания с позиции теории относительности. У нее совершенно другая функция дать людям единый алгоритм поведения, минимизирующий вредное влияние их животных инстинктов и на жизнь отдельных людей, и на жизнь социума в целом. Поэтому она состоит из образных, понятных тогдашнему человеку историй, странных для нас по форме, но содержащих вполне конкретный смысл и весьма полезную информацию.

Птн 25 Янв 2013 17:17:16
Итак, котаны. Пока результаты следующие:
1. Потенциал у анона есть, но гугльдокс для ковки контента не подходит совершенно. Треды я сохраняю, поэтому пасты пока вбрасывать лучше сюда.
2. Основной упор пока делаем на вк, запиливаем онлайн-учебник троллинга. К новому учебному году его можно будет внезапно издать.
3. Хуле сраный джаббер зависает при создании комнаты? Русский сервак теперь не даёт новые создавать?
4. На ночном создам тред и запилим конфу в фейкоскайпах.
ОП

Птн 25 Янв 2013 17:17:39
>>42282224 А если преподнести это как научное исследование? Без агрессии и толстых выкриков. Мол, вот вам факты, летописи, власти скрывают? Ничего не жирно, нормально подойти к делу и прокормимся на полгода вперед.

Птн 25 Янв 2013 17:22:47
Главные догмы христианства:
Пути Господни неисповедимы - ни одному человеку не дано знать промысел Божий. Кто говорит иное - лжепророк, еретик или дьяволопоклонник-искуситель.
Всепрощение иная формула Мне отмщение, Аз воздам - месть и кара за грехи - это дело только божьего суда. Никто не смеет бросить камень в блудницу, не совершая греха. Призыв к нарушению этой главной и единственной заповеди Нового Завета - это прямая ересь.
Любовь к ближнему - Возлюби врага своего. Отход от этой заповеди, ненависть, беснование - прямой признак не просто ереси, но впадение сразу в несколько смертных грехов. За это можно даже отлучать от церкви.
Священник - есть пастырь, а прихожане - паства. Священник должен вразумлять неразумных, увещевать заблудших и вести паству к учению Божию, а не отвращать от него. Священник, который призывает к ненависти или расправе автоматически должен быть лишен сана.

Птн 25 Янв 2013 17:26:54
>>42282365
Для ЦА (соснитских) не взлетит. Им надо азаза лулзы толстому хую с крестом БАТРУДИРАФФ ставь лойс если антихрист.

Птн 25 Янв 2013 17:28:51
>>42282365
Скажем так, нужно научное исследование, тонко замаскированное под лулзы с батрудинавым.

Птн 25 Янв 2013 17:30:31
>>42282355
Не пизди, гугльдокс охуенен. Я ЗНАЮ ЧТО КУРАЕВ ЕБАЛ ТЕБЯ В ЖОПУ РАСПЯТИЕМ

Птн 25 Янв 2013 17:31:35
>>42282856
Тупо не будут читать. Хотя сделать сначала нормальное исследование итд а потом его "быдло-версию" для сосницких - будет достойно. Я бы почитал подборку инфы о дачах гундяева в заповедниках и ищезающих брегетах, а то гуглится плохо.

Птн 25 Янв 2013 17:31:52
Такое предложение. Основные компоненты религии - вера, обряды, организации. Основа - вера. Отсюда можно и начать разбор всего. Человек в своей деятельности ставит определенные цели и достигает их. Еще в древности, не зная законов развития природы и общества, человек пришел к выводу о существовании некого изначального разума, создавшего все существующее. По сути же, этот высший разум (бог) является понятием-фантомом, образованным путем переноса человеческих качеств иному существу (бог всемогущ, благ, знает все и т.п.). Далее - критика религиозных организаций как социальных групп, стремившихся сохранить власть и богатства на всех этапах развития общества. Вот как-то так.

Птн 25 Янв 2013 17:32:32
Котаны, ВСЯ ИСТОРИЯ ИЗМЕНЕНИЙ СОХРАНЕНА, поэтому ничего не проёбано, в том числе вброшенные пасты. Так даже удобнее, лол. Продолжаем цирк с конями.
ОП

Птн 25 Янв 2013 17:33:51
>>42278516
> БЕРИТЕ И ЧИТАЙТЕ КУРАЕВСКИЙ УЧЕБНИК
Лучшая реакция - отсутствие реакции. Всем должно быть похуй на этот призыв и популяризацию их Основ ПК.
Алсо, всем кремлеботам чмаффки в этом чате. Надеюсь, что Глебыч тоже пошлет вас нахуй. Пидоры ебаные.

Птн 25 Янв 2013 17:34:35
>>42278516
Нахуя это делать? Пусть учат, а то школота совсем охуела.
Ани такие будут православные, а мы типа старой школы будем их траллить :3

Птн 25 Янв 2013 17:36:00
>>42282365
К сожалению, насрать всем на факты. Наша цель - школьники, и они идут по пути наименьшего сопротивления, не желая думать, осмысливать, анализировать. Какая там книга или, тем более, лук, даже предложение перейти на отдельный сайт отсеет 50 процентов цифры придумал только что, каюсь, может, и не 50 целевой аудитории. Паблик вконтактике - прекрасная идея. Можно ещё pdf-руководство для особо любопытных приложить.

Птн 25 Янв 2013 17:37:40
>>42283189
Да объясни, нахуя тебе это?

Птн 25 Янв 2013 17:38:03
>>42283096
>Лучшая реакция - отсутствие реакции.
Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать

Птн 25 Янв 2013 17:42:12
>>42283250
Ну должен же анон что-то делать. Слепящий вин сам себя не запилит.

Птн 25 Янв 2013 17:47:39
>>42280028
выкладывай

Птн 25 Янв 2013 17:48:25
>>42283271
Лол, паста с политача. Из способов загнать быдло на митинг.
Ок. Родители не дают согласия на обучение своего чада этим Основам в 70% случаев. Это уже победа или вам нужны оставшиеся 30%?
Напомню, что любая агрессивная движуха заставит родителей пересмотреть свое отношение и к этим 30% изначально ПГМ-нутых прибавятся еще 30-40%. Кто соснет в итоге?
Да, в ваших призывах нет и слова о том, что этот предмет необязательный. Так что этот ваш шаг нежная и вонючая какашка, в которой вы хотите измазать анона.

Птн 25 Янв 2013 17:51:00
>>42280498
призываю ТесСсака в тред

Птн 25 Янв 2013 17:51:12
>>42283702
Ну так Кирилыч-то и вылез вот пару дней назад на тему ахрисивной пропаханды родителям штоп те не давали разрешение на основы православной культуры. А тут - бац! Сегодня - вылезает оп. Смекаешь, откуда ветер дует?

Птн 25 Янв 2013 17:51:42
>>42280764
удваиваю

Птн 25 Янв 2013 17:55:48
>>42280912
Вангую конфискацию брошюры ПГМнутой мамашей ШЛЮХОЙ. Через паблик Вдурове
беспаливно относительно

Птн 25 Янв 2013 17:57:59
>>42283823
Дураку понятно. Из кремля он дует. ОП скорее всего слупит с лохоанона нормальную премию, а лохоанон как обычно соснет.
Похуй. Можете хоть что делать, но я это все заскринил для истории.

Птн 25 Янв 2013 17:59:23
>>42280856 Не слушайте его и ему подобных. Информация должна быть только проверенной. Как только псы РПЦ найдут хоть один ложный факт, они это раздуют и обосрут вашу книгу, аргументируя к подлогу. Все, капут. Больше всего эти мрази боятся правды, т.ч. нужны настоящие факты.

Птн 25 Янв 2013 18:00:51
>>42284207
> Больше всего эти мрази боятся правды, т.ч. нужны настоящие факты.

Птн 25 Янв 2013 18:01:25
>>42279538
Главное сокровище России - золотые ролексы. Но силу они имеют только на руках батюшки.

Птн 25 Янв 2013 18:02:55
>>42282277
дабл не пиздит же

Птн 25 Янв 2013 18:03:26
>>42282746
Можно запилить исследование, а потом на основе его накрафтить лойсов с батрутдиновым например.

Птн 25 Янв 2013 18:05:23
>>42284276 Лол. Тавтология, да-с, простите.

Птн 25 Янв 2013 18:05:31
>>42278516
О различии между чистым и эмпирическим познанием

Без сомнения, всякое наше познание начинается с опыта; в самом деле, чем же пробуждалась бы к деятельности познавательная способность, если не предметами, которые действуют на наши чувства и отчасти сами производят представления, отчасти побуждают наш рассудок сравнивать их, связывать или разделять и таким образом перерабатывать грубый материал чувственных впечатлений в познание предметов, называемое опытом? Следовательно, никакое познание не предшествует во времени опыту, оно всегда начинается с опыта.

Но хотя всякое наше познание и начинается с опыта, отсюда вовсе не следует, что оно целиком происходит из опыта. Вполне возможно, что даже наше опытное знание складывается из того, чтЈ мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, чтЈ наша собственная познавательная способность (только побуждаемая чувственными впечатлениями) дает от себя самой, причем это добавление мы отличаем от основного чувственного материала лишь тогда, когда продолжительное упражнение обращает на него наше внимание и делает нас способными к обособлению его.

Поэтому возникает по крайней мере вопрос, который требует более тщательного исследования и не может быть решен сразу: существует ли такое независимое от опыта и даже от всех чувственных впечатлений познание? Такие знания называются априорными; их отличают от эмпирических знаний, которые имеют апостериорный19 источник, а именно в опыте.

Однако термин а priori еще недостаточно определен, чтобы надлежащим образом обозначить весь смысл поставленного вопроса. В самом деле, обычно относительно некоторых знаний, выведенных из эмпирических источников, говорят, что мы способны или причастны к ним а priori потому, что мы выводим их не непосредственно из опыта, а из общего правила, которое, однако, само заимствовано нами из опыта. Так, о человеке, который подрыл фундамент своего дома, говорят: он мог а priori знать, что дом обвалится, иными словами, ему незачем было ждать опыта, т.е. когда дом действительно обвалится. Однако знать об этом совершенно а priori он все же не мог. О том, что тела имеют тяжесть и потому падают, когда лишены опоры, он все же должен был раньше узнать из опыта.

Птн 25 Янв 2013 18:05:48
>>42278516
Поэтому в дальнейшем исследовании мы будем называть априорными знания, безусловно независимые от всякого опыта, а не независимые от того или иного опыта. Им противоположны эмпирические знания, или знания, возможные только а posteriori, т.е. посредством опыта. В свою очередь из априорных знаний чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое. Так, например, положение всякое изменение имеет свою причину есть положение априорное, но не чистое, так как понятие изменения может быть получено только из опыта.
II.
Мы обладаем некоторыми априорными знаниями,
и даже обыденный рассудок никогда не обходится без них

Речь идет о признаке, по которому мы можем с уверенностью отличить чистое знание от эмпирического. Хотя мы из опыта и узнаем, что объект обладает теми или иными свойствами, но мы не узнаем при этом, что он не может быть иным. Поэтому, во-первых, если имеется положение, которое мыслится вместе с его необходимостью, то это априорное суждение; если к тому же это положение выведено исключительно из таких, которые сами в свою очередь необходимы, то оно безусловно априорное положение. Во-вторых, опыт никогда не дает своим суждениям истинной или строгой всеобщности, он сообщает им только условную и сравнительную всеобщность (посредством индукции), так что это должно, собственно, означать следующее: насколько нам до сих пор известно, исключений из того или иного правила не встречается. Следовательно, если какое-нибудь суждение мыслится как строго всеобщее, т.е. так, что не допускается возможность исключения, то оно не выведено из опыта, а есть безусловно априорное суждение. Стало быть, эмпирическая всеобщность есть лишь произвольное повышение значимости суждения с той степени, когда оно имеет силу для большинства случаев, на ту степень, когда оно имеет силу для всех случаев, как, например, в положении все тела имеют тяжесть. Наоборот, там, где строгая всеобщность принадлежит суждению по существу, она указывает на особый познавательный источник суждения, а именно на способность к априорному знанию. Итак, необходимость и строгая всеобщность суть верные признаки априорного знания и неразрывно связаны друг с другом. Однако, пользуясь этими признаками, подчас бывает легче обнаружить случайность суждения, чем эмпирическую ограниченность его, а иногда, наоборот, более ясной бывает неограниченная всеобщность, приписываемая нами суждению, чем необходимость его; поэтому полезно применять отдельно друг от друга эти критерии, из которых каждый безошибочен сам по себе.

Птн 25 Янв 2013 18:06:15
>>42278516
Нетрудно доказать, что человеческое знание действительно содержит такие необходимые и в строжайшем смысле всеобщие, стало быть, чистые априорные суждения. Если угодно найти пример из области наук, то стоит лишь указать на все положения математики; если угодно найти пример из применения самого обыденного рассудка, то этим может служить утверждение, что всякое изменение должно иметь причину; в последнем суждении само понятие причины с такой очевидностью содержит понятие необходимости связи с действием и строгой всеобщности правила, что оно совершенно сводилось бы на нет, если бы мы вздумали, как это делает Юм20, выводить его из частого присоединения того, что происходит, к тому, что ему предшествует, и из возникающей отсюда привычки (следовательно, чисто субъективной необходимости) связывать представления. Даже и не приводя подобных примеров в доказательство действительности чистых априорных основоположений в нашем познании, можно доказать необходимость их для возможности самого опыта, т.е. доказать а priori. В самом деле, откуда же сам опыт мог бы заимствовать свою достоверность, если бы все правила, которым он следует, в свою очередь также были эмпирическими, стало быть, случайными, вследствие чего их вряд ли можно было бы считать первыми основоположениями. Впрочем, здесь мы можем довольствоваться тем, что указали как на факт на чистое применение нашей познавательной способности вместе с ее признаками. Однако не только в суждениях, но даже и в понятиях обнаруживается априорное происхождение некоторых из них. Отбрасывайте постепенно от вашего эмпирического понятия тела все, что есть в нем эмпирического: цвет, твердость или мягкость, вес, непроницаемость; тогда все же останется пространство, которое тело (теперь уже совершенно исчезнувшее) занимало и которое вы не можете отбросить. Точно так же если вы отбросите от вашего эмпирического понятия какого угодно телесного или нетелесного объекта все свойства, известные вам из опыта, то все же вы не можете отнять у него то свойство, благодаря которому вы мыслите его как субстанцию или как нечто присоединенное к субстанции (хотя это понятие обладает большей определенностью, чем понятие объекта вообще). Поэтому вы должны под давлением необходимости, с которой вам навязывается это понятие, признать, что оно а priori пребывает в нашей познавательной способности21.
III.
Для философии необходима наука,
определяющая возможность, принципы и объем
всех априорных знаний

Еще больше, чем все предыдущее, говорит нам то обстоятельство, что некоторые знания покидают даже сферу всякого возможного опыта и с помощью понятий, для которых в опыте нигде не может быть дан соответствующий предмет, расширяют, как нам кажется, объем наших суждений за рамки всякого опыта.

Птн 25 Янв 2013 18:06:35
>>42278516
Именно к области этого рода знаний, которые выходят за пределы чувственно воспринимаемого мира, где опыт не может служить ни руководством, ни средством проверки, относятся исследования нашего разума, которые мы считаем по их важности гораздо более предпочтительными и по их конечной цели гораздо более возвышенными, чем все, чему рассудок может научиться в области явлений. Мы при этом скорее готовы пойти на что угодно, даже с риском заблудиться, чем отказаться от таких важных исследований из-за какого-то сомнения или пренебрежения и равнодушия к ним. Эти неизбежные проблемы самогЈ чистого разума суть бог, свобода и бессмертие. А наука, конечная цель которой с помощью всех своих средств добиться лишь решения этих проблем, называется метафизикой; ее метод вначале догматичен, т.е. она уверенно берется за решение [этой проблемы] без предварительной проверки способности или неспособности разума к такому великому начинанию.

Как только мы покидаем почву опыта, кажется естественным не строить тотчас же здание с такими знаниями и на доверии к таким основоположениям, происхождение которых неизвестно, а заложить сначала прочный фундамент для него старательным исследованием, а именно предварительной постановкой вопроса о том, каким образом рассудок может прийти ко всем этим априорным знаниям и какой объем, силу и значение они могут иметь. И в самом деле, нет ничего более естественного, чем подразумевать под словом естественно все то, что должно происходить правильно и разумно; если же под этим понимают то, что обыкновенно происходит, то опять-таки нет ничего естественнее и понятнее, чем то, что подобное исследование долго не появлялось. В самом деле, некоторые из этих знаний, например математические, с древних времен обладают достоверностью и этим открывают возможность для развития других [знаний], хотя бы они и имели совершенно иную природу. К тому же, находясь за пределами опыта, можно быть уверенным в том, что не будешь опровергнут опытом. Побуждение к расширению знаний столь велико, что помехи в достижении успехов могут возникнуть только в том случае, когда мы наталкиваемся на явные противоречия. Но этих противоречий можно избежать, если только строить свои вымыслы осторожно, хотя от этого они не перестают быть вымыслами. Математика дает нам блестящий пример того, как далеко мы можем продвинуться в априорном знании независимо от опыта. Правда, она занимается предметами и познаниями лишь настолько, насколько они могут быть показаны в созерцании. Однако это обстоятельство легко упустить из виду, так как указанное созерцание само может быть дано а priori, и потому его трудно отличить от чистых понятий. Страсть к расширению [знания], увлеченная таким доказательством могущества разума, не признает никаких границ. Рассекая в свободном полете воздух и чувствуя его противодействие, легкий голубь мог бы вообразить, что в безвоздушном пространстве ему было бы гораздо удобнее летать. Точно так же Платон покинул чувственно воспринимаемый мир, потому что этот мир ставит узкие рамки рассудку, и отважился пуститься за пределы его на крыльях идей в пустое пространство чистого рассудка. Он не заметил, что своими усилиями он не пролагал дороги, так как не встречал никакого сопротивления, которое служило бы как бы опорой для приложения его сил, дабы сдвинуть рассудок с места. Но такова уж обычно судьба человеческого разума, когда он пускается в спекуляцию: он торопится поскорее завершить свое здание и только потом начинает исследовать, хорошо ли было заложено основание для этого. Тогда он ищет всякого рода оправдания, чтобы успокоить нас относительно его пригодности или даже совсем отмахнуться от такой запоздалой и опасной проверки. Во время же самой постройки здания от забот и подозрений нас освобождает следующее обстоятельство, подкупающее нас мнимой основательностью. Значительная, а может быть наибольшая, часть деятельности нашего разума состоит в расчленении понятий, которые у нас уже имеются о предметах. Благодаря этому мы получаем множество знаний, которые, правда, суть не что иное, как разъяснение или истолкование того, что уже мыслилось (хотя и в смутном еще виде) в наших понятиях, но по крайней мере по форме ценятся наравне с новыми воззрениями, хотя по содержанию только объясняют, а не расширяют уже имеющиеся у нас понятия. Так как этим путем действительно получается априорное знание, развивающееся надежно и плодотворно, то разум незаметно для себя подсовывает под видом такого знания утверждения совершенно иного рода, в которых он а priori присоединяет к данным понятиям совершенно чуждые им [понятия], при этом не знают, как он дошел до них, и даже не ставят такого вопроса. Поэтому я займусь теперь прежде всего исследованием различия между этими двумя видами знания.

Птн 25 Янв 2013 18:06:58
>>42278516
О различии между аналитическими и синтетическими суждениями

Во всех суждениях, в которых мыслится отношение субъекта к предикату (я имею в виду только утвердительные суждения, так как вслед за ними применить сказанное к отрицательным суждениям нетрудно), это отношение может быть двояким. Или предикат В принадлежит субъекту А как нечто содержащееся (в скрытом виде) в этом понятии А, или же В целиком находится вне понятия А, хотя и связано с ним. В первом случае я называю суждение аналитическим, а во втором синтетическим. Следовательно, аналитические это те (утвердительные) суждения, в которых связь предиката с субъектом мыслится через тождество, а те суждения, в которых эта связь мыслится без тождества, должны называться синтетическими. Первые можно было бы назвать поясняющими, а вторые расширяющими суждениями, так как первые через свой предикат ничего не добавляют к понятию субъекта, а только делят его путем расчленения на подчиненные ему понятия, которые уже мыслились в нем (хотя и смутно), между тем как синтетические суждения присоединяют к понятию субъекта предикат, который вовсе не мыслился в нем и не мог бы быть извлечен из него никаким расчленением. Например, если я говорю все тела протяженны, то это суждение аналитическое. В самом деле, мне незачем выходить за пределы понятия, которое я сочетаю со словом тело, чтобы признать, что протяжение связано с ним, мне нужно только расчленить это понятие, т.е. осознать всегда мыслимое в нем многообразное, чтобы найти в нем этот предикат. Следовательно, это аналитическое суждение. Если же я говорю все тела имеют тяжесть, то этот предикат есть нечто иное, чем то, что я мыслю в простом понятии тела вообще. Следовательно, присоединение такого предиката дает синтетическое суждение.

Все эмпирические суждения, как таковые, синтетические. В самом деле, было бы нелепо основывать аналитические суждения на опыте, так как, составляя эти суждения, я вовсе не должен выходить за пределы своего понятия и, следовательно, не нуждаюсь в свидетельстве опыта. Суждение, что тела протяженны, устанавливается а priori и не есть эмпирическое суждение. В самом деле, раньше, чем обратиться к опыту, я имею все условия для своего суждения уже в этом понятии, из которого мне остается лишь извлечь предикат по закону противоречия, и благодаря этому я в то же время могу сознавать необходимость этого суждения, которая не могла бы быть даже указана опытом. Напротив, хотя в понятие тела вообще я вовсе не включаю предикат тяжести, однако этим понятием обозначается некоторый предмет опыта через какую-то часть опыта, к которой я могу, следовательно, присоединить другие части того же самого опыта сверх тех, которые имеются в первом понятии. Я могу сначала познать аналитически понятие тела через признаки протяженности, непроницаемости, формы и пр., которые мыслятся в этом понятии. Но вслед за этим я расширяю свое знание и, обращаясь к опыту, из которого я вывел это понятие тела, нахожу, что с вышеуказанными признаками всегда связана также тяжесть, и таким образом присоединяю синтетически этот признак к понятию тела как [его] предикат. Следовательно, возможность синтеза предиката тяжести с понятием тела основывается именно на опыте, так как оба этих понятия, хотя одно из них и не содержится в другом, тем не менее принадлежат друг к другу, пусть лишь случайно, как части одного целого, а именно опыта, который сам есть синтетическое связывание созерцаний. Но априорные синтетические суждения совершенно лишены этого вспомогательного средства. Если я должен выйти за пределы понятия А, чтобы познать как связанное с ним другое понятие В, то на что я могу опереться и что делает возможным синтез, если в этом случае я лишен возможности искать его в сфере опыта? Возьмем суждение все, что происходит, имеет свою причину. В понятии того, что происходит, я мыслю, правда, существование, которому предшествует время и т.д., и отсюда можно вывести аналитические суждения. Однако понятие причины целиком находится вне этого понятия и указывает на нечто отличное от того, что происходит, и, значит, вовсе не содержится в этом последнем представлении. На каком основании я приписываю тому, что вообще происходит, нечто совершенно отличное от него и познаю понятие причины, хотя и не заключающееся в первом понятии, тем не менее принадлежащее к нему и даже необходимо? Что служит здесь тем неизвестным х, на которое опирается рассудок, когда он полагает, что нашел вне понятия А чуждый ему, но тем не менее связанный с ним предикат B? Этим неизвестным не может быть опыт, потому что в приведенном основоположении второе представление присоединяется к первому не только с большей всеобщностью, чем это может дать опыт, но и выражая необходимость, стало быть, совершенно а priori и из одних только понятий. Конечная цель всего нашего спекулятивного22 априорного знания зиждется именно на таких синтетических, т.е. расширяющих [знание], основоположениях, тогда как аналитические суждения, хотя в высшей степени важны и необходимы, но лишь для того, чтобы приобрести отчетливость понятий, требующуюся для достоверного и широкого синтеза, а не для того, чтобы приобрести нечто действительно новое.

Птн 25 Янв 2013 18:07:21
>>42278516
Все теоретические науки, основанные на разуме,
содержат априорные синтетические суждения как принципы

1. Все математические суждения синтетические. Это положение до сих пор, по-видимому, ускользало от внимания аналитиков человеческого разума; более того, оно прямо противоположно всем их предположениям, хотя оно бесспорно достоверно и очень важно для дальнейшего исследования. В самом деле, когда было замечено, что умозаключения математиков делаются по закону противоречия (а это требуется природой всякой аподиктической достоверности), то уверили себя, будто основоположения также познаются исходя из закона противоречия; но это убеждение было ошибочным, так как синтетическое положение, правда, можно усмотреть из закона противоречия, однако никак не само по себе, а таким образом, что при этом всегда предполагается другое синтетическое положение, из которого оно может быть выведено.

Прежде всего следует заметить, что настоящие математические положения всегда априорные, а не эмпирические суждения, потому что они обладают необходимостью, которая не может быть заимствована из опыта. Если же с этим не хотят согласиться, то я готов свое утверждение ограничить областью чистой математики, само понятие которой уже указывает на то, что она содержит не эмпирическое, а исключительно только чистое априорное знание.

На первый взгляд может показаться, что положение 7 + 5 = 12 чисто аналитическое [суждение], вытекающее по закону противоречия из понятия суммы семи и пяти. Однако, присматриваясь ближе, мы находим, что понятие суммы 7 и 5 содержит в себе только соединение этих двух чисел в одно и от этого вовсе не мыслится, каково то число, которое охватывает оба слагаемых. Понятие двенадцати отнюдь еще не мыслится от того, что я мыслю соединение семи и пяти; и сколько бы я ни расчленял свое понятие такой возможной суммы, я не найду в нем числа 12. Для этого необходимо выйти за пределы этих понятий, прибегая к помощи созерцания, соответствующего одному из них, например своих пяти пальцев или (как это делает Зегнер23 в своей арифметике) пяти точек, и присоединять постепенно единицы числа 5, данного в созерцании, к понятию семи. В самом деле, я беру сначала число семь и затем, для получения понятия пяти, прибегая к помощи созерцания пальцев своей руки, присоединяю постепенно к числу 7 с помощью этого образа единицы, ранее взятые для составления числа 5, и таким образом вижу, как возникает число 12. То, что 5 должно было быть присоединено к 7, я, правда, мыслил в понятии суммы =7 + 5, но не мыслил того, что эта сумма равна двенадцати. Следовательно, приведенное арифметическое суждение всегда синтетическое. Это становится еще очевиднее, если взять несколько бЈльшие числа, так как в этом случае ясно, что, сколько бы мы ни манипулировали своими понятиями, мы никогда не могли бы найти сумму посредством одного лишь расчленения понятий, без помощи созерцаний.

Точно так же ни одно основоположение чистой геометрии не есть аналитическое суждение. Положение прямая линия есть кратчайшее расстояние между двумя точками синтетическое положение. В самом деле, мое понятие прямой содержит только качество, но ничего не говорит о количестве. Следовательно, понятие кратчайшего [расстояния] целиком присоединяется к понятию прямой линии извне и никаким расчленением не может быть извлечено из него. Поэтому здесь необходимо прибегать к помощи созерцания, посредством которого только и возможен синтез.

Птн 25 Янв 2013 18:07:24
>>42284561
Веруну нехило припекло.

Птн 25 Янв 2013 18:07:40
>>42278516
Кто же тебе даст форсить такие книжечки?


Птн 25 Янв 2013 18:07:44
>>42278516
Только немногие из основоположений, предполагаемых геометрами, суть действительно аналитические суждения и основываются на законе противоречия. Однако они, будучи тождественными положениями, служат только для методической связи, а не в качестве принципов; таковы, например, суждение а = а, целое равно самому себе, или (а + b) > а, т.е. целое больше своей части. Но даже и эти суждения, хотя они имеют силу на основании одних только понятий, допускаются в математике лишь потому, что могут быть показаны в созерцании. Если мы обыкновенно думаем, будто предикат таких аподиктических суждений уже содержится в нашем понятии и, стало быть, суждение аналитическое, то это объясняется исключительно двусмысленностью выражений. Мы должны, как мы говорим, мысленно присоединить к данному понятию некоторый предикат, и эта необходимость связана уже с самими понятиями. Между тем вопрос состоит не в том, чтЈ мы должны мысленно присоединить к данному понятию, а в том, чтЈ мы действительно мыслим в нем, хотя и смутно. При такой постановке вопроса оказывается, что предикат связан с указанными понятиями, правда необходимо, однако не как нечто мыслимое в самом понятии, а с помощью созерцания, которое должно быть добавлено к понятию.

2. Естествознание (Physica) заключает в себе априорные синтетические суждения как принципы. Я приведу в виде примеров лишь несколько суждений: при всех изменениях телесного мира количество материи остается неизменным или при всякой передаче движения действие и противодействие всегда должны быть равны друг другу. В обоих этих суждениях очевидны не только необходимость, стало быть, априорное происхождение их, но и их синтетический характер. В самом деле, в понятии материи я не мыслю ее постоянности, а имею в виду только ее присутствие в пространстве через наполнение его. Следовательно, в приведенном суждении я действительно выхожу за пределы понятия материи, чтобы мысленно присоединить к нему а priori нечто такое, чего я в нем не мыслил. Таким образом, это суждение не аналитическое, а синтетическое, и тем не менее оно мыслится а priori; точно так же обстоит дело и с другими положениями чистого естествознания.

3. Метафизика, даже если и рассматривать ее как науку, которую до сих пор только пытались создать, хотя природа человеческого разума такова, что без метафизики и нельзя обойтись, должна заключать в себе априорные синтетические знания; ее задача состоит вовсе не в том, чтобы только расчленять и тем самым аналитически разъяснять понятия о вещах, а priori составляемые нами; в ней мы стремимся а priori расширить наши знания и должны для этого пользоваться такими основоположениями, которые присоединяют к данному понятию нечто не содержавшееся еще в нем; при этом мы с помощью априорных синтетических суждений заходим так далеко, что сам опыт не может следовать за нами, как, например, в положении мир должен иметь начало, и т.п. Таким образом, метафизика, по крайней мере по своей цели, состоит исключительно из априорных синтетических положений.
VI.
Общая задача чистого разума

Мы бы немало выиграли, если бы нам удалось подвести множество исследований под формулу одной-единственной задачи. Точно определив эту задачу, мы облегчили бы труд не только себе, но и каждому, кто пожелал бы удостовериться, достигли ли мы своей цели или нет. Истинная же задача чистого разума заключается в следующем вопросе: как возможны априорные синтетические суждения?

Птн 25 Янв 2013 18:07:58
Вайпал бы уже библией, хуле прикидываться?

Птн 25 Янв 2013 18:08:17
>>42278516
Метафизика оставалась до сих пор в шатком положении недостоверности и противоречивости исключительно по той причине, что эта задача и, быть может, даже различие между аналитическими и синтетическими суждениями прежде никому не приходили в голову. Прочность или шаткость метафизики зависит от решения этой задачи или от удовлетворительного доказательства того, что в действительности вообще невозможно объяснить эту задачу. Давид Юм, из всех философов ближе всего подошедший к этой задаче, но все же мысливший ее с недостаточной определенностью и всеобщностью и обративший внимание только на синтетическое положение о связи действия со своей причиной (principium causalitatis), пришел к убеждению, что такое положение никак не может быть априорным; согласно его умозаключениям, все, что мы называем метафизикой, сводится к простой иллюзии, ошибочно принимающей за усмотрение разума то, что в действительности заимствовано только из опыта и благодаря привычке приобрело видимость необходимости. К этому утверждению, разрушающему всякую чистую философию, он никогда не пришел бы, если бы задача, поставленная нами, стояла перед его глазами во всей ее всеобщности, так как тогда он заметил бы, что, если согласиться с его доводом, невозможна и чистая математика, без сомнения содержащая в себе априорные синтетические положения, а от такого утверждения его здравый рассудок, конечно, удержал бы его.

Решение поставленной выше задачи заключает в себе вместе с тем возможность чистого применения разума при создании и развитии всех наук, содержащих априорное теоретическое знание о предметах, т.е. ответ на вопросы:

Как возможна чистая математика?
Как возможно чистое естествознание?

Так как эти науки действительно существуют, то естественно ставить вопрос, как они возможны: ведь их существование* доказывает, что они должны быть возможны. Что же касается метафизики, то всякий вправе усомниться в ее возможности, так как она прежде плохо развивалась, и ни одна из предложенных до сих пор систем, если речь идет об их основной цели, не заслуживает того, чтобы ее признали действительно существующей.

* Быть может, кто-нибудь еще усомнится в существовании чистого естествознания. Однако стоит только рассмотреть различные положения, высказываемые в начале физики в собственном смысле слова (эмпирической физики), например: о постоянности количества материи, об инерции, равенстве действия и противодействия и т.п., чтобы тотчас же убедиться, что они составляют physica pura (или rationalis), которая заслуживает того, чтобы ее ставили отдельно как особую науку в ее узком или широком, но непременно полном объеме.

Однако и этот вид знания надо рассматривать в известном смысле как данный; метафизика существует если не как наука, то во всяком случае как природная склонность [человека] (metaphysica naturalis). В самом деле, человеческий разум в силу собственной потребности, а вовсе не побуждаемый одной только суетностью всезнайства, неудержимо доходит до таких вопросов, на которые не могут дать ответ никакое опытное применение разума и заимствованные отсюда принципы; поэтому у всех людей, как только разум у них расширяется до спекуляции, действительно всегда была и будет какая-нибудь метафизика. А потому и относительно нее следует поставить вопрос: как возможна метафизика в качестве природной склонности, т.е. как из природы общечеловеческого разума возникают вопросы, которые чистый разум задает себе и на которые, побуждаемый собственной потребностью, он пытается, насколько может, дать ответ?

Птн 25 Янв 2013 18:08:35
>>42278516
Но так как во всех прежних попытках ответить на эти естественные вопросы, например на вопрос, имеет ли мир начало, или он существует вечно и т.п., всегда имелись неизбежные противоречия, то нельзя только ссылаться на природную склонность к метафизике, т.е. на самое способность чистого разума, из которой, правда, всегда возникает какая-нибудь метафизика (какая бы она ни была), а следует найти возможность удостовериться в том, знаем ли мы или не знаем ее предметы, т.е. решить вопрос о предметах, составляющих проблематику метафизики, или о том, способен или не способен разум судить об этих предметах, стало быть, о возможности или расширить с достоверностью наш чистый разум, или поставить ему определенные и твердые границы. Этот последний вопрос, вытекающий из поставленной выше общей задачи, можно с полным основанием выразить следующим образом: как возможна метафизика как наука?

Таким образом, критика разума необходимо приводит в конце концов к науке; наоборот, догматическое применение разума без критики приводит к ни на чем не основанным утверждениям, которым можно противопоставить столь же ложные утверждения, стало быть, приводит к скептицизму.

Эта наука не может также иметь огромного, устрашающего объема, так как она занимается не объектами разума, многообразие которых бесконечно, а только самим разумом, задачами, возникающими исключительно из его недр и предлагаемыми ему собственной его природой, а не природой вещей, отличных от него; в самом деле, когда разум сперва в полной мере исследует свою способность в отношении предметов, которые могут встречаться ему в опыте, тогда легко определить со всей полнотой и достоверностью объем и границы применения его за пределами всякого опыта.

Итак, мы можем и должны считать безуспешными все сделанные до сих пор попытки догматически построить метафизику. Если некоторые из них заключают в себе нечто аналитическое, а именно одно лишь расчленение понятий, а priori присущих нашему разуму, то это вовсе еще не составляет цели, а представляет собой лишь подготовку к метафизике в собственном смысле слова, а именно для априорного синтетического расширения нашего познания; расчленение не годится для этого, так как оно лишь показывает то, чтЈ содержится в этих понятиях, но не то, каким образом мы приходим а priori к таким понятиям, чтобы затем иметь возможность определить также их применимость к предметам всякого знания вообще. К тому же не требуется большой самоотверженности, чтобы отказаться от всех этих притязаний, так как неоспоримые и неизбежные при догматическом методе противоречия разума с самим собой давно уже лишили авторитета всю существовавшую до сих пор метафизику. Значительно бЈльшая стойкость будет нужна для того, чтобы трудности в нас самих и противодействие извне не воспрепятствовали нам содействовать при помощи метода, противоположного существовавшим до сих пор, успешному и плодотворному росту необходимой для человеческого разума науки, всякий произрастающий ствол которой нетрудно, конечно, срубить, но корни которой уничтожить невозможно.

Птн 25 Янв 2013 18:08:58
>>42278516
Идея и деление особой науки, называемой критикой чистого разума

Из всего сказанного вытекает идея особой науки, которую можно назвать критикой чистого разума. Разум есть способность, дающая нам принципы априорного знания. Поэтому чистым мы называем разум, содержащий принципы безусловно априорного знания. Органоном24 чистого разума должна быть совокупность тех принципов, на основе которых можно приобрести и действительно осуществить все чистые априорные знания. Полное применение такого органона дало бы систему чистого разума. Но так как эта система крайне желательна и еще неизвестно, возможно ли и здесь вообще какое-нибудь расширение нашего знания и в каких случаях оно возможно, то мы можем назвать науку, лишь рассматривающую чистый разум, его источники и границы, пропедевтикой к системе чистого разума. Такая пропедевтика должна называться не учением, а только критикой чистого разума, и польза ее по отношению к спекуляции в самом деле может быть только негативной: она может служить не для расширения, а только для очищения нашего разума и освобождения его от заблуждений, чтЈ уже представляет собой значительную выгоду. Я называю трансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным а priori. Система таких понятий называлась бы трансцендентальной философией. Однако и этого для начала было бы слишком много. Ведь такая наука должна была бы содержать в полном объеме как аналитическое, так и априорное синтетическое знание, и потому, насколько это касается нашей цели, она обладала бы слишком большим объемом, так как мы должны углубляться в своем анализе лишь настолько, насколько это совершенно необходимо, чтобы усмотреть во всей полноте принципы априорного синтеза, единственно интересующие нас. Мы занимаемся здесь именно этим исследованием, которое мы можем назвать собственно не учением, а только трансцендентальной критикой, так как оно имеет целью не расширение самих знаний, а только исправление их и должно служить критерием достоинства или негодности всех априорных знаний. Поэтому такая критика есть по возможности подготовка к органону или; если бы это не удалось, по крайней мере к канону, согласно которому, во всяком случае в будущем, могла бы быть представлена аналитически и синтетически совершенная система философии чистого разума, все равно, будет ли она состоять в расширении или только в ограничении его познания. Что такая система возможна и даже будет иметь вовсе не столь большой объем, так что можно надеяться вполне завершить ее, на это можно рассчитывать уже ввиду того, что не природа вещей, которая неисчерпаема, а именно рассудок, который судит о природе вещей, да и то лишь рассудок в отношении его априорных знаний, служит здесь предметом, данные (Vorrat) которого не могут остаться скрытыми от нас, так как нам не приходится искать их вовне себя, и, по всей вероятности, они не слишком велики, так что можно вполне воспринять их, рассмотреть их достоинство или негодность и дать правильную их оценку. Еще менее следует ожидать здесь критики книг и систем чистого разума; здесь дается только критика самой способности чистого разума. Только основываясь на этой критике, можно получить надежный критерий для оценки философского содержания старых и новых сочинений по этому предмету; в противном случае некомпетентный историк и судья рассматривает ни на чем не основанные утверждения других, исходя из своих собственных, в такой же мере необоснованных утверждений.

Птн 25 Янв 2013 18:09:17
>>42278516
Трансцендентальная философия есть идея науки, для которой критика чистого разума должна набросать архитектонически, т.е. основанный на принципах, полный план с ручательством за полноту и надежность всех частей этого здания. Она представляет собой систему всех принципов чистого разума. Сама эта критика еще не называется трансцендентальной философией исключительно потому, что она должна была бы содержать в себе также обстоятельный анализ всего априорного человеческого познания, чтобы быть полной системой. Наша критика, правда, должна также дать полное перечисление всех основных понятий, составляющих указанное чистое знание, однако она совершенно правильно воздерживается от обстоятельного анализа самих этих понятий, а также от полного перечня производных из них понятий отчасти потому, что такое расчленение не было бы целесообразным, поскольку оно не связано с затруднениями, встречающимися в синтезе, ради которого предпринята вся эта критика, а отчасти потому, что попытка взять на себя ответственность за полноту такого анализа и выводов нарушила бы единство плана, между тем как этого вовсе не требует поставленная цель. Этой полноты анализа и выводов из априорных понятий, которые мы изложим в настоящем сочинении, нетрудно будет достигнуть, если только сначала будут установлены эти понятия как разработанные принципы синтеза и если в отношении этой основной цели ничего не будет упущено.

Таким образом, к критике чистого разума относится все, из чего состоит трансцендентальная философия: она есть полная идея трансцендентальной философии, но еще не сама эта наука, потому что в анализ она углубляется лишь настолько, насколько это необходимо для полной оценки априорного синтетического знания.

Устанавливая подразделения этой науки, надо в особенности иметь в виду, чтобы в нее не входили понятия, заключающие в себе что-то эмпирическое, т.е. чтобы априорное знание было совершенно чистым. Поэтому хотя высшие основоположения моральности и основные понятия ее суть априорные знания, тем не менее они не входят в трансцендентальную философию, так как они не полагают, правда, в основу своих предписаний понятия удовольствия и неудовольствия, влечений и склонностей и т.п., которые все имеют эмпирическое происхождение, но все же, исследуя понятие долга, необходимо принимать их в расчет как препятствия, которые должны быть преодолены, или как приманки, которые не должны быть побудительными мотивами. Таким образом, трансцендентальная философия есть наука одного лишь чистого спекулятивного разума, так как все практическое, поскольку оно содержит мотивы, связано с чувствами, которые принадлежат к эмпирическим источникам познания.

Птн 25 Янв 2013 18:10:01
>>42278516
О ПРОСТРАНСТВЕ
W2. Метафизическое истолкование этого понятия

Посредством внешнего чувства (свойства нашей души) мы представляем себе предметы как находящиеся вне нас, и притом всегда в пространстве. В нем определены или определимы их внешний вид, величина и отношение друг к другу. Внутреннее чувство, посредством которого душа созерцает самое себя или свое внутреннее состояние, не дает, правда, созерцания самой души как объекта, однако это есть определенная форма, при которой единственно возможно созерцание ее внутреннего состояния, так что все, что принадлежит к внутренним определениям, представляется во временных отношениях. Вне нас мы не можем созерцать время, точно так же как не можем созерцать пространство внутри нас. Что же такое пространство и время? Есть ли они действительные сущности, или они суть лишь определения или отношения вещей, однако такие, которые сами по себе были бы присущи вещам, если бы даже вещи и не созерцались? Или же они суть определения или отношения, присущие одной только форме созерцания и, стало быть, субъективной природе нашей души, без которой эти предикаты не могли бы приписываться ни одной вещи? Чтобы решить эти вопросы, истолкуем сначала понятие пространства. Под истолкованием же (expositio) я разумею отчетливое (хотя и не подробное) представление о том, что принадлежит к понятию; я называю истолкование метафизическим, если оно содержит то, благодаря чему понятие показывается как данное а priori.

Пространство не есть эмпирическое понятие, выводимое из внешнего опыта. В самом деле, представление о пространстве должно уже заранее быть дано для того, чтобы те или иные ощущения были относимы к чему-то вне меня (т.е. к чему-то в другом месте пространства, а не в том, где я нахожусь), а также для того, чтобы я мог представлять себе их как находящиеся вне и подле друг друга, стало быть, не только как различные, но и как находящиеся в различных местах. Представление о пространстве не может быть поэтому заимствовано из отношений внешних явлений посредством опыта: сам этот внешний опыт становится возможным прежде всего благодаря представлению о пространстве.

Пространство есть необходимое априорное представление, лежащее в основе всех внешних созерцаний. Никогда нельзя себе представить отсутствие пространства, хотя нетрудно представить себе отсутствие предметов в нем. Поэтому, пространство следует рассматривать как условие возможности явлений, а не как зависящее от них определение; оно есть априорное представление, необходимым образом лежащее в основе внешних явлений.

Птн 25 Янв 2013 18:10:24
>>42278516
Пространство есть не дискурсивное, или, как говорят, общее, понятие об отношениях вещей вообще, а чистое созерцание. В самом деле, представить себе можно только одно-единственное пространство, и если говорят о многих пространствах, то под ними разумеют лишь части одного и того же единственного пространства. К тому же эти части не могут предшествовать единому, всеохватывающему пространству словно его составные части (из которых можно было бы его сложить): их можно мыслить только находящимися в нем. Пространство в существе своем едино; многообразное в нем, а стало быть, и общее понятие о пространствах вообще основываются исключительно на ограничениях. Отсюда следует, что в основе всех понятий о пространстве лежит априорное (не эмпирическое) созерцание. Точно так же все геометрические основоположения, например что в треугольнике сумма двух сторон больше третьей стороны, всегда выводятся из созерцания, и притом а priori, с аподиктической достоверностью, а вовсе не из общих понятий о линии и треугольнике.

Пространство представляется как бесконечная данная величина. Всякое понятие, правда, надо мыслить как представление, которое содержится в бесконечном множестве различных возможных представлений (в качестве их общего признака), стало быть, они ему подчинены (unter sich enth”lt); однако ни одно понятие, как таковое, нельзя мыслить так, будто оно содержит в себе (in sich enthielte) бесконечное множество представлений. Тем не менее пространство мыслится именно таким образом (так как все части бесконечного пространства существуют одновременно). Стало быть, первоначальное представление о пространстве есть априорное созерцание, а не понятие26.

W3. Трансцендентальное истолкование понятия о пространстве

Под трансцендентальным истолкованием я разумею объяснение понятия как принципа, из которого можно усмотреть возможность других априорных синтетических знаний. Для этой цели требуется: 1) чтобы такие знания действительно вытекали из данного понятия; 2) чтобы эти знания были возможны только при допущении некоторого данного способа объяснения этого понятия.

Геометрия есть наука, определяющая свойства пространства синтетически и тем не менее а priori. Каким же должно быть представление о пространстве, чтобы такое знание о нем было возможно? Оно должно быть первоначально созерцанием, так как из одного только понятия нельзя вывести положения, выходящие за его пределы, между тем мы встречаем это в геометрии (Введение, V). Но это созерцание должно находиться в нас а priori, т.е. до всякого восприятия предмета, следовательно, оно должно быть чистым, не эмпирическим созерцанием. В самом деле, все геометрические положения имеют аподиктический характер, т.е. связаны с сознанием их необходимости, например положение, что пространство имеет только три измерения; но такие положения не могут быть эмпирическими, или суждениями, исходящими из опыта, а также не могут быть выведены из подобных суждений (Введение, II).

Птн 25 Янв 2013 18:10:42
>>42278516
Каким же образом может быть присуще нашей душе внешнее созерцание, которое предшествует самим объектам и в котором понятие их может быть определено а priori? Очевидно, это возможно лишь в том случае, если оно находится только в субъекте как формальное его свойство подвергаться воздействию объектов и таким образом получать непосредственное представление о них, т.е. созерцание, следовательно, лишь как форма внешнего чувства вообще.

Итак, лишь наше объяснение делает понятной возможность геометрии как априорного синтетического знания. Всякий другой способ объяснения, не дающий этого, хотя бы он внешне и был несколько сходен с нашим, можно точнее всего отличить от нашего по этому признаку.
Выводы из вышеизложенных понятий

Пространство вовсе не представляет свойства каких-либо вещей самих по себе, а также не представляет оно их в их отношении друг к другу, иными словами, оно не есть определение, которое принадлежало бы самим предметам и оставалось бы даже в том случае, если отвлечься от всех субъективных условий созерцания. В самом деле, ни абсолютные, ни относительные определения нельзя созерцать раньше существования вещей, которым они присущи, т.е. нельзя созерцать их а priori.

Пространство есть не что иное, как только форма всех явлений внешних чувств, т.е. субъективное условие чувственности, при котором единственно и возможны для нас внешние созерцания. Так как восприимчивость субъекта, способность его подвергаться воздействию предметов необходимо предшествует всякому созерцанию этих объектов, то отсюда понятно, каким образом форма всех явлений может быть дана в душе раньше всех действительных восприятий, следовательно, а priori; понятно и то, каким образом она, как чистое созерцание, в котором должны быть определены все предметы, может до всякого опыта содержать принципы их отношений друг к другу.

Стало быть, только с точки зрения человека можем мы говорить о пространстве, о протяженности и т.п. Если отвлечься от субъективного условия, единственно при котором мы можем получить внешнее созерцание, а именно поскольку мы способны подвергаться воздействию предметов, то представление о пространстве не означает ровно ничего. Этот предикат можно приписывать вещам лишь в том случае, если они нам являются, т.е. если они предметы чувственности. Постоянная форма этой восприимчивости, называемая нами чувственностью, есть необходимое условие всех отношений, в которых предметы созерцаются как находящиеся вне нас; эта форма, если отвлечься от этих предметов, есть чистое созерцание, называемое пространством. Так как частные условия чувственности мы можем сделать лишь условием возможности явлений вещей, но не условием возможности самих вещей, то имеем полное право сказать, что пространство охватывает все вещи, которые являются нам внешне, но мы не можем утверждать, что оно охватывает все вещи сами по себе независимо от того, созерцаются ли они или нет, а также независимо от того, каким субъектом они созерцаются. В самом деле, мы не можем судить о созерцаниях других мыслящих существ, подчинены ли эти существа тем самым условиям, которые ограничивают наше созерцание и общезначимы для нас. Если мы присоединим ограничение суждения к понятию субъекта, то наше суждение станет безусловно значимым. Суждение: все вещи находятся друг подле друга в пространстве имеет силу, когда эти вещи берутся ограниченно, как предметы нашего чувственного созерцания. Если я присоединю это условие к понятию и скажу: все вещи как внешние явления находятся друг подле друга в пространстве, то это правило получит общую значимость без всякого ограничения. Итак, наши истолкования показывают нам реальность (т.е. объективную значимость) пространства в отношении всего, что может встретиться нам вне нас как предмет, но в то же время показывают идеальность пространства в отношении вещей, если они рассматриваются разумом сами по себе, т.е. безотносительно к свойствам нашей чувственности. Следовательно, мы сохраняем эмпирическую реальность пространства (в отношении всякого возможного внешнего опыта), хотя признаем трансцендентальную идеальность его, т.е. что пространство есть ничто, как только мы отбрасываем условия возможности всякого опыта и принимаем его за нечто лежащее в основе вещей самих по себе.

Птн 25 Янв 2013 18:11:04
>>42278516
Но следует также сказать, что, кроме пространства, нет ни одного другого субъективного и относящегося к чему-то внешнему представления, которое могло бы считаться а priori объективным. В самом деле, ни из одного такого представления в отличие от созерцания в пространстве (W3) нельзя вывести априорные синтетические положения. Поэтому им, строго говоря, нельзя приписывать никакой идеальности, хотя они сходны с представлением о пространстве в том, что принадлежат только к субъективным свойствам данного вида чувственности, например зрения, слуха, осязания, через ощущения цвета, звука и теплоты; однако, будучи только ощущениями, а не созерцанием, они сами по себе не дают знания ни о каком объекте и меньше всего дают априорное знание27.

Цель этого замечания состоит лишь в том, чтобы предостеречь от попыток пояснить утверждаемую нами идеальность пространства совсем неподходящими примерами, так как, например, цвета, вкусы и т.п. с полным основанием рассматриваются не как свойства вещей, а только как изменения нашего субъекта, которые даже могут быть различными у разных людей. В этом случае то, что само первоначально есть лишь явление, например роза, считается в эмпирическом смысле вещью в себе, которая, однако, в отношении цвета всякому глазу может являться различно. Наоборот, трансцендентальное понятие явлений в пространстве есть критическое напоминание о том, что вообще ничто созерцаемое в пространстве не есть вещь в себе и что пространство не есть форма вещей, свойственная им самим по себе, а что предметы сами по себе отнюдь не известны нам, и те предметы, которые мы называем внешними, суть только представления нашей чувственности, формой которых служит пространство, а истинный коррелят их, т.е. вещь в себе, этим путем вовсе не познается и не может быть познана, да, впрочем, в опыте вопрос об этом никогда и не возникает.



Птн 25 Янв 2013 18:11:30
>>42278516
Метафизическое истолкование понятия времени

Время не есть эмпирическое понятие, выводимое из какого-нибудь опыта. В самом деле, одновременность или последовательность даже не воспринимались бы, если бы в основе не лежало априорное представление о времени. Только при этом условии можно представить себе, что события происходят в одно и то же время (вместе) или в различное время (последовательно).

Время есть необходимое представление, лежащее в основе всех созерцаний. Когда мы имеем дело с явлениями вообще, мы не можем устранить само время, хотя явления прекрасно можно отделить от времени. Следовательно, время дано а priori. Только в нем возможна вся действительность явлений. Все явления могут исчезнуть, само же время (как общее условие их возможности) устранить нельзя.

На этой априорной необходимости основывается также возможность аподиктических основоположений об отношениях времени или аксиом о времени вообще. Время имеет только одно измерение: различные времена существуют не вместе, а последовательно (различные пространства, наоборот, существуют не друг после друга, а одновременно). Эти основоположения нельзя получить из опыта, так как опыт не дал бы ни строгой всеобщности, ни аподиктической достоверности. На основании опыта мы могли бы только сказать: так свидетельствует обыкновенное восприятие, но не могли бы утверждать, что так должно быть. Эти основоположения имеют значение правил, по которым вообще возможен опыт; они наставляют нас до опыта, а не посредством опыта.

Время есть не дискурсивное, или, как его называют, общее, понятие, а чистая форма чувственного созерцания. Различные времена суть лишь части одного и того же времени. Но представление, которое может быть дано лишь одним предметом, есть созерцание. К тому же положение о том, что различные времена не могут существовать вместе, нельзя вывести из какого-либо общего понятия. Это положение синтетическое и не может возникнуть из одних только понятий. Следовательно, оно непосредственно содержится в созерцании времени и в представлении о нем.

Бесконечность времени означает не что иное, как то, что всякая определенная величина времени возможна только путем ограничений одного, лежащего в основе времени. Поэтому первоначальное представление о времени должно быть дано как неограниченное. Но если части предмета и всякую величину его можно представить определенными лишь путем ограничения, то представление в целом не может быть дано через понятия (так как понятия содержат только подчиненные представления): в основе понятий должно лежать непосредственное созерцание.

Птн 25 Янв 2013 18:11:43
НЕ РАСКАЧИВАЙТЕ ЛОДКУ!
Хватит навязывать всем атеистическое мировоззрение! Если у человека есть башка на плечах, он сам к этому придет и найдет нужные источники для просвещения и развития. Неужели вы думаете, что в РПЦ и кремле сидят люди глупее вас? Религия для народа - как шоры для ломовой лошади. Да, она меньше видит по бокам, зато ровнее прет вперед. Экономику кто поднимать будет, работать? Атеисты? В сытой работящей стране жить лучше будет всем. Успокойтесь и дайте рпц делать свое дело, а оно непростое. Промывка мозгов - сложный процесс, но необходимый для общества.

Птн 25 Янв 2013 18:11:51
>>42278516
Трансцендентальное истолкование понятия времени

По этому вопросу я могу сослаться на пункт 3 параграфа о метафизическом истолковании, куда я ради краткости поместил то, что имеет, собственно, трансцендентальный характер. Здесь я прибавлю только, что понятие изменения и вместе с ним понятие движения (как перемены места) возможны только через представление о времени и в представлении о времени: если бы это представление не было априорным (внутренним) созерцанием, то никакое понятие не могло бы уяснить возможность изменения, т.е. соединения противоречаще-противоположных предикатов в одном и том же объекте (например, бытия и небытия одной и той же вещи в одном и том же месте). Только во времени, а именно друг после друга, два противоречаще-противоположных определения могут быть в одной и той же вещи. Таким образом, наше понятие времени объясняет возможность всех тех априорных синтетических знаний, которые излагает общее учение о движении, а оно довольно плодотворно.
W6. Выводы из этих понятий

Время не есть нечто такое, что существовало бы само по себе или было бы присуще вещам как объективное определение и, стало быть, оставалось бы, если отвлечься от всех субъективных условий созерцания вещей. В самом деле, в первом случае оно было бы чем-то таким, что могло бы быть действительным даже без действительного предмета. Во втором же случае, будучи определением или порядком, присущим самим вещам, оно не могло бы предшествовать предметам как их условие и не могло бы познаваться а priori и быть созерцаемым а priori посредством синтетических положений. Напротив, априорное знание и созерцание вполне возможны, если время есть не что иное, как субъективное условие, при котором единственно имеют место в нас созерцания. В таком случае эту форму внутреннего созерцания можно представить раньше предметов, сдало быть, а priori.

Время есть не что иное, как форма внутреннего чувства, т.е. созерцания нас самих и нашего внутреннего состояния. В самом деле, время не может быть определением внешних явлений: оно не принадлежит ни к внешнему виду, ни к положению и т.п.; напротив, оно определяет отношение представлений в нашем внутреннем состоянии. Именно потому, что это внутреннее созерцание не имеет никакой внешней формы, мы стараемся устранить и этот недостаток с помощью аналогий и представляем временную последовательность с помощью бесконечно продолжающейся линии, в которой многообразное составляет ряд, имеющий лишь одно измерение, и заключаем от свойств этой линии ко всем свойствам времени, за исключением лишь того, что части линии существуют все одновременно, тогда как части времени существуют друг после друга. Отсюда ясно также, что представление о времени само есть созерцание, так как все его отношения можно выразить посредством внешнего созерцания.

Птн 25 Янв 2013 18:12:09
>>42278516
Время есть априорное формальное условие всех явлений вообще. Пространство как чистая форма всякого внешнего созерцания ограничено как априорное условие лишь внешними явлениями. Другое дело время. Так как все представления, все равно, имеют ли они своим предметом внешние вещи или нет, принадлежат сами по себе как определения нашей души к внутреннему состоянию, которое подчинено формальному условию внутреннего созерцания, а именно времени, то время есть априорное условие всех явлений вообще: оно есть непосредственное условие внутренних явлений (нашей души) и тем самым косвенно также условие внешних явлений. Если я могу сказать а priori, что все внешние явления находятся в пространстве и а priori определены согласно отношениям пространства, то, опираясь на принцип внутреннего чувства, я могу сказать в совершенно общей форме, что все явления вообще, т.е. все предметы чувств, существуют во времени и необходимо находятся в отношениях времени.

Если мы отвлечемся от способа, каким мы внутренне созерцаем самих себя и посредством этого созерцания охватываем способностью представления также все внешние созерцания, стало быть, если мы возьмем предметы так, как они могут существовать сами по себе, то время есть ничто. Оно имеет объективную значимость только в отношении явлений, потому что именно явления суть вещи, которые мы принимаем за предметы наших чувств, но оно уже не объективно, если отвлечься от чувственной природы нашего созерцания, т.е. от свойственного нам способа представления, и говорить о вещах вообще. Итак, время есть лишь субъективное условие нашего (человеческого) созерцания (которое всегда имеет чувственный характер, т.е. поскольку мы подвергаемся воздействию предметов) и само по себе, вне субъекта, есть ничто. Тем не менее в отношении всех явлений, стало быть, и в отношении всех вещей, которые могут встретиться нам в опыте, оно необходимым образом объективно. Мы не можем сказать, что все вещи находятся во времени, потому что в понятии вещи вообще мы отвлекаемся от всех видов созерцания вещи, между тем как созерцание есть то именно условие, при котором время входит в представления о предметах. Но если это условие присоединено к понятию вещи и если мы скажем, что все вещи как явления (как предметы чувственного созерцания) находятся во времени, то это основоположение обладает объективной истинностью и априорной всеобщностью.

Таким образом, наши утверждения показывают эмпирическую реальность времени, т.е. объективную значимость его для всех предметов, которые когда-либо могут быть даны нашим чувствам. А так как наше созерцание всегда чувственное, то в опыте нам никогда не может быть дан предмет, не подчиненный условию времени. Наоборот, мы оспариваем у времени всякое притязание на абсолютную реальность, так как оно при этом было бы абсолютно присуще вещам как условие или свойство их даже независимо от формы нашего чувственного созерцания. Такие свойства, присущие вещам самим по себе, вообще никогда не могут быть даны нам посредством чувств. В этом, следовательно, состоит трансцендентальная идеальность времени, согласно которой оно, если отвлечься от субъективных условий чувственного созерцания, ровно ничего не означает и не может быть причислено к предметам самим по себе (безотносительно к нашему созерцанию) ни как субстанция, ни как свойство. Однако эту идеальность, как и идеальность пространства, нельзя приравнивать к обману чувств, так как при обмане чувств мы предполагаем, что само явление, которому приписываются эти предикаты, обладает объективной реальностью, между тем как здесь эта объективная реальность совершенно отпадает, за исключением того случая, когда она имеет только эмпирический характер, т.е. поскольку сам предмет рассматривается только как явление. Замечания об этом можно найти выше, в первом разделе.

Птн 25 Янв 2013 18:12:55
>>42278516
Пояснение

Против этой теории, признающей эмпирическую реальность времени, но отрицающей его абсолютную и трансцендентальную реальность, проницательные люди высказывают одно возражение столь единодушно, что, я полагаю, оно должно естественным образом возникнуть у каждого читателя, для которого непривычны такие рассуждения. Оно состоит в следующем: изменения действительны (это доказывает смена наших собственных представлений, если бы мы даже и стали отрицать все внешние явления вместе с их изменениями), а так как изменения возможны только во времени, то, следовательно, время есть нечто действительное. Ответить на это возражение нетрудно. Я целиком принимаю этот довод. Время в самом деле есть нечто действительное, а именно оно действительная форма внутреннего созерцания. Следовательно, оно имеет субъективную реальность в отношении внутреннего опыта, иными словами, я действительно имею представление о времени и о своих определениях в нем. Значит, время следует считать действительным не как объект, а как способ представлять меня самого как объект. Но если бы я сам или какое-нибудь другое существо могло созерцать меня без этого условия чувственности, то те же определения, которые теперь представляются нам как изменения, дали бы знание, в котором вообще не было бы представления о времени и, стало быть, не было бы также представления об изменениях. Таким образом, у времени остается эмпирическая реальность как условие всякого нашего опыта, и на основании приведенных выше соображений нельзя за ним признать абсолютную реальность. Оно есть не что иное, как форма нашего внутреннего созерцания.* Если устранить частное условие нашей чувственности, то исчезнет также понятие времени; оно присуще не самим предметам, а только субъекту, который их созерцает.

* Я могу, правда, сказать, что мои представления следуют друг за другом, однако это значит лишь, что мы сознаем их как сменяющиеся во времени, т.е. согласно форме внутреннего чувства. Поэтому время не есть нечто само по себе существующее, оно не есть также определение, объективно присущее вещам.

Причина, почему это возражение делается столь единодушно, а именно теми, кто все же не находит убедительных доводов против учения об идеальности пространства, состоит в следующем. Абсолютную реальность пространства они не надеялись доказать аподиктически, так как им поперек дороги стоит идеализм, согласно которому действительность внешних предметов нельзя строго доказать, между тем как действительность предметов наших внутренних чувств (меня самого и моих состояний) непосредственно очевидна благодаря сознанию. Внешние предметы могли оказаться лишь видимостью, тогда как предметы внутреннего чувства, по их мнению, неоспоримо суть нечто действительное. Однако они упустили из виду, что и те и другие предметы, хотя и нельзя оспаривать их действительность как представлений, тем не менее суть лишь явление, а явление всегда имеет две стороны одну, когда объект рассматривается сам по себе (независимо от способа, каким он созерцается, и именно потому свойства его всегда остаются проблематичными), и другую, когда принимается во внимание форма созерцания предмета, которую, хотя она действительно и необходимо присуща явлению предмета, следует искать не в предмете самом по себе, а в субъекте, которому предмет является.

Птн 25 Янв 2013 18:13:16
>>42278516
Таким образом, пространство и время суть два источника познания, из которых можно а priori почерпнуть различные синтетические знания; блестящим примером этого служит чистая математика, когда дело касается знания о пространстве и его отношениях. Пространство и время, вместе взятые, суть чистые формы всякого чувственного созерцания, и именно благодаря этому возможны априорные синтетические положения. Однако эти источники априорного познания как раз благодаря этому обстоятельству (благодаря тому, что они лишь условия чувственности) определяют свои границы, а именно касаются предметов, лишь поскольку они рассматриваются как явления, а не показывают, каковы вещи сами по себе. Только явления суть сфера приложения понятий пространства и времени, а за их пределами невозможно объективное применение указанных понятий. Впрочем, достоверность опытного знания вполне обеспечивается этого рода реальностью пространства и времени: мы уверены в опытном знании совершенно одинаково независимо от того, присущи ли эти формы вещам самим по себе или необходимым образом только нашему созерцанию этих вещей. Наоборот, те, кто признает абсолютную реальность пространства и времени, все равно, считают ли они их субстанциями или только свойствами, неизбежно расходятся с принципами самого опыта. В самом деле, если они придерживаются первого взгляда (к нему обычно склоняются представители математического естествознания), то они должны признать наличие двух вечных и бесконечных, обладающих самостоятельным бытием нелепостей (Undinge), пространства и времени, которые существуют (не будучи, однако, чем-то действительным) только для того, чтобы охватывать собой все действительное. Если же они придерживаются второго взгляда (как некоторые естествоиспытатели-метафизики) и смотрят на пространство и время как на отвлеченные от опыта, хотя и смутно представляемые в этом отвлечении, отношения (сосуществования или последовательности) между явлениями, то они вынуждены отрицать значимость или по крайней мере аподиктическую достоверность априорных математических учений в отношении действительных вещей (например, в пространстве), так как эта достоверность не может быть достигнута а posteriori и так как, согласно этому учению, априорные понятия о пространстве и времени суть продукт воображения, источник которого действительно следует искать в опыте, а из отношений опыта путем отвлечения их воображение создало нечто содержащее, правда, то, что обще этим отношениям, но не могущее существовать без ограничений, налагаемых на них природой. Сторонники первого мнения выигрывают в том отношении, что делают сферу явлений свободной для математических положений, однако именно вследствие этого они запутываются, когда рассудок хочет выйти за эту сферу. Сторонники второго мнения выигрывают в том отношении, что представления о пространстве и времени не препятствуют им, когда они хотят судить о предметах не как о явлениях, а лишь в отношении к рассудку; зато они не могут указать основания возможности априорных математических знаний (так как у них нет истинного и объективно значимого априорного созерцания) и не могут привести законы опыта в необходимое согласие с априорными математическими положениями. Наша теория, указывающая истинные свойства этих двух первоначальных форм чувственности, свободна от затруднений обоего рода.

Птн 25 Янв 2013 18:13:42
>>42278516
Трансцендентальная эстетика заключает в себе в конце концов не более чем эти два элемента, а именно пространство и время. Это ясно из того, что все другие относящиеся к чувственности понятия, даже понятие движения, соединяющее в себе и пространство, и время, предполагают нечто эмпирическое. Движение предполагает восприятие чего-то движущегося. Но в пространстве, рассматриваемом самом по себе, нет ничего движущегося; поэтому движущееся должно быть чем-то таким, что обнаруживается в пространстве только опытом, стало быть, представляет собой эмпирическое данное. Точно так же трансцендентальная эстетика не может причислять понятие изменения к своим априорным данным: изменяется не само время, а нечто находящееся во времени. Следовательно, для этого понятия требуется восприятие какого-нибудь бытия и последовательности его определений, стало быть, опыт.
W8. Общие примечания к трансцендентальной эстетике

I. Чтобы избежать недоразумений, необходимо прежде всего как можно отчетливее объяснить наш взгляд на основное свойство чувственного познания вообще.

Выше мы хотели сказать, что всякое наше созерцание есть только представление о явлении, что вещи, которые мы созерцаем, сами по себе не таковы, как мы их созерцаем, и что отношения их сами по себе не таковы, как они нам являются, и если бы мы устранили наш субъект или же только субъективные свойства наших чувств вообще, то все свойства объектов и все отношения их в пространстве и времени и даже само пространство и время исчезли бы: как явления они могут существовать только в нас, а не сами по себе. Каковы предметы сами по себе и обособленно от этой восприимчивости нашей чувственности, нам совершенно неизвестно. Мы не знаем ничего, кроме свойственного нам способа воспринимать их, который к тому же необязателен для всякого существа, хотя и должен быть присущ каждому человеку. Мы имеем дело только с этим способом восприятия. Пространство и время суть чистые формы его, а ощущение вообще есть его материя. Пространство и время мы можем познавать только а priori, т.е. до всякого действительного восприятия, и потому они называются чистым созерцанием; ощущения же суть то в нашем познании, благодаря чему оно называется апостериорным познанием, т.е. эмпирическим созерцанием. Пространство и время безусловно необходимо принадлежат нашей чувственности, каковы бы ни были наши ощущения; ощущения же могут быть весьма различными. До какой бы высокой степени отчетливости мы ни довели наши созерцания, все равно этим мы не подошли бы ближе к [познанию] свойств предметов самих по себе. Во всяком случае мы бы тогда полностью познали только способ нашего созерцания, т.е. нашу чувственность, да и то всегда лишь при условии [существования] пространства и времени, первоначально присущем субъекту; каковы предметы сами по себе этого мы никогда не узнали бы и при помощи самого ясного знания явлений их, которое единственно дано нам.

Птн 25 Янв 2013 18:13:52
>>42284832
Справляю малую нужду тебе в глаза скажи что Б-жья моча.

Птн 25 Янв 2013 18:14:02
>>42278516
Поэтому думать, что вся наша чувственность есть не что иное, как беспорядочное представление о вещах, содержащее лишь то, что присуще им самим по себе, но только в виде нагромождения признаков и подчиненных представлений, которые мы не можем отчетливо различить, значит искажать понятие о чувственности и явлении так, что все учение о них становится бесполезным и пустым. Различие между неотчетливыми и отчетливыми представлениями имеет только логический характер и не касается содержания. Так, например, нет сомнения, что понятие права, которым пользуется здравый рассудок, вполне совпадает с тем, что может развить из него самая утонченная спекуляция, с той лишь разницей, что в обыденном и практическом применении мы не осознаем таких разнообразных представлений, содержащихся в этой мысли. Но на этом основании нельзя утверждать, будто обыденное понятие имеет чувственный характер и содержит только явление: право вовсе не может являться, его понятие содержится в рассудке и представляет (моральное) свойство поступков, присущее им самим по себе. Наоборот, представление о теле в созерцании не содержит ничего, что могло бы быть присуще предметам самим по себе; оно выражает лишь явление чего-то и способ, каким это нечто воздействует на нас; такая восприимчивость нашей познавательной способности называется чувственностью и отличается как небо от земли от знания предметов самих по себе, хотя бы мы и проникли в самую глубь явлений.

Вот почему философия Лейбница и Вольфа указала всем исследованиям о природе и происхождении наших знаний совершенно неправильную точку зрения, признавая различие между чувственностью и интеллектуальным только логическим различием. На самом деле это различие трансцендентально и касается не просто формы отчетливости или неотчетливости, а происхождения и содержания знаний, так что с помощью чувственности мы не то что неясно познаем свойства вещей самих по себе, а вообще не познаем их, и, как только мы устраним наши субъективные свойства, окажется, что представляемый объект с качествами, приписываемыми ему чувственным созерцанием, нигде не встречается, да и не может встретиться, так как именно наши субъективные свойства определяют форму его как явления.

Обычно мы отличаем в явлениях то, что по существу принадлежит созерцанию их и имеет силу для всякого человеческого чувства вообще, от того, что им принадлежит лишь случайно, так как имеет силу не для отношения к чувственности вообще, а только для особого положения или устройства того или другого чувства. О первом виде познания говорят, что оно представляет предмет сам по себе, а о втором что оно представляет только явление этого предмета. Однако это лишь эмпирическое различение. Если остановиться на этом (как это обыкновенно делают) и не признать (как это следовало бы сделать) эмпирическое созерцание опять-таки только явлением, так что в нем нет ничего относящегося к вещи самой по себе, то наше трансцендентальное различение утрачивается и мы начинаем воображать, будто познаем вещи сами по себе, хотя в чувственно воспринимаемом мире мы везде, даже при глубочайшем исследовании его предметов, имеем дело только с явлениями. Так, например, радугу мы готовы назвать только явлением, которое возникает при дожде, освещенном солнцем, а этот дождь вещью самой по себе. И это совершенно правильно, если только мы понимаем понятие вещи самой по себе лишь физически, как то, что в обычном для всех опыте определяется при всех различных положениях по отношению к чувствам, но в созерцании только так, а не иначе. Но если мы возьмем этот эмпирический факт вообще и, не считаясь более с согласием его с любым человеческим чувством, спросим, показывает ли он предмет сам по себе (мы говорим не о каплях дождя, так как они, как явления, уже суть эмпирические объекты), то этот вопрос об отношении представления к предмету трансцендентален; при этом не только капли оказываются лишь явлениями, но и сама круглая форма их и даже пространство, в котором они падают, суть сами по себе ничто, а лишь модификация или основы нашего чувственного созерцания; трансцендентальный же объект остается нам неизвестным.

Птн 25 Янв 2013 18:14:20
<strong><strong>Как религоблядкам припекает. Ух, как припекает.</strong></strong>

Птн 25 Янв 2013 18:14:33
>>42278516
Вторая важная задача нашей трансцендентальной эстетики состоит в том, чтобы не только как правдоподобная гипотеза приобрести некоторую благосклонность, но быть настолько достоверной и несомненной, как этого следует требовать от всякой теории, которая должна служить органоном. Чтобы сделать эту достоверность вполне ясной, мы приведем пример, с помощью которого можно сделать ее значимость очевидной и содействовать большей ясности того, что сказано в W3.

Предположим, что пространство и время объективны сами по себе и составляют условия возможности вещей самих по себе. В таком случае прежде всего окажется, что существует множество априорных аподиктических и синтетических положений относительно времени и пространства, в особенности относительно пространства, которое мы поэтому преимущественно и приведем здесь в качестве примера. Так как положения геометрии можно познать синтетически а priori и с аподиктической достоверностью, то я спрашиваю, откуда получаете вы такие положения и на чем основывается наш рассудок, чтобы прийти к таким безусловно необходимым и общезначимым истинам? Здесь нет иного пути, как через понятия или созерцания, причем и те и другие, как таковые, даны или а priori, или а posteriori. Последние, а именно эмпирические понятия, а также то, на чем они основываются, а именно эмпирическое созерцание, могут дать лишь такое синтетическое положение, которое в свою очередь также имеет только эмпирический характер, т.е. представляет собой исходящее из опыта суждение, стало быть, никогда не может содержать необходимость и абсолютную всеобщность, между тем как эти признаки свойственны всем положениям геометрии. Что же касается первого и единственно [возможного] средства, а именно приобретения таких знаний при помощи одних только понятий или созерцаний а priori, то несомненно, что на основе одних только понятий можно получить исключительно аналитическое, но никак не синтетическое знание. Возьмите, например, положение, что две прямые линии не могут замыкать пространство, стало быть, не могут образовать фигуру, и попытайтесь вывести его из понятия о прямых линиях и числе два; или возьмите положение, что из трех прямых линий можно образовать фигуру, и попытайтесь вывести его только из этих понятий. Всякое ваше усилие окажется напрасным, и вам придется прибегнуть к созерцанию, как это всегда и делается в геометрии. Итак, вам дан предмет в созерцании. Какого же рода оно, есть ли это чистое априорное созерцание или эмпирическое? В последнем случае из него никак нельзя было бы получить общезначимое, а тем более аподиктическое положение: ведь опыт никогда не дает таких положений. Следовательно, предмет должен быть дан вам в созерцании а priori, и на нем должно быть основано ваше синтетическое положение. Если бы у вас не было способности а priori созерцать, если бы это субъективное условие не было в то же время по своей форме общим априорным условием, при котором единственно возможны объекты самогЈ этого (внешнего) созерцания, если бы предмет (треугольник) был чем-то самим по себе безотносительно к вашему субъекту, то как вы могли бы утверждать, что то, что необходимо заложено в ваших субъективных условиях построения треугольника, должно необходимо быть само по себе присуще также треугольнику? Ведь в таком случае вы не могли бы прибавить к вашим понятиям (о трех линиях) ничего нового ([понятие] фигуры), чтЈ тем самым необходимо должно было бы быть в предмете, так как этот предмет дан до вашего познания, а не посредством его. Следовательно, если бы пространство (и таким же образом время) не было только формой вашего созерцания, а priori содержащей условия, единственно при которых вещи могут быть для вас внешними предметами, которые без этих субъективных условий сами по себе суть ничто, то вы абсолютно ничего не могли бы утверждать синтетически а priori о внешних объектах. Следовательно, не только возможно или вероятно, но и совершенно несомненно, что пространство и время как необходимые условия всякого (внешнего и внутреннего) опыта суть лишь субъективные условия всякого нашего созерцания, в отношении к которому поэтому все предметы суть только явления, а не данные таким образом вещи сами по себе (f¬r sich); поэтому о том, чтЈ касается формы их, многое можно сказать а priori, но никогда ничего нельзя сказать о вещи самой по себе, которая могла бы лежать в основе этих явлений.

Птн 25 Янв 2013 18:14:50
>>42278516
Превосходным подтверждением этой теории об идеальности внешнего и внутреннего чувства, стало быть, об идеальности всех объектов чувств, взятых только как явления, может служить следующее замечание. Все, что в нашем познании принадлежит к созерцанию (следовательно, исключая чувства удовольствия и неудовольствия, а также волю, которые вовсе не суть знания), содержит одни лишь отношения, а именно отношения места в созерцании (протяжение), отношения перемены места (движение) и законы, по которым определяется эта перемена (движущие силы). Но то, что находится в данном месте, или то, что действует в самих вещах, кроме перемены места, этим не дано. Между тем вещь сама по себе не познается из одних только отношений. Отсюда следует, что, так как внешнее чувство дает нам лишь представления об отношении, оно может содержать в своих представлениях только отношение предмета к субъекту, а не то внутреннее, что присуще объекту самому по себе. С внутренним созерцанием дело обстоит точно так же. Не говоря уже о том, что представления внешних чувств составляют основной материал, которым мы снабжаем нашу душу, само время, в которое мы полагаем эти представления и которое даже предшествует осознанию их в опыте, находясь в основе их как формальное условие того способа, каким мы полагаем их в душе, содержит уже отношения последовательности, одновременности и того, что существует одновременно с последовательным бытием (того, что постоянно). То, что может существовать как представление раньше всякого акта мышления, есть созерцание, и если оно не содержит ничего, кроме отношений, то оно есть форма созерцания. Так как эта форма представляет нечто лишь постольку, поскольку это нечто полагается в душе, то она есть не что иное, как способ, которым душа воздействует на себя своей собственной деятельностью, а именно полаганием своих представлений, стало быть, через самое себя, т.е. внутреннее чувство по своей форме. Все, что представляется посредством чувства, есть в этом смысле всегда явление, а потому или вообще нельзя допускать наличия внутреннего чувства, или субъект, служащий предметом его, должен быть представляем посредством него только как явление, а не так, как он судил бы сам о себе, если бы его созерцание было лишь самодеятельностью, т.е. если бы оно было интеллектуальным. Затруднение заключается здесь в том, каким образом субъект может внутренне созерцать самого себя. Однако это затруднение испытывает всякая теория. Сознание самого себя (апперцепция) есть простое представление о Я, и если бы через одно это представление самодеятельно было дано все многообразное в субъекте, то внутреннее созерцание было бы интеллектуальным. В человеке это сознание требует внутреннего восприятия многообразного, данного заранее в субъекте, а способ, каким это многообразное дается в душе без спонтанности, должен ввиду этого различия называться чувственностью. Если способность осознания себя должна находить (схватывать [apprehendieren]) то, что содержится в душе, то она должна воздействовать на душу и только этим путем может породить созерцание самого себя, форма которого, заранее заложенная в душе, определяет в представлении о времени способ, каким многообразное находится в душе. Итак, в этом случае душа созерцает себя не так, как она представляла бы себя непосредственно самодеятельно, а сообразно тому, как она подвергается воздействию изнутри, следовательно, не так, как она есть, а так, как она является себе.

Птн 25 Янв 2013 18:15:04
>>42284943
Б-жья роса - пофиксил

Птн 25 Янв 2013 18:15:14
>>42278516
Когда я говорю, что как созерцание внешних объектов, так и самосозерцание души в пространстве и времени представляет нам эти объекты так, как они действуют на наши чувства, т.е. так, как они являются, я этим вовсе не хочу сказать, будто эти предметы суть лишь видимость. В явлении объекты и даже свойства, которые мы им приписываем, всегда рассматриваются как нечто действительно данное, но поскольку эти свойства зависят только от способа созерцания субъекта в отношении к нему данного предмета, то мы отличаем предмет как явление от того же предмета как объекта самого по себе. Так, я вовсе не утверждаю, что тела только кажутся существующими вне меня или что душа только кажется данной в моем самосознании, когда я говорю, что качество пространства и времени, сообразно с которым как условием их существования я их полагаю, зависит от моего способа созерцания, а не от этих объектов самих по себе. Если бы я превратил в простую видимость то, что я должен причислить к явлениям, то это было бы моей виной.* Наш принцип идеальности всех чувственных созерцаний не приводит к этому, скорее наоборот, если приписать указанным формам представления объективную реальность, то все неизбежно превратится в простую видимость. В самом деле, если признать пространство и время такими свойствами, которые должны по своей возможности встречаться в вещах самих по себе, и если принять в расчет все связанные с этим бессмысленные утверждения, будто две бесконечные вещи, не будучи ни субстанциями, ни чем-то действительно им присущим, тем не менее должны существовать и даже быть необходимым условием существования всех вещей и остаться даже в том случае, если бы все существующие вещи были уничтожены, то тогда перестанешь упрекать почтенного Беркли за то, что он низвел тела на степень простой видимости; более того, даже наше собственное существование, поставленное таким образом в зависимость от такой нелепости, как обладающее самостоятельной реальностью время, превратилось бы вместе с ним в простую видимость бессмыслица, в защите которой до сих пор еще никто не провинился.

* Предикаты явления могут приписываться самому объекту, если речь идет об отношении к нашему чувству, например розе красный цвет или запах; но видимость никогда не может быть приписана предмету как предикат именно потому, что в таком случае она приписывала бы объекту самому по себе то, что присуще ему только в отношении к чувствам или вообще к субъекту, как, например, два ушка, которые сначала приписывали Сатурну28 Явление есть то, что вовсе не находится в объекте самом по себе, а всегда встречается в его отношении к субъекту и неотделимо от представления о нем; в этом смысле предикаты пространства и времени совершенно правильно приписываются предметам чувств, как таковым, и здесь нет никакой видимости. Если же я розе самой по себе приписываю красноту, Сатурну два ушка или всем внешним предметам протяжение само по себе, не обращая внимания на определенное отношение предметов к субъекту и не ограничивая свое суждение этим отношением, то лишь в этом случае возникает видимость.

Птн 25 Янв 2013 18:15:34
>>42278516
В естественной теологии29, где размышляют о предмете, который не может стать предметом созерцания не только для нас, но никак не может стать предметом чувственного созерцания для самого себя, неустанно заботятся о том, чтобы устранить условия времени и пространства из всякого созерцания его (так как всякое познание его должно быть созерцанием, а не мышлением, которое всегда указывает на границы). Но на каком основании можно это делать, если мы заранее признали пространство и время формами вещей самих по себе, и притом такими формами, которые как априорные условия существования вещей сохраняются даже и в том случае, если бы сами вещи были уничтожены? Ведь как условия всякого существования вещей вообще они должны были бы быть также условиями бытия Бога. Если же мы не хотим признать их объективными формами всех вещей, то нам остается лишь считать их субъективными формами нашего внешнего и внутреннего способа созерцания, который называется чувственным потому, что он не первоначален, т.е. он не такой способ, каким дается само существование объекта созерцания (такой способ созерцания, насколько мы можем судить об этом, может быть присущ только первосущности), а зависит от существования объекта, стало быть, возможен только благодаря тому, что способность представления субъекта подвергается воздействию со стороны объекта.

Нет никакой необходимости ограничивать способ созерцания в пространстве и времени чувственностью человека. Возможно, что всякое конечное мыслящее существо необходимо должно походить в этом отношении на человека (хотя мы не можем решить этого вопроса), однако, обладая такой общезначимостью, этот способ созерцания еще не перестает быть чувственностью и именно потому, что он производный (intuitus derivativus), а не первоначальный (intuitus originarius), стало быть, не интеллектуальное созерцание, которое по только что приведенной причине присуще, по-видимому, лишь первосущности, но никоим образом не существу, зависимому и в своем существовании, и в своих созерцаниях (которые определяют его существование в отношении к данным объектам). Впрочем, последнее замечание следует считать лишь пояснением к нашей эстетике, а не доводом в ее пользу.
Общий вывод
из трансцендентальной эстетики

Мы имеем здесь один из необходимых моментов для решения общей задачи трансцендентальной философии как возможны априорные синтетические положения, а именно мы нашли чистые априорные созерцания пространство и время. В них, если мы хотим в априорном суждении выйти за пределы данного понятия, мы находим то, что может быть а priori обнаружено не в понятии, а в соответствующем ему созерцании и может быть синтетически связано с понятием. Но именно поэтому такие суждения никогда не выходят за пределы предметов чувств и сохраняют свою силу только для объектов возможного опыта.

Птн 25 Янв 2013 18:16:01
>>42284832
>Экономику кто поднимать будет, работать? Атеисты?
Но ведь экономику СССР подняли атеисты. И в космос человека запустили тоже атеисты.

Птн 25 Янв 2013 18:16:49
Посоны, это религиоблядок вайпает ?

Птн 25 Янв 2013 18:17:24
Анон, а зем много пишут б-г вместо бог?

Птн 25 Янв 2013 18:19:34
Опять /po/раше-быдло прибежало со своими войнами против нашистов/рпц/насральных/гейполка и прочих уёбков. Когда же вы успокоитесь там?

Птн 25 Янв 2013 18:19:38
>>42285126
>зачем
пофиксию

Птн 25 Янв 2013 18:20:34
>>42285237
Сасай хуй лолка, я те же идеи высказывал, еще в религиосрачах на тему этих уроков.

Птн 25 Янв 2013 18:21:09
>>42278516
О логике вообще

Наше знание возникает из двух основных источников души: первый из них есть способность получать представления (восприимчивость к впечатлениям), а второй способность познавать через эти представления предмет (спонтанность понятий). Посредством первой способности предмет нам дается, а посредством второй он мыслится в отношении к представлению (как одно лишь определение души). Следовательно, созерцания и понятия суть начала всякого нашего познания, так что ни понятия без соответствующего им некоторым образом созерцания, ни созерцание без понятий не могут дать знание. Созерцание и понятие бывают или чистыми, или эмпирическими. Эмпирическими когда в них содержится ощущение (которое предполагает действительное присутствие предмета); чистыми же когда к представлению не примешиваются никакие ощущения. Ощущения можно назвать материей чувственного знания. Вот почему чистое созерцание заключает в себе только форму, при которой что-то созерцается, а чистое понятие только форму мышления о предмете вообще. Только чистые созерцания или чистые понятия могут быть априорными, эмпирические же могут быть только апостериорными.

Восприимчивость нашей души, [т.е.] способность ее получать представления, поскольку она каким-то образом подвергается воздействию, мы будем называть чувственностью; рассудок же есть способность самостоятельно производить представления, т.е. спонтанность познания. Наша природа такова, что созерцания могут быть только чувственными, т.е. содержат в себе лишь способ, каким предметы воздействуют на нас. Способность же мыслить предмет чувственного созерцания есть рассудок. Ни одну из этих способностей нельзя предпочесть другой. Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить. Мысли без содержания пусты, созерцания без понятий слепы. Поэтому в одинаковой мере необходимо свои понятия делать чувственными (т.е. присоединять к ним в созерцании предмет), а свои созерцания постигать рассудком (verst”ndlich zu machen) (т.е. подводить их под понятия). Эти две способности не могут выполнять функции друг друга. Рассудок ничего не может созерцать, а чувства ничего не могут мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание. Однако это не дает нам права смешивать долю участия каждого из них; есть все основания тщательно обособлять и отличать одну от другой. Поэтому мы отличаем эстетику, т.е. науку о правилах чувственности вообще, от логики, т.е. науки о правилах рассудка вообще.

Логику в свою очередь можно рассматривать двояко: как логику или общего, или частного применения рассудка. Первая содержит безусловно необходимые правила мышления, без которых невозможно никакое применение рассудка, и потому исследует его, не обращая внимания на различия между предметами, которыми рассудок может заниматься. Логика частного применения рассудка содержит правила правильного мышления о предметах определенного рода. Первую можно назвать начальной логикой, а вторую органоном той или другой науки. Последняя предпосылается большей частью в школах как пропедевтика наук, несмотря на то что в развитии человеческого разума она составляет позднейшее приобретение его в то время, когда наука уже разработана и нуждается только в окончательной отделке и завершении. В самом деле, нужно уже довольно хорошо знать предметы, чтобы установить правила создания науки о них.

Общая логика может быть или чистой, или прикладной. В первой мы отвлекаемся от всех эмпирических условий, при которых действует наш рассудок, например: от влияния чувств, от игры воображения, законов памяти, силы привычки, склонностей и т.п., стало быть, и от источников предрассудков и даже вообще от всего, что может быть причиной тех или иных знаний или может незаметно внушить нам их; все это касается рассудка только при определенных обстоятельствах его применения, и, чтобы знать их, необходим опыт. Общая, но чистая логика имеет дело исключительно с априорными принципами и представляет собой канон рассудка30 и разума, однако только в отношении того, что формально в их применении, тогда как содержание может быть каким угодно (эмпирическим или трансцендентальным). Общая логика называется прикладной тогда, когда она рассматривает правила применения рассудка при субъективных эмпирических условиях, указываемых нам психологией. Следовательно, она заключает в себе эмпирические принципы, хотя она и есть общая логика в том смысле, что исследует применение рассудка без различия предметов. Она есть только средство очищения обыденного рассудка, но не канон рассудка вообще и не органон частных наук. Итак, та часть общей логики, которая составляет учение о чистом разуме, должна быть совершенно обособлена от прикладной логики (хотя все еще общей). Только первая часть есть настоящая наука, правда краткая и сухая, как этого и требует систематическое изложение учения о началах рассудка. В этой науке, следовательно, необходимо всегда иметь в виду два правила.

Птн 25 Янв 2013 18:21:33
>>42285126
Типа ко ко ко вдруг кто то потом этой
бумажкой монитором
жопу подотрет?

Птн 25 Янв 2013 18:21:38
Что же касается познания в отношении одной лишь формы (оставляя в стороне всякое содержание), то в такой же мере ясно, что логика, поскольку она излагает всеобщие и необходимые правила рассудка, должна дать критерии истины именно в этих правилах. В самом деле, то, что противоречит им, есть ложь, так как рассудок при этом противоречит общим правилам мышления, стало быть, самому себе. Однако эти критерии касаются только формы истины, т.е. мышления вообще, и постольку они недостаточны, хотя и совершенно правильны. В самом деле, знание, вполне сообразное с логической формой, т.е. не противоречащее себе, тем не менее может противоречить предмету. Итак, один лишь логический критерий истины, а именно соответствие знания со всеобщими и формальными законами рассудка и разума, есть, правда, conditio sine qua поп, стало быть, негативное условие всякой истины, но дальше этого логика не может идти, и никаким критерием она не в состоянии обнаружить заблуждение, касающееся не формы, а содержания.

Общая логика разлагает всю формальную деятельность рассудка и разума на элементы и показывает их как принципы всякой логической оценки нашего знания. Вот почему эту часть логики можно назвать аналитикой, которая именно поэтому служит по крайней мере негативным критерием истины, так как проверять и оценивать всякое знание с точки зрения формы по этим правилам необходимо до того, как исследуют его с точки зрения содержания, с тем чтобы установить, заключает ли оно в себе положительную истину относительно предмета. Но так как одной лишь формы познания, как бы она ни соответствовала логическим законам, далеко еще не достаточно, чтобы установить материальную (объективную) истинность знания, то никто не отважится судить о предметах с помощью одной только логики и что-то утверждать о них, не собрав о них уже заранее основательных сведений помимо логики, с тем чтобы впоследствии только попытаться использовать и соединить их в одно связное целое согласно логическим законам или, что еще лучше, только проверить их сообразно этим законам. Тем не менее есть что-то соблазнительное в обладании таким мнимым искусством придавать всем нашим знаниям рассудочную форму, хотя по содержанию они и были еще пустыми и бедными; поэтому общая логика, которая есть лишь канон для оценки, нередко применяется как бы в качестве органона для действительного создания по крайней мере видимости объективных утверждений и таким образом на деле употребляется во зло. Общая логика, претендующая на название такого органона, называется диалектикой.

Хотя древние пользовались этим названием науки или искусства в весьма различных значениях, тем не менее из действительного применения его легко заключить, что она была у них не чем иным, как логикой видимости. Это было софистическое искусство придавать своему незнанию или даже преднамеренному обману вид истины, подражая основательному методу, предписываемому вообще логикой, и пользуясь ее топикой для прикрытия всяких пустых утверждений. Здесь следует сделать правильное и полезное замечание, что общая логика, рассматриваемая как органон, всегда есть логика видимости, т.е. имеет диалектический характер. В самом деле, так как она ничего не говорит нам о содержании знания и указывает только формальные условия соответствия с рассудком, совершенно безразличные к предмету, то всякое предложение пользоваться ими как орудием (органоном) для расширения (по крайней мере по словесному обещанию) своих знаний приводит лишь к болтовне, к разглагольствованию о чем угодно с некоторой видимостью [правоты] или к спору о чем угодно.

Подобного рода поучение никак не соответствует достоинству философии. Поэтому диалектика причисляется к логике скорее в форме критики диалектической видимости; такой смысл мы и будем придавать ей здесь.
IV. О делении трансцендентальной логики
на трансцендентальную аналитику и диалектику

В трансцендентальной логике мы обособляем рассудок (как в трансцендентальной эстетике чувственность) и выделяем из области наших знаний только ту часть мышления, которая имеет свой источник только в рассудке. Однако условием применения этого чистого знания служит то, что предметы нам даны в созерцании, к которому это знание может быть приложено. В самом деле, без созерцания всякое наше знание лишено объектов и остается в таком случае совершенно пустым. Поэтому часть трансцендентальной логики, излагающая начало чистого рассудочного знания, и принципы, без которых нельзя мыслить ни один предмет, есть трансцендентальная аналитика и вместе с тем логика истины. В самом деле, никакое знание не может противоречить ей, не утрачивая вместе с тем всякого содержания, т.е. всякого отношения к какому бы то ни было объекту, стало быть, всякой истины. Но так как кажется очень заманчивым и соблазнительным пользоваться одними этими чистыми рассудочными знаниями и основоположениями, выходя даже за пределы опыта, хотя только опыт дает нам материю (объекты), к которой можно применить чистые рассудочные понятия, то рассудок рискует посредством пустых умствований применять формальные принципы чистого рассудка как материал и судить без различия о предметах, которые нам не даны и даже, может быть, никаким образом не могут быть даны. Следовательно, так как трансцендентальная аналитика должна быть, собственно, только каноном оценки эмпирического применения [рассудка], то ею злоупотребляют, если ее считают органоном всеобщего и неограниченного применения [рассудка] и отваживаются с помощью одного лишь чистого рассудка синтетически судить, утверждать и выносить решения о предметах вообще. В таком случае применение чистого рассудка становится диалектическим. Таким образом, вторая часть трансцендентальной логики должна быть критикой этой диалектической видимости и называется трансцендентальной диалектикой не как искусство догматически создавать такую видимость (к сожалению, очень ходкое искусство разнообразного метафизического фиглярства), а как критика рассудка и разума в сверхфизическом применении разума, имеющая целью вскрыть ложный блеск его беспочвенных притязаний и низвести его претензии на изобретение и расширение [знаний], чего он надеется достигнуть исключительно с помощью трансцендентальных основоположений, на степень простой оценки чистого рассудка и предостережения его от софистического обмана.



Птн 25 Янв 2013 18:22:21
>>42285308
Баттхерт религиоблядского петуха.

Птн 25 Янв 2013 18:22:32
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЙ ЛОГИКИ
Отдел Первый
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ АНАЛИТИКА

Эта аналитика есть расчленение всего нашего априорного знания на начала чистого рассудочного знания. При этом нужно иметь в виду следующее: 1) чтобы понятия были чистыми, а не эмпирическими; 2) чтобы они принадлежали к мышлению и рассудку, а не к созерцанию и чувственности; 3) чтобы они были первоначальными понятиями и чтобы их отличали от производных или составленных из них понятий; 4) чтобы их таблица была полной и чтобы она заполняла всю сферу чистого рассудка. Однако эту полноту той или иной науки нельзя с достоверностью признать агрегатом [знаний], составленным лишь путем опытов; она возможна только посредством идеи априорного рассудочного знания как целого и благодаря определяемому отсюда разделению понятий, составляющих эту идею целого, стало быть, она возможна только благодаря тому, что она связывается в одну систему. Чистый рассудок решительно отличается не только от всего эмпирического, но даже и от всякой чувственности. Поэтому он составляет самостоятельное, самодовлеющее единство, которое нельзя увеличить никакими добавлениями извне. Совокупность его знаний должна поэтому составлять охватываемую и определимую одной идеей систему, полнота и расчленение которой может служить также критерием правильности и подлинности всех входящих в нее элементов знания. Вся эта часть трансцендентальной логики состоит из двух книг: одна из них содержит понятия, а другая основоположения чистого рассудка.

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
Книга Первая

АНАЛИТИКА ПОНЯТИЙ

Под аналитикой понятий я разумею не анализ их, или обычный в философских исследованиях прием разлагать встречающиеся понятия по содержанию и делать их отчетливыми, а еще мало применявшееся до сих пор расчленение самой способности рассудка с целью изучить возможность априорных понятий, отыскивая их исключительно в рассудке как месте их происхождения и анализируя чистое применение [рассудка] вообще. Такова настоящая задача трансцендентальной философии, все же остальное есть логическая трактовка понятий в философии вообще. Итак, мы проследим чистые понятия в человеческом рассудке вплоть до их первых зародышей и зачатков, в которых они предуготовлены, пока наконец не разовьются при наличии опыта и не будут представлены затем во всей своей чистоте тем же рассудком, освобожденные от связанных с ними эмпирических условий.

Птн 25 Янв 2013 18:22:49
АНАЛИТИКИ ПОНЯТИЙ
Глава Первая
О СПОСОБЕ ОТКРЫТИЯ
ВСЕХ ЧИСТЫХ РАССУДОЧНЫХ ПОНЯТИЙ

Когда начинают применять познавательную способность, то в различных случаях возникают различные понятия, дающие возможность познать эту способность; если наблюдение их производилось сравнительно долго или велось с большой проницательностью, то можно составить более или менее полный перечень их. Однако при таком как бы механическом исследовании никогда нельзя с уверенностью определить, где оно должно быть закончено. К тому же понятия, выявляемые таким образом лишь случайно, не располагаются в порядке и систематическом единстве, а сочетаются разве лишь по сходству и, начиная от простых и кончая более сложными по своему содержанию, располагаются в ряды, устанавливаемые вовсе не систематически, хотя и по некоторому методу.

Преимущество, но вместе с тем и обязанность трансцендентальной философии состоит в том, чтобы отыскивать свои понятия, руководствуясь принципом, так как из рассудка как абсолютного единства они возникают чистыми и ни с чем не смешанными и потому сами должны быть связаны друг с другом каким-нибудь понятием или идеей. Эта связь дает нам правило, по которому место всякого чистого рассудочного понятия и полноту системы таких понятий можно определить а priori, тогда как в противном случае исследование было бы произвольным или зависело бы от случая.

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОГО СПОСОБА ОТКРЫТИЯ
ВСЕХ ЧИСТЫХ РАССУДОЧНЫХ ПОНЯТИЙ
РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ
О логическом применении рассудка вообще

Выше была дана лишь негативная дефиниция рассудка: рассудок есть нечувственная способность познания. Независимо от чувственности мы не можем иметь никаких созерцаний; следовательно, рассудок не есть способность созерцания. Помимо же созерцания существует лишь один способ познания, а именно познание через понятия; следовательно, познание всякого, по крайней мере человеческого, рассудка есть познание через понятия, не интуитивное, а дискурсивное. Все созерцания, будучи чувственными, зависят от внешнего воздействия, а понятия, стало быть, от функций. Под функцией же я разумею единство деятельности, подводящей различные представления под одно общее представление. Итак, понятия основываются на спонтанности мышления, а чувственные созерцания на восприимчивости к впечатлениям. Возможно лишь одно применение этих понятий рассудком: посредством них он судит. Так как только созерцания направлены на предмет непосредственно, то понятие относится не к предмету непосредственно, а к какому-то другому представлению о нем (все равно, созерцание оно или само уже понятие). Итак, суждение есть опосредствованное знание о предмете, стало быть, представление об имеющемся у нас представлении о предмете. В каждом суждении есть понятие, имеющее силу для многих [представлений], среди которых находится также данное представление, относящееся в свою очередь непосредственно к предмету. Так, например, в суждении все тела делимы понятие делимости относится также к различным другим понятиям, но здесь оно специально отнесено к понятию тела, относящемуся в свою очередь к некоторым встречающимся нам явлениям. Следовательно, эти предметы представляются опосредствованно через понятие делимости. Таким образом, все суждения суть функции единства среди наших представлений, так как для познания предмета вместо непосредственного представления применяется более общее представление, содержащее и непосредственное представление, и многие другие: тем самым соединяются многие возможные знания. Все действия рассудка мы можем свести к суждениям, следовательно, рассудок можно вообще представить как способность составлять суждения. В самом деле, согласно вышесказанному, рассудок есть способность мыслить. Мышление есть познание через понятия. Понятия же относятся как предикаты возможных суждений к какому-нибудь представлению о неопределенном еще предмете. Так, понятие тела означает нечто, например металл, что может быть познано через это понятие. Следовательно, понятие тела только благодаря тому понятие, что ему подчинены другие представления, посредством которых оно может относиться к предметам. Следовательно, оно есть предикат для возможных суждений, например для суждения всякий металл есть тело. Поэтому все функции рассудка можно найти, если полностью показать функции единства в суждениях. Что этого легко можно достигнуть, будет ясно видно из следующего раздела.

СПОСОБА ОТКРЫТИЯ

Птн 25 Янв 2013 18:23:02
>>42285366
Твой вайп скрывается одним кликом.

Птн 25 Янв 2013 18:23:02
ВСЕХ ЧИСТЫХ РАССУДОЧНЫХ ПОНЯТИЙ
РАЗДЕЛ ВТОРОЙ
W9. О логической функции рассудка в суждениях

Если мы отвлечемся от всякого содержания суждений вообще и обратим внимание на одну лишь рассудочную форму суждений, то мы найдем, что функции мышления в них можно разделить на четыре группы, из которых каждая содержит три момента. Их можно хорошо представить в следующей таблице:

1
Количество суждений
Общие
Частные
Единичные

2
Качество
Утвердительные
Отрицательные
Бесконечные 3
Отношение
Категорические
Гипотетические
Разделительные

4
Модальность
Проблематические
Ассерторические
Аподиктические

Так как это деление в некоторых, правда несущественных, отношениях кажется отклоняющимся от принятой в логике техники, то здесь уместны следующие предостережения против возможных недоразумений:

Логики справедливо говорят, что при употреблении суждений в умозаключениях единичные суждения можно ставить наравне с общими. Действительно, именно потому, что у них нет никакого объема, предикат их не может иметь отношение к одной части того, что подчинено понятию субъекта, а из остальной быть исключен. Следовательно, предикат может приписываться понятию субъекта без исключения, как если бы это понятие было общезначимым понятием, всему объему которого приписывался бы предикат. Но если сравнить единичное суждение с общезначимым только как знание по количеству, то оно относится к нему как единица к бесконечности и, следовательно, само по себе существенно отличается от него. Поэтому, если я оцениваю единичное суждение (Judicium singulare) не только по его внутренней значимости, но и как знание вообще по его количеству в сравнении с другими знаниями, то оно, конечно, отличается от общезначимых суждений (judicia communia) и заслуживает особого места в полной таблице моментов мышления вообще (хотя, разумеется, не в логике, сводящейся лишь к употреблению суждений в отношении друг друга).

Точно так же в трансцендентальной логике следует еще отличать бесконечные суждения от утвердительных, хотя в общей логике они совершенно правильно причисляются к утвердительным суждениям и не занимают особого места в таблице. В самом деле, общая логика отвлекается от всякого содержания предиката (если он даже чисто отрицательный) и обращает внимание только на то, приписывается ли он субъекту или противополагается ему. Трансцендентальная же логика рассматривает суждения и с точки зрения ценности или содержания этого логического утверждения посредством чисто отрицательного предиката и определяет, прибавляет ли оно что-нибудь ко всей совокупности знания. Если я говорю о душе, что она не смертна, то отрицательным суждением я по крайней мере предотвращаю заблуждение. Что же касается суждения душа есть нечто несмертное, то по своей логической форме оно действительно имеет утвердительный характер, потому что я включаю душу в неограниченный объем несмертных существ. Но так как из всего объема возможных существ смертное занимает одну часть, а несмертное остальную, то своим суждением я высказал лишь, что душа есть одна из бесконечного множества вещей, остающихся в том случае, если устранить все смертное. Этим бесконечная сфера всего возможного ограничивается в том отношении, что от нее отделяется все смертное и в остальной ее объем включается душа. Однако эта часть объема и при таком изъятии все еще остается бесконечной, и из нее можно устранить еще многие части, но понятие души от этого нисколько не обогатится содержанием и не сделается утвердительно определенным. Итак, эти суждения, бесконечные по своему логическому объему, в действительности имеют только ограничительное значение по содержанию знания вообще, и потому их нельзя обойти в трансцендентальной таблице всех моментов мышления в суждениях, потому что исполняемая при этом функция рассудка окажется, быть может, важной в области его чистого априорного знания.

Птн 25 Янв 2013 18:23:19
>>42285282
Сам сасай, иди лучше атаку нашистов отбей, они опять штурмуют твою уютный /po/.

Птн 25 Янв 2013 18:23:20
>>42281986
Контрфакты.
Которые всяческими христианскими философами были накоплены за века истории христианства

Птн 25 Янв 2013 18:23:41
СПОСОБА ОТКРЫТИЯ
ВСЕХ ЧИСТЫХ РАССУДОЧНЫХ ПОНЯТИЙ
РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ
W10. О чистых рассудочных понятиях, или категориях

Общая логика, как это не раз уже было сказано, отвлекается от всякого содержания знания и ожидает, что ей откуда-то со стороны все равно откуда будут даны представления, которые она прежде всего превращает в понятия аналитическим путем. Трансцендентальная же логика имеет а priori перед собой многообразное в чувственности, доставляемое ей трансцендентальной эстетикой как материал для чистых рассудочных понятий, без которого они не имели бы никакого содержания, следовательно, были бы совершенно пусты. Пространство и время а priori содержат охватываемое чистым созерцанием многообразное, но принадлежат к условиям восприимчивости нашей души, при которых единственно можно получить представления о предметах и которые поэтому всегда должны воздействовать также на понятия о предметах. Однако спонтанность нашего мышления требует, чтобы это многообразное прежде всего было каким-то образом просмотрено, воспринято и связано для получения из него знания. Такое действие я называю синтезом.

Под синтезом в самом широком смысле я разумею присоединение различных представлений друг к другу и понимание их многообразия в едином акте познания. Такой синтез называется чистым, если многообразное дано а priori (подобно многообразному в пространстве и времени), а не эмпирически. Наши представления должны быть уже даны раньше всякого анализа их, и ни одно понятие не может по содержанию возникнуть аналитически. Синтез многообразного (будь оно дано эмпирически или а priori) порождает прежде всего знание, которое первоначально может быть еще грубым и неясным и потому нуждается в анализе; тем не менее именно синтез есть то, что, собственно, составляет из элементов знание и объединяет их в определенное содержание. Поэтому синтез есть первое, на что мы должны обратить внимание, если хотим судить о происхождении наших знаний.

Синтез вообще, как мы увидим это дальше, есть исключительно действие способности воображения, слепой, хотя и необходимой, функции души; без этой функции мы не имели бы никакого знания, хотя мы и редко осознаем ее. Однако задача свести этот синтез к понятиям есть функция рассудка, лишь благодаря которой он доставляет нам знание в собственном смысле этого слова.

Чистый синтез, представленный в общей форме, дает чистое рассудочное понятие. Под чистым синтезом я разумею синтез, имеющий своим основанием априорное синтетическое единство; так, наш счет (это особенно заметно на больших числах) есть синтез согласно понятиям, так как он производится согласно общему основанию единства (например, в десятичной системе). Следовательно, при таком понятии единство в синтезе многообразного становится необходимым.

Путем анализа различные представления подводятся под одно понятие (эту деятельность рассматривает общая логика). Трансцендентальная логика учит, как сводить к понятиям не представления, а чистый синтез представлений. Для априорного познания всех предметов нам должно быть дано, во-первых, многообразное в чистом созерцании; во-вторых, синтез этого многообразного посредством способности воображения, что, однако, не дает еще знания. Понятия, сообщающие единство этому чистому синтезу и состоящие исключительно в представлении об этом необходимом синтетическом единстве, составляют третье условие для познания являющегося предмета и основываются на рассудке.

Та же самая функция, которая сообщает единство различным представлениям в одном суждении, сообщает единство также и чистому синтезу различных представлений в одном созерцании; это единство, выраженное в общей форме, называется чистым рассудочным понятием. Итак, тот же самый рассудок и притом теми же самыми действиями, которыми он посредством аналитического единства создает логическую форму суждения в понятиях, вносит также трансцендентальное содержание в свои представления посредством синтетического единства многообразного в созерцании вообще, благодаря чему они называются чистыми рассудочными понятиями и а priori относятся к объектам, чего не может дать общая логика.

Этим путем возникает ровно столько чистых рассудочных понятий, а priori относящихся к предметам созерцания вообще, сколько в предыдущей таблице было перечислено логических функций во всех возможных суждениях: рассудок совершенно исчерпывается этими функциями и его способность вполне измеряется ими. Мы назовем эти понятия, по примеру Аристотеля, категориями, так как наша задача в своей основе вполне совпадает с его задачей, хотя в решении ее мы далеко расходимся с ним.

Птн 25 Янв 2013 18:23:44
>>42285402
Чому тебе так печёт ?

Птн 25 Янв 2013 18:24:05
Таблица категорий

1
Количества:
Единство
Множественность
Целокупность

2
Качества:
Реальность
Отрицание
Ограничение 3
Отношения:
Присущность и самостоятельное
существование
(substantia et accidens)
Причинность и зависимость
(причина и действие)
Общение
(взаимодействие между действующим
и подвергающимся действию)

4
Модальности:
Возможность невозможность
Существование несуществование
Необходимость случайность

Таков перечень всех первоначальных чистых понятий синтеза, которые рассудок содержит в себе а priori и именно благодаря которым он называется чистым, так как только через них он может что-то понимать в многообразном [содержании] созерцания, т.е. мыслить объект созерцания. Это деление систематически развито из одного общего принципа, а именно из способности суждения (которая есть не что иное, как способность мышления); оно не возникло из отрывочных, наудачу предпринятых поисков чистых понятий, в полноте состава которых никогда нельзя быть уверенным, так как о них заключают только на основе индукции, не говоря уже о том, что при помощи индукции никогда нельзя усмотреть, почему чистому рассудку присущи именно эти, а не другие понятия. Отыскать эти основные понятия подобное предложение было достойно такого проницательного мыслителя, как Аристотель. Но так как у него не было никакого принципа, то он подхватывал их по мере того, как они попадались ему, и набрал сначала десять понятий, которые назвал категориями (предикаментами). Затем ему показалось, что он нашел еще пять таких понятий, которые он добавил к предыдущим под названием постпредикаментов. Однако его таблица все еще оставалась недостаточной. Кроме того, в нее включены также некоторые модусы чистой чувственности (quando, ubi, situs, а также prius, simul) и даже один эмпирический (motus), которые вовсе не принадлежат к этой родословной рассудка, к тому же в ней среди первоначальных понятий перечислены также некоторые производные (actio, passio), а некоторые из первоначальных понятий не указаны вовсе.

По этому поводу надо еще заметить, что категории как настоящие основные понятия (Stammbegriffe) чистого рассудка имеют также столь же чистые производные от них понятия, которые никоим образом не могут быть пропущены в полной системе трансцендентальной философии, но в своем чисто критическом очерке я могу довольствоваться одним только упоминанием их.

Да будет позволено мне назвать эти чистые, но производные рассудочные понятия предикабилиями чистого рассудка (в противоположность предикаментам). Обладая первоначальными и основными понятиями, нетрудно добавить к ним производные и подчиненные понятия и таким образом представить во всей полноте родословное древо чистого рассудка. Так как для меня важна здесь не полнота системы, а только полнота принципов для системы, то я откладываю это дополнение до другого случая. Впрочем, эту задачу можно удовлетворительно решить, если взять какой-нибудь учебник онтологии и добавить, например, к категории причинности предикабилии силы, действия, страдания, к категории общения предикабилии присутствия, противодействия, к категориям модальности предикабилии возникновения, исчезновения, изменения и т.д. Категории, связанные с модусами чистой чувственности или же связанные друг с другом, дают множество априорных производных понятий, рассмотрение и, если возможно, полное перечисление которых полезно и не неприятно, но для данного труда излишне.

В настоящем сочинении я намеренно не даю дефиниций перечисленных категорий, хотя и мог бы сделать это. В дальнейшем я расчленю эти понятия до той степени, которая необходима для разрабатываемого мной учения о методе. В системе чистого разума можно было бы с полным основанием потребовать от меня этих дефиниций, но здесь они только отвлекали бы от главного пункта исследования, вызывая сомнения и нападки, которые лучше направить на другие дела, нисколько не вредя нашей цели по существу. Однако уже из того немногого, что было сказано мной, ясно следует, что полный словарь этих понятий со всеми необходимыми пояснениями не только возможен, но и легко осуществим. Рубрики его уже имеются, остается только заполнить их, и с помощью такой систематической топики, как наша, нетрудно найти соответствующее каждому понятию место, а также заметить еще незаполненные места.

Птн 25 Янв 2013 18:24:26
11

Эта таблица категорий наводит на интересные размышления, которые могли бы привести к важным выводам относительно научной формы всех основанных на разуме знаний. В теоретической части философии эта таблица чрезвычайно полезна и даже необходима для того, чтобы набросать полный план науки как целого, опирающейся на априорные понятия, и систематически разделить ее согласно определенным принципам; это ясно само собой уже из того, что таблица категорий содержит все первоначальные понятия рассудка и даже форму системы их в человеческом рассудке, следовательно, она указывает все моменты спекулятивной науки, которую следует создать, и даже порядок ее. Опыт такой науки я дал уже в другом сочинении*, а здесь я приведу лишь некоторые из этих замечаний.

* Metaphys. Anfangsgr. der Naturwissenschaft.

Первое замечание: эту таблицу, содержащую в себе четыре класса рассудочных понятий, можно прежде всего разделить на два раздела, из которых первый касается предметов созерцания (как чистого, так и эмпирического), а второй существования этих предметов (в отношении или друг к другу, или к рассудку).

Категории первого класса я бы назвал математическими, а категории второго динамическими. Первый класс категорий не имеет никаких коррелятов, их можно найти только во втором. Но это различие должно иметь некоторое основание в природе рассудка.

Второе замечание: каждый класс содержит одинаковое число категорий, а именно три, и это обстоятельство также побуждает к размышлениям, так как в других случаях всякое априорное деление с помощью понятий должно быть дихотомическим. Сюда надо, однако, прибавить, что третья категория возникает всегда из соединения второй и первой категории того же класса.

Так, целокупность (тотальность) есть не что иное, как множество, рассматриваемое как единство, ограничение реальность, связанная с отрицанием, общение причинность субстанций, определяющих друг друга, наконец, необходимость есть не что иное, как существование, данное уже самой своей возможностью. Не следует, однако, думать, будто третья категория есть только производное, а не основное понятие чистого рассудка. Это соединение первой и второй категории, образующее третье понятие, требует особого акта рассудка, не тождественного с актом рассудка в первой и второй категории. Так, понятие числа (относящегося к категории целокупности) не всегда возможно там, где даны понятия множества и единства (например, в представлении бесконечного); точно так же из того, что я соединяю понятия причины и субстанции, еще не становится тотчас же понятным влияние, т.е. то, каким образом одна субстанция может быть причиной чего-то в другой субстанции. Отсюда ясно, что для этого требуется особый акт рассудка; точно так же обстоит дело и в остальных случаях.

Третье замечание. Об одной из категорий, а именно о категории общения, принадлежащей к третьему классу категорий, следует сказать, что согласие ее с соответствующей этому классу формой разделительного суждения в таблице логических функций не так явно, как в других категориях.

Чтобы убедиться в этом согласии, нужно заметить, что во всех разделительных суждениях объем понятия (количество всего того, что ему подчинено) как целое представляется разделенным на части (подчиненные понятия), и так как одна часть не может быть подчинена другой, то они мыслятся как координированные, а не субординированные друг другу, так что они определяют друг друга не односторонне, как в ряду, а взаимно, как в агрегате (если один член деления дается, то все остальные исключаются, и наоборот).

Подобная же связь мыслится и в вещах, взятых как целое: одна вещь как действие не подчинена другой как причине своего существования, поэтому они вместе и взаимно координируются как причины, определяющие друг друга (например, в теле, части которого взаимно притягиваются и отталкиваются), и это совсем иной вид связи, чем тот, который встречается при простом отношении причины к действию (основания к следствию), когда следствие в свою очередь не определяет основания и потому не образует с ним целого (как творец мира с миром). Образ действия рассудка, когда он представляет себе объем разделенного понятия, совершенно такой же, когда он мыслит вещь как делимую на части; подобно тому как в первом случае члены деления исключают друг друга и тем не менее соединены в одном объеме, точно так же во втором случае рассудок представляет себе части делимой вещи как обладающие существованием (как субстанции) независимо от всех остальных частей и в то же время как связанные в одно целое.

Птн 25 Янв 2013 18:24:39
12

В трансцендентальной философии древних есть еще один раздел, содержащий чистые рассудочные понятия, которые, хотя они и не причисляются к категориям, тем не менее должны быть, по их мнению, приложимы к предметам как априорные понятия; в таком случае они должны были бы увеличить собой число категорий, что невозможно. Эти понятия даны в известном положении схоластиков: quodlibet ens est unum, verum, bonum. Хотя применение этого принципа, поскольку из него делались выводы (не содержавшие ничего, кроме тавтологии), было неудачным, так что в новейшее время метафизики обычно выставляют его почти только ради чести, тем не менее мысль, сохранявшаяся столь долгое время, какой бы пустой она ни казалась, заслуживает того, чтобы исследовали ее происхождение, и дает повод предполагать, что в основе ее лежит какое-то правило рассудка, которое, как это часто случается, только ложно истолковывалось. Эти мнимотрансцендентальные предикаты вещей суть не что иное, как логические требования и критерии всякого знания о вещах вообще; в основу знания они полагают категории количества, а именно: единство, множественность и целокупность; но они должны, собственно, рассматриваться с точки зрения содержания как принадлежащие к возможности самих вещей, между тем как на деле ими пользовались только в формальном значении как принадлежащими к числу логических требований в отношении всякого знания и в то же время неосмотрительно превращали эти критерии мышления в свойства вещей самих по себе. В самом деле, в каждом познании объекта имеется единство понятия, которое можно назвать качественным единством, поскольку под ним подразумевается лишь единство сочетания многообразного в знаниях, каково, например, единство темы в драматическом произведении, в разговоре, сказке. Во-вторых, [в каждом познании объекта есть] истина в отношении следствий. Чем больше имеется истинных следствий из данного понятия, тем больше признаков его объективной реальности. Это можно было бы назвать качественной множественностью признаков, относящихся к одному понятию как общему основанию (а не мыслимых в нем как количество). Наконец, в-третьих, в каждом познании объекта есть совершенство, состоящее в том, что эта множественность в целом сводится обратно к единству понятия и полностью согласуется только с понятием; это можно назвать качественной полнотой (целокупностью). Отсюда ясно, что три категории количества, в которых единство дЈлжно считать сплошь однородным при произведении определенного количества (Quantum), здесь видоизменены этими логическими критериями возможности познания вообще посредством качества познания как принципа только в отношении сочетания также и неоднородных частей знания в одном сознании. Так, критерием возможности понятия (а не объекта его) служит дефиниция, в которой для построения целого понятия необходимы единство понятия, истинность всего того, что прежде всего может быть выведено из него, наконец, полнота того, что может быть извлечено из него; точно так же критерием гипотезы служит понятность принятого основания для объяснения или единство его (без вспомогательной гипотезы), истинность (соответствие друг с другом и с опытом) выводимых отсюда следствий, и, наконец, полнота основания для объяснения следствий, которые указывают только на то, чтЈ допущено в гипотезе, и согласуются с ней, представляя аналитически а posteriori то, что мыслилось синтетически а priori. Таким образом, понятия единства, истинности и совершенства вовсе не дополняют трансцендентальную таблицу категорий, как если бы она была недостаточной; они лишь подводят способ применения категорий под общие логические правила соответствия знания с самим собой, причем отношение этих понятий к объектам остается совершенно в стороне.

Птн 25 Янв 2013 18:24:47
>>42283702
>паста с политача
Просто иди нахуй.

Птн 25 Янв 2013 18:25:24
>>42285056
Конечно это было круто. Но атеизм - удел немногих в силу умственной неполноценности большинства. Когда хотят поднять экономику, лучше работают верующие.

Птн 25 Янв 2013 18:26:56
>>42285426
Я не из /po/, мудило.

Птн 25 Янв 2013 18:28:43
>>42285536
> атеизм - удел немногих в силу умственной неполноценности большинства
АТЕИСТ ИЛИТА В КОСМОСЕ БЫЛИ БОГА НЕ ВИДЕЛИ

Птн 25 Янв 2013 18:29:22
О принципах трансцендентальной дедукции вообще

Юристы, когда они говорят о правах и притязаниях, различают в судебном процессе вопрос о праве (quid juris) от вопроса о факте (quid facti) и, требуя доказательства того и другого, называют первое из них, а именно доказательство права или справедливости притязаний, дедукцией. Мы пользуемся множеством эмпирических понятий, не встречая противодействия ни с чьей стороны, и без всякой дедукции считаем себя вправе присваивать им смысл и воображаемое значение, так как у нас всегда есть опыт для доказательства их объективной реальности. Однако есть также узурпированные понятия, например: счастье, судьба, широко распространенные при почти всеобщей снисходительности, но иногда вынуждаемые ответить на вопрос quid juris; в последнем случае дедукция их доставляет немало затруднений, так как ни исходя из опыта, ни исходя из разума нельзя привести ни одного ясного основания, которое объясняло бы право пользования ими.

Среди различных понятий, образующих пеструю ткань человеческого знания, некоторые предназначены также для чистого априорного применения (совершенно независимо от всякого опыта), и это право их в каждом случае нуждается в дедукции, так как эмпирические доказательства правомерности такого применения недостаточны, а между тем мы должны знать, каким образом эти понятия могут относиться к объектам, которых они ведь не получают ни из какого опыта. Поэтому объяснение того, каким образом понятия могут а priori относиться к предметам, я называю трансцендентальной дедукцией понятий и отличаю ее от эмпирической дедукции, указывающей, каким образом понятие приобретается благодаря опыту и размышлению о нем, а потому касается не правомерности, а лишь факта, благодаря которому мы усвоили понятие.

У нас есть уже два совершенно различных вида понятий, согласных, однако, друг с другом в том, что они относятся к предметам совершенно а priori, а именно понятия пространства и времени как формы чувственности, а также категории как понятия рассудка. Было бы совершенно напрасным трудом пытаться дать их эмпирическую дедукцию, так как их отличительная черта состоит именно в том, что они относятся к своим предметам, ничего не заимствуя из опыта для представления о них. Поэтому если дедукция их необходима, то она всегда должна быть трансцендентальной.

Впрочем, для этих понятий, как для всякого знания, можно отыскать если не принцип их возможности, то все же случайные причины их возникновения в опыте; тогда впечатления, получаемые от чувств, дают первый повод к раскрытию всей познавательной способности в отношении их и к осуществлению опыта, содержащего два весьма разнородных элемента, а именно материю для познания, исходящего из чувств, и некоторую форму для упорядочения ее, исходящего из внутреннего источника чистого созерцания и мышления, которые приходят в действие и производят понятия при наличии чувственного материала. Такое прослеживание первых попыток нашей познавательной способности с целью восхождения от единичных восприятий к общим понятиям приносит, без сомнения, большую пользу, и мы обязаны знаменитому Локку открытием этого пути. Однако таким способом никогда нельзя осуществить дедукцию чистых априорных понятий: она вовсе не лежит на этом пути, так как априорные понятия в отношении своего будущего применения, которое должно быть совершенно независимым от опыта, обязаны предъявить совсем иное метрическое свидетельство, чем происхождение из опыта. Эту попытку делать выводы из физиологических данных, которая, собственно говоря, вовсе не может называться дедукцией, так как она касается quaestionem facti, я буду поэтому называть объяснением обладания чистым знанием. Таким образом, ясно, что возможна только трансцендентальная, а не эмпирическая дедукция чистого знания и что эмпирическая дедукция чистых априорных понятий это тщетная попытка, которую могут предпринять лишь люди, совершенно не понимающие особой природы этих знаний.

Однако, если даже и допустить, что единственно возможная дедукция чистых априорных знаний имеет трансцендентальный характер, тем не менее отсюда еще не становится ясным, что она столь уж необходима. Выше мы с помощью трансцендентальной дедукции проследили понятия пространства и времени вплоть до их источников и объяснили и определили их объективную априорную значимость. Тем не менее геометрия идет своим верным путем чисто априорных знаний, вовсе не нуждаясь в том, чтобы философия засвидетельствовала чистоту и закономерность происхождения основного ее понятия понятия пространства. Но понятие пространства в этой науке применяется лишь к внешнему чувственно воспринимаемому миру: пространство есть чистая форма созерцания его, в которой, следовательно, всякое геометрическое познание как основанное на априорном созерцании имеет свою очевидность и в которой предметы даны в созерцании а priori (что касается формы) посредством самого познания. Но когда мы доходим до чистых рассудочных понятий, неизбежно появляется потребность искать трансцендентальную дедукцию не только их самих, но также и пространства, так как они говорят о предметах с помощью предикатов чистого априорного мышления, а не созерцания и чувственности; поэтому они относятся ко всем предметам без всяких условий чувственности, и так как не основываются на опыте, то не могут указать и в априорном созерцании никакого объекта, на котором они основывали бы свой синтез до всякого опыта; поэтому они не только возбуждают подозрения относительно объективной значимости и границ своего применения, но и делают также двусмысленным вышеупомянутое понятие пространства тем, что склонны применять его вне условий чувственного созерцания, поэтому и выше необходима была трансцендентальная дедукция его. Итак, прежде чем сделать хотя бы один шаг в области чистого разума, читатель должен убедиться в настоятельной необходимости такой трансцендентальной дедукции, так как в противном случае он будет действовать слепо и, много проблуждав, вынужден будет вернуться к тому же состоянию неведения, с которого начал. Он должен также заранее ясно представить себе неизбежные трудности, чтобы не жаловаться на неясность там, где сам исследуемый предмет глубоко сокрыт, или чтобы устранение препятствий не утомило его слишком рано, так как перед ним стоит дилемма или довести это критическое исследование до конца, или совсем отказаться от всяких притязаний на, знания чистого разума как от самой излюбленной [философами] области, а именно от того, что выходит за пределы всякого возможного опыта.

Исследуя выше понятия пространства и времени, нетрудно было дать понять, каким образом они, будучи априорными знаниями, тем не менее необходимо должны относиться к предметам и делают возможным синтетическое знание о них независимо от всякого опыта. В самом деле, так как предмет может являться нам, т.е. быть объектом эмпирического созерцания, только с помощью таких чистых форм чувственности, то пространство и время суть чистые созерцания, а priori содержащие условие возможности предметов как явлений, и синтез в пространстве и времени имеет объективную значимость.

Птн 25 Янв 2013 18:30:27
>>42278516
Достаточно параллельно а лучше альтернативно ввести в школьную программу курс формальной логики.

Птн 25 Янв 2013 18:30:39
Категории же рассудка вовсе не представляют нам условий, при которых предметы даются в созерцании; стало быть, предметы могут, несомненно, являться нам без необходимого отношения к функциям рассудка, и, следовательно, рассудок а priori не содержит условий [их]. Поэтому здесь возникает затруднение, не встречавшееся нам в области чувственности, а именно каким образом получается, что субъективные условия мышления имеют объективную значимость, т.е. становятся условиями возможности всякого познания предметов; ведь без функций рассудка могут быть даны в созерцании явления. Возьмем, например, понятие причины, означающее особый вид синтеза, когда за некоторым А полагается, согласно определенному правилу, совершенно отличное от него В. A priori еще не ясно, почему явления должны содержать в себе нечто подобное (ведь опыт нельзя приводить в качестве доказательства, так как доказательству подлежит объективная значимость этого априорного понятия), и потому а priori возникает сомнение, не есть ли это понятие совершенно пустое и не имеющее среди явлений ни одного [соответствующего ему] предмета; ведь ясно, что предметы чувственного созерцания должны сообразоваться с формальными условиями чувственности, а priori заложенными в нашей душе, в противном случае они не будут предметами для нас; но сделать вывод, что они, кроме того, должны сообразоваться также с условиями, в которых рассудок нуждается для синтетического единства мышления, уже не так легко. Ведь явления могли бы быть такими, что рассудок не нашел бы их сообразными с условиями своего единства, и тогда все находилось бы в хаотическом смешении до такой степени, что, например, в последовательном ряду явлений не было бы ничего, что давало бы нам правило синтеза и, стало быть, соответствовало бы понятию причины и действия, так что это понятие было бы совершенно пустым, ничтожным и лишенным значения. Тем не менее явления доставляли бы нашему созерцанию предметы, так как созерцание вовсе не нуждается в функциях мышления.

Казалось бы, легко отделаться от подобного трудного исследования, ссылаясь на то, что опыт постоянно доставляет примеры такой правильной последовательности явлений, дающие достаточно оснований отвлечь от них понятие причины и тем самым подтвердить объективную значимость его. Однако здесь упускают из виду, что таким путем понятие причины вовсе не может возникнуть: оно или должно быть обосновано в рассудке совершенно а priori, или должно быть совсем отброшено как чистый вымысел. В самом деле, это понятие непременно требует, чтобы нечто (А) было таким, чтобы из него необходимо и по безусловно всеобщему правилу следовало нечто другое (В). Явления дают, конечно, много случаев для установления правила, согласно которому нечто обыкновенно происходит, однако они никогда не доказывают, что следствие вытекает с необходимостью; поэтому синтез причины и действия обладает таким достоинством, которого никак нельзя выразить эмпирически: оно состоит в том, что действие не просто присоединяется к причине, а полагается причиной и следует из нее. Строгая всеобщность правил также не может быть свойством эмпирических правил, которые приобретают с помощью индукции только сравнительную всеобщность, т.е. широкую применимость. Применение же чистых рассудочных понятий совершенно изменилось бы, если бы они рассматривались только как эмпирические порождения.
W14. Переход к трансцендентальной дедукции категорий

Возможны лишь два случая, при которых синтетическое представление и его предметы могут сообразоваться, необходимым образом относиться друг к другу и как бы встречаться друг с другом: если предмет делает возможным представление или если представление делает возможным предмет. В первом случае это отношение имеет лишь эмпирический характер, и представление никоим образом не может быть априорным. Таковы явления, поскольку речь идет о том, чтЈ в них принадлежит к ощущениям. Во втором же случае, хотя представление само по себе не создает своего предмета в смысле [его] существования (так как мы не говорим здесь о причинности представления при посредстве воли), тем не менее оно а priori определяет предмет, если только с его помощью можно познать нечто как предмет. Есть два условия, при которых единственно возможно познание предмета: во-первых, созерцание, посредством которого предмет дается, однако только как явление; во-вторых, понятие, посредством которого предмет, соответствующий этому созерцанию, мыслится. Из сказанного выше, однако, ясно, что первое условие, т.е. то условие, при котором единственно можно созерцать предметы, в действительности а priori составляет в душе основу объектов, что касается их формы. Следовательно, все явления необходимо согласуются с этим формальным условием чувственности, так как они лишь при нем могут являться, т.е. быть эмпирически созерцаемыми и данными. Теперь возникает вопрос, не предшествуют ли также априорные понятия как условия, единственно при которых нечто, хотя и не созерцается, тем не менее мыслится как предмет вообще; ведь в таком случае всякое эмпирическое знание о предметах необходимо должно сообразоваться с такими понятиями, так как без допущения таких понятий ничто не может быть объектом опыта. И действительно, всякий опыт содержит в себе кроме чувственного созерцания, посредством которого нечто дается, еще и понятие о предмете, который дан в созерцании или является в нем; поэтому в основе всякого опытного знания лежат понятия о предметах вообще как априорные условия; следовательно, объективная значимость категорий как априорных понятий должна основываться на том, что опыт возможен (что касается формы мышления) только посредством них. В таком случае они необходимо и а priori относятся к предметам опыта, так как только с их помощью можно мыслить какой-нибудь предмет опыта вообще.

Птн 25 Янв 2013 18:30:45
>>42285696
Баттхерт любителя еврейских сказок.

Птн 25 Янв 2013 18:33:07
>>42285794
> БАТТХЕРТ
Все с тобой понятно. То, что атеизм - удел элиты ты с радостью принимаешь на веру.

Птн 25 Янв 2013 18:33:10
НЕ РАСКАЧИВАЙТЕ ЛОДКУ!
>>42285794
Тихо! Пусть берет ипотеку и пиздует на работу.

Птн 25 Янв 2013 18:33:22
Итак, трансцендентальная дедукция всех априорных понятий содержит следующий принцип, на который должно быть направлено все исследование: априорные понятия следует признать априорными условиями возможности опыта (будь то возможности созерцания, встречающегося в опыте, или возможности мышления). Понятия, служащие объективными основаниями возможности опыта, именно поэтому необходимы. Но развитие опыта, в котором они встречаются, есть не дедукция их (а только иллюстрация), иначе они были бы при этом случайны. Без только что указанного первоначального отношения к возможному опыту, в котором являются все предметы знания, отношение этих понятий к какому бы то ни было объекту вовсе нельзя было бы понять.

Знаменитый Локк не обратил внимания на этот вопрос и, встречая чистые рассудочные понятия в опыте, выводил их из опыта; при этом он был настолько непоследователен, что отваживался с этими понятиями пускаться в область знаний, выходящих далеко за пределы всякого опыта. Давид Юм признал, что для осуществления этого необходимо, чтобы указанные понятия имели априорное происхождение. Но так как он не мог объяснить как это возможно, что рассудок должен мыслить необходимо связанными в предмете понятия, сами по себе не связанные в рассудке, и не натолкнулся на мысль, что вполне вероятно, что рассудок с помощью этих понятий сам может быть творцом опыта, в котором находятся его предметы, то он вынужден был выводить эти понятия из опыта (а именно из привычки, т.е. из субъективной необходимости, которая возникает в опыте вследствие частой ассоциации и которая в конце концов ошибочно принимается за объективную необходимость). Однако, придя к этим взглядам, Юм был вполне последователен в том смысле, что признал невозможным выходить за пределы опыта с этими понятиями и возникшими благодаря им основоположениями. Тем не менее эмпирическая дедукция, которой увлеклись оба указанных философа, не согласуется с действительностью наших априорных научных знаний, а именно с чистой математикой и общим естествознанием, и, следовательно, опровергается фактами.

Первый из этих знаменитых мужей широко раскрыл двери мечтательности, ибо разум, как только он имеет права на своей стороне, не может быть уже более сдерживаем в границах неопределенными восхвалениями умеренности; второй из них, полагая, что он обнаружил столь всеобщее заблуждение нашей познавательной способности, считаемое основанным на разуме знанием, целиком предался скептицизму. Мы попытаемся теперь показать, нельзя ли благополучно провести человеческий разум между этими двумя подводными камнями, указать ему определенные границы и тем не менее сохранять для него открытым все поприще его целесообразной деятельности.

Но раньше я хочу предпослать еще дефиницию категорий. Они понятия о предмете вообще, благодаря которым созерцание его рассматривается как определенное с точки зрения одной из логических функций суждения. Так, функция категорического суждения была отношением субъекта к предикату, например в суждении все тела делимы. Но в отношении чисто логического применения рассудка осталось неопределенным, какому из двух данных понятий нужно дать функцию субъекта и какому из них функцию предиката; ведь можно сказать также некое делимое есть тело. Но посредством категории субстанции, если подводить под нее понятие тела, определяется, что эмпирическое созерцание тела в опыте всегда должно рассматриваться только как субъект, а не как один только предикат. То же самое можно сказать и о всех остальных категориях.

Птн 25 Янв 2013 18:33:29
>>42285794
Тот пост просто доказывает, что и, не обладая высоким интеллектом, можно прекрасно быть "атеистом"

Птн 25 Янв 2013 18:34:14
>>42278516
> РУКОВОДСТВО ПО ТРОЛЛИНГУ. КАК ЗАТРОЛЛЕТЬ "ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ"
Книга не пройдет цензуру.
/тред

Птн 25 Янв 2013 18:35:20
>>42278516
Вы тупые? Православие потому и круто что на любой дурацкий вопрос есть ответ. Давайте, попробуйте затроллировать меня своими фактами-хуяктами.

Птн 25 Янв 2013 18:35:37
>>42279538
Посоны, где можно закупить себе немного российских людей?

Птн 25 Янв 2013 18:36:02
>>42285959
Поэтому и нужно делать электронное издание, которое может долго кочевать по интернетам.

Птн 25 Янв 2013 18:36:27
>>42285959
Если вы уж такие борцуны, могли бы зином издать.

Птн 25 Янв 2013 18:37:03
НЕ РАСКАЧИВАЙТЕ ЛОДКУ!
>>42285901
Что и требовалось доказать.
АТЕИСТЫ! ПРИШЛО ВРЕМЯ УСПОКОИТЬСЯ И ЗАТАИТЬСЯ!
ХРАНИТЕ СВОИ УБЕЖДЕНИЯ ПРИ СЕБЕ И ДЕЙСТВУЙТЕ ТОЛЬКО РАДИ СВОЕЙ ВЫГОДЫ!
ЧЕМ ПЛОХО, ЧТО ВОКРУГ ВАС БУДУТ ВОННАБИ ВСЕПРОЩАЮЩИЕ ПОДСТАВЛЯЮЩИЕ ЩЕКУ РАБЫ?
ЧЕМ БОЛЬШЕ РАБОВ, ТЕМ БОЛЬШЕ ПОТРЕБУЕТСЯ РАБОВЛАДЕЛЬЦЕВ

Птн 25 Янв 2013 18:37:26
>>42285907
Семен незаметен как никогда.

Птн 25 Янв 2013 18:38:34
НЕ РАСКАЧИВАЙТЕ ЛОДКУ!
>>42286125
Тупица, я и не скрываюсь.

Птн 25 Янв 2013 18:39:58
>>42285781
Реквестирую годную книжку по сабжу.

Птн 25 Янв 2013 18:41:20
>>42286111
Трипл не врет. Своему ребенку и дома можно доходчиво объяснить, что есть, а что под сомнением, а некоторая воспитательная функция основ православия будет полезна ущербным в плане культурного поведения детям.

Птн 25 Янв 2013 18:42:28
>>42282365
Не преподнесёшь. Источники напрямую указывают что за содомский грех в жопу полагалая смертная казнь.

Птн 25 Янв 2013 18:44:04
>>42285959
>Книга не пройдет цензуру.
Но ведь цензура запрещена конституцией, а книгам для выхода в печать её проходить не нужно. Единственное, что книгу могут запретить позже, как экстремистское издание. Но это ещё умудриться надо.

Птн 25 Янв 2013 18:44:26
>>42278516
>например, про притеснение евреев в РИ.
Ну так они это сами заслужили, сильно замаравшись клеветой и подлостью. Пока христианство в Риме только зарождалось, евреи высыпали на головы христиан тонны клеветы, и провоцировали репрессии в отношении их. Вплоть до того, что на христиан была возложена вина за сожжение Рима. Но потом римляне разобрались, кто есть кто, и под раздачу пошли евреи. Все закономерно же, и предсказуемо. Холокост, очевидно, так же является отработкой евреями "римской" кармы. Хотя и неполной.

Птн 25 Янв 2013 18:45:35
>>42286264
Гугол учебник логики

Птн 25 Янв 2013 18:52:04
>>42286017
Хули меня никто не траллирует, скучно же. Вы даже меня одного затраллировать не можете. А тут РПЦ.

Птн 25 Янв 2013 18:52:22
>>42279266
Два чаю этому анону. И тому школьнику, который сейчас заходит в книжный и покупает там что-либо. Смищнявочка, мемчики - вот где нужно это всё делать.

Птн 25 Янв 2013 18:52:34
>>42284832
>Если у человека есть башка на плечах, он сам к этому придет и найдет нужные источники для просвещения и развития
ну конечно, ученики младших класов сумеют самостоятельн найти себе источники для просвещения и развития соотвествующим их мировоззрению. не порите чушь, уважаемый, дети это плателин, что ему в школе на уроках ОПК в том они и будут верить, учитываю детскую веру во всемозможные чудеса.

Птн 25 Янв 2013 18:53:52
>>42286863
Джо, всем похуй.

Птн 25 Янв 2013 18:57:27
>>42278516
Мне кажется, будет так: если даже случится чудо и книжку получится выпустить, то это моментально "оскорбит чувства" говноверов. Ну а дальше изъятие и сгущенка, правда пока не знаю для кого, но кого-нибудь найдут, дабы впредь неповадно было в православном государстве такой ересью заниматься..

Птн 25 Янв 2013 18:59:44
>>42286468
> Цензура в РФ запрещена.
Уже вон какой вырос, а все в сказки веришь.

Птн 25 Янв 2013 19:00:35
>>42287156
> ..
Вся суть школоатеистов из вконтактика.

Птн 25 Янв 2013 19:00:38
>>42286863
Угадай всем похуйна тебя

Птн 25 Янв 2013 19:02:25
>>42287332
Вся суть школодетекторов из церкви.

Птн 25 Янв 2013 19:03:12
>>42287156
Нет.
Ну тупые, ну вы тупые. Если книгу запретят - это будет пиар ходом, пресса сразу ухватит и потащит, особенно на фоне пусси. Никто ничего не запретит, если книга прям таки вызовет диссонанс в обществе её просто тихонько выймут из оборота. Здалась блять ваша книга триста лет блять, сейчас блять книги никто и не читает из школоты-то, охуеть подрыв блять. Самая тупая идея в мире.

Птн 25 Янв 2013 19:04:22
>>42287338
А на других верующих не похуй схуяли?

Птн 25 Янв 2013 19:05:09
>>42278628
Потому что это анон, у него всегда дальше идеи не идёт. Анон может только пронзительно кукарекать со стороны параши.

Птн 25 Янв 2013 19:05:18
>>42287425
Не оправдывайся, вконтактодите. Отправляйся обратно.

Птн 25 Янв 2013 19:07:36
>>42287571
Щито поделать, десу. Анон не может даже такого же анона в вопросах веры затроллировать ИТТ, не то что всю общественность.

Птн 25 Янв 2013 19:10:12
Рекомендую использовать карикатуры. РПЦ и религия должны стать смешными. Смешному верить не хочется.

Птн 25 Янв 2013 19:10:25
>>42287476
>если книга прям таки вызовет диссонанс в обществе её просто тихонько выймут из оборота.
Что значит "тихонько выймут"? Придут ФСБшники, придушат тряпкой с хлороформом и спиздят тираж? Нельзя просто так взять и тихонько изъять книгу из оборота, особенно скандально известную.

Птн 25 Янв 2013 19:12:14
>>42287872
Да, обычно делают, как ты описал.

Птн 25 Янв 2013 19:12:52
>>42287476
> её просто тихонько выймут из оборота
Именно так. Чтобы не было скандалов и освещения за рубежом, как с пуськами, книгу потихоньку уберут из продажи. Максимум, что последует - бурление в бложиках, не более.

Птн 25 Янв 2013 19:13:57
>>42278516
Спасибо тебе анон. Скриню тред и с рапортом отправляю заведующему отдела образования митрополии.
Чувствую мне будет много благодарностей. Может и чем наградят.
мимопоп

Птн 25 Янв 2013 19:16:44
>>42287872
Блять, ты знаешь сколько юридических проволочек надо пройти для выпуска книги? Можно сказать что экземпляр в книжную палату не дошёл или ИСБН фальшивый, тех кто продаёт такие издания могут наказать или вообще лицензии лишить, вообще причин тысяча, так что не надо тут. Всё чинно, адекватно, пришлют уведомление не продавать - и не будут продавать.

Птн 25 Янв 2013 19:19:09
>>42288257
ни сколько, я действительно поп и помощник благочинного по образованию.

Птн 25 Янв 2013 19:21:04
>>42288257
Передай ему от меня что он хуй. ПОЖАЛУЙСТА!

Птн 25 Янв 2013 19:21:21
>>42288191
Только двач-то пускай не закрывают. Это же православная борда.

Птн 25 Янв 2013 19:21:35

Птн 25 Янв 2013 19:21:53
>>42288324
Может, у блаженного иерея и пруфы найдутся?

Птн 25 Янв 2013 19:22:39
>>42278516
Написал тебе на почту, ОП, ответь.

Птн 25 Янв 2013 19:22:52
>>42288324
Пруфов не будет?

Птн 25 Янв 2013 19:23:01
>>42288215
Ай не пизди, существует куча возможностей обхода этих запретов. ISBN и подобные вещи существуют в основном для обеспечения защиты авторских прав. Нам на это глубоко насрать.
>Международная стандартная нумерация книг не распространяется на
>периодические и продолжающиеся (сериальные) издания (журналы, газеты, бюллетени, периодически продолжающиеся сборники, нумерованные ежегодники);
>предназначенные для временного использования печатные издания (рекламные, раздаточные материалы, программы мероприятий, календарные планы, календари, не являющиеся изданиями книжного типа, товаросопроводительные документы);
>издания с любыми ограничительными пометками;
>листовые издания;
>нотные издания;
>изоиздания;
>картографические издания (кроме атласов);
>авторефераты диссертаций;
>препринты;
>отдельные издания нормативно-технических документов (патенты, стандарты, прейскуранты);
>конспекты лекций, учебные программы и планы, издания в карточной форме.
Выпускай книжку под видом любого из вышеперечисленного, и никто тебе слова не скажет.

Птн 25 Янв 2013 19:23:21
>>42288467
Я буду ходатайствовать за двач, или как там сейчас это называется.
не закроем

Птн 25 Янв 2013 19:23:37
А ещё я сосу хуй у благочинного и люблю лизать его волосатые яйца. Содомия в почёте.

Птн 25 Янв 2013 19:25:34
>>42288553
>авторефераты диссертаций
This. На тему траулинг РПЦ в эпоху поздней СТАБИЛЬНОСТИ

Птн 25 Янв 2013 19:25:55
>>42288592
Собирался сделать пруф. Но подумал хорошенько и понял, что на рачном это делать бесполезно.

Птн 25 Янв 2013 19:26:39
>>42288573
> не закроем

Птн 25 Янв 2013 19:27:46
>>42288730
А, ну конечно.

Птн 25 Янв 2013 19:27:56
>>42288730
Ай пиздабол

Птн 25 Янв 2013 19:28:38
>>42288553
>периодические и продолжающиеся (сериальные) издания (журналы, газеты, бюллетени, периодически продолжающиеся сборники, нумерованные ежегодники);
Нужен ИССН и вообще тут всё ещё строже.

>предназначенные для временного использования печатные издания (рекламные, раздаточные материалы, программы мероприятий, календарные планы, календари, не являющиеся изданиями книжного типа, товаросопроводительные документы);
>издания с любыми ограничительными пометками;
>листовые издания;
>нотные издания;
>изоиздания;
>картографические издания (кроме атласов);
>авторефераты диссертаций;
>препринты;
>отдельные издания нормативно-технических документов (патенты, стандарты, прейскуранты);
>конспекты лекций, учебные программы и планы, издания в карточной форме.

На это всё есть ГОСТЫ, половина продукции не подлежит продаже, если продукция не соответсвует ГОСТАМ её тоже никто продавать не будет.

Птн 25 Янв 2013 19:29:55
>>42288707
Не подлежит продаже.

Птн 25 Янв 2013 19:30:16
>>42288845
Ваше мнение меня не интересует. Самое главное что вы даете мне возможность докладывать на верх самое интересное. Жду повышения.

Птн 25 Янв 2013 19:30:34
>>42278516
Анон, РПЦ сама себя этим предметом затралела. Ты правильно заметил что школота любит бороться с системой. Будет как с литературой, которую большинство школия ненавидит.

Птн 25 Янв 2013 19:36:33
>>42288986
И что для тебя самое интересное? Нигры? Копро? Расчленёнка? Лоли? ЦП?

Птн 25 Янв 2013 19:40:06
>>42289338
Про РПЦ и... люблю пони-треды, не треды конечно, самих пони, без r34.
>Нигры? Копро? Расчленёнка? Лоли? ЦП?
Да, ну, тут не так все плохо же.

Птн 25 Янв 2013 19:41:35
>>42289541
> Нигры? Копро? Расчленёнка? Лоли? ЦП?
> Да, ну, тут не так все плохо же.
И что же на твой взгляд из перечисленного попадает под не так все плохо?

Птн 25 Янв 2013 19:43:10
>>42288324
На двачи кого только не заносит.
И что с этого? кроме профитов твоей поповой жопе

Птн 25 Янв 2013 19:44:20
>>42289625
Здесь не только копро с расчлененкой и цп, есть и интересные треды. Но в основном я вас сливаю наверх.

Птн 25 Янв 2013 19:48:02
>>42289338
Как там в 2006?

Птн 25 Янв 2013 19:51:44
>>42289937
Аватаркофаг.

Птн 25 Янв 2013 19:53:52
>>42289810
> Но в основном я вас сливаю наверх.
суть рпц.
стукачи и крысы.

Птн 25 Янв 2013 19:55:05
>>42288536
Ответил.

Птн 25 Янв 2013 19:55:18
>>42290426
Они и так будут гореть в аду, если не вернутся в лоно Католической Церкви.

Птн 25 Янв 2013 20:44:21
Итак, няши, начало неплохое. Сегодня несмотря на вайпы было рождено некоторое количество контента и составлен план действий. Можно приступать к напейсанию контручебника, чтобы каждый анон разобрал определённую главу, например.

1. Для оргвопросов и формирования основной группы нужна конфа. Добавляйтесь в фейкоскайп raptor_jesus_lol

2. Ищутся аноны, у которых есть младший брат-школьник. Чтобы опросить его лично о том, как уроки ОПК выглядят на практике, узнать все подводные камни от непосредственного участника событий.

ОП

Птн 25 Янв 2013 20:49:00
>>42293886
Вангую, приходит поп и рассказывает охуительные истории за православие самодержавие народность, а на задней парте сидит класснуха и ебашит специальной линейкой за любой шаг влево-вправо.

Птн 25 Янв 2013 20:50:51
>>42294198
>а на задней парте сидит класснуха и ебашит специальной линейкой за любой шаг влево-вправо.
И отправляется нахуй из школы по первому же иску.

Птн 25 Янв 2013 21:04:58
>>42294198
Ютуб говорит, что всё несколько веселее.

Птн 25 Янв 2013 21:27:33
>>42295231
пичаль
против такого только если толсто заменять отдельные слова.

Птн 25 Янв 2013 21:29:11
http://2ch.pm/po/res/1834173.html Алсо-хуялсо, посоветуйте-хуёсоветуйте годных-хуёдных сервисов-хуервисов открытого-хуёткрытого редактирования-хуедактирования. Гугль-блокнот-хуюгль-хуёкнот, как-хуяк я понимаю-хуёнимаю, выпилен-хуипилен.

Птн 25 Янв 2013 21:30:01
>>42296723
там же зомби

Птн 25 Янв 2013 21:37:11
>>42293886
Поехавший. Ты просто читни википедию.


← К списку тредов