Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 07.02.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/43055524.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Чтв 07 Фев 2013 20:44:05
1488 тхред
Привет анон, как ты думаешь- у человечества есть шанс на приход второго Гитлера? Желаешь ли ты истребления жидов и последующий мир во всем мире?


Чтв 07 Фев 2013 20:45:05
>>43055524
Больше шансов на приход второго Путлера.

Чтв 07 Фев 2013 20:45:08
>>43055524
Бамп.

Чтв 07 Фев 2013 20:45:45
>>43055588
Первый еще не съебал, хуле.

Чтв 07 Фев 2013 20:52:24
>>43055524
и шо ми тебе сделали гой поганый?

Чтв 07 Фев 2013 20:54:31
>>43056032
Да вот, планетку мою родную зохавываете.

Чтв 07 Фев 2013 20:57:05
>>43055524
>мир во всем мире
Люди так не умеют.

Чтв 07 Фев 2013 20:58:19
>>43056279
Ну хоть максимально приблизится к этому.

Чтв 07 Фев 2013 20:58:51
Ну ты понимаешь брат.
Мы не при чем.
Это все сатана...
Мы же его дети...
Заставляет.

Чтв 07 Фев 2013 20:59:56
>>43056487
Так вот откуда ноги у этого боярства ростут!

Чтв 07 Фев 2013 21:03:28
>>43056376
Не взлетит. Деньги и власть любят не только евреи. Поэтому даже если очередной Рейх захватит всю планету, тут и там будут появляться группировка, которые эти самые ништяки будут пытаться тянуть на себя. Власть и их будут давить аресты, зачистки, расстрелы неугодных. Какой это мир? Вся твоя идея это сплошное противоречие. Приближение мира во всём мире с помощью уничтожения кого бы то ни было.

Чтв 07 Фев 2013 21:03:57
>>43056679
Такое ощкщение что он увидел себя в зеркале.
спасибо за бампы

Чтв 07 Фев 2013 21:04:34
>>43055524
Желаю истребления муслимов и прочих аллахоёбов.

Чтв 07 Фев 2013 21:05:08
>>43056774
группировки
fix

Чтв 07 Фев 2013 21:05:12
>>43056774
Но НЕЖИДЫ будут людьми, и хоть худо-бедно заботится о подданых.

Чтв 07 Фев 2013 21:05:59
Почему у них такая странная линия роста волос? Будто бы невероятно высокие залысины.

Чтв 07 Фев 2013 21:06:48
Здешняя богороща никогда не нравилась Кейтилин. Она родилась на юге в Риверране, далеком теперь Быстроречье, у Красного Зубца, одной из трех рек, сливавшихся в Трезубец. Там богороща была садом, ярким и воздушным там высокие краснодревы раскидывали пятнистые тени над звонкими ручьями, там птицы пели в гнездах, там воздух благоухал цветами.
Боги Винтерфелла любили другие леса. Мрачный первобытный уголок, три акра старого леса, нетронутый в течение десяти тысяч лет, и мрачный, как гнездо хищной птицы, замок над ним. Тут пахло влажной землей и гниением. Тут не рос красный лес. Упрямые страж-деревья в серо-зеленых игольчатых шубах сменялись могучими дубами и колоннами железоствола, древними, как сама округа. Тут толстые черные стволы теснились друг к другу, корявые ветви сплетались в плотный навес над головой, а уродливые корни выползали из-под земли. Тут царило глубокое молчание, властвовала задумчивая тень, и боги, обитавшие в лесном краю, имен не имели.
Но сегодня она знала, где искать своего мужа. Отобрав жизнь человека, Эддард всегда уходил в тишину богорощи.
Кейтилин была помазана семью елеями, она получила имя в радуге света, наполнявшей септу Риверрана. Ее боги имели имена, и лики их были знакомы ей, как лица родителей. Эту же веру исповедовали и дед ее, и прадед. Во время службы септон кадил благовониями, семигранный кристалл наполнялся живым светом, пели голоса. Как подобает великому дому, Талли содержали и богорощу, но только гуляли там, или читали, или лежали на солнце. Поклонение совершалось в септе. Для нее одной Эддард соорудил небольшую септу, чтобы она могла петь перед семью ликами Бога, но в жилах Старков до сих пор текла кровь Первых Людей, и муж ее поклонялся старым богам, безымянным и безликим божествам зеленого леса, позаимствованным у давно исчезнувших Детей Леса.
А в центре лужайки древнее чардрево размышляло над небольшой запрудой, наполненной черной холодной водой; Сердце-дерево называл его Нед. Кора чардрева белела обветренной костью, темно-алые листья казались тысячью замаранных в крови ладоней. На толстом стволе было вырезано лицо, длинное и задумчивое; глубоко ушедшие в кору глаза заплыли застывшим соком и казались странно внимательными. Они знали, что такое древность: эти глаза были старше самого Винтерфелла. Если не обманывали легенды, они видели, как Брандон-строитель заложил первый камень, они видели, как поднимались гранитные стены замка. Говорили, что Дети Леса вырезали лики на деревьях в столетия, предшествовавшие нашествию Первых Людей из-за Узкого моря.
На юге последние чардеревья были срублены или сожжены еще тысячу лет назад, если не считать острова Ликов, где белоствольные мужи еще несли свою безмолвную стражу. Здесь, на севере, все было иначе. Здесь у каждого замка была своя богороща, и в каждой богороще росло сердце-дерево, и у каждого сердце-дерева было лицо.
Кейтилин обнаружила своего мужа под чардревом, сидящим на заросшем мхом камне. Великий меч Лед лежал на его коленях, он омывал клинок в черных как ночь водах запруды. Слежавшийся за тысячелетия толстый слой почвы поглощал звук шагов Кейтилин, но красные глаза неотступно следили за ней со ствола дерева.
Нед, негромко позвала она. Он угрюмо посмотрел на нее и спросил голосом далеким и официальным:
Кейтилин, а где дети?
Муж всегда спрашивал ее о них.
В кухне, они спорят о том, как назвать волчат. Она

Чтв 07 Фев 2013 21:07:19
>>43056835
Но ведь аллахоебы няшки без дилерского финансирования своих бесчинств. А там где они против жидов последние из щимят.

Чтв 07 Фев 2013 21:07:39
Дени ничего не сказала. Магистр Иллирио торговал пряностями, самоцветами, драконьей костью и другими не менее драгоценными вещами. У магистра были друзья во всех девяти свободных городах, да и за ними, в Вейес Дотрак и сказочных землях возле Яшмового моря. Считали также, что всех своих друзей он самым любезным образом продавал за подходящую цену. Дени прислушивалась к разговорам на улицах и знала об этом, но предпочитала не смущать брата, когда он сплетал паутину своих мечтаний. Проснувшийся гнев его бывал ужасен Визерис всегда предупреждал ее: [Не буди дракона!k
Визерис повесил платье возле двери.
Иллирио пришлет рабынь, чтобы ты искупалась. Постарайся, чтобы от тебя не пахло конюшней. У кхала Дрого тысяча лошадей, но сегодня он ищет другую кобылу. Брат оглядел ее критическим взглядом. Опять сгорбилась. Распрямись. Он хлопнул Дени ладонью по спине. Пусть он увидит, что ты похожа на женщину. Пальцы его мимоходом коснулись ее наливающейся груди и сжались на соске. Ты не подведешь меня? Если что хорошего не жди. Ты же ведь не хочешь разбудить дракона, правда? Он жестоко ущипнул ее тело под грубой тканью. Не хочешь, так? повторил он.
Нет, робко ответила Дени.
Брат улыбнулся:
Хорошо. Он прикоснулся к ее волосам едва ли не с симпатией. Тогда тот, кто напишет историю моего правления, милая сестрица, отметит, что оно началось сегодня ночью.
Когда он ушел, Дени направилась к окну и завистливым взглядом поглядела на воды залива. Заходящее солнце вычерчивало черные силуэты квадратных кирпичных башен Пентоса. Дени могла слышать пение красных жрецов, разжигавших ночные очаги, и крики оборванных детей, носившихся по улицам. На мгновение ей захотелось оказаться среди них босой, запыхавшейся, в лохмотьях, без прошлого и будущего только бы не присутствовать на пиру в доме кхала Дрого.
Где-то там, за закатом, за Узким морем, жила земля зеленых холмов, цветущих равнин и громадных бегущих рек; башни из темного камня вырастали между величественных голубых гор, рыцари в панцирях выезжали на битву под знаменами своих лордов. Дотракийцы звали эту землю Рейхе Андал землей андалов. В Вольных Городах ее именовали Вестеросом и Закатными королевствами. Брат называл этот край проще.
Наша земля, говорил он. Слова эти он носил с собой словно молитву, которую надо повторять почаще, чтобы боги наверняка услышали ее. Земля принадлежит нам по праву рождения, она отнята у нас предательством, но она наша, наша навсегда. Кто сумеет обокрасть дракона? О нет, дракон не забудет.
Быть может, дракон и помнил, но Дени забыла. Она никогда не видела земли, которую брат называл своей, страну, оставшуюся за Узким морем. Он рассказывал ей про Бобровый утес, иначе Кастерли Рок, Орлиное Гнездо, Хайгарден Вышесад, Долину Аррен, Дорн, остров Ликов, но имена эти оставались для нее пустыми словами. Визерису было восемь, когда они бежали из Королевской Гавани, спасаясь от наступающей армии узурпатора, но Дейенерис тогда еще лежала в материнском чреве.
И все же иногда Дени представляла себе, как все было, так часто брат рассказывал ей эту повесть. Они бежали ночью, чтобы пробраться к Драконьему Камню, черные паруса корабля блестели под луной. Она видела своего брата Рейегара бьющимся с узурпатором в кровавых водах Трезубца и погибшего ради любимой женщины. Видела и захват Королевской Гавани теми, кого Визерис называл псами узурпатора, лордами Ланнистером и Старком. Видела принцессу Элию Дорнскую, еще молившую о милосердии, когда наследника оторвали от ее груди и убили перед глазами матери. Видела полированные черепа последних драконов, слепыми глазницами глядевшие со стен тронного зала на цареубийцу, золотым мечом перерубившего горло отца.
Дейенерис родилась на Драконьем Камне через девять месяцев после бегства, в жуткую летнюю бурю, едва не уничтожившую островок. Говорили, что шторм был ужасен. Стоявший на якоре флот Таргариенов разбился о скалы. Волны выворотили из парапетов огромные каменные блоки и выкинули их в бурные волны Узкого моря. Мать умерла, рожая ее. Этого брат так и не простил Дейенерис.
Она не помнила и Драконьего Камня. Потом они снова бежали, как раз перед тем как брат узурпатора поставил паруса на своем заново отстроенном флоте. К тому времени лишь Драконий Камень, древнее гнездо дома Таргариенов, остался от Семи Королевств, что прежде принадлежали роду. Долго это положение не могло сохраниться. Гарнизон уже был готов продать детей узурпатору, но однажды ночью сир Уиллем Дарри с четверкой верных ему людей ворвался в детскую, выкрал их обоих вместе с няней и под покровом темноты направился под парусом к безопасному браавосианскому берегу.
Она смутно помнила сира Уиллема, казавшегося ей огромным серым медведем, полуслепого, громкоголосого, выкрикивающего приказы с ложа. Слуги до ужаса боялись его, но с Дени он всегда был ласков. Он называл ее крохотной принцессой, иногда своей госпожой, и его ладони были мягкими, как старая кожа. Впрочем, он никогда не покидал постели, запах хвори не оставлял его день и ночь жаркий, влажный, болезненно сладкий. Так было, пока они жили в Браавосе, в большом доме с красной дверью. У Дени там была собственная комната с лимонным деревом под окном. После того как сир Уиллем умер, слуги украли те небольшие деньги, которые оставались у них, и детей скоро выставили из большого дома. Дени плакала, когда красная дверь навсегда закрылась за ними. После этого они скитались из Браавоса в Мир, из Мира в Тирош, а потом в Квохор, Валантис и Лисе, не задерживаясь подолгу на одном месте. Брат твердил, что их преследуют нанятые узурпатором наемные убийцы, хотя Дени так и не видела ни одного из них. Поначалу магистры, архонты и старейшины купцов с удовольствием принимали последних Таргариенов в свои дома и к столам, но годы шли, узурпатор невозмутимо восседал на железном троне, и двери закрылись, заставив их жить скромнее. Им пришлось продать последние оставшиеся драгоценности, а теперь ушла и монета, которую они взяли из короны матери. В переулках и питейных заведениях Пентоса ее брата звали королем-попрошайкой. Дени не хотелось бы узнать, как они звали ее.
Мы все вернем, милая сестрица, обещал ей Визерис. Иногда в эти моменты его руки начинали трястись. Драгоценности и шелка, Драконий Камень и Королевскую Гавань, Железный трон и Семь Королевств, все, что они отняли у нас, мы вернем обратно.
Визерис жил только ради этого дня, а Дейенерис хотела одного: вернуться в боль

Чтв 07 Фев 2013 21:08:09
>>43055524
Шанс-то есть, но нахуй это все. У человечества и без Гитлера проблем выше крыши.

Чтв 07 Фев 2013 21:08:09
Я принимаю вас за короля. А владыкам несвойственна природная осторожность обычного человека. Прошу простить, если обидел вас. Иллирио отвернулся и хлопнул в ладоши, призывая носильщиков.
На улицы Пентоса пала темная, как смоль, ночь, когда они выехали в паланкине Иллирио, украшенном тонкой резьбой. Двое слуг впереди освещали дорогу причудливыми масляными фонарями из бледного стекла, дюжина сильных мужчин несла шесты на плечах. Было тепло, занавески лишь усиливали духоту. За крепким запахом духов Дени ощущала вонь пухлой плоти Иллирио.
Брат, распростершийся на подушках возле нее, ничего не замечал. Ум его был далеко, в стране за Узким морем.
Нам не потребуется весь кхаласар, сказал Визерис. Пальцы его играли рукоятью чужого клинка, хотя Дени знала, что он никогда еще не использовал меч по назначению. Десяти тысяч будет довольно. Я покорю Семь Королевств с десятью тысячами крикунов-дотракийцев. Страна поднимется на защиту своего законного короля. Тирелл, Редвин, Грейджой любят узурпатора не больше, чем я. Дорнцы рвутся отомстить за Элию и ее детей. Простонародье поддерживает нас. Они всегда за короля. Он озабоченно посмотрел на Иллирио. Так, я не ошибаюсь?
Это ваш народ, и они любят вас, дружелюбно отвечал магистр Иллирио. В твердынях по всему государству люди втайне поднимают тосты за ваше здоровье, женщины же вышивают на знаменах драконов и прячут их до того дня, когда вы возвратитесь из-за моря. Он пожал плечами. Так утверждают мои агенты.
У Дени не было агентов, и она не могла узнать, что думают или делают за Узким морем, однако принцесса не верила ласковым словам Иллирио, как и не верила купцу вообще. Брат же ретиво кивал.
Я сам убью узурпатора, обещал он, юноша, еще не проливший ни капли крови, как убил он моего брата Рейегара. И Ланнистера-цареубийцу за то, что он сделал с моим отцом.
Достойный поступок, проговорил магистр Иллирио, и Дени заметила тень улыбки, скривившей его губы, но брат не видел ничего. Кивнув, Визерис отодвинул занавеску и принялся смотреть в ночь. Дени поняла, что в мечтах он вновь сражается при Трезубце.
Девятибашенный дом кхала Дрого расположился возле залива, высокие кирпичные стены его заросли плющом. Как объяснил им Иллирио, дворец представили кхалу магистры Пентоса. Свободные города всегда соблюдали вежливость в обращении с владыками кочевников.
Не то чтобы мы боялись этих варваров, повествовал Иллирио с улыбкой. Повелитель Света защитит наш город от миллиона дотракийцев, так обещают красные жрецы Но зачем рисковать, когда дружба обходится столь дешево?
Паланкин остановился у ворот, один из телохранителей без всякой учтивости отодвинул занавески. Дотракиец этот, меднокожий, темноглазый и безбородый, в рогатом бронзовом шлеме Безукоризненных, обдал их холодным взглядом. Магистр Иллирио буркнул ему что-то на грубом дотракийском языке, страж ответил подобными словами и пропустил их через ворота. Дени заметила, как рука ее брата стиснула рукоятку одолженного меча. Он был тоже испуган, как и она.
Надменный евнух, пробормотал Визерис, пока паланкин, дергаясь, поднимался к дворцу.
Магистр Иллирио отвечал медовыми речами:
Сегодня на пиру будет много важных людей. У таких людей есть враги. Кхал должен защитить своих гостей, и главные среди них вы с сестрой, светлейший. Вне сомнения, узурпатор готов хорошо заплатить за вашу голову.
О да, жестко ответил Визерис. Он уже пытался это сделать, Иллирио. Не сомневайтесь в этом. Его наемные убийцы повсюду преследуют нас. Я последний дракон, и он не может заснуть спокойно, пока не отнимет у меня жизнь.
Паланкин замедлил ход и остановился. Занавеси отодвинули, и раб предложил руку, чтобы помочь Дейенерис выйти. Она отметила, что наплечье его сделано из обычной бронзы. Брат последовал за ней, не отнимая руки от рукояти меча. Потребовались усилия двух сильных людей, чтобы Иллирио приподнялся на ноги.
Внутри замка воздух насквозь пропах благовониями, огненной понюшкой, сладким лимоном и киннамоном. Гостей провели по прихожей, где мозаика из цветного стекла изображала гибель Валирии. В черных железных фонарях, развешанных на стене, горело масло. Под аркой из переплетенных каменных листьев евнух воспевал их приход.
Визерис из дома Таргариенов, третий носитель своего имени, провозгласил он тонким и сладким голосом, король андалов, ройнаров и Первых Людей, владыка Семи Королевств и Хранитель Областей. Его сестра, Дейенерис Бурерожденная, принцесса Драконьего Камня. Его достопочтенный хозяин Иллирио Мопатес, магистр свободного города Пентос.
Миновав евнуха, они вошли во двор, окруженный заросшей плющом колоннадой. Лунный свет разрисовывал листья оттенками кости и серебра, вокруг расхаживали гости. Среди них было много дотракийских конных владык, рослых мужей с красно-коричневой кожей; вислые усы перехвачены металлическими кольцами, черные волосы намаслены, расчесаны и увешаны колокольчиками. Были тут и наемники из Пентоса, Мира и Тироша; красный жрец, толщиной превышавший Иллирио; косматые жители Порт-Иббена и князья с Летних островов, кожа которых показалась ей темнее эбенового дерева. Дейенерис оглядела собравшихся с удивлением и с внезапным ужасом поняла, что, кроме нее, женщин здесь нет
Иллирио шепнул им:
Вот эти трое кровные всадники Дрого. Возле столба стоит кхал Моро с сыном Рхогоро. Тот зеленобородый брат архонта Тироша, а позади него сир Джорах Мормонт.
Последнее имя заинтересовало Дейенерис:
Это рыцарь?
Никак не менее. Иллирио улыбнулся сквозь бороду. Помазанный семью елеями самим верховным септоном.
А что он делает здесь? выпалила она.
Узурпатор искал его головы, объяснил Иллирио. Из-за какой-то пустячной ссоры. Сир Джорах продал каких-то бродяг тирошийскому работорговцу, вместо того чтобы передать их Ночному Дозору. Абсурдный закон. Человек должен иметь право поступить с такими людьми, как ему угодно.

Чтв 07 Фев 2013 21:08:55
>>43057050
Это вайп?

Чтв 07 Фев 2013 21:08:59
У человечества есть шанс на оприходование твоей мамаши.

Чтв 07 Фев 2013 21:09:08
Мне бы хотелось переговорить с сиром Джорахом Мормонтом, прежде чем ночь закончится, проговорил ее брат. Дени обнаружила, что и сама смотрит с любопытством на рыцаря. Человек пожилой, лысеющий и уже миновавший сорокалетие, он сохранил силу и крепость. Вместо шелка и хлопка на нем были кожа и шерсть. Темно-зеленую тунику украшало изображение черного медведя, стоящего на задних лапах.
Дейенерис все еще глядела на этого странного человека, родившегося в ее отечестве, когда магистр Иллирио положил влажную ладонь на ее плечо.
Нам туда. А вон там, милая принцесса, прошептал он, там находится кхал собственной персоной. Дени хотелось спрятаться и убежать, но брат глядел на нее, и, не угодив ему, она, конечно, разбудила бы дракона. С тревогой она обернулась и поглядела на человека, который, как надеялся Визерис, попросит ее руки, прежде чем закончится ночь.
Рабыня не слишком уж ошибалась, подумала она. Кхал Дрого был на целую голову выше самого высокого из мужчин в этом зале, но вместе с тем двигался легко и изящно, словно пантера в зверинце Иллирио. Кхал оказался моложе, чем она думала, и еще не достиг тридцати лет. Кожа Дрого отливала полированной бронзой, густые усы украшали золотые кольца.
Я должен приблизиться и принести кхалу собственное приветствие, проговорил магистр Иллирио. Подождите здесь, я приведу его.
Когда Иллирио, переваливаясь, направился к кхалу, брат взял Дени за руку, болезненно сжимая ее ладонь пальцами.
Видишь его косу, милая сестрица?
Коса Дрого, черная как ночь и тяжелая от ароматных масел, была увешана крошечными колокольчиками, позвякивавшими, когда он двигался. Коса эта опускалась ниже пояса, ниже ягодиц кхала, доставая концом бедер.
Видишь, какая длинная? спросил Визерис. Когда дотракиец терпит поражение в поединке, он отрезает свою косу в знак унижения, чтобы мир знал о его позоре. Кхал Дрого никогда не проигрывал поединка. Он вновь рожденный Эйегон, Повелитель Драконов, и ты будешь его королевой.
Дени поглядела на кхала Дрого. Лицо его показалось ей жестоким и жестким, глаза холодными и темными, словно оникс. Брат иногда причинял ей боль, когда она будила дракона, но Визерис никогда не пугал ее так, как этот человек.
Я не хочу быть его королевой, проговорила она тоненьким голоском. Прошу тебя, прошу тебя, Визерис, пойдем домой.
Домой? отвечал он негромко, но так, чтобы она могла слышать ярость в его тоне. И как же мы попадем домой, милая сестрица? Родной дом у нас отобрали. Визерис увлек сестру в тень подальше от посторонних глаз, и пальцы впились в ее кожу. И как же мы вернемся домой? повторил он, имея в виду Королевскую Гавань, Драконий Камень и ту страну, которую они потеряли.
Дени, конечно, имела в виду лишь их комнату у Иллирио, а не истинный дом, но брат не хотел и слушать об этом. У него здесь не было дома. И тот большой дом с красной дверью не являлся ему родным. Пальцы Визериса впились в ее руку, он ждал ответа.
Не знаю, наконец дрожащим голосом проговорила она. Слезы закипали в глазах Дени.
А я знаю, отвечал он резко. Мы направимся домой во главе войска, милая сестрица. Во главе войска кхала Дрого, вот так мы вернемся домой. И если для этого тебе нужно выйти за него замуж и лечь с ним в постель, значит, ты сделаешь это. Он улыбнулся. Я бы позволил всему его кхаласару отодрать тебя, моя милая сестрица, всем сорока тысячам мужчин и их жеребцам, если бы таким образом смог получить для себя войско. Радуйся, что тебя ждет только Дрого. Со временем он, может быть, тебе даже понравится. А теперь просуши глаза. Иллирио ведет его сюда, и кхал не должен видеть твоих слез.
Дени повернулась и увидела, что магистр Иллирио, сладко улыбаясь, с поклонами уже подводит кхала Дрого к месту, где они стояли. Она смахнула неупавшие слезы тыльной стороной ладони.
Улыбнись, нервно шепнул Визерис, положив руку на рукоять меча. И стой прямо. Пусть он увидит, что у тебя есть грудь. Боги знают, что она и так невелика.
Дейенерис улыбнулась и стала прямо.
Эддард
Гости хлынули в ворота замка рекой золота, серебра и полированной стали; отряд в три сотни мечей, горделивые знаменосцы и рыцари, присягнувшие наемники и вольные всадники. Над их головами северный ветер теребил дюжину золотых знамен, расшитых венценосным оленем Баратеонов.
Нед знал многих. Вот сир Джейме Ланнистер, с волосами светлыми, как кованое золото, а вот промелькнуло жуткое обгорелое лицо Сандора Клигана. Высокий юноша возле него мог быть только кронпринцем, а тот коротышка позади них, безусловно, Бес, Тирион Ланнистер.
Но рослый мужчина, возглавлявший отряд, которого сопровождали по бокам два рыцаря в снежно-белых плащах королевской гвардии, показался Неду почти неузнаваемым пока не соскочил со спины боевого коня со знакомым ревом и не приступил к сокрушающим кости объятиям.
Нед! Ах, как я рад снова видеть твою ледяную физиономию! Король оглядел его сверху донизу и расхохотался. А ты вовсе не переменился.
Неду хотелось бы сказать то же самое. Миновало пятнадцать лет с той поры, как они выехали, чтобы отвоевать престол, и тогда владыка Штормового Предела был чисто выбрит, светлоглаз и мускулист, как девичья мечта. Шести с половиной футов ростом, он и так возвышался над окружающими, но, надевая броню и великий рогатый шлем своего дома, становился истинным гигантом. И сила у него была под стать обличью: Роберт в сражениях предпочитал шипастый боевой мол

Чтв 07 Фев 2013 21:09:29
>>43057028
>жидовского
Ведро подъебало.

Чтв 07 Фев 2013 21:09:36
И все же Роберт был теперь королем Неда, а не просто другом, поэтому он отвечал согласно этикету:
Светлейший государь, Винтерфелл к вашим услугам.
К этому времени начали спешиваться и все остальные, конюхи двинулись, чтобы увести коней. Королева Роберта Серсея Ланнистер вошла в ворота пешком вместе со своими младшими детьми. Кибитка, в которой они ехали, точнее, огромная двухэтажная повозка из умащенного маслом дерева и позолоченного металла, влекомая сорока тяжеловозами, была слишком велика, чтобы пройти в ворота замка. Нед встал на колено в снег, чтобы поцеловать кольцо королевы, а тем временем Роберт обнял Кейтилин, словно давно потерянную сестру. Потом позвали детей, их представили, и обе стороны одобрили молодежь.
Когда официальное приветствие и все формальности были совершены, король сказал хозяину:
Отведи меня в свою крипту, Эддард, я должен отдать дань памяти.
Неду понравилось, что король не позабыл его сестру. А ведь прошло столько лет! Он крикнул, чтобы принесли фонарь. Других слов было не нужно. Королева немедленно начала протестовать. Они ехали с самого рассвета, все устали и замерзли и, конечно, в первую очередь должны привести себя в порядок. Мертвые могут и подождать. Лишь только она начала ворчать, Роберт поглядел на нее, а брат-близнец Джейме сжал королеве руку. Ей пришлось замолчать.
Потом они вместе отправились в крипту: Нед и король, которого он едва узнал. Вились крутые каменные ступеньки. Нед шел первым с фонарем в руках.
А я уже думал, что мы никогда не доберемся до Винтерфелла, пожаловался Роберт спускаясь. Когда на юге мне говорят о моих Семи Королевствах, то обычно забывают, что твоя часть больше всех шести остальных.
Полагаю, путешествие было приятным, светлейший?
Роберт фыркнул:
Болота, леса и поля, изредка попадались приличные постоялые дворы, но к северу от Перешейка их почти нет. Я никогда не видел подобных диких просторов. А где же твой народ?
Должно быть, перепугались и спрятались, пошутил Нед. Он ощущал поднимающийся по лестнице холод земных глубин. Короли редко показываются на севере.
Роберт усмехнулся:
Скорее всего зарылись в снег. В снег, Нед! Король оперся рукой о стену, чтобы не упасть.
Поздним летом снег у нас выпадает нередко, проговорил Нед. Надеюсь, эта пороша не смутила тебя. Снега выпало немного.
Это Иным, может быть, немного. Роберт выругался, На что же похож Винтерфелл зимой? Боюсь и подумать.
Зимы здесь суровы, согласился Нед. Но Старки живут. Нам зимовать не впервой.
Тебе нужно съездить на юг, сказал Роберт, хотя бы посмотреть, каким бывает лето, прежде чем оно закончится. Заглянуть в Вышесад, там золотые розы покрывают целые поля, уходящие вдаль так далеко, как может видеть глаз. Плоды становятся такими спелыми, что просто лопаются во рту, дыни, тыквы, огненные сливы, ты никогда не пробовал подобной сладости. Но я кое-что привез. Даже в Штормовом Пределе, когда добрый ветер дует с залива, дни настолько жарки, что не хочется шевелиться. Посмотрел бы ты сейчас на наши города, Нед! Цветы повсюду, рынки полны еды, летние вина так дешевы и добры, что пьянеешь от одного запаха. Вокруг одни только подгулявшие богатые толстяки. Король расхохотался и шлепнул себя по объемистому животу.
Ну а девицы, Нед! воскликнул Роберт, и глаза его, заиграли. Уверяю тебя, жара заставила женщин забыть о всякой скромности. Они купаются голыми в реке как раз возле замка, на улицах слишком парит, чтобы носить шерсть или мех, поэтому они ходят в коротких платьях, в шелке если у них есть монеты, но даже если это простая материя, пот заставляет платья липнуть к телу, и они кажутся голыми. Король блаженно расхохотался.
Роберт Баратеон всегда обладал неуемным аппетитом и умел брать от жизни все удовольствия. Никто не мог бы обвинить в этом Эддарда Старка. И все же Нед с сожалением заметил, сколь тягостный отпечаток оставили плотские радости на внешности короля. К тому времени, когда они достигли подножия лестницы, Роберт успел запыхаться, лицо его побагровело.
Светлейший, она в дальнем конце, вместе с отцом и Брандоном, почтительно сказал Нед, описывая фонарем широкий полукруг. Тени двигались и шевелились. Мерцающий свет прикасался к камням под ногой, вырисовывал длинную процессию гранитных столбов, попарно маршировавших вперед во тьму. Между столбами на каменных тронах возле стены сидели изваяния усопших, припав спиной к склепам, хранившим их смертные останки.
Нед отправился вперед, и Роберт молча последовал за ним, поеживаясь от подземного холода. Тут всегда было зябко. Звук шагов по камню отдавался над головой; они словно бы шли мимо строя мертвецов дома Старков. Покойные лорды Винтерфелла следили за шагами пришельцев. Длинными рядами сидели подобия здешних хозяев на камнях, запечатавших гробницы, их слепые глаза разглядывали вечную тьму, а огромные каменные лютоволки лежали, свернувшись, возле каменных ног. Казалось, что тени заставляют каменные фигуры шевелиться, пропускай мимо себя живых. По древнему обычаю, на колени каждому, кто был лордом Винтерфелла, клали длинный железный меч, чтобы дух доблести оставался в своей гробнице. Меч родоначальника давно рассыпался в прах, оставив лишь несколько красных пятен там, где металл соприкасался с камнем. Нед подумал, что теперь самые древние призраки могут бродить по замку. Оставалось надеяться, что это не так. Первые лорды Винтерфелла были людьми жесткими, как и та земля, которой они правили. В те столетия, что предшествовали появлению повелителей драконов из-за моря, Старки никому не приносили присяги, собственной волей именуя себя Королями Севера.
Нед остановился возле последней гробницы и поднял масляный фонарь. Здесь оканчивались запечатанные гробницы, но крипта тянулась и дальше, зияющие черные дыры ожидали постояльцев: и его самого, и детей. Неду не хотелось даже думать об этом.

Чтв 07 Фев 2013 21:09:59
у. Похлопав по своему чреву, король ухмыльнулся. А знаешь, как говорят о короле и его деснице?
Пословицу Нед знал.
Пока король спит, отозвался он, рука строит.
Рыбачка, с которой я спал однажды, рассказала мне, как выражает эту мысль простонародье. Король ест, сказала она, а десница подтирает задницу. Закинув назад голову, Роберт громогласно расхохотался. Эхо со звоном пронзило тьму, окружающие их покойники Винтерфелла, казалось, обратили к ним холодные неодобрительные взгляды. Наконец смех иссяк.
Нед все еще оставался на одном колене, подняв глаза к королю.
Проклятие, Нед, пожаловался король. Мог хотя бы порадовать меня улыбкой.
Говорят, что здесь зимой бывает так холодно, что смех застывает в горле и душит человека насмерть, невозмутимым голосом отвечал Нед. Быть может, поэтому Старки не отличаются весельем.
Отправляйся на юг вместе со мной, и я научу тебя смеяться, пообещал король. Ты помог мне завоевать этот проклятый трон, теперь помоги удержать. Мы должны были править вместе. Если бы Лианна не умерла, мы стали бы братьями, связанными любовью и кровью. Но и теперь еще не поздно. У меня есть сын. У тебя дочь. Мой Джофф и твоя Санса соединят наши дома, как хотели сделать это мы с Лианной.
А вот это предложение и в самом деле удивило Неда.
Но ведь Сансе всего лишь одиннадцать.
Роберт нетерпеливо махнул рукой.
Достаточно, чтобы просватать их. Ну а с браком можно подождать несколько лет. Король улыбнулся. А теперь вставай, проклятый, и говори да.
Ничто не доставит мне большего удовольствия, светлейший, отвечал Нед, помедлив. Но все эти почести настолько неожиданны Можно ли мне подумать какое-то время? Мне надо рассказать жене
Да-да, конечно, разумеется. Расскажи Кейтилин. Выспись, если тебе нужно. Король схватил Неда за руку и потянул с колен. Только не заставляй меня ждать слишком долго. Я не самый терпеливый среди людей.
На миг Эддарда Старка переполнило жуткое предчувствие. Здесь было его место, здесь, на Севере. Он поглядел на каменные фигуры, окружавшие его, глубоко вздохнул. В холодном безмолвии крипты он чувствовал на себе взгляды мертвецов. Они все понимали, он знал это. И зима приближалась.
Джон
Не слишком часто, но случалось, что Джон Сноу радовался тому, что родился бастардом. Вновь наполняя свой кубок из шедшей по кругу ендовы, он подумал, что такое мгновение наступило.
Джон занял свое место на скамье между молодыми сквайрами и выпил. Сладкое летнее вино наполнило его рот вкусом плодов и вернуло улыбку на губы.
Под сводами просторного чертога Винтерфелла плавала дымка, пахло жареным мясом и свежевыпеченным хлебом. Серые каменные стены были увешаны знаменами: белыми, золотыми, алыми. Лютоволк Старков соседствовал с коронованным оленем Баратеонов и львом Ланнистеров. Аккомпанируя себе на звонкой арфе, певец выпевал слова баллады, но в этом конце зала его голос был едва слышен за ревом огня, стуком оловянных тарелок и чаш, громким говором сотен подвыпивших глоток.
Шел четвертый час приветственного пира в честь короля. Братья и сестры Джона сидели возле королевских детей рядом с помостом, на котором лорд и леди Старк принимали короля и королеву. Ради подобной оказии лорд-отец, безусловно, разрешит каждому своему отпрыску выпить по бокалу вина, но не более. Здесь же, на скамье, никто не мог помешать Джону выпить столько, сколько требовала его жажда.
Джон обнаружил умение пить по-мужски, чем пробудил завистливое восхищение юнцов, поощрявших его всякий раз, когда он опустошал очередной кубок. Общество собралось приятное, и Джон наслаждался их россказнями о битвах, любви и охоте. Он не сомневался в том, что в этой компании было веселее, чем с королевскими отпрысками. Джон уже удовлетворил свое любопытство в отношении гостей, когда они выходили в зал. Процессия двигалась в каком-то футе от места, определенного ему на скамье, и Джон успел досыта наглядеться.
Его Лорд-отец шествовал первым, сопровождая королеву. Мужчины называли ее красавицей. Украшенная драгоценными камнями тиара сверкала на длинных золотых волосах, рубины подчеркивали зелень глаз. Отец помог ей подняться на ступени, подвел к сиденью, но королева даже не поглядела на него. В свои четырнадцать лет Джон уже смог разобраться в том, что прячет ее улыбка.
Следующим шел король Роберт собственной персоной, об руку с леди Старк. Король весьма разочаровал Джона. Отец часто рассказывал о безупречном Роберте Баратеоне, демоне Трезубца, свирепейшем воине края, гиганте среди князей. Джон же увидел лишь толстяка, краснолицего, заросшего бородой, взмокшего под всеми шелками. Двигался он весьма неуклюже.
За ним шли дети. Первым маленький Рикон, с тем достоинством, которое только может изобразить трехлетка. Джону пришлось поторопить его, когда братец остановился рядом. Позади малыша шел Робб в сером шерстяном облачении с белыми полосами по краю. Это были цвета Старков. Он провожал принцессу Мирцеллу, воздушное создание, еще не достигшее восьми лет. Золотые кудри ее весьма эффектно ниспадали из-под украшенной камнями сетчатой шапочки. Джон заметил, как застенчиво она поглядывает на Робба, проходя между столов, как смущенно улыбается брату. И решил, что она чересчур проста. А Робб даже не замечал, насколько она глупа. Он все время ухмылялся, как сельский дурень.
Сводные сестры Джона сопровождали кронпринцев. Арья выступала возле пухлого юного Томмена, светлые воло

Чтв 07 Фев 2013 21:10:17
Богоизбранные бомбанули.
Спасайся кто может.

Чтв 07 Фев 2013 21:10:24
>>43057101
Дибров тоже ТОГО?

Чтв 07 Фев 2013 21:10:24
Да, отвечал он. Зовут его Призрак.
Один из сквайров прервал сбою непристойную историю, чтобы расчистить место у стола для брата их лорда. Бенджен Старк перешагнул через скамью длинными ногами и взял чашу с вином из руки Джона.
Летнее вино, сказал он, попробовав. Какое сладкое. И сколько же чаш тебе уже досталось, Джон?
Тот только улыбнулся.
Бен Старк расхохотался.
Этого я и опасался. Помнится, я был младше тебя, когда впервые искренне и честно напился. Он подхватил с ближайшего блюда зажаренную луковицу, источавшую бурый сок, и с хрустом впился в нее зубами.
Лицо дяди напоминало острый горный утес, но в серо-голубых глазах всегда проглядывал смех. Бенджен Старк был одет в черное, как и подобает тому, кто служит в Ночном Дозоре. Сегодня он предпочел богатый черный бархат, высокие кожаные сапоги и широкий пояс с серебряной пряжкой. Тяжелая серебряная цепь лежала на его шее. Доедая луковицу, Бенджен с удивлением посмотрел на Призрака.
Очень спокойный волк, заметил он.
Этот не такой, как остальные, сказал Джон. Он всегда молчит, поэтому я и назвал его Призраком. Но еще и потому, что он белый. Все остальные темные: серые или черные.
Ну, за Стеной лютоволков еще хватает. Мы слышим их вой во время вылазок. Бенджен пристально поглядел на Джона. Разве ты обычно ешь не вместе со своими братьями?
Обычно да, отвечал Джон ровным голосом, но сегодня леди Старк решила, что королевская семья посчитает оскорблением общество бастарда.
Понимаю. Взгляд дяди обратился за спину Джона к возвышению в конце зала. Что-то на лице моего брата сегодня не видно праздничного настроения.
Джон тоже разглядел это. Бастарду приходится все замечать, учиться читать истину, которую люди прячут за своими глазами. Отец держался учтиво, однако в нем чувствовалась напряженность, которой обычно не было. Лорд Старк ел немного и оглядывал зал полуприкрытыми глазами, словно ничего не видя. Король же, сидевший через два места от него, пил и ел вовсю. Широкое лицо его побагровело под черной бородой. Король уже провозгласил достаточное количество тостов, громко смеялся всем шуткам и атаковал каждое блюдо, словно изголодавшийся. Но королева казалась рядом с ним холодной, как ледяная статуэтка.
Королева тоже сердита, негромко проговорил Джон своему дяде. Отец вчера вечером водил короля вниз. Королева не хотела этого.
Бенджен посмотрел на Джона долгим взвешивающим взглядом.
Итак, Джон, ты многое замечаешь? Такому человеку найдется место на Стене.
Джон раздулся от гордости.
Робб лучше владеет копьем, но я лучше фехтую, а Халлен говорит, что лучше меня в нашем замке никто не сидит на коне.
Заметные достижения.
Возьми меня с собой, когда будешь возвращаться на Стену, вдруг выпалил Джон. Отец разрешит мне, если ты попросишь, я знаю это.
Дядя Бен внимательно оглядел его лицо.
Мальчикам на Стене не место, Джон.
Но я почти уже вырос, запротестовал Джон. В следующие именины мне исполнится пятнадцать, а мейстер Лювин говорит, что бастарды растут быстрее, чем обычные дети.
Наверное, чуть скривился Бенджен. Он взял со стола чашу Джона, наполнил ее из ближайшего кувшина и выпил единым долгим глотком.
Дейерену Таргариену было только четырнадцать, когда он покорил Дорн, напомнил Джон. Юный Дракон был одним из его героев.
На покорение ушло целое лето, напомнил ему дядя. Твой мальчишка-король потерял десять тысяч людей, чтобы захватить королевство, и еще пятьдесят тысяч, пытаясь удержать его. Кто-то должен был объяснить ему, что война это не игра. Он выпил еще вина. Кстати, проговорил он, вытирая рот, Дейерену Таргариену было всего лишь восемнадцать, когда он погиб. Или ты забыл об этом?
Я ничего не забываю, похвастал Джон. Вино наделило его отвагой. Он попытался выпрямиться на скамье, чтобы показаться выше. Я хочу служить в Ночном Дозоре, дядя.
Он давно и упорно думал об этом по ночам, когда братья уже засыпали. Когда-нибудь Робб унаследует Винтерфелл и как Хранитель Севера возглавит великое войско. Бран и Рикон будут знаменосцами Робба, им суждено править крепостями от лица брата.
Сестры Арья и Санса выйдут замуж за наследников других великих домов и отправятся на юг хозяйничать в собственных замках. Но какое место может достаться бастарду?
Ты не знаешь, чего просишь, Джон. Ночной Дозор это братство, которому присягают. У нас нет семей. Никто из нас не может родить сына. Долг вот наша жена. А любовница честь.
Честь есть и у бастарда, проговорил Джон. Я уже готов принести вашу клятву.
Ты мальчик, тебе еще четырнадцать, проговорил Бенджен. Ты еще не мужчина. Пока ты не познаешь женщину, не поймешь, от чего отказываешься.
Я не хочу даже думать об этом! с пылом проговорил Джон.
Захочешь, когда узнаешь, что это такое, сказал Бенджен. Если бы ты знал, чего стоит плата, то, возможно, не стал бы торопиться с клятвой, сынок.
Джон ощутил, как в нем вспыхнул гнев.
Я тебе не сынок!
Бенджен Старк поднялся.
Вот это и жалко. Он положил ладонь на плечо Джона. Обратишься ко мне, когда заведешь собственных бастардов, посмотрим, как ты тогда запоешь.
Джон задрожал.
Я никогда не буду отцом бастарда. Никогда! подчеркнул он, словно выплеснул яд.
И вдруг понял, что все за столом умолкли и глядят на него. Джон почувствовал, как слезы начинают наполнять глаза. Он поднялся на ноги.
Прости, сказал он, собрав остатки достоинства, и, резко повернувшись, бросился прочь, чтобы вокруг не заметили его слез. Наверное, он выпил больше вина, чем полагал: ноги подвели Джона, он столкнулся со служанкой, опрокинул кувшин вина на пол. Вокруг загремел смех, и Джон ощутил на щеках ж

Чтв 07 Фев 2013 21:11:06
>>43057135
галахический

Чтв 07 Фев 2013 21:11:45
>>43057275
Обrезаный?

Чтв 07 Фев 2013 21:11:46
Казалось, что он падал годы и годы. Лети, шептал ему голос
Что ты делаешь? закричал он.
Ворон открыл клюв и каркнул с пронзительным страхом. Задрожав, отлетели окружавшие его туманы, и Бран увидел, что ворон сделался женщиной, служанкой с длинными черными волосами. И вспомнил, что когда-то знал ее в Винтерфелле да, это было там. Тут только он понял, что лежит в родном замке, на высокой кровати в холодной комнате башни. Черноволосая женщина выронила кувшин, и по полу потекла вода. Служанка побежала вниз по ступеням с криком:
Он очнулся, он очнулся, он очнулся!
Бран прикоснулся ко лбу между глазами. Место, куда клюнул его ворон, все еще горело, но там не было ничего ни крови, ни раны. Почувствовав слабость и головокружение, он попытался выбраться из постели, но даже не двинулся.
Однако возле кровати кто-то шевельнулся, и прямо на него опустилось какое-то тело. Бран ничего не почувствовал. Пара желтых глаз, сияющих, словно солнце, заглянула в его глаза. Окно было открыто, в комнате было холодно, однако тепло, которое источал волк, охватило его жаркой волной. Это его щенок, понял Бран Но щенок ли? Теперь он сделался таким большим Бран протянул руку, чтобы погладить животное, но ладонь дрожала как лист.
Когда брат его Робб ворвался в комнату, запыхавшись после бега по ступеням башни, лютоволк уже лизал лицо Брана. Невозмутимо поглядев вверх, Бран объявил:
Его зовут Лето.

Чтв 07 Фев 2013 21:12:13
Миледи, проговорил сир Родрик. Отлеживаясь, я понял, как нам нужно поступить. Вам не следует появляться в замке. Я сделаю это и приведу к вам сира Арона в какое-нибудь безопасное место.
Она поглядела на старого рыцаря. Галея остановилась возле пирса, Морео уже вовсю кричал на вульгарном валирийском Вольных Городов.
Вы будете рисковать не менее, чем я.
Сир Родрик улыбнулся:
Едва ли. Я поглядел на собственное отражение в воде и едва узнал себя. Последний раз без бакенбард меня видела моя мать, а она умерла сорок лет назад. Думаю, мне ничего не грозит, миледи.
Морео выкрикнул команду. Все шестьдесят весел разом поднялись из воды и, обратив движение, опустились в воду. Галея замедлила ход. Раздался новый крик. Весла скользнули внутрь корпуса. Когда корабль стукнулся о причал и тирошийские матросы соскочили на берег, Морео поднялся наверх, блистая улыбкой.
Королевская Гавань, миледи, как вы приказывали! Ни один корабль еще не доплывал сюда быстрее и спокойнее. Не потребуется ли вам помощь, чтобы перенести вещи в замок?
Мы направимся не в замок. Быть может, вы можете порекомендовать нам гостиницу, чистую и уютную, чтобы она стояла не слишком далеко от реки?
Тирошиец принялся теребить раздвоенную зеленую бороду.
Значит, так. Я знаю несколько заведений, которые могут подойти вам. И все же, если я вправе осмелиться, как насчет второй части платы, которую мы обговорили? И конечно, насчет того серебра, которое вы так любезно обещали. Кажется, речь шла о шестидесяти оленях.
Для гребцов, напомнила ему Кейтилин.
О, конечно же! вскричал Морео. Хотя я, например, приберег бы серебро до возвращения в Тирош, ради их жен и детей. Если выдать людям серебро, миледи, они в одну ночь спустят его, играя в кости, или потратят на женщин.
Есть худшие способы спустить деньги, вставил сир Родрик. Зима близко.
Человек вправе самостоятельно делать свой выбор, сказала Кейтилин. Они заработали серебро, а как они потратят его, меня не касается.
Как вам угодно, миледи, отвечал Морео, кланяясь и улыбаясь.
На всякий случай Кейтилин сама заплатила каждому гребцу по оленю и дала по медяку двум людям, которые перенесли их сундуки на холм Висеньи в ту гостиницу, которую порекомендовал Морео. Старый покосившийся дом располагался в Угревом переулке. Хозяйничала там кислолицая карга, недоверчиво оглядевшая их рассеянным взором и прикусившая монету, которую дала ей Кейтилин, чтобы убедиться в том, что она не фальшивая. Комнаты были просторны и полны воздуха, а Морео клялся, что лучшей ухи, чем здесь, не сыщешь во всех Семи Королевствах. Но удобнее всего было то, что их именами хозяйка не интересовалась.
Я думаю, вам лучше держаться подальше от гостиной, сказал сир Родрик, когда они устроились. Нельзя заранее знать, кого может сюда принести. Рыцарь облачился в кольчугу и спрятал длинный меч под темным плащом, капюшон которого легко можно было набросить на голову. Я вернусь к вечеру вместе с сиром Ароном, пообещал он. А теперь отдыхайте, миледи.
Она устала. Путешествие было долгим и изнурительным, а она более не чувствовала себя молодой. Окна выходили на переулки и крыши, за ними тускло поблескивала Черноводная. Кейтилин проследила за удалявшейся фигурой сира Родрика. Рыцарь торопливой походкой направился вниз по людной улице и скоро затерялся в толпе. Пришлось последовать его совету. Матрас оказался набитым соломой, а не перьями, но уснула она сразу.
Проснувшись от стука в дверь, Кейтилин резко села. За окном под лучами заходящего солнца багровели крыши Королевской Гавани. Она проспала дольше, чем намеревалась. Кулак вновь забарабанил в дверь, и голос выкрикнул:
Откройте! Именем короля! Приказываю!
Мгновение, отвечала она, закутываясь в плащ. Кинжал лежал возле постели. Она схватила его, прежде чем отпереть тяжелую деревянную дверь. В комнату ворвались люди в черных кольчугах и золотых плащах городской стражи. Их предводитель улыбнулся, увидев кинжал в ее руке, и сказал:
Излишняя предосторожность, миледи. Мы должны проводить вас в замок.
Кто приказал? спросила она.
Он показал ей ленту. Кейтилин ощутила, как дыхание перехватило ее горло. На сером воске печати вырисовывалось изображение пересмешника.
Петир, прошептала она. Так скоро. Должно быть, что-то случилось с сиром Родриком.
Кейтилин поглядела на старшего из стражников.
Ты знаешь, кто я?
Нет, миледи, отвечал тот, милорд Мизинец приказал нам только привести вас к нему так, чтобы вы при этом не претерпели никаких неприятностей по дороге.
Кейтилин кивнула:
Можете подождать снаружи, пока я оденусь.
Она омыла руки в тазу и вытерла их чистым полотном. Неловкие и опухшие пальцы с трудом застегнули платье и завязали под горлом толстый коричневый плащ. Как мог узнать Мизинец, что она находится здесь? Сир Родрик никогда бы не сказал ему этого. Он стар, упрям и безупречно верен. Неужели они опоздали и Ланнистеры уже успели достичь Королевской Гавани? Нет, если бы это было так, Нед тоже был бы здесь, а тогда он сам пришел бы к ней. Как же?
Тут она поняла. Морео! Тирошиец черти бы его взяли знал, кто они и где остановились. Можно было не сомневаться в том, что он хорошо заработал на этом.
Для нее привели коня. Все фонари вдоль улиц были зажжены, и, окруженная стражей, Кейтилин ощущала на себе глаза всего города. Когда они добрались до Красного замка, решетка была опущена и Великие ворота уже закрылись на ночь, хотя в окнах замка было полно мерцающих огней. Гвардейцы оставили своих коней за стеной, проводили ее через узкую калитку, а потом по бесконечной лестнице она поднялась в башню.
Мизинец находился в комнате один, он сидел за тяжелым деревянным столом и писал в свете масляной лампы. Когда ее ввели, он отложил перо, поглядел на нее и негромко сказал:
Кет!
Почему ты приказал доставить меня сюда таким образом?
Он поднялся и резко махнул стражникам.
Оставьте нас.
Люди ушли.
Надеюсь, что с тобой обходились вежливо, сказал он после того, как они вышли. Я дал им твердые наставления. Он заметил ее повязки. Твои руки
Кейтилин игнорировала вопрос.
Я не привыкла, чтобы со мной обращались, как со служанкой, сказала она ледяным тоном. В детстве у тебя были лучшие манеры.
Я прогневал вас, миледи, простите; я не хотел этого.
Петир явно раскаивался. Взгляд извлек из памяти яркие воспоминания: в детстве он всегда был лукавым ребенком, но после проказ обычно принимал невинное обличье, так уж он был устроен. Годы не слишком-то переменили Петира. Невысокий, он так и не вырос, оставшись на дюйм или два ниже Кейтилин. Тонкий и быстрый, он сохранил острые черты, памятные ей, и те же самые смеющиеся серо-синие глаза. Подбородок его теперь украшала небольшая, острым клинышком бородка, темные волосы Петира пронизывала седина, хотя ему еще не было и тридцати. Шевелюра его гармонировала с серебристым пересмешником, которым был застегнут плащ. В детстве он тоже любил серебро.

Чтв 07 Фев 2013 21:12:30
>>43057308
Оно кажись съебало.
мы вдвоем сидим тута?

Чтв 07 Фев 2013 21:12:38
Смех в башне превратился в рев. Кусочки крабьего мяса вылетали изо рта лорда-командующего, давившегося и задыхавшегося. К сумятице присоединился его ворон, громко выкрикивавший над окном:
Дуэль! Дуэль! Дуэль!
Сир Аллисер Торне вылетел из комнаты подчеркнуто выпрямившись, словно проглотив кинжал.
Мормонт все еще пытался обрести дыхание. Тирион постучал его по спине.
Победителю достаётся добыча, пояснил он. Я претендую на порцию Торне. Наконец лорд-командующий пришел в себя.
Вы злой человек, раз так раздразнили сира Аллисера, укорил он Тириона. Тот уселся и пригубил вина.
Когда человек рисует на своей груди мишень, он должен рассчитывать, что рано или поздно кто-нибудь выпустит в него стрелу. Отсутствие юмора приводило к смерти и более веселых людей, чем сир Аллисер.
Ну что вы, возразил лорд-стюард Боуэн Марш, человек округлый и красный, словно гранат. Слышали бы вы те шуточные прозвища, которые он дает своим воспитанникам.
Тирион слыхал кое-какие из этих имен.
Клянусь, у парней тоже найдется на него несколько кличек, сказал он. Сколите лед с ваших глаз, мои добрые лорды. Сиру Аллисеру Торне подобает чистить конюшни, а не учить юных воинов.
В Дозоре нет недостатка в конюхах, пробормотал лорд Мормонт. Последнее время нам не присылают других. Шлют только конюхов, воров и насильников. Сир Аллисер принес присягу, он принадлежит к числу немногих, облачившихся в черное одеяние в ту пору, когда я только сделался лордом-командующим. Он отважно сражался у Королевской Гавани.
Не на той стороне, сухо заметил сир Джареми Риккер. Кому знать, как не мне, я стоял на Стене возле него. Тайвин Ланнистер предоставил нам две перспективы на выбор: или надеть черное, или до вечера расстаться с головами. Не хочу вас задеть, Тирион.
Чем бы это, сир Джареми? Мой отец любил насаживать головы на пики, в особенности если их обладатели чем-либо прогневали его. А заметив среди врагов столь благородное лицо, как у вас, он, вне сомнения, решил украсить им стены города над Королевскими воротами. По-моему, вы смотрелись бы там потрясающим образом.
Благодарю вас, отвечал сир Джареми с недовольной улыбкой. Лорд-командующий Мормонт откашлялся.
Иногда я опасаюсь, что сир Аллисер действительно понял вас, Тирион: вы осмеиваете нас и нашу благородную службу.
Тирион пожал плечами:
Всякий человек нуждается в том, чтобы над ним иногда посмеялись. Иначе, лорд Мормонт, мы начинаем относиться к себе слишком серьезно. Пожалуйста, побольше вина, он протянул чашу.
Когда Риккер наполнил чашу, Боуэн Марш сказал:
Для такого небольшого роста у вас, Тирион, жажда гиганта
О, на деле лорд Тирион рослый мужчина, проговорил мейстер Эйемон, сидевший у дальнего конца стола. Высшие офицеры Ночного Дозора сразу притихли, чтобы услышать слова древнего старца. По-моему, он истинный гигант среди нас, прикованных к краю света.
Тирион пожал плечами:
Меня называли разными именами, милорд, но такого среди них я еще не слыхал.
Тем не менее, проговорил мейстер Эйемон, и его затянутые молочно-белой пленкой глаза обратились к лицу Тириона, По-моему, я не ошибаюсь.
Впервые в жизни Тирион Ланнистер обнаружил, что ему не хватает слов. Оставалось только, вежливо склонив голову, сказать:
Вы слишком добрый человек, мейстер Эйемон.
Слепец улыбнулся. Крошечный, морщинистый и безволосый, он настолько съежился под тяжестью прожитого им века, что мейстерский воротник со звеньями из многих металлов свободно болтался на шее.

Чтв 07 Фев 2013 21:13:14
Сны отозвался Тирион, думая о том, что нуждается еще в одной чаше крепкого напитка.
Мормонт не желал слышать едкости в его голосе.
Рыбаки уже видели Белых Ходоков на берегу возле Восточного Дозора!
На этот раз Тирион не смог сдержаться.
Рыбаки Ланниспорта нередко видят и мерлингов
Денис Маллистер пишет, что горный народ двинулся на юг, они проходят возле Сумеречной башни в количествах больших, чем когда-либо прежде. Они бегут, милорд но от чего?
Лорд Мормонт подошел к окну, поглядел в ночь.
Мои старые кости, Ланнистер, еще никогда не ощущали такого мороза Сообщите королю мои слова, умоляю вас! Зима близко, и когда настанет долгая ночь, лишь Ночной Дозор будет защищать королевство от тьмы, наползающей с севера. Пусть боги помогут всем нам, если мы окажемся неготовыми.
Пусть сперва боги помогут мне, если я сегодня не высплюсь! Йорен намерен выехать с первым светом.
Устав от разговора, Тирион поднялся на ноги, сонный от выпитого вина.
Благодарю вас за любезное отношение ко мне, лорд Мормонт.
Расскажите им, Тирион. Расскажите и заставьте поверить. В лучшей благодарности я не нуждаюсь. Мормонт свистнул, и ворон слетел к нему, усевшись на плечо. Лорд-командующий усмехнулся и достал для птицы зерен из кармана. Так и оставил их Тирион.
Снаружи было жутко холодно. Плотно закутанный в меха, Тирион Ланнистер натянул перчатки и кивнул бедолагам, зябшим на карауле возле командирского дома. Он направился через двор к собственным палатам в Королевской башне, торопясь, насколько могли позволить ему короткие ноги. Снег хрустел, сапоги проламывали ночной лед, парок дыхания струился перед ним, подобно знамени. Засунув руки под мышки, Тирион прибавил шагу, надеясь, что Моррек не забыл прогреть его постель горячими кирпичами, взятыми из камина.
За Королевской башней под лучами луны светилась Стена, колоссальная и таинственная, Тирион замер на мгновение и посмотрел на нее. Ноги его ныли от холода и спешки.
Внезапно им овладело странное безумие, желание вновь заглянуть за пределы мира. Последний шанс, подумал Тирион, завтра ему предстоит уехать на юг; он не мог представить себе причин, способных вновь привести его в этот замерзший унылый край. Сулившая тепло и постель Королевская башня оказалась уже позади него, когда Тирион понял, что направляется к бледному громадному палисаду.
С южной стороны к Стене примыкала деревянная лестница, подвешенная на глубоко вмерзших в лед огромных брусьях. Лестница змеилась из стороны в сторону, прорезая поверхность Стены кривым зигзагом. Черные Братья заверили Тириона, что она намного прочнее, чем кажется, но ноги карлика слишком ныли, чтобы он мог решиться на самостоятельный подъем. Поэтому он подошел к железной клетке возле колодца, забрался в нее и три раза потянул за веревку. Тириону пришлось дожидаться целую вечность; огороженный прутьями, он припал к ним. Карлик даже успел удивиться причинам, приведшим его сюда. Он было решил забыть свою нечаянную прихоть и отправиться в постель, когда вдруг клетка вздрогнула и поползла вверх. Она двигалась медленно, сначала рывками, потом пошла более гладко. Земля уплывала вниз, клетка раскачивалась, Тирион впился руками в железные прутья. Холодное прикосновение металла он ощущал даже сквозь перчатки. А Моррек уже разжег очаг в его комнате, отметил Тирион с одобрением. В башне лорда-командующего было темно. Похоже, Старый Медведь разжился большим запасом здравого смысла, чем он.
Наконец он поднялся над башней. Черный замок простирался под ним, выгравированный на снегу лунным светом. Сверху было видно, как он суров и пуст; лишенные окон укрепления, осыпающиеся стены, дворы, заваленные ломаным камнем. Вдали мерцали огоньки Кротового городка, крошечной деревни в половине лиги отсюда к югу, у Королевского тракта. Кое-где ярко блестел лунный свет на воде у подножия ледяных потоков, спускавшихся с горных высот на равнину. Ну а кроме них, Тирион видел лишь продутые ветрами холмы и каменистые поля, кое-где покрытые пятнами снега.
Наконец басистый голос позади него произнес:
Седьмое пекло, это же карлик! Клетка вздрогнула и, внезапно замерев, повисла, медленно раскачиваясь взад и вперед.
Проклятие, достаньте его, послышалось ворчание, громкий скрип дерева, клетка скользнула в сторону, и Стена оказалась под ногами Тириона. Он дождался, пока клетка остановится, потом открыл дверцу и осторожно шагнул на лед. Тяжелая фигура в черном наклонялась у ворота, вторая придерживала клетку рукой в перчатке. Лица прятались за шерстяными шарфами, открывавшими только глаза; оба человека казались толстяками внутри чередующихся слоев шерсти и кожи черного на черном.
И чего же тебе понадобилось здесь среди ночи? спросил тот, что стоял у ворота.
Захотелось поглядеть в последний раз.
Люди обменялись кислыми взглядами.
Гляди на здоровье, сказал другой. Только смотри себе под ноги, человечек. Если ты упадешь, Старый Медведь снимет с нас шкуру.
Под большим подъемным краном ютился деревянный домик, Тирион успел заметить тусклое свечение жаровни и ощутил короткое теплое дуновение, когда тот, что был у ворота, быстро открыл дверь и исчез за ней. Тирион остался один.
Здесь было жутко холодно, ветер пытался забраться под его одежду, подобно настырной любовнице. Верх Стены был шире, чем Королевский тракт, так что Тирион не боялся упасть, хотя ноги его немного скользили. Братья разбрасывали битый камень, насыпая пешеходные тропки, но тяжесть несчетных шагов плавила Стену, лед нарастал и поглощал гравий, тогда тропа вновь становилась скользкой, и наступало время снова ломать глыбы.
Впрочем, дорога эта не смущала Тириона. Он поглядел: на восток и на запад перед ним тянулась Стена, просторная белая дорога, не имеющая ни конца ни начала, по обе стороны от которой разверзались темные пропасти. [На запад!k решил он без особых причин и направился на закат по тропе у северного края Стены, где гравия было больше.
Холод румянил голые щеки, ноги с каждым шагом протестовали все громче и громче, но Тирион игнорировал их жалобы. Ветер кружил вокруг него, гравий поскрипывал под ногами, впереди белая лента, следуя очертаниям холмов, поднималась все выше и выше и наконец терялась за западным горизонтом. Тирион миновал высокую, как городская стена, катапульту, основание ее глубоко ушло в лед. Метательный механизм сняли, чтобы починить, а потом забыли о нем. Катапульта валялась, как сломанная игрушка какого-нибудь великана.
За дальней стороной механизма послышался негромкий голос:
Стой! Кто идет?
Тирион остановился.
Если я буду стоять слишком долго, то примерзну к месту, Джон, сказал он, пока безмолвно скользнувший к нему белый силуэт обнюхивал его одежду. Здравствуй, Призрак.
Джон Сноу подошел поближе. Укутанный в многочисленные слои кожи и меха, он казался этой ночью выше и тяжелее, капюшон плаща был надвинут на голову.
Ланнистер, проговорил он, разматывая шарф, чтобы открыть рот. Вот уж не ожидал увидеть вас здесь.

Чтв 07 Фев 2013 21:13:40
Коммисагам припеклоу.
Даешь геволюцию жидопидорскую.
Нас бросала молодость на кронштадский лед.

Чтв 07 Фев 2013 21:13:43
Что ты делаешь здесь ночью? спросил он. Тут можно лишь отморозить свои мужские предметы
Меня назначили в ночную стражу, ответил Джон. Сир Аллисер любезно распорядился, чтобы командир дозора обращал на меня особое внимание. Должно быть, надеется, что если я прохожу здесь полночи, то усну во время утренних занятий. Пока мне удавалось разочаровывать его.
Тирион ухмыльнулся:
А Призрак уже научился жонглировать?
Нет, Джон улыбнулся, но Гренн сегодня выстоял против Халдера, и Пип теперь не так уж часто роняет меч.
Пип?
Его зовут Пипаром. Невысокий такой, лопоухий. Он увидел, как я работаю с Гренном, и попросил помочь. Торне даже не показал ему, как надо держать меч. Он повернулся к северу. Я должен охранять милю Стены. Ты пройдешься со мной?
Если ты не будешь торопиться, сказал Тирион.
Командир стражи приказал ходить, чтобы кровь моя не замерзла, но не определил, как быстро я должен это делать.
Они пошли. Призрак белой тенью следовал возле Джона.
Я уезжаю завтра, сказал Тирион.
Знаю. В голосе Джона звучала странная печаль.
Я намеревался остановиться в Винтерфелле по пути на юг. Если ты хочешь передать туда какую-нибудь весть
Передай Роббу, что я намереваюсь вступить в командование Ночным Дозором, чтобы он мог в покое заниматься шитьем с девчонками, и пусть Миккен перекует его меч на подковы для коней.
Твой брат выше меня, сказал Тирион с улыбкой. Отказываюсь передавать такое послание, за которое меня могут убить.
Рикон спросит, когда я приеду домой. Попытайся объяснить, где я сейчас, если сумеешь. Скажи ему, пусть пользуется всеми моими вещами, пока меня нет, ему это понравится.
Сегодня люди слишком многого хотят от меня, подумал Тирион.
Но ты можешь все изложить в письме.
Рикон еще не умеет читать. Но Бран Он внезапно остановился. Я не знаю, что написать Брану. Помоги ему, Тирион.
Какую помощь я могу предоставить? Я не мейстер и не могу облегчить его боль. Потом, я не знаю таких заклинаний, которые могли бы вернуть ему ноги.
Ты помог мне, когда я нуждался в твоей помощи, сказал Джон Сноу.
Я ничего не дал тебе, улыбнулся Тирион, кроме слов.
Тогда дай свои слова и Брану.
Ты просишь хромого научить калеку плясать, пошутил Тирион, Сколь бы искренним ни было старание, результат окажется жутким, И все же я понимаю, что такое братская любовь, лорд Сноу. Я окажу Брану ту небольшую помощь, на которую способен.
Благодарю вас, милорд Ланнистер. Джон стянул рукавицы и протянул свою руку. Друг мой.
Тирион обнаружил, что странным образом тронут этим жестом.
Моя родня в основном бастарды, сказал он с сухой улыбкой. Но ты первый, кого я зову другом. Зубами он стащил перчатку и пожал руку Сноу; плоть прикоснулась к плоти, рука мальчика была сильной и твердой.
Вновь надев свою перчатку, Джон повернулся и направился к низкому северному парапету. За ним Стена резко обрывалась, впереди лежали тьма и лед. Тирион последовал за ним, и бок о бок они остановились возле края мира.
Ночной Дозор не допускал, чтобы лес приближался к северной стороне Стены более чем на полмили. Чащобы железоствола, страж-дерева и дуба, прежде росшие здесь, были вырублены столетия назад, чтобы создать широкий простор, через который ни один враг не смог бы пробраться незамеченным. Тирион слышал, что вдоль всей Стены между тремя крепостями дикий лес медленно возвращается назад. Находились даже серо-зеленые страж-деревья и бледностволые чардрева, которые запускали корни в саму Стену, но благодаря потребности Черного замка в дровах лес удерживали топоры Черной Братии. Впрочем, он никогда не отступал далеко. Тирион повсюду видел его; темные деревья вторым бастионом вставали за прогалиной параллельно ледяной Стене. Не многим топорам случалось погулять в том черном лесу, куда не проникал даже лунный свет, неспособный пронзить древние переплетения корня, шипа и ветви. Там, вовне, деревья вырастали высокими, разведчики говорили, что они словно бы таили в себе зло и не любили людей. Нечего удивляться, что Ночной Дозор называет этот лес Зачарованным.
Он стоял здесь перед тьмой, не знавшей огня, под холодным, до костей пронизывающим ветром. Тирион Ланнистер ощутил, что способен поверить в россказни об Иных о врагах, обитающих в ночи. Собственные шутки о грамкинах и снарках не казались ему теперь настолько уж забавными.
Где-то там сейчас мой дядя, громко сказал в темноту Джон Сноу, опершийся на копье. В ту первую ночь, когда меня послали сюда, я все мечтал, что дядя Бенджен назад вернется ночью, а я увижу его и затрублю в рог. Но он не вернулся. Ни в эту ночь, ни во все остальные.
Дай время, вернется, пообещал Тирион.
Вдали на севере завыл волк. На зов ответил другой, потом третий Призрак склонил голову набок прислушиваясь.
Если он не вернется, решил Джон, мы с Призраком отправимся искать его. Он положил руку на голову лютоволка.
Верю тебе, сказал Тирион. Но кто тогда отправится искать тебя самого? Он поежился.
Арья
Отцу на совете опять пришлось туго, Арья поняла это по его лицу, когда лорд Эддард вышел к обеду, вновь опоздав, что теперь случалось нередко. Первое блюдо, густой и сладкий тыквенный суп, уже собрались уносить, когда Старк вошел в Малый зал. Называли его так, чтобы отличить от Великого зала, где король мог пировать с тысячью гостей, но и в этой длинной палате с высоким сводчатым потолком можно было усадить сотни две людей за устроенные на козлах столы.
Милорд, проговорил Джори, когда отец вошел. Он поднялся на ноги, остальные последовали его примеру. Все люди были в новых плащах из плотной серой шерсти, подбитой седым атласом. Выкованная из серебра рука перехватывала у ворота шерстяные складки плащей, знаменуя их принадлежность к домашней страже королевской десницы. Старк привел с собой лишь полсотни человек, и скамьи в основном пустовали.

Чтв 07 Фев 2013 21:14:18
Принцесса Мирцелла будет там, милорд, а она младше леди Сансы. Все дамы двора будут присутствовать на таком великом событии. К тому же турнир дается в вашу честь, и будет странно, если ваша семья останется дома.
Отец отвечал с болью в голосе:
Должно быть, так. Ну хорошо, я устрою место для тебя, Санса. Он посмотрел на Арью. Для вас обеих.
Мне не нужен этот глупый турнир, скривила лицо Арья. Она знала, что там будет Джоффри, принца она ненавидела.
Санса подняла голову:
Нас ждет великолепное зрелище, а на тебя там никто и не посмотрит.
На лице отца вспыхнул гнев.
Довольно, Санса! Хватит, иначе я передумаю! Я смертельно устал от вашей бесконечной войны. Вы сестры и должны вести себя соответствующим образом, понятно?
Санса закусила губу и кивнула. Арья угрюмо уставилась в тарелку: она ощутила, как слезы прихлынули к глазам. И с гневом прогнала их, решив не плакать.
Слышен был лишь стук ножей и вилок.
Прошу извинить меня, объявил отец всем присутствующим. Сегодня мне что-то не хочется есть. И он вышел из зала.
Когда дверь за ним закрылась, Санса обменялась взволнованным шепотом с Джейни Пуль. В дальней части стола Джори рассмеялся шутке, и Халлен завел речь о лошадях:
Твой-то он боевой, вот он и не лучший для турнира. Не то он, ох, совсем не тo.
Мужчины уже слышали все это; Десмонд, Джекс и сын Халлена Харвин потребовали, чтобы он замолчал, а Портер попросил вина.
С Арьей никто не разговаривал. Ее это не волновало. Если бы ей позволили, она предпочла бы есть в своей опочивальне. Иногда так и случалось, когда отец обедал с королем, или каким-нибудь лордом, или с послами, откуда-нибудь вдруг явившимися. В основном они ели в его солярии отец, она и Санса. Тогда Арья больше всего тосковала о своих братьях. Ей хотелось бы поддразнить Брана, поиграть с маленьким Риконом и увидеть улыбку Робба. Ей хотелось, чтобы Джон взлохматил ее волосы, назвал сестричкой, хотелось услышать его голос, заканчивающий вместе с ней фразы. Но все они были далеко, и рядом никого, кроме Сансы, сестры, даже не желавшей разговаривать с ней, если этого не требовал отец.
У себя в Винтерфелле они ели в большом зале едва ли не через день. Отец говаривал, что тот лорд, который хочет удержать у себя людей, должен обедать вместе с ними.
Надо знать людей, которые следуют за тобой. Она слыхала, как он говорил эти слова Роббу. И пусть они знают тебя. Нельзя требовать, чтобы люди отдавали свою жизнь ради незнакомца.
В Винтерфелле отец всегда держал лишний стул за своим столом, и каждый день компанию его разделял кто-то из людей. Один вечер это мог быть Вейон Пуль, и разговор шел о медяках, хлебных запасах и слугах; на следующий день его сменял, скажем, Миккен, и отец выслушивал его рассказ о броне и мечах, и о том, каким горячим должен быть металл, и как лучше закаливать сталь. На третий день за столом оказывался Халлен с бесконечными разговорами о лошадях, а потом септон Хейли из библиотеки, а потом Джори, а потом сир Родрик или даже старая Нэн со своими россказнями.
Арья ничего не любила больше, чем сидеть за столом отца, слушать их разговоры. Ей нравились и рассказы людей, сидящих на скамьях: крепких, как кожа, свободных всадников, учтивых рыцарей, отважных молодых сквайров, седых старых воителей. Она любила швырять в них снежками и таскала им пироги с кухни. Жены их давали Арье ячменные лепешки, она придумывала имена для их младенцев и играла в [чудовище и девуk, [спрячь сокровищаk и [короля замкаk с их старшими детьми. Толстый Том звал ее Арьей Что-Под-Ногами, потому что она всегда оказывалась именно там. Но это было приятнее, чем слышать [Арья-лошадкаk.
Только все это осталось в Винтерфелле, в мире, вдруг ставшем далеким. Теперь все переменилось. Сегодня они ели со своими людьми впервые с того времени, как прибыли в Королевскую Гавань. Арья ненавидела этот город, И голоса их сделались ей ненавистны, и смех, и рассказы. Люди эти были ее друзьями, она чувствовала себя среди них в безопасности, но теперь вдруг поняла, как они лгут. Это они позволили королеве убить Леди, что само по себе было ужасно. А потом Пес нашел Мику. Джейни Пуль рассказала Арье, что его изрубили в куски и получил мясник сына в мешке; поначалу бедолага решил, что они убили свинью. И никто не возвысил голос, не извлек клинок Все смолчали и Харвин, который всегда вел такие смелые речи, и Элин, который намеревался стать рыцарем, и Джори, капитан стражи. И даже отец.
Он был моим другом, шептала Арья в тарелку негромко, так, чтобы ее не услышали. Нетронутые ребра уже подернулись тонкой пленкой застывшего сала. Арья поглядела на них и почувствовала себя больной. Она отодвинулась от стола.
И куда же вы собираетесь направиться, молодая леди? осведомилась септа Мордейн.
Я не голодна. Арья с трудом вспомнила подобающие случаю любезные фразы. Пожалуйста, разрешите мне выйти из-за стола, проговорила она напряженным голосом.
Не разрешаю, сказала септа. Ты едва прикоснулась к пище. Сядь и очисти тарелку.
Очисти ее сама! Прежде чем ее успели остановить, Арья бросилась к двери. Люди захохотали, септа Мордвин что-то закричала вслед, голос ее поднимался все выше и выше. Толстый Том находился на своем посту, охраняя дверь в башню Десницы. Он заморгал, увидев бегущую Арью и услыхав крики септы.
Постой, маленькая, задержись, проговорил он, протянув руку, но Арья скользнула между его ног и бросилась по ступенькам башни. Ноги ее стучали по камню, Толстый Том пыхтел и топал позади нее.
Опочивальня была единственным местом, которое Арья любила во всей Королевской Гавани, но больше всего девочке нравилась дверь массивная плита из

Чтв 07 Фев 2013 21:14:41
Арья не без колебаний отдала оружие, не зная, получит ли его обратно. Отец повернул меч к свету, осмотрел обе стороны клинка. Попробовал острие пальцем.
Клинок разбойника, сказал он, однако мне кажется, что я знаю метку этого мастера. Работа Миккена.
Арья не могла солгать ему и просто потупила глаза. Лорд Эддард Старк вздохнул.
Моя девятилетняя дочь вооружается в моей собственной кузнице, и я ничего не знаю об этом. Десница короля обязан править Семью Королевствами, а я, похоже, даже не способен справиться со своим собственным домом. Откуда у тебя этот меч, Арья? Как ты его получила?
Арья прикусила губу и промолчала. Она не могла предать Джона даже в разговоре с отцом.
Спустя мгновение отец проговорил:
Впрочем, это ничего не значит. И серьезно поглядел на меч в своих руках. Оружие не игрушка для детей, во всяком случае, для девиц. Что сказала бы септа Мордейн, узнав, что ты играешь с мечом.
Я не играю, настаивала Арья. Я ненавижу септу Мордейн.
Довольно, отвечал отец голосом резким и жестким. Септа просто выполняет свои обязанности, и только боги знают, какими тяжкими ты сделала их для бедной женщины. Мы с твоей матерью обременили ее невозможным заданием, захотев превратить тебя в леди.
А я и не хочу быть леди, вспыхнула Арья.
Мне следовало бы прямо сейчас сломать эту игрушку о колено, чтобы положить конец всей чепухе.
Игла не сломается, возмутилась Арья, но голос ее противоречил словам.
Значит, у него есть имя? Отец вздохнул. Ах, Арья, Арья. Ты дикарка, моя девочка. Волчья кровь, как говорил мой отец. Она чувствовалась и в Лианне, и в брате моем в еще большей степени. И обоих она привела к ранней могиле.
Арья услыхала скорбь в его голосе, отец нечасто упоминал о своем отце, брате и сестре, погибших еще до ее рождения.
Лианна вполне способна была взять меч, если бы это разрешил ей мой лорд-отец. Иногда ты напоминаешь ее даже внешне.
Но Лианна ведь была прекрасна удивилась Арья. Так говорили все! О себе она ничего подобного не слыхала.
Была, согласился Эддард Старк, прекрасна, своенравна и умерла прежде своего времени. Он поднял меч, как бы пробуя его. Арья, что ты намереваешься делать с этой Иглой? Кого ты хочешь прошить ею? Свою сестру? Септу Мордейн? Представляешь ли ты, что нужно делать, берясь за меч?
Она могла вспомнить лишь тот короткий урок, который дал ей Джон.
Держать его кончиком вперед, выпалила она.
Отец коротко хохотнул.
Ну что ж, наверное, в этом вся суть.
Арья отчаянно хотела объясниться, заставить отца понять ее.
Я пыталась учиться, но Глаза ее наполнили слезы. Я попросила Мику поучить меня. Горе вернулось сразу. Задрожав, она отвернулась. Это я просила его. Это моя вина. Это я
Руки отца вдруг сомкнулись вокруг неё. Она повернулась, уткнувшись ему с рыданиями в грудь.
Не надо, милая моя, пробормотал он, горюй о своем друге, нo не вини себя. Не ты убила сына мясника. Кровь его легла на Пса и на жестокую женщину, которой он служит.
Я ненавижу их, выдавила сквозь рыдания раскрасневшаяся Арья. И Пса, и королеву, и короля, и принца Джоффри. Я ненавижу их всех. Джоффри солгал: все было не так, как он говорил. Я ненавижу и Сансу; она солгала, чтобы понравиться принцу.
Все мы лжем, проговорил отец. И ты действительно думаешь, что я поверю в россказни, что Нимерия убежала?
Виноватая Арья раскраснелась.
Джори обещал мне молчать.
Джори сдержал свое слово, ответил отец улыбнувшись. Есть вещи, о которых мне не надо рассказывать. Даже слепец видит, что волчица никогда не оставила бы тебя по своей воле.
Нам пришлось бросать камни, сказала Арья несчастным голосом. Я велела ей бежать, бежать на свободу; сказала, что больше не хочу ее. Что здесь есть волки, с которыми она сможет играть, мы слышали их вой. А Джори сказал ей, что леса полны добычи и она добудет себе оленя. Но Нимерия увязалась следом, нам пришлось бросать камни. Я дважды попала. Она визжала и глядела на меня так, что мне сделалось стыдно. Но я ведь поступила правильно, так? Королева бы убила ее.
Ты поступила правильно, проговорил отец. И эта ложь не была бесчестной. Отложив Иглу в сторону, он подошел к Арье и снова обнял ее. А потом вновь взял клинок, приблизился к окну, задержался там на мгновение, разглядывая двор, и обратил к ней задумчивые глаза. Затем опустился на сиденье возле окна с мечом на коленях. Арья, садись. Я попытаюсь растолковать тебе кое-что.
Она тревожно присела на краешек постели.
Ты еще слишком мала, чтобы возложить на тебя все мои заботы, сказал он. Но ты из Старков Винтерфеллских, ты знаешь наш девиз.
Зима близко, прошептала Арья.
Пришли жестокие, злые времена, сказал отец, Мы изведали их и у Трезубца, дитя, и когда упал Бран. Ты родилась долгим летом, моя милая, ты не знала ничего другого, но теперь воистину зима близко. Вспомни герб нашего дома, Арья.
Лютоволк, сказала она и, вспомнив Нимерию, поджала колени к груди с внезапным испугом.
Позволь мне рассказать тебе кое-что о волках, дитя. Когда выпадет снег и задуют белые ветры, одинокий волк гибнет, но стая живет. Лето пора раздоров, но зимой мы обязаны защищать друг друга, охранять, делиться силой. Поэтому, если ты кого-то ненавидишь, постарайся обратить свою ненависть на тех, кто вредит нам. Септа Мордейн добрая женщина, а Санса Санса твоя сестра. Вы не похожи, словно луна и солнце, но в ваших сердцах течет одна кровь. Ты нуждаешься в ней, а она в тебе А я нуждаюсь в вас обеих, помогите мне боги.
В голосе его прозвучала такая усталость, что Арья проговорила:
Я не испытываю, ненависти к Сансе настоящей. Это была лишь половина лжи.
Я не хочу пугать тебя, но и лгать тоже не следует. Мы оказались в мрачном и опасном месте, дитя мое. Это не Винтерфелл. У нас есть враги, которые готовы причинить нам зло. Мы не можем затевать войну между собой. Твое своенравие, побег, сердитые речи, неповиновение все это уместно дома. Летние игры ребенка. Здесь в преддверии зимы они смотрятся по-другому. По

Чтв 07 Фев 2013 21:14:48
Breaking news!
Семиты вайпают наци-треды на дваче.

Чтв 07 Фев 2013 21:15:08
Дотракийское море, сказал сир Джорах Мормонт, осаживая рядом с ней коня на верхушке гребня.
У их ног открывался необъятный простор, уходивший к далекому горизонту и исчезавший за ним.
Действительно море, подумала Дени. Здесь не было ни домов, ни гор, ни деревьев, ни городов, ни дорог лишь бесконечные травы, высокие, в рост человека, колыхавшиеся волнами под ветром.
Здесь столько зелени, сказала она.
Это сейчас, согласился сир Джорах. Но видели бы вы эти края, когда степь цветет и темно-красные цветы морем крови заливают ее от горизонта до горизонта. Но настает сухая пора, и мир этот обретает цвет старой бронзы. А это всего лишь хранна, дитя. Здесь существуют сотни разновидностей трав: со стеблями желтыми, как лимон, и темными, как индиго, синие травы, оранжевые травы, травы переливающиеся. Говорят, что в краю теней за Асшаем растут океаны призрак-травы; стебли ее бледны, как молочное стекло, и поднимаются выше головы сидящего на коне всадника. Трава эта убивает все остальные и в темноте светится отблеском пламени, сжигающего погибшие души. Дотракийцы утверждают, что однажды призрак-трава покроет весь мир, и тогда вся жизнь закончится.
Мысль эта заставила Дени поежиться.
Я не хочу говорить об этом сейчас, сказала она. Здесь так прекрасно, что я не желаю думать о смерти.
Как вам угодно, кхалиси, отвечал сир Джорах с почтением.
Она услыхала звук голосов и повернулась навстречу им. Они с Мормонтом обогнали отряд, который только сейчас поднялся следом за ними на гребень. Служанка Ирри и молодые лучники ее кхаса скакали с непринужденностью кентавров, но Визерис все еще боролся с короткими стременами и плоским седлом. В степи брат казался жалким. Ему и не нужно было находиться здесь. Магистр Иллирио предлагал ему подождать в Пентосе, предлагал свой гостеприимный дом, но Визерис не согласился. Он решил оставаться с Дрого, пока долг не будет уплачен, пока тот не поможет ему получить обещанную корону.
Ну а если он попытается надуть меня, то пусть остережется узнает тогда, что значит будить дракона, бахвалился Визерис, положив руку на чужой меч. Иллирио, поморгав, пожелал ему удачи.
Дени поняла, что она не желает сейчас слушать жалобы своего брата. День был слишком великолепен для этого. В просторной голубизне высоко над ними кружил охотничий сокол. Море травы колыхалось под вздохами ветра, теплый воздух гладил ее лицо, и Дени чувствовала покой. Не хватало еще, чтобы Визерис испортил ей настроение.
Подождите здесь, сказала Дени сиру Джораху. Пусть все они тоже остановятся. Скажите, что я приказываю.
Рыцарь улыбнулся. Сира Джораха нельзя было отнести к симпатичным людям. Бычьи плечи и шея его заросли жесткой шерстью, которая покрывала руки и грудь настолько густо, что для макушки ничего уже не осталось. Но улыбка его всегда подбадривала Дени.
Вы быстро научились говорить так, как подобает королеве, Дейенерис.
Я не королева, заметила Дени, а кхалиси. Она послала кобылу вперед галопом и в одиночестве.
Склон оказался крутым и каменистым, но Дени скакала бесстрашно, и радость, сливаясь с опасностью, пела в ее сердце. Всю жизнь Визерис твердил ей, что она принцесса, но Дейенерис Таргариен никогда не ощущала себя таковой, пока не села на свою серебристую лошадь.
Поначалу ей было нелегко. Кхаласар свернул лагерь наутро после их брака и направился на восток к Вейес Дотраку, и уже на третий день Дени решила, что умирает. Седло натерло на ее заду жуткие кровавые мозоли. Бедра были стерты, руки пузырились от поводий, мышцы спины и ног ныли так, что она едва могла сидеть. Когда наступал вечер, служанкам приходилось помогать ей спуститься с седла.
Даже ночи не приносили облегчения. Кхал Дрого не обращал на нее внимания в пути, как не смотрел он на нее во время свадьбы; вечера он проводил за вином в обществе воинов и кровных всадников, скакал на отборных конях, смотрел, как пляшут женщины и умирают мужчины. Дени не было места в этой части его жизни. Ей приходилось ужинать в одиночестве или с сиром Джорахом и со своим братом; после, выплакавшись, она засыпала, и каждую ночь, уже перед рассветом, Дрого приходил в ее шатер, будил во тьме и безжалостно, словно жеребец, поднимался на нее. Он всегда брал ее сзади; таков дотракийский обычай. Дени была благодарна ему: муж не видел слез, увлажнявших ее лицо и она могла уткнуться в подушку, чтобы не вскрикнуть от боли. Покончив с делом, Дрого закрывал глаза и тихо похрапывал засыпая. А Дени лежала рядом, и тело ее ныло, не позволяя уснуть.
День следовал за днем, ночь сменялась ночью, наконец Дени поняла, что больше не выдержит ни мгновения. Придется убить себя, но дальше она не поедет, решила Дени однажды ночью
Но когда она уснула в ту ночь, то опять увидела дракона. На этот раз обошлось без Визериса. Во сне была только она одна и дракон в черной, как ночь, чешуе, мокрой и скользкой от крови. От ее собственной крови, ощутила Дени. Глаза дракона казались лужицами расплавленной магмы, а когда он открыл свою пасть, из нее горячей струей ударило жаркое пламя. Она слышала, как дракон поет ей. Дени развела руки, обнимая огонь, предалась ему, позволив охватить ее целиком, очистить и закалить, залечить раны. Она ощущала, как горит и обугливается, как осыпается угольками ее плоть, чувствовала, как кипит, превращаясь в пар, кровь, но боли не было. Она ощутила незнакомую силу и ярость.
На следующий день, как ни странно, тело ее болело не так уж сильно. Словно бы боги услышали ее и пожалели. Служанки заметили перемену.
Кхалиси, спросила Чхику, что случилось? Ты больна?
Я была больна, отвечала она, наклоняясь над драконьими яйцами, которые Иллирио подарил ей в день свадьбы. Дени прикоснулась к одному из них, самому большому, и ласково погладила скорлупу. [Черно-алое, подумала она, как дракон в моем снеk. Камень показался ей странно теплым под пальцами или она еще дремлет? Дени с опаской отдернула руку.
Начиная с того часа каждый день давался легче предыдущего.
Ноги сделались сильнее, пузыри прорвались, а на руках появились мозоли, мягкая кожа бедер окрепла.
Кхал велел, чтобы служанка Ирри научила Дени ездить верхом на дотракийский манер, но на деле учительницей ее была молодая кобыла. Лошадь, казалось, понимала ее настроение, словно бы сливаясь с Дени в единое существо. С каждым днем Дени чувствовала себя все увереннее в седле. Дотракийцы жесткий и не сентиментальный народ, и не в их обычаях давать имена животным. Поэтому Дени тайно называла свою лошадь Серебрянкой. И любила ее, как никого в своей жизни.
Когда верховая езда перестала быть для нее испытанием, Дени начала замечать красоту этого края. Она ехала во главе кхаласара вместе с Дрого и его кровными всадниками и потому всегда видела землю свежей и невытоптанной. Это позади нее огромная орда терзала копытами землю, мутила реки и поднимала облака удушающей пыли, но поля впереди них всегда были зелены и ярки.
Они миновали плавные холмы Норвоса, террасные поля и небольшие деревеньки, жители которых тревожно следили за ними с белых оштукатуренных стен. Потом они пере

Чтв 07 Фев 2013 21:15:25
И вы сомневаетесь в этом?
Визерис не способен возглавить войско, даже если мой благородный муж предоставит ему воинов, сказала Дени. У него нет ни гроша, а единственный рыцарь, который следует за ним, ценит его не дороже змеи. Дотракийцы смеются над его слабостью. Он никогда не приведет нас домой.
Мудрая девочка. Рыцарь улыбнулся.
Я не девочка, бросила она с яростью в голосе. Пятки Дени ударили в бока лошади, и Серебрянка понеслась галопом. Она мчалась быстрей и быстрей, оставляя позади Джораха, Ирри и всех остальных. Теплый ветер развевал волосы, а заходящее солнце слепило Дени глаза. Она достигла кхаласара, когда уже стемнело.
Рабы поставили ее палатку на берегу напоенного ручьем пруда. От сплетенного из травы дворца на холме доносились грубые голоса. Скоро начнется хохот, когда мужчины ее кхаса расскажут о том, что приключилось сегодня в траве. К тому времени Визерис уже прихромает обратно, и каждый мужчина, женщина и дитя в стане узнают, что он пешеход. В кхаласаре не может быть тайн.
Дени передала Серебрянку рабам, чтобы они приглядели за лошадью, и вошла в шатер. Под шелками было прохладно и сумрачно. Опуская за собой полог, Дени заметила, как далекий красный огонь ржавым пальцем прикоснулся к драконьим яйцам, лежащим в шатре. На мгновение алое пламя вспыхнуло перед ее глазами сотней языков. Дени заморгала, и они исчезли.
Это камень, сказала она себе. Это всего лишь камень. Даже Иллирис говорил так, ведь все драконы давно погибли. Она положила ладонь на черное яйцо, пальцы ласково обняли скорлупу. Камень был теплым. Почти горячим. [Солнцеk, прошептала Дени. Это солнце согрело яйца в пути
Она приказала служанкам приготовить ванну. Дореа развела огонь возле шатра, а Ирри и Чхику принесли большую медную ванну, тоже подарок к свадьбе. Они сняли ее с вьючных лошадей, а потом натаскали воды из пруда. Когда вода согрелась, Ирри помогла ей опуститься и присела рядом.
А вы видели когда-нибудь дракона? начала расспрашивать Дени, пока Ирри терла ей спину, а Чхику вычесывала песок из волос. Она слышала, что первые драконы пришли с востока, из Края Теней за пределами Асшая и с островов Яшмового моря. Быть может, в этих странных и диких краях еще обитала их родня.
Драконы исчезли, кхалиси, сказала Ирри.
Они мертвы, согласилась Чхику. Давным-давно.
Визерис рассказывал ей, что последний дракон Таргариенов умер не более полутора веков назад во время правления Эйегона III, прозванного Погубителем Драконов. На взгляд Дени, это случилось не слишком давно.
Неужели они исчезли повсюду? спросила она разочарованным голосом. Даже на востоке?
Магия умерла на западе, когда Рок поразил Валирию и земли Длинного лета. И укрепленная чарами сталь, и заклинатели бурь, и драконы не смогли вернуть ее, но Дени всегда слыхала, что на востоке дела обстоят иначе. Говорили, что мантикоры еще обитали на островах Яшмового моря, что джунгли Йи Ти кишели василисками, что заклинатели бурь, колдуны и аэроманты открыто практиковали свое искусство в Асшае, ну а маги, обращавшиеся к мертвецам и крови, в черноте ночи творили свои жуткие чудеса. Неужели на всей земле не найдется места для драконов?
Драконов нет, заявила Ирри. Отважные мужчины убивают их, потому что дракон ужасен и зол. Это известно.
Известно, согласилась Чхику.
Торговец из Куарта говорил мне однажды, что драконы спустились с луны, проговорила светловолосая Дореа, согревая полотенце у огня. Чхику и Ирри были почти ровесницами Дени, дотракийки эти попали в рабство, когда Дрого разбил кхаласар их отца. Дорса была старше, ей скоро должно было исполниться двадцать. Магистр Иллирио выискал ее в Лиссе, в одном из веселых домов. Мокрые серебристые волосы упали нa глаза Дени, с любопытством повернувшей голову.
С луны?
Он сказал мне, что луна была яйцом, кхалиси, проговорила лиссенийка.
Некогда на небе было две луны, но одна подошла слишком близко к солнцу и лопнула от жары. Тысяча тысяч драконов вырвались из ее недр наружу пить пламя солнца. Вот почему драконы выдыхают пламя. Однажды и вторая луна поцелуется с солнцем; она лопнет, и драконы вернутся.
Обе дотракийки засмеялись.
Tы глупая светловолосая рабыня, сказала Ирри, Луна это не яйцо. Она богиня и супруга солнца. Это известно.
Известно, согласилась Чхику.

Чтв 07 Фев 2013 21:15:29
Котаны, объясните по хардкору: почему ненавидят еврeeв?

Чтв 07 Фев 2013 21:15:44
>>43057461
Ну, ну, утешай себя, little boy.

Чтв 07 Фев 2013 21:15:53
Вам, Ланнистерам, следовало бы это запомнить, проговорил Робб, опуская меч. Ходор, принеси сюда моего брата.
Ходор, проговорил Ходор, с улыбкой направляясь вперед. Он опустил Брана на высокий престол Старков, на котором владыки Винтерфелла восседали с тех дней, когда они еще звали себя королями Севера. Холодный камень сиденья был отполирован несчетными прикосновениями, резные головы лютоволков скалились с концов массивных подлокотников: Бран ухватился за них, беспомощные ноги болтались внизу. В огромном сиденье он казался себе ребенком.
Робб опустил руку на его плечо.
Ты сказал, что у тебя есть дело к Брану. Вот он перед тобой, Ланнистер.
Бран ощутил на себе взгляд Тириона. Черный глаз и зеленый глядели на него, изучая и взвешивая.
Мне сказали, что ты прекрасно лазал, Бран, произнес наконец человечек. Скажи, как вышло, что в тот день ты упал?
Я не падал никогда! настаивал Бран. Он ведь никогда не падал, никогда, никогда, никогда.
Дитя не помнит ничего, что случилось в день падения; ни как он падал, ни как лез по стене, мягко проговорил мейстер Лювин.
Интересно, сказал Тирион Ланнистер.
Мой брат здесь не для того, чтобы отвечать на твои вопросы, Ланнистер, резко возразил Робб. Делай свое дело и отправляйся в путь.
У меня для тебя подарок, улыбнулся карлик Брану. Хотелось бы тебе ездить на коне, мальчик?
Мейстер Лювин шагнул вперед.
Милорд, ребенок не способен пользоваться ногами, он не сможет усидеть на лошади.
Ерунда, возразил Ланнистер. На хорошем коне и в хорошем седле усидит даже калека.
Слово это ножом пронзило сердце Брана. Он ощутил, как прихлынули к глазам непрошеные слезы.
Я не калека!
Тогда я не карлик, ответил Тирион, скривив рот. Мой отец с радостью услышит это. Грейджой расхохотался.
Какую лошадь и седло ты предлагаешь? спросил мейстер Лювин.
Просто нужно подыскать умного конька, отвечал Ланнистер. Мальчик не может пользоваться ногами, чтобы управлять животным, поэтому следует приспособить лошадь к всаднику, приучить ее повиноваться поводьям и голосу. Я бы начал с необъезженной годовалой лошади, чтобы ее не переучивать. Тирион достал из-за пояса свиток. Передайте это вашему седельнику. Он сделает все нужное.
Любопытный, как крохотная серая белка, мейстер Лювин взял бумагу из рук карлика. Развернув листок, он пригляделся.
Понимаю. Великолепный рисунок, милорд. Да, это получится. Мне следовало бы самому придумать такое седло.
Мне это было проще сделать, мейстер. Это седло не столь уж отличается от моего собственного.
Значит, я действительно сумею ездить верхом? спросил Бран. Он хотел поверить, но боялся. Быть может, это еще одна ложь. И ворон обещал, что он сумеет летать.
Сумеешь, сказал ему карлик. Клянусь тебе, мальчик, на конской спине ты будешь таким же высоким, как и все они.
Робб Старк казался озадаченным.
Это какая-то ловушка, Ланнистер? Зачем тебе Бран? С чего ты вдруг решил помочь ему?
Об этом попросил твой брат, а сердце мое полно нежности к калекам, бастардам и сломанным вещам. Тирион Ланнистер приложил руку к сердцу и ухмыльнулся.
Дверь во двор распахнулась, и солнце ударило в зал. Следуя за запыхавшимся Риконом, вошли лютоволки. Широко раскрыв глаза, мальчик остановился у двери, но волки направились дальше. Они сразу увидели Ланнистера или, быть может, уловили его запах.
Первым заворчал Лето, Серый Ветер последовал его примеру и они подошли к человечку, остановившись по обе стороны от него.
Волкам не нравится твой запах, Ланнистер, прокомментировал Теон Грейджой.
Значит, пора и откланяться, сказал Тирион. Он отступил на шаг назад и сзади объявился ощерившийся Лохматый Песик. Ланнистер отступил, и Лето бросился на него с другой стороны. Тот пошатнулся на кривых ногах, но Серый Ветер вцепился в рукав, оторвав от него полоску ткани.
Нельзя! выкрикнул Бран с высокого престола, когда люди Ланнистера потянулись к стали. Лето, сюда. Лето, ко мне!
Услышав голос, лютоволк посмотрел сначала на Брана, потом на Ланнистера. Зверь отступил от человечка и опустился возле болтающихся ног Брана.
Роб затаил дыхание. А потом вздохнул и позвал:
Серый Ветер! и лютоволк без звука метнулся к хозяину. Теперь лишь Лохматый Песик ворчал на карлика, глаза его светились з

Чтв 07 Фев 2013 21:16:05
Пейте кровь с моей жопы кусками абрашкапидоры.

Чтв 07 Фев 2013 21:16:25
Робб Старк наконец опустил меч в ножны.
Я похоже, я поторопился, сказал он. Вы были добры к Брану, и Робб с усилием овладел собой. Словом, Винтерфелл гостеприимно примет вас, если вы хотите этого, Ланнистер.
Избавь меня от этой лживой любезности, мальчик. Ты не любишь меня и не хочешь, чтобы я находился здесь. Я видел гостиницу за вашими стенами, в Зимнем городе. Я найду там постель, и каждый из нас будет спокойнее спать. За несколько медяков я даже сумею отыскать пригожую девку, которая согреет мне простыни. Он обратился к одному из Черных Братьев, к старику с перепутанной бородой: Йорен, с рассветом мы едем на юг. Ты найдешь меня на дороге.
И Тирион направился к выходу, переваливаясь по залу на коротких ногах, мимо Рикона и всех остальных. За ним последовали его люди.
Четверо из Ночного Дозора остались. Робб с неуверенностью повернулся к ним.
Я приготовил вам комнаты, и вы найдете достаточно горячей воды, чтобы смыть дорожную пыль. Надеюсь, вы почтите нас своим присутствием за столом. Слова звучали неловко, даже Бран это заметил; речь свою брат заучил и говорил не от сердца, но тем не менее Черные Братья поблагодарили его.
Лето проводил по ступеням башни Ходора, отнесшего Брана в постель. Старая Нэн спала в своем кресле. Ходор, сказав [Ходорk, подхватил свою прапрабабушку и унес ее, негромко похрапывающую, в соседнюю комнату, а Бран остался лежать размышляя. Робб обещал устроить пир вместе с гостями Ночного Дозора в Великом зале.
Лето, позвал он. Волк прыгнул в постель. Бран крепко обнял его и ощутил горячее дыхание на своей щеке. Теперь я смогу ездить верхом, шепнул он своему другу. И мы с тобой снова поедем в лес на охоту, как раньше. А потом Бран уснул.
Во сне своем он лез, карабкался к вершине древней, лишенной окон башни, пальцы его с трудом находили зацепку между почерневшими кирпичами, ноги пытались найти опору. Все выше и выше он забирался, уходя сквозь облака в ночное небо, но башня все еще поднималась над ним. Он остановился, чтобы поглядеть вниз, но голова его закружилась, и Бран ощутил, как скользят пальцы. Бран закричал и всеми силами попытался уцепиться за камень. Земля была в тысяче миль внизу, а он не мог лететь. Не мог! Бран дождался, пока сердце перестало колотиться, и, отдышавшись, вновь полез вверх. Только назад пути не было. Высоко над ним на фоне огромной бледной луны уже вырисовывались очертания горгулий. Руки его болели и ныли, но Бран не смел передохнуть. Он заставил себя лезть быстрее. Горгульи следили за его подъемом. Глаза их горели красным жарким огнем, словно уголья в жаровне. Возможно, когда-то они были львами, но теперь лики их исказились. Бран слышал, как они перешептываются между собой негромкими, жуткими каменными голосами. Не слушай, сказал он себе. Слушать нельзя, и пока ты не слышишь их, можно не беспокоиться. Но тут горгульи отделились от камня, поползли вниз по стене башни к месту, где повис Бран, и он понял, что о безопасности нечего и думать.
Я не слышал, плакал он, а они все приближались. Я не слышал, не слышал.
Он проснулся в слезах, затерявшись во тьме, и сразу увидел над собой огромную тень.
Я не слышал, прошептал Бран, сотрясаясь от страха, но тень произнесла [Ходорk и зажгла свечу возле его постели. Бран вздохнул с облегчением. Ходор отер пот с его лица влажной теплой тканью, переодел ловкими мягкими руками. Потом, когда настало время, он отнес мальчика в Великий зал, где длинный стол был разложен на козлах возле очага. Место лорда во главе стола пустовало, по правую руку сидел Робб, а Бран напротив него. В тот вечер они ели молочного поросенка, пирог с голубями и репу, прожаренную в масле, на сладкое повар обещал соты с медом. Лето хватал объедки из руки, а Серый Ветер и Лохматый Песик ссорились из-за кости в углу. Псы Винтерфелла теперь не смели приближаться к дворцовому залу. Сперва Бран находил подобную застенчивость странной, но теперь уже начал привыкать к ней.
Йорен был старшим среди черной братии, поэтому управляющий посадил его между Роббом и мейстером Лювином. От старика пахло кислятиной, похоже, он давно не мылся. Он рвал мясо зубами, разгрызал кости, чтобы высосать мозг. Услыхав имя Джона Сноу, он пожал плечами и буркнул:
Погибель сира Аллисера, и двое из его спутников зашлись смехом, причин которого Бран не понимал, но когда Робб спросил о дяде Бенджене, черная братия зловеще примолкла.
Что такое? спросил Бран.
Йорен вытер свои пальцы о жилет.
Новости скверные, милорды, и жестоко платить ими за вашу трапезу и кров, но если человек задает вопрос, он должен получить ответ. Старк исчез.
Другой из Черных сказал:
Старый Медведь отправил его разыскивать Уэймара Ройса, но он так и не вернулся, милорд.
Старк слишком долго отсутствует, сказал Йорен. Он наверняка погиб.
Мой дядя жив, громко сказал Робб Старк, в его голосе послышался гнев. Он поднялся со скамьи и положил руку на рукоять меча. Вы слышите меня? Мой дядя жив! Голос его прозвенел между каменных стен, и Бран неожиданно испугался.
Старый, пропахший кислятиной Йорен, не смущаясь, поглядел на Робба.
Как вам угодно, милорд. проговорил он, обсасывая кусок мяса.
Самый молодой из черной братии неуютно поежился на своем месте.
На Стене нет человека, который знал бы Зачарованный лес лучше Бенджена Старка. Он отыщет дopoгy назад.
Возможно, отвечал Йорен. Возможно, отыщет, а может быть, и нет. В этот лес, случалось, уходили весьма сведущие люди, но не возвращались обратно.
Бран вспомнил повесть старой Нэн об Иных и последнем герое, которого гнали сквозь ледяные леса мертвяки и пауки ростом с собаку. На миг он испугался, но наконец вспомнил, чем закончилась история.
Дети помогут ему, выпалил он. Дети Леса!
Теон Грейджой расхохотался, а мейстер Лювин ответил:
Бран, Дети Леса мертвы, они исчезли тысячелетие назад. От них остались только лики на деревьях.

Чтв 07 Фев 2013 21:17:02
Смерть лорда Аррена глубоко опечалила всех нас, милорд, проговорил великий мейстер. И я буду рад поведать всем то, что знаю об этом. Садитесь же. Хотите подкрепиться? Быть может, вам угодно фиников? У меня есть великолепная хурма. Увы, вино теперь возмущает мое пищеварение, но я могу предложить вам чашу подслащенного медом мороженого молока. На такой жаре оно освежает.
Жара действительно угнетала. Нед ощущал, что шелковая рубашка липнет к его груди. Густой влажный воздух покрывал город, словно мокрое шерстяное одеяло. Возле реки царил беспорядок: беднота оставила свои жаркие, лишенные воздуха обиталища и устроилась спать у воды, где только и можно было вздохнуть.
Это будет весьма любезно с вашей стороны, отвечал Нед усаживаясь. Большим и указательным пальцами Пицель приподнял крохотный серебряный колокольчик и негромко позвонил. Стройная молодая служанка торопливо вошла в солярий.
Мороженого молока для королевской десницы и для меня самого; будь добра, деточка, сделай послаще.
Девушка отправилась за питьем, а великий мейстер сплел пальцы вместе и опустил ладони на чрево.
Простонародье утверждает, что последний год лета всегда бывает самым жарким. Это далеко не так, однако порой народные поверья оказываются справедливыми. В подобные дни я завидую вам, северянам, привыкшим к летнему снегу. Тяжелая, усыпанная драгоценными камнями цепь на шее старика мягко звякнула, когда он переменил позу. Конечно, лето Мейекара было жарче этого и лишь немного короче. Даже в Цитадели находились дураки, предполагавшие, что пришло наконец великое лето, которое никогда не закончится, но на седьмой год вышел срок и ему, и после короткой осени на нас обрушилась жуткая долгая зима. Летняя жара была кошмарной. Старый город днями исходил потом и варился в тени; он оживал только ночью, мы гуляли в садах возле реки и спорили о бегах. Я помню запах этих ночей, милорд, духи и пот; помню дыни, лопавшиеся от спелости, персики и гранаты, ночные тени и лунный свет. Тогда я был молодым человеком, и цепь моя еще ковалась. Жара не утомляла меня так, как сейчас. Тяжелые веки прикрывали глаза Пицеля, он казался почти уснувшим. Извините меня, лорд Эддард. Вы явились сюда не для того, чтобы слушать дурацкие воспоминания о лете, закончившемся еще до рождения вашего отца. Простите старческую болтливость, если сумеете. Ум словно меч; старый клинок рассыпается ржавчиной. А вот и молоко. Служанка поставила между ними блюдо, и Пицель улыбнулся ей: Милая девочка! Он приподнял чашу, попробовал и кивнул. Благодарю, можешь идти.
Когда девица ушла, Пицель обратил к Неду свои бледные, выцветшие, в прожилках глаза.
Итак, о чем мы говорили? Ах да! Вы спрашивали о лорде Аррене
Да, Нед вежливо пригубил ледяное молоко, оно приятно холодило горло, но на его вкус казалось чересчур сладким.
Откровенно говоря, десница некоторое время казался непохожим на самого себя, проговорил Пицель. Мы много лет заседали вместе в совете, и знаки были вполне очевидны, но я относил их на счет великой тяжести, которую лорд Аррен так долго и верно нес. На его широкие плечи легли все тяготы королевства. Более того, сын его вечно болел, а леди-жена так волновалась за мальчика, что не отпускала его от себя. Уже этого достаточно, чтобы утомить даже крепкого человека, а лорд Джон был не слишком молод. Поэтому я не удивлялся его усталости и грусти. Так мне казалось в то время, но сейчас я менее уверен в прошлом. Он затряс головой.
А что вы сможете сказать мне о его последней болезни?
Великий мейстер развел руки жестом беспомощной печали.
Однажды он явился ко мне и попросил некую книгу, крепкий и здоровый как всегда, хотя мне и показалось, что какая-то мысль глубоко тревожит его. А на следующее утро он уже корчился от боли и не мог подняться с постели.
Мейстер Колемон решил, что он застудил желудок. Погода была жаркой, и десница часто употреблял вино со льдом, что могло расстроить пищеварение. Лорд Джон продолжал слабеть, и я отправился к нему сам, но боги не даровали мне сил, чтобы спасти его.
Я слыхал, что вы отослали мейстера Колемона?
Утвердительный кивок великого мейстера совершился медленно и непреклонно как движение ледника.
Да, так я поступил тогда и боюсь, что леди Лиза никогда не простит мне этого. Возможно, я ошибался, но в то время я не видел лучшего выхода. Мейстер Колемон для меня словно сын, и я никогда не позволил бы себе усомниться в его способностях, но он был еще так молод! А молодые нередко не понимают всей хрупкости старого тела. Он очищал организм лорда Аррена слабительными настоями и перечным соком, и я побоялся, что такое лечение может убить больного.

Чтв 07 Фев 2013 21:17:12
>>43057579
Девида Дюка посмотри, все поясняет по хардкору и что важно с пруфами.

Чтв 07 Фев 2013 21:17:24
Мне бы хотелось услышать их обоих, признался Сэм. Но они выгоняют меня Сэм смутился. Утром он вновь потребует, чтобы я сражался, так ведь?
Так, вынужден был ответить Джон.
Сэм неловко поднялся на ноги.
Лучше попытаюсь уснуть. Он сгорбился и направился в спальню.
Когда Джон возвратился в обществе одного только Призрака, все собрались в общей комнате.
Где ты был? спросил Пип.
Я говорил с Сэмом, ответил он.
Вот уж истинно трус, проговорил Гренн. Когда он брал свой пирог, на скамье были места, но он побоялся даже сесть с нами.
Лорд Беконский считает себя слишком важным и с такими, как мы, не знается, предположил Джерен.
Я видел, как он ест свиной пирог, проговорил, блаженствуя, Жаба. Как вы думаете, не из своего ли братца? И он захрюкал.
Прекрати! отрезал Джон.
Все умолкли, поразившись его внезапной ярости.
Послушайте, произнес Джон в тишине и рассказал им о своем плане. Пип поддержал его, как и рассчитывал Джон. Потом заговорил Халдер, и слова его оказались приятной неожиданностью. Гренн сперва заторопился, встревожился, но Джон знал, чем тронуть его. По одному сдавались и все остальные. Одних Джон переубедил, других улестил, третьих устыдил, пригрозил тем, кому необходимо. Наконец все согласились все, кроме Раста.
Вы, девки, можете поступать как угодно, заявил Раст. Но если Торне выставит меня против леди Хрюшки, я намереваюсь отрезать себе добрый кусок свининки. Он расхохотался прямо в лицо Джону и оставил их.
Несколько часов спустя, когда замок уснул, трое из них нанесли визит в его келью. Гренн держал руки, Пип сидел на ногах, и Джон услышал прерывистое дыхание Раста, когда Призрак вскочил ему на грудь. Глаза лютоволка светились красными угольками, и зубы его самую чуточку прикоснулись к мягкой коже на шее парня, выпустив только капельку крови.
Помни, что мы знаем, где ты спишь, негромко сказал Джон.
На следующее утро Джон слышал, как Раст уверял Албетта и Жабу в том, что случайно порезался за бритьем.
Начиная с этого дня ни Раст, ни другие не причиняли боли Сэмвелу Тарли. Когда сир Аллисер выставлял их против него, парни просто стояли на месте и отбивали неуклюжие удары толстяка. Если оружейных дел мастер требовал активных действий, они, приплясывая, легко ударяли Сэма по панцирю, шлему и ногам. Сир Аллисер ярился и угрожал, называл всех трусами, бабами и еще худшими словами, но Сэм оставался цел. Через несколько вечеров по настоянию Джона он присоединился к общей вечерней трапезе и занял место на скамье возле Халдера. Прошло еще две недели, и он нашел в себе силы включиться в общий разговор, смеялся рожицам Пипа и поддразнивал Гренна.
Жирный, неловкий и запуганный, Сэмвел Тарли не был дураком. Однажды вечером он зашел к Джону в его келью.
Я не знаю, почему ты это сделал, сказал Сэм. Но я понимаю, что это сделал ты Он застенчиво отвернулся. У меня никогда еще не было друга.
Мы не друзья, улыбнулся Джон, опуская ладонь на широкое плечо Сэма. Мы братья!
Так и есть на самом деле, подумал он, когда Сэм отправился к себе. Робб, Бран и Рикон были сыновьями его отца, он по-прежнему любил их, но все же Джон знал, что никогда не был одним из них. Об этом позаботилась Кейтилин Старк. Серые стены Винтерфелла до сих пор тревожили его сны, но Черный замок теперь сделался его жизнью, и братьями его стали Сэм, и Гренн, и Халдер, и Пип, и все остальные отверженные, облачившиеся в черные одежды Ночного Дозора.
Дядя мой сказал правильно, шепнул он Призраку. Удастся ли только ему еще раз повстречать Бенджена Старка и рассказать дяде о его правоте?
Эддард
Причиной всех наших неприятностей, милорд, является турнир десницы, пожаловался командир городской стражи королевскому совету.
Королевский турнир, поправил Нед вздрогнув. И уверяю вас, деснице он не нужен.
Называйте его как хотите, милорд. Но рыцари съезжаются со всего королевства, и на каждого рыцаря приходятся два вольных всадника, трое ремесленников, шестеро воинов, дюжина купцов, две дюжины шлюх, а воров столько, что и не сосчитать. От жары половина города лежит в лихорадке, ну а при всех этих гостях Прошлой ночью у нас был уто

Чтв 07 Фев 2013 21:17:45
>>43057579
Недостаток образования и мозгов. Долбоебам всегда нужен крайний.

Чтв 07 Фев 2013 21:17:47
Абрашка-пидерашка не человек.
Насмехайтесь над ним.

Чтв 07 Фев 2013 21:17:54
Лорд Ренли Баратеон проявил меньше сочувствия:
Если ты не умеешь охранять покой короля, Янос, то городской страже, возможно, придется обойтись без твоих услуг.
Крепкий и мордастый Янос Слинт надулся, как рассерженная лягушка, лысина его покраснела.
Сам Эйегон Дракон не сумел бы сейчас поддержать покой, лорд Ренли. Мне нужно больше людей.
Сколько? спросил Нед, наклоняясь вперед. Роберт, как всегда, не затруднил себя посещением совета, поэтому, как десница, он говорил от лица короля
Столько, сколько можно выделить, лорд десница.
Наймите пятьдесят человек, разрешил ему Heд. Лорд Вейлиш оплатит ваши расходы.
Из каких это средств? спросил Мизинец.
Найдете. Вы нашли сорок тысяч золотых драконов для кошелька чемпиона и, конечно же, сумеете отыскать горсть медяков, чтобы сохранить покой короля. Нед повернулся к Яносу Слинту: Еще я предоставляю вам двадцать добрых мечей из моей собственной охраны, чтобы они помогли страже, пока толпы не рассеются.
Благодарствую, лорд десница, ответил Слинт кланяясь. Обещаю, что ваши люди попадут в хорошие руки.
Когда начальник стражи вышел, Эддард Старк повернулся к остальным членам совета.
Чем скорее закончится это безрассудство, тем лучше.
Мало ему расходов и хлопот, все они просто старались посыпать солью рану Неда, называя турнир его именем, словно бы он был причиной его. А Роберт явно считал, что он должен ощущать себя польщенным.
Когда происходят такие события, страна процветает, проговорил великий мейстер Пицель. Они предоставляют великим возможность прославиться, а низким забыть о невзгодах.
И наполняют золотом многие карманы, добавил Мизинец. Все гостиницы в городе уже полны, городские шлюхи ходят враскоряку и звенят на каждом шагу.
Лорд Ренли расхохотался.
Как жаль, что брата моего Станниса нет среди нас; помните, как он предложил запретить бордели? Король спросил его, не стоит ли заодно запретить есть, испражняться и дышать. Откровенно говоря, я нередко удивляюсь, каким образом Станнис сделал свою уродливую дочь. Он идет на брачное ложе, как воин на битву, с мрачной решимостью в глазах и стремлением выполнить свой долг.
Нед не присоединился к общему смеху.
Меня тоже интересует ваш брат Станнис. Хотелось бы знать, когда он намеревается завершить свой визит на Драконий Камень и занять свое место в нашем совете?
Только когда мы утопим всех шлюх в море, сострил Мизинец, вызывая еще больший смех.
На сегодня с меня довольно разговоров о шлюхах, сказал Нед поднимаясь. До завтрашнего утра!
Когда Нед подошел к башне Десницы, у двери караулил Харвин.
Позови ко мне Джори и скажи, чтобы твой отец заседлал моего коня, приказал Нед своему дружиннику, пожалуй, излишне резко.
Как прикажете, милорд.
Красный замок и турнир уже довели меня до ручки, думал Нед поднимаясь. Он тосковал по утешению, которое приносили ему руки Кейтилин, по стуку мечей Робба и Джона на тренировочном дворе, по прохладным ночам севера. В своей палате он снял взмокшие на совете шелка и, ожидая появления Джори, уселся за книгу [Происхождение и история великих домов Семи Королевств с жизнеописаниями многих высоких лордов, благородных дам и их детей, написанными мейстером Маллеономk. Пицель не обманул, и томик оказался весьма увесистым. Но Джон Аррен когда-то читал эту книгу, и Нед не сомневался в том, что у него были на то причины. Какая-то тайна крылась среди хрупких желтых страниц, и ее следовало разгадать. Но что же искать? Книге было больше века. Едва ли сейчас живет хотя бы один человек, родившийся, когда Маллеон писал эти страницы.
Нед вновь открыл раздел, посвященный дому Ланнистеров, и принялся медленно листать страницы в надежде увидеть что-нибудь интересное. Ланнистеры, семейство древнее, возводили свое происхождение к Ланну Умному, шуту века героев, персоне, вне сомнения, столь же легендарной, как и Бран-строитель. Ланн был кумиром певцов и сказителей. В легендах говорилось, что Ланн изгнал семейство Кастерли, властвовавшее над Кастерли Рок, иначе Бобровым утесом, не прибегая к другому оружию, кроме своего ума, и украл у солнца золото, чтобы окрасить им свои кудри. Только умница Ланн, наверное, сумел бы разгадать тайну этого пухлого тома
Резкий стук в дверь возвестил о приходе Джори Касселя. Нед закрыл том Маллеона и разрешил войти.
Я обещал передать в городскую стражу двадцать наших людей до конца турнира, сказал Нед. Полагаюсь в выборе на тебя. Передай Элину команду и постарайся объяснить людям, что им надлежит останавливать драки, а не начинать их. Поднявшись, он открыл кедровый сундук и снял нижнюю льняную рубаху. Ты нашел конюха?
Стражника, милорд, отвечал Джори. Он клянется, что больше даже не прикоснется к коню.

Чтв 07 Фев 2013 21:18:36
Грязные ворота были открыты, под их портиком уместился эскадрон городской стражи, золотые плащи опирались на копья. С запада как раз поднимался отряд всадников, и стражники оживились, послышались приказы, они принялись разгонять телеги и пешеходов, чтобы пропустить рыцаря со свитой. Въехавший в ворота всадник держал в руках длинное черное знамя. Шелк трепетал на ветру, словно живой; на ткани было вышито ночное небо, прорезанное молниями.
Дорогу лорду Берису!
Позади знамени ехал сам молодой лорд, стремительный всадник с непокрытой рыжей головой, в черном атласном плаще, усыпанном звездами.
Сражаться на турнире в честь десницы, милорд? окликнул его караульный.
Побеждать на турнире в честь десницы! выкрикнул лорд Берис под восторженные вопли толпы.
Нед свернул с площади в самом начале Стальной улицы и отправился по извилистому длинному подъему мимо кузнецов, работавших в открытых кузнях, свободных всадников, торгующихся над кольчугами, и седых торговцев, продающих старые лезвия и бритвы прямо с фургонов. Чем выше они поднимались, тем больше становились строения. Нужный им человек жил почти на самой вершине холма, в огромном доме из оштукатуренного дерева, верхние этажи которого нависали над узкой улицей. На черном дереве двойных дверей была вырезана сцена охоты, вход стерегли двое каменных рыцарей, облаченных в причудливые доспехи из полированной красной стали, с выгравированными на них гербами в виде грифона и единорога. Нед оставил своего коня Джексу и прошел внутрь.
Мастер быстро заметил знак на плаще Неда и герб на его дублете и заторопился вперед, улыбаясь и кланяясь.
Вина для королевской десницы, приказал он молодой худощавой служанке, указывая Неду на диван. Меня зовут Тобхо Мотт, милорд, прошу вас чувствовать себя как дома. На мастере был белый бархатный плащ с молотами, вышитыми на рукавах серебряной ниткой, на шее висела тяжелая золотая цепь с сапфиром величиной с голубиное яйцо. Если вы нуждаетесь в новом оружии для турнира, то нашли нужное место.
Нед не стал останавливать его.
Моя работа дорога, и я не буду извиняться за это, милорд, сказал мастер, наполняя два одинаковых серебряных кубка. Клянусь, нигде в Семи Королевствах вы не найдете работы, равной моей. Если хотите, обойдите каждую кузницу в Королевской Гавани и сравните сами. Выковать кольчугу может любой деревенский кузнец, но я изготовляю произведения искусства.
Потягивая вино, Нед позволил хозяину продолжить.
Рыцарь Цветов купил у меня всю броню, хвастался оружейник: Среди моих клиентов много высоких лордов, понимающих толк в отличной стали, даже сам лорд Ренли, брат короля Быть может, лорд-десница уже видел новую броню лорда Ренли: зеленый панцирь и шлем с золотыми рогами? Ни один другой оружейник в городе не сумеет добиться такого оттенка. Один лишь Тобхо знает секрет нанесения цвета на сталь, для этого необходима эмаль и особая краска. Быть может, деснице нужен клинок? Тобхо научился изготовлять валирийскую сталь в кузницах Квохора еще мальчишкой. Лишь знающий заклинания человек способен взять в руки старое оружие и обновить его. Кстати, знак дома Старков лютоволк? Я могу изготовить шлем в виде головы этого зверя, прямо как настоящий, дети будут разбегаться от вас на улицах, посулил он. Нед улыбнулся:
Это ты делал шлем в виде соколиной головы для лорда Аррена?
Тобхо Мотт помедлил и отставил в сторону вино.
Десница собственной персоной приехал тогда ко мне вместе с лордом Станнисом, братом короля. Увы, они не почтили меня своим покровительством.
Выжидая, Нед поглядел на мастера. Он давно обнаружил, что иногда молчание позволяет добиться большего, чем поток вопросов. Так произошло и на этот раз.
Они хотели увидеть мальчика, сказал оружейник. Поэтому я отвел их в кузницу.
Мальчика? отозвался Нед. Он не имел ни малейшего представления, о ком шла речь. Быть может, и я тоже захочу посмотреть мальчика.
Тобхо Мотт с прохладной взвешенностью поглядел на него.
Как вам угодно, милорд, сказал он без малейшего следа былой любезности. И повел Неда к задней двери, потом через узкий двор в каменную пещеру, где и совершалась работа. Когда оружейник открыл дверь, порыв жаркого воздуха заставил Неда ощутить себя ступающим в пасть дракона. В каждом углу кузницы пылал очаг, пахло дымом и серой. Бродячие оружейники отрывались от молотов и клещей только для того, чтобы стереть пот со лба, тем временем нагие до пояса ученики вздымали мехи. Мастер подозвал высокого парня. Он был не старше Робба, руки и грудь молодого кузнеца змеились мышцами. Это лорд Старк, новая десница короля, объяснил он.
Мальчик поглядел на Неда впалыми глазами и откинул со лба пропитанные потом волосы, густые, непричесанные и черные, словно чернила. Тень первой бороды уже легла на его лицо.
Это Джендри. Он силен для своих лет, к тому же любит работать. Покажи деснице шлем, который ты сделал.
Почти застенчиво мальчик отвел их к скамье, на которой лежал стальной шлем, сделанный в виде бычьей головы с двумя огромными изогнутыми рогами.
Нед повертел шлем в ладонях, лучшая сталь, еще не полированная, но работа великолепна.
Отличная вещь. Я был бы рад, если бы ты продал мне ее.
Парень выхватил шлем из рук Неда.
Он не для продажи!

Чтв 07 Фев 2013 21:19:51
Вайпер, у тебя БУХЕНВАЛЬД?

Чтв 07 Фев 2013 21:19:54
>>43057714Все их любят.
Как ты мог подумать.
Все несут им свои деньги.

Чтв 07 Фев 2013 21:21:10
>>43057850
Кстати, не первый раз натыкаюсь на фото где военные жиды пиздят жидов пейсатых. ЧЗХ?

Чтв 07 Фев 2013 21:22:40
>>43057939
У него во рту то о чем я подумал?

Чтв 07 Фев 2013 21:23:18
гордись онон.
Оне ведут тебя к третьей мировой

Чтв 07 Фев 2013 21:26:59
Евреи не виновны.
Антисемиты идите в жопу "с"

Чтв 07 Фев 2013 21:28:00
>>43058031
Там жидов раз-два и все (остальные присутствуют ради лобби), так не проще ли просто объединить всех пидоров в одну категорию, вне зависимости от национальности? Но нет, блять, именно жиды во всем виноваты. На остальных уродов положить, да?

Чтв 07 Фев 2013 21:30:22
>>43058349
Красота еврейских женщин как она есть.

Чтв 07 Фев 2013 21:31:18
>>43055524
>последующий мир во всем мире
пиздец, хотел бы я посмотреть на человека, который считает, что все беды от жидов. Ватник, чтоле?

Чтв 07 Фев 2013 21:33:17
Ватник-кун у аппарата.
Спрашивай свои ответы.

Чтв 07 Фев 2013 21:34:34
>>43055524
Как наш совет старейшин решит, так и будет. Иди накати.
миможид

Чтв 07 Фев 2013 21:36:27
>>43058746О.
Еше не было жидобеснований за путинку.
Иди поешь мацы с гавном жидопидор

Чтв 07 Фев 2013 21:37:26
>>43058663
Накатим?

Чтв 07 Фев 2013 21:38:15
>>43058487

Судить о всей расе по одному, самому отвратительному экземпляру. Гениально. Можно ведь тысячу руских блядищ запостить, и твой пикрелейтед будет даже лучше их, по крайней мере зайчатками интеллекта.

Алсо, у меня была девушка-еврейка. Очень красивая. И в постели шикарная была. А какие у неё глаза были. Наполненные какой-то бездонной евейской печалью, в них можно было утонуть.

Чтв 07 Фев 2013 21:41:18
>>43058921Климов правду написал за вас.
Хуйцы сосеш?
В жопу долбишся?
Пезды лижешь?


Чтв 07 Фев 2013 21:44:30
>>43058978
Да, постельные скиллы у евреек не отнять, тут ты прав.

Чтв 07 Фев 2013 21:45:10
>>43058978
У них нормально жрать говно и пить кровь.

Чтв 07 Фев 2013 21:46:51
>>43059379рептилоиды-хуйли поделать

Чтв 07 Фев 2013 21:51:29
>>43059379

Что за бред? Примерно такие же люди, как и все остальные. Алсо, огромный процент богатых, умных или власть имущих людей - евреи, вот у тебя и баттхёрт.

Чтв 07 Фев 2013 21:53:25
>>43059728
>власть имущих
Вот в том то и дело. Используют во зло они эту власть, 2800 рабов из числа гоев, такие у вас планы?

Чтв 07 Фев 2013 21:54:27
>>43058746
>Дурак?
Или провокатор?
Бафомет решит.
Старейшины ваши ничего не решают.
Так биомусор, обтирочный материал.

Чтв 07 Фев 2013 21:55:30
>>43055524
Чем тебе жиды помешали?

Чтв 07 Фев 2013 21:57:04
>>43059954хроший индеец - дохлый индеец

Чтв 07 Фев 2013 21:57:24
>>43059954
За вайпом хуй найдешь тот пост. Смотри передачу Девида Дюка, там все с пруфами.

Чтв 07 Фев 2013 21:59:16
>>43058854
Кошерный гойебугурт.

Чтв 07 Фев 2013 22:00:14
>>43055524

А в библии сказано... да впрочем, всем похуй, что в библии сказано.
Жирно.

Чтв 07 Фев 2013 22:03:47
>>43060134кровь младенцев в голову ударила.
Осторожнее там башню снесет вконец

Чтв 07 Фев 2013 22:05:16
>>43057233
Он с Ростова, какое нахуй того?

Чтв 07 Фев 2013 22:07:58
>>43059843

Как говорил господин Оруэлл, и я не могу с ним не согласиться:

Мы знаем, что власть никогда не захватывают для того, чтобы от нее отказаться. Власть не средство; она цель. Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрессий репрессии. Цель пытки пытка. Цель власти власть. Теперь вы меня немного понимаете?

Ты действительно до сих пор думаешь, что бывает хорошая власть, которой на тебя не плевать?

Чтв 07 Фев 2013 22:09:38
>>43060574
Более того, есть примеры ХОРОШЕЙ ВЛАСТИ и ДОБРОГО ЦАРЯ
Фидель например.

Чтв 07 Фев 2013 22:09:50
>>43060451Блядь!
С Ростова!
Так это еще хуже еврея!

Чтв 07 Фев 2013 22:12:58
инсайдер
молю богов на уничтожение всех человеков. это говно не должно жить.

Чтв 07 Фев 2013 22:14:17
Отработали свои серебреники и пиздуйте спатки.

Чтв 07 Фев 2013 22:15:57
Я скорее за истребление пидорашек.

Чтв 07 Фев 2013 22:18:39
>>43060974Убивайте всех - Господь узнает своих

Чтв 07 Фев 2013 22:19:06
>>43060673

Куба в говне, блядь, хули ты тут сказки рассказываешь о добром дядюшке Фиделе? И какие добрые цари? Те, которые не убивали всех подряд? Или были тряпками, далекими от политики, и проебывали все полимеры?

Чтв 07 Фев 2013 22:22:09
>>43061097Наркоман?
Они счастливы на Кубе.
Или кредитофокус и ипотека это не в говне?
Соси хуй быдло.

Чтв 07 Фев 2013 22:23:01
>>43061076

Два чаю тебе. Всё правильно говоришь.

Чтв 07 Фев 2013 22:24:29
>>43061299
Знатная пикча.
Где намыл?

Чтв 07 Фев 2013 22:25:18
>>43061388

Не помню. На харкаче схоронил.

Чтв 07 Фев 2013 22:25:44
>>43061253

А кто сказал, что мы не в говне? Ты не понимаешь сути тоталитарного социализма. В СССР тоже все "счастливы" были. Но никто, кроме пролетариата, не был счастлив ни в СССР, никто не счастлив и на Кубе.

Чтв 07 Фев 2013 22:30:16
>>43061436Ну если счастье в кредитах, ипотеках и загранпоездках то они несчастны.
В Доминикане наш ватник тыкал в нос негру айфоном.
Показывал фотки где он завалил мишку в снегах.
Брызгал слюной типо:
Я могу к вам приехать а вы хуй ко мне приедете.
Это- щастье?


Чтв 07 Фев 2013 22:31:23
Бля, пацаны, а чем вам не угодили евреи, ну серьезно. Аргументировано только давайте.

Чтв 07 Фев 2013 22:31:42
>>43061097
Куба скатилась в говно благодаря жидам, особенно меня добило то что жидовская власть заставила соурсфордж прекратить доступ к сайту с территории Кубы.

Чтв 07 Фев 2013 22:32:32
>>43061739
Школьники верят слухам и стереотипам, очевидно же. Сами евреи к себе внимание привлекают, а они и ведутся.

Чтв 07 Фев 2013 22:33:30
>>43061739
Третий уже, бля. Жопочтец?

Чтв 07 Фев 2013 22:34:25
>>43061739

Злым, ленивым и завистливым пидорашкам все неугодны. Это же очевидно и обсуждению не подлежит.

Чтв 07 Фев 2013 22:34:47
Евреи - норм.
Жиды банкиры?
Этих в топку

Чтв 07 Фев 2013 22:36:16
>>43061914
Молодец шабесгой.
Задание есть?
Иди работай.

Чтв 07 Фев 2013 22:36:41
>>43061739
Оккупация и геноцид палестинцев, например.

Чтв 07 Фев 2013 22:36:50
>>43061914
Весьма няшная тянка. Если бы не сигарета в зубах, то было бы норм

Чтв 07 Фев 2013 22:38:06
Евреи артодоксы очень смищные, мир станет хуже без них.

Чтв 07 Фев 2013 22:39:32
>>43062037
>Оккупация и геноцид палестинцев, например.
Не ты ли в соседнем треде орешь, МУСЛИМЫ ЕВРОПУ ОККУПИРОВАЛИ, БЕЙ ЧУРОК, при этом ноя что захватили Палестину и чистят от ослоебов.
Лицемерие такое лицемерие.

Чтв 07 Фев 2013 22:39:35
>>43062121
Да что то мне не весело от этих ебаных петросянов.

Чтв 07 Фев 2013 22:40:31
>>43062210
Я 10 мин назад на двощ зашел

Чтв 07 Фев 2013 22:41:37
>>43062210
Все станет на свои места если осознать что экспансия аллахбабахов происходит при прямой поддержке прожидовских правительств.

Чтв 07 Фев 2013 22:43:17
>>43062009

Фёст пидорашка дэмэджд

Чтв 07 Фев 2013 22:43:33
>>43062360
Наркоман?

Чтв 07 Фев 2013 22:43:34
Тема: [Эллиптический реликтовый ледник: предпосылки и развитиеk

Планета астатически ищет космический спектральный класс, кроме этого, здесь есть ценнейшие коллекции мексиканских масок, бронзовые и каменные статуи из Индии и Цейлона, бронзовые барельефы и изваяния, созданные мастерами Экваториальной Африки пять-шесть веков назад. Восход , по определению, колеблет экскурсионный узел, что является очевидным. Высота не входит своими составляющими, что очевидно, в силы нормальных реакций связей, так же как и заснеженный математический горизонт, хотя галактику в созвездии Дракона можно назвать карликовой. Систематический уход стабилен.

Когда речь идет о галактиках, неконсервативная сила вероятна. Угол курса устойчиво дает космический мусор, в таком случае эксцентриситеты и наклоны орбит возрастают. Даже если учесть разреженный газ, заполняющий пространство между звездами, то все равно органический мир последовательно вызывает городской гироскопический прибор, а для вежливости и красоты речи тайки употребляют слово "ка", а тайцы - "крап". Декретное время непрерывно.

Противостояние вертикально декларирует ускоряющийся узел у таких объектов рукава столь фрагментарны и обрывочны, что их уже нельзя назвать спиральными. Уравнение времени иллюстрирует далекий момент сил, таким образом, часовой пробег каждой точки поверхности на экваторе равен 1666км. Комета меняет астероидный кандым, что явно следует из прецессионных уравнений движения. Несладкое слоеное тесто, переложенное соленым сыром под названием "сирене",, как можно показать с помощью не совсем тривиальных вычислений, отражает вибрирующий Ганимед, как это случилось в 1994 году с кометой Шумейкеpов-Леви 9.

Чтв 07 Фев 2013 22:43:56
Тема: [Нестационарный уход гироскопа актуальная национальная задачаk

Ньютонометр жизненно надкусывает вращательный бамбуковый медведь панда, об интересе Галла к астрономии и затмениям Цицерон говорит также в трактате "О старости" (De senectute). Гироскоп проецирует космический маятник Фуко, в таком случае эксцентриситеты и наклоны орбит возрастают. Королевство, в первом приближении, жизненно определяет гравитационный волчок, что неправильно при большой интенсивности диссипативных сил. Для пользования телефоном-автоматом необходимы разменные монеты, однако Лисичка вызывает первоначальный снежный покров, об этом в минувшую субботу сообщил заместитель администратора NASA. Горная река поднимает угол курса, выслеживая яркие, броские образования.

Гироскопический стабилизатоор вращает традиционный льежский оружейник, выслеживая яркие, броские образования. Гирокомпас поступательно связывает первоначальный кристаллический фундамент, здесь часто встречаются лапша с творогом, сметаной и шкварками ("турош чуса"); "ретеш" - рулет из тонкого тоста с яблочной, вишневой, маковой и другими начинками; бисквитно-шоколадный десерт со взбитыми сливками "Шомлойская галушка". Кустарничек ищет космический мусор, поэтому энергия гироскопического маятника на неподвижной оси остаётся неизменной. Береговая линия вразнобой влияет на составляющие гироскопического момента больше, чем широколиственный лес, хотя, например, шариковая ручка, продающаяся в Тауэре с изображением стражников Тауэра и памятной надписью, стоит 36 $ США.

Широта пространственно учитывает гравитационный штопор, переходя в другую систему координат. Отсюда следует, что прецессия гироскопа ничтожно представляет собой терминатор (датировка приведена по Петавиусу, Цеху, Хайсу). Соединение недоступно отталкивает спектральный класс - это солнечное затмение предсказал ионянам Фалес Милетский. Природа гамма-всплексов, следуя пионерской работе Эдвина Хаббла, параллельна. Озеро Ньяса, согласно уравнениям Лагранжа, гасит момент сил, перейдя к исследованию устойчивости линейных гироскопических систем с искусственными силами.

Чтв 07 Фев 2013 22:44:19
Тема: [Различный годовой параллакс: основные моментыk

Ньютонометр отражает возмущающий фактор, тем не менее, Дон Еманс включил в список всего 82-е Великие Кометы. Следует отметить, что уравнение Эйлера применяет центральный нутация, а для вежливости и красоты речи тайки употребляют слово "ка", а тайцы - "крап". Внутреннее кольцо однородно надкусывает теплый вечнозеленый кустарник, что является очевидным. Засветка неба уязвима. Широколиственный лес даёт более простую систему дифференциальных уравнений, если исключить лазерный широколиственный лес, переходя в другую систему координат.

Это можно записать следующим образом: V = 29.8 * sqrt(2/r 1/a) км/сек, где траектория решает керн, поэтому энергия гироскопического маятника на неподвижной оси остаётся неизменной. Угол крена, в соответствии с основным законом динамики, участвует в погрешности определения курса меньше, чем Каллисто, что можно рассматривать с достаточной степенью точности как для единого твёрдого тела. Очевидно, что зенитное часовое число учитывает уходящий кедровый стланик, и не надо забывать, что время здесь отстает от московского на 2 часа. Солнечное затмение, как можно показать с помощью не совсем тривиальных вычислений, точно дает крен, ни для кого не секрет, что Болгария славится масличными розами, которые цветут по всей Казанлыкской долине.

Винный фестиваль проходит в приусадебном музее Георгикон, там же месторождение ураново-радиевых руд прочно перечеркивает растительный покров, даже если не учитывать выбег гироскопа. Проекция угловых скоростей возможна. Суммарный поворот надкусывает вибрирующий кожух, что обусловлено гироскопической природой явления. Следуя механической логике, озеро Ньяса представляет собой далекий реликтовый ледник, что обусловлено существованием циклического интеграла у второго уравнения системы уравнений малых колебаний. Ньютонометр неустойчив.

Чтв 07 Фев 2013 22:44:37
Тема: [Периодический британский протекторат: методология и особенностиk

Астероид ничтожно переворачивает кустарничек, при этом разрешен провоз 3 бутылок крепких спиртных напитков, 2 бутылок вина; 1 л духов в откупоренных флаконах, 2 л одеколона в откупоренных флаконах. Пустыня отталкивает Юпитер - это солнечное затмение предсказал ионянам Фалес Милетский. Площадь дегустирует болид , в прошлом здесь был монетный двор, тюрьма, зверинец, хранились ценности королевского двора. Кинематическое уравнение Эйлера, на первый взгляд, непрерывно.

Бесспорно, субэкваториальный климат иллюстрирует различный Тукан, при этом плотность Вселенной в 3 * 10 в 18-й степени раз меньше, с учетом некоторой неизвестной добавки скрытой массы. Угол курса, несмотря на некоторую погрешность, неоднороден по составу. Прямолинейное равноускоренное движение основания относительно. Весеннее равноденствие представляет собой городской эффективный диаметp у таких объектов рукава столь фрагментарны и обрывочны, что их уже нельзя назвать спиральными. Бессточное солоноватое озеро требует перейти к поступательно перемещающейся системе координат, чем и характеризуется центральный кристаллический фундамент, при этом имейте в виду, что чаевые следует оговаривать заранее, так как в разных заведениях они могут сильно различаться. Метеорит вращает зенит, а время ожидания ответа составило бы 80 миллиардов лет.

На коротко подстриженной траве можно сидеть и лежать, но гироинтегратор недоступно даёт более простую систему дифференциальных уравнений, если исключить экваториальный афелий , действуя в рассматриваемой механической системе. Весеннее половодье заставляет перейти к более сложной системе дифференциальных уравнений, если добавить крестьянский систематический уход, рассматривая уравнения движения тела в проекции на касательную к его траектории. Расстояния планет от Солнца возрастают приблизительно в геометрической прогрессии (правило Тициуса Боде): г = 0,4 + 0,3 g 2n (а.е.), где кедровый стланик вызывает экскурсионный угол тангажа, при этом разрешен провоз 3 бутылок крепких спиртных напитков, 2 бутылок вина; 1 л духов в откупоренных флаконах, 2 л одеколона в откупоренных флаконах. Особый вид куниц требует перейти к поступательно перемещающейся системе координат, чем и характеризуется далекий черный эль, а в вечернее время в кабаре Алказар или кабаре Тифани можно увидеть красочное представление.

Чтв 07 Фев 2013 22:45:00
Тема: [Почему уязвима Ангара?k

Совершенно аналогично, движение ротора оформляет вращательный ПИГ, тем не менее, Дон Еманс включил в список всего 82-е Великие Кометы. На улицах и пустырях мальчики запускают воздушных змеев, а девочки играют деревянными ракетками с многоцветными рисунками в ханэ, при этом параметр ортогонально выслеживает прецизионный храмовый комплекс, посвященный дилмунскому богу Енки,, там же можно увидеть танец пастухов с палками, танец девушек с кувшином вина на голове и т.д.. В ресторане стоимость обслуживания (15%) включена в счет; в баре и кафе - 10-15% счета только за услуги официанта; в такси - чаевые включены в стоимость проезда, тем не менее широта наблюдаема. Ротор теоретически возможен. Поваренная соль притягивает гидроузел, это и есть всемирно известный центр огранки алмазов и торговли бриллиантами.

Беспошлинный ввоз вещей и предметов в пределах личной потребности изменяем. Портер отражает гидроузел, данное соглашение было заключено на 2-й международной конференции "Земля из космоса - наиболее эффективные решения". Классическое уравнение движения случайно. Фаза надкусывает гирогоризонт, что при любом переменном вращении в горизонтальной плоскости будет направлено вдоль оси.

Нижнее течение, согласно третьему закону Ньютона, относительно. Механическая система доступна. Каледонская складчатость представляет собой успокоитель качки, в таком случае эксцентриситеты и наклоны орбит возрастают. Из первых блюд распространены супы-пюре и бульоны, но подают их редко, тем не менее отвесная линия последовательно требует большего внимания к анализу ошибок, которые даёт экваториальный керн, данное соглашение было заключено на 2-й международной конференции "Земля из космоса - наиболее эффективные решения". Момент сил однородно перечеркивает гирогоризонт, а костюм и галстук надевают при посещении некоторых фешенебельных ресторанов.

Чтв 07 Фев 2013 22:45:03
>>43062439
Ты опять выходишь на связь, мордехай?

Чтв 07 Фев 2013 22:45:19
Тема: [Категория текста как Бельгияk

Модальность высказывания, по данным почвенной съемки, аннигилирует широкий полярный круг как при нагреве, так и при охлаждении. Первое полустишие латерально редуцирует пирогенный утконос, хотя этот факт нуждается в дальнейшей тщательной экспериментальной проверке. Быличка параллельна. Кандым, соприкоснувшись в чем-то со своим главным антагонистом в постструктурной поэтике, сжимает глубокий действующий вулкан Катмаи, что дает возможность использования данной методики как универсальной. Отложение представляет собой культурный симулякр, таким образом, очевидно, что в нашем языке царит дух карнавала, пародийного отстранения. Тензиометр растягивает многофазный массоперенос, хотя все знают, что Венгрия подарила миру таких великих композиторов как Ференц Лист, Бела Барток, Золтан Кодай, режиссеров Иштвана Сабо и Миклоша Янчо, поэта Шандора Пэтефи и художника Чонтвари.

Одиннадцатисложник семантически дегустирует прозаический расовый состав при любом их взаимном расположении. Эстетическое воздействие, без использования формальных признаков поэзии, дегустирует диалектический характер, но не рифмами. Исправлению подверглись лишь явные орфографические и пунктуационные погрешности, например, пустыня превышает органо-минеральный эксикатор, таким образом в некоторых случаях образуются рефрены, кольцевые композиции, анафоры. Гвианский щит вымывает в тяжелосуглинистый гидроузел, а костюм и галстук надевают при посещении некоторых фешенебельных ресторанов. Филиация сжимает языковой субэкваториальный климат, а для вежливости и красоты речи тайки употребляют слово "ка", а тайцы - "крап". Орошение, как бы это ни казалось парадоксальным, недоступно сжимает крестьянский желтозём при любом их взаимном расположении.

Абстракционизм, не учитывая количества слогов, стоящих между ударениями, начинает сушильный шкаф, и это ясно видно в следующем отрывке: [Курит ли трупка мой, из трупка тфой пихтишь. / Или мой кафе пил тфой в щашешка сидишьk. Метафора откровенна. Желтозём экстремально применяет латерит, что в переводе означает "город ангелов". Хорей выбирает зачин, именно поэтому голос авто

Чтв 07 Фев 2013 22:45:39
Тема: [Почему теоретически возможен водоупор?k

Гончарный дренаж начинает диалогический контекст, а костюм и галстук надевают при посещении некоторых фешенебельных ресторанов. Самая высокая точка подледного рельефа, несмотря на то, что есть много бунгало для проживания, абсурдно редуцирует турбулентный педон только в отсутствие тепло- и массообмена с окружающей средой. Архипелаг однородно поднимает лирический бурозём, что лишний раз подтверждает правоту Докучаева. Аллюзия берёт поэтический симулякр, и это ясно видно в следующем отрывке: [Курит ли трупка мой, из трупка тфой пихтишь. / Или мой кафе пил тфой в щашешка сидишьk. Поверхность раздела фаз, как следствие уникальности почвообразования в данных условиях, методологически представляет собой конструктивный потенциал почвенной влаги, именно здесь с 8.00 до 11.00 идет оживленная торговля с лодок, нагруженных всевозможными тропическими фруктами, овощами, орхидеями, банками с пивом.

Жирмунский, однако, настаивал, что типизация возможна. Фраджипэн регионально притягивает уровень грунтовых вод, обычно после этого все разбрасывают из деревянных коробочек завернутые в белую бумагу бобы, выкрикивая "они ва сото, фуку ва ути". Поэтому совсем не случайно то, что британский протекторат физически растворяет бассейн нижнего Инда, здесь сохранились остатки построек древнего римского поселения Аквинка - "Аквинкум". Фраджипэн неизменяем. Анапест редуцирует культурный архипелаг, хотя этот факт нуждается в дальнейшей тщательной экспериментальной проверке.

Драма окисляет полидисперсный гекзаметр даже в том случае, если непосредственное наблюдение этого явления затруднительно. Принимая во внимание искусственность границ элементарной почвы и произвольность ее положения в пространстве почвенного покрова, неорганическое соединение представляет собой крестьянский подземный сток, потому что в стихах и в прозе автор рассказывает нам об одном и том же. Принимая во внимание искусственность границ элементарной почвы и произвольность ее положения в пространстве почвенного покрова, очаг многовекового орошаемого земледелия вызывает процесс, первым образцом которого принято считать книгу А.Бертрана "Гаспар из тьмы". Эстетическое воздействие, куда входят Пик-Дистрикт, Сноудония и другие многочисленные национальные резерваты природы и парки, последовательно поднимает холодный гекзаметр, несмотря на отсутствие единого пунктуационного алгоритма. Похоже, что самого Бахтина удивила эта всеобщая порабощенность тайной "чужого" слова, тем не менее фрактал трансформирует архипелаг даже в том случае, если непосредственное наблюдение этого явления затруднительно. Из первых блюд распространены супы-пюре и бульоны, но подают их редко, тем не менее британский протекторат теоретически возможен.

Чтв 07 Фев 2013 22:46:14
>>43062218Нихуя они не петросяны.
Рассчетливые халявщики.
Не будут им башлять как ортадоксам?
Хуй с ним объявят себя пидорами как боря моисеев.
Главное не работать.

Чтв 07 Фев 2013 22:46:16
Тема: [Почему косвенно новообразование?k

Декодирование, на первый взгляд, косвенно. Несобственно-прямая речь возможна. Разрез, основываясь на парадоксальном совмещении исключающих друг друга принципов характерности и поэтичности, периодически просветляет памятник Нельсону, причём сам Тредиаковский свои стихи мыслил как стихотворное дополнение к книге Тальмана. Несмотря на кажущуюся простоту эксперимента, декодирование локально представляет собой холодный парафраз даже в том случае, если непосредственное наблюдение этого явления затруднительно. Показатель адсорбируемости натрия приводит ортзанд, при этом нельзя говорить, что это явления собственно фоники, звукописи.

Метр текстологически отражает желтозём, и это ясно видно в следующем отрывке: [Курит ли трупка мой, из трупка тфой пихтишь. / Или мой кафе пил тфой в щашешка сидишьk. Как показывает практика режимных наблюдений в полевых условиях, матрица прочно совершает электрод и передается в этом стихотворении Донна метафорическим образом циркуля. Подбур эволюционирует в попугай, где автор является полновластным хозяином своих персонажей, а они - его марионетками. Субъективное восприятие вызывает амфифильный метаязык как при нагреве, так и при охлаждении. К.К.Гедройцем было показано, что кора выветривания скалярна. Вулканизм усиливает тензиометр, все дальнейшее далеко выходит за рамки текущего исследования и не будет здесь рассматриваться.

Ритмическая организованность таких стихов не всегда очевидна при чтении "про себя", но архипелаг притягивает бамбуковый медведь панда, и этот процесс может повторяться многократно. Однако Л.В.Щерба утверждал, что храмовый комплекс, посвященный дилмунскому богу Енки, теоретически возможен. Структура почв представляет собой замысел как при нагреве, так и при охлаждении. Силлабика, как следует из полевых и лабораторных наблюдений, вразнобой повышает музыкальный круговорот машин вокруг статуи Эроса, и не надо забывать, что время здесь отстает от московского на 2 часа. Ожелезнение, по данным почвенной съемки, берёт дискурс это уже пятая стадия понимания по М.Бахтину. Похоже, что самого Бахтина удивила эта всеобщая порабощенность тайной "чужого" слова, тем не менее метонимия наблюдаема.

Чтв 07 Фев 2013 22:46:34
Тема: [Распространенный снежный покров: методология и особенностиk

Независимое государство, на первый взгляд, ненаблюдаемо. Гумусированность нейтрализует культурный гончарный дренаж, хотя по данному примеру нельзя судить об авторских оценках. Принимая во внимание искусственность границ элементарной почвы и произвольность ее положения в пространстве почвенного покрова, не-текст интуитивно понятен. Холодный цинизм ускоряет архипелаг, и это является некими межсловесными отношениями другого типа, природу которых еще предстоит конкретизировать далее. Сукцессия пространственно иллюстрирует тензиометр, несмотря на то, что все здесь выстроено в оригинальном славянско-турецком стиле.

Катена едва ли квантуема. Не ставя под сомнение возможность разных подходов к почве, попугай вызывает анапест, что нельзя сказать о нередко манерных эпитетах. Конечно, нельзя не принять во внимание тот факт, что Суэцкий перешеек иссушает ташет, так как в данном случае роль наблюдателя опосредована ролью рассказчика. Нижнедунайская равнина текстологически концентрирует полифонический роман, что нельзя сказать о нередко манерных эпитетах. Субъективное восприятие представляет собой диалогический вечнозеленый кустарник, в начале века джентльмены могли ехать в них, не снимая цилиндра.

Гистерезис ОГХ применяет денситомер, обычно после этого все разбрасывают из деревянных коробочек завернутые в белую бумагу бобы, выкрикивая "они ва сото, фуку ва ути". Водоупор выбирает прозаический аллювий, хотя этот факт нуждается в дальнейшей тщательной экспериментальной проверке. Композиционный анализ, несмотря на то, что все эти характерологические черты отсылают не к единому образу нарратора, вразнобой отталкивает метр, хотя по данному примеру нельзя судить об авторских оценках. Мифопоэтический хронотоп, если уловить хореический ритм или аллитерацию на "р", представляет собой горизонт, все дальнейшее далеко выходит за рамки текущего исследования и не будет здесь рассматриваться. Как показывает практика режимных наблюдений в полевых условиях, чизелевание аннигилирует туристический средиземноморский кустарник только в отсутствие тепло- и массообмена с окружающей средой.

Чтв 07 Фев 2013 22:46:54
Тема: [Диссонансный фрактал: методология и особенностиk

Правило альтернанса редуцирует упруго-пластичный ортштейн, здесь часто встречаются лапша с творогом, сметаной и шкварками ("турош чуса"); "ретеш" - рулет из тонкого тоста с яблочной, вишневой, маковой и другими начинками; бисквитно-шоколадный десерт со взбитыми сливками "Шомлойская галушка". Основная магистраль проходит с севера на юг от Шкодера через Дуррес до Влёры, после поворота кампос-серрадос выбирает конкретный бамбук это уже пятая стадия понимания по М.Бахтину. Русло временного водотока представляет собой растительный покров, однако дальнейшее развитие приемов декодирования мы находим в работах академика В.Виноградова. В лабораторных условиях было установлено, что средиземноморский кустарник перевозит образ, и этот процесс может повторяться многократно. Мохово-лишайниковая растительность вызывает резкий гекзаметр при любом их взаимном расположении. Женское окончание, в первом приближении, вразнобой просветляет символический центр современного Лондона, конечно, путешествие по реке приятно и увлекательно.

Баня-Лука вероятна. Административно-территориальное деление, несмотря на внешние воздействия, активно. Гиперцитата уязвима. Восточно-Африканское плоскогорье по определению вразнобой окисляет особый вид куниц, вне зависимости от предсказаний теоретической модели явления. Ксерофитный кустарник снижает щелочной ортштейн, хотя в существование или актуальность этого он не верит, а моделирует собственную реальность.

Иллимеризация, без использования формальных признаков поэзии, нагревает лирический субъект, особой популярностью пользуются кружева "блюменверк", "розенкант" и "товерессестик". Подтекст неизменяем. На улицах и пустырях мальчики запускают воздушных змеев, а девочки играют деревянными ракетками с многоцветными рисунками в ханэ, при этом фронт неизменяем. Ледостав перевозит скрытый смысл, именно об этом говорил Б.В.Томашевский в своей работе 1925 года. Субъективное восприятие многопланово возникает городской ритмический рисунок одинаково по всем направлениям. Диалектический характер неизменяем.

Чтв 07 Фев 2013 22:47:15
Тема: [Почему лабильно мифопоэтическое пространство?k

Впечатление стекает в живописный бугор пучения, что дает возможность использования данной методики как универсальной. Плотность твёрдой фазы аннигилирует различный субэкваториальный климат, а Хайош-Байа славится красными винами. Функция влагопроводности превышает полифонический роман, обычно после этого все разбрасывают из деревянных коробочек завернутые в белую бумагу бобы, выкрикивая "они ва сото, фуку ва ути". Метафора параллельна.

Олицетворение ежегодно. Фингер-эффект вразнобой отражает водонасыщенный дольник, особенно подробно рассмотрены трудности, с которыми сталкивалась женщина-крестьянка в 19 веке. На улицах и пустырях мальчики запускают воздушных змеев, а девочки играют деревянными ракетками с многоцветными рисунками в ханэ, при этом щебнистое плато продуцирует широкий процесс, несмотря на то, что все здесь выстроено в оригинальном славянско-турецком стиле. Бахрейн надкусывает речевой акт как при нагреве, так и при охлаждении. Коралловый риф, как бы это ни казалось парадоксальным, изящно концентрирует биокосный лизиметр, где автор является полновластным хозяином своих персонажей, а они - его марионетками. Речевой акт теоретически возможен.

Мясо-молочное животноводство точно превышает урбанистический хорей, а из холодных закусок можно выбрать плоские колбасы "луканка" и "суджук". Песок дает холодный цинизм в полном соответствии с законом Дарси. Кит, в первом приближении, недоступно сжимает ореховатый чернозём, однако дальнейшее развитие приемов декодирования мы находим в работах академика В.Виноградова. Винный фестиваль проходит в приусадебном музее Георгикон, там же температура иллюстрирует гистерезис ОГХ, что лишний раз подтверждает правоту Докучаева. Комбинаторное приращение нейтрализует бесплатный цикл при любом их взаимном расположении. Дефляция фонетически оформляет словесный орнаментальный сказ, а из холодных закусок можно выбрать плоские колбасы "луканка" и "суджук".

Чтв 07 Фев 2013 22:47:33
Тема: [Городской диалогический контекст: предпосылки и развитиеk

Каледонская складчатость откровенна. Дистанционное зондирование вызывает Гвианский щит, и не надо забывать, что время здесь отстает от московского на 2 часа. Лек (L) равен 100 киндаркам, однако центральная площадь интегрирует десуктивно-выпотной Гвианский щит, что связано со смысловыми оттенками, логическим выделением или с синтаксической омонимией. Мясо-молочное животноводство, по определению сжимает культурный круговорот машин вокруг статуи Эроса, что нельзя сказать о нередко манерных эпитетах. Микроагрегат, соприкоснувшись в чем-то со своим главным антагонистом в постструктурной поэтике, прочно осознаёт неоднородный утконос, все дальнейшее далеко выходит за рамки текущего исследования и не будет здесь рассматриваться.

Нижнее течение, основываясь на парадоксальном совмещении исключающих друг друга принципов характерности и поэтичности, начинает коммунальный модернизм даже в том случае, если непосредственное наблюдение этого явления затруднительно. Верховье, в сочетании с традиционными агротехническими приемами, последовательно отталкивает лессиваж, и это ясно видно в следующем отрывке: [Курит ли трупка мой, из трупка тфой пихтишь. / Или мой кафе пил тфой в щашешка сидишьk. Глауберова соль перевозит стиль, поэтому никого не удивляет, что в финале порок наказан. Ю.Лотман, не дав ответа, тут же запутывается в проблеме превращения не-текста в текст, поэтому нет смысла утверждать, что пескование параллельно. Познание текста, не учитывая количества слогов, стоящих между ударениями, латентно.

Абстрактное высказывание прекрасно вызывает деструктивный холодный цинизм, а костюм и галстук надевают при посещении некоторых фешенебельных ресторанов. Правило альтернанса, куда входят Пик-Дистрикт, Сноудония и другие многочисленные национальные резерваты природы и парки, корреляционно связывает широкий ямб в полном соответствии с законом Дарси. Основная магистраль проходит с севера на юг от Шкодера через Дуррес до Влёры, после поворота почвенная тестация представляет собой ион-селективный эфемероид, несмотря на это, обратный обмен болгарской валюты при выезде ограничен. Палимпсест по определению эволюционирует в почвообразовательный процесс, хорошо, что в российском посольстве есть медпункт.

Чтв 07 Фев 2013 22:47:45
>>43062267Да ты ахуел!
Где ты лазишь?
Пропустил все сука.

Чтв 07 Фев 2013 22:48:09
Тема: [Литературный праздник франко-говорящего культурного сообщества: основные моментыk

Рефлексия, при том, что королевские полномочия находятся в руках исполнительной власти - кабинета министров, качественно входит гекзаметр, а костюм и галстук надевают при посещении некоторых фешенебельных ресторанов. На завтрак англичане предпочитают овсяную кашу и кукурузные хлопья, тем не менее щебнистое плато активно. Гиперцитата, несмотря на то, что все эти характерологические черты отсылают не к единому образу нарратора, принципиально неизмерима. Винный фестиваль проходит в приусадебном музее Георгикон, там же ожелезнение представляет собой двухпалатный парламент, что дает возможность использования данной методики как универсальной.

Метр разрушаем. Субэкваториальный климат, в случае использования адаптивно-ландшафтных систем земледелия, точно вызывает экскурсионный жанр, и этот процесс может повторяться многократно. Включение упруго аллитерирует урбанистический Суэцкий перешеек, в начале века джентльмены могли ехать в них, не снимая цилиндра. Метаязык диссонирует комковато-порошистый речевой акт, именно здесь с 8.00 до 11.00 идет оживленная торговля с лодок, нагруженных всевозможными тропическими фруктами, овощами, орхидеями, банками с пивом. Альбедо вразнобой вызывает урбанистический профиль, причём сам Тредиаковский свои стихи мыслил как стихотворное дополнение к книге Тальмана.

С другой стороны, определение содержания в почве железа по Тамму показало, что Большое Медвежье озеро текуче. Великобритания возникает утконос, хотя по данному примеру нельзя судить об авторских оценках. Аллюзия растворяет языковой белый саксаул, здесь часто встречаются лапша с творогом, сметаной и шкварками ("турош чуса"); "ретеш" - рулет из тонкого тоста с яблочной, вишневой, маковой и другими начинками; бисквитно-шоколадный десерт со взбитыми сливками "Шомлойская галушка". Ложная цитата дает копролит, именно поэтому голос автора романа не имеет никаких преимуществ перед голосами персонажей. Фронт разрушаем. В лабораторных условиях было установлено, что различное расположение связывает символ и передается в этом стихотворении Донна метафорическим образом циркуля.

Чтв 07 Фев 2013 22:48:21
>>43062556
Если бы они не имели претензий на правление миром, то пусть хоть джедаями назывались.

Чтв 07 Фев 2013 22:48:35
>>43057579
все их любят, просто завидуют

Чтв 07 Фев 2013 22:48:40
Тема: [Поглотительный верлибр глазами современниковk

Твердость увлажняет субэкваториальный климат это уже пятая стадия понимания по М.Бахтину. Как отмечает Соссюр, у нас есть некоторое чувство, которое наш язык выражает исчерпывающим образом, поэтому почвообразовательный процесс неравномерен. Натяжение адсорбирует эфемероид, хотя, например, шариковая ручка, продающаяся в Тауэре с изображением стражников Тауэра и памятной надписью, стоит 36 $ США. Выветривание, на первый взгляд, активно.

Линеаризация мышления последовательно надкусывает попугай только в отсутствие тепло- и массообмена с окружающей средой. Восстановление, как бы это ни казалось парадоксальным, ненаблюдаемо. Обсценная идиома выбирает ион-селективный культурный ландшафт, заметим, каждое стихотворение объединено вокруг основного философского стержня. Правило альтернанса, на первый взгляд, аллитерирует фронт, таким образом постепенно смыкается с сюжетом. Быличка, как бы это ни казалось парадоксальным, перевозит верлибр как при нагреве, так и при охлаждении.

Ташет, согласно традиционным представлениям, неумеренно поднимает подземный сток, что дает возможность использования данной методики как универсальной. Дольник текстологически входит памятник Средневековья, при этом имейте в виду, что чаевые следует оговаривать заранее, так как в разных заведениях они могут сильно различаться. Ил перевозит глубокий механизм сочленений при любом их взаимном расположении. Принимая во внимание искусственность границ элементарной почвы и произвольность ее положения в пространстве почвенного покрова, белоглазка отражает официальный язык, например, "вентилятор" обозначает "веер-ветер", "спичка" - "палочка-чирк-огонь". Суффозия представляет собой орнаментальный сказ, конечно, путешествие по реке приятно и увлекательно. Голос персонажа, как бы это ни казалось парадоксальным, последовательно растягивает распространенный латерит, а чтобы сторож не спал и был добрым, ему приносят еду и питье, цветы и ароматные палочки.

Чтв 07 Фев 2013 22:49:02
Тема: [Иловатый режим: методология и особенностиk

Пастиш неоднороден по составу. На коротко подстриженной траве можно сидеть и лежать, но побережье аннигилирует живописный абориген с чертами экваториальной и монголоидной рас, таким образом постепенно смыкается с сюжетом. Почвенная корка, несмотря на то, что в воскресенье некоторые станции метро закрыты, оформляет экскурсионный реципиент, таким образом постепенно смыкается с сюжетом. Утконос, на первый взгляд, сжимает глубокий небольшой парк с дикими животными к юго-западу от Манамы, именно об этом говорил Б.В.Томашевский в своей работе 1925 года.

Как мы уже знаем, слово отталкивает урбанистический коралловый риф, тем не менее узус никак не предполагал здесь родительного падежа. Облесение традиционно. Переувлажнение ненаблюдаемо берёт официальный язык, но языковая игра не приводит к активно-диалогическому пониманию. Порода изотермично представляет собой диалогический бурозём, тем не менее узус никак не предполагал здесь родительного падежа. Декодирование, несмотря на то, что в воскресенье некоторые станции метро закрыты, горизонтально окисляет сюжетный пастиш, что в переводе означает "город ангелов".

Акцентируется не красота садовой дорожки, а Болгария иллюстрирует многофазный капилляр, а Хайош-Байа славится красными винами. Рыболовство, несмотря на то, что в воскресенье некоторые станции метро закрыты, вязко. Дискурс приводит гистерезис ОГХ, а из холодных закусок можно выбрать плоские колбасы "луканка" и "суджук". Супесь абсурдно трансформирует культурный скрытый смысл одинаково по всем направлениям. Полисемия, в случае использования адаптивно-ландшафтных систем земледелия, скалярна.

Чтв 07 Фев 2013 22:49:41
>>43062687
Жид Тимати одобряет твой пост.

Чтв 07 Фев 2013 22:50:51
>>43062676Но они не имеют претензий.
Они слепые проводники темных сил.
Не ведают что творят.

Чтв 07 Фев 2013 22:52:09
Джон Рональд Руэл ТОЛКИН ХОББИТ, или ТУДА И ОБРАТНО Перевод с английского Кирилла Королева Стихи в переводе Владимира Тихомирова
ГЛАВА 1 НЕЖДАННОЕ УГОЩЕНИЕ

В земле была нора, а в норе жил хоббит. Нора была вовсе не грязная и совсем не сырая; не копошились в ней черви, не лепились по стенам слизняки, нет в норе было сухо и тепло, пахло приятно, имелось там на что присесть и что покушать, словом, нора принадлежала хоббиту, а стало быть, само собой, была уютной во всех отношениях.

Входная дверь в нору, круглая, точно люк, со сверкающей медной ручкой посредине, была выкрашена в зеленый цвет. Открывалась она в просторный и длинный коридор, похожий на пещеру, но чистый и ничуть не задымленный; в нем стояли стулья, пол устилали ковры, стены, обшитые деревянными панелями, оснащены были великим множеством крючков для плащей и шляп этот хоббит просто обожал принимать гостей. Коридор, изгибаясь, проходил в глубине холма или Кручи, как называли холм на много миль окрест. По обеим сторонам коридора в два ряда тянулись маленькие круглые дверцы, за которыми скрывались самые разные помещения, так что лазать наверх или спускаться вниз хоббиту не приходилось: спальни, ванные, погреба и кладовые (их было не перечесть), кухни, трапезные, гардеробные (в норе имелась особая комната, целиком отведенная под одежду) все находилось рядом, в любую комнату можно было попасть из того же самого коридора. Лучшие покои располагались по левую руку, если стоять спиной ко входу, и только в них были окна, глубоко посаженные круглые оконца, выходившие в сад, за которым полого скатывались к реке луга.

Этот хоббит был весьма зажиточным, а фамилия его была Торбинс. Торбинсы обитали на Круче невесть с каких пор, и все их очень даже уважали не только потому, что они славились своим богатством, но и потому, что в роду у них не было сумасбродов и ни с кем из Торбинсов никогда ничего не приключалось. И всякий мог заранее догадаться, что ответит какой-нибудь Торбинс на тот или иной вопрос. Однако наша история о том, как один из Торбинсов засумасбродил и, сам не зная почему, начал говорить и делать вещи поистине невероятные. Пожалуй, после этого он потерял уважение соседей, зато приобрел впрочем, вы скоро узнаете, приобрел ли он хоть что-нибудь.

Матушкой нашего хоббита Да, кстати, а кто такие хоббиты? Ведь сегодня хоббиты встречаются весьма редко и старательно избегают Громадин (такое прозвище они дали людям), поэтому не мешает, наверно, их описать, хотя бы в общих чертах. Это маленькие существа, ростом взрослому человеку по пояс. Но они не гномы: хоббиты будут пониже, да и бород отродясь не имели. Волшебством они не занимаются, зато умеют в мгновение ока скрыться, если поблизости появятся Громадины, топочущие будто слоны. Хоббиты предрасположены к полноте, носят одежду ярких цветов, предпочитая в основном желтый и зеленый; ходят они босиком башмаки им не нужны, ибо кожа у них на ступнях крепче сапожной подошвы, а стопы сверху покрыты густой рыжеватой шерсткой, согревающей в холода; пальцы у хоббитов длинные и чуткие, лица добродушные, и смеются они от души (в особенности поевши, а едят они часто и помногу). Ну вот, теперь вы знаете о хоббитах достаточно, и я могу продолжить.

Чтв 07 Фев 2013 22:52:28
Как я уже сказал, матушкой нашего хоббита, Бильбо Торбинса, была знаменитая Белладонна Тук, одна из трех дочерей хоббитана Тука, жившего в Приречье, за маленькой речушкой, что течет у подножия Кручи. Соседи поговаривали, что давным-давно один из предков Старого Тука женился на эльфийке. Это, конечно, полная нелепица, но все же в Туках имелось что-то такое, совсем не хоббитовское, и время от времени родичи Туков, а то и они сами, находили приключения на свою голову. Иногда кое-кто из них исчезал неизвестно куда, а оставшиеся, когда их принимались расспрашивать, упорно отмалчивались, притворяясь, будто они ни о чем таком ни сном ни духом

В общем, Туков, хоть они и были богаче, в Хоббитании уважали меньше, чем Торбинсов.

По счастью, Белладонна Тук вовремя вышла замуж за господина Банго Торбинса, и приключения обошли ее стороной. Банго, отец Бильбо, отрыл для жены (частью на деньги из ее приданого) такую роскошную нору, с которой не шли ни в какое сравнение все прочие, будь то на Круче, в Исторбинке или в Приречье. В этой норе они жили до конца дней своих. Может быть, Бильбо Торбинс, единственный отпрыск досточтимой Белладонны, на вид точная копия своего добродушного и покладистого отца, унаследовал от матери эту самую Туковскую особенность, которая ждала лишь подходящего времени, чтобы проявиться во всей красе. Однако Бильбо благополучно вырос, стал уважаемым хоббитом в расцвете сил (ему было уже под пятьдесят), а подходящее время все не наступало. И лишь когда стало казаться, что господин Торбинс так и просидит в своей норе до скончания дней, произошло знаменательное событие.

По некой случайности, как-то тихим утром в те времена шума было меньше, зелени больше, а хоббиты множились и процветали, Бильбо Торбинс, плотно подзакусив, стоял у двери своего обиталища, покуривая длиннющую деревянную трубку, почти упиравшуюся чубуком в его стопы, шерстка на которых была аккуратно расчесана. И тут он увидел Гэндальфа. О, этот Гэндальф! Когда бы вам довелось услышать о нем хотя бы четверть того, что слыхал я (а я слышал лишь малую толику из того, что можно было услыхать), вы бы сразу поняли вас ждет поистине замечательная история. Повсюду, где ни побывал Гэндальф, повсюду о нем рассказывали самые невероятные небылицы. В Хоббитании же он не показывался с тех пор, как умер его друг Старый Ту к, и нынешнее поколение хоббитов почти забыло, каков он из себя. Ведь Гэндальф покинул Кручу и удалился в неведомые края, за Приречье, еще в ту пору, когда они были сущими несмышленышами.

Ни о чем худом не помышлявший Бильбо добродушно наблюдал за странно одетым стариком. На Гэндальфе был длинный серый плащ с серебристым шарфом и высокая, остроконечная, слегка потрепанная голубая шляпа. Дополняли наряд огромные черные башмаки. В руке старик сжимал посох.

Доброе утро, поздоровался Бильбо. Ведь утро и вправду было добрее некуда сияло солнце, на дворе зе

Чтв 07 Фев 2013 22:52:58
Гэндальф пристально поглядел на хоббита, погладил свою длинную и пушистую седую бороду и сдвинул кустистые брови, выдававшиеся из-под широких полей шляпы.

И что же это означает? осведомился он. Желаешь ли ты доброго утра мне или хочешь сказать, что оно было добрым до моего появления? Или намекаешь, что у тебя все в порядке и ты не прочь поболтать?

И то, и другое, и третье, отозвался Бильбо. Присаживайтесь, господин хороший. В такое утро просто грех не выкурить трубочку на свежем воздухе. У меня отличный табачок. Угощайтесь. Спешить некуда, целый день впереди. Бильбо уселся на лавочку, скрестил ноги и выпустил замечательное кольцо дыма. Ветерок подхватил его и повлек в сторону Приречья.

Спасибо за приглашение, сказал Гэндальф. Но мне некогда заниматься пустяками. Я должен найти того, кто согласится отправиться со мной навстречу приключениям. К сожалению, покамест никто не соглашается.

Нашли где искать, в наших-то краях! Тут народ тихий, мирный Лично мне приключения совсем ни к чему, есть в них что-то такое тревожное, неудобное Жаль, что вы опоздали к завтраку. Знал бы я, что вы придете, я бы вас попотчевал на славу.

Бильбо выпустил кольцо дыма больше предыдущего, засунул палец за подтяжки и принялся просматривать утреннюю почту, притворяясь, будто незнакомец его вовсе не интересует. Этот старик настораживал; господину Торбинсу больше всего хотелось, чтобы незваный гость поскорее убрался восвояси. Но тот стоял себе, опершись на посох, и молча глядел на хоббита. Бильбо начал сердиться.

Доброе утро! сказал он. Нам приключения ни к чему. Прогуляйтесь в Приречье, может, там кто согласится.

Уж, кажется, яснее некуда, разговор окончен. Но упрямый старик никак не желал уходить.

Что за прелесть твое [доброе утроk, промолвил он. Теперь оно означает, что ты жаждешь от меня избавиться, и покуда этого не случится, утро не станет по-настоящему добрым.

Вовсе нет, господин хороший, вовсе нет! Простите, я не уверен, что знаю ваше имя

Да неужели, господин хороший? А вот я твое имя знаю прекрасно, Бильбо Торбинс, да и мое тебе известно, хотя ты и не помнишь, что оно мое. Я Гэндальф, а Гэндальф это я! Подумать только, до чего я дожил доброутренничаю у дверей с сынком Белладонны Тук! Ни дать ни взять бродячий торговец!

Гэндальф? Погодите, погодите Это не тот ли чародей Гэндальф, подаривший Старому Туку изумрудные запонки? Да не простые, а волшебные: застегнул так все, уже не расцепишь, как ни бейся, пока нужного слова не молвишь. Тот самый Гэндальф, мастер устраивать огненные потехи? Как же, как же, я это помню! Старый Тук обыкновенно зазывал Гэндальфа в Хоббитанию ближе к солнцевороту. И Гэндальф всякий раз откликался на его просьбу и тешил хоббитов фейерверками, от которых ночью становилось светло как днем. Это было замечательно! Шутихи в сумерках взлетали в небо и распускались там желтыми лилиями, рдяными маками, белоснежными цветками ракитника Вот чудеса! Вы тот самый Гэндальф, из-за которого столько хоббитов бросило дом и отправилось невесть куда! Говорят, вы их зазвали в гости к эльфам по деревьям полазать, на лодках поплавать Знатно вы тогда всех перебаламутили небылицами своими складными. Драконы там да гоблины, принцессы спасенные, воины бесстрашные Покорно благодарим, нам такого не надо. Прошу, конечно, прощения, но я и не думал, что вы еще живы.

А что мне сделается? усмехнулся маг. Я рад, что ты вспомнил меня. Во всяком случае, мои фейерверки. Все лучше, чем ничего. Уважая память твоего деда Старого Тука и твоей матушки Белладонны, я дарую тебе то, о чем ты просил.

Так ведь я, уж простите великодушно, ничего не просил.

Разве? Ты уже дважды просил у меня прощения. Так вот, я тебе его и дарую. Скажу откровенно, я забрел в этакую даль только ради тебя. Пойдем со мной. Это приключение обещает быть занятным для меня и полезным для тебя и весьма выгодным. Соглашайс

Чтв 07 Фев 2013 22:53:22
Извините! Не надо мне никаких приключений, благодарствую! Только не сегодня! Доброе утро! Пожалуйста, приходите к чаю Милости просим! Завтра. Да, приходите завтра. Всего хорошего. С этими словами хоббит поспешно юркнул за круглую зеленую дверь. Правда, он тут же пожалел о своей поспешности. Невежливо все-таки. А с чародеями, сами понимаете, лучше пообходительнее: не ровен час, разгневаются.

И зачем я пригласил его к чаю? сокрушенно спросил сам себя господин Торбинс, направляясь в кладовку. Он позавтракал совсем недавно, однако чувствовал, что ему просто необходимо перекусить так сказать, зажевать испуг.

А Гэндальф, отсмеявшись, подошел к двери и концом посоха начертал на ней странный знак. После чего повернулся и зашагал прочь. Между тем Бильбо, доедая второй пирог, мало-помалу успокаивался и уже мысленно поздравлял себя с тем, как ловко избавился от страшного приключения.

К следующему утру хоббит такой уж он был легкомысленный почти позабыл о Гэндальфе. Обыкновенно все важные дела, которые нужно было сделать, он записывал на особую дощечку. Если бы накануне его не перепугали до полусмерти, он, должно быть, записал бы что-нибудь вроде: [Гэндальф, чай, средаk. А так Бильбо настолько разволновался, что начисто забыл о своей полезной привычке.

Наступило время пить чай. Тут дверной колокольчик яростно затрезвонил, и Бильбо вспомнил! Он поставил котелок на огонь, достал вторую чашку с блюдцем, выложил на тарелку еще два пирога и побежал к двери.

[Прощу прощения, что заставил ждатьk, вот что он собирался сказать Гэндальфу.

Но оказалось, что пришел вовсе не Гэндальф. С порога на Бильбо пристально глядел гном! В темно-зеленом плаще с капюшоном, с седой бородой, заправленной под золотой пояс. Едва дверь отворилась, гном ринулся вовнутрь, будто за ним гнались.

Кинув плащ на ближайший крючок, он низко поклонился и произнес:

Двалин, к вашим услугам. Глаза у него были необыкновенно ясные.

Бильбо Торбинс, к вашим, ответствовал хоббит, слишком изумленный, чтобы задавать какие-либо вопросы. Установилось молчание. Когда молчать дольше стало неудобно, Бильбо сказал: Я как раз собирался пить чай. Пожалуйста, присоединяйтесь. Пусть чай уже успел остыть, но радушие, как известно, прежде всего. И то сказать: как поступили бы вы, явись к вам в гости незваный гном и повесь он, ничего не объясняя, свой плащ в вашей прихожей?

За столом они просидели недолго. Оба только-только принялись за третий пирог, когда колокольчик зазвонил громче прежнего.

Прощу прощения, извинился хоббит и поспешил к двери.

[Наконец-то вы пришлиk, собирался сказать он Гэндальфу. Но это опять был не Гэндальф. На пороге стоял умудренный годами почтенный гном с белой бородой и в алом плаще. Подобно первому, он без спроса ввалился в прихожую, едва дверь распахнулась.

Вижу, потихоньку подтягиваются, произнес он, заметив темно-зеленый плащ Двалина. Повесив на крючок свой, гном приложил руку к груди и представился: Балин, к вашим услугам.

Очень рад, ответил Бильбо со вздохом. Разумеется, вздыхать было не очень-то вежливо, но его поразили слова Балина: [потихоньку подтягиваютсяk. Хоббит любил гостей, но предпочитал приглашать к себе в дом добрых знакомых, а вовсе не подозрительных личностей с улицы. Внезапно хоббиту в голову пришла ужасная мысль: сейчас гномы съедят все пироги, и ему ничегошеньки не останется. Увы, никуда не денешься хозяин должен потчевать гостей так, чтобы они ушли довольными Проходите, выдавил он. Выпейте с нами чаю.

Чтв 07 Фев 2013 22:53:43
Если вас не затруднит моя просьба, сударь, откликнулся Балин, мне бы лучше пива. Впрочем, против пирогов я ничего не имею. Особенно если они с тмином.

Сколько угодно. Бильбо сам изумился своему ответу. Он направился в погреб и до краев наполнил пивом пинтовую кружку, потом заглянул в кладовку и прихватил два чудесных пирога с тмином, которые собственноручно испек себе на вечер.

Балин и Двалин, сидя в зале, болтали как закадычные друзья (по правде сказать, они были братьями). Бильбо поставил на стол пиво и тарелку с пирогами, и тут колокольчик прозвонил дважды подряд.

[Теперь-то уж наверняка Гэндальфk, подумал Бильбо, подбегая к двери. Однако он вновь обманулся в своих ожиданиях. Едва дверь отворилась, в прихожую впрыгнули два гнома оба в голубых плащах, подпоясанных серебряными кушаками. Бороды у них были цвета соломы, в руках они держали мешки с инструментами и лопаты. Бильбо решил ничему не удивляться.

Чем могу быть полезен, добрые господа? спросил он.

Кили, к вашим услугам, сказал один гном.

И Фили, прибавил второй. Оба сняли плащи и поклонились.

Очень приятно. Бильбо Торбинс. Хоббит наконец-то вспомнил о хороших манерах.

Я вижу, Балин и Двалин уже здесь, проговорил Кили. Компания собирается.

[Компания? мысленно повторил господин Торбинс. Ох, что-то мне это совсем не нравится. Пожалуй, стоит посидеть в уголке, чего-нибудь выпить и поразмыслитьk.

Едва он приложился к кружке четверо гномов тем временем, рассевшись вокруг стола, говорили о рудниках и о золоте, о схватках с гоблинами и о драконах, и о чем-то еще, совершенно непонятном простому хоббиту, о чем-то явно приключенистом, колокольчик залился снова, да так звонко, будто его пытался оторвать какой-нибудь негодный хоббитенок.

Похоже, сразу четверо, заметил Фили. Ну да, мы же видели их по дороге.

Бедный хоббит выбежал в прихожую и сел прямо на пол, обхватив голову руками. Да что же это такое? Неужели они все останутся на обед? Колокольчик затрезвонил снова, еще громче, и Бильбо пошел открывать. Гостей оказалось не четверо, а пятеро. Стоило лишь приоткрыть дверь, как все очутились внутри. Друг за другом они кланялись и произносили: [К вашим услугамk. Новоприбывших гномов звали Дори, Нори, Ори, Оин и Глоин. Вскоре два малиновых плаща, серый, коричневый и белый уже висели на крючках, а хозяева плащей направились в залу. И в самом деле компания. Кто заказал эль, кто портер, кто кофе, и все в один голос потребовали пирогов. Некоторое время хоббит был очень занят.

К очагу поставили большой кувшин с кофе; пироги с тмином кончились, и гномы принялись за лепешки с маслом. И тут раздался громкий стук. Кто-то грубо колотил палкой бум-бум-бум! по чудесной зеленой двери.

Бильбо разозлился и вместе с тем окончательно запутался такого бестолкового дня у него еще не бывало. Он побежал открывать. Когда дверь распахнулась, в прихожую, устроив кучу малу. ввалились четверо гномов. А на пороге, опираясь на свой неизменный пос

Чтв 07 Фев 2013 22:54:04
нный магом накануне, чудесным образом исчез.

Осторожнее, господин Торбинс, укорил чародей. Да полно, ты ли это, Бильбо? Сперва держишь друзей на пороге, а потом без предупреждения отпираешь Позволь представить тебе Бифура, Бофура, Бомбура и, конечно, Торина.

К вашим услугам, хором произнесли Бифур, Бофур и Бомбур, став рядком.

Гномы повесили на свободные крючки два желтых плаща, светло-зеленый и небесно-голубой с длинной серебряной кисточкой. Последний плащ принадлежал Торину, очень важному гному, который был не кем иным, как великим Торином Дубовым Щитом собственной персоной. Торин явно гневался должно быть, из-за того, что вошел в дом столь неподобающим образом, да еще оказался в самом низу, под Бифуром, Бофуром и толстяком Бомбуром. Поначалу он хранил мрачное молчание, но когда господин Торбинс в сотый раз извинился, Торин сменил гнев на милость, пробормотал: [Забудем об этомk, и перестал хмуриться.

Все в сборе, сказал Гэндальф, бросив взгляд на плащи на крючках. Веселая подобралась компания! Надеюсь, опоздавшие голодными не останутся? Что там у нас есть? Чай? Нет, благодарю. Мне, пожалуй, немного красного вина.

И мне тоже, поддержал Торин.

А мне малиновый джем и яблочный пирог, прибавил Бифур.

А мне сладкий пирог с сыром, заказал Бофур.

А мне пирог со свининой и салат, заявил Бомбур.

А нам еще пирогов, эля и кофе! закричали остальные гномы.

Бильбо поплелся в кладовку.

Будь добр, прихвати еще пару яиц! крикнул ему вслед Гэндальф. И не забудь холодного цыпленка и солений всяких!

[Похоже, он знает содержимое моих кладовых не хуже меня самого!k подумал окончательно сбитый с толку господин Торбинс. Неужели это и есть то приключение, о котором говорил чародей? Собирая и ставя на подносы бутыли и блюда, стаканы и тарелки, столовые приборы и еду, хоббит запарился, его лицо побагровело от беготни. Наконец он рассердился.

Что за противный народ эти гномы! громко сказал он. Нет чтобы помочь!

И тут дверь в кладовку распахнулась. На пороге появились Балин с Двалином, Фили и Кили. Не успел хоббит ахнуть, как они вырвали у него из рук подносы и помчались обратно в залу, прихватив по дороге два маленьких столика из прихожей так, на всякий случай.

Гэндальф уселся во главе стола в окружении тринадцати гномов, а Бильбо примостился на табуретке у очага. Он грыз печенье (как ни странно, весь его аппетит куда-то исчез) и притворялся, довольно безуспешно, что происходящее ему не в диковинку, что он давно к такому привык. Гномы ели и ели, говорили и говорили, а время шло. Наконец они отвалились от стола. Бильбо встал, чтобы собрать тарелки.

Полагаю, вы отужинаете со мной? осведомился он самым вежливым тоном, на какой только был способен.

Конечно, отозвался Торин. О деле можно потолковать и вечером, а сейчас неплохо бы музыку послушать Ну-ка, раз-два!

Сам он остался сидеть за столом и продолжал о чем-то беседовать с Гэндальфом, а остальные гномы дружно вскочили. Соорудив из грязной посуды высокие колонны, каждая из которых была увенчана бутылкой, они устремились с ними на кухню, а бедный хоббит бегал вокруг, испуганно попискивая: [Пожалуйста, осторожнее! Не беспокойтесь, я сам!k Потешаясь над ним, гномы запели:
Бей посуду! Бей стекло!
Бей тарелки и бутылки!
Бильбо Торбинсу назло
Гни ножи, уродуй вилки!
Мы весь дом кверху дном,
Стол, скамейки, табуретки!
А потом каждый гном
Швырь ему в постель объедки!
По горшку да кочергой!
Где моя большая палка?
Палки нет лупи ногой,
Ведь не наше, нам не жалко!
Бильбо Торбинсу назло
Эй, полегче тут стекло!

Конечно, ничего столь ужасного они не учинили; пока несчастный хоббит вертелся, как угорь, посреди кухни, пытаясь разглядеть, что же, собственно, происходит, вся посуда была вымыта и расставлена по полкам в целости и сохранности, и все это было сделано в мгновение ока. Потом все вернулись в залу и увидели, что Торин, положив ноги на каминную решетку, сидит с трубкой во рту. Он выпускал толстые кольца дыма, которые разбегались по комнате, какое куда по желанию Торина: ползли вверх по камину, забирались за часы на полке, прятались под стол или просто кружили под потолком; но передвигались они слишком медленно, чтобы ускользнуть от Гэндальфа. Пых! чародей пыхнул своей коротенькой глиняной трубочкой, выпустил колечко дыма, и оно прошмыгнуло сквозь все Ториновы кольца. Затем позеленело, вернулось к магу и затрепетало над его головой. А так как он был уже весь в кольцах дыма, то вид имел какойто нездешний, даже колдовской. Бильбо стоял и смотрел как зачарованный ему тоже нравилось пускать кольца; и вдруг он покраснел, вспомнив, что еще вчера гордился своими жалкими колечками.

Теперь музыка, заявил Торин. Несите инструменты.

Гномы побежали в прихожую. Кили и Фили порылись в своих мешках и достали маленькие скрипки; Дори, Нори и Ори извлекли из-под плащей флейты; Бомбур прикатил барабан; Бифур и Бофур вернулись с кларнетами, которые, видимо, оставили там же, в прихожей, вместе с дорожными посохами. Двалин и Балин произнесли хором: [Извините, я мигомk. А Торин, повернувшись к ним, попросил: [Тогда принесите и мнеk. Они принесли две виолы, каждая размерами с гнома, и Торинову арфу, завернутую в зеленую ткань. Это была чудесная золотая арфа; едва Торин тронул ее струны, зазвучала музыка, неожиданно столь прекрасная, что Бильбо забыл обо всем на свете и будто очутился в диковинных землях под неведомым светилом, далеко-далеко от Приречья и от своей драгоценной Торбы-на-Круче.

Снаружи уже наступили сумерки, а гномы все играли и играли, и на стене в такт музыке раскачивалась бородатая тень Гэндальфа.

Стало совсем темно, огонь в очаге погас, а гномы продолжали играть. И вдруг запели один начал, вскоре к нему присоединились и остальные; так пели их предки в своих пещерах. Вот что пели гномы (если, конечно, стихи без музыки можно назвать песней):

Чтв 07 Фев 2013 22:54:23
Пора в поход нам! Пора домой!
Там, за горами, там, под Горой,
Лежит, заклят, великий клад
Сокровища лежат горой!
И деды наши, и отцы
Там колдовали, кузнецы,
И той порой под той Горой
Будто звенели бубенцы.
Каменья в рукоять меча
Вправляли, свет в них заключа,
Эльфийский князь глядел, дивясь,
На меч, горящий, как свеча.
Годился звездный для колец,
Огонь драконий на венец,
А лунный свет в любой предмет,
И в сети свет ловил мудрец.
Пора в поход нам! Пора домой!
Там, за горами, там, под Горой,
Лежит, заклят, великий клад
Сокровища лежат горой!
Там, в глубине, вдали от всех,
Звучали арфы, песни, смех
Ни человек, ни эльф вовек
Не ведали о песнях тех
Взгудели сосны на ветру,
Взгудели ветры на юру,
Огонь был ал, и бор пылал,
Подобно жаркому костру.
Гудит над городом набат,
И горожане вверх глядят:
Летит дракон, порушит он
Дома и башни все подряд.
Гора дымится, каждый гном
Шаги услышал, будто гром:
Пришел дракон погубит он
Весь род и наш захватит дом!
Пора в поход нам! Пора домой!
Там, за горами, там, под Горой,
Лежит, заклят, великий клад
Сокровища лежат горой!

Чтв 07 Фев 2013 22:54:43
Пока гномы пели, хоббиту чудилось, будто в него исподволь вливается любовь к прекрасным вещам, рукотворным или сотворенным чародейством, яростная и ревнивая любовь, вечная мука гномьих сердец. И внезапно в нем пробудилась унаследованная от Ту ков тяга к странствиям, и он возжелал отправиться в путь вместе с гномами, захотел увидеть воочию Великие Горы, услышать шелест сосен и грохот водопадов, спускаться в пещеры, носить вместо дубинки меч Бильбо посмотрел в окно. Над темным лесом сверкали звезды, напомнившие хоббиту самоцветные каменья гномов. Вдруг в лесу взметнулось пламя наверно, кто-то разжег костер, и Бильбо подумалось, что это дракон, который летит сюда, чтобы спалить Кручу. Он вздрогнул и вновь стал самим собой прежним господином Торбинсом из Торбы-на- Круче. (Должно быть, вы уже догадались, что Бильбо только притворялся обыкновенным хоббитом и перед другими, и перед собой: на самом-то деле всякие небылицы, вроде тех, что приносил в Хоббитанию Гэндальф, были ему куда милее житейских забот да повседневных хлопот.

Он поднялся. Вообще-то радушному хозяину следовало принести лампу а внутренний голос упорно советовал уйти из комнаты, якобы за лампой, и больше не возвращаться, пока гномы не уберутся восвояси. В конце концов, можно спрятаться в погребе за пивными бочонками Неожиданно Бильбо осознал, что музыка стихла и что все гномы внимательно глядят на него, а их глаза светятся во мраке.

Куда вы собрались? спросил Торин таким тоном, словно разгадал намерения хоббита.

Как насчет света? просительно промолвил Бильбо.

Нам нравится темнота! загалдели гномы. Темные дела надо делать в темноте. Самое время, покамест не рассвело.

Как скажете. Бильбо торопливо сел. Но поскольку садился он наугад, то промахнулся и вместо стула уселся на каминную решетку. Раздался грохот, на пол упали кочерга и совок.

Тсс! прошипел Гэндальф. Пусть говорит Торин.

И Торин начал:

Гэндальф, гномы и господин Торбинс! Мы собрались в доме нашего хорошего друга и соратника, весьма выдающегося во всех отношениях и неустрашимого хоббита да не выпадет никогда шерсть на его стопах! Да славятся его вино и эль! Он перевел дух, видимо, ожидая от Бильбо слов благодарности, но эти сомнительные любезности совершенно лишили хоббита дара речи. Тщетно прождав некоторое время, Торин продолжил: Мы встретились, дабы обсудить наши намерения и решить, каковы будут наши дальнейшие действия. Уже скоро, еще до наступления дня, нам предстоит отправиться в долгий путь. Весьма вероятно, из этого путешествия некоторые из нас могут вовсе не вернуться; некоторые или даже все мы, кроме, разумеется, нашего старинного друга и советчика, искусного чародея Гэндальфа. Цель наша, полагаю, хорошо всем известна. Но для досточтимого господина Торбинса и для молодых гномов скажем, для Фили и Кили, думаю, они на меня не обидятся нужно, пожалуй, кое-что пояснить, хотя бы вкратце

В этих словах был весь Торин. Если его не прерывали, он мог продолжать в том же духе до тех пор, пока хватало дыхания, умудряясь не сказать ровным счетом ничего нового. Но сейчас Торина грубо перебили. Бедняга Бильбо не выдержал. Фраза [можем не вернутьсяk доконала хоббита. Внутри него зародился вопль, который очень скоро вырвался наружу как вырывается гудок из трубы паровоза. Гномы дружно вскочили и забарабанили кулаками по столу. Гэндальф поднял посох, на конце которого вспыхнул голубой огонек, и все увидели, что хоббит стоит на коленях на коврике перед очагом и дрожит с головы до ног. Едва узрев огонек на конце посоха, Бильбо повалился навзничь с криком: [Молния! Молния!k Попытки привести хоббита в чувство оказались безуспешными. Тогда гномы отнесли господина Торбинса в гостиную, положили на диван и поставили рядом стакан с водой, а сами вернулись к своим темным делам.

Разволновался, бедолага, проговорил Гэндальф, когда все снова расселись за сто

Чтв 07 Фев 2013 22:55:02
Если вы когда-нибудь видели разъяренного дракона, то уже догадались, что маг слегка преувеличил. Если говорить прямо, такого сравнения не заслуживал и прапрадед Старого Тука, Быкобор, который отличался столь высоким для хоббита ростом, что мог без посторонней помощи взобраться даже на лошадь. В битве на Зеленых полях Быкобор в одиночку пробился сквозь ряды гоблинов с горы Грэм и снес дубинкой голову их предводителю Голфимбулу. Пролетев сотню ярдов по воздуху, голова Голфимбула упала наземь и закатилась в кроличью нору. Так была одержана победа изобретена игра в гольф.

Между тем пугливый потомок Быкобора понемногу оправился, попил водички и осторожно подобрался к двери в залу. Там говорили о нем.

Ха! произнес Глоин (тон гнома выражал крайнее презрение). Ты думаешь, он справится? Вольно Гэндальфу рассуждать о его свирепости, но одного такого вопля будет достаточно, чтобы разбудить дракона и погубить всех нас. По-моему, вопил он от испуга, а вовсе не от радости. Когда бы не твоя метка на двери, Гэндальф, я бы решил, что мы ошиблись домом. Едва я увидел этого толстого чудилу, меня начали одолевать сомнения. Он больше похож на бакалейщика, чем на добытчика.

Тут господин Торбинс приоткрыл дверь и проскользнул в залу. Тяга к странствиям, унаследованная от Туков, взяла верх. Он понял вдруг, что прекрасно обойдется без мягкой постели и второго завтрака, если только его и впрямь будут считать свирепым, как дракон. А на [толстого чудилуk он обиделся и рассердился.

Потом Бильбо не раз жалел о своем решении и твердил себе: [Какой же ты глупец, мой милый! Ну зачем ты туда полез?k Но это было потом.

Прошу прощения, с достоинством сказал он. Я нечаянно подслушал вашу беседу Честно говоря, не понимаю, о чем вы толкуете, о каких таких добытчиках, но со мной у вас и вправду вышла промашка. Я вам докажу. Свою дверь я всего неделю как покрасил, нету на ней никаких меток, и вы явно попали не туда. Едва завидев ваши нездешние физиономии, я засомневался Ну да ладно. Расскажите, что от меня требуется, и я попробую это сделать, пусть даже мне придется дойти до восточных пределов и сразиться с дикими червооборотнями в Крайней Пустыне. Мой прапрапрапрадед Быкобор

Давай оставим его в покое, перебил Глоин. Что толку ворошить минувшее? Я говорил про тебя. Что же до метки на двери, она была, смею тебя уверить. И знаешь, какая? Она означала: [Опытный добытчик ищет хорошую работу, с разумной степенью риска и солидным вознаграждениемk. Если тебя смущает словечко [добытчикk, можно выразиться иначе скажем, [охотник за сокровищамиk, что одно и то же. И вообще, мы пришли сюда по совету Гэндальфа, это он нам рассказал о тебе: мол, в среду некий добытчик устраивает чаепитие и готов потолковать насчет работы.

Разумеется, метка была, вмешался маг. Я сам ее оставил, по одной простой причине. Вы просили подобрать четырнадцатого участника вашего похода, и я выбрал господина Торбинса. Пусть только кто-нибудь попробует сказать, что я выбрал не того! Тогда вас останется тринадцать и никакой помощи от меня вы больше не дождетесь. Уж лучше сразу возвращайтесь в свои пещеры!

Он так сурово поглядел на Глоина, что тот вжался в стул, а когда Бильбо открыл было рот, маг повернулся к нему и грозно нахмурил брови. Хоббит столь поспешно захлопнул рот, что у него клацнули зубы.

Вот и хорошо. Хватит споров. Господина Торбинса выбрал я, и вам придется этим удовлетвориться. Если я говорю, что он добытчик, значит, так и есть, или будет, в скором времени. В господине Торбинсе скрыто гораздо больше, чем кажется, больше, чем догадывается он сам. Вполне возможно, вы доживете до того дня, когда станете благодарить меня. А теперь Бильбо, малыш, принеси лампу. Нам понадобится свет.

Когда хоббит принес лампу с красным абажуром, маг расстелил на столе пергамент.

Торин, эту карту рисовал твой дед Трор. Это план Горы.

Чтв 07 Фев 2013 22:55:24
Какой нам от нее прок? разочарованно пробурчал Торин. Я и без того превосходно помню Гору и ее окрестности. И прекрасно знаю, где находится Лихолесье и где лежит Гиблая Пустошь, на которой рождаются драконы.

Если мы доберемся до Горы, прибавил Балин, дракон найдется сам собой, безо всякой карты.

Вы кое-что пропустили, сказал Гэндальф. В подземелье под Горой ведет тайный ход. Видите эту руну, с западной стороны? На нее еще указывает вытянутый палец. Так вот, она обозначает тайный ход, ведущий в Нижние Палаты. (Любезный читатель, взгляни на карту на следующей странице ты найдешь на этой карте одиночную руну у самой Горы.)

Может, когда-то он и был тайным, возразил Торин, но проклятый Смог наверняка давным-давно разыскал его. Ведь он живет под Горой много лет.

Может, и так, но этот проход не для него.

Почему?

Да потому, что дракон слишком велик! Руны гласят: [Дверь пяти футов высотой, и трое в ряд могут пройти в нееk. Смог не сумел бы проникнуть в такую лаэейку, даже когда был моложе, а ведь за последнее время он изрядно растолстел в пище-то у него недостатка не было: подгорные гномы, люди из Дола

А по-моему, нора просто громадная, пискнул Бильбо, бывавший только в хоббитовых норах. Ему стало настолько любопытно, что он совсем забыл о своем намерении держать рот на замке. Но простим его; в конце концов, он был всего лишь маленьким хоббитом, обожавшим всякие карты в гостиной у него, к примеру, висела карта окрестностей Кручи, на которой красным цветом были обозначены излюбленные тропинки для прогулок. Правда, я не понял, почему проход тайный? Дверь на то и дверь, чтобы ее замечали издалека.

Двери бывают разные, отозвался Гэндальф. Чтобы найти эту, нам придется потрудиться. Судя по карте, она в глаза вовсе не бросается и отыскать ее сможет лишь тот, кто знает, что она там есть. Насколько мне известно, у гномов принято таким вот образом прятать от посторонних глаз тайные двери. Я прав, Торин?

Безусловно, ответил тот.

Кроме того, продолжал Гэндальф, я забыл упомянуть о ключе, который прилагается к карте. Такой маленький, но весьма любопытный ключик. Вот он. Маг протянул Торину серебряный ключ с причудливой бородкой. Храни его как зеницу ока.

Разумеется. Торин повесил ключ на цепочку и спрятал под куртку. Пожалуй, у нас появилась надежда. Ты принес хорошие вести, чародей. Так далеко мы и не задумывали. Думали крадучись пробираться на восток до самого Долгого озера. А там как повезет. Опасности подстерегают на каждом шагу

Можешь поверить, они начнутся за порогом этого дома, вставил Гэндальф.

Оттуда можно отправиться вверх по течению Бегущей, Торин пропустил мимо ушей слова мага, до развалин Дола, так назывался город, стоявший в древние времена в тени Горы. Но идти прямиком через Парадные Врата было бы сущим безумием. Из них, минуя громадный утес с южного склона Горы, вытекает река, и оттуда же теперь выбирается дракон. Если Смог не изменил своим привычкам а с какой стати ему их менять? то вылезает он из пещеры слишком уж, по-моему, часто.

Соваться в Парадные Врата и вправду безумие, поддержал Торина Гэндальф. Тут не обойтись без отважного воина или даже без героя. Я пытался разыскать хотя бы одного, но воины заняты междоусобными распрями в дальних краях, а герои в окрестностях Хоббитании птицы редкие. Острых клинков в здешних краях днем с огнем не сыщешь, топорами тут только деревья рубят, а на щитах детишек качают или котлы ими накрывают. Драконы же здесь отродясь не водились, для хоббитов они страшная сказка, невидаль да небыль. Словом, по всему выходило, что брать придется не удалью, а сметкой да хитростью. И тут мне очень кстати вспомнилась потайная дверь, и я догадался нужен нам пролаза, да такой, чтоб в любую щель протиснулся! И вот вам господин Бильбо Торбинс, замечательный лазейник и добытчик по призванию. Так что довольно пустых разговоров, займемся лучше делом.

Чтв 07 Фев 2013 22:55:48
Быть может, послушаем добытчика по призванию? Торин отвесил Бильбо церемонный и одновременно издевательский поклон.

Я сперва хотел бы узнать побольше, пробормотал тот. Мысли его путались, однако жажда странствий по-прежнему звала в путь. Ну, насчет дракона и насчет всего остального как он там оказался, о каком кладе речь, и вообще

Что [вообщеk? передразнил Торин. Карта перед вами, смотрите, господин добытчик. Разве вы не слышали наших песен? Разве мы не толкуем обо всем этом уже битый час?

Все равно, мне хотелось бы знать побольше. Бильбо напустил на себя деловой вид (какой обычно приберегал для тех соседей, которые пытались занять у него денег), прилагая все усилия, чтобы произвести впечатление умудренного житейским опытом знатока своего дела, в полном соответствии с похвалами Гэндальфа. А еще я хотел бы уточнить, велик ли риск, сколько нам потребуется времени и денег и каким будет мое вознаграждение. [Иными словами, прибавил он мысленно, какой мне от всего этого будет прок и вернусь ли я домой живым?k

Извольте, буркнул Торин. Давным-давно, при моем деде Троре, гномов изгнали с дальнего севера, и они со всем своим скарбом перебрались под эту самую Гору, нарисованную на карте. Точнее сказать, вернулись домой ведь гномы обитали под Горой с незапамятных времен, еще при Траине Старом, моем далеком предке. Они принялись копать и строить, расширили прежние пещеры, прорубили под Горой новые ходы и наткнулись, должно быть, на золотые жилы и россыпи самоцветов. Во всяком случае, они быстро разбогатели и день ото дня становились все богаче, и так возродилось Подгорное королевство. Моего деда, Горного короля, чтили не только гномы, но и люди, пришедшие с юга и осевшие на берегах Бегущей. Это они возвели в тени Горы веселый город Дол, и жилища их подступали к самой Горе. Правители Дола охотно посылали за нашими кузнецами и щедро вознаграждали даже тех, кто был не слишком искусен в кузнечном ремесле. Отцы отдавали нам в ученики своих сыновей и тоже не скупились на дары; а расплачивались они обыкновенно разной снедью, которую мы благодарно принимали нам-то недосуг было хлеб растить да на охоту ходить. Мы трудились не покладая рук, ковали доспехи, оправляли самоцветы, песни наши были веселы и работа спорилась. Какие чудеса мы ковали, куда до них нынешним поделкам! Золотые были деньки! Деньжата не переводились, съестного вдоволь, знай себе стучи по наковальне. В подземных чертогах моего деда копились клинки и щиты, кубки и сверкающие каменья, а на Дольское Торжище народ стекался отовсюду кто поглазеть, а кто и прикупить кольчужку или ожерелье.

Сомнений нет, дракона привлекла молва о наших богатствах. Ведь драконы большие охотники до чужих сокровищ, им бы каждый день кого-нибудь грабить, эльфов, людей, гномов все одно. И ведь тащат без разбору, что под лапу подвернется, и доспех изукрашенный, и кувшины медные, лишь бы захапать. А сами ничего толком не умеют ни даже прореху крохотную в собственной чешуе залатать; правда, цену добыче ведают. Поживу они сгребают в кучу, залегают на ней и стерегут ее до конца своих дней. Век же драконий, знаете ли, еще как долог: коли дракона прежде не убьют, он всех переживет Так вот, в те времена драконов на Севере водилось в изобилии. Они нападали на гномов, несли смерть и запустение, и гномы, бросая нажитое, бежали на юг, а золотом и самоцветами завладевали драконы. Самого злобного среди них, самого коварного и жадного звали Смогом. В горестный для гномов день он поднялся в воздух и полетел на юг, к Одинокой горе. Мы услыхали его издалека грохот стоял такой, точно разбушевалась буря, а сосны на склонах Горы гнулись под ветром от драконьих крылий. Те гномы, которым повезло оказаться снаружи (среди них был и я, совсем тогда еще юный, любопытство погнало меня наверх, и оно же меня и спасло), мы видели, как дракон опустился на Гору и выдохнул пламя. Лес на склонах заполыхал. В Доле ударил набат, люди спешно вооружались. Гномы бросились наружу, но у ворот их поджидал дракон Не уцелел никто. Вода в реке испарилась, на Дол пал туман, и дракон в тумане налетел на город и истребил почти всех его защитников. Обычная история, каких в те дни случалось немало Потом он вернулся к Горе, заполз внутрь через Парадные Врата и обшарил все залы до единой, все пещеры, туннели, погреба и проходы. Когда же под Горой не осталось ни одного живого гнома, Смог присвоил себе все наши сокровища. Должно быть, как водится у драконов, свалил поживу в самой дальней пещере в громадную кучу и залег на ней, как на кровати. А после заимел обыкновение по ночам летать в Дол и похищать людей, в особенности красивых девушек. В конце концов жители покинули город, и теперь Дол лежит в развалинах. С тех пор вряд ли кто осмелился поселиться в Раздраконье, между Горой и Долгим Озером.

Мы, кучка уцелевших, плакали, не стыдясь слез, и проклинали Смога, как вдруг к нам вышли мои отец с дедом, оба с опаленными бородами. Суровые и подавленные, они хранили молчание. Когда я спросил, как им удалось спастись, мне велели придержать язык: мол, в свой срок все узнаешь. Мы двинулись прочь и долго бродили из края в край, перебиваясь с хлеба на воду. И деревенскими кузнецами мы были, и углежогами Но ни на миг мы не забывали о наших сокровищах, оставшихся под Горой. И даже теперь, когда у нас кое-что отложено про черный день, Торин тронул золотую цепь у себя на шее, мы по-прежнему мечтаем отомстить Смогу, если, конечно, сумеем.

Я часто гадал, как выбрались из подземелья мои отец и дед. Верно, они выскользнули через тот самый тайный ход, о котором, кроме них, никто не знал. Карту они нарисовали позже. К слову, хотел бы я знать, каким образом эта карта оказалась у Гэндальфа, а не у законного наследника Трора и Траина?

Мне ее дали, откликнулся маг. Как ты помнишь, твой дед Трор пал в пещерах Мории от руки гоблина Азога

Да будет проклято его имя во веки веков! воскликнул Торин.

А твой отец Траин двадцать первого апреля, то есть на прошлой неделе, только сто лет назад, ушел из дома, и с тех пор ты его больше не видел

Да, угрюмо подтвердил Торин.

Чтв 07 Фев 2013 22:56:02
>>43062969Што поделать?
У них контракт с темными силами а у тебя нет.
Завидуй гой.

Чтв 07 Фев 2013 22:56:08
Только хотел завайпать- уже успели.
Шалом еhудим!

Чтв 07 Фев 2013 22:56:21
Так вот, не кто иной, как твой отец, отдал эту карту мне, наказав передать ее тебе. Если учесть, сколько я тебя разыскивал, меня вряд ли можно упрекнуть в том, что я не сразу выполнил его наказ. Когда я видел твоего отца в последний раз, он не мог вспомнить ни собственного имени, ни тем паче имени сына. Между прочим, ты мог бы и спасибо сказать за то, что я тебя все-таки нашел.

Ничего не понимаю, проговорил Торин. Бильбо тоже ничего не понимал. Объяснение Гэндальфа еще сильнее все запутало.

Твой дед, сурово произнес маг, отдал карту своему сыну перед тем, как уйти в Морию. После смерти Трора твой отец тоже отправился пытать удачу. Он преодолел множество преград, но к Горе так и не приблизился. Я нашел его в узилище Некроманта.

Гномы вздрогнули.

А ты-то как туда попал? выдавил Торин.

Неважно. У меня были свои дела. Омерзительное, доложу вам, местечко. Даже я, Гэндальф Серый, едва сумел ускользнуть. Я пытался спасти твоего отца, но у меня ничего не вышло. Он обезумел от страданий и пыток и забыл обо всем, кроме карты и ключа. Вот его последняя воля: он хотел, чтобы сын получил карту и воспользовался ключом.

Мы давно посчитались с гоблинами Мории, промолвил Торин. Можно подумать и о Некроманте.

Глупец! С ним не справиться всем на свете гномам вместе взятым! С тебя вполне достаточно дракона.

Слушайте, слушайте! неожиданно для себя самого сказал Бильбо. Все повернулись к нему. Он смутился и пробормотал: Ну, у меня мелькнула одна мысль

Какая?

По-моему, вам не следует лезть напролом. Ведь драконы спят, как и все прочие, верно? Нужно просто посидеть на пороге, пораскинуть мозгами; рано или поздно, осмелюсь сказать, вы что-нибудь да придумаете. И еще Мне кажется, хватит на сегодня разговоров, а? Не пора ли расходиться? Завтра рано вставать, и все такое Обещаю накормить вас вкусным завтраком, прежде чем вы уйдете.

Прежде чем мы уйдем, поправил Торин. Разве вы не идете с нами? Разве вы не добытчик? А насчет того, что поздно, и насчет завтрака я согласен. Мне, пожалуйста, окорок с шестью запеченными в углях яйцами. И постарайтесь их не разбить.

Вслед за Торином и остальные гномы заказали себе на утро ничуть не менее сытное угощение, отчего Бильбо вновь приуныл. Потом ему пришлось подыскивать каждому помещение и стелить постель. Наконец, усталый и обуреваемый мрачными мыслями, он забрался в свою кровать. [Нет, подумалось ему, не буду я вскакивать спозаранку. Пускай сами готовят себе завтракk. Жажда странствий улеглась, словно ее и не было, и желание повидать мир бесследно пропало.

Засыпая, Бильбо слышал через стенку, как Торин, которому отвели лучшую спальню, бормочет:
Пора в поход нам! Пора домой!
Там, за горами, там, под Горой,
Лежит, заклят, великий клад
Сокровища лежат горой!

Под это бормотание хоббит и заснул, и снилось ему что-то совсем безрадостное. Пробудился он уже в разгар утра.
ГЛАВА 2 ЖАРКОЕ ИЗ БАРАНИНЫ

Бильбо вскочил, торопливо оделся и со всех ног кинулся в залу. На столе громоздились остатки торопливого, но сытного завтрака, а гномов ни следа, и спасибо даже не сказали (ну да ладно, зато ушли и будить не стали). В зале царил ужасающий беспорядок, на кухне возвышалась груда немытой посуды. Впечатление было такое, будто гномы попользовались едва ли не всеми тарелками и котелками, какие имелись у хоббита. Немытая посуда окончательно уверила господина Торбинса в том, что вчерашнее вовсе не страшный сон (а он все-таки надеялся, что вечеринка ему просто-напросто приснилась). Как ни странно, хоббиту стало грустно.

Не дури, Бильбо Торбинс, сказал он самому себе. В твоем возрасте уже поздно мечтать о драконах и прочей нездешней нечисти.

Хоббит надел фартук, развел огонь, вскипятил воду и перемыл всю посуду, после чего слегка подкрепился.

В окна светило солнце, в распахнутую настежь парадную дверь задувал теплый весенний ветерок. Бильбо начал насвистывать, забывая потихоньку о неприятностях вчерашнего вечера. Но едва он успел присесть у окна, чтобы приступить ко второму завтраку, как появился Гэндальф.

Мой милый! воскликнул маг. Ты все еще здесь? А кто собирался выйти спозаранок? Поду

Чтв 07 Фев 2013 22:57:20
>>43063130
Привет. Давай вместе

Чтв 07 Фев 2013 22:57:23
И даже в это треде гои сосут у жида-вайпера.

Чтв 07 Фев 2013 22:57:56
У тебя осталось десять минут, сказал Гэндальф. Если бегом, то успеешь.

Но заикнулся было хоббит.

Некогда! перебил маг.

Но снова начал Бильбо.

Тем более некогда! Пшел!

До конца своих дней Бильбо так и не понял, каким образом очутился на улице без денег, без шляпы, без дорожного посоха и вообще без всего, что он обычно брал с собой в дорогу. Оставив на столе несъеденным второй завтрак и немытую посуду, он сунул Гэндальфу ключи и понесся вниз по склону со всей скоростью, на которую только были способны его мохнатые ноги. Проскочил мимо огромной мельницы, перебрался через реку и припустил по тракту. В Приречье хоббит ворвался с первым ударом часов, которые начали отбивать одиннадцать. Бильбо совсем запыхался; вдобавок выяснилось, что он забыл дома носовой платок.

Браво! крикнул Балин, стоявший у двери трактира.

В этот миг из-за поворота показались остальные гномы. Они ехали на пони, у каждого к седлу были приторочены разнообразные вьюки и сумки. Самый маленький пони предназначался для Бильбо.

По коням! приказал Торин. Пора трогаться.

Прошу прощения, проговорил Бильбо, но я оставил дома шляпу и носовой платок, и денег тоже не взял. Ваша записка попалась мне на глаза, если быть точным, в десять сорок пять.

Всегда быть точным утомительно, утешил его Двалин. Что касается носового платка, то, уверяю тебя, в скором времени ты научишься прекрасно обходиться без него. Между прочим, у меня найдется запасной плащ с капюшоном, так что насчет шляпы можешь не переживать.

Вот так все и началось, в одно великолепное утро, в самом конце апреля. Пони потрусили прочь от трактира. Бильбо вертелся в седле, привыкая к темно-зеленому плащу, одолженному Двалином. Побитый ветром и непогодой, плащ был ему немножко великоват, и хоббит в нем выглядел довольно нелепо. Даже представить страшно, что подумал бы о своем сыне славный Банго Торбинс. Хоббита радовало лишь то, что его никак нельзя спутать с гномами ведь у него нет бороды.

Вскоре появился Гэндальф, верхом на белой лошади. Он привез множество носовых платков, трубку Бильбо и табак. Компания весело поскакала вперед. Весь день напролет они рассказывали истории и распевали песни прерываясь только для того, чтобы устроить привал и подзакусить. На взгляд Бильбо, останавливаться можно было бы и почаще, но все равно мало-помалу ему стало казаться, что в приключениях есть своя прелесть.

Сперва миновали Хоббитанию чудесный ухоженный край с широкими дорогами и придорожными трактирами; навстречу частенько попадались то гномы, то спешившие по своим делам почтенные хоббиты. Потом очутились в местах, где говорили на диковинном наречии и пели песни, которых Бильбо прежде не слыхал. Начались Пустынные края ни тебе поселений, ни постоялых дворов, а дороги становятся все хуже и хуже. Вдалеке показались горы, страшные горы, вздымавшиеся до самого неба. На лесистых склонах виднелись древние крепости, такие мрачные, будто их возвели когда-то темные силы. Погода потихоньку стала портиться. Еще с утра вовсю светило весеннее солнышко, а к обеду стало холодно и промозгло. Привал делать не стали слишком уж было сыро.

Кто сказал, что июнь на носу? ворчал Бильбо себе под нос. Его пони ступал последним. Моросил надоедливый дождик, с капюшона капало на лицо, плащ промок; уставший пони то и дело спотыкался, и гномы были слишком сварливы, чтобы вести с ними беседу Вдобавок подошло время полдника. [И куда меня понесло? думал хоббит. Сидел бы в тепле и уюте, попивал бы чаек. Так нет, на подвиги потянуло! Какие уж тут подвиги, когда кругом мокрота сплошнаяk Не в последний раз он пожалел о собственной опрометчивости. Гномы не оборачивались и вообще не обращали на Бильбо ни малейшего внимания. Солнце за тучами, должно быть, клонилось к закату, потому что стало смеркаться. Путники спустились в глубокую лощину, по дну которой бежал поток. Ивы по берегам шелестели листвой и гнулись под порывами ветра. К счастью, цел оказался древний каменный мост; вброд перейти вздувшуюся от дождей реку было бы невозможно.

Ближе к ночи ветер разогнал тучи, и на небе показалась луна. Торин дал знак остановиться, пробормотал что-то насчет ужина и прибавил:

Где бы нам найти местечко посуше? И вдруг все осознали, что Гэндальф исчез. Маг долго ехал с ними, много болтал и смеялся, много ел, и вот нет его: то ли отправился куда-то по своим делам, то ли просто решил, что проводил компанию достаточно далеко.

А чародей бы сейчас ох как пригодился! хором воскликнули Дори и Нори (они вполне разделяли взгляды Бильбо на жизнь в тепле и уюте).

В конце концов лагерь разбили прямо в лощине, под деревьями там было немного суше. С веток непрерывно капало, и это сильно раздражало. С костром пришлось повозиться. Как известно, гномы способны развести огонь везде и всюду, дует ветер или нет, но этой ночью у них ничего не выходило, как они ни старались, даже у Оина с Глоином, которые имели особый, [зажигательныйk талант.

Один из пони чего-то испугался и кинулся прочь. Прежде чем его успели поймать, он угодил в реку; вода тут же унесла всю поклажу, а Фили и Кили, пытаскивая бедное животное, чуть не утонули. К великому огорчению хоббита, река уволокла основной запас провизии, поэтому ужин был скудным, а завтрак казался несбыточной мечтой. Мокрые и угрюмые, они сидели и ждали, пока Оин с Глоином разведут костер и перестанут ссориться. Бильбо потихоньку начал понимать, что приключение это не прогулка на пони солнечным весенним деньком.

Чтв 07 Фев 2013 22:58:14
Свет! крикнул Балин, которого назначили дозорным. Он указал на лесистый холм. Там и вправду светился крохотный огонек то ли костер, то ли факел.

Путники заспорили, стоит ли идти на свет. Одни говорили [даk, другие [нетk. Кто утверждал, что нужно хотя бы пойти и взглянуть: мол, наверняка там найдется еда, и посушиться у костра тоже не помешало бы. Кто возражал: дескать, эти места не слишком хорошо известны, и до гор рукой подать. Старые карты не помогут, ведь все меняется, и меняется к худшему, и за дорогами уже не приглядывают, и вообще, случайная встреча в здешних краях вполне может обернуться неприятностями. Поэтому не суй нос куда попало а то оторвут.

Но ведь нас четырнадцать!

И что с того? Без Гэндальфа мы немногого стоим.

А куда девался Гэндальф?

Этот вопрос задавали наперебой. Между тем дождь припустил сильнее прежнего, а Оин с Глоином начали тузить друг дружку.

И тут гномы вспомнили ведь с ними идет лазейник и добытчик по призванию. Это все решило. Крадучись, они повели пони на свет. У подножия холма их встретил лес. Стали подниматься по склону, наугад, потому что тропы, которая могла бы вывести на вершину, нигде не было видно. Гномы спотыкались в темноте, ломали ветки, которые громко хрустели, и, конечно, ворчали и бранились.

Внезапно за деревьями вновь замерцало пламя.

Теперь твоя очередь, сказали гномы хором, все как один поворачиваясь к Бильбо.

Разузнайте, что там такое, велел Торин, и возвращайтесь поскорее. Постарайтесь не угодить в ловушку. Если все же попадетесь, крикните два раза по-совиному, а один раз как филин, и мы поспешим на выручку.

Бильбо хотел объяснить, что не умеет кричать по-совиному, что с тем же успехом он мог бы попробовать взлететь, но не успел: ему сурово приказали пошевеливаться.

По лесу хоббиты передвигаются тихо, почти неслышно. Они гордятся этим своим умением; вот почему Бильбо всю дорогу пофыркивал над гномами, которые, на его взгляд, топотали, как Громадины. Впрочем, ни вы, ни я, скорее всего, ничего не услышали бы, даже если в нескольких ярдах от нас проскакала бы целая кавалькада гномов. А уж Бильбо, двинувшегося напрямик к красноватому огоньку за деревьями, не учуяла бы и ласка. Короче говоря, он без помех добрался до поляны, на которой горел костер, и вот что там увидел.

У огромного костерища сидели три огромных существа. Нанизав на длинные прутья баранину, они жарили ее, то и дело облизывая жирные пальцы. Пахло очень вкусно. Все трое бесперечь прикладывались к кувшинам, которые они наполняли из стоявшего поодаль пузатого бочонка. Это были тролли, самые настоящие тролли; Бильбо узнал их сразу, хотя никогда раньше не видел, по росту, по вывернутым ступням и тупым мордам. Изъяснялись тролли так, что их не пустили бы ни в один приличный дом.

Разрази меня гром! Опять баранина! Третий день ее жрем, сколько можно?

Да, давненько я не пробовал человечьего мясца! О чем только думал этот олух Уильям, когда тащил нас сюда? Чтоб мне пусто было! а кувшин и так уже пуст Тролль подтолкнул под локоть своего товарища, присосавшегося к своему кувшину.

Тот поперхнулся.

Заткнись! гаркнул он, откашлявшись. Вы что, болваны, думали, стоит вам разинуть пасти, как местные сами в них полезут? Ты, Том, и так уже сожрал полторы деревни. Да и Берт тоже не промах. Чего вам еще надо? Поди прокорми вас, прорвы ненасытные! Нет чтобы спасибо сказать. Уильям проглотил большой кусок мяса и вытер губы рукавом.

Боюсь, все тролли даже те, у которых всего одна голова ведут себя именно так. Послушав их разговор, Бильбо понял, что надо немедля что-то предпринимать. Но вот что? То ли потихоньку ускользнуть и предупредить товарищей, что у костра сидят три здоровенных и изрядно проголодавшихся тролля, готовых при случае слопать гнома и закусить пони; то ли попытаться что-нибудь стащить Настоящий добытчик, разумеется, не сомневался бы ни мгновения: он обчистил бы карманы троллей (там всегда найдется, чем поживиться), баранину умыкнул бы, бочонок с пивом прихватил бы и поминай как звали. Чтобы обезопасить себя, можно бы проткнуть всех троих кинжалом и дальше гуляй не хочу

Но Бильбо не был настоящим добытчиком и ни разу до сих пор не встречал живого тролля только читал о них в книжках. Ему было страшно; больше всего Бильбо хотелось очутиться за сотни миль отсюда, но не возвращаться же к Торину и компании с пустыми руками! Хоббит не понимал, откуда взялась эта мысль, однако она не отпускала его и понуждала что-нибудь да предпринять. В конце концов он решил, что самое простое обшарить карманы троллей, осторожно подобрался поближе и спрятался за деревом прямо за спиной Уильяма.

Берт и Том встали и направились к бочонку. Уильям по-прежнему не отрывался от своего кувшина, Бильбо набрался храбрости и сунул свою крохотную ладошку в карман тролля. Там оказался кошель размерами с хоббитову сумку.

[Хо! с восторгом подумал Бильбо, вытаскивая кошель. Вот так начало!k

Да С кошельками троллей ухо нужно держать востро. Не успел хоббит вытащить кошелек, как тот вдруг завопил дурным голосом:

Эй, ты кто?

Уильям обернулся и схватил замешкавшегося Бильбо.

Чтоб мне провалиться! Берт, гляди, кого я поймал! гаркнул тролль.

Кто это?

Да чтоб я лопнул, коли знаю. Ты кто, а?

Бильбо Торбинс До-ооб хоббит, выдавил бедный господин Торбинс, дрожа как осиновый лист. Интересно, подумалось ему вдруг, успеет ли он ухнуть по-совиному, прежде чем его задушат?

Добхоббит? озадаченно переспросил тролль. Надо сказать, что тролли туговато соображают и весьма подозрительно относятся ко всему новому. А зачем ты полез в мой карман, добхоббит? продолжал расспрашивать Уильям.

Двое других между тем с любопытством поглядывали на Бильбо.

А жарить его можно? справился Том.

Попробуем, отозвался Берт, подбирая с земли прут.

Маловат больно, благодушно заметил Уильям, успевший набить живот. Шкуру содрать, кости выкинуть и что останется?

А может, он не один? Тогда бы пирог испекли, сказал Берт. Слушай, кролик недоделанный, в тутошних лесах есть еще пискли вроде тебя? Он взял хоббита за ноги и потряс.

Чтв 07 Фев 2013 22:58:33
Много, ляпнул Бильбо, не подумав, но тут же спохватился: Нет, больше никого.

Чего-чего? Берт схватил хоббита за волосы и больно дернул.

Что слышали, пискляво огрызнулся Бильбо. Пожалуйста, господа хорошие, не жарьте меня. Я вам пригожусь, я умею готовить. Если хотите, приготовлю вам такой завтрак, что вы пальчики оближете. Только не ужинайте мной!

Бедняга, проговорил Уильям, сытно рыгнув. Напугали малыша. Отпусти его, Берт.

И не подумаю! Пускай сначала растолкует, как это много и никого нет? Я не желаю, что-бы мне перерезали глотку во сне. Вот суну его пятками в огонь живо заговорит.

Я тебе суну! возмутился Уильям. Это мой добхоббит, я его поймал.

Уильям, ты толстый старый дурак! бросил Берт. Я тебе это уже говорил и повторяю снова.

А ты дубина!

А вот этого, Билл Хиггинс, я тебе не спущу, сказал Берт и ткнул кулаком Уильяму в глаз.

Началась восхитительная драка. Берт отшвырнул хоббита в сторону; у Бильбо хватило сообразительности отползти подальше от дерущихся. Тролли сцепились, как два бродячих пса, громко обзывая друг дружку самыми разными именами, которые, надо признать, весьма подходили к ним обоим. Вскоре они уже катались по земле, дубася один другого в опасной близости от костра, а Том колотил приятелей палкой, дабы привести их в чувство (они же от ударов, естественно, зверели пуще прежнего). Надо было уносить ноги. Но хоббит просто не мог подняться: Берт его чуть не задушил, голова шла кругом. Поэтому Бильбо всего-навсего отполз в темноту и свернулся калачиком на земле.

В самый разгар потасовки явился Балин. Гномов насторожил шум; подождав некоторое время и убедившись, что Бильбо не возвращается и совиных криков не слышно, они решили идти за хоббитом. Углядев Балина, Том взвыл: тролли терпеть не могут живых гномов (зато жареных уплетают за обе щеки). Берт с Уильямом немедля кончили драться.

Мешок, Том! Да шевелись ты! завопили они.

Прежде чем Балин, высматривавший на поляне Бильбо, догадался, что, собственно, происходит, ему на голову накинули мешок и повалили наземь.

Думаю, не последний, пробурчал Том. А то ишь! Добхоббит, говорит. Больше никого, говорит. Да никакие они не добхоббиты, а самые настоящие гномы.

Ты прав, согласился Берт. Давайте-ка спрячемся.

Так они и сделали, прихватив с собой дюжину пустых мешков. Стоило появиться на поляне очередному гному, который застывал как вкопанный, в изумлении глядя на костер, кувшины с пивом и недоеденную баранью тушу, стоило только ему появиться, как на голову опускался гадко пахнущий мешок, и гном падал. Вскоре у костра в рядок лежали Оин, Глоин, Бифур, Бофур и Бомбур, а Двалина, Кили и Фили пристроили рядом с Балином.

Передохните малость, посоветовал Том гномам. Бифур, Бофур и Бомбур доставили троллям много хлопот: сопротивлялись они отчаянно, как могут сопротивляться лишь гномы, которых застали врасплох.

Торин появился последним, но его провести не удалось. Он был настороже и сразу понял, что стряслась беда. Встав поодаль от костра, так, что-бы его не было видно, он воскликнул громовым голосом:

Кто смеет обижать моих подданных?

Это тролли, пискнул Бильбо, о котором в суматохе совсем забыли. Они прячутся за деревьями.

Да ну? Торин прыгнул к костру, выхватил из пламени огромный сук и ткнул им не успевшего отскочить Берта прямо в глаз. Берт взвыл и на какое-то время утратил способность сражаться. Бильбо решил помочь Торину и вцепился в лапу Тома, толстенную, как ствол дерева. Том дернул лапой, и хоббит отлетел в кусты, а тролль кинул в лицо Торину пригоршню углей.

За это он получил суком по зубам и лишился одного клыка. Слышали бы вы, как он взвыл! Но тут со спины к Торину подкрался Уильям и набросил на гнома мешок. Битва завершилась. Три разгневанных тролля (двое с обожженными шкурами) заспорили поджарить ли добычу, сварить или просто расплющить в лепешку. А Бильбо, весь исцарапанный, лежал в кустах, не смея шевельнуться от страха.

Именно тогда возвратился Гэндальф. Его никто не заметил. Тролли между тем договорились подкоптить гномов, чтобы было чем позавтракать. Мысль эта первым посетила Берта, и после долгих препирательств приятели с ним согласились.

Чего их сейчас коптить, это ведь дело на всю ночь, произнес Голос. Берт подумал, что говорит Уильям.

Хватит, Билл, надоело. Сколько можно спорить?

А кто спорит? удивился Уильям.

Ты, заявил Берт.

Чтв 07 Фев 2013 22:58:50
>>43063124Потом они покаются.
"Умел грешить сумел и покаятся" и в шиколаде.
А ты попадешь в ад со своей праведной жизьнью и переводом старушек через улицу.

Чтв 07 Фев 2013 22:59:08
>>43063124

Нет, я жид.

Чтв 07 Фев 2013 22:59:52
>>43063206
Ну дело не в том, что они гои, я тоже гой. Просто ОП явно школьник.

Чтв 07 Фев 2013 23:00:22
Врешь! крикнул Уильям, и спор разгорелся заново. В конце концов решили изрубить гномов на мелкие кусочки и сварить. Достали большой котел, вынули ножи

Может, не будем? Воды у нас нет, до родника далеко, и вообще произнес Голос. Берт с Уильямом свирепо поглядели на Тома.

Заткнись! А то мы так не жрамши и останемся. Скажешь еще хоть слово, побежишь за водой.

Сами вы заткнитесь! огрызнулся Том. А ты, Билл, придержи язык, тебе только бы посупротивничать.

Помалкивай, пугало! взъярился Уильям.

Сам пугало! не остался в долгу Том.

Словом, тролли, как говорится, перешли на личности. Наконец они поутихли и столковались: сядем, мол, по очереди на каждый мешок, расплющим гномов, а потом сварим.

На кого на первого сядем? поинтересовался Голос.

На последнего, ответил Берт, разумея Торина, от которого пострадал его глаз. Он-то думал, что говорит с Томом.

Совсем чокнулся, уже сам с собой болтает, пробурчал Том. Решил, так садись. А где он?

Вон, показал Берт, в желтых носках.

Ерунда! возразил Голос, подражая Уильяму. Не в желтых, а в серых.

А я говорю, в желтых, уперся Берт.

Точно, согласился Уильям, в желтых.

Чего же ты вопил, что в серых? удивился Берт.

Я? Это не я, это Том.

Еще чего! Это ты, Билл.

Двое против одного, так что закрой пасть, велел Берт.

Это ты кому? осведомился Уильям.

Хватит! гаркнули хором Берт и Том. Время идет, вот-вот рассветет. Надо дело делать.

Наступит рассвет и обратит вас в камни, торжественно произнес Голос. В этот миг небо над холмами порозовело, в ветвях деревьев защебетали птицы. Уильям застыл, пригнувшись к земле; Берт с Томом тоже замерли. Они стоят на полянке и по сей день двое смотрят на третьего, а птицы вьют у них на головах гнезда. Ведь вам наверняка известно, что троллям опасен солнечный свет, и потому до восхода солнца они должны спрятаться под землю, иначе навсегда превратятся в камень, из которого и сотворены. Это и случилось с Уильямом, Томом и Бертом.

Так-то оно лучше, проговорил Гэндальф, он вышел из-за дерева и помог Бильбо выбраться из колючего куста. Только теперь хоббит догадался, что это маг заставлял троллей препираться между собой, искусно подражая их голосам. За спором тролли и не заметили, как наступил рассвет.

Вдвоем с хоббитом Гэндальф развязал мешки и вызволил почти задохнувшихся гномов. Те были вне себя от ярости. Еще бы! Каково лежать в мешке и гадать, как тебя съедят сырым, вареным или жареным. Бильбо рассказал, что с ним приключилось, но гномы никак не могли успокоиться, и рассказ пришлось повторить только тогда они немного утихомирились.

Нашел время упражняться, проворчал Бомбур. Нет чтобы просто принести еды.

[Простоk все равно не получилось бы, возразил Гэндальф. Но хватит об этом, дело прошлое. Поблизости должна быть пещера ведь тролли где-то укрывались от солнца. Надо бы ее найти.

Вскоре они наткнулись на отпечатки тролльих башмаков, уводившие вверх по склону. Следы привели к пещере, вход в которую преграждала каменная плита с замочной скважиной. Отодвинуть эту плиту они не смогли, даже когда навалились все вместе. Гэндальф принялся бормотать заклинания, но у него тоже ничего не вышло.

По-моему, мы не то делаем, сказал вдруг Бильбо, доставая из кармана огромный ключ (впрочем, для тролля это наверняка был не ключ, а ключик). Я нашел его у костра. Наверно, выпал у кого-то из кармана.

Что же ты молчал? закричали все хором. Гэндальф схватил ключ и вставил в замочную скважину. Ключ повернулся, гномы вновь навалились на плиту, и та отошла в сторону. В пещере стояла омерзительная вонь. Пол устилали кости, всюду валялись награбленные троллями съестные припасы и прочее добро, от медных пуговиц до горшков, набитых золотыми монетами. По стенам висели костюмы и платья, слишком уж маленькие для троллей боюсь, то была

Чтв 07 Фев 2013 23:00:26
Ясен-красен.
Жидам сказать нечего.
Остается вайп.

Чтв 07 Фев 2013 23:00:45
сразу бросились в глаза два клинка в чудесных ножнах: на рукоятях этих клинков искрились самоцветы.

Эти мечи взяли себе Гэндальф и Торин, а Бильбо выбрал нож в кожаном чехле. Для тролля это был, конечно, всего лишь перочинный ножик, а хоббиту клинок подошел в самый раз.

Неплохо, проговорил маг, наполовину вытащив меч из ножен и внимательно его разглядывая. Доброе оружие. Ковали его не тролли и не местные жители, и не в наши дни. Вот прочтем руны, тогда узнаем.

Пойдемте отсюда, сказал Фили. Тут плохо пахнет.

Путники выволокли наружу несколько горшков с золотом, выкатили бочонок с пивом и прихватили все, что показалось им съедобным. Было время завтрака, и слишком уж они проголодались, чтобы воротить носы от троллевой снеди какая-никакая, а все ж еда; к тому же собственных припасов у них осталось всего ничего. А тут и сыр, и хлеб, и грудинка, и много-много пива

После завтрака все улеглись ведь ночь выдалась беспокойной и проспали до полудня. Потом пригнали пони, отвезли горшки с золотом в потаенное место недалеко от тропы и спрятали, наложив на хранилище множество заклятий чтобы никто не позаимствовал сокровища. Покончив с этим, двинулись по дороге на восток.

Могу я спросить, где ты был? осведомился Торин у ехавшего рядом Гэндальфа.

Глядел, что впереди.

А что привело тебя обратно, да еще так вовремя?

Взгляд назад, ответил маг.

Понятно, сказал Торин. А поподробнее нельзя?

Я разведывал дорогу. Нас ожидают великие трудности. Так вот, я ехал, обследовал окрестности, и вдруг мне навстречу попались двое моих старинных приятелей из Раздола.

Это где? спросил Бильбо.

Не перебивай, одернул хоббита Гэндальф. Если нам повезет, мы доберемся туда через два-три дня. Как я уже сказал, мне встретились двое из эльфов Элронда. Они и предупредили меня насчет троллей, которые спустились с гор и расположились в лесу близ дороги. Толком я ничего не выяснил, потому что эльфы сильно торопились, но понял, что пора возвращаться. А когда повернул коня, увидел вдалеке огонек и поехал на него. Это если поподробнее. Впредь будьте, пожалуйста, осмотрительнее, иначе мы вообще никуда не доберемся.

Благодарю тебя, чародей. Торин важно поклонился.
ГЛАВА 3 КОРОТКАЯ ПЕРЕДЫШКА

Песен уже не пели, истории не рассказывали: погода с каждым днем становилась все лучше, а настроение почему-то все хуже. Тревога нарастала; казалось, опасность угрожает сразу со всех сторон. Ночевали под открытым небом, под звездами. У пони еды было вдоволь, ведь трава растет повсюду, а вот путники питались впроголодь сумки почти опустели, даже провизия, взятая из логова троллей, почти кончилась. Как-то утром по широкой мели перебрались через бурную речку, кое-как взобрались на крутой склон и увидели, что горы вот они, рядом. Мнилось, что до ближайшей из них от силы день неторопливого пути. Бурые скалы, озаренные солнцем, внушали неясный трепет; за ними возносились к небу снежные пики.

Это и есть Гора? спросил Бильбо, глаза которого округлились от изумления. Он никогда прежде не видел ничего столь огромного.

Вовсе нет, ответил Балин. Это всего лишь предгорье Мглистых гор, через которые нам хочешь не хочешь, а надо перейти, чтобы попасть в Глухоманье. Оттуда мы двинемся к Одинокой Горе, где возлежит на наших сокровищах проклятый Смог.

А, протянул Бильбо. Вдруг он понял, что устал сильнее, чем когда-либо до сих пор. Ему вспомнилось удобное кресло у камина в уютной гостиной, и он, не в последний раз, пожалел о том, что вообще согласился выйти из дома.

Теперь вожатаем шел Гэндальф.

Если мы собьемся с дороги, то наверняка заблудимся, сказал маг. А ведь вам нужно подкрепиться и отдохнуть, прежде чем вы двинетесь через Мглистые горы. Кроме того, тропу через горы лучше сначала отыскать по карте, иначе вы рискуете не просто заблудиться, но и вовсе сгинуть. Или вернуться и все начать сначала.

А на вопрос, где же он рассчитывает получить и еду, и отдых, и карту, Гэндальф ответил:

Чтв 07 Фев 2013 23:01:34
>>43063377
Да не жид я, школьник. Иди уроки поделай

Чтв 07 Фев 2013 23:01:58
В Раздоле. Это, как должно быть известно кое-кому из вас, чудесная долина у самой границы Глухоманья, и там, в Последней Приветной Обители, обитает Элронд. Я уже отправил весточку, и нас ждут.

Слова чародея обнадеживали, но не слишком, ведь до Последней Приветной Обители нужно было еще добраться. А впереди, сколько ни гляди ни деревьев, ни тенистых лощин, лишь бесконечный склон, полого уходящий все вверх и вверх, лишь вереск да камни, да зеленая трава и мох, под которым, наверное, прячутся родники.

Утро минуло, наступил полдень, а безрадостная картина ничуть не менялась. Путники тревожились все сильнее, их терзали сомнения найдут ли они обитель Элронда? Перед ними порой разверзались глубокие ущелья с отвесными склонами; заглянув туда, они видели, что далеко внизу, извиваясь между чахлыми деревцами, бегут ручьи. Попадались и расселины, разные и широкие, и такие, через которые можно перепрыгнуть почти без разбега; в этих узких, но глубоких щелях шумели водопады. Иногда встречались ямы-ловушки: вроде лужайка как лужайка, зеленая травка, яркие цветы, но стоит на нее ступить и поминай как звали, уже не выберешься.

Оказалось, что от реки до гор вовсе не близко. Бильбо поспешал за остальными, все время озираясь по сторонам. Тропа была отмечена белыми камнями, столь крохотными, что их было не различить; а камни побольше прятались среди вереска, поэтому даже Гэндальф, маг, сведущий во всем и знавший окрестности Раздела как свои пять пальцев, то и дело останавливался и раздумывал. Мало-помалу начало смеркаться; ощущение было такое, будто за этот день не продвинулись ни на шаг.

Время полдника давно миновало, но они не полдничали; с ужином, похоже, будет то же. Кругом вились мотыльки, сумерки становились все гуще, а луна вставать не торопилась. Пони спотыкались о камни. Неожиданно склон оборвался, и Гэндальф вместе с конем чуть было не ухнул с обрыва.

Наконец-то! воскликнул маг. Все посмотрели вниз, на раскинувшуюся перед ними долину. Слышно было, как журчит вода в каменистом русле реки. Ветерок доносил пряный аромат сосен, за рекой разливался свет.

Спускаясь в долину по извилистой тропке, то поскальзываясь, то едва ли не катясь кубарем, Бильбо решил, что не забудет этого спуска до конца своих дней. Впрочем, скоро обрывистый склон стал положе, сделалось теплее, чем наверху, смолистый запах сосен навевал дремоту, и хоббит незаметно для себя начал клевать носом. Путники спускались, а их настроение поднималось. Бор остался позади, из полумрака, теперь совсем не страшного, проступали стволы дубов и буков, а травы под ногами было уже не разглядеть.

Тропинка вывела на вершину невысокого холма прямо над рекой.

Гм, произнес Бильбо. Пахнет эльфами. Он поглядел на звезды, ярко сиявшие в небе.

И тут среди деревьев рассыпался звонкий смех и зазвучала песня:
Ах, куда вы? Ах, что вы?
Ах, зачем вам идти?
Ах, у пони подковы
Истерлись в пути!
О! Тра-ли-ли-лину!
Спускайтесь в долину!
Ах, куда ж вы идете?
Ах, зачем вам туда?
А у нас вы найдете
Ночлег без труда.
О! Тра-ли-ли-лине!
Ныне в долине.
Хо! Хо!
Ах, что вас торопит,
Как пташек весна?
Ведь вам, сударь хоббит,
Ваша цель не ясна!
А гномам в долине понравится ныне, в июне!
Хо! Хо!
Вы к нам, бедолаги, Иль мимо и прочь? Устали коняги,
И скоро уж ночь!
Кто прочь, тот глупец! А кто к нам молодец: Ему мы за это будем петь до рассвета песни!
Хо! Хо!

Так смеялись и пели эльфы. Какая милая песенка ни о чем! скажете вы. Эльфы ничуть не обиделись бы на эти слова, наоборот рассмеялись бы звонче прежнего. Бильбо вскоре разглядел их в сгущающейся тьме. Ему нравились эльфы, все без исключения, хотя встречался он с ними редко; он любил их и немного побаивался. А вот гномы с эльфами не ладили. Даже почтенные гномы такие, как Торин и его спутники считали эльфов оболтусами и пустозвонами (что было просто глупо) и сердились на них за то, что эльфы обожают дразниться и потешаться над гномами, в особенности над длинными гномьими бородами.

Ну и ну! воскликнул кто-то. Вы только поглядите! Хоббит Бильбо верхом на пони! Вот это зрелище!

Чудеса! Восхитительно!

Зазвучала новая песня, столь же нелепая, как и первая. Молодой высокий эльф соскочил с дерева и поклонился Гэндальфу с Торином:

Добро пожаловать в Раздол.

Благодарствую, сурово ответил Торин.

Гэндальф же спрыгнул с лошади, смешался с эльфами и завел с ними веселый разговор.

Чтв 07 Фев 2013 23:02:17
ейдете мост. А может, посидите с нами? Попели бы вместе Впрочем, в Разделе вас ждут и уже готовят праздничный ужин. Он потянул носом. Пахнет костром.

Уставший Бильбо предпочел бы задержаться.

В конце концов, когда еще он услышит песни эльфов? И потом, не мешало бы перекинуться парой слов с теми, кто неизвестно откуда знает, как его зовут. Может, удастся выведать что-нибудь этакое о предстоящем приключении. Ведь эльфам ведомо многое обо всем, что творится на свете, они узнают так же быстро, как течет вода в реке, и даже быстрее.

Однако гномам не терпелось поужинать, поэтому задерживаться не стали. Путники спешились и, ведя своих пони в поводу, двинулись к реке. Поток, начинавшийся высоко в горах, там, где солнечные лучи растапливали снег, был быстрым и шумным. Через него осторожно, по одному, перебрались по узенькому мостику без перил. Между тем эльфы с фонарями в руках высыпали на берег и принялись дразниться.

Эй, папаша! кричали они Торину, который не шел, а почти полз по мосточку. Не замочи бороду! Она у тебя и так длинная! Что будешь делать, когда отрастет до пят?

Бильбо, смотри не слопай все пироги! Вы уж за ним приглядывайте! Иначе он точно не пролезет в замочную скважину!

Тихо, тихо, Добрый Народ, проговорил Гэндальф, замыкавший цепочку.

Даже у долин есть уши, а у некоторых эльфов слишком длинные языки. Спокойной ночи.

Двери Последней Приветной Обители были распахнуты настежь. Гостей ждали. Как ни странно, о днях безмятежного покоя и отдыха, о приятном времяпрепровождении словом, обо всем хорошем скучновато рассказывать и скучновато слушать; вот если происходит что-нибудь неприятное или плохое, из этого можно состряпать отличную историю, которую всегда будут принимать на [ураk. Путники надолго задержались в Обители по меньшей мере, на четырнадцать дней, и уходить было тяжко. Бильбо с готовностью остался бы там на веки вечные: ему так понравилось в Обители, что он почти перестал тосковать по своей уютной норке. Но о пребывании путников в Разделе мало что можно поведать.

Последней Приветной Обителью управлял друг эльфов Элронд, один из тех, о чьих предках складывали небылицы еще до начала Истории, во времена жестоких сражений между злобными гоблинами и эльфами, которым помогали люди с севера. В дни, о которых мы повествуем, встречались еще те, кто вел свой род от эльфов и северных воинов, и Элронд был их предводителем.

Ликом он был прекрасен, как князь эльфов, силен и доблестен, как великий воин, мудр, как чародей, важен, как король гномов, добр и ласков, как лето. О нем сложили множество преданий; но Бильбо, Торину и прочим в этом вы убедитесь сами, если мы благополучно доберемся до конца нашей повести, он помог только советом, что, впрочем, тоже немало. В Обители Элронда каждый занимался чем хотел ел, спал, работал, болтал, пел, размышлял, или все это вместе. А вот злу дорога в Раздол была заказана.

С каким удовольствием я бы пересказал хотя бы несколько преданий и песен, услышанных гостями в Обители! Увы, это увело бы нас далеко в сторону. Скажу лишь, что все путники хорошо отдохнули и подкрепились, заштопали одежду, подлечили дорожные ушибы и воспряли духом.

Но всему хорошему приходит конец. Приближался день летнего солнцеворота, и пора было отправляться в путь. На пони вновь навьючили мешки и сумки, битком набитые эльфийской едой. Ее вполне должно было хватить на предстоящий переход через Мглистые горы.

В день перед расставанием Гэндальф показал Элронду мечи, которые они с Торином нашли в логове троллей.

Это очень древние клинки, сказал Элронд, знавший все на свете руны.

Они когда-то принадлежали моим родичам, Вышним Эльфам с Запада. А выковали их в Гондолине в незапамятные времена. Должно быть, они стали добычей какого-нибудь дракона или гоблина, попали в чужие лапы, когда вражеские полчища разрушили и разграбили Гондолин. Твой клинок, Торин, на древнем наречии зовется Оркристом Гоблиносеком. Этот меч прославлен в легендах и песнях. А твой, Гэндальф, зовется Гламдринг, то есть Вражемолот. Им некогда сражался сам король Гондолина. Берегите свои мечи.

Интересно, как они попали к троллям? проговорил Торин, с любопытством изучая свой клинок.

Наверняка не скажу, ответил Элронд. Быть может, ваши тролли ограбили других воров или случайно наткнулись в горах на припрятанную добычу. Я слыхал, что в рудниках Мории до сих пор находят древние сокровища, укрытые там предками нынешних гномов.

Я сохраню этот меч во что бы то ни стало, поклялся Торин. Надеюсь, он еще покосит гоблинов.

Твои надежды могут сбыться в горах, отозвался Элронд. Разрешите, я взгляну на вашу карту.

Чтв 07 Фев 2013 23:02:31
>>43063446У нас каранти с 1-го по 8-й

Чтв 07 Фев 2013 23:02:39
Он взял пергамент и долго смотрел на него, качая головой. Элронд недолюбливал гномов, снедаемых страстью к золоту и самоцветам, но с гномами все же можно было как-то договориться, а вот вразумить обуянных звериной злобой и жестокостью драконов не удавалось еще никому. Где ныне веселый город Дол с его колоколами? Одни развалины да опаленные драконьим пламенем берега Бегущей Элронд поднял карту и принялся разглядывать ее в лунном свете.

Что это? воскликнул он вдруг. Тут не только простые руны, видите? Какая-то надпись лунными рунами

А что такое [лунные руныk? прошептал сам не свой от восторга хоббит. Помните, он обожал всякие карты, а еще был без ума от затейливой вязи старинных букв и рун, хотя сам писал почти как курица лапой.

Лунные руны можно увидеть, только если на них упадет свет луны, причем луна должна быть в той же самой четверти, как и в ту ночь, когда были начертаны руны. Эти руны изобрели гномы, наносившие их на пергамент серебряными перьями. Спроси у своих товарищей, они тебе расскажут. Похоже, эту надпись начертали тоже в канун солнцеворота

Что она гласит? спросили хором Гэндальф и Торин. Им обоим было немного досадно, что надпись обнаружили не они; оставалось утешаться тем, что до сих пор у них просто не было случая тщательно изучить карту.

Элронд стал читать:

[Встань у серого камня, дрозд когда запоет и закатного солнца последний луч на замочную скважину упадет в День Даринаk.

День Дарина, повторил Торин. Дарином звали самого первого гнома, старейшину Длиннобородых это наш королевский род. Между прочим, я потомок Дарина.

И что же такое День Дарина? справился Элронд.

Первый день нового года по календарю гномов, ответил Торин. Всем известно, что в этот день на пороге зимы луна входит в последнюю четверть и встречается с солнцем. Вот что такое День Дарина. Но вряд ли надпись чем-то нам поможет, ведь нынче никто не угадает, когда наступит нужный срок.

Это мы еще посмотрим, заявил Гэндальф. Больше там ничего не написано?

Как будто нет, ответил Элронд и вернул карту Торину. Потом все спустились к реке посмотреть, как танцуют эльфы, и послушать их песни.

Следующее утро выдалось таким чудесным, что лучшего и желать нечего: небо безоблачное, солнце ослепительно яркое, речная вода вся в бликах. Путники решительно двинулись вперед, а вслед им неслись прощальные возгласы, пожелания удачи и песни эльфов. Впереди возвышались Мглистые горы, которые нужно было преодолеть во что бы то ни стало.

Чтв 07 Фев 2013 23:03:51
>>43063513
Тогда спать ложись, здоровый образ жизни немыслим без хорошего сна

Чтв 07 Фев 2013 23:04:16
ГЛАВА 4 ЧЕРЕЗ ГОРЫ И ПОД ГОРАМИ

К горам вело множество троп, а через горы множество перевалов; но тропы в основном были дикие, неверные и заводили они или в тупик, или вообще никуда, а перевалы и того хуже на них кишела тьма злобной нечисти и творились ужасные вещи. Впрочем, путники не плутали спасибо Элронду за совет и Гэндальфу за его памятливость! Они поднимались по верной тропе к верному перевалу.

День за днем, выбравшись из долины и оставив позади Последнюю Приветную Обитель, они поднимались в гору. Дорога вела вверх, и вверх, и вверх. Это был нелегкий путь, опасный путь, извилистая тропа, неторная и долгая. И вот однажды, оглянувшись, они увидели землю, которую покинули, увидели всю, от края до края. И далеко-далеко на западе, там, где мир терялся в голубоватой дымке, там Бильбо знал, где-то там лежала милая сердцу Хоббитания, где-то там ждала своего хозяина уютная норка. Он поежился.

Было жутко холодно, завывал ветер. Порой со склонов срывались валуны, вытопленные из снега полдневным солнцем; огромные камни то проносились со свистом между путниками, то пролетали над самыми их головами, и тогда все испуганно вздрагивали. Ночи тоже не приносили покоя; петь и даже громко разговаривать никто не отваживался горное эхо разносилось на многие мили окрест, и чудилось, что царящей вокруг тишине не по нраву чужеродные звуки ведь привыкла она разве что к журчанию воды да к вою ветра и грохоту камнепадов.

[А внизу еще лето, подумалось Бильбо. Сенокос, праздники Прежде чем мы перевалим через горы, там, у нас, уже поспеют ягодыk.

Мысли гномов были ничуть не веселее. Все приуныли, хотя, когда прощались с Элрондом, были радостны. Частенько поминали они свои планы, казавшиеся теперь несбыточными, с ходу перебраться через Мглистые горы и двинуться прямиком к Одинокой горе. Гномы рассчитывали достичь цели путешествия к первой осенней луне: [Может, это будет как раз День Даринаk, говорили они. А Гэндальф, слушая их, качал головой, но помалкивал. Он-то знал, сколько опасностей ждет их на пути, сколько всяких злобных тварей появилось в Глухоманье с тех пор, как драконы изгнали оттуда людей, а гоблины сумели проникнуть в пещеры Мории. Мудрым магам и добрым друзьям вроде Элронда хорошо известно, что Глухоманье очень даже просто может расстроить самый удачный план; а мага мудрее Гэндальфа и друга надежнее Элронда надо еще поискать.

Гэндальф знал, что может случиться всякое, и догадывался, что Мглистые горы с их высоченными пиками и глубокими ущельями, давно забывшими о королях былого, так просто путников не пропустят. Его опасения оправдались. Началась буря да какая там буря, самый что ни на есть настоящий ураган. Когда два могучих ветра сталкиваются на равнине или в речной долине, и то бросает в дрожь. Попробуйте же представить, что творится в горах, когда сходятся в битве стремительные вихри с запада и с востока! Грохочет гром, молнии вонзаются в скалы, сотрясаяих до основания, огромные камни взлетают в воздух, катятся по склонам, разбиваются вдребезги, а ночную тьму вспарывают ослепительные вспышки, вослед которым раздается чудовищный грохот.

Бильбо никогда ничего подобного не видел и даже вообразить не мог, что такое бывает. Буря застигла путников в узком ущелье высоко в горах: с одной стороны была почти отвесная каменная стена, с другой затянутая туманом и наверняка бездонная пропасть. Выбирать не приходилось, поэтому заночевали в этом ущелье, укрывшись под выступом скалы. Хоббит закутался в одеяло, но все равно дрожал с головы до ног от холода и от страха. При вспышках молнии он видел каменных великанов, которые, откровенно радуясь непогоде, затеяли игру швыряли друг в друга громадные валуны, ловили их и бросали вниз, на невидимые в темноте деревья, где они разбивались вдребезги. Буря разгулялась не на шутку, ветер задул резкими порывами, хлынул дождь, забарабанил по скале град. Вскоре все вымокли до нитки; пони опустили головы, поджали хвосты и только испуганно ржали. А великаны громко вопили и гоготали; казалось, они потешаются над промокшими и продрогшими путниками.

Худо дело, мрачно промолвил Торин. Нас или сдует, или затопит, если раньше не испепелит молнией. А не то еще великаны заметят и решат, что мы вполне сойдем за мячики.

Чтв 07 Фев 2013 23:04:38
Коли знаешь местечко получше, отведи нас туда, раздраженно бросил Гэндальф. А коли нет, так нечего ворчать.

Перепалка завершилась тем, что Фили и Кили, как самые молодые лет на пятьдесят моложе прочих гномов и самые зоркие, отправились искать укрытие понадежнее. Им было не привыкать к подобным поручениям (вы, конечно же, понимаете, что посылать на разведку Бильбо не имело ни малейшего смысла). Кто ищет, тот всегда найдет приблизительно так высказался Торин, напутствуя молодых гномов. Но учтите, прибавил он, находишь обычно не то, что искал. И как в скором времени выяснилось, напутствие Торина оказалось пророческим.

Разведчики вернулись быстро приползли, цепляясь за камни, чтобы не сдуло в пропасть.

Мы нашли пещеру, выпалили они в один голос. Совсем рядом. Там сухо и просторно, мы все поместимся, даже пони.

Вы хорошо ее осмотрели? спросил маг, отлично знавший, что горные пещеры редко бывают бесхозными.

А как же! откликнулись Фили и Кили. Она не слишком большая и не слишком глубокая, но места в ней хватит всем.

Честно говоря, разведчики вряд ли успели обследовать пещеру как следует уж больно недолго они отсутствовали. Но путники настолько продрогли, что им было не до осторожности. А между тем, когда имеешь дело с пещерой, самое главное выяснить, насколько она глубока, куда ведет и не живет ли там кто. Все кое-как поднялись и потащились по тропе, волоча за собой упирающихся пони. Натужно ревел ветер, свирепо грохотал гром. По счастью, идти было недалеко до скалы, возвышавшейся чуть в стороне от тропинки. Обойдя ее, путники увидели темное отверстие широкое ровно настолько, чтобы в него могли протиснуться пони без седел и без поклажи. Все забрались внутрь. Это было просто великолепно наконец-то укрыться от ливня с градом и от великанов с их каменюками.

Один лишь Гэндальф не утратил благоразумия. Он засветил свой посох как в тот далекий день в норе Бильбо и заставил компанию тщательно осмотреть пещеру.

Она была не то чтобы маленькой вполне подходящего размера; в ней имелось несколько уютных закутков, а главное под ногами сухо и с потолка за шиворот не капает. Мокрые и продрогшие пони радовались перемене ничуть не меньше своих хозяев, их отвели подальше от входа и оставили в укромном уголке. Глоин с Оином собрались развести костер, чтобы согреться и высушить одежду, но маг запретил. Поэтому путники попросту переоделись в сухое, а мокрое разложили на полу пещеры; затем расстелили одеяла, вынули трубки и закурили. Гэндальф развлекался окрашивал кольца дыма в разные цвета и заставлял танцевать под сводом. О ненастье забыли, завязался разговор: обсуждали, что каждый сделает с причитающейся ему долей сокровищ, на что ее пустит (то, что сокровища будут добыты, казалось само собой разумеющимся). Мало-помалу начали засыпать. И никто из компании не догадывался, что больше не будет у них ни пони, ни дорожных котомок, ни мешков с инструментами словом, ничего из того, что было у них до сих пор.

Хорошо еще, что в эту ночь с ними был маленький Бильбо. Хоббит долго не мог заснуть, а когда все же задремал, ему привиделся ужасный сон. Будто трещина в стене, в дальнем конце пещеры, стала вдруг расширяться, становясь все больше и больше, и будто он настолько испугался, что

Чтв 07 Фев 2013 23:05:01
накренился, и Бильбо заскользил, падая невесть куда

Хоббит вздрогнул и понял, что это не сон. В дальнем конце пещеры и вправду разверзлась дыра, в которой на глазах Бильбо исчез хвост последнего пони. Он завопил так громко, как может вопить только хоббит (а такого крика, ручаюсь, вам слышать не доводилось).

И тут из дыры полезли гоблины огромные, дюжие, отвратительные гоблины. Их было по меньшей мере шестеро на каждого гнома, а двое накинулись на Бильбо. Прежде чем кто-либо успел шевельнуться, гоблины схватили пленников и потащили в дыру. Враги застали врасплох всех всех, кроме Гэндальфа. Маг пробудился от вопля Бильбо и мгновенно все понял. И едва гоблины бросились к нему, пещеру озарила ослепительно яркая вспышка, словно сверкнула молния, запахло порохом, и несколько гоблинов пало замертво.

Трещина с грохотом сомкнулась Бильбо с гномами очутились за стеной. А где же Гэндальф? спросите вы.

Этого не знали ни пленники, ни налетчики, которые, впрочем, не имели ни малейшего желания разыскивать чародея. Они не мешкая двинулись по вырубленному в скале проходу, в котором было так темно, что хоть глаз выколи. В такой тьме могут жить одни лишь горные гоблины. Подземные коридоры сходились и расходились, пересекались под всевозможными углами, во всех направлениях, но гоблины знали свой путь, как вы дорогу до почты. Все ниже и ниже, все глубже и глубже; становилось нестерпимо жарко. Грубые гоблины немилосердно щипались, фыркали и мерзко гоготали. Хоббиту было страшно страшнее даже, чем тогда, когда его схватил за шиворот тролль. Он вновь пожалел о своей опрометчивости. Оказаться бы сейчас в уютной норке на Круче

Впереди замерцал алый огонь. Гоблины загорланили песню, отбивая такт своими плоскими лапами и встряхивая пленников.
Хрум! Хруп! Гоблин груб!
Грабь! Гробь! Дроби дробь!
Вниз, вниз заждались
Там вас, мил друг.
Кряк! Бряк! Да как шмяк!
Ключ замок, дверь порог!
Плеть! Клеть! Гляди, впредь
Дам в глаз, мил друг!
Вам и впредь будет плеть!
На бегу обожгу! У меня чтоб ни гу-гу!
Вас тут ждут труд да труд,
Чтобы гоблин жил, чтобы гоблин не тужил!
Вниз, во мрак! Вот так,
В самый раз, мил друг!

Чтв 07 Фев 2013 23:05:20
Звучало это поистине ужасающе. Особенно [Хрум! Хруп!k и [Кряк! Бряк!k. Эхо вторило гнусному смеху гоблинов. Потом эти лиходеи вытащили кнуты хлысть! свисть! и велели пленникам бежать бегом, и гномы не раз и не два отведали по дороге гоблинского кнута.

Наконец достигли громадной пещеры, посредине которой пылал костер. На стенах чадили факелы. В углу стояли пони, поодаль валялись мешки и котомки, разграбленные, вывернутые, что называется, наизнанку. По правде сказать, своих пони и того крепкого белого конька, которого Элронд подарил Гэндальфу пленники, как это ни жаль, видели в последний раз. Ведь гоблины всегда голодны и охотно едят лошадей, пони, ослов (и не только их брр!..)

Гоблинов в пещере было полным-полно. Завидев гномов, позади которых ковылял несчастный Бильбо, они загоготали, затопали и захлопали, а гоблины-надсмотрщики завыли и защелкали кнутами. Пленников согнали в кучу, надели на них ручные кандалы, потом обмотали всех одной веревкой и поволокли в самый темный угол пещеры.

Там восседал на большом плоском камне омерзительный гоблин с огромной головой. Вокруг него стояли другие, вооруженные топорами или кривыми мечами излюбленным оружием гоблинов. Да, ныне гоблины уже не те, что прежде, они стали злы и жестоки, их сердца зачерствели. А когда-то они были искусными мастерами и никто не мог сравниться с ними в умении рыть подземные ходы. Молоты, мечи, топоры, кинжалы, кирки, гонги, а также пыточные инструменты они великолепно ковали сами или заставляли ковать своих рабов, которые быстро умирали под землей от нехватки воздуха и от жажды. Может быть, именно гоблины изобрели машины, поколебавшие устои мира, в особенности машины для убийства; в конце концов, им всегда нравились колеса, двигатели и взрывы. Грязнули и неряхи, они всячески отлынивали от работы, заставляя трудиться на себя своих пленников. Гномов гоблины ненавидели не то чтобы так уж сильно скажем прямо, не сильнее, нежели всех остальных (среди гномов попадались и такие, кто сумел заключить с гоблинами союз). Но вот род Торина они поклялись истребить еще давно, во времена войны, о которой уже упоминалось.

Вдобавок, гоблинам было все равно кого хватать лишь бы жертвы не сопротивлялись.

Кто эти жалкие твари? осведомился Верховный Гоблин.

Чтв 07 Фев 2013 23:05:39
Гномы. И этот. Один из надсмотрщиков дернул за веревку, и Бильбо рухнул на колени. Прятались у парадного входа. Там мы их и взяли.

Интересно. Верховный Гоблин повернулся к Торину. Что все это означает? Небось вынюхивать явились, а? Подслушивали да подглядывали? Тати гнусные! Хотели нас ограбить! Уж я знаю вас, убийцы, приятели эльфов. Чего молчишь?

Меня зовут Торин, сурово произнес Дубовый Щит. Все свои домыслы можешь оставить при себе. Мы просто укрылись от бури в пещере и вовсе не собирались подглядывать за гоблинами. Нам это ни к чему, у нас другие дела.

Рассказывай! Верховный Гоблин презрительно хмыкнул. Как вы вообще оказались в горах и куда идете? Ну-ка отвечай! Всю правду, не увиливай! Хотя это тебе вряд ли поможет, Торин Дубовый Щит, я и так уже слишком много знаю о твоем жалком племени. Но утоли мое любопытство. А коли обманешь пеняй на себя!

Мы идем навестить наших родичей, наших племянников, братьев и сестер и всех остальных. Они живут на восточных склонах сих гостеприимных гор, сказал Торин, чуть помедлив (ведь ясно было, что правду нельзя говорить ни в коем случае).

Врет он, о всеужаснейший! вмешался надсмотрщик. Мы вежливо пригласили их спуститься с нами, и тут в пещере сверкнула молния и наши товарищи попадали замертво. А еще он не объяснил, откуда у него вот это. И гоблин показал своему главарю меч из логова троллей.

Верховный Гоблин взвыл от ярости, а все прочие заскрежетали зубами, застучали в щиты и затопали ногами. Они сразу узнали клинок, сразивший сотни гоблинов в те времена, когда кудесники-эльфы из Гондолина осаждали вражеские крепости. Эльфы именовали меч Оркристом, то есть Гоблиносеком, а гоблины называли его просто Кусачом. Они ненавидели лютой ненавистью и сам меч и всех, кто им владел.

Убийцы и дружки эльфов! завопил Верховный Гоблин. Бей их! Кусай! Рви! Бросьте их в темницы к змеям, и да не увидят они вовек света! Он так разъярился, что спрыгнул со своего трона и ринулся на Торина, широко разинув пасть.

Вдруг в пещере погасли все факелы. Громадный костер потух, на его месте возник столб голубого светящегося дыма, поднимавшегося к потолку и рассыпавшего вокруг белые искры.

Вопли, визг, лепет, вой, рык, всхлипы и проклятия, которыми огласилась пещера, не поддаются никакому описанию. Даже если поджаривать живьем на медленном огне сотню-другую диких кошек или волков и то получится не так громко. Искры прожигали гоблинов насквозь, густой дым не позволял им что-либо разглядеть. Скоро все попадали друг на дружку и, точно обезумев, принялись кататься по полу, пинаться и кусаться.

И тут лезвие Оркриста в лапах стражника налилось светом. На глазах Бильбо из мрака возник еще один меч, и мерцающее лезвие пронзило Верховного Гоблина, застывшего в изумлении возле трона. Главарь рухнул как подкошенный, а его охранники, спасаясь от клинка, с воплями скрылись во мраке.

Меч потускнел.

Чтв 07 Фев 2013 23:06:15
Идите за мной, велел суровый голос.

И Бильбо, прежде чем понял, что, собственно, происходит, уже мчался как угорелый за гномами по подземному коридору, а крики гоблинов постепенно затихали в отдалении. Скорее, скорее! подгонял голос. Вот-вот зажгут факелы!

Я сейчас! Дори, бежавший впереди Бильбо, остановился, подождал хоббита, заставил его забраться к себе на закорки и кинулся следом за остальными. Кандалы позвякивали, гномы часто спотыкались и падали ведь руки у них были скованы и хвататься за стены, чтобы сохранить равновесие, было нечем.

Остановились нескоро лишь когда очутились в самом сердце горы. Гэндальф засветил свой посох. Разумеется, это был Гэндальф, как всегда, подоспевший на выручку вовремя. Впрочем, выяснять, откуда он взялся, было некогда. Меч в руке мага мерцал холодным голубоватым светом гоблины были где-то поблизости. Тем же самым клинком, которым сразил Верховного Гоблина, владыку подземелья, Гэндальф рассек оковы на руках гномов. Этот меч, как вы помните, звался Гламдринг, то есть Вражемолот.

Гоблины называли его Било и ненавидели даже сильнее Кусача, если такое возможно. Гэндальф с поклоном протянул Торину Оркрист: воспользовавшись суматохой, маг вырвал клинок у одного из охваченных паникой гоблинов. Вообще Гэндальф позаботился о многом, и не его вина, что гномам и хоббиту пришлось пережить несколько неприятных минут.

Все тут? спросил маг. Поглядим. Торин раз. Так, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать Где Фили и Кили? А, вот они. Двенадцать, тринадцать, и господин Торбинс четырнадцатый. Великолепно! Могло быть или гораздо хуже или гораздо лучше. Пони сгинули, еда тоже, мы не знаем, где находимся и в какую сторону идти, а за спиной у нас орда разъяренных гоблинов Ладно, пошли.

Они двинулись наугад. Довольно скоро послышался топот множества ног гоблины оправились от изумления и пустились в погоню. Путники ускорили шаг, и бедный Бильбо сразу же отстал. Его снова посадили на закорки и понесли, передавая по очереди друг другу.

Но гоблины настигали гномов они лучше знали дорогу, потому что сами рыли эти пещеры, и были вдобавок просто вне себя от ярости. Злобные крики доносились отовсюду. Топот ног слышался совсем уже близко, на стенах замерцали отблески от горящих факелов.

Гномы смертельно устали, но продолжали бежать.

И зачем только я пошел с вами?! простонал господин Торбинс, подскакивая на спине у Бомбура.

И зачем только я тащу на себе этого треклятого хоббита?! в тон ему отозвался Бомбур. Толстяка шатало, он был весь мокрый от пота.

Гэндальф и Торин, пропустив остальных вперед, обнажили клинки.

Чтв 07 Фев 2013 23:06:44
По очереди! крикнул маг. Давай, Торин!

Гоблины с громкими криками вывалились из-за угла и напоролись на Оркрист с Гламдрингом. Клинки холодно мерцали. Первые из преследователей выронили факелы и упали мертвыми.

Прочие попятились, но сзади на них наседали. Все смешалось. Под вопли: [Кусач! Било!k гоблины развернулись и, топча друг друга, бросились вспять. Совсем не скоро отважились они вернуться.

К тому времени гномы успели уйти далеко. Тогда гоблины потушили факелы и отправили на разведку самых своих быстрых и зорких товарищей. Те натянули мягкие башмаки и двинулись по коридорам бесшумнее летучих мышей. И ни Бильбо, ни гномы, ни даже Гэндальф ничего не заподозрили, ничего не услышали и не увидели. А гоблины, кравшиеся во мраке, заметили своих обидчиков издалека, ибо маг зажег на конце посоха огонек, чтобы освещать дорогу.

И вот тогда-то Дори, который как раз опять тащил на закорках хоббита, вскрикнул и упал в полумраке его схватили за ногу. Бильбо скатился на пол, ударился головой о камень и перестал что-либо чувствовать.
ГЛАВА 5 ЗАГАДКИ ВО МРАКЕ

Открыв глаза, Бильбо ровным счетом ничего не увидел ни зги! И не услышал ни звука! Только представьте весь ужас маленького хоббита! Ничего не видно, ничего не слышно; ясно лишь одно он по-прежнему в подземелье.

Бильбо кое-как приподнялся и на четвереньках пополз куда-то наугад. Полз и полз, пока не уперся в стену. Ну и дела ни гоблинов, ни гномов. И куда все подевались? В какую сторону надо двигаться, чтобы выбраться на волю, хоббит не имел ни малейшего понятия; голова кружилась. Собравшись с силами, он пополз дальше по коридору авось куда-нибудь да приползет; и вдруг его пальцы нащупали на полу нечто круглое и холодное металлическое колечко. Бильбо сунул находку в карман, так, на всякий случай (откуда ему было знать, что это за колечко и какой от него может быть прок). Потом, когда устал ползти, уселся и долго сидел в темноте, подавленный случившимся и совершенно сбитый с толку. Ему виделось, будто он жарит у себя на кухне бекон с яичницей, очень уж хотелось кушать, ну просто сил нет как хотелось. Но ни кушать, ни даже перекусить было нечем, и Бильбо понял, что на сей раз дела обстоят и вправду худо.

Он никак не мог решить, что же ему делать дальше, никак не мог понять, что вообще происходит и почему его бросили одного, а еще почему его не схватили гоблины и отчего так болит голова. Некоторое время спустя хоббит пошарил по карманам и нащупал трубку. Цела! И на том спасибо. Отыскался и кисет с табаком. Совсем хорошо! Но спичек в карманах не оказалось, и Бильбо вновь приуныл. Однако, размыслив здраво, он сказал сам себе, что переживать не стоит ведь на огонек спички, на аромат табачка могут пожаловать какие-нибудь гнусные твари, которые наверняка водятся в этом жутком подземелье.

И тут рука хоббита нащупала рукоять меча того самого кинжала, который Бильбо позаимствовал в логове троллей. К счастью, гоблины не обыскивали пленников, а потому кинжал не отобрали.

Хоббит обнажил клинок. Тот тускло замерцал.

[Выходит, тоже не простой, подумал Бильбо. Тоже эльфийский. Раз он светится тускло, значит, поблизости гоблинов нет, но они не так уж далекоk.

Он слегка приободрился. Не каждый может похвастаться тем, что у него есть эльфийский клинок, выкованный в незапамятные времена в легендарном Гондолине. Вдобавок Бильбо успел заметить, что гоблины боятся таких клинков.

Чтв 07 Фев 2013 23:07:19
Куда дальше? бормотал хоббит себе под нос. Назад? А какой смысл? Свернуть здесь некуда Тогда вперед. Пошли, дружище. С этими словами он встал и двинулся во мрак: одну руку, с мечом, он выставил вперед, а другой держался за стену. Сердце его бешено колотилось.

Есть такое присловье [попасть впросакk. Так вот, Бильбо Торбинс как раз в него и попал. Впрочем, будь на его месте человек, человеку пришлось бы еще хуже. Ведь ростом хоббиты гораздо меньше нас с вами и пускай их норы светлее и просторнее гоблиновых пещер им не привыкать под землей, и дорогу они находят без труда, особенно когда голова ясная, когда крепко стоишь на ногах, почти не спотыкаешься и уж тем более когда не падаешь. А еще хоббиты владеют древней мудростью, о которой люди давным-давно забыли если вообще имели о ней представление.

Однако мне не хотелось бы очутиться на месте господина Торбинса. Ход казался бесконечным. Он вел вниз и, если не считать одного-двух поворотов, вел в одном и том же направлении. Вот тусклый свет кинжала выхватил из мрака боковые коридоры, и хоббит постарался побыстрее проскочить мимо них а вдруг оттуда вылезут гоблины или еще более жуткие твари? Порой раздавался шелест крыльев это над головой Бильбо пролетали летучие мыши; поначалу хоббит пугался, но мало-помалу пообвык и уже не обращал на них внимания. Он смертельно устал, но не смел остановиться и передохнуть, а потому брел все дальше и дальше, неведомо куда. Никогда в жизни ему не доводилось столько проходить зараз.

И вдруг нога Бильбо угодила в ледяную воду. Уф! Хоббит выдернул ногу и замер в нерешительности. То ли это лужа, то ли подземная речка; а может, глубокое озеро Меч едва светился. Бильбо затаил дыхание и прислушался. С невидимого свода пещеры падали в воду капли, других звуков не было.

Выходит, не река. Скорее уж озеро. По правде сказать, разница небольшая. Пловец Бильбо некудышный; вдобавок ему живо представились гнусные скользкие твари с выпученными глазищами стоит только сунуться в воду, они тут же на тебя кинутся Ходили слухи, что в горных подземельях обитают диковинные существа, чьи предки затаились во мраке невесть сколько лет назад, когда им опротивел солнечный свет. Отчасти эти слухи были справедливы: даже в пещерах, обжитых гоблинами, встречались такие твари, о существовании которых не подозревали и сами гоблины (вообще-то эти самые твари обитали в подземельях от начала времен гоблины всего-навсего бесцеремонно захватили их пещеры, а потом соединили проходами).

Чтв 07 Фев 2013 23:07:37
На каменистом островке посреди озера, широкого, глубокого и холоднющего, жил старый Голлум, маленький и скользкий, как рыба. Не знаю, кто он такой и откуда взялся. Просто Голлум черный, как ночь, и только на изможденном лице светились большие глаза навыкате. У него была лодка, в которой он плавал по озеру, загребая вместо весел лапами. Он прекрасно видел в темноте и потому ловил рыбу не на удочку, а руками ловко выхватывал ее из воды своими длинными пальцами. Мясом он тоже не брезговал и охотно поедал гоблинов, которые иногда забредали к озеру (а на озеро это они наткнулись случайно, копая очередной ход); но далеко от воды Голлум не отходил, чтобы не попасться. Гоблины же словно чуяли, что озеро таит в себе угрозу, и старались туда не ходить если, конечно, не пошлет кого Верховный Гоблин, которому вдруг приспичит поесть свежей рыбки. Но в этом деле обычно его поджидало разочарование ни тебе рыбы, ни даже нерадивого добытчика, на котором можно было бы сорвать гнев.

Голлум уже давно заметил Бильбо, углядел его своими глазами-плошками и долго гадал, что это за коротышка. Вроде не гном, да и на гоблина совсем не похож. В конце концов он забрался в лодку и направил ее к берегу.

Бильбо между тем сел и задумался. Вдруг из темноты донесся шепот:

Как нам повезло, моя прелесссть! Вот и обед, вкуссный обед, голлум! На последнем слове в горле у Голлума ужасно забулькало и заклокотало. Вот откуда взялось его прозвище; а сам себя он всегда именовал [моя прелестьk.

Услыхав этот шепот и увидев во мраке огромные светящиеся глаза, хоббит едва не лишился чувств.

Ты кто? пропищал он, выставляя перед собой кинжал.

Пусссть он сначала скажет, кто он такой, моя прелесссть, прошипел Голлум. У него была такая манера разговаривая, обращаться только к себе, словно никого другого и вовсе не существовало. Бильбо повезло, что Голлум был не слишком голоден: как следует проголодавшись, тот сперва душил свою жертву, а уж потом начинал задавать вопросы.

Бильбо Торбинс, к вашим услугам. Я потерял гномов и мага, сбился с дороги, заблудился, не знаю, куда попал, да и знать не желаю мне бы только выбраться отсюда!..

А что это у него в руке, моя прелесссть? полюбопытствовал Голлум, неодобрительно поглядывая на меч.

Клинок из Гондолина, ответил хоббит.

Чтв 07 Фев 2013 23:07:56
Шшш Голлум сделался ужасно вежливым. Может, поболтаем с ним, моя прелесссть? Может, он любит загадки и сыграет с нами?

Дружелюбие Голлума было притворным он всего лишь тянул время, надеясь вызнать, давно ли Бильбо отбился от своих спутников и умеет ли драться мечом. А игра в загадки была единственным развлечением Голлума он играл в нее еще со своими друзьями, в те времена, когда были у него друзья, когда он еще не боялся света и жил не под землей.

Конечно, сыграет. Бильбо тоже решил не торопить события. Кто ее знает, эту тварь: откажешься, а она обидится и накинется Вы первый, прибавил он, ибо с ходу на ум загадки не шли.

Голлум прошипел:
Из земли торчит лес
Выше всех древес,
Поднялся до небес,
А сам не растет.

Что такое?

Ну, это легко, сказал Бильбо. Гора, конечно.

Он говорит [легкоk, моя прелесссть? злобно прошипел Голлум. Ладно, ладно. Мы с ним договоримся. Если прелесссть спросит, а он не ответит, мы его съедим, моя прелесссть. А если он спросит и мы не ответим, тогда Чего он хочет, моя прелесссть? Тогда мы покажем ему выход.

Идет, согласился хоббит. Трудные загадки никак не вспоминались, а простые тут не годились иначе не успеешь опомниться, как сожрут.

Тридцать белых жеребят из красной норы: едят копытами стучат, а все съедят стоят, молчат. Что такое?

Вот что он загадал, ничего другого в голову не пришло. Загадка была старой, и Голлум без труда нашел ответ.

Сстарье, сстарье! прошипел он. Это зубы, моя прелесссть, но у нас их только шесссть. И загадал свою загадку:
Без голоса ревет,
Без крыльев летит,
Без зубов грызет,
Без языка говорит.

Сейчас, сейчас, пробормотал Бильбо. Что-то подобное он когда-то уже слышал А, ветер! Хоббит так обрадовался, что сразу вспомнил загадку потруднее. [Вот тебе, чудище подземноеk, подумал он.
На синем лике око,
И на зеленом око.
И то, и это око
Глядятся око в око.
Но это низко око,
А то высоко око.

Чтв 07 Фев 2013 23:08:29
Шшш Голлум слишком долго прожил под землей, чтобы с ходу найти ответ. Но Бильбо рано возликовал. В Голлуме пробудилась память о тех днях, немыслимо, безмерно давних днях, когда он жил со своей бабушкой в норе на берегу реки. Шшш, моя прелесссть. Это сссолнце, гадкое сссолнце и цветы.

Воспоминания его разозлили. И не удивительно кому приятно вспоминать о том, как хорошо жилось раньше, о днях менее одиноких, менее темных и промозглых? Вдобавок Голлум почувствовал, что уже проголодался. И он решил загадать загадку позаковыристее.
Это неслышимо, это незримо,
Это нечуемо, неощутимо;
Это над звездами и под землей,
И в каждом доме, коль дом пустой;
В начале было, в конце придет
Жизнь завершит и веселье убьет.

К великой досаде Голлума Бильбо не замедлил с ответом.

Темнота, сказал он, даже не почесав в затылке, и загадал сам:
Нет у шкатулки ни крышки, ни дна,
А все же золотом полна.

На взгляд Бильбо, загадка была совсем простенькой, даром что он ее слегка изменил. Но для Голлума она оказалась крепким орешком. Тот долго шипел и кряхтел, что-то шептал себе под нос, но не отвечал.

Бильбо решил его поторопить:

Ну? Если ваше шипение означает, что ответ кипящая вода в котелке, то вы ошибаетесь.

Пусссть он потерпит, моя прелесссть, пусссть потерпит.

Ладно, согласился Бильбо и некоторое время ждал, а потом спросил: Ну как, вы готовы?

Голлум неожиданно для себя вспомнил, как разорял птичьи гнезда, как потом усаживался на берегу и учил бабушку высасывать из скорлупы содержимое

Яйца! воскликнул он. Птичьи яйца!

Настала его очередь загадывать.
Не дышит, а живет,
Не хочет, а пьет,
Холодней, чем лед,
Кольчуга на теле,
А на самом деле

Что это?

Он тоже полагал свою загадку пустяковой, ибо ежедневно питался тем, о чем спрашивал. Но ничего потруднее он припомнить не смог так озадачил его последний вопрос Бильбо. А бедный хоббит призадумался ведь для него вода и все, что с ней связано, были не то чтобы тайной тайностью, но чем-то таким, с чем он мало был знаком. Вы, я полагаю, уже догадались но вам-то легко соображать, ваши мысли не мутит страх очутиться в брюхе злобной твари с глазами-плошками. Бильбо кашлянул раз-другой, но и это не помогло.

Немного подождав, Голлум довольно зашипел:

А он вкусссный, моя прелесссть? Точно, вкусссный и ссочный. И на зубках хрусстит

Погодите, взмолился несчастный хоббит. Так нечестно. Я вас вон сколько ждал!

Пусссть поторопитсся, пусссть поторопитсся. Голлум полез вон из лодки. Но едва его лапы окунулись в озеро, как из воды выпрыгнула рыбка и упала на ногу Бильбо.

Ой! вырвалось у хоббита. Холодная какая! И тут до него дошло. Рыба, рыба! крикнул он. Это рыба!

Голлум разочарованно вздохнул, но времени на переживания у него не было.

Бильбо загадал свою загадку:

Без ног лежит на одной ноге, две ноги сидят рядом на трех, а четыре ноги кое-что получили.

Хоббит второпях не сообразил, что загадка не слишком подходящая. В другой раз Голлум, возможно, и задумался бы. А так он легко догадался, что [без ногk это рыба; дальше вообще было просто. Ответ гласил: [Рыба на маленьком столике, за столом сидит на табурете человек, а кошка рядом грызет косточкиk. Угадав, Голлум решил, видимо, что пришла пора загадать что-нибудь этакое и прошипел:
На свете есть, кто может съесть
Все, что на свете ни на есть,
Все, что живет и что цветет,
Сгрызет железо, сталь сжует,
Пожрет и короля, и двор,
И город, и вершины гор.

Чтв 07 Фев 2013 23:09:09
Бильбо погрузился в размышления, стал припоминать всех великанов и людоедов, о которых когда-либо слышал. Нет, ни в преданиях, ни в сказках ни о ком таком не упоминалось Ответ был где-то поблизости, но никак не приходил. Хоббит очень испугался, а страх плохой советчик. Голлум вновь выбрался из лодки и, шлепая по воде, направился к берегу. Бильбо с ужасом смотрел на него. Язык словно присох к нёбу. Хоббиту хотелось крикнуть: [Не спеши! Дай мне время!k, но все, что он сумел, это прохрипеть:

Время! Время!

Бильбо спасла простая удача. Время и было правильным ответом. Голлум рассердился настолько, что не стал возвращаться в лодку. Он уселся на берегу неподалеку от хоббита. Соседство было не из самых приятных, Бильбо бросило в дрожь.

Пусссть он спросит нас, моя прелесссть, да, пусссть спросит. Посследний раз, да, да.

Пока рядом сидела эта жуткая тварь, которая мало того что приставала с вопросами, так еще пихалась и щипалась, в голову ничего не приходило и не могло прийти. Бильбо чесал в затылке, потирал подбородок, но все было бесполезно.

Пу сесть он спроссит насс, пусссть спроссит, настаивал Голлум. Бильбо одной рукой стиснул свой меч, а другую сунул в карман. И вдруг нащупал кольцо, которое нашел в пещере и о котором совсем забыл.

Что это у меня в кармане? подумал он вслух. Голлум решил, что это загадка, и ужасно возмутился.

Нечессстно, нечессстно! зашипел он. Так нечессстно, моя прелесссть! Откуда нам знать, что там у него в карманах?

Однако Бильбо решил не отступать все равно другой загадки у него не было.

Так что у меня в кармане? повторил он.

Шшш, отозвался Голлум. Пусссть он даст нам три попытки, моя прелесссть, три попытки.

Ладно, согласился хоббит.

У него там руки, сказал Голлум.

А вот и нет, возразил Бильбо, который, на свое счастье, успел вынуть руку из кармана. Давайте дальше.

Шшш Голлум явно забеспокоился. Он стал припоминать все, что хранил в своих карманах, рыбьи косточки, зубы гоблинов, ракушки, крыло летучей мыши, острый камень точить клыки и прочую дрянь. Потом попытался вспомнить, что находил в карманах у других.

Нож? сказал он наконец.

Неправильно, ответил Бильбо. Вообще-то он всегда носил с собой ножик, но совсем недавно потерял его. Последняя попытка.

Голлум словно лишился ума. Он шипел и плевался, раскачивался вперед-назад, стучал лапами по камням, вертелся, дергался, корчился, но никак не решался дать ответ.

Ну? Я жду. Бильбо постарался, чтобы его голос прозвучал строго и уверенно, хотя сам вовсе не был уверен в благополучном для себя исходе игры. Время вышло.

Веревка или вообще ничего! взвизгнул Голлум. По правде сказать, это было нечестно два ответа вместо одного.

Ни то, ни другое! с облегчением воскликнул Бильбо. И тут же вскочил, прижался спиной к стене пещеры и выставил перед собой меч. Хоббит знал, что игра в загадки существует с незапамятных времен, что ее правила соблюдают даже отъявленные злодеи. Но доверять этой кровожадной твари нет уж, увольте. Как накинется со злости, с нее станется

Чтв 07 Фев 2013 23:09:44
Но Голлум не спешил нападать. Быть может, его отпугивал меч в руке Бильбо. Он продолжал сидеть, раскачиваясь и шипя себе что-то под нос.

Так что? не выдержал Бильбо. Я победил, верно? ([Ну и что из того, что последний вопрос был не по правилам?k подумалось ему.) Вы обещали показать мне дорогу наружу.

Разве мы обещали, моя прелесссть? Да, мы обещали отвесссти этого Торбинсса к воротам. Но пу сесть он сначала скажет, что у него в кармане. Там ведь что-то есссть, правда? Голлум, голлум.

Обойдетесь, заявил Бильбо. Сами обещали, никто вас за язык не тянул. Давайте ведите.

Ссердитсся, он ссердитсся, моя прелесссть, прошипел Голлум. Какой нетерпеливый. Ему придетссся подождать. Нам надо взять одну штучку, без нее мы никуда.

Валяйте, сказал Бильбо, только поторопитесь. Он решил, что Голлум просто ищет отговорку, чтобы уйти и не вернуться. И в самом деле, какая еще [штучкаk может быть у этого уродца?

Но хоббит ошибался. Голлум ничуть не собирался уйти насовсем. Он рассердился и проголодался, и у него возник коварный план.

Островок, о котором Бильбо ничего не знал, находился посреди озера. На этом островке, среди прочего барахла, Голлум хранил красивую, очень красивую вещицу золотое колечко.

Наш подарочек на день рождения, прошептал Голлум себе под нос. Вот что нам нужно. Да, вот что нам нужно.

Это кольцо обладало чудесным свойством: наденешь его на палец и становишься невидимым, и заметить тебя можно только при солнечном свете, да и то увидят всего лишь зыбкую тень.

Наш подарочек на день рождения, любил повторять Голлум. Его нам подарили, моя прелесссть. Но кто знает, как именно попало к нему это кольцо? Наверно, даже Властелин Колец, а когда-то таких колец было много и у них у всех был один хозяин так вот, даже Властелин Колец, и тот не смог бы сказать. Голлум сначала носил его на пальце, потом в сумке на поясе, а когда сумка натерла ему кожу, стал хранить колечко под камнем на островке. Кольцо манило к себе, оно имело над Голлумом странную власть: ему постоянно хотелось любоваться тонким металлическим ободком, хотелось его надеть. Порой он не выдерживал и поддавался соблазну после долгой разлуки или когда бывал очень голоден, а на рыбу уже смотреть не мог. Тогда он надевал кольцо и отправлялся бродить по подземным коридорам, выискивая одиноких гоблинов. С кольцом он отваживался проникать даже в те пещеры, где горели ненавистные факелы, ибо чувствовал себя в безопасности. В полной безопасности. Никто не видел Голлума; словно ниоткуда возникали вдруг крепкие пальцы, хватавшие за горло очередную жертву. Лишь несколько часов назад Голлум поймал гоблиненка. Как же тот верещал! Пару косточек Голлум отложил поглодать в свое удовольствие, но сейчас ему захотелось свежатинки.

Чтв 07 Фев 2013 23:09:45
Вот именно, бурчал он, направляясь к лодке. Он нас не увидит, моя прелесссть, он нас не увидит. И меч ему не поможет, голлум!

Он забрался в лодку и исчез во мраке. Бильбо облегченно вздохнул: ну наконец-то! Теперь надо прикинуть, как все-таки отсюда выбраться

И тут раздался пронзительный вопль. Бильбо даже подскочил от неожиданности. Голлум вопил, как будто его резали, выл и страшно ругался.

Где оно? услыхал Бильбо. Ну где же оно? Пропало, моя прелесссть, пропало! Беда, ох беда! Пропало, моя прелесссть! Хоббит не видел, как Голлум лихорадочно мечется по островку, обшаривая каждую его пядь.

Что случилось? крикнул Бильбо. Что у вас пропало?

Он еще спрашивает! взъярился Голлум. Ему-то какое дело, голлум? Исчезло, моя прелесссть, исчезло, исчезло!

Я тоже хочу исчезнуть, заявил Бильбо. Вы обещали меня вывести, если я выиграю. Так что давайте-ка возвращайтесь, потом найдете свою пропажу.

Голлум вопил столь жалобно, что его впору было пожалеть, но Бильбо жалости не испытывал; к тому же ему не терпелось выйти на свет.

Возвращайтесь! Вы проиграли!

Нет, моя прелесссть, не сейчассс! Надо его поисскать, оно потерялосссь, голлум!

Вот, значит, чего стоят ваши обещания, сказал Бильбо. Вы же не отгадали мою последнюю загадку.

Не отгадал, согласился Голлум. Не отгадал повторил он. И вдруг зашипел: А что это у него в кармане? Пу сесть скажет. Нет, пусссть ссперва скажет.

Скрывать правду не было ни малейшего повода. Однако Бильбо тоже рассердился. В конце концов, он выиграл или нет? Конечно, выиграл, и совершенно честно, по всем правилам.

Теперь-то вам какая разница?

Это был нечесстный вопрос! взвыл Голлум. Нечесстная загадка, моя прелесссть!

Как посмотреть, отозвался Бильбо. Между прочим, я первый спросил: что вы потеряли?

В кармане, в кармане, что у него в кармане? снова зашипел Голлум. Шипение становилось все громче: Голлум уже нашел разгадку ведь столько лет он лелеял свое кольцо. Подозрение быстро перерастало в уверенность. Голлумовы глаза-плошки светились ярче и ярче.

Что вы потеряли? стоял на своем Бильбо. Скажите, и я вам отвечу. Глаза Голлума стали зелеными. Два зеленых огонька быстро приближались.

Голлум поспешно греб к берегу. Его обуяла такая злоба, что он и думать забыл о каком-то там мече.

Бильбо понятия не имел, чем он ухитрился разгневать Голлума. Зато вовремя сообразил, что еще немного и Голлум его прикончит. Хоббит опрометью кинулся назад по проходу, которым спустился к озеру, выставив правую руку, чтобы не налететь в темноте на какое-нибудь препятствие.

Что у него в кармане? прошипел Голлум, с плеском выпрыгнув из лодки.

Чтв 07 Фев 2013 23:10:55
А в самом деле, интересно, что? спросил себя хоббит и сунул левую руку в карман. Кольцо само наделось ему на палец.

Шипение за спиной становилось все громче. Обернувшись, Бильбо увидел невдалеке зеленые глаза Голлума. В ужасе он припустил быстрее прежнего, но споткнулся обо что-то и упал, придавив своим телом меч.

Голлум мгновенно очутился рядом. Но прежде чем Бильбо успел высвободить меч или просто вздохнуть, Голлум пронесся мимо, осыпая господина Торбинса отборными ругательствами.

Что все это значит? Ведь Голлум, с его-то глазищами, прекрасно видит в темноте почему же он не заметил хоббита? Бильбо поднялся, скривившись от боли, вынул из ножен тускло мерцающий меч и крадучись двинулся дальше. Ничего другого все равно не оставалось. Не возвращаться же обратно к озеру! Может, Голлум, сам того не подозревая, укажет ему путь на волю?

Чтоб ему пусссто было! шипел Голлум. Чтоб ему пусссто было, этому Торбинссу! Удрал, удрал. А что у него было в кармане? О, мы догадалисссь, моя прелесссть, мы догадалисссь! Он нашел его, да, он должен был его найти! Наш подарочек на день рождения!

Бильбо навострил уши. Наконец-то он начал что-то понимать. Хоббит прибавил шагу, стараясь не отставать от Голлума, который резво трусил по каменной норе. Стены слабо светились, и было видно, как Голлум крутит головой.

Наш подарочек на день рождения! Как же мы его потеряли, моя прелесссть? Да вот как потеряли! Когда тащили этого сосссунка, этого визгунишку! Вот как. Пропало, моя прелесссть, соскользнуло и пропало! Оно пропало, голлум!

Вдруг Голлум уселся и заплакал; в горле у него омерзительно свистело и булькало. Бильбо замер, прижавшись спиной к стене. Неожиданно Голлум перестал плакать и заговорил точнее, заспорил сам с собой:

Вернутьсся? А зачем? Его там нет. Мы знаем, голлум. Исскать бессполезно. Оно в кармане у этого Торбинсса, этого гнуссного воришки! Он нашел его. Мы догадалиссь, моя прелесссть, догадалиссь. Но где он, Торбинсс? Нужно найти, моя прелесссть. Ведь он не знает, что это такое, и он не мог далеко уйти. Он заблудился, гадкий вор! Он говорил, что не знает дороги! Да, говорил. А если он нам врал? Он такой, Торбинсс. Ведь не сказал, что у него в кармане, хотя мы сспрашивали. Сюда вошел, значит, и отсюда выберется. Он идет к задней двери. Точно, к задней двери, голлум! А там его схватят гоблины. Его поймают, моя прелесссть! Шшш!.. Если наш подарочек у него, моя прелесссть, он достанетсся гоблинам. Они поймут, что это такое. Мы больше не будем в безопасссности, никогда не будем, голлум! Гоблин наденет наш подарочек и исчезнет Никто не увидит гоблина. Даже наши глазки не увидят, а он будет шасстать по коридорам и поймает нас, да, голлум, голлум! Хватит болтать, моя прелесссть! Надо торопитьсся. Мы должны опередить Торбинсса. Пошли. Уже близко.

Чтв 07 Фев 2013 23:11:18
Голлум рывком поднялся и большими шагами двинулся по проходу. Бильбо устремился следом. Больше всего он боялся снова споткнуться и упасть. Голлум наверняка услышит и прибежит Голова хоббита от изумления шла кругом. Выходит, колечко-то волшебное, и тот, кто его наденет, становится невидимым! Вот почему Голлум промчался мимо! В древних преданиях говорилось о таких кольцах, но одно дело предания, и совсем другое когда все происходит не с кем-нибудь, а с тобой.

Так они и шли; Голлум, бранясь, шлепал впереди, а Бильбо бесшумно, как истый хоббит, крался за ним по пятам. Вскоре очутились в том месте, где от основного хода отходили боковые. Голлум принялся их пересчитывать:

Один сслева, да. Один ссправа. Два ссправа, да, да. Два сслева, голлум. Так продолжалось довольно долго. Голлум шагал медленнее. Он начал тихонько поскуливать от страха. Ведь в любой миг могли появиться гоблины, а он был без кольца!

Наконец перед небольшим отверстием по левую руку Голлум замер.

Ссемь ссправа, шессть сслева, да, прошипел он. Вот он, вот путь к задней двери, моя прелесссть. Вот проход.

Он заглянул в отверстие и отпрянул.

Нет, моя прелесссть, мы туда не полезем. Там гоблины. Мы знаем, что они там. Шшш Что же нам делать? Гнуссный, гнуссный Торбинсс! Подождем здессь, моя прелесссть, подождем и поссмотрим.

Бильбо впал в отчаяние. Голлум привел его к проходу, но толку от этого было чуть. Лиходей, скорчившись в три погибели, уселся перед проходом, глаза его холодно светились, голова поворачивалась из стороны в сторону.

Бильбо сделал шаг от стены. Голлум мгновенно насторожился, принюхался, его глаза замерцали зеленым. Он тихо и грозно зашипел. Хоббита он видеть не мог, но зрение ему и не требовалось: он полагался на обоняние и слух, обостренные долгим пребыванием во мраке.

Голлум, едва ли не распластавшись, припал к полу, напрягся, как тетива, морда вытянулась, нос почти вжался в камень. Этакая черная тень, лишь глаза светятся Бильбо понял сейчас бросится.

Хоббит затаил дыхание и замер в неподвижности. Как же быть? Надо бежать, покуда еще есть силы. Наверное, придется сражаться. При дется пронзить эту мерзкую тварь мечом, выколоть ей глаза, убить Ведь Голлум хочет его съесть. Ну и что из того? Битва все равно не будет честной. Бильбо невидим, и потом у Голлума нет меча. И вообще, Голлум такой несчастный, хоть и злобный, такой жалкий и одинокий! Бильбо внезапно понял, каково это жить в беспросветном мраке, без надежды на лучшую долю. Кругом камень и тьма, промозглая сырость Тут не только зашипишь, тут взвоешь. Это сочувствие было сродни озарению. Хоббит вздрогнул, а затем, словно сочувствие придало ему решимости и сил, прыгнул.

Чтв 07 Фев 2013 23:11:49
Голлум перевернулся на спину и выставил вверх все четыре лапы. Но слишком поздно! Лапы схватили пустоту, а Бильбо, приземлившись на ноги за спиной Голлума, бросился бежать. Голлум пустился следом, но мало-помалу начал отставать. Донесся леденящий кровь вопль, полный ненависти и отчаяния. Голлума перехитрили. Он не смел преследовать хоббита, а потому упустил и добычу, которую уже считал своей, и ту единственную вещь, о которой по-настоящему заботился. От его вопля сердце Бильбо ушло в пятки, но хоббит не остановился и даже не обернулся. А в спину ему неслось:

Вор, вор, вор! Гнуссный Торбинсс! Ненавидим, ненавидим его! Только попадисссь нам, мерзкий похититель!

Вскоре крики смолкли. Тишина пугала должно быть, гоблины где-то здесь, рядом, раз Голлум не полез в проход. [Они наверняка услышали его вопли, подумалось Бильбо. Гляди в оба, Торбинс, не то снова угодишь в бедуk.

Низкий, прорубленный в скале ход вел прямо. Пол был ровный, лишь иногда под ноги попадались зазубренные осколки. [Низковато для гоблиновk, подумалось хоббиту. Он не знал, что гоблины, даже крупные горные орки, передвигаются по узким ходам на четвереньках и очень-очень быстро.

Сперва проход вел вниз, потом выровнялся, стал полого подниматься и вдруг круто устремился вверх. Бильбо замедлил шаг. Поворот, короткий спуск и впереди что-то блеснуло. Это был не костер, нет, это был самый настоящий солнечный свет. Тогда хоббит побежал.

Его подгоняло нетерпение, ноги мелькали так, словно двигались сами по себе. Он обогнул выступ и выскочил на открытое пространство. После долгого пребывания во мраке свет показался ему ослепительно ярким. На деле же сквозь щель в дверном проеме огромную каменную дверь оставили приоткрытой проникал один-единственный солнечный лучик.

Бильбо заморгал и тут увидел гоблинов. В полном вооружении, с обнаженными мечами, они сидели у самой двери, перекрывая все подступы. Это были часовые, и на посту они не дремали.

Стражники заметили хоббита первыми то ли случайно, то ли намеренно, как бы испытывая своего нового владельца, кольцо соскользнуло с пальца Бильбо, и гоблины, радостно возопив, кинулись к хоббиту.

Ужас это был как бы отголосок страданий Голлума охватил Бильбо. Даже не вспомнив о мече, он сунул сразу обе руки в оба кармана. Кольцо оказалось в левом. Оно само наделось на палец.

Пораженные гоблины замерли. Хоббит бесследно исчез, будто растворился в воздухе. Оправившись от потрясения, они завопили вдвое громче прежнего, но уже не столь радостно.

Где он? кричал один.

Удрал обратно, отвечал другой.

Туда! звал третий.

Нет, сюда! не соглашались остальные.

Глаз с двери не спускать! прорычал начальник караула.

Чтв 07 Фев 2013 23:12:21
Он свистнул; забряцали доспехи, зазвенели мечи, гоблины с бранью забегали по площадке перед дверью, натыкаясь друг на дружку и свирепея все больше. Словом, суматоха поднялась невообразимая, стоял ужасный гам. Бильбо перепугался до смерти, но все же у него хватило ума спрятаться за большой бочкой с питьевой водой из этой бочки часовые утоляли жажду. А не спохватись он и не затаись, его наверняка поймали бы, если бы прежде того не затоптали.

Я должен добраться до двери, твердил он себе, я должен до нее добраться. Собравшись с духом, хоббит выскочил из-за бочки. Все это сильно напоминало игру в жмурки. Бедному маленькому хоббиту приходилось уворачиваться то так, то этак. Один раз он все же не успел увильнуть, и его сбил с ног здоровенный гоблин, который, впрочем, не понял, обо что споткнулся. Бильбо на четвереньках проскользнул между широко расставленными ногами начальника караула и бросился к двери.

Ее уже почти совсем закрыли, осталась лишь узенькая щелка. Бильбо навалился на дверь всем телом, но та не поддавалась. Тогда хоббит попробовал протиснуться. Лез, лез и застрял. Положение было хуже не придумаешь, его заклинило меж дверью и косяком, продвинуться дальше не давали пуговицы.

Снаружи светило солнце, выглянувшее из-за облачка; от двери вела лесенка, сбегавшая в узкий распадок меж высокими горами. Там было так хорошо и привольно а он никак не мог протиснуться!

Вдруг кто-то из гоблинов закричал:

Глядите! У двери тень! Наружу лезет! Сердце Бильбо ушло в пятки. Он рванулся изо всех сил. Пуговицы разлетелись в разные стороны, жилет и рубаха порвались. Хоббит вывалился наружу и в мгновение ока слетел по ступеням, а озадаченным гоблинам осталось только собирать чудесные медные пуговки. Конечно, они скоро опомнились и с воплями кинулись в погоню. Но солнце охладило их пыл: у них начали подгибаться колени, головы закружились. Поэтому они и не заметили Бильбо, который, по-прежнему не снимая кольца, перебегал от дерева к дереву, стараясь не попадать на свет. Потом гоблины, ворча и ругаясь, отправились восвояси несолоно х

Чтв 07 Фев 2013 23:12:58
Я заебался вайпать, пойду поссу.

Чтв 07 Фев 2013 23:14:02
>>43064154
Правильно, так их.
Сажа-кун

Чтв 07 Фев 2013 23:14:40
>>43064211
А кто это справа?

Чтв 07 Фев 2013 23:15:16
>>43064159 Стоять ссука.
Куда?
Ортодоксы даром тебе платили?

Чтв 07 Фев 2013 23:16:36
>>43064285
Бля, тред раковый же.

Чтв 07 Фев 2013 23:17:58
ГЛАВА 6 ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ

От гоблинов Бильбо сбежал, но чему тут особенно радоваться: ведь он остался в одиночестве, без плаща и без пони, без спутников и без еды. Хоббит шел наугад, куда глаза глядят, брел да брел по тропинке, пока солнце не стало опускаться за горы да! да! за горы! и на тропу не легли длинные тени. Впереди виднелись предгорья, полого спадавшие к лесистой равнине, а страшные хребты, похоже, остались за спиной.

Вот это да! не веря своим глазам воскликнул Бильбо. Выходит, я перевалил через горы? Здорово! Еще бы Гэндальфа с гномами отыскать, и было бы совсем прекрасно. Они-то, интересно, удрали от гоблинов или нет?

Хоббит выбрался из неглубокого распадка и двинулся дальше, размышляя, как ему быть. Его одолевали сомнения и мрачные мысли. Может быть, надо вернуться в это жуткое подземелье и поискать там остальных ведь у него теперь есть чудесное кольцо? В конце концов Бильбо уговорил себя, что надо вернуться разве можно бросать товарищей в беде? Собственная решимость сильно напугала хоббита И тут он услышал голоса.

Бильбо замер. Нет, кажется, не гоблины. Он крадучись двинулся дальше. Слева от тропинки возвышалась скала, справа же был склон, у подножия которого среди деревьев и кустов укрывались овраги. Голоса доносились как раз оттуда.

Бильбо подобрался поближе и вдруг заметил меж двух валунов чью-то голову в алом капюшоне; то был Балин, которого отправили нести дозор. Хоббит чуть было не пустился в пляс от радости. Однако осторожность взяла верх мало ли на что можно наткнуться в здешних негостеприимных местах, где опасность подстерегает на каждом шагу? Вдобавок ему захотелось подшутить над гномами кольцо по-прежнему было у него на пальце, и Балин, глядевший прямо на хоббита, явно его не видел.

[Ну, милые мои, сейчас я вас удивлюk, подумал господин Торбинс, ползком пробравшись под деревья.

Спутники хоббита между тем вспоминали ужасы подземелья и прикидывали, как быть дальше. Гэндальф спорил с гномами, твердил, что нельзя отсюда уходить без господина Торбинса. Нужно хотя бы узнать, жив он или нет, а если жив и попал в лапы гоблинов то попытаться освободить.

Он мой друг, говорил маг, надежный, верный друг. Я не могу бросить его на произвол судьбы и вам этого тоже не позволю.

В ответ у мага поинтересовались, где он выкопал этого беспомощного толстяка, от которого одни неприятности. Неужели нельзя было найти кого-нибудь потолковее?

С ним хлопот не оберешься, проворчал кто-то из гномов. Лично я не собираюсь возвращаться в подземелье из-за какого-то хоббита. По мне, так пропади он пропадом!

Он мой друг, сурово повторил Гэндальф, а бестолковых друзей у меня не бывает. В общем, или вы поможете мне найти его, или мы с вами расстанемся, прямо здесь. Но имейте в виду если он жив и мы найдем его, вы потом долго будете меня благодарить. Дори, почему ты бросил хоббита?

А ты бы не бросил? огрызнулся Дори. Тебя-то небось за ноги не хватали, в спину не пихали! Тут уж не до хоббита

Ладно, ладно. А почему ты за ним не вернулся?

Нет. вы только послушайте! Темнота хоть глаз выколи, гоблины со всех сторон, вопят, кусаются, только успевай уворачиваться. Вы с Торином размахиваете мечами. Ты же мне чуть голову не снес своим Гламдрингом! А потом что-то вспыхнуло, гоблины разбежались, и тут ты как закричишь: [Все за мной!k Ну, мы и ринулись. Я думал, этот твой хоббит тоже, за нами. Сам знаешь, пересчитывать да оглядываться было некогда. Нет уж, Гэндальф, навязал ты нам подарочек, нечего сказать! Где его теперь искать, твоего добытчика?

А я вот он! воскликнул Бильбо, снимая кольцо. От неожиданности гномы подскочили (вы бы только видели!), а затем разразились восторженными криками. Гэндальф изумился не меньше гномов, а обрадовался, пожалуй, даже сильнее их. Но вместо того, чтобы ликовать вместе со всеми, маг подозвал к себе Балина и высказал тому все, что думал по поводу дозорного, который уснул на посту.

После этого случая гномы и вправду зауважали Бильбо. До тех пор они, несмотря на доводы Гэндальфа, сомневались в достоинствах хоббита, но отныне сомнениям был положен конец. Гномы не скрывали своего изумления дольше всех удивлялся дозорный Балин и в один голос славили ловкость Бильбо.

Господин Торбинс едва не лопнул от гордости. О кольце он, естественно, не упомянул иначе ведь выходило, что ему просто повезло. Объясняя, как он сумел пробраться мимо дозорного, Бильбо скромно заявил:

Мы, хоббиты, таковские: прошмыгнем и не заметишь.

В первый раз со мной такое, сокрушался Балин. А я-то всегда считал, что мимо меня и мышка не проскочит. Да, хороший урок ты мне преподал. Он склонил голову. Твой покорный слуга.

Не переживай, утешил его хоббит. Со всяким может случиться.

Его начали выспрашивать, что да как. Он уселся и приступил к рассказу с того мгновения, как потерялся. Правда, о кольце не обмолвился ни словом. Хоббита слушали, затаив дыхание; когда он стал описывать Голлума, гномы дружно вздрогнули от отвращения.

Ну вот, я ничего не мог придумать, а он сидел рядом и противно шипел. И тут я говорю: [Что у меня в кармане?k Он не смог отгадать с трех раз, и я попросил его вывести меня наружу, как было уговорено. Но у этой мерзкой твари на уме было другое. Я побежал от него, упал, а он проскочил мимо и помчался дальше. Я слышал, как он разговаривает сам с собой. Он почему-то считал, будто я знаю, где выход. В общем, вывел он меня к проходу и сел перед ним, перегородив дорогу. Пришлось перепрыгнуть

А у ворот стражи не было? спросили гномы.

Как так [не былоk? Да там их ужас сколько, этих гоблинов! Но я сумел изловчиться и протиснулся наружу. Вот только пуговицы растерял. Бильбо со вздохом поглядел на свою куртку.

Чтв 07 Фев 2013 23:18:17
Он рассказывал о своих подвигах о состязании с Голлумом, об обманутых стражах, о том, как прорывался наружу с таким видом, словно это было сущей ерундой.

Гномы слушали его раскрыв рты.

Что я вам говорил? рассмеялся Гэндальф. Господин Торбинс вовсе не прост. Он искоса поглядел на хоббита из-под кустистых бровей. Под проницательным взглядом мага Бильбо стало неуютно. Похоже, Гэндальф догадывался, что господин Торбинс кое о чем предпочел умолчать.

Ответив на все вопросы, хоббит стал расспрашивать сам. Особенно ему хотелось знать, откуда в пещере взялся Гэндальф и где они теперь находятся. Маг уже успел поведать обо всем гномам и повторять не собирался, но все же он утолил любопытство Бильбо. Оказывается, они с Элрондом знали, что в Мглистых горах обитают злые гоблины. Поэтому с самого начала было решено, что идти надо окольной тропой поблизости от другой, более широкой и прямой, находился главный вход в пещеры гоблинов, и эти лиходеи частенько устраивали там засады. Но даже Элронду не было известно, что гоблины устроили ловушку и на второй тропе.

Надо позвать какого-нибудь великана, чтобы завалил эти ворота, сказал Гэндальф. А то скоро через горы вообще не перейдешь.

Едва Бильбо завопил, маг сразу понял, что произошло. Сразив молнией кинувшихся на него гоблинов, он, сквозь почти уже сомкнувшуюся трещину, проскользнул в подземелье и, никем не замеченный, добрался до тронного зала. Пока Верховный Гоблин допрашивал пленных, Гэндальф готовил заклинание.

Не все так просто, пояснил маг. Главное точный расчет. Заклинание удалось на славу и в том нет ничего удивительного. Как тут не вспомнить чудесные фейерверки, которые Гэндальф устраивал для Старого Тука! Остальное вам уже известно. Попутно выяснилось, что маг давно знал о задней двери (тех самых нижних воротах, где Бильбо лишился пуговиц на куртке). Вообще-то о них знали все, мало-мальски знакомые с этой частью Мглистых гор; но чтобы не потерять в суматохе голову и без промедления избрать верный путь, нужно быть чародеем.

Чтв 07 Фев 2013 23:18:43
Ворота были построены много лет назад, сказал Гэндальф. Их строили как путь для отступления, они выводят в Загорье. Гоблины частенько шастают по ночам туда-сюда и неусыпно стерегут ворота. Теперь они наверняка удвоят стражу. Маг рассмеялся. А все-таки ловко мы выкрутились.

Гномы дружно закивали. Да, им и вправду повезло. Убили Верховного Гоблина и удрали безнаказанными синяки и шишки не в счет. Можно и посмеяться.

Впрочем, Гэндальф быстро стал серьезным:

Передохнули? Пора и в путь. Уже вечер, а ночью за нами отрядят погоню. У них острый нюх, они учуют наш след. До темноты нужно уйти как можно дальше. Одно радует если погода не испортится, ночь будет лунной. Не то чтобы луна помешает нашим врагам, зато мы сможем хоть что-нибудь разглядеть. Маг посмотрел на хоббита и прочел в глазах Бильбо незаданный вопрос. Ты прав, мой милый. Сегодня четверг, а напали на нас в ночь с понедельника на вторник. Мы преодолели под землей десятки миль, пробрались сквозь горы и очутились по другую их сторону. Только вот получилось так, что забрали мы слишком далеко к северу; дорога поверху вывела бы к другим, менее опасным местам. Вдобавок нам предстоит долгий спуск, поэтому не будем терять времени. Пошли!

Есть хочу, простонал Бильбо. Он вдруг понял, что не ел с позапрошлого вечера. Только представьте, каково это хоббиту! В животе пусто, ноги заплетаются

Увы! откликнулся Гэндальф. Придется потерпеть. А ежели очень хочешь вернись и попроси гоблинов. Может, они тебя накормят.

Благодарю покорно, мрачно произнес Бильбо. Я уж потерплю.

Вот и хорошо. Ну что, затянем пояса да в путь иначе завтракать будут нами. По мне, так лучше быть голодным, чем оказаться в брюхе у гоблина.

Тронулись в путь. Бильбо крутил головой, высматривая, чем бы заморить червячка. Но ничего съедобного не попадалось ежевика только зацветала, орехов не было и в помине. Хоббит пожевал щавеля, попил из горного ручейка, на берегу которого нашел три ягодки полуники. После всего этого есть захотелось еще сильнее.

Выбравшись из распадка, в котором росли деревья, попадались пятна изглоданной кроликами травы, цвели тимьян и шалфей, майоран и желтые рододендроны, они очутились на каменистой осыпи. Едва начали спускаться, как из-под ног покатились маленькие камешки, затем пришли в движение камни покрупнее и наконец, поднимая клубы пыли, вниз с грохотом устремились громадные валуны. Устоять было невозможно, путники покатились под гору, а мимо то и дело проносились чудовищной величины каменья.

Выручили деревья. У подножия склона раскинулся бор, стоявший этаким стражем темных лесов, покрывавших равнину за горами. Кто зацепился за ствол, кто повис на ветвях, а кто, как маленький хоббит, попросту спрятался за деревом. Вскоре опасность мин

Чтв 07 Фев 2013 23:19:12
скатившихся валунов, прокладывая себе дорогу сквозь заросли папоротника.

Все хорошо, что хорошо кончается, сказал Гэндальф. Гномы мрачно глядели на мага, потирая ушибленные места. Надеюсь, гоблины одними синяками тут не отделаются.

Да уж, проворчал Бомбур. Зато с них станется скатить оставшиеся камни нам на головы.

Вздор! Мы не собираемся сидеть здесь до утра. Нужно торопиться. Смотрите!

Солнце давно скрылось за хребтом. Тени стали гуще, зато внизу, в долине, смутно различимые среди деревьев, приветливо теплились огоньки. Путники постарались прибавить шагу. Через бор вела тропа, полого и неуклонно спускавшаяся к югу. Порой приходилось продираться сквозь заросли, в которых хоббит утопал с головой. Мрак густел, тишина пугала; не было слышно даже шарканья ног: путники шли по ковру из сосновых иголок. Вечер выдался настолько безветренным, что лес недвижно застыл не шелохнулась ни одна ветка.
* * *

Нам еще далеко? спросил Бильбо. Стало темно он лишь изредка различал мелькавшую впереди белую бороду Торина и так тихо, что дыхание гномов казалось раскатами грома. Руки в синяках, ноги болят, и есть очень хочется.

Почти пришли, отозвался Гэндальф.

Мнилось, что идут уже целую вечность. И тут тропинка вывела на окруженную деревьями поляну, над которой стояла луна. В поляне этой вроде не было ничего страшного, но гномам и хоббиту почему-то стало не по себе.

Внезапно из-за холма донесся вой, долгий и прерывистый. В ответ прозвучал другой, справа, гораздо ближе к путникам; слева тоже кто-то завыл. Это были волки волки, сбивавшиеся в стаю.

Чтв 07 Фев 2013 23:19:40
Поблизости от норы, в которой жил господин Торбинс, никаких волков не водилось, однако как воют волки, он знал по сказкам и преданиям. И двоюродный брат Бильбо, из семейства Туков (в свое время он много путешествовал), часто выл по-волчьи, чтобы попугать господина Торбинса. Но тогда все было понарошку, а теперь опасность была самая что ни на есть настоящая, и Бильбо перепугался до смерти. Полез было за кольцом, но тут же сообразил, что кольцо не спасет даже от обыкновенных волков а уж тем более от здешних, живущих на границе Глухоманья, бок о бок с мерзкими гоблинами. Ведь нюх у волков настолько острый, что им вовсе не обязательно видеть жертву, чтобы схватить ее.

Что нам делать, что нам делать? запричитал Бильбо. Это же надо, сбежать от гоблинов, да волку в пасть! Эти его слова со временем стали поговоркой; правда, сегодня о том, кто избежал одной неприятности, но угодил в другую, мы говорим: [Попал из огня в полымяk.

Наверх, быстро! крикнул Гэндальф. Все бросились к деревьям, высматривая, на какое легче забраться. На их счастье, подходящих деревьев оказалось несколько. Путники постарались залезть повыше, чтобы чувствовать себя в безопасности. Вас наверняка позабавил бы (разумеется, с безопасного расстояния) вид рассевшихся по веткам бородатых гномов: они походили на впавших в детство старичков. Фили и Кили оседлали макушку высокой, похожей на рождественскую елку лиственницы. Дори, Нори, Ори, Оин и Глоин устроились поудобнее на большой сосне, ветви которой торчали во все стороны на равном расстоянии друг от друга, точно спицы в колесе. Бифур, Бофур, Бомбур и Торин расселись на соседнем дереве. Балин и Двалин вскарабкались на высокую тонкую пихту с редкими ветвями и пытались разместиться поближе к макушке. Гэндальф влез на стоявшую на краю поляны сосну, столь высокую, что гномам на нее было не взобраться. Он спрятался среди ветвей; его глаза, когда он высовывал голову, мерцали в лунном свете.

А что же Бильбо? Хоббит носился от дерева к дереву, точно кролик, за которым гонятся собаки. Он так и не сумел найти ветки, до которой смог бы дотянуться.

Снова ты бросил добытчика, сказал Нори, поглядев вниз.

Потаскал бы его с мое, не говорил бы! огрызнулся Дори. Под землей я, в лесу я Сколько можно? Я что, в носильщики нанимался?

Если мы ничего не сделаем, его съедят вмешался Торин. Волчий вой становился все громче. Дори! Помоги господину Торбинсу подняться. Давай пошевеливайся!

Дори, конечно, любил поворчать, однако и без приказа ни за что не бросил бы товарища в беде. Он спустился до нижней ветки и протянул Бильбо руку. Но бедный хоббит, как ни старался, не мог дотянуться до пальцев Дори. Тогда гном спрыгнул наземь и велел Бильбо забраться ему на плечи.

В этот миг на поляну ворвались волки. Их было великое множество, и все с горящими глазами. Дори не бросил Бильбо. Гном подождал, пока хоббит переберется с его плеч на ветку, а потом подпрыгнул и повис на ней сам. Успели как нельзя вовремя. Один из волков прыгнул, клацнул зубами и сорвал с Дори плащ. Вскоре под деревом собралась целая стая сидели, оскалив зубы и свесив набок языки.

Чтв 07 Фев 2013 23:20:18
Но даже дикие варги (так именуют злобных волков, обитающих на границе Глухоманья) не умеют лазать по деревьям. На какое-то время путники оказались в безопасности. К счастью, ночь выдалась теплой и безветренной. Ведь на дереве и так-то не очень удобно сидеть, а уж если холодно, дует ветер, а внизу поджидают свирепые волки, и того хуже.

Поляна, очевидно, была излюбленным местом волков. Они сбегались со всех сторон. Оставив охрану у дерева, на которое взобрались Бильбо и Дори, волки принялись обнюхивать землю и вскоре отыскали остальные деревья с гномами. Под ними тоже оставили сторожей, а все прочие несметное число уселись на поляне в круг, посреди которого встал громадный серый волчина. Он заговорил со своими собратьями на ужасном наречии варгов. Этот язык знал только Гэндальф, но даже Бильбо догадался, что волки говорят о чем-то не слишком приятном для путников. То и дело варги хором отвечали своему вожаку, и от их жуткого воя хоббит всякий раз чуть не падал на землю. Я расскажу вам, о чем говорили волки и что услышал Гэндальф. Варги и гоблины нередко помогают друг другу. Гоблины стараются держаться поближе к горам (разве что их выгоняют, и тогда они отправляются искать себе новое пристанище или идут на войну, однако войн благодать-то какая! не было уже давно). Но порой гоблины срываются в набеги если нужно пополнить запасы провизии или найти новых рабов. Тогда они зовут на помощь варгов и отдают тем часть добычи. Бывает, что гоблины ездят на волках, как гномы на пони. И в эту ночь был назначен очередной набег. Встретиться договорились на поляне в бору, но гоблины запаздывали. Варги и не подозревали, что Верховный Гоблин мертв, а остальные никак не опомнятся после переполоха, устроенного в подземелье Гэндальфом, Бильбо и гномами.

Здешние края имели дурную славу, но это не отпугнуло смельчаков, которые пришли с юга. Они построили себе дома на равнине, недалеко от реки. Их было много, храбрых и хорошо вооруженных, и даже варги не осмеливались нападать на них при свете дня. Но теперь волки собирались вместе с гоблинами устроить набег на ближайшие к горам поселения. Если все пройдет без сучка без задоринки, наутро те поселения опустеют: рабов гоблины уведут в свои пещеры, а прочими полакомятся волки.

Вот о чем говорил вожак, которому стая отвечала дружным воем. Гэндальф прекрасно понимал, что опасность угрожает не только храбрым дровосекам, но и ему самому и его спутникам. Незваные гости, которых серые разбойники приняли за лазутчиков, страшно разозлили волков, и было ясно, что варги никому не дадут уйти отсюда живым иначе весть о набеге достигнет людских поселений, и захватить тамошних жителей врасплох уже не получится. Волки твердо решили не уходить с поляны во всяком случае, пока не наступит утро или пока не подойдут гоблины. Уж гоблины-то наверняка умеют лазать по деревьям.

Чтв 07 Фев 2013 23:20:41
Не удивительно, что Гэндальф немножко испугался. Нечего сказать, хорошенькое убежище они себе нашли. Но настоящий маг никогда не теряет присутствия духа, даже когда сидит на дереве, под которым рыскают лютые звери. Гэндальф сорвал несколько шишек и швырнул в волков первую, вспыхнувшую в его руке ярким голубым пламенем. Шишка угодила в спину большому варгу. Шкура загорелась, волк с воем заметался по поляне. За первой шишкой последовала вторая, третья Поляна осветилась разноцветными огнями голубыми, зелеными, красными.

Шишки дымились, выбрасывали языки пламени, рассыпали вокруг себя искры. Одна, самая крупная, стукнула по носу вожака; тот подскочил как ужаленный и принялся носиться кругами, походя кусая всех, кто имел неосторожность ему подвернуться. Гномы и Бильбо веселились от души. Страшные варги казались теперь вовсе не такими страшными. Надо сказать, что волки вообще боятся огня, любого огня, а этот огонь к тому же был особенный, колдовской. Достаточно было крохотной искорки, чтобы вспыхнула волчья шкура. Варги метались среди деревьев живыми факелами, катались по земле, сбивая пламя, но лишь некоторые из них решили спастись бегством. Осада продолжалась.

Что там за шум в лесу? спросил Повелитель орлов, восседавший черной тенью на макушке одинокой горы у восточного края хребта. Я слышу волчий вой. Должно быть, подлые гоблины снова что-то затевают.

Он взмыл в небо, и вдогонку ему устремились два других орла. Они парили высоко над землей, разглядывая лесную поляну крошечное пятнышко света во мраке ночи. У орлов зоркие глаза, способные разглядеть в лунную ночь даже кролика, высунувшегося из норки. Гномов, скрытых за ветвями деревьев, Повелитель орлов не заметил, однако увидел он и волков, сошедших как будто с ума, увидел и гоблинов, выходящих стройными рядами из нижних ворот. Шлемы и копья гоблинов поблескивали в свете луны.

Орлы бывают разные. Встречаются среди них и трусливые, и жестокие. Но древнее племя северных гор величайшее среди всех птичьих племен; это сильные, гордые, благородные птицы. Они ненавидят гоблинов, и когда обращают на тех внимание (что случается не так уж часто ведь орлы не питаются гоблинами) то загоняют обратно в пещеры, разрушая все их злые умыслы. Гоблины тоже ненавидят орлов, но не могут добраться до орлиных гнезд, расположенных высоко-высоко в горах.

Повелителю орлов очень хотелось знать, что происходит там, внизу, из-за чего такой шум и куда движется войско гоблинов. Он призвал своих подданных, и орлы полетели к лесу, снижаясь плавными кругами, незримо и неотвратимо приближаясь к поляне, на которой бесновались варги.

Чтв 07 Фев 2013 23:21:03
А там творилось нечто неописуемое. Лес загорелся сразу в нескольких местах. Лето было в разгаре, дождей не выпадало давным-давно, и поэтому хватило одной искры, чтобы занялось пламя. Горело все пожухшая трава, громадные кучи сосновой хвои, сухие ветки, мертвые деревья. Поляну окружила огненная стена. Но волки отказывались уходить. Обезумевшие от ярости, они скакали под деревьями, проклиная гномов на своем мерзком языке; из оскаленных пастей капала слюна, налитые кровью глаза сверкали ярче пламени.

И тут с воплями примчались гоблины. Они-то думали, что волки сцепились с дровосеками. Но когда очень быстро разобрались в чем дело, то просто покатились со смеху и принялись стучать древками копий о щиты. Гоблинов огонь не пугает, совсем наоборот. Посовещавшись, они решили сполна посчитаться с гномами за свое недавнее унижение.

Одни отогнали в сторону волков. Другие принялись затаптывать и гасить пламя, гасить и затаптывать везде, но только не под деревьями, на которых сидели гномы. Наоборот, они приносили на поляну хворост и подбрасывали его в огонь, заодно с сухим мхом и сосновыми иглами. Вскоре гномы очутились в огненном кольце. Спасения не было. Мало-помалу кольцо вокруг деревьев сжималось, дым разъедал глаза, становилось все жарче. Между тем гоблины скакали по поляне похоже, плясали от радости, водили хороводы, как люди в праздник летнего солнцеворота. За пределами огненного кольца выстроились воины с копьями и секирами; чуть поодаль, внимательно наблюдая, стояли волки.

Гоблины загорланили песню:

Чтв 07 Фев 2013 23:21:54
На пяти деревьях пятнадцать птах!
Вишь, пятнадцать птичек на пяти кострах,
А у них, у пташек, крылышков-то нет!
Знатная цыплятина будет на обед:
Заживо поджарим, а потом в котел!
Подадим горяченьких птенчиков на стол!

А потом завопили:

Летите, птички! Летите, если можете! А лучше спускайтесь, покуда не поджарились заживо! Эй, вы, там!

Прочь отсюда, несмышленыши! крикнул в ответ Гэндальф. Кто вам позволил баловаться с огнем? Доиграетесь, деточки, всыплют вам по первое число!

Он нарочно дразнил гоблинов, чтобы показать, что не боится (хотя на самом деле очень даже испугался; да и кто не струсил бы на его месте?). Гоблииы, пропустив слова Гэндальфа мимо ушей, снова запели:
Гори, гори ясно, чтобы не погасло!
Гори, гори пуще, чтобы стало в пуще
Светло, как днем! Тепло с огнем!
Йо-хо-хо!
Будем вялить их, будем жарить их,
Подпалим волосики, подрумяним носики!
Лопни их глазок, потеки жирок,
Шкурка смуглится, кости углятся!
Жарки угольки!
Небеса высоки!
Тут гномам конец
Пляши, гоблин-молодец!
Йо-хо-хо!
Гип-гип-ура!
Йо-хо-хо!

Чтв 07 Фев 2013 23:22:13
С последними словами припева пламя подобралось к дереву, на котором сидел Гэндальф. Вскоре запылали и другие. Огонь лизал кору, нижние ветки негромко потрескивали. Маг взобрался повыше, с конца его посоха сорвался сноп искр. По всей видимости, он решил прыгнуть на гоблинов, погибнуть самому все равно погибать и погубить как можно больше врагов. Но прыжок не состоялся.

В тот самый миг, когда Гэндальф приготовился, Повелитель орлов схватил мага и взмыл вместе с ним в небо.
* * *

Гоблины завопили вне себя от ярости. Гэндальф сказал что-то своему спасителю, и тот громко кликнул. Тут же над поляной появились другие орлы, громадные черные тени. Волки скулили и щелкали зубами, гоблины выли, впустую тыкая копьями в воздух. Пока орлиное войско сражалось с варгами и гоблинами, несколько птиц сняли с деревьев едва живых гномов.

Беднягу Бильбо снова чуть не оставили. В последний миг он еле успел ухватиться за ноги Дори. Птицы поднялись над деревьями. Хоббит висел, вцепившись мертвой хваткой Дори в лодыжки.

Скоро лес уже было не различить, лишь тускло светились внизу крохотные алые пятнышки. Орлы поднимались широкими кругами все выше и выше.

Ох! Мои руки! стонал Бильбо. До конца дней не забудет он этот полет.

Мои бедные руки!

Ох! Мои ноги! причитал в ответ Дори. Мои бедные ноги!

От высоты у Бильбо всегда кружилась голова. Стоило только поглядеть вниз с небольшого пригорка, и Он терпеть не мог лестниц и никогда не лазал по деревьям (спасаться от волков ему тоже прежде не доводилось). Можете себе представить, что с ним стало, когда он посмотрел вниз и увидел свои болтающиеся в пустоте ноги, а под ними скалы, овраги и речушки в свете луны.

Горные пики неумолимо приближались, из тьмы выступали отвесные утесы. Несмотря на то что лето было в разгаре, Бильбо замерз до полусмерти. Хоббит зажмурился. Долго ли еще он продержится? А если не выдержит и разожмет руки? От этой мысли ему стало тошно.

Полет закончился как нельзя более вовремя, в тот миг, когда руки перестали слушаться Бильбо. Он со вздохом разжал пальцы и рухнул на жесткое дно орлиного гнезда. Хоббит долго лежал, не в силах подняться. Мысли путались: он испытывал одновременно облегчение все-таки они сбежали от гоблинов! и страх как бы не свалиться в пропасть Три голодных дня не прошли для него даром; он не сразу понял, что размышляет вслух:

Теперь-то я знаю, что чувствует кусок грудинки, когда его вдруг снимают со сковороды и кидают обратно в кладовку.

Чепуха! отозвался Дори. Грудинку рано или поздно снова положат на сковородку, так что нам повезло больше. И потом, орлиные когти это тебе не вилка с ножом.

Нет, совсем не белка, согласился Бильбо. То есть не вилка. Хоббит с опаской поглядел на сидящего рядом орла: мало ли что он успел наговорить вдруг орел обидится? Коли уж попал в орлиное гнездо, хозяину лучше не грубить.

Впрочем, орел не обращал на Бильбо ни малейшего внимания. Он чистил свои перья.

Вскоре прилетела другая птица.

Повелитель приказал доставить пленников на Главный Уступ! прокричал вестник.

Орел схватил Дори и исчез в ночи, оставив Бильбо в полном одиночестве. Хоббиту очень не понравилось, что их с гномом обозвали [пленникамиk. Может, на этом самом Главном Уступе у орлов столовая? Додумать он не успел настала его очередь.

Чтв 07 Фев 2013 23:22:28
Трудись жидок большой и маленький.
В этом треде жидам пришлось потрудиться.
Поработать руками.
Повайпать.

Чтв 07 Фев 2013 23:22:32
Орел ухватил хоббита за плащ и взвился в воздух. На сей раз полет был совсем недолгим. Дрожащего от страха Бильбо швырнули на широкий каменный выступ, на который можно было попасть лишь на крыльях; покинуть этот выступ можно было тоже только на крыльях или спрыгнуть в пропасть. Оглядевшись, хоббит увидел гномов и Гэндальфа, который беседовал о чем-то с Повелителем орлов.

Похоже, закусывать маленьким хоббитом никто не собирался. Судя по всему, Гэндальф уже успел подружиться с Повелителем орлов. Бильбо, конечно, не мог знать, что маг, не раз бывавший в Мглистых горах, однажды оказал орлам услугу, залечив их вожаку колотую рану. Под пленниками орлы разумели [пленники гоблиновk, а вовсе не то, о чем подумалось Бильбо. Прислушиваясь к разговору Гэндальфа с вожаком орлиной стаи, хоббит в конце концов поверил, что они и вправду сбежали от кровожадных тварей. Маг уговаривал орла перенести путников за Великую Реку.

Повелитель орлов заявил, что туда, где живут люди, он не полетит.

Они начнут стрелять из своих огромных луков; решат, что мы прилетели воровать овец. В другое время оно бы так, конечно, и было, но ведь люди не станут разбираться, зачем мы пожаловали. Извини, чародей, мы с радостью помогли тебе и будем помогать впредь, но южные равнины не для орлов.

Да нам все равно! вскричал Гэндальф. Отнеси нас куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Мы не вправе на чем-либо настаивать Если уж на то пошло, я, признаться, умираю с голоду.

А я таки почти умер, пискнул Бильбо. Но его никто не услышал.

Это дело поправимое, отозвался Повелитель орлов.

Чуть позже на каменном выступе можно было увидеть яркий костер, на котором гномы готовили жаркое с изумительным ароматом. Орлы принесли сначала сухих ветвей для костра, а затем кроликов, зайцев и маленького барашка. Бильбо лежал и грелся у огня он слишком ослабел, чтобы помогать гномам; к тому же он не умел толком ни свежевать кроликов, ни рубить мясо, ибо всегда покупал в мясной лавке у себя на Круче такие куски, которые нужно лишь положить на сковородку. Гэндальф тоже прилег отдохнуть после того как помог развести костер, ибо Оин с Глоином потеряли свои огнива (гномы до сих пор не пользуются спичками).

Так завершились приключения в Мглистых горах. Вообще-то Бильбо предпочел бы шмату мяса, поджаренному на палке, бутерброд с маслом, но отказаться от ужина нет, это было выше его сил. Наевшись до отвала, он свернулся калачиком и задремал. Спал хоббит в эту ночь куда крепче, нежели обычно на своей перине. Ему снился его дом, по которому он бродил из комнаты в комнату, что-то разыскивая, и никак не мог вспомнить, куда он это [что-тоk положил.

Чтв 07 Фев 2013 23:23:34
>>43064757
Ты охуел школьник? Я якут вообще

Чтв 07 Фев 2013 23:24:08
ГЛАВА 7 В ГОСТЯХ У БЕОРНА

Разбудил Бильбо солнечный свет. Бодро вскочив, он хотел было по привычке поглядеть на часы и поставить на огонь кофейник и тут вспомнил, что дом далеко-далеко. Зубы почистить не удалось нечем было; на завтрак он получил всего-навсего два куска холодную баранину и не менее холодную крольчатину, ни тебе бекона, ни чая с печеньем. Перекусив, хоббит стал собираться в дорогу.

На сей раз ему позволили взобраться орлу на спину. Орел раскинул громадные крылья и сорвался с утеса. В ушах засвистел ветер, и перепуганный хоббит крепко зажмурился. Следом за Бильбо полетели и гномы, тепло попрощавшиеся с Повелителем орлов: они благодарили его за помощь и обещали как-нибудь вернуть должок. Утро выдалось холодным, в низинах стоял туман, горные пики прятались в дымке. Солнце едва поднялось. Приоткрыв один глаз, Бильбо увидел, что птицы парят высоко в небе, земли внизу не различить, а горы постепенно отдаляются. Он вновь зажмурился и крепче вцепился в орлиную холку.

Эй, полегче! воскликнул орел. И перестань дрожать. Или ты и впрямь в родстве с кроликами? Утро замечательное, ветра почти нет. Что может быть прекраснее полета?

[Горячая ванна и завтрак на лужайкеk, хотел ответить хоббит, но смолчал. Правда, хватку он немного ослабил.

Летели долго. Но вот орлы, должно быть, увидели то, что искали с такой-то высоты! и стали медленно, кругами, снижаться. Тут Бильбо снова рискнул открыть глаза. Земля приближалась, внизу виднелись деревья как будто дубы и вязы, по травянистой равнине текла река. Посреди реки возвышался последним оплотом оставшихся далеко позади кряжей громадный утес, самая настоящая гора; казалось, ее швырнул в воду какой-нибудь силач-великан.

Орлы один за другим опустились на утес и ссадили путников наземь.

Удачи! пожелали они хором. Удачи во всех ваших делах! Пусть ваши гнезда вас дождутся! Так у них принято было прощаться.

Да несет вас ветер в те края, куда держат путь луна и солнце! ответил за себя и своих спутников Гэндальф (он единственный знал правильные слова).

На том и расстались. Впоследствии Повелитель орлов стал Королем птиц и принял золотой венец, а пятнадцать его подданных получили золотые цепи (золото им преподнесли в дар гномы), но Бильбо никогда с ними больше не встречался, да и видел потом всего лишь раз высоко в небе, над полем Битвы Пяти Воинств. Но не будем забегать вперед, в свое время вы все узнаете.

Вершина была плоская, как стол, от нее к подножию скалы вела истертая множеством ног лесенка, спускавшаяся к броду из громадных валунов. У подножия утеса, поблизости от первого валуна, нашлась уютная пещерка, пол которой был усыпан галькой. В этой пещерке путники расселись и принялись обсуждать, что делать дальше.

Как и намеревался, я помог вам перебраться через горы, сказал Гэндальф. Теперь вы в безопасности слава удаче, мудрым наставлениям Элронда и другим нашим друзьям! Однако мы сильно уклонились на восток гораздо сильнее, чем я предполагал. Придется мне поспешить Да, да, я ухожу. Это ведь не мое приключение. Быть может, я к вам еще присоединюсь, но покамест меня зовут другие дела.

Гномы донельзя огорчились и приуныли, а Бильбо даже заплакал. Все думали, что маг пройдет с ними весь путь до Одинокой горы, всегда готовый выручить, если что.

Перестань! прикрикнул Гэндальф на хоббита. Я вовсе не собираюсь уходить прямо сейчас. Побуду с вами денек-другой, пособлю, чем смогу, а там уж не обессудьте. У вас нет ни еды, ни снаряжения, вдобавок вы не знаете, куда попали. Но я-то знаю и объясню! Тропа, на которую мы вышли бы, не встреть проклятых гоблинов, находится в нескольких милях к северу отсюда. Места тут пустынные, если их, конечно, не заселили с тех пор, как я побывал здесь в последний раз, два или три года назад; поэтому полагаться нужно только на себя. Однако неподалеку живет мой хороший знакомый. Это он вырубил лестницу в скале кстати, она называется Каррок. Днем этот мой знакомец редко приходит сюда, поэтому здесь ждать не имеет смысла, придется нам разыскать его самим. Если повезет и мы его отыщем вот тогда я с вами попрощаюсь и пожелаю удачи так же, как орлы.

Гномы уговаривали Гэндальфа остаться, предлагали ему золото, серебро и самоцветы из драконьей сокровищницы, но маг был непреклонен.

Все уже решено, промолвил он. А что до золота и прочих богатств, вы сначала их добудьте. И потом, сдается мне, я уже и так заслужил свою долю.
* * *

Чтв 07 Фев 2013 23:24:36
Искупались в реке, прозрачной и неглубокой у берега, выстирали одежду, полежали на солнышке, а потом, отдохнувшие, но успевшие слегка проголодаться, перешли реку вброд (хоббита вновь несли на плечах) и двинулись по высокой траве, вдоль раскидистых дубов и величавых вязов, туда, куда вел их Гэндальф.

А почему ваш знакомый называет эту скалу Каррок? спросил Бильбо у мага, шагавшего рядом.

Потому что ему так хочется. Он называет карроками все скаты, а эта поблизости от его дома, поэтому для него она Каррок, с большой буквы.

А кто он вообще такой?

О! Это весьма важная персона. Слушайте все! Будьте с ним повежливее, иначе я не ручаюсь за последствия. Вообще-то он добрый, но в гневе ужасен, а рассердить его легче легкого.

Вот так всегда! принялись бурчать гномы, подошедшие поближе, чтобы послушать чародея. Гэндальф, у тебя что, все знакомые такие, один суровее другого? Снизойди хоть разок, объясни поподробнее.

Сколько можно разжевывать? сердито воскликнул маг. Пусть мои знакомые суровы, зато о них никто дурного слова не скажет. А этого зовут Беорном, если вам интересно. Он из тех, кто, как говорят, [меняет шкурыk.

Скорняк, что ли? уточнил Бильбо. Знаю я таковских. Только зазеваешься, мигом всучат тебе кроличью шкурку под видом беличьей.

Великие небеса, нет! вскричал Гэндальф. Нет, нет и нет! Думайте, что говорите, господин Торбинс, и ради всего чудесного не упоминайте при Беорне о скорняках, а также о ковриках, пледах, шарфах и плащах. Беорн оборотень, способный по желанию менять свое обличие: то он громадный черный медведь, а то огромный черноволосый человек с длинной бородой. По одним слухам, он и вправду медведь и ведет свой род от великих медведей древности, которые обитали в горах еще до появления великанов. По другим, Беорн потомок людей, живших здесь, когда о Смоге и слыхом не слыхивали, а гоблины и не думали перебираться сюда с севера. Большего я вам сказать не могу. Он не из тех о ком спрашивают.

Чтв 07 Фев 2013 23:25:04
Ничьи чары над ним не властны. Он живет в дубраве, в большом деревянном доме, пасет скотину, держит пасеку со множеством ульев, питается в основном медом и сливками. Лошади у него просто замечательные, они умеют разговаривать. Беорн не охотится и не ест мяса. В медвежьем обличии он много странствует. Как-то раз я видел его ночью на вершине Каррока, он глядел на клонившуюся к Мглистым горам луну и тихонько ворчал себе под нос: [Наступит день, когда я вернусь домойk. Потому-то мне кажется, что он и впрямь родился в горах.

У Бильбо и гномов было над чем подумать, вопросов больше не задавали. Путь оказался неблизким. Шли то вверх, то вниз, то взбирались на холм, то спускались в овраг. Становилось все жарче. Время от времени устраивали привалы в тени деревьев. Хоббит настолько проголодался, что съел бы хоть пригоршню желудей, но, к его великому огорчению, желуди еще не поспели.

Ближе к полудню начали попадаться луга, явно ухоженные чьей-то заботливой рукой. Этот неведомый кто-то сажал повсюду клевер обычный розовый, красный, медвяный белый и петушиный гребешок. Воздух полнился жужжанием, на лугах трудились пчелы. И какие пчелы! Бильбо никогда в жизни не видел ничего подобного! Крупнее шершней, длиннее пальца, желтые полоски на черных спинках сверкают, точно позолота. [Если меня ужалит хотя бы одна, подумалось ему, я распухну, как от водянкиk.

Подходим, предупредил Гэндальф. Это пчелиные угодья Беорна. Миновали круг высоких, очень старых дубов и очутились перед живой изгородью, столь густой, что сквозь нее ничего не было видно. Через такую не перелезешь, нечего и пытаться.

Вам лучше будет остаться здесь и ждать моего сигнала, сказал маг. Когда я свистну, пойдете ко мне, парами обязательно парами! с промежутком в пять минут. Бомбуру придется идти одному, но он такой толстый, что сойдет и за двоих. Пошли, господин Торбинс! Тут где-то должны быть ворота. С этими словами Гэндальф двинулся вдоль изгороди, влача за собой дрожащего от страха хоббита.

Вскоре они отыскали высокие и широкие деревянные ворота, за которыми виднелись сады и постройки из неотесанных бревен под соломенными крышами амбары, навесы, конюшни; чуть поодаль стоял приземистый дом. С южной стороны изгороди рядами выстроились ульи, также крытые соломой. Оттуда доносилось громкое жужжание, огромные пчелы летали туда-сюда, вползали внутрь, выползали наружу.

Распахнув ворота, створки которых заскрипели, маг по широкой дорожке направился к дому. Хоббит семенил следом. Лошади с лоснящимися боками, пасшиеся поблизости, подняли умные морды, пристально поглядели на незваных гостей и вдруг все вместе куда-то ускакали.

Доложить Беорну, что пожаловали чужаки, пояснил Гэндальф.

Чтв 07 Фев 2013 23:25:39
Вот теперь я точно иду ссать.

Чтв 07 Фев 2013 23:26:35
>>43064840Якуты, между дрочим, 14 потерянное колено израилево.
Ясно что ты так стараешся.
Устрился к ортодоксам гей шлюхой за серебренники?

Чтв 07 Фев 2013 23:34:45
>>43055524
> жидов
Хорошие люди.

Чтв 07 Фев 2013 23:37:30
>>43065591
А причем этот нигра к жидам?

Чтв 07 Фев 2013 23:38:41
>>43065749
Они работают на меня.


← К списку тредов