Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 03.02.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/42816207.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Вск 03 Фев 2013 18:35:56
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.


Вск 03 Фев 2013 18:37:03
Ага, няша. И ей добра от меня. Лол.

Вск 03 Фев 2013 18:37:18
>>42816207
Вот это - собака, а на ОП-пике - крыса

Вск 03 Фев 2013 18:38:28
>>42816274
Урур, уже передала

Вск 03 Фев 2013 18:40:14
>>42816289
Оставь зло всяк сюда входящий

Вск 03 Фев 2013 18:40:58
>>42816274
Ня-ня-ня :3

inb4:съеби анимуфаг

Вск 03 Фев 2013 18:41:10
>>42816207
И тебе добра, няша

Вск 03 Фев 2013 18:42:12
>>42816544
Кака сиамская киска :3

Вск 03 Фев 2013 18:42:18
А ПАЧЕМУ НЕ АРШАВИН????!!! ХЪХЪХЪXDDDD))))))

Вск 03 Фев 2013 18:43:20
Всем котика, жрущего собачью еду.

Вск 03 Фев 2013 18:44:34
>>42816612
Какая?

Вск 03 Фев 2013 18:45:07
>>42816488
На доброчан, быдло

Вск 03 Фев 2013 18:45:22
>>42816207
Спасибо, Руни. :3

Вск 03 Фев 2013 18:46:06
>>42816697
Ахахх,нет. Кстати, у моего Руни тоже текут слюни в машине! Я в прошлый раз очень за него волновалась!

Вск 03 Фев 2013 18:47:38
>>42816827
> Ахахх,нет. Кстати, у моего Руни тоже текут слюни в машине! Я в прошлый раз очень за него волновалась!

> Ахахх,нет.

> Ахахх

Съеби с борд ньюфажина

Вск 03 Фев 2013 18:49:01
>>42816934
Два года тебе не ньюфажина, няша
Я просто люблю эту манеру написания.

Вск 03 Фев 2013 18:49:48
>>42817008

Ты наверное видел еще тот сомалич

Вск 03 Фев 2013 18:51:26
>>42817060
Возможно, еще тот тиреч. Когда там домен сменили, не помню.

Вск 03 Фев 2013 18:54:10
>>42817153

Мне даже писать ничего не нужно, все и так понятно. Сажи раку, призываю вайпер-куна

Вск 03 Фев 2013 18:54:57
>>42817320
Да жалко что ли. Пускай постит свою собачку. Милая же.

Вск 03 Фев 2013 18:57:49
>>42817520
Кончилась? Могу подкинуть.

Вск 03 Фев 2013 18:58:24
>>42817153
Борды проебаны

Вск 03 Фев 2013 18:59:12
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.

Вск 03 Фев 2013 18:59:22
>>42817615
Борды на свет такими появились.

Вск 03 Фев 2013 18:59:35
>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.

Вск 03 Фев 2013 19:00:06
>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.

Вск 03 Фев 2013 19:01:21
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.

Вск 03 Фев 2013 19:01:43
>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.

Вск 03 Фев 2013 19:01:47
Постите же своих нящ, аноны!
Доброи няши победят!

Вск 03 Фев 2013 19:02:22
>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.

Вск 03 Фев 2013 19:02:50
>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя сыобака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.

Вск 03 Фев 2013 19:03:06
>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:03:21
>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:03:28
>>42817858
последняя

Вск 03 Фев 2013 19:03:36
>>42817663
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:04:08
>>42817858
Sometime, somewhere.

Вск 03 Фев 2013 19:04:12
>>42817980
БОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫБОРДЫ ПРОЕБАНЫ

Вск 03 Фев 2013 19:05:30
>>42818037
В 15321539 годах король Англии Генрих VIII разорвал отношения с Ватиканом, учредил Церковь Англии и национализировал монастырские владения. Епископы, отказавшиеся подчиниться Актам о супрематии, были казнены. Приближённые короля были щедро вознаграждены монастырскими землями, широкий круг лояльного к Генриху дворянства обогатился на земельных спекуляциях[4]. Генрих был последователен в вопросах денежных и политических, но не имел твёрдого мнения в вопросах веры в последующие годы он склонялся и к реставрации католического обряда, и к протестантизму. Его старшая дочь Мария (15161558) выросла католичкой, сын Эдуард (15371553) протестантом. Личные религиозные взгляды младшей дочери Генриха Елизаветы (15331603) остаются точно неизвестными (в годы своего правления Елизавета придерживалась [среднего курсаk на примирение католиков и протестантов).

Генрих скончался в 1547 году, передав трон малолетнему Эдуарду. Назначенный Генрихом совет верховников передал исключительные регентские права Эдуарду Сеймуру (с 1547 года герцог Сомерсет). В 1549 году Сеймур попал в опалу, а место регента занял Джон Дадли (с 1551 года герцог Нортумберленд). И Сеймур, и Дадли активно проводили протестантские реформы, но не могли изменить исторически сложившуюся религиозность народа: протестанты были сильны при дворе, но абсолютное большинство англичан оставались убеждёнными католиками[5]. В 1549 году замена богослужебных книг спровоцировала народное восстание в западной Англии[en][6], а несправедливый раздел земель и огораживания восстание Роберта Кета в Норфолке[7].



Мария I, портрет 1554 года
В феврале 1553 года Эдуард заболел как оказалось, неизлечимо. В июне 1553 года находившийся при смерти король под влиянием Дадли отстранил Марию и Елизавету от престолонаследия и назначил своей преемницей шестнадцатилетнюю Джейн Грей, правнучку Генриха VII и невестку временщика Дадли. После смерти Эдуарда, последовавшей 6 июля, Джейн Грей [правилаk Англией с 10 по 19 июля 1553 года. За это время бежавшая из Лондона католичка Мария сумела мобилизовать внушительную армию и склонить на свою сторону Тайный Совет. После того, как рассчитывавший на скорую военную победу Джон Дадли отправился вдогонку за Марией, Совет низложил Джейн Грей и призвал на трон Марию. Джон Дадли сдался на милость победительницы и был казнён 22 августа 1553 года[8]. Джейн Грей и её муж Гилфорд Дадли были осуждены на смерть 13 ноября 1553 года, но колебавшаяся Мария не торопилась исполнять приговор[9].

После переворота незамужняя Мария озаботилась подбором подходящего жениха. 2 августа 1553 года Мария публично сказала, что, будучи частным лицом, она не собиралась выходить замуж но, став королевой, она должна найти себе супруга[10]. Свой выбор Мария доверила двоюродному брату и наставнику Карлу V, сделав оговорку, что окончательное решение остаётся за ней[11]. Первым, ожидаемым и приемлемым для знати кандидатом стал Эдвард Кортни, правнук короля Эдуарда IV и дальний родственник Марии. Всю свою сознательную жизнь, с 1538 года по 1553 год, он провёл в заточении в Тауэре. Мария освободила Кортни и вернула ему титул графа Девон, но лично с ним не встретилась[11]. Вероятно, она ожидала, что Кортни будет сам искать встречи с ней, но тот, опасаясь придворных интриг, не предпринял никаких шагов к сближению[12]. Интриги всё же последовали со стороны испанских послов, распространявших слухи о возможном союзе между Кортни и Елизаветой[12].

[править]Заговор



Филипп II, фрагмент портрета 1557 года
29 сентября 1553 года Мария приняла в орден Бани группу новых кавалеров, включая Кортни и Генри Невилла, лорда Абергавенни[en], а 1 октября короновалась в Вестминстерском аббатстве[13]. К этому времени казна королевства опустела, и Марии пришлось всерьёз задуматься о внешних займах[14]. По мнению Дэвида Лодса[en], Мария осознавала свою неспособность управлять страной и в трудную минуту опиралась в первую очередь на своих родственников по материнской линии испанских Габсбургов, которых представлял в Лондоне посол Симон Ренар[15]. Под влиянием Ренара королева отказалась от брака с Кортни в пользу испанца Филиппа II[16]. 23 октября Мария, не называя имени Филиппа, разъяснила своё решение вельможам и епископам, просившим её о браке с Кортни: государству и королеве нужен не брак с англичанином, но династический союз с мощной дружественной державой[17]. 16 ноября депутаты Палаты общин обратились к Марии с петицией в пользу брака с соотечественником и получили жёсткий отказ[18][19]. Слухи о предстоящем браке с Филиппом просочились из дворца на улицы, взбудоражив лондонскую чернь и дворянскую оппозицию[20]. Народ не доверял испанцам, дворяне-протестанты обоснованно опасались католической реакции[20].

По мнению Лодса, мятеж зародился именно в среде парламентариев, несогласных с выбором королевы[18]. Ядро заговора составили депутаты Николас Арнолд[en], Питер Керью[en], Джеймс Крофт (Крофтс), Уильям Пикеринг, Эдвард Робертс, Томас Уайетт и Джордж Харпер, а также Уильям Уинтер и Уильям Томас[16]. Арнолд, Крофт, Керью, Уайетт были крупными землевладельцами, Пикеринг послом во Франции во времена Джона Дадли, Уинтер служил контролёром флота, Томас клерком Тайного Совета. Керью, Пикеринг, Томас и Уайетт были протестантами, другие заговорщики не имели явных религиозных убеждений. Все, кроме Томаса, принадлежали к высшему классу английского общества, но влиятельных вельмож и военачальников среди них не было[18]. Крупнейшие деятели времён Генриха VIII и Эдуарда, дожившие до ноября 1553 года, благоразумно предпочли остаться в тени[21]: к заговору примкнул только Генри Грей, отец Джейн Грей[22].



Эдуард Кортни, прижизненный портрет
26 ноября 1553 года[21] несогласные впервые встретились в окрестностях лондонского замка Бейнерд[en][20], чтобы обсудить возможность переворота. Уильям Томас, который, возможно, и организовал эту встречу, настаивал на убийстве Марии, но большинство заговорщиков высказались за сохранение ей жизни[23]. Место Томаса во главе заговора перешло к Джеймсу Крофту[23]. К 22 декабря определилась тактика восстания. Мятеж должен был вспыхнуть на Пасху, 18 марта 1554 года, одновременно в четырёх местах: Крофт отвечал за возмущение в Хартфордшире, Генри Грей в Лестершире, Уайетт в Кенте, Керью с поддержкой Кортни в Девоне[20][24]. Именно Девон родина Кортни и вероятный плацдарм высадки испанцев считался первоочередной целью[24]. Кортни был посвящён в заговор, но не принял в нём активного участия[25]. По мнению биографа Кортни Джеймса Тейлора, проживший половину жизни в тюремной камере Кортни вряд ли рискнул бы своей долгожданной свободой[26]. Ни Уайетт, ни его ближайшие сторонник

Вск 03 Фев 2013 19:05:34
>>42818037
В 15321539 годах король Англии Генрих VIII разорвал отношения с Ватиканом, учредил Церковь Англии и национализировал монастырские владения. Епископы, отказавшиеся подчиниться Актам о супрематии, были казнены. Приближённые короля были щедро вознаграждены монастырскими землями, широкий круг лояльного к Генриху дворянства обогатился на земельных спекуляциях[4]. Генрих был последователен в вопросах денежных и политических, но не имел твёрдого мнения в вопросах веры в последующие годы он склонялся и к реставрации католического обряда, и к протестантизму. Его старшая дочь Мария (15161558) выросла католичкой, сын Эдуард (15371553) протестантом. Личные религиозные взгляды младшей дочери Генриха Елизаветы (15331603) остаются точно неизвестными (в годы своего правления Елизавета придерживалась [среднего курсаk на примирение католиков и протестантов).

Генрих скончался в 1547 году, передав трон малолетнему Эдуарду. Назначенный Генрихом совет верховников передал исключительные регентские права Эдуарду Сеймуру (с 1547 года герцог Сомерсет). В 1549 году Сеймур попал в опалу, а место регента занял Джон Дадли (с 1551 года герцог Нортумберленд). И Сеймур, и Дадли активно проводили протестантские реформы, но не могли изменить исторически сложившуюся религиозность народа: протестанты были сильны при дворе, но абсолютное большинство англичан оставались убеждёнными католиками[5]. В 1549 году замена богослужебных книг спровоцировала народное восстание в западной Англии[en][6], а несправедливый раздел земель и огораживания восстание Роберта Кета в Норфолке[7].



Мария I, портрет 1554 года
В феврале 1553 года Эдуард заболел как оказалось, неизлечимо. В июне 1553 года находившийся при смерти король под влиянием Дадли отстранил Марию и Елизавету от престолонаследия и назначил своей преемницей шестнадцатилетнюю Джейн Грей, правнучку Генриха VII и невестку временщика Дадли. После смерти Эдуарда, последовавшей 6 июля, Джейн Грей [правилаk Англией с 10 по 19 июля 1553 года. За это время бежавшая из Лондона католичка Мария сумела мобилизовать внушительную армию и склонить на свою сторону Тайный Совет. После того, как рассчитывавший на скорую военную победу Джон Дадли отправился вдогонку за Марией, Совет низложил Джейн Грей и призвал на трон Марию. Джон Дадли сдался на милость победительницы и был казнён 22 августа 1553 года[8]. Джейн Грей и её муж Гилфорд Дадли были осуждены на смерть 13 ноября 1553 года, но колебавшаяся Мария не торопилась исполнять приговор[9].

После переворота незамужняя Мария озаботилась подбором подходящего жениха. 2 августа 1553 года Мария публично сказала, что, будучи частным лицом, она не собиралась выходить замуж но, став королевой, она должна найти себе супруга[10]. Свой выбор Мария доверила двоюродному брату и наставнику Карлу V, сделав оговорку, что окончательное решение остаётся за ней[11]. Первым, ожидаемым и приемлемым для знати кандидатом стал Эдвард Кортни, правнук короля Эдуарда IV и дальний родственник Марии. Всю свою сознательную жизнь, с 1538 года по 1553 год, он провёл в заточении в Тауэре. Мария освободила Кортни и вернула ему титул графа Девон, но лично с ним не встретилась[11]. Вероятно, она ожидала, что Кортни будет сам искать встречи с ней, но тот, опасаясь придворных интриг, не предпринял никаких шагов к сближению[12]. Интриги всё же последовали со стороны испанских послов, распространявших слухи о возможном союзе между Кортни и Елизаветой[12].

[править]Заговор



Филипп II, фрагмент портрета 1557 года
29 сентября 1553 года Мария приняла в орден Бани группу новых кавалеров, включая Кортни и Генри Невилла, лорда Абергавенни[en], а 1 октября короновалась в Вестминстерском аббатстве[13]. К этому времени казна королевства опустела, и Марии пришлось всерьёз задуматься о внешних займах[14]. По мнению Дэвида Лодса[en], Мария осознавала свою неспособность управлять страной и в трудную минуту опиралась в первую очередь на своих родственников по материнской линии испанских Габсбургов, которых представлял в Лондоне посол Симон Ренар[15]. Под влиянием Ренара королева отказалась от брака с Кортни в пользу испанца Филиппа II[16]. 23 октября Мария, не называя имени Филиппа, разъяснила своё решение вельможам и епископам, просившим её о браке с Кортни: государству и королеве нужен не брак с англичанином, но династический союз с мощной дружественной державой[17]. 16 ноября депутаты Палаты общин обратились к Марии с петицией в пользу брака с соотечественником и получили жёсткий отказ[18][19]. Слухи о предстоящем браке с Филиппом просочились из дворца на улицы, взбудоражив лондонскую чернь и дворянскую оппозицию[20]. Народ не доверял испанцам, дворяне-протестанты обоснованно опасались католической реакции[20].

По мнению Лодса, мятеж зародился именно в среде парламентариев, несогласных с выбором королевы[18]. Ядро заговора составили депутаты Николас Арнолд[en], Питер Керью[en], Джеймс Крофт (Крофтс), Уильям Пикеринг, Эдвард Робертс, Томас Уайетт и Джордж Харпер, а также Уильям Уинтер и Уильям Томас[16]. Арнолд, Крофт, Керью, Уайетт были крупными землевладельцами, Пикеринг послом во Франции во времена Джона Дадли, Уинтер служил контролёром флота, Томас клерком Тайного Совета. Керью, Пикеринг, Томас и Уайетт были протестантами, другие заговорщики не имели явных религиозных убеждений. Все, кроме Томаса, принадлежали к высшему классу английского общества, но влиятельных вельмож и военачальников среди них не было[18]. Крупнейшие деятели времён Генриха VIII и Эдуарда, дожившие до ноября 1553 года, благоразумно предпочли остаться в тени[21]: к заговору примкнул только Генри Грей, отец Джейн Грей[22].



Эдуард Кортни, прижизненный портрет
26 ноября 1553 года[21] несогласные впервые встретились в окрестностях лондонского замка Бейнерд[en][20], чтобы обсудить возможность переворота. Уильям Томас, который, возможно, и организовал эту встречу, настаивал на убийстве Марии, но большинство заговорщиков высказались за сохранение ей жизни[23]. Место Томаса во главе заговора перешло к Джеймсу Крофту[23]. К 22 декабря определилась тактика восстания. Мятеж должен был вспыхнуть на Пасху, 18 марта 1554 года, одновременно в четырёх местах: Крофт отвечал за возмущение в Хартфордшире, Генри Грей в Лестершире, Уайетт в Кенте, Керью с поддержкой Кортни в Девоне[20][24]. Именно Девон родина Кортни и вероятный плацдарм высадки испанцев считался первоочередной целью[24]. Кортни был посвящён в заговор, но не принял в нём активного участия[25]. По мнению биографа Кортни Джеймса Тейлора, проживший половину жизни в тюремной камере Кортни вряд ли рискнул бы своей долгожданной свободой[26]. Ни Уайетт, ни его ближайшие сторонник
ставался в Лондоне до 19 января включительно[36]. 20 января он навестил в Эшридже[en] Елизавету и безуспешно пытался убедить её уехать подальше от Лондона и Марии[52]. После этого Крофт не предпринял никаких активных действий, и его имя исчезло из исторических свидетельств вплоть до его ареста 13 февраля. Слухи об отрядах мятежников в Хартфордшире, где Крофт собирался поднять мятеж, оказались ложными.

Эдуард Кортни окончательно выбыл из борьбы 21 января. В этот день Гардинер вызвал к себе Кортни и учинил ему жёсткий допрос. Епископ убедил Кортни разорвать все связи с заговором и затаиться, а затем уничтожил компрометировавшие Кортни документы[27][53].

До 22 января двор оставался в неведении о самом опасном направлении мятежа, возглавляемом Томасом Уайеттом[54]. Опаснейшим врагом Марии в эти дни казалась Елизавета. Гардинер убеждал Марию в том, что мятежники хотят привести к власти Елизавету, и требовал её немедленного ареста[55]. В июле 1553 года Елизавета легко мобилизовала две тысячи вооружённых всадников силу, с которой не могли не считаться при дворе. Мария потребовала, чтобы находившаяся в Эшридже, в двадцати семи милях от Лондона, Елизавета немедленно прибыла ко двору в Вестминстер[56]. Елизавета в эти дни была нездорова, но посланники Марии принудили её к переезду. Поездка, занявшая пять суток, фактически была арестом: Марии было необходимо не присутствие Елизаветы в Лондоне, но её изоляция[56]. Свидетельства современников об этом эпизоде крайне противоречивы ясно только то, что не участвовавшая в заговоре Елизавета не пыталась, да и не могла бежать от сестры[57].

[править]Поход Уайетта</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:06:35
>>42818037
В 15321539 годах король Англии Генрих VIII разорвал отношения с Ватиканом, учредил Церковь Англии и национализировал монастырские владения. Епископы, отказавшиеся подчиниться Актам о супрематии, были казнены. Приближённые короля были щедро вознаграждены монастырскими землями, широкий круг лояльного к Генриху дворянства обогатился на земельных спекуляциях[4]. Генрих был последователен в вопросах денежных и политических, но не имел твёрдого мнения в вопросах веры в последующие годы он склонялся и к реставрации католического обряда, и к протестантизму. Его старшая дочь Мария (15161558) выросла католичкой, сын Эдуард (15371553) протестантом. Личные религиозные взгляды младшей дочери Генриха Елизаветы (15331603) остаются точно неизвестными (в годы своего правления Елизавета придерживалась [среднего курсаk на примирение католиков и протестантов).

Генрих скончался в 1547 году, передав трон малолетнему Эдуарду. Назначенный Генрихом совет верховников передал исключительные регентские права Эдуарду Сеймуру (с 1547 года герцог Сомерсет). В 1549 году Сеймур попал в опалу, а место регента занял Джон Дадли (с 1551 года герцог Нортумберленд). И Сеймур, и Дадли активно проводили протестантские реформы, но не могли изменить исторически сложившуюся религиозность народа: протестанты были сильны при дворе, но абсолютное большинство англичан оставались убеждёнными католиками[5]. В 1549 году замена богослужебных книг спровоцировала народное восстание в западной Англии[en][6], а несправедливый раздел земель и огораживания восстание Роберта Кета в Норфолке[7].



Мария I, портрет 1554 года
В феврале 1553 года Эдуард заболел как оказалось, неизлечимо. В июне 1553 года находившийся при смерти король под влиянием Дадли отстранил Марию и Елизавету от престолонаследия и назначил своей преемницей шестнадцатилетнюю Джейн Грей, правнучку Генриха VII и невестку временщика Дадли. После смерти Эдуарда, последовавшей 6 июля, Джейн Грей [правилаk Англией с 10 по 19 июля 1553 года. За это время бежавшая из Лондона католичка Мария сумела мобилизовать внушительную армию и склонить на свою сторону Тайный Совет. После того, как рассчитывавший на скорую военную победу Джон Дадли отправился вдогонку за Марией, Совет низложил Джейн Грей и призвал на трон Марию. Джон Дадли сдался на милость победительницы и был казнён 22 августа 1553 года[8]. Джейн Грей и её муж Гилфорд Дадли были осуждены на смерть 13 ноября 1553 года, но колебавшаяся Мария не торопилась исполнять приговор[9].

После переворота незамужняя Мария озаботилась подбором подходящего жениха. 2 августа 1553 года Мария публично сказала, что, будучи частным лицом, она не собиралась выходить замуж но, став королевой, она должна найти себе супруга[10]. Свой выбор Мария доверила двоюродному брату и наставнику Карлу V, сделав оговорку, что окончательное решение остаётся за ней[11]. Первым, ожидаемым и приемлемым для знати кандидатом стал Эдвард Кортни, правнук короля Эдуарда IV и дальний родственник Марии. Всю свою сознательную жизнь, с 1538 года по 1553 год, он провёл в заточении в Тауэре. Мария освободила Кортни и вернула ему титул графа Девон, но лично с ним не встретилась[11]. Вероятно, она ожидала, что Кортни будет сам искать встречи с ней, но тот, опасаясь придворных интриг, не предпринял никаких шагов к сближению[12]. Интриги всё же последовали со стороны испанских послов, распространявших слухи о возможном союзе между Кортни и Елизаветой[12].

[править]Заговор



Филипп II, фрагмент портрета 1557 года
29 сентября 1553 года Мария приняла в орден Бани группу новых кавалеров, включая Кортни и Генри Невилла, лорда Абергавенни[en], а 1 октября короновалась в Вестминстерском аббатстве[13]. К этому времени казна королевства опустела, и Марии пришлось всерьёз задуматься о внешних займах[14]. По мнению Дэвида Лодса[en], Мария осознавала свою неспособность управлять страной и в трудную минуту опиралась в первую очередь на своих родственников по материнской линии испанских Габсбургов, которых представлял в Лондоне посол Симон Ренар[15]. Под влиянием Ренара королева отказалась от брака с Кортни в пользу испанца Филиппа II[16]. 23 октября Мария, не называя имени Филиппа, разъяснила своё решение вельможам и епископам, просившим её о браке с Кортни: государству и королеве нужен не брак с англичанином, но династический союз с мощной дружественной державой[17]. 16 ноября депутаты Палаты общин обратились к Марии с петицией в пользу брака с соотечественником и получили жёсткий отказ[18][19]. Слухи о предстоящем браке с Филиппом просочились из дворца на улицы, взбудоражив лондонскую чернь и дворянскую оппозицию[20]. Народ не доверял испанцам, дворяне-протестанты обоснованно опасались католической реакции[20].

По мнению Лодса, мятеж зародился именно в среде парламентариев, несогласных с выбором королевы[18]. Ядро заговора составили депутаты Николас Арнолд[en], Питер Керью[en], Джеймс Крофт (Крофтс), Уильям Пикеринг, Эдвард Робертс, Томас Уайетт и Джордж Харпер, а также Уильям Уинтер и Уильям Томас[16]. Арнолд, Крофт, Керью, Уайетт были крупными землевладельцами, Пикеринг послом во Франции во времена Джона Дадли, Уинтер служил контролёром флота, Томас клерком Тайного Совета. Керью, Пикеринг, Томас и Уайетт были протестантами, другие заговорщики не имели явных религиозных убеждений. Все, кроме Томаса, принадлежали к высшему классу английского общества, но влиятельных вельмож и военачальников среди них не было[18]. Крупнейшие деятели времён Генриха VIII и Эдуарда, дожившие до ноября 1553 года, благоразумно предпочли остаться в тени[21]: к заговору примкнул только Генри Грей, отец Джейн Грей[22].



Эдуард Кортни, прижизненный портрет
26 ноября 1553 года[21] несогласные впервые встретились в окрестностях лондонского замка Бейнерд[en][20], чтобы обсудить возможность переворота. Уильям Томас, который, возможно, и организовал эту встречу, настаивал на убийстве Марии, но большинство заговорщиков высказались за сохранение ей жизни[23]. Место Томаса во главе заговора перешло к Джеймсу Крофту[23]. К 22 декабря определилась тактика восстания. Мятеж должен был вспыхнуть на Пасху, 18 марта 1554 года, одновременно в четырёх местах: Крофт отвечал за возмущение в Хартфордшире, Генри Грей в Лестершире, Уайетт в Кенте, Керью с поддержкой Кортни в Девоне[20][24]. Именно Девон родина Кортни и вероятный плацдарм высадки испанцев считался первоочередной целью[24]. Кортни был посвящён в заговор, но не принял в нём активного участия[25]. По мнению биографа Кортни Джеймса Тейлора, проживший половину жизни в тюремной камере Кортни вряд ли рискнул бы своей долгожданной свободой[26]. Ни Уайетт, ни его ближайшие сторонник</strong>ставался в Лондоне до 19 января включительно[36]. 20 января он навестил в Эшридже[en] Елизавету и безуспешно пытался убедить её уехать подальше от Лондона и Марии[52]. После этого Крофт не предпринял никаких активных действий, и его имя исчезло из исторических свидетельств вплоть до его ареста 13 февраля. Слухи об отрядах мятежников в Хартфордшире, где Крофт собирался поднять мятеж, оказались ложными.

Эдуард Кортни окончательно выбыл из борьбы 21 января. В этот день Гардинер вызвал к себе Кортни и учинил ему жёсткий допрос. Епископ убедил Кортни разорвать все связи с заговором и затаиться, а затем уничтожил компрометировавшие Кортни документы[27][53].

До 22 января двор оставался в неведении о самом опасном направлении мятежа, возглавляемом Томасом Уайеттом[54]. Опаснейшим врагом Марии в эти дни казалась Елизавета. Гардинер убеждал Марию в том, что мятежники хотят привести к власти Елизавету, и требовал её немедленного ареста[55]. В июле 1553 года Елизавета легко мобилизовала две тысячи вооружённых всадников силу, с которой не могли не считаться при дворе. Мария потребовала, чтобы находившаяся в Эшридже, в двадцати семи милях от Лондона, Елизавета немедленно прибыла ко двору в Вестминстер[56]. Елизавета в эти дни была нездорова, но посланники Марии принудили её к переезду. Поездка, занявшая пять суток, фактически была арестом: Марии было необходимо не присутствие Елизаветы в Лондоне, но её изоляция[56]. Свидетельства современников об этом эпизоде крайне противоречивы ясно только то, что не участвовавшая в заговоре Елизавета не пыталась, да и не могла бежать от sadasсестры[57].

[править]Поход Уайетта</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:06:58
>>42818037
В 15321539 годах король Англии Генрих VIII разорвал отношения с Ватиканом, учредил Церковь Англии и национализировал монастырские владения. Епископы, отказавшиеся подчиниться Актам о супрематии, были казнены. Приближённые короля были щедро вознаграждены монастырскими землями, широкий круг лояльного к Генриху дворянства обогатился на земельных спекуляциях[4]. Генрих был последователен в вопросах денежных и политических, но не имел твёрдого мнения в вопросах веры в последующие годы он склонялся и к реставрации католического обряда, и к протестантизму. Его старшая дочь Мария (15161558) выросла католичкой, сын Эдуард (15371553) протестантом. Личные религиозные взгляды младшей дочери Генриха Елизаветы (15331603) остаются точно неизвестными (в годы своего правления Елизавета придерживалась [среднего курсаk на примирение католиков и протестантов).

Генрих скончался в 1547 году, передав трон малолетнему Эдуарду. Назначенный Генрихом совет верховников передал исключительные регентские права Эдуарду Сеймуру (с 1547 года герцог Сомерсет). В 1549 году Сеймур попал в опалу, а место регента занял Джон Дадли (с 1551 года герцог Нортумберленд). И Сеймур, и Дадли активно проводили протестантские реформы, но не могли изменить исторически сложившуюся религиозность народа: протестанты были сильны при дворе, но абсолютное большинство англичан оставались убеждёнными католиками[5]. В 1549 году замена богослужебных книг спровоцировала народное восстание в западной Англии[en][6], а несправедливый раздел земель и огораживания восстание Роберта Кета в Норфолке[7].



Мария I, портрет 1554 года
В феврале 1553 года Эдуард заболел как оказалось, неизлечимо. В июне 1553 года находившийся при смерти король под влиянием Дадли отстранил Марию и Елизавету от престолонаследия и назначил своей преемницей шестнадцатилетнюю Джейн Грей, правнучку Генриха VII и невестку временщика Дадли. После смерти Эдуарда, последовавшей 6 июля, Джейн Грей [правилаk Англией с 10 по 19 июля 1553 года. За это время бежавшая из Лондона католичка Мария сумела мобилизовать внушительную армию и склонить на свою сторону Тайный Совет. После того, как рассчитывавший на скорую военную победу Джон Дадли отправился вдогонку за Марией, Совет низложил Джейн Грей и призвал на трон Марию. Джон Дадли сдался на милость победительницы и был казнён 22 августа 1553 года[8]. Джейн Грей и её муж Гилфорд Дадли были осуждены на смерть 13 ноября 1553 года, но колебавшаяся Мария не торопилась исполнять приговор[9].

После переворота незамужняя Мария озаботилась подбором подходящего жениха. 2 августа 1553 года Мария публично сказала, что, будучи частным лицом, она не собиралась выходить замуж но, став королевой, она должна найти себе супруга[10]. Свой выбор Мария доверила двоюродному брату и наставнику Карлу V, сделав оговорку, что окончательное решение остаётся за ней[11]. Первым, ожидаемым и приемлемым для знати кандидатом стал Эдвард Кортни, правнук короля Эдуарда IV и дальний родственник Марии. Всю свою сознательную жизнь, с 1538 года по 1553 год, он провёл в заточении в Тауэре. Мария освободила Кортни и вернула ему титул графа Девон, но лично с ним не встретилась[11]. Вероятно, она ожидала, что Кортни будет сам искать встречи с ней, но тот, опасаясь придворных интриг, не предпринял никаких шагов к сближению[12]. Интриги всё же последовали со стороны испанских послов, распространявших слухи о возможном союзе между Кортни и Елизаветой[12].

[править]Заговор



Филипп II, фрагмент портрета 1557 года
29 сентября 1553 года Мария приняла в орден Бани группу новых кавалеров, включая Кортни и Генри Невилла, лорда Абергавенни[en], а 1 октября короновалась в Вестминстерском аббатстве[13]. К этому времени казна королевства опустела, и Марии пришлось всерьёз задуматься о внешних займах[14]. По мнению Дэвида Лодса[en], Мария осознавала свою неспособность управлять страной и в трудную минуту опиралась в первую очередь на своих родственников по материнской линии испанских Габсбургов, которых представлял в Лондоне посол Симон Ренар[15]. Под влиянием Ренара королева отказалась от брака с Кортни в пользу испанца Филиппа II[16]. 23 октября Мария, не называя имени Филиппа, разъяснила своё решение вельможам и епископам, просившим её о браке с Кортни: государству и королеве нужен не брак с англичанином, но династический союз с мощной дружественной державой[17]. 16 ноября депутаты Палаты общин обратились к Марии с петицией в пользу брака с соотечественником и получили жёсткий отказ[18][19]. Слухи о предстоящем браке с Филиппом просочились из дворца на улицы, взбудоражив лондонскую чернь и дворянскую оппозицию[20]. Народ не доверял испанцам, дворяне-протестанты обоснованно опасались католической реакции[20].

По мнению Лодса, мятеж зародился именно в среде парламентариев, несогласных с выбором королевы[18]. Ядро заговора составили депутаты Николас Арнолд[en], Питер Керью[en], Джеймс Крофт (Крофтс), Уильям Пикеринг, Эдвард Робертс, Томас Уайетт и Джордж Харпер, а также Уильям Уинтер и Уильям Томас[16]. Арнолд, Крофт, Керью, Уайетт были крупными землевладельцами, Пикеринг послом во Франции во времена Джона Дадли, Уинтер служил контролёром флота, Томас клерком Тайного Совета. Керью, Пикеринг, Томас и Уайетт были протестантами, другие заговорщики не имели явных религиозных убеждений. Все, кроме Томаса, принадлежали к высшему классу английского общества, но влиятельных вельмож и военачальников среди них не было[18]. Крупнейшие деятели времён Генриха VIII и Эдуарда, дожившие до ноября 1553 года, благоразумно предпочли остаться в тени[21]: к заговору примкнул только Генри Грей, отец Джейн Грей[22].



Эдуард Кортни, прижизненный портрет
26 ноября 1553 года[21] несогласные впервые встретились в окрестностях лондонского замка Бейнерд[en][20], чтобы обсудить возможность переворота. Уильям Томас, который, возможно, и организовал эту встречу, настаивал на убийстве Марии, но большинство заговорщиков высказались за сохранение ей жизни[23]. Место Томаса во главе заговора перешло к Джеймсу Крофту[23]. К 22 декабря определилась тактика восстания. Мятеж должен был вспыхнуть на Пасху, 18 марта 1554 года, одновременно в четырёх местах: Крофт отвечал за возмущение в Хартфордшире, Генри Грей в Лестершире, Уайетт в Кенте, Керью с поддержкой Кортни в Девоне[20][24]. Именно Девон родина Кортни и вероятный плацдарм высадки испанцев считался первоочередной целью[24]. Кортни был посвящён в заговор, но не принял в нём активного участия[25]. По мнению биографа Кортни Джеймса Тейлора, проживший половину жизни в тюремной камере Кортни вряд ли рискнул бы своей долгожданной свободой[26]. Ни Уайетт, ни его ближайшие сторонник</strong>ставался в Лондоне до 19 января включительно[36]. 20 января он навестил в Эшридже[en] Елизавету и безуспешно пытался убедить её уехать подальше от Лондона и Марии[52]. После этого Крофт не предпринял никаких активных действий, и его имя исчезло из исторических свидетельств вплоть до его ареста 13 февраля. Слухи об отрядах мятежников в Хартфордшире, где Крофт собирался поднять мятеж, оказались ложными.

Эдуард Кортни окончательно выбыл из борьбы 21 января. В этот день Гардинер вызвал к себе Кортни и учинил ему жёсткий допрос. Епископ убедил Кортни разорвать все связи с заговором и затаиться, а затем уничтожил компрометировавшие Кортни документы[27][53].

До 22 января двор оставался в неведении о самом опасном направлении мятежа, возглавляемом Томасом Уайеттом[54]. Опаснейшим врагом Марии в эти дни казалась Елизавета. Гардинер убеждал Марию в том, что мятежники хотят привести к власти Елизавету, и требовал её немедленного ареста[55]. В июле 1553 года Елизавета легко мобилизовала две тысячи вооружённых всадников силу, с которой не могли не считаться при дворе. Мария потребовала, чтобы находившаяся в Эшридже, в двадцати семи милях от Лондона, Елизавета немедленно прибыла ко двору в Вестминстер[56]. Елизавета в эти дни была нездорова, но посланники Марии принудили её к переезду. Поездка, занявшая пять суток, фактически была арестом: Марии было необходимо не присутствие Елизаветы в Лондоне, но её изоляция[56]. Свидетельства современников об этом эпизоде крайне противоречивы ясно только то, что не участвовавшая в заговоре Елизавета не пыталась, да и не могла бежать от sadasсестры[57].

[править]Поход Уайетта</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:07:13
Сап, двач.
Это моя собака, Руни, и этот няша желает вам добра.

Вск 03 Фев 2013 19:07:17
>>42818248
Люблю вики-вайп. Тиреч образовательный, лол.

Вск 03 Фев 2013 19:07:26
>>42818037
В 15321539 годах король Англии Генрих VIII разорвал отношения с Ватиканом, учредил Церковь Англии и национализировал монастырские владения. Епископы, отказавшиеся подчиниться Актам о супрематии, были казнены. Приближённые короля были щедро вознаграждены монастырскими землями, широкий круг лояльного к Генриху дворянства обогатился на земельных спекуляциях[4]. Генрих был последователен в вопросах денежных и политических, но не имел твёрдого мнения в вопросах веры в последующие годы он склонялся и к реставрации католического обряда, и к протестантизму. Его старшая дочь Мария (15161558) выросла католичкой, сын Эдуард (15371553) протестантом. Личные религиозные взгляды младшей дочери Генриха Елизаветы (15331603) остаются точно неизвестными (в годы своего правления Елизавета придерживалась [среднего курсаk на примирение католиков и протестантов).

Генрих скончался в 1547 году, передав трон малолетнему Эдуарду. Назначенный Генрихом совет верховников передал исключительные регентские права Эдуарду Сеймуру (с 1547 года герцог Сомерсет). В 1549 году Сеймур попал в опалу, а место регента занял Джон Дадли (с 1551 года герцог Нортумберленд). И Сеймур, и Дадли активно проводили протестантские реформы, но не могли изменить исторически сложившуюся религиозность народа: протестанты были сильны при дворе, но абсолютное большинство англичан оставались убеждёнными католиками[5]. В 1549 году замена богослужебных книг спровоцировала народное восстание в западной Англии[en][6], а несправедливый раздел земель и огораживания восстание Роберта Кета в Норфолке[7].



Мария I, портрет 1554 года
В феврале 1553 года Эдуард заболел как оказалось, неизлечимо. В июне 1553 года находившийся при смерти король под влиянием Дадли отстранил Марию и Елизавету от престолонаследия и назначил своей преемницей шестнадцатилетнюю Джейн Грей, правнучку Генриха VII и невестку временщика Дадли. После смерти Эдуарда, последовавшей 6 июля, Джейн Грей [правилаk Англией с 10 по 19 июля 1553 года. За это время бежавшая из Лондона католичка Мария сумела мобилизовать внушительную армию и склонить на свою сторону Тайный Совет. После того, как рассчитывавший на скорую военную победу Джон Дадли отправился вдогонку за Марией, Совет низложил Джейн Грей и призвал на трон Марию. Джон Дадли сдался на милость победительницы и был казнён 22 августа 1553 года[8]. Джейн Грей и её муж Гилфорд Дадли были осуждены на смерть 13 ноября 1553 года, но колебавшаяся Мария не торопилась исполнять приговор[9].

После переворота незамужняя Мария озаботилась подбором подходящего жениха. 2 августа 1553 года Мария публично сказала, что, будучи частным лицом, она не собиралась выходить замуж но, став королевой, она должна найти себе супруга[10]. Свой выбор Мария доверила двоюродному брату и наставнику Карлу V, сделав оговорку, что окончательное решение остаётся за ней[11]. Первым, ожидаемым и приемлемым для знати кандидатом стал Эдвард Кортни, правнук короля Эдуарда IV и дальний родственник Марии. Всю свою сознательную жизнь, с 1538 года по 1553 год, он провёл в заточении в Тауэре. Мария освободила Кортни и вернула ему титул графа Девон, но лично с ним не встретилась[11]. Вероятно, она ожидала, что Кортни будет сам искать встречи с ней, но тот, опасаясь придворных интриг, не предпринял никаких шагов к сближению[12]. Интриги всё же последовали со стороны испанских послов, распространявших слухи о возможном союзе между Кортни и Елизаветой[12].

[править]Заговор



Филипп II, фрагмент портрета 1557 года
29 сентября 1553 года Мария приняла в орден Бани группу новых кавалеров, включая Кортни и Генри Невилла, лорда Абергавенни[en], а 1 октября короновалась в Вестминстерском аббатстве[13]. К этому времени казна королевства опустела, и Марии пришлось всерьёз задуматься о внешних займах[14]. По мнению Дэвида Лодса[en], Мария осознавала свою неспособность управлять страной и в трудную минуту опиралась в первую очередь на своих родственников по материнской линии испанских Габсбургов, которых представлял в Лондоне посол Симон Ренар[15]. Под влиянием Ренара королева отказалась от брака с Кортни в пользу испанца Филиппа II[16]. 23 октября Мария, не называя имени Филиппа, разъяснила своё решение вельможам и епископам, просившим её о браке с Кортни: государству и королеве нужен не брак с англичанином, но династический союз с мощной дружественной державой[17]. 16 ноября депутаты Палаты общин обратились к Марии с петицией в пользу брака с соотечественником и получили жёсткий отказ[18][19]. Слухи о предстоящем браке с Филиппом просочились из дворца на улицы, взбудоражив лондонскую чернь и дворянскую оппозицию[20]. Народ не доверял испанцам, дворяне-протестанты обоснованно опасались католической реакции[20].

По мнению Лодса, мятеж зародился именно в среде парламентариев, несогласных с выбором королевы[18]. Ядро заговора составили депутаты Николас Арнолд[en], Питер Керью[en], Джеймс Крофт (Крофтс), Уильям Пикеринг, Эдвард Робертс, Томас Уайетт и Джордж Харпер, а также Уильям Уинтер и Уильям Томас[16]. Арнолд, Крофт, Керью, Уайетт были крупными землевладельцами, Пикеринг послом во Франции во времена Джона Дадли, Уинтер служил контролёром флота, Томас клерком Тайного Совета. Керью, Пикеринг, Томас и Уайетт были протестантами, другие заговорщики не имели явных религиозных убеждений. Все, кроме Томаса, принадлежали к высшему классу английского общества, но влиятельных вельмож и военачальников среди них не было[18]. Крупнейшие деятели времён Генриха VIII и Эдуарда, дожившие до ноября 1553 года, благоразумно предпочли остаться в тени[21]: к заговору примкнул только Генри Грей, отец Джейн Грей[22].



Эдуард Кортни, прижизненный портрет
26 ноября 1553 года[21] несогласные впервые встретились в окрестностях лондонского замка Бейнерд[en][20], чтобы обсудить возможность переворота. Уильям Томас, который, возможно, и организовал эту встречу, настаивал на убийстве Марии, но большинство заговорщиков высказались за сохранение ей жизни[23]. Место Томаса во главе заговора перешло к Джеймсу Крофту[23]. К 22 декабря определилась тактика восстания. Мятеж должен был вспыхнуть на Пасху, 18 марта 1554 года, одновременно в четырёх местах: Крофт отвечал за возмущение в Хартфордшире, Генри Грей в Лестершире, Уайетт в Кенте, Керью с поддержкой Кортни в Девоне[20][24]. Именно Девон родина Кортни и вероятный плацдарм высадки испанцев считался первоочередной целью[24]. Кортни был посвящён в заговор, но не принял в нём активного участия[25]. По мнению биографа Кортни Джеймса Тейлора, проживший половину жизни в тюремной камере Кортни вряд ли рискнул бы своей долгожданной свободой[26]. Ни Уайетт, ни его ближайшие сторонник</strong>ставался в Лондоне до 19 января включительно[36]. 20 января он навестил в Эшридже[en] Елизавету и безуспешно пытался убедить её уехать подальше от Лондона и Марии[52]. После этого Крофт не предпринял никаких активных действий, и его имя исчезло из исторических свидетельств вплоть до его ареста 13 февраля. Слухи об отрядах мятежников в Хартфордшире, где Крофт собирался поднять мятеж, оказались ложными.

Эдуард Кортни окончательно выбыл из борьбы 21 января. В этот день Гардинер вызвал к себе Кортни и учинил ему жёсткий допрос. Епископ убедил Кортни разорвать все связи с заговором и затаиться, а затем уничтожил компрометировавшие Кортни документы[27][53].

До 22 января двор оставался в неведении о самом опасном направлении мятежа, возглавляемом Томасом Уайеттом[54]. Опаснейшим врагом Марии в эти дни казалась Елизавета. Гардинер убеждал Марию в том, что мятежники хотят привести к власти Елизавету, и требовал её немедленного ареста[55]. В июле 1553 года Елизавета легко мобилизовала две тысячи вооружённых всадников силу, с которой не могли не считаться при дворе. Мария потребовала, чтобы находившаяся в Эшридже, в двадцати семи милях от Лондона, Елизавета немедленно прибыла ко двору в Вестминстер[56]. Елизавета в эти дни была нездорова, но посланники Марии принудили её к переезду. Поездка, занявшая пять суток, фактически была арестом: Марии было необходимо не присутствие Елизаветы в Лондоне, но её изоляция[56]. Свидетельства современников об этом эпизоде крайне противоречивы ясно только то, что не участвовавшая в заговоре Елизавета не пыталась, да и не могла бежать от sadasсестры[57].

[править]Поход Уайетта</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:09:03
>>42818337
Марш на Лондон


Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

[править]Разгром


Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.

Вск 03 Фев 2013 19:09:13
А это мой ссаный кот. Ненавижу его.

Вск 03 Фев 2013 19:09:31
Ага, няша. И ей добра от меня. Лол.

Вск 03 Фев 2013 19:09:38
>>42818394
лол

Вск 03 Фев 2013 19:10:12
Ня-ня-ня :3

inb4:съеби анимуфаг

Вск 03 Фев 2013 19:10:50
Оставь зло всяк сюда входящий

Вск 03 Фев 2013 19:10:55
>>42818337
Марш на Лондон


Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

[править]Разгром


Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:11:52
>>42818394
ОН ИДЕАЛЕН

Вск 03 Фев 2013 19:12:25
>>42818492
АЗАЗАЗАЗАЗЗАЗАЗАЗ ТРАЛЛЬЬЬЬ ТИ МИНЯ ЗАТРАЛЛЕЛ АЗАЗАЗАЗАЗАЗАА

Вск 03 Фев 2013 19:12:34
>>42818338
Некровайп уже приелся. Новых пикч почти не постят.

Вск 03 Фев 2013 19:13:09
а это мой пес Крис.
длинношерстная немецкая овачарка.

он как бы говорит вам всем - идите нахуй.

так как сейчас ему полтора года.

а на этом фото ему четыре месяца.

Вск 03 Фев 2013 19:13:43
>>42818593
лол, если еще цопе, то тред сдохнет

Вск 03 Фев 2013 19:14:06
>>42818639

бля, фото 4х месяцев не прикрепилось

Вск 03 Фев 2013 19:14:08
>>42818602
Урур, уже передала

Вск 03 Фев 2013 19:14:23
>>42818602
Трипоблядь не человек

Вск 03 Фев 2013 19:14:57
>>42816207
Это футболист, Руни, и этот няша желает тебе добра.

Вск 03 Фев 2013 19:15:01
>>42818673

а что случилось?
тред не читал.

тут Крисуле 10 месяцев

Вск 03 Фев 2013 19:15:41
>>42818714
Аноны тоже не отличаются человечностью.

Вск 03 Фев 2013 19:15:58
>>42818748
на бомжа похож

Вск 03 Фев 2013 19:17:04
>>42818782

блядь, я реально прикрепляю фото.

херня какая то

Вск 03 Фев 2013 19:17:26
И тебе добра, няша>>42818807

Вск 03 Фев 2013 19:17:58
>>42818931
Няша отклеилась

Вск 03 Фев 2013 19:18:00
>>42818807
КО-КО-КО КУДАХ-ТАХ-ТАХ


Вск 03 Фев 2013 19:18:34
>>42818964
И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?

Вск 03 Фев 2013 19:19:22
>>42818897

а вот какой он сейчас.

где ваш бог теперь?

меня гопники когда иду с ним гулять, не то что трогают - а спрашивают - откуда у вас такая собачка?

а я его с мала витаминами пичхал. насильно.

Вск 03 Фев 2013 19:19:45
>>42818807
У кого-то BOOMBANOOLO

Вск 03 Фев 2013 19:20:18
>>42819005
И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?И тебе привет, курочка. Камхорить будешь?

Вск 03 Фев 2013 19:21:33
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.

Вск 03 Фев 2013 19:21:58
БЛЯ!!!

нахуя сажить тред о животных???

или о животных говорить теперь нельзя???


не знал, простите аноны.

Вск 03 Фев 2013 19:22:01
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:22:24
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:22:39
>>42816207
а ты уверен, что это собака?

Вск 03 Фев 2013 19:22:43
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борsьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>s

Вск 03 Фев 2013 19:23:10
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечsdером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:23:18
>>42819228
Аноны любят, когда говорят о них. И при этом еще должно вызывать бугурт сие действие. Тогда тред имеет успех.

Вск 03 Фев 2013 19:23:36
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а sadasdего ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:24:10
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:24:34
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человекasdasdasd[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:25:02
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:25:13
бампану тред своим омским котом

Вск 03 Фев 2013 19:26:59
>>42819228
Души у них нету, анон

Вск 03 Фев 2013 19:27:42
>>42819439
Какой-то он грустный.

Вск 03 Фев 2013 19:28:37
>>42819603
он просто задумчивый.

Вск 03 Фев 2013 19:35:09
Ну что, будем продолжать тред? Хотя, вчерашний традиционный даже до лимита не дотянул. О времена, о нравы.

Вск 03 Фев 2013 19:36:08
>>42819560 спасибо бро.

а за что тред то так сажат?

вот мой котик сейчас

Вск 03 Фев 2013 19:42:12
>>42819228
Конечно нельзя, все хотят крутить рулетки и сидеть в засмеялсяпроиграл тредах.
Даже субкоты давно не видел.

Вск 03 Фев 2013 19:43:38
>>42820507
Был вчера. Сидели с утра, под вечер загнулся на 465 посте.

Вск 03 Фев 2013 19:51:07

>>42816207
А это моя киса, и она твою няшу с костями сожрет. Но все же желает добра.

Вск 03 Фев 2013 19:56:19
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:56:37
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 sadчеловек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:56:56
>>42819121
> Сохранившиеся ворота замка Кулинг в XVII веке резиденции баронов Кобхэм
> Историки считают, что если бы 29 января Уайетт, как советовали ему офицеры лондонцев, немедленно пошёл на незащищённый Лондон, исход восстания мог сложиться в его пользу[85][77]. Но Уайетт потратил время на второстепенные цели, дав Марии возможность завоевать общественное мнение и организовать сопротивление[77].

> Утром 30 января мятежники силами до 2000 человек осадили принадлежавший тестю Уайетта барону Кобхэму[en] замок Кулинг[en]. Барон возглавлял силы лоялистов в Грейвсенде, а трое его сыновей активно участвовали в мятеже[84][86]. Разбив пушечными выстрелами разводной мост, мятежники разграбили замок и доставили барона к Уайетту[84]. Вечером 30 января мятежники, двигаясь в сторону Лондона, достигли Грейвсенда, вечером 31 января Дартфорда[84]. Положение Марии стало настолько опасным, что она была готова отложить бракосочетание[87]. Население Лондона открыто склонялось на сторону мятежников[88]. В этот день Мария направила Уайетту второе предложение к перемирию, но не доверявший Марии Уайетт выдвинул неприемлемые встречные условия: королева должна сдать восставшим ключи от Тауэра и стать заложницей Уайетта[89].

> Мирное решение конфликта стало невозможным: возмущённая дерзостью Уайетта Мария решительно настроилась на полный военный разгром мятежа[90]. 1 февраля королева, отказавшись от посредничества неработоспособного Тайного Совета, напрямую обратилась за поддержкой к лондонцам[91]. Сопровождаемая верными лордами Мария приехала в Гилдхолл[en] и разъяснила положение дел лондонскому купечеству[91]. Процитировав издевательские условия Уайетта, Мария признала, что [испанский бракk расколол бы общество, а затем предложила решить вопрос о браке через парламент[91]. Общественное мнение, ещё утром склонявшееся на сторону мятежников, изменилось в пользу королевы. Новым командующим правительственных сил стал Уильям Герберт, граф Пемброк[en][92], комендантом города Уильям Говард[en]. Уильям Пэджет[en] восстановил контроль короны над Тайным Советом[92]. Абергавенни организовал оборону южных предместий Лондона, а Саутвелл вернулся в Кент, чтобы угрожать мятежникам из их собственного тыла[93].



> Вид Лондона с южного берега Темзы, гравюра 1616 года. На переднем плане предместье Саутуарк, справа Лондонский мост
> Утром 3 февраля мятежники дошли до Саутуарка, предместья Лондона на правом (южном) берегу Темзы[94]. Единственный мост через Темзу надёжно охраняли сторонники королевы под началом Абергавенни[93], и Уайетт не решился на штурм моста[95]. Пемброк, в свою очередь, не предпринимал активных вылазок, справедливо полагая, что время работает против Уайетта[96]. За три дня стоянки в Саутуарке мятежники пополнили свои ряды и ополченцами-перебежчиками, и местными обывателями[97]. Вероятно, последние не столько сочувствовали мятежу, сколько пытались защитить свою собственность от разграбления однако, за исключением грабежа дворца Гардинера, поведение мятежников было образцовым[98]. На военном совете одни союзники предложили Уайетту вернуться в Кент, чтобы подавить лоялистские отряды, другие уйти в ещё не охваченный восстанием Эссекс[97]. Но Уайетт рассудил, что ключ к захвату власти остаётся в Лондоне[97]. Совет постановил переправиться через Темзу к западу от Лондона и идти на штурм его западных ворот северным берегом реки[97]. Уайетт заверил восставших, что осада не потребуется: его союзники в Лондоне откроют ворота[99].

> В походе на Лондон участвовали от 2 до 3 тысяч человек, история сохранила имена около 750 из них[100]. 560 из 750 жили в Кенте, большая часть остальных в Лондоне и Саутуарке[100]. По мнению Лодса, цифра в 750 человек составляет примерно пятую часть от общего числа мятежников и от 40% до 50% от ядра активных мятежников[2].

> [править]Разгром


> Место последнего боя Уайетта (художественная реконструкция 1895 года). В центре Ладгейтские ворота, на переднем плане Флит-стрит. Слева за воротами собор Святого Павла, справа вверху (за рекой) Саутуарк
> 6 февраля Уайетт увёл своё войско из Саутуарка на юго-запад, в Кингстон-апон-Темс[101]. Мятежники перешли Темзу по Кингстонскому мосту[en], но их артиллерия увязла в топях[102]. Потеряв несколько часов в тщетных попытках вызволить пушки, ночью с 6 на 7 февраля Уайетт скрытно прошёл левым берегом Темзы к западным предместьям Лондона[103]. На рассвете 7 февраля мятежники увидели цель городскую стену лондонского Сити, а перед ней массы войск Пемброка[104]. Лондон был потрясён известием о том, что Уайетт готовит открытый приступ города[105]. Паника и напряжение были вызваны не столько страхом перед Уайеттом, сколько взаимным недоверием среди лондонцев: каждый подозревал каждого в измене[101].

> После непродолжительной остановки в Найтсбридже[en] Уайетт решился на штурм[104]. Протестантский викарий Кингстона Уильям Олбрайт благословил мятежников на решающее сражение[106]. Бой при Чаринг-Кроссе, начавшийся после полудня 7 февраля в лощине между Найтсбриджем и Ладгейтскими воротами[en] лондонского Сити, описан современниками крайне противоречиво[104]. После непродолжительной перестрелки одни правительственные отряды отступили, открыв Уайетту путь к центру города, а другие вовсе бежали[57]. Cын Уайетта Джордж считал, что Пемброк лишь чудом избежал участи Норфолка[3]. По мнению Лодса, Пемброк вышел из боя, опасаясь массовой измены своих ненадёжных ополченцев[104]. Возможно, что Пемброк намеренно отступил, дав мятежникам прорваться к воротам, в расчёте на последующее окружение[104]. Достоверно известно лишь то, что Уайетт, продвигаясь по Стрэнду и Флит-стрит, почти беспрепятственно дошёл до запертых Ладгейтских ворот, которые оборонял Уильям Говард[en][107].

> Вероятно, Уайетт рассчитывал на повторение событий при Рочестере, но на этот раз лондонские ополченцы сохранили верность королеве[107]. Уайетт не решился на штурм ворот, и около пяти часов вечера его войско, преследуемое правительственными отрядами, отступило на запад к заставе Темпл-Бар[en][107]. За весь день обе стороны потеряли около сорока человек убитыми, а всего за 18 дней восстания погибли от 60 до 70 человек[3]. Вечером 7 февраля Уайетт сдался на милость победителей, а его ближайшие союзники отказались от продолжения борьбы[107]. Активно сопротивлялся лишь небольшой отряд Катберта Вогана, посланный Уайеттом в Вестминстер[107]. В западных предместьях Лондона начались массовые аресты.
</strong>

Вск 03 Фев 2013 19:58:38
>>42816207
Жирная тупая сука! Сгори в аду! Оп сосни моего хуйца! Сажи!

Вск 03 Фев 2013 20:06:13
>>42821844
О как, сразу всем набором. Нерационально. Мог бы отдельными постами писать, тред засрать заодно.

Вск 03 Фев 2013 20:14:57


да заебали, а как вам мой пес?
есть же противовес!


← К списку тредов