Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 14.02.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/43422247.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Чтв 14 Фев 2013 02:56:15
Всем-всем добродвачерам! И тебе, кот.
Знаете, я пишу это под непомерный стук сердца, т.к. я очень волнуюсь, ибо готова признаться в любви всем Вам, милые двачеры, всем всем, будь ты хикка, забитая омежка-скромняжка, самоуеренный кококо альфач или уникальная особенная тян. Еще неделю я не знала про 2ch, мне кажется я не жила, я открыла новый мир, полный исключительными людьми, каждый из которых в своем роде уникальность. Я не понимаю тех кун, что тут пишут про грубость, озабоченность и тупость здешних обитателей, как же так можно судить...познакомившись с малой толикой здешних пользователей, я была поражена, столько милых, умных, веселых молодых людей, открытых всему новому здесь гостят. Один, милый и застенчивый хикки, что оказался джентльменом и настоящим мужчиной. Второй, нахрапистый альфа, в дальнейшем жуткий романтик, что спрашивал меня какие цветы подарить сестренке к празднику,последний же, безбашенный фантазер и путешественник, что хоть сейчас возьмет тебе на Камчатку...Как же так, таких людей мешать с грязью, не позволю. И я знаю, что таких как они много...каждый из вас особенный, в тебе есть то, чего нет у всех остальных, за это тебя можно и нужно уважать вас и ценить. Хочу сказать, всем кто это прочтет,я желаю найти себя в жизни, открыться всему новому, осуществить все то, что задумал, ни о чем не жалеть и посмотреть на мир по-новому. Мир прекрасен. Спасибо вам, что вы есть, мои дорогие, горячо любимые доброаноны и дваченяши. Я готова любому из вас, по мере сил, прийти на помощь, помочь, поддержать, подбодрить.И еще кусочек,если же я оскорбила чьи-то чувства, я приношу извинения, мне вовсе не хотелось этого делать. А все те кто желает меня поблагодарить или же ответить негодованием, назвав меня шлюхой, кто нуждается в помощи или совете - добро пожаловать в мой мир ( skype - rapemefirst)Всегда Ваша - Алиса Сумарокова.


Чтв 14 Фев 2013 02:58:32
>>43422247
не читал даже. НОГТИ! Вылечи ногти, не обгрызай их, используй крем для рук.
сиськи годные и лицо тоже

Чтв 14 Фев 2013 03:00:09
Жируха не человек, никогда не позволяйте жирухам принимать хоть какое то участие в вашей жизни.

Чтв 14 Фев 2013 03:00:20
>>43422247
ну ок, прочитал
Спасибо и тебе тоже бобра!

Чтв 14 Фев 2013 03:00:27
>>43422247
Не за что. Спасибо тебе за грудь. Пожалуй и все.

Чтв 14 Фев 2013 03:01:48
>>43422247 Чего ты хочешь от этого треда?

Чтв 14 Фев 2013 03:02:49
>>43422437
Чтобы у тебя была БАТРУХА!

Чтв 14 Фев 2013 03:04:26
>>43422247
АНФИСА ЧЕХОВА СИДИТ НА ДВАЧЕ! ЛОМАЮЩИЕ НОВОСТИ ШОКФОТО!

Чтв 14 Фев 2013 03:05:08
День святого Буратина
Я по бампаю твой милый тред, няша

Чтв 14 Фев 2013 03:05:10
>>43422369
Два чаю тебе, братуха.
Жирная блядь не человек. Вместо всей хуйни, что написала лучше бы занялась собой. Да, твою стену текста я не читал, потому что шлюха нормального написать ничего не может.
Иди худей, уебище.

Чтв 14 Фев 2013 03:05:48
лоллировал на всю галактику
жду вайпа

Чтв 14 Фев 2013 03:05:59
ммм... пухлотян
моар сисечек писечек асечек

Чтв 14 Фев 2013 03:06:03
>>43422473 Я на антидепрессантах, и еще шишки, так что мне похуй.

Чтв 14 Фев 2013 03:06:15
День святого Буратина
Ты будешь Валентян

Чтв 14 Фев 2013 03:06:38
>>43422247
На дневной пили.

Чтв 14 Фев 2013 03:07:32
И еще, погугли что такое маникюр. Лапы как у бомжихи с вокзала.


Чтв 14 Фев 2013 03:07:45
>>43422247
Тред уйдет в бамплимит.

Чтв 14 Фев 2013 03:08:02
>и тебе кот.
Meow <(:3) <3

Чтв 14 Фев 2013 03:08:08
День святого Буратина
>>43422599
Я хочу чтобы ты не сагал и не агрился. Пусть у тебя все будет хорошо. Ок?
Сам кушаю антидепрессанты, но это так к слову

Чтв 14 Фев 2013 03:08:45
>>43422648
съеби, петух

Богиня, приди же в тред.

Чтв 14 Фев 2013 03:08:47
Это та девочка, которая постила сиськи в соце, пока ее не детектировали? С брекетами на зубах?

Чтв 14 Фев 2013 03:09:13
>>43422667
Кушают дебилы ебаные. Люди едят

Чтв 14 Фев 2013 03:09:26
>>43422247
Уёбывай шлюха тупая!

Чтв 14 Фев 2013 03:10:02
>>43422247
Тебе нравится думать, что я буду фапать на тебя сегодня?

Чтв 14 Фев 2013 03:10:05
День святого Буратина
>>43422712
Я не возражаю

Чтв 14 Фев 2013 03:10:16
Фоточек. Быстро, решительно!

Чтв 14 Фев 2013 03:10:22
>>43422247
>Я готова любому из вас, по мере сил, прийти на помощь, помочь, поддержать, подбодрить
Помоги мне лишиться девственности, а?

Чтв 14 Фев 2013 03:10:53
День святого Буратина
>>43422759
ЛОЛ

Чтв 14 Фев 2013 03:11:40
>>43422759
Пусть она тебя отвлечет а девствености лишу тебя я, ок?

Чтв 14 Фев 2013 03:11:51
>>43422759 Дрочи на мои фото, больше помочь не могу.

Чтв 14 Фев 2013 03:13:05
День святого Буратина
>>43422821
Валентян, eto ti?

Чтв 14 Фев 2013 03:13:52
>>43422247
14 февраля не праздник, но за грудь спасибо. Она у тебя отличная.

Чтв 14 Фев 2013 03:14:24
Ну началось. 14 февраля на дваче. Идите нахуй, господа!

Чтв 14 Фев 2013 03:14:37
>>43422887
лох, тебя не заебывает каждый раз капчу вбивать?

Чтв 14 Фев 2013 03:14:41
>>43422247
Как трогательно.

Чтв 14 Фев 2013 03:14:42
>>43422891 Это сиськи а не грудь.

Чтв 14 Фев 2013 03:14:52
>>43422247
> милые двачеры
Съеби шлюха, ненавижу когда меня так называют.

Чтв 14 Фев 2013 03:15:18
День святого Буратина
>>43422887
успокойся, а то я пожалуюсь

Чтв 14 Фев 2013 03:16:35
>>43422247
Пошла нахуй, вниманиеблядь.

Чтв 14 Фев 2013 03:16:37
>>43422605
Дыхание участилось, шишка задымилась.

Чтв 14 Фев 2013 03:17:21
>>43422821
Тогда будет вайп гомониграми.

Чтв 14 Фев 2013 03:17:44
>>43423000
Все что есть отдам, правда их мало

Чтв 14 Фев 2013 03:18:24
>>43422666
Щеки-то ладно, Сатана, но вот зубы - это пиздец.

Чтв 14 Фев 2013 03:18:53
>>43422247
Да, был бы вин, если б все тянки харкача закамвхорили свои прелести в честь ДСВ!

Чтв 14 Фев 2013 03:20:52
А СИСЕК НЕ БУДЕТ ЧТО-ЛИ?

Чтв 14 Фев 2013 03:20:55
>>43422247
Почему-то смотрю на этот пост и вижу: Молодой человек, это не для вас написано. Сагану на всякий случай и от всей души желаю тебе завтра насосать побольше хуйцов.

Чтв 14 Фев 2013 03:20:55
>>43423082
Мечтай.

Чтв 14 Фев 2013 03:21:11
>>43422247
Скорее всего ты по фигуре безформеная жируха. И пальцы у тебя уродские.

Чтв 14 Фев 2013 03:22:19
>>43422247 Говори сразу, сколько хуев сосала?

Чтв 14 Фев 2013 03:23:15
>>43422247
Моар-то будет, шлюха? Так уж и быть, всфапну на тебя, если доставишь нормальные, голые сисечки. А так - сажи, шлюха тупая.

Чтв 14 Фев 2013 03:23:49
>>43422247
Завайпать тебя что ли, говно блядь.

Чтв 14 Фев 2013 03:24:53
День святого Буратина
>>43423223
Анус себе завайпай, пес

Чтв 14 Фев 2013 03:25:00
>>43422247
ААХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХХААХХХХХХХХХААХАХХАХАХАХАХАХА
сука смешно.Много букв.

Чтв 14 Фев 2013 03:25:22
>>43423248
Ну все, шлюха, ты огребаешь.

Чтв 14 Фев 2013 03:25:35
>>43423238
Как он его! Прям в пердачелло. Класс))

Чтв 14 Фев 2013 03:25:41

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество в1сех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:25:54
>>43423270

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.
1
Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:25:55
>>43422247
Вагиня, я приготовил тебе какао.

Чтв 14 Фев 2013 03:26:06
>>43423265

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Мно1жество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:26:18
>>43423281

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространс1тво, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:26:29

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изоме113трии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:26:40

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называе11мой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:26:43
>>43422247
>Один, милый и застенчивый хикки, что оказался джентльменом и настоящим мужчиной.
Пиздолис и тряпка
>Второй, нахрапистый альфа, в дальнейшем жуткий романтик, что спрашивал меня какие цветы подарить сестренке к празднику
Тупое быдло
>последний же, безбашенный фантазер и путешественник, что хоть сейчас возьмет тебе на Камчатку
Я тоже путешественник. Когда под марками. А когда по винту - гонщик.

Сними розовые очки. Мы - сточная канава интернета.
Да что там, всего общества. Хороших и счастливых здесь нет. Люди заходят сюда чтобы выблевать очередную порцию гноя и чтобы нажратся не такого мерзкого как свой.

Я даже не буду мониторить этот тред. Я просто отправлю сообщение, выключу ноутбук и лягу спать.
Нажрался уже.


Чтв 14 Фев 2013 03:26:50
Ни±кола Те±сла (серб. Никола Тесла; 10 июля 1856, Смилян, Австрийская империя, ныне в Хорватии 7 января 1943, Нью-Йорк, США) физик, инженер, изобретатель в области электротехники и радиотехники. Родился и вырос в Австро-Венгрии, в последующие годы в основном работал во Франции и США. В 1891 году получил американское гражданство[3].

Широко известен благодаря своему научно-революционному вкладу в изучение свойств электричества и магнетизма в конце XIX начале XX веков. Патенты и теоретические работы Теслы дали основу для изобретения и развития многих современных устройств, работающих на переменном токе, многофазных систем и электродвигателя, позволивших совершить так называемый второй этап промышленной революции.

Также он известен как сторонник существования эфира: известны многочисленные его опыты и эксперименты, имевшие целью показать наличие эфира как особой формы материи, поддающейся использованию в технике.

Именем Н. Теслы названа единица измерения плотности магнитного потока (магнитной индукции). Среди многих наград учёного медали Э. Крессона, Дж. Скотта, Т. Эдисона.

Современники-биографы считали Теслу [человеком, который изобрёл XX векk[4] и [святым заступникомk современного электричества[5]. После демонстрации радио и победы в [Войне токовk Тесла получил повсеместное признание как выдающийся инженер-электротехник и изобретатель.[6] Ранние работы Теслы проложили путь современной электротехнике, его открытия раннего периода имели инновационное значение. В США по известности Тесла мог конкурировать с любым изобретателем или учёным в истории или популярной культуре[7].

Чтв 14 Фев 2013 03:26:54
День святого Буратина
Давай, петушок, старайся

Чтв 14 Фев 2013 03:27:10

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии11превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:27:25
>>43423313

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.
1

Чтв 14 Фев 2013 03:27:25
Семья Тесла[8] жила в селе Смилян в 6 км от города Госпич, главного города исторической провинции Лика, входившей в то время в состав Австро-Венгерской империи.[9] Отец Милутин Тесла (18191879), священник Сремской епархии сербской православной церкви, серб. Мать Георгина (Джука) Тесла (18221892), в девичестве Мандич, была дочерью священника. 28 июня (10 июля) 1856 года в семье появился четвёртый[10] ребёнок Никола. Всего в семье было пять детей: три дочери Милка, Ангелина и Марица и два сына Никола и его старший брат Дане. Когда Николе было пять лет, его брат погиб, упав с коня.[11]

Первый класс начальной школы Никола закончил в Смилянах. В 1862 году, вскоре после гибели Дане, отец семейства получил повышение сана, и семья Тесла переехала в Госпич, где Никола завершил оставшиеся три класса начальной школы, а затем и трёхлетнюю нижнюю реальную гимназию, которую закончил в 1870 году. Осенью того же года Никола поступил в Высшее реальное училище в городе Карловац. Он жил в доме у своей тёти, двоюродной сестры отца, Станки Баранович.

В июле 1873 года Никола получил аттестат зрелости. Несмотря на наказ отца, Никола вернулся к семье в Госпич, где была эпидемия холеры, и тут же заразился (правда, до конца не ясно[источник не указан 1354 дня], была ли это на самом деле холера). Вот что рассказывал об этом сам Тесла:

Мне с детства была предназначена стезя священника. Эта перспектива, как чёрная туча, висела надо мной. Получив аттестат зрелости, я оказался на распутье. Должен ли я ослушаться отца, проигнорировать полные любви пожелания матери или подчиниться судьбе? Эта мысль угнетала меня, и в будущее я смотрел со страхом. Я глубоко уважал своих родителей, поэтому решил заниматься духовными науками. Именно тогда разразилась ужасная эпидемия холеры, которая выкосила десятую часть населения. Вопреки не допускавшим возражений приказам отца я помчался домой, и болезнь подкосила меня. Позже холера привела к водянке, проблемам с лёгкими и прочим заболеваниям. Девять месяцев в постели, почти без движения, казалось, истощили все мои жизненные силы, и врачи отказались от меня. Это был мучительный опыт не столько из-за физических страданий, сколько из-за моего огромного желания жить. Во время одного из приступов, когда все думали, что я умираю, в комнату стремительно вошёл мой отец, чтобы поддержать меня такими словами: [Ты поправишься.k Как сейчас вижу его мертвенно-бледное лицо, когда он пытался ободрить меня тоном, противоречащим его заверениям. [Может быть, ответил я мне и удастся поправиться, если ты позволишь мне изучать инженерное дело.k [Ты поступишь в лучшее учебное заведение в Европе.k ответил он торжественно, и я понял, что он это сделает. С моей души спал тяжкий груз. Но утешение могло прийти слишком поздно, если бы меня удивительным образом не вылечила одна старая женщина с помощью отвара из бобов. В этом не было силы внушения или таинственного воздействия. Средство от болезни было в полном смысле целебным, героическим, если не отчаянным, но оно возымело действие[12].

Чтв 14 Фев 2013 03:27:40
День святого Буратина
>>43422247
Привет

Чтв 14 Фев 2013 03:27:51
>>43423320

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множ1ество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:27:56
Выздоровевшего Теслу должны были вскоре призвать на трёхлетнюю службу в Австро-Венгерской армии. Родственники сочли его недостаточно здоровым и спрятали в горах. Назад он вернулся лишь в начале лета 1875 года.

В том же году Никола поступил в высшее техническое училище в Граце (в настоящее время Грацский технический университет), где стал изучать электротехнику. Наблюдая за работой машины Грамма на лекциях по электротехнике, Тесла пришёл к мысли о несовершенстве машин постоянного тока, однако профессор Яков Пешль подверг его идеи резкой критике, перед всем курсом прочитав лекцию о неосуществимости использования переменного тока в электродвигателях. На третьем курсе Тесла увлёкся азартными играми, проигрывая большие суммы денег в карты. В своих воспоминаниях Тесла писал, что им двигало [не только желание развлечься, но и неудачи в достижении намеченной целиk.[10] Выигрыши он всегда раздавал проигравшим, за что вскоре прослыл чудаком. В конце концов он настолько сильно проигрался, что его матери пришлось взять в долг у своей приятельницы. С тех пор он никогда больше не играл в карты.

17 (29) апреля 1879 умер отец Николы.

Тесла устроился преподавателем в реальную гимназию в Госпиче, ту, в которой он учился. Работа в Госпиче его не устраивала. У семьи было мало денег, и только благодаря финансовой помощи от двух своих дядей, Петара и Павла Мандич, молодой Тесла смог в январе 1880 года уехать в Прагу, где поступил на философский факультет Пражского университета.

Он проучился всего один семестр и был вынужден искать работу.
Австро-Венгрия, Германия и Франция

До 1882 года Тесла работал инженером-электриком в правительственной телеграфной компании в Будапеште, которая в то время занималась проведением телефонных линий и строительством центральной телефонной станции. В феврале 1882 года Тесла придумал, как можно было бы использовать в электродвигателе явление, позже получившее название вращающегося магнитного поля.

Работа в телеграфной компании не давала Тесле осуществить свои замыслы по созданию электродвигателя переменного тока. В конце 1882 года он устроился в Континентальную компанию Эдисона (Continental Edison Company) в Париже. Одной из наиболее крупных работ компании было сооружение электростанции для железнодорожного вокзала в Страсбурге. В начале 1883 года компания направила Николу в Страсбург для решения ряда рабочих проблем, возникших у компании при монтаже осветительного оборудования новой железнодорожной станции.[13] В свободное время Тесла работал над изготовлением модели асинхронного электродвигателя, а в 1883 году демонстрировал работу двигателя в мэрии г. Страсбурга.

Чтв 14 Фев 2013 03:28:04
>>43423350

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до 1изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:28:17
>>43423357

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множеств11о всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:28:23
К весне 1884 года работы на страсбургской ж/д станции были закончены, и Тесла вернулся в Париж, ожидая от компании премии в размере 25 тыс. долларов. Попробовав получить причитающиеся ему премиальные, он понял, что этих денег ему не получить и, оскорблённый, уволился[10].

Один из первых биографов изобретателя Б. Н. Ржонсницкий[14] утверждает: [Первая мысль его была поехать в Петербург, так как в России в те годы были сделаны многие важные для развития электротехники открытия и изобретения. Имена Павла Николаевича Яблочкова, Дмитрия Александровича Лачинова, Владимира Николаевича Чиколева и других были хорошо известны электрикам всех стран, статьи их печатались в наиболее распространенных электротехнических журналах мира и, несомненно, были известны и Теслеk[10]. Но в последний момент один из администраторов Континентальной компании, Чарлз Бечлор (англ. Charles Batchelor), уговорил Николу вместо России отправиться в США. Бечлор написал рекомендательное письмо Эдисону, своему другу:

[Было бы непростительной ошибкой дать возможность уехать в Россию подобному таланту. Вы ещё будете мне благодарны, мистер Эдисон, за то, что я не пожалел нескольких часов для убеждения этого молодого человека отказаться от мысли ехать в Петербург. Я знаю двух великих людей один из них вы, второй этот молодой человек.k[10].

В биографиях Теслы других авторов о желании Теслы ехать в Россию ничего не сказано, а текст записки приводится лишь из одного (последнего) предложения. Впервые о записке упоминает первый крупный биограф Теслы Джон ОНейл. Документально зафиксированного текста записки нет. Современный автор, доктор философии Марк Сейфер, полагает, что записки как таковой могло и не существовать.
Америка
Работа у Эдисона
Н. Тесла с [Теорией натуральной философииk Руджера Бошковича на фоне катушки ВЧ трансформатора в своей лаборатории на Хаустон-стрит

6 июля 1884 года Тесла прибыл в Нью-Йорк.[15] Он устроился на работу в компанию Томаса Эдисона (Edison Machine Works) в качестве инженера по ремонту электродвигателей и генераторов постоянного тока.

Эдисон довольно холодно воспринимал новые идеи Теслы и всё более открыто высказывал неодобрение направлению личных изысканий изобретателя. Весной 1885 года Эдисон пообещал Тесле 50 тыс. долларов (по тем временам сумма, примерно эквивалентная 1 млн современных долларов[16]), если у него получится конструктивно улучшить электрические машины постоянного тока, придуманные Эдисоном.[17] Никола активно взялся за работу и вскоре представил 24 разновидности машины Эдисона, новый коммутатор и регулятор, значительно улучшающие эксплуатационные характеристики. Одобрив все усовершенствования, в ответ на вопрос о вознаграждении Эдисон отказал Тесле, заметив, что эмигрант пока плохо понимает американский юмор. Оскорблённый Тесла немедленно уволился.[18]

Чтв 14 Фев 2013 03:28:33

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до 1113) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:28:46

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью д13о изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:28:47
День святого Буратина
Проработав всего год в компании Эдисона, Тесла приобрёл известность в деловых кругах. Узнав о его увольнении, группа электротехников предложила Николе организовать свою компанию, связанную с вопросами электрического освещения. Проекты Теслы по использованию переменного тока их не воодушевили, и тогда они изменили первоначальное предложение, ограничившись лишь предложением разработать проект дуговой лампы для уличного освещения. Через год проект был готов. Вместо денег предприниматели предложили изобретателю часть акций компании, созданной для эксплуатации новой лампы. Такой вариант не устроил изобретателя, компания же в ответ постаралась избавиться от него, попытавшись оклеветать и опорочить Теслу[10].

С осени 1886 года и до весны молодой изобретатель вынужден был перебиваться на подсобных работах. Он занимался рытьём канав, [спал, где придётся, и ел, что найдётk. В этот период он подружился с находившимся в подобном же положении инженером Брауном, который смог уговорить нескольких своих знакомых оказать небольшую финансовую поддержку Тесле. В апреле 1887 года созданная на эти деньги [Тесла арк лайт компаниk начала заниматься обустройством уличного освещения новыми дуговыми лампами. Вскоре перспективность компании была доказана большими заказами из многих городов США. Для самого изобретателя компания была лишь средством к достижению заветной цели[10].

Под офис своей компании в Нью-Йорке Тесла снял дом на Пятой авеню (англ. Fifth Avenue) неподалёку от здания, занимаемого компанией Эдисона. Между двумя компаниями развязалась острая конкурентная борьба, известная в Америке под названием [Война токовk (War of Currents).

В июле 1888 года известный американский промышленник Джордж Вестингауз выкупил у Теслы более 40 патентов, заплатив в среднем по 25 тысяч долларов за каждый. Вестингауз также пригласил изобретателя в роли консультанта на заводах в Питсбурге, где разрабатывались промышленные образцы машин переменного тока. Работа не приносила изобретателю удовлетворения, мешая появлению новых идей. Несмотря на уговоры Вестингауза, через год Тесла вернулся в свою лабораторию в Нью-Йорке.

Вскоре после возвращения из Питсбурга Никола Тесла съездил в Европу, где посетил Всемирную выставку 1889 года, проходившую в Париже; навестил свою мать и сестру Марицу[10].

В 18881895 годах Тесла занимался исследованиями магнитных полей и высоких частот в своей лаборатории. Эти годы были наиболее плодотворными: он получил множество патентов. Руководство Американского института электроинженеров (American Institute of Electrical Engineers) пригласило Теслу прочитать лекцию о своих работах. 20 мая 1892 года он выступил перед аудиторией, включавшей выдающихся электротехников того времени, и имел большой успех.

13 марта 1895 года в лаборатории на Пятой авеню случился пожар. Здание сгорело до основания, уничтожив самые последние достижения изобретателя механический осциллятор, новый метод электрического освещения, новый метод беспроводной передачи сообщений на далёкие расстояния и метод исследования природы электричества. Сам Тесла заявил, что по памяти может восстановить все свои открытия.

Финансовую помощь изобретателю оказала [Компания Ниагарских водопадовk. Благодаря Эдварду Адамсу у Теслы появилось 100 000 долларов на обустройство новой лаборатории. Уже осенью исследования возобновились по новому адресу: Хаустон-стрит, 46. В конце 1896 года Тесла добился передачи радиосигнала на расстояние 30 миль (48 км)

Чтв 14 Фев 2013 03:29:10

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, 113определив расстояние с помощью так называемой метрик1

Чтв 14 Фев 2013 03:29:16
День святого Буратина
В мае 1899 года по приглашению местной электрической компании Тесла переехал в курортный городок Колорадо Спрингс (англ. Colorado Springs) в штате Колорадо. Городок располагался на обширном плато на высоте 2000 м. Сильные грозы были нередки в этих местах[10].

В Колорадо Спрингс Тесла организовал небольшую лабораторию. Спонсором на этот раз был владелец отеля [Уолдорф-Асторияk, выделивший на исследования 30 000 долларов. Для изучения гроз Тесла сконструировал специальное устройство, представляющее собой трансформатор, один конец первичной обмотки которого был заземлён, а второй соединялся с металлическим шаром на выдвигающемся вверх стержне. Ко вторичной обмотке подключалось чувствительное самонастраивающееся устройство, соединённое с записывающим прибором. Это устройство позволило Николе Тесле изучать изменения потенциала Земли, в том числе и эффект стоячих электромагнитных волн, вызванный грозовыми разрядами в земной атмосфере (через пять с лишним десятилетий этот эффект был подробно исследован и позднее стал известен как [Резонанс Шуманаk). Наблюдения навели изобретателя на мысль о возможности передачи электроэнергии без проводов на большие расстояния.

Следующий эксперимент Тесла направил на исследование возможности самостоятельного создания стоячей электромагнитной волны. Кроме множества индукционных катушек и прочего оборудования он спроектировал [усиливающий передатчикk. На огромное основание трансформатора были намотаны витки первичной обмотки. Вторичная обмотка соединялась с 60-метровой мачтой и заканчивалась медным шаром метрового диаметра. При пропускании через первичную катушку переменного напряжения в несколько тысяч вольт во вторичной катушке возникал ток с напряжением в несколько миллионов вольт и частотой до 150 тысяч герц.

При проведении эксперимента были зафиксированы грозоподобные разряды, исходящие от металлического шара. Длина некоторых разрядов достигала почти 4,5 метров, а гром был слышен на расстоянии до 24 км. Первый запуск эксперимента прервался из-за сгоревшего генератора на электростанции в Колорадо Спрингс, который был источником тока для первичной обмотки [усиливающего передатчикаk. Тесла вынужден был прекратить эксперименты и самостоятельно заниматься ремонтом вышедшего из строя генератора. Через неделю эксперимент был продолжен.

На основании эксперимента Тесла сделал вывод о том, что устройство позволило ему генерировать стоячие волны, которые сферически распространялись от передатчика, а затем с возрастающей интенсивностью сходились в диаметрально противоположной точке земного шара, где-то около островов Амстердам и Сен-Поль в Индийском океане.

Свои заметки и наблюдения от опытов в лаборатории в Колорадо Спрингс Никола Тесла заносил в дневник, который позднее был опубликован под названием [Colorado Springs Notes, 18991900k.

Осенью 1899 года Тесла вернулся в Нью-Йорк.
Статуя Николы Теслы перед православной церковью Святого Саввы, Манхэттен, Нью-Йорк
Проект [Уорденклиффk
Финансировавший исследования Теслы промышленник Джон Пирпонт Морган, 1903 г.

В 60 км севернее Нью-Йорка на острове Лонг-Айленд Никола Тесла приобрёл участок земли, граничащий с владениями Чарльза Вардена. Участок площадью 0,8 кмb находился на значительном удалении от поселений. Здесь Тесла планировал построить лабораторию и научный городок. По его заказу архитектором В. Гроу был разработан проект радиостанции 47-метровой деревянной каркасной башни с медным полушарием наверху. Сооружение подобной конструкции из дерева порождало множество сложностей: из-за массивного полушария центр тяжести здания сместился вверх, лишая конструкцию устойчивости. С трудом удалось найти строительную компанию, взявшуюся за реализацию проекта. Строительство башни завершилось в 1902 году. Тесла поселился в небольшом коттедже неподалёку.

Изготовление необходимого оборудования затянулось, поскольку финансировавший его промышленник Джон Пирпонт Морган разорвал контракт после того, как узнал, что вместо практических целей по развитию электрического освещения Тесла планирует заниматься исследованиями беспроводной передачи электричества. Узнав о прекращении Морганом финансирования проектов изобретателя, другие промышленники также не захотели иметь с ним дела. Тесла вынужден был прекратить строительство, закрыть лабораторию и распустить штат сотрудников. Расплачиваясь с кредиторами, Тесла вынужден был продать земельный участок. Башня оказалась заброшенной и простояла до 1917 года, когда федеральные власти заподозрили, что немецкие шпионы используют её в своих целях. Недостроенный проект Теслы взорвали[19].

Чтв 14 Фев 2013 03:29:41
День святого Буратина
После 1900 года Тесла получил множество других патентов на изобретения в различных областях техники (электрический счётчик, частотомер, ряд усовершенствований в радиоаппаратуре, паровых турбинах и пр.)

Летом 1914 года Сербия оказалась в центре событий, повлекших начало Первой мировой войны. Оставаясь в Америке, Тесла принимал участие в сборе средств для сербской армии. Тогда же он начинает задумываться о создании супероружия: [Придет время, когда какой-нибудь научный гений придумает машину, способную одним действием уничтожить одну или несколько армийk.[20]

В 1915 году в газетах писали, что Тесла был номинирован на Нобелевскую премию по физике. Одновременно был заявлен и Томас Эдисон. Изобретателям предлагалось разделить премию на двоих. По утверждениям некоторых источников, взаимная неприязнь изобретателей привела к тому, что оба отказались от неё, таким образом отвергнув любую возможность разделения премии.[21] В действительности Эдисону в 1915 не предлагали премии, хотя и номинировали на нее, а Теслу впервые номинировали в 1937 году.[22]

18 мая 1917 года Тесле была вручена медаль Эдисона, хотя сам он решительно отказывался от её получения.

В 1917 году Тесла предложил принцип действия устройства для радиообнаружения подводных лодок.

В 19171926 годах Никола Тесла работал в разных городах Америки. С лета 1917 до ноября 1918 года он работал на [Пайл Нэшнлk в Чикаго; в 19191922 годах был в Милуоки с Эллисом Чалмерсом; последние месяцы 1922 года прошли в Бостонской [Уолтем Уотч Компаниk, а в 19251926 годах в Филадельфии Тесла разрабатывал для [Бадд Компаниk бензиновую турбину.

В 1934 году в журнале Scientific American была опубликована статья Теслы, вызвавшая широкий резонанс в научных кругах, в которой он подробно рассмотрел пределы возможности получения сверхвысоких напряжений путем зарядки шарообразных емкостей статическим электричеством от трущихся ремней и высказал сомнение в том, что разряды этого электростатического генератора смогут помочь в исследованиях строения атомного ядра.
Смерть
Урна с прахом Н. Теслы в Белградском музее Теслы.
Музей Николы Теслы в Белграде
Бюст Теслы в Пуле

Уже в преклонном возрасте Теслу сбила легковая машина, он получил перелом рёбер. Болезнь вызвала острое воспаление лёгких, перешедшее в хроническую форму. Тесла оказался прикован к постели.

В Европе началась война. Тесла глубоко переживал за свою родину, оказавшуюся в оккупации, неоднократно обращаясь с горячими призывами в защиту мира ко всем славянам (в 1943 году, уже после его смерти, первой гвардейской дивизии народно-освободительной армии Югославии за проявленное мужество и героизм было присвоено имя Николы Теслы).

1 января 1943 года Элеонора Рузвельт, супруга президента США, выразила пожелание навестить больного Теслу. Посол Югославии в США Сава Косанович (приходившийся племянником Тесле), посетил его 5 января и договорился о встрече. Он был последним, кто общался с Теслой[10].

Тесла умер от сердечной недостаточности в ночь с 7 на 8 января 1943 года[23]. Тесла всегда требовал, чтобы ему никто не мешал, на дверях его гостиничного номера в Нью-Йорке даже висела специальная табличка. Тело было обнаружено горничной и директором отеля [Нью-Йоркерk лишь спустя 2 дня после смерти. 12 января тело кремировали, и урну с прахом установили на Фернклиффском кладбище в Нью-Йорке[24]. Позже она была перенесена в Музей Николы Теслы в Белграде.
Изобретения и научные работы
Переменный ток

С 1889 года Никола Тесла приступил к исследованиям токов высокой частоты и высоких напряжений. Изобрёл первые образцы электромеханических генераторов ВЧ (в том числе индукторного типа) и высокочастотный трансформатор (трансформатор Теслы, 1891), создав тем самым предпосылки для развития новой отрасли электротехники техники ВЧ.

В ходе исследований токов высокой частоты Тесла уделял внимание и вопросам безопасности. Экспериментируя на своём теле, он изучал влияние переменных токов различной частоты и силы на человеческий организм. Многие правила, впервые разработанные Теслой, вошли в современные основы техники безопасности при работе с ВЧ-токами. Он обнаружил, что при частоте тока свыше 700 Гц электрический ток протекает по поверхности тела, не нанося вреда тканям организма. Электротехнические аппараты, разработанные Теслой для медицинских исследований, получили широкое распространение в мире.

Эксперименты с высокочастотными токами большого напряжения привели изобретателя к открытию способа очистки загрязнённых поверхностей. Аналогичное воздействие токов на кожу показало, что таким образом возможно удалять мелкую сыпь, очищать поры и убивать микробы. Данный метод используется в современной электротерапии.
Теория полей

12 октября 1887 года Тесла дал строгое научное описание сути явления вращающегося магнитного поля. 1 мая 1888 года Тесла получил свои основные патенты на изобретение многофазных электрических машин (в том числе асинхронного электродвигателя) и системы передачи электроэнергии посредством многофазного переменного тока. С использованием двухфазной системы, которую он считал наиболее экономичной, в США был пущен ряд промышленных электроустановок, в том числе Ниагарская ГЭС (1895), крупнейшая в те годы[10].
Радио

Тесла одним из первых запатентовал способ надёжного получения токов, которые могут быть использованы в радиосвязи. Патент U.S. Patent 447 920, выданный в США 10 марта 1891 года, описывал [Метод управления дуговыми лампамиk ([Method of Operating Arc-Lampsk), в котором генератор переменного тока производил высокочастотные (по меркам того времени) колебания тока порядка 10 000 Гц. Запатентованной инновацией стал метод подавления звука, производимого дуговой лампой под воздействием переменного или пульсирующего тока, для чего Тесла придумал использовать частоты, находящиеся за рамками восприятия человеческого слуха. По современной классификации генератор переменного тока работал в интервале очень низких радиочастот.
Тесла демонстрирует принципы радиосвязи, 1891 г.

В 1891 году на публичной лекции Тесла описал и продемонстрировал принципы радиосвязи. В 1893 году вплотную занялся вопросами беспроволочной связи и изобрёл мачтовую антенну. В 1893 году Тесла построил первый волновой радиопередатчик, опередив Попова и Маркони на несколько лет. В 1943 году Верховный суд США подтвердил первенство Теслы в этом изобретении.

Чтв 14 Фев 2013 03:30:05
>>43423392
Тупая блядь не понимает сути вайпа, мне и не нужно, что бы твой тред тонул, давай блядь, бампай, у меня есть свободное время.

Чтв 14 Фев 2013 03:30:09
День святого Буратина

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью 1изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:30:35
>>43422247
> ...
> признаться в любви всем
> всем
иди нахуй, социоблядь
Люби либо тех либо тех, а то альфачей с омегами в одну кучу смешала, шлюха. Рака тебе. Присоединюсь к вайпу.

Чтв 14 Фев 2013 03:30:37
>>43423448

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точ1ностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:30:46
угусто, являвшемуся выходцем из [средних классовk, путь наверх могла открыть лишь служба в вооруженных силах, с которыми он по достижении 17 лет и связал свою судьбу, поступив в пехотное училище в Сан-Бернардо. До этого он прошёл обучение в школе при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо. В пехотном училище молодой человек провел четыре года (с 1933-го по 1937-й), окончил последнее в младшем офицерском звании и был направлен сначала в полк [Чакабукоk в Консепсьоне, а затем в полк [Майпоk в Вальпараисо.

В 1948 г. Пиночет поступил в Высшую Военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремленного офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 г. Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся [География Чили, Аргентины, Боливии и Перуk, защитил дипломную работу, получил звание бакалавра и поступил в школу права Чилийского университета, окончить которую ему так и не пришлось: в 1956 г. он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

В конце 1959 г. Пиночет возвратился в Чили, где командовал полком (а по прошествии времени бригадой и дивизией), занимался штабной работой, пребывал на должности заместителя начальника Военной академии, а получив звание генерала, опубликовал свои очередные работы [Эссе по изучению чилийской геополитикиk и [Геополитикуk.

В 1967 году армейское подразделение под командованием Пиночета расстреляло мирный митинг бастовавших горняков рудника [Эль-Сальвадорk. В результате расстрела были убиты не только рабочие, но также несколько детей и беременная женщина[2].

В 1971 г. Пиночет заступил на должность командующего гарнизоном Сантьяго, что стало его первым назначением при правительстве Народного единства во главе с президентом Сальвадором Альенде. В начале ноября 1972 г., будучи заместителем министра внутренних дел генерала Карлоса Пратса, стал исполняющим обязанности главнокомандующего сухопутными войсками. В августе 1973 г. военные во главе с Пиночетом организовали провокацию против генерала Пратса[3], который, сохраняя верность правительству Народного единства, не выдержав травли, подал в отставку со всех постов. Альенде назначил на его место генерала Пиночета. Карлос Пратс писал в своем дневнике 23 августа 1973: [Моя карьера закончилась. Не преувеличивая свою роль, я считаю, что мой уход в отставку прелюдия государственного переворота и величайшего предательства Теперь лишь осталось назначить день переворотаk

11 сентября 1973 г. в Чили произошёл военный переворот, одним из инициаторов которого был как раз А. Пиночет. Это был не обычный мятеж гарнизонного типа, а хорошо спланированная военная операция, в центре которой была осуществлена комбинированная атака с применением артиллерии, авиации и пехоты. Президентский дворец был обстрелян ракетами. Военными формированиями были заняты все государственные и правительственные учреждения. Были приняты меры к тому, чтобы воспрепятствовать выступлению воинских частей в защиту правительства Народного единства. Офицеры, отказавшиеся поддержать путч, были расстреляны. В ходе переворота правительство Народного единства с Сальвадором Альенде было свергнуто. Была образована военная Хунта, куда вошли: генерал А. Пиночет (от армии), адмирал Хосе Торибио Мерино Кастро (от ВМФ), генерал Густаво Ли Гусман (от ВВС) и генерал Сезар Мендоса Дюран (от карабинеров).
Президентство

Вскоре после переворота Пиночет заявил, что вооруженные силы остаются верны своему профессиональному долгу, что только чувства патриотизма, а также (цитата из заявления Пиночета) [марксисты и обстановка в странеk вынудили их взять власть в свои руки, что [как только спокойствие будет восстановлено, а экономика выведена из состояния коллапса, армия вернется в казармыk. Генерал даже установил срок для реализации этих целей около 20 лет, после чего Чили вернется к демократии.
До декабря 1974 г. Пиночет оставался главой военной хунты, а уже с декабря 1974 г. по март 1990 г. пребывал на посту президента Чили, являясь одновременно главнокомандующим вооружёнными силами страны. Со временем, он сумел сосредоточить в своих руках всю полноту власти, устранив всех своих конкурентов генерал Густаво Ли получил отставку, адмирал Мерино, формально остававшийся в составе хунты, со временем был лишен всякой власти, министр внутренних дел генерал Оскар Бонилья погиб в авиакатастрофе при невыясненных обстоятельствах. Летом 1974 был принят закон [О юридическом статусе правительственной хунтыk, в котором генерал Пиночет провозглашался верховным носителем власти. Он был наделен широкими полномочиями, в том числе правом единолично объявлять осадное положение, одобрять или отменять любые законы, назначать и смещать судей. Его власть не ограничивалась ни парламентом, ни политическими партиями (хотя продолжала формально ограничиваться другими членами хунты). Еще 21 сентября 1973, согласно президентскому декрету-закону, был распущен Национальный Конгресс Чили, как было заявлено, вследствие невозможности [соблюдать в настоящее время законодательные требования, предъявляемые к установленной процедуре принятия законовk.
С первых дней своего правления военный режим объявил состояние [внутренней войныk. Генерал Пиночет заявил: [Из всех наших врагов главным и наиболее опасным является коммунистическая партия. Мы должны разрушить ее сейчас, пока она реорганизуется по всей стране. Если нам это не удастся, она рано или поздно уничтожит насk. Были учреждены военные трибуналы, заменившие гражданские суды, созданы тайные центры пыток (Londres 38, Колония Дигнидад, Вилла Гримальди) несколько концлагерей для политзаключенных. Были произведены казни наиболее опасных из противников режима на стадионе [Сантьягоk, в ходе операции [Караван смертиk и т. д. Значительную роль в первые месяцы репрессий играли военные разведслужбы: армейская разведка, военно-морская разведка, разведка военно-воздушных сил и разведка корпуса карабинеров. Однако вскоре для лидеров режима стало ясно, что органы военной разведки не справляются с поставленными задачами.
В январе 1974 начинает создаваться единый национальный разведывательный орган. Сначала был образован Национальный исполнительный секретариат по делам заключенных, а летом того же года Управление национальной разведки (ДИНА). В число ее задач входил сбор и анализ информации, необходимой для обеспечения национальной безопасности, а также физическое уничтожение оппозиционеров режиму. К середине 70-х годов ДИНА насчитывала до 15 тысяч сотрудников. Мишенью новой секретной службы в ходе инициированной ею операции [Кондорk стали находившиеся в эмиграции противники военного правительства. Первой жертвой стал генерал Карлос Пратс, проживавший в Аргентине. 30 сентября 1974 он вместе с женой был взорван в собственном автомобиле прямо в центре Буэнос-Айреса. Затем началась охота за бывшим министром обороны в правительстве Альенде социалистом Орландо Летельером, который критиковал военный режим из-за рубежа. 11 сентября 1976 он был объявлен [врагом нацииk и лишен чилийского гражданства, а ровно через 10 дней убит агентами ДИНА в Вашингтоне. В августе 1977 Пиночет издал указ о формальном роспуске ДИНА, на базе этой организации был создан Национальный информационный центр (СПИ). Как и ДИНА, новый орган непосредственно подчинялся Аугусто Пиночету.
В 1978 Пиночет провел референдум о доверии к себе и получил 75 процентов голосов в свою поддержку. Обозреватели назвали это крупной политической победой Пиночета, чья пропаганда умело использовала антиамериканизм чилийцев, их приверженность таким ценностям, как достоинство нации и суверенитет. Впрочем, не исключалась возможность фальсификации со стороны режима.
В августе 1980 состоялся плебисцит по проекту конституции. [Заk было подано 67 процентов голосов, против 30 процентов. С марта 1981 конституция вступила в силу, однако осуществление ее основных статей о выборах, конгрессе и партиях откладывалось на восемь лет. Аугусто Пиночет без выборов был объявлен [конституционным президентом на восемь лет с правом переизбрания на последующие восемь летk.

Чтв 14 Фев 2013 03:30:50
День святого Буратина
>>43423462

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое простран
Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.
1ство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:31:04
>>43423473

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.
1
Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:31:26

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множеств13о всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:31:32

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью13 до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:31:48
>>43423496

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, о13пределив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:31:58
>>43422247 Так и говори, что желаю трахаться, а то доброанон, я вас любль. Писька чешется, вот и все.

Чтв 14 Фев 2013 03:32:00

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изом135етрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:32:17
>>43423510

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество все13х компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:32:20
День святого Буратина
Много уже анонов вышли к тебе на связь?

Чтв 14 Фев 2013 03:32:31

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики 13 Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:32:33
Судебник 1589 года определял для проституток компенсацию за оскорбление ([бесчестиеk) минимальной из всех возможных 2 деньги, наравне с ведьмами.[3]

В начале XVII века Петр Петрей отмечал, что бедные или мелкие дворяне промышляют продажей своих жён, беря за услугу 2 или 3 талера[источник не указан 836 дней]. В России проституция преследовалась по закону начиная с 1649 г., когда Алексей Михайлович приказал городским объездчикам следить, [чтобы на улицах и переулках бляди не было[4].k

В 1728 и 1736 гг. принимались меры против тайных публичных домов; указом Анны Иоанновны само слово, обозначавшее публичную женщину, было объявлено нецензурным[источник не указан 1361 день]. При Елизавете в Петербурге, на Вознесенской улице, появился первый роскошно обставленный публичный дом, открытый в богатом особняке немкой из Дрездена; однако кончилось его существование тем, что девушка, завербованная туда обманом, подала прошение императрице, результатом чего явился новый указ против публичных домов, предписывающий [непотребных жён и девокk [сыскивать, ловить и приводить в главную полициюk.

Екатерининский [Устав благочинияk (1782) более либерален: он назначает для публичных домов особые кварталы в Петербурге, вместе с тем наказывая сводничество смирительным домом и запрещая превращать в бордели частные дома. О первом аристократическом борделе рассказывает дело 1753 года, возбужденное против содержательницы тайного притона, немки из Дрездена, обосновавшейся в Петербурге. Работницы заведения были иностранками. Павел I предписал проституткам носить жёлтую одежду (этот указ был отменен с его смертью). Нравы публичного дома начала XIX века и облава полиции ярко описаны в поэме Полежаева [Сашкаk.

В 1843 г. проституция была объявлена терпимой; полиция должна была выискивать женщин, сделавших из проституции ремесло, ставить их на учёт и подвергать медицинскому освидетельствованию; для этих целей в Петербурге, Москве и некоторых других крупнейших городах были созданы особые врачебно-полицейские комитеты. Было две основных категорий проституток: билетные (работающие в публичном доме) и бланковые (работающие на съёмных квартирах под присмотром сутенёров). Проститутка была обязана являться в полицию и подвергаться освидетельствованию и медицинскому осмотру 2 раза в неделю (норма была отменена в 1909 году). У проститутки отбирался паспорт и взамен выдавалось особое свидетельство, называвшееся [желтый билетk. В России в 1890 г. домов терпимости было отмечено 1262, тайных притонов 1232, проститутных домов терпимости 15 365, одиночек 20 287 (это минимальные цифры, фактически, видимо, больше).

Публичные дома в России делились на три категории. В борделях высшей категории за визит платили 100 рублей, а суточная норма была 56 человек. В борделях средней категории суточная норма 1012 человек при цене 17 рублей. Низшей 3050 копеек при суточной норме 20 человек и более.
В советскую эпоху
После революции

Сразу же после Февральской революции все нормы полицейской регламентации проституции были отменены. [Труженицы полаk пытались создавать свои профсоюзы и отстаивать свои права наряду с другими профессиями, о чём свидетельствует, в частности, поэма Блока [Двенадцатьk ([И у нас было собрание Вот в этом здании. Обсудили, постановили: На время десять, на ночь двадцать пятьk). Советское правительство, исходя из идеологических представлений, преследовало проституток во время [военного коммунизмаk (Ленин, в числе экстренных мер по предотвращению восстания в Нижнем Новгороде, требовал [вывезти и расстрелять сотни проституток, спаивающих солдатk[5]). В 1919 г. в Петрограде был создан концлагерь принудительных работ для женщин; 60% его заключённых были женщины, подозревавшиеся в торговле телом[6]. В то же время делались попытки социализации проституток, как [жертв капиталистического строяk. В конце 1919 года была создана Комиссия по борьбе с проституцией при Наркомате здравоохранения, а затем Междуведомственная комиссия по борьбе с проституцией при Наркомате соцобеспечения. С началом НЭПа проституция переживает новый всплеск, она практиковалась практически открыто представительницами всех слоев общества. По данным опросов, услугами проституток пользовалось от 40% до 60% взрослого мужского населения.[7] Были попытки вновь ввести обязательные медицинские освидетельствования проституток[8]. Попытки полицейско-репрессивной борьбы с проституцией (облавы и т. п.) соединялись с идеями социальной профилактики, отстаивавшимися Центральной комиссией по борьбе с проституцией при Наркомздраве; в ходе последней программы, для социализации проституток создаются особые профилактории[9].
Преследование проституции в СССР

Проституток начали вновь жёстко преследовать с 1929 года. Вводится система, согласно которой проституток отправляли в контролируемую НКВД систему [специальных учреждений принудительного трудового перевоспитанияk[6] артелей, мастерских открытого типа, полузакрытых трудпрофилакториев и загородных колоний специального режима; в случае рецидива после освобождения из колонии женщин порой отправляли в лагеря НКВД. Крупнейшая колония для проституток помещалась в Троице-Сергиевом монастыре[9]. Режим в профилакториях ужесточается[10], в 1937 г. профилактории для бывших проституток были переведены в систему ГУЛАГа[8]. Если в начале 30-х годов подозреваемые в проституции подвергались административным высылкам, то с развертыванием Большого Террора их стали посылать в ИТЛ по сфабрикованным обвинениям[11]. Проституток теперь начинают относить к [классовым врагамk. В то же время всякая информация о проституции со страниц прессы исчезает, что создает впечатление искоренения этого явления[7].
Организованные формы проституции в сталинские времена были уничтожены. Считалось, что проституция [как распространённое социальное явлениеk не может существовать в социалистическом обществе, ввиду того, что для неё исчезли социальные условия; поэтому имеющиеся отдельные нетипичные случаи есть результат пережиточных личностных отклонений; проституция рассматривалась как форма паразитического существования[12]. Особые статьи, наказывающие за проституцию, в советских кодексах до 1987 года отсутствовали, но проститутки могли подвергаться преследованиями по другим статьям уголовного и административного кодексов.[13] Непосредственно уголовному преследованию подвергалось вовлечение несовершеннолетних в проституцию, сводничество и содержание притонов. Организованные формы проституции отсутствовали[8]. Имела место скрытая проституция, в виде, например, [обработкиk отдыхающих на курортах.[источник не указан 917 дней] По мнению Евгения Паршакова, в 1970-е годы наблюдалось усиление проституции[14].

Чтв 14 Фев 2013 03:32:45
>>43423522

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой 123метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:32:57
Во время перестройки наличие проституции как социального явления было вновь признано. Журналист Евгений Додолев стал первооткрывателем темы, ранее табуированной в отечественной прессе[15][16][17][18]. Эти первые в СССР статьи о проституции [Ночные охотницыk (24 октября 1986) и [Белый танецk (19 и 21 ноября 1986) вывели [Московский комсомолецk на общесоюзный уровень цитирования, подняли тираж на рекордный уровень[19]. Как следствие[20], 29 мая 1987 года в Административный кодекс была внесена статья 164-2, карающая за занятие проституцией штрафом в 100 рублей (в то время месячная зарплата низкоквалифицированного рабочего)[21]. Аналогичная статья сохранилась и в современном законодательстве. Позднее журналист представлял российскую (советскую) сторону в масштабном проекте BBC об отечественоой проституции: фильм Prostitutki[22] (1990 год) продюсера Оливии Лихтенстайн (англ. Olivia Lichtenstein)[23] стал одной из самых известных работ британского телевидения того периода[24]. Вот как об этом пишет Игорь Кон[25]:
[

Заговор молчания был прорван в ноябре 1986 года сенсационным очерком Евгения Додолева [Белый танецk в газете [Московский комсомолецk о райской жизни валютных проституток За первой статьей последовали другие, столь же сенсационные...
k

Следует констатировать, что журналистом популяризовано было не только запоминающееся словосочетание ночные бабочки, но и стоя±щее за ним явление: при анонимном анкетировании старших школьников в Риге и Ленинграде в 1989 году валютная проституция оказалась в десятке наиболее престижных профессий[25], что отмечалось почти во всех телевизионных передачах той поры, посвящённых проституции. В западных СМИ словосочетание порой воспроизводилось без перевода: Las Ночные бабочки o mujeres de la noche en Rusia[26].

Тогда же проституция вновь находит отражение в культуре, примером чего являются, в частности, фильм [Интердевочкаk и песня, посвящённые [валютнымk проституткам: Олег Газманов после публикации написал композицию [Путанаk[27], которая на протяжении десятилетия входила в хит-парады[28]:
[ Путана, путана, путана ночная бабочка, ну кто же виноват k

Исполнение этой песни признано главной удачей певца, [популярность её была оглушительнаk[29]. Композиция настолько [понравилась столичным проституткам, что они пообещали автору в качестве подарка бесплатное обслуживаниеk, но композитор этой услугой не воспользовался[30]. [Ночные бабочкиk с той поры признанная идиома.
После распада СССР

В 1990-е произошёл значительный рост уровня проституции. Энциклопедия [Кругосветk отмечает, что по одним данным, в современной России насчитывается около 180 тыс. проституток, из которых примерно 30 тыс. находятся в Москве; по другим, только в Москве проституцией занимаются 80130 тыс. женщин (по сравнению с 8090 тыс. в Великобритании).[31]

В 1990-е в России появились детская и мужская проституция, во времена СССР практически неизвестные.

Подавляющая часть женщин-проституток в современной России являются гражданками Молдавии, Украины, Белоруссии и некоторых других стран с относительно низким уровнем жизни населения.[1]

В современной России проститутки делятся на несколько каст:

уличные проститутки,
работницы борделей (чаще всего маскирующихся под [массажные салоныk и пр.),
[девушки по вызовуk,
работающие в [агентствахk,
индивидуалки,
гостиничные проститутки,
и наконец девушки из так называемых [служб эскортаk модели и пр., сдающиеся богатым бизнесменам, которым необходимо появиться с сопровождающей на светском рауте (секс-услуги в данном случае в договор не входят, но могут оказываться за дополнительную плату).[31][32].

Согласно некоторым СМИ, представители милиции без предъявления обвинений задерживают на длительный срок девушек, подозреваемых ими в проституции, и насилуют их, организуя так называемые [субботникиk.[32][33] В редких случаях взамен сотрудники силовых ведомств предоставляют проституткам [крышуk[34][35], но чаще ограничиваются вымогательством процента от доходов проститутки.[источник не указан 917 дней]

Чтв 14 Фев 2013 03:32:58
День святого Буратина

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество 13компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:33:03
>>43423522
Я позвонил и обматерил, лол

Чтв 14 Фев 2013 03:33:51
Родился 28 августа 1828 года в Крапивенском уезде Тульской губернии, в наследственном имении матери Ясной Поляне. Был четвёртым ребёнком; у него было три старших брата: Николай (18231860), Сергей (18261904) и Дмитрий (18271856). В 1830 году родилась сестра Мария (18301912). Его мать умерла с рождением последней дочери, когда ему не было ещё 2-х лет[К 2].


Из-за конфликта его домашних с преподавателем российской и всеобщей истории и истории философии, профессором Н. А. Ивановым, по результатам года имел неуспеваемость по соответствующим предметам и должен был заново пройти программу первого курса. Во избежание полного повторения курса он перешёл на юридический факультет, где его проблемы с оценками по российской истории и немецкому продолжались[5]. На юридическом факультете Лев Толстой пробыл менее двух лет: [Всегда ему было трудно всякое навязанное другими образование, и всему, чему он в жизни выучился, он выучился сам, вдруг, быстро, усиленным трудомk, пишет Толстая в своих [Материалах к биографии Л. Н. Толстогоk[6]. В 1904 году он вспоминал: [я первый год ничего не делал. На второй год я стал заниматься там был профессор Мейер, который дал мне работу сравнение Наказа Екатерины с Esprit des lois Монтескьё. меня эта работа увлекла, я уехал в деревню, стал читать Монтескьё, это чтение открыло мне бесконечные горизонты; я стал читать Руссо и бросил университет, именно потому, что захотел заниматьсяk[7].

Находясь в казанском госпитале[8], начал вести дневник, где, подражая Франклину, ставил себе цели и правила по самосовершенствованию и отмечал успехи и неудачи в выполнении этих заданий, анализировал свои недостатки и ход мыслей, мотивы своих поступков.

В 1845 г. в Казани у Л. Н. Толстого появился крестник. 11 (23) ноября, по другим сведениям 22 ноября (4 декабря), 1845 г. в Казанском Спасо-Преображенском монастыре архимандритом Климентом (П. Можаровым) под именем Лука Толстой был крещён 18-летний еврей-кантонист Казанских батальонов военных кантонистов Залман ([Зельманk) Каган, крестным отцом которого в документах значился студент Императорского Казанского университета граф Л. Н. Толстой. До этого 25 сентября (7 октября) 1845 г. его брат студент Императорского Казанского университета граф Д. Н. Толстой стал восприемником 18-летнего еврея-кантониста Нухима ([Нохимаk) Бесера, крещёного (с наречением имени Николай Дмитриев) архимандритом Казанского Успенского (Зилантова) мужского монастыря Гавриилом (В. Н. Воскресенским).[9]
Начало литературной деятельности
Ясная Поляна, где писатель прожил большую часть своей жизни

Бросив университет, Толстой с весны 1847 года поселился в Ясной Поляне; его деятельность там отчасти описана в [Утре помещикаk: Толстой пытался наладить по-новому отношения с крестьянами.

Его попытка чем-нибудь сгладить вину барства перед народом относится к тому же году, когда появились [Антон Горемыкаk Григоровича и начало [Записок охотникаk Тургенева.

В своём дневнике Толстой ставит себе огромное количество целей и правил; удавалось следовать лишь небольшому числу их. Среди удавшихся серьёзные занятия английским языком, музыкой, юриспруденцией. Кроме того, ни в дневнике, ни в письмах не отразилось начало занятия Толстым педагогикой и благотворительностью в 1849 впервые открывает школу для крестьянских детей. Основным преподавателем был Фока Демидыч, крепостной, но и сам Лев Николаевич часто проводил занятия[3].

Уехав в Петербург в феврале 1849 года, проводит время в кутежах с К. А. Иславиным дядей своей будущей жены ([Любовь моя к Иславину испортила для меня целых 8 месяцев жизни в Петербургеk); весной он начал держать экзамен на кандидата прав; два экзамена, из уголовного права и уголовного судопроизводства, сдал благополучно, однако третий экзамен он сдавать не стал и уехал в деревню[7].
Л. Н. Толстой в юности, зрелости, старости

Позднее приезжал в Москву, где часто поддавался страсти к игре, немало расстраивая этим свои денежные дела. В этот период жизни Толстой особенно страстно интересовался музыкой (он сам неплохо играл на рояле и очень ценил любимые произведения в исполнении других). Преувеличенное по отношению к большинству людей описание того действия, которое производит [страстнаяk музыка, автор [Крейцеровой сонатыk почерпнул из ощущений, возбуждаемых миром звуков в его собственной душе.

Любимыми композиторами Толстого были Бах, Гендель и Шопен. В конце 1840-х годов Толстой в соавторстве со своим знакомым сочинил вальс, который в начале 1900-х годов исполнил при композиторе Танееве, сделавшем нотную запись этого музыкального произведения (единственного, сочинённого Толстым).

Развитию любви Толстого к музыке содействовало и то, что во время поездки в Петербург в 1848 году он встретился в весьма мало подходящей обстановке танцкласса с даровитым, но сбившимся с пути немцем-музыкантом, которого впоследствии описал в [Альбертеk. Толстому пришла мысль спасти его: он увёз его в Ясную Поляну и вместе с ним много играл. Много времени уходило также на кутежи, игру и охоту.
Свой дневник Л. Н. Толстой вёл с юных лет до конца жизни. Записи из тетради 18911895 гг.

Зимой 1850-1851 гг. начал писать [Детствоk. В марте 1851 года написал [Историю вчерашнего дняk.

После оставления университета прошло 4 года, когда в Ясную Поляну приехал служивший на Кавказе брат Льва Николаевича Николай, который пригласил младшего брата присоединиться к военной службе на Кавказе. Лев согласился не сразу, пока крупный проигрыш в Москве не ускорил окончательное решение. Биографы писателя отмечают значительное и положительное влияние брата Николая на юного и неопытного в житейских делах Льва. Старший брат в отсутствие родителей был ему другом и наставником[6].

Чтобы расплатиться по долгам, надо было сократить свои расходы до минимума и весной 1851 года Толстой торопливо уехал из Москвы на Кавказ без определённой цели. Вскоре он решил поступить на военную службу, но явились препятствия в виде отсутствия нужных бумаг, которые трудно было добыть, и Толстой прожил около 5 месяцев в полном уединении в Пятигорске, в простой избе. Значительную часть времени он проводил на охоте, в обществе казака Епишки, прототипа одного из героев повести [Казакиk, фигурирующего там под именем Ерошки.

Чтв 14 Фев 2013 03:34:06

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество 13компактных метрических пространств (с точностью до из23ометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:34:14
День святого Буратина
>>43423546

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое прост11ранство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:34:42
>>43423582

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, опре13делив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:34:58

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив 3расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.
13

Чтв 14 Фев 2013 03:35:11

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометр13ии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:35:13
День святого Буратина
[Человек один во вселенной, в вечном, чудовищном одиночестве. Вне себя у него нет цели, нет ничего другого, ради чего он живет; высоко взлетел он над желанием быть рабом, над умением быть рабом, над обязанностью быть рабом; далеко внизу исчезло человеческое общежитие, потонула общественная этика: он один, один!k Отто Вейнингер родился в Вене 3 апреля 1880 года. В 1898 году Отто поступил на философский факультет Венского университета, который с отличием окончил, защитив докторскую диссертацию на тему бисексуальности. [Разница между мужчиной и женщиной не ограничена первичными и вторичными половыми признаками, но простирается на все клетки и ткани организма. Можно говорить о двух биологических началах, мужском (М) и женском (Ж). Оба начала сосуществуют в каждом индивидууме: нет ни стопроцентных мужчин, ни абсолютных женщин. Другими словами, у каждого мужчины и каждой женщины имеет место та или иная степень недостаточности определяющего начала; решает дело лишь преобладание М над Ж или наоборот. В этом смысле каждый человек бисексуаленk. Позже тезис Вейнингера подтверждается с данными эндокринологии: в организме мужчины вырабатываются вместе с мужскими половыми гормонами гормоны женские, а в женском организме можно обнаружить присутствие мужских гормонов. Еще в ранние годы Отто проявил необычайную умственную зрелость, необычную даже для еврейского подростка. В университетские годы и после он изучал естественные науки, философию и психологию, слушал курсы математики, физики, медицины. В двадцать лет это был эрудит, прочитавший все на свете, серьезно интересующийся музыкой, владеющий древними и новыми языками. [Мне кажется, мои духовные силы таковы, что я мог бы в известном смысле решить все проблемыk. В 1902 году 22-летний Отто Вейнингер публикует одну единственную книгу, которая производит фурор в Европе того времени: [Пол и характер. Принципиальное исследованиеk. [Ключ к женской душе, как и к физической природе женщины, лежит в ее сексуальности. Сексуален, разумеется, и мужчина. Но его сексуальность довесок к его личности. Сексуальность же женщины тотальна. Пол пронизывает все ее существо. [Жk есть не что иное, как сексуальность; [Мk сексуальность и кое-что ещеk. Из воспоминаний об Отто Вейнингере: [У него всегда был такой вид, словно он только что сошел с поезда после тридцатичасовой поездки: грязный, усталый, помятый. Вечно ходил с отрешенным видом, какой-то кривой походкой, точно держался за невидимую стенку, и также кривились его губы под жидкими усикамиk писал Стефан Цвейг. А вот что писал его ближайший друг Артур Гербер: [Никогда я не видел его смеющимся, улыбался он редко. Но вечерами, во время совместных прогулок, Отто заметно преображался: он как будто становился выше ростом, увлеченный разговором, фехтовал зонтом или тростью, как будто сражался с призраками, и был в эту минуту похож на персонаж Гофманаk.

Источник: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-44220/
Y Shkolazhizni.ru

Чтв 14 Фев 2013 03:35:28

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, опр13еделив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:36:06
Отто Эдуард Леопольд Карл-Вильгельм-Фердинанд герцог фон Лауэнбург князь фон Бисмарк унд Шёнхаузен (нем. Otto Eduard Leopold von Bismarck-Sch¦nhausen; 1 апреля 1815 30 июля 1898 года) князь, политик, государственный деятель, первый канцлер Германской империи (второго рейха), прозванный [железным канцлеромk. Имел почётный чин (мирное время) прусского генерал-полковника в ранге генерал-фельдмаршала (20 марта 1890).

В Прусском королевстве Бисмарк заслужил среди консерваторов славу представителя интересов юнкеров, служил дипломатом (18511862 гг.) во времена реакции. В 1862 был назначен министром-председателем правительства Пруссии. Во время конституционного кризиса выступал против либералов в защиту монархии. Будучи министром иностранных дел, превратил Пруссию в доминирующую силу в Германии после Датской войны 1864 г. В Франко-прусской войне 18701871 гг. выступал движущей силой решения германского вопроса по малогерманскому пути и участвовал в создании Второго Рейха.

Находясь на посту рейхсканцлера и прусского министра-председателя, он имел значительное влияние на политику созданного Рейха вплоть до своей отставки в 1890 г. Во внешней политике Бисмарк придерживался принципа баланса сил (или европейского равновесия, см. Система союзов Бисмарка)

Во внутренней политике время его правления с 1866 г. можно разбить на две фазы. Сначала он заключил союз с умеренными либералами. В этот период состоялись многочисленные внутренние реформы, например, внедрение гражданского брака, который был использован Бисмарком для ослабления влияния католической церкви (см. Культуркампф). Начиная с конца 1870-х годов Бисмарк отделяется от либералов. В течение этой фазы он прибегает к политике протекционизма и государственного вмешательства в экономику. В 1880-е годы был внедрен антисоциалистический закон. Разногласия с тогдашним кайзером Вильгельмом II привели к отставке Бисмарка.

В последующие годы Бисмарк играл заметную политическую роль, критикуя своих преемников. Благодаря популярности своих мемуаров Бисмарку удавалось длительное время влиять на формирование собственного образа в общественном сознании.

К середине XX века в немецкой исторической литературе доминировала безусловно положительная оценка роли Бисмарка как политика, ответственного за объединение немецких княжеств в единое национальное государство, что частично удовлетворяло национальным интересам. После смерти в его честь возводились многочисленные памятники как символу сильной личной власти. Им была создана новая нация и воплощены прогрессивные системы социального обеспечения. Бисмарк, будучи верным королю, усилил государство сильной, хорошо подготовленной бюрократией. После Второй мировой войны стали громче звучать критические голоса, обвинявшие Бисмарка, в частности, в сворачивании демократии в Германии. Больше внимания уделялось недостаткам его политики, а деятельность рассматривалась в текущем контексте.

Чтв 14 Фев 2013 03:36:18
День святого Буратина
Ути омеженька бедная

Чтв 14 Фев 2013 03:36:29
Отто фон Бисмарк родился 1 апреля 1815 года в семье мелкопоместных дворян, в Бранденбургской провинции (ныне земля Саксония-Анхальт). Все поколения семьи Бисмарков служили правителям на мирном и военном поприщах, однако ничем особенным себя не проявляли. Проще говоря, Бисмарки были юнкерами потомками рыцарей-завоевателей, которые основали поселения на землях к востоку от реки Эльбы. Бисмарки не могли похвастаться обширными землевладениями, богатством или аристократической роскошью, но считались благородными.
Молодые годы

С 1822 по 1827 год Отто учился в школе Пламана, в которой делался особый упор на физическое развитие. Но молодой Отто не был этим доволен, о чём часто писал родителям. В возрасте двенадцати лет Отто оставил школу Пламана, но из Берлина не уехал, продолжив свою учёбу в гимназии имени Фридриха Великого на Фридрихштрассе, а когда ему исполнилось пятнадцать лет, перешёл в гимназию [У Серого монастыряk. Отто показал себя средним, не выдающимся учеником. Зато он хорошо изучил французский и немецкий языки, увлекаясь чтением иностранной литературы. Главные интересы молодого человека лежали в области политики прошлых лет, истории военного и мирного соперничества различных стран. В то время юноша, в отличие от своей матери, был далёк от религии.

По окончании гимназии мать определила Отто в университет Георга Августа в Гёттингене, который находился в королевстве Ганновер. Предполагалось, что молодой Бисмарк выучит право и, в дальнейшем, поступит на дипломатическую службу. Однако Бисмарк не был настроен на серьёзную учёбу и предпочитал ей развлечения с друзьями, которых в Гёттингене появилось множество. Отто принимал участие в 27 дуэлях, в одной из которых он был ранен в первый и единственный раз в жизни от раны на щеке у него остался шрам. В целом, Отто фон Бисмарк в ту пору мало чем отличался от [золотойk немецкой молодёжи.

Бисмарк не завершил своё образование в Гёттингене жизнь на широкую ногу оказалась обременительной для его кармана, и, под угрозой ареста со стороны университетских властей, он покинул город. Целый год он числился в Новом столичном университете Берлина, где защитил диссертацию по философии в области политической экономии. На этом его университетское образование закончилось. Естественно, Бисмарк сразу же решил начать карьеру на дипломатическом поприще, на что возлагала большие надежды его мать. Но тогдашний министр иностранных дел Пруссии отказал молодому Бисмарку, посоветовав [поискать место в каком-нибудь административном учреждении внутри Германии, а не в сфере европейской дипломатииk. Возможно, что на такое решение министра повлияли слухи о бурной студенческой жизни Отто и о его пристрастии к выяснению отношений через дуэль.
Работа
Бисмарк, 1836 год

В итоге Бисмарк поехал работать в Ахен, который совсем недавно вошёл в состав Пруссии. В этом курортном городе ещё ощущалось влияние Франции, и Бисмарк, главным образом, занимался проблемами, связанными с присоединением этой пограничной территории к таможенному союзу, в котором доминировала Пруссия. Но работа, по словам самого Бисмарка, [была необременительнойk и у него оставалось множество времени на чтение и наслаждение жизнью. В этот период он чуть не женился на дочери английского приходского священника Изабелле Лорейн-Смит.

Впав в немилость в Ахене, Бисмарк был вынужден поступить на военную службу весной 1838 года он записался в гвардейский батальон егерей. Однако болезнь матери сократила срок его службы: долгие годы забот о детях и поместье подорвали её здоровье. Смерть матери поставила точку в метаниях Бисмарка в поисках дела стало совершенно понятно, что ему придётся заниматься управлением своими померанскими поместьями.

Обосновавшись в Померании, Отто фон Бисмарк начал задумываться над способами увеличения доходности своих поместий и вскоре завоевал уважение своих соседей, как теоретическими знаниями, так и практическими успехами. Жизнь в поместье сильно дисциплинировала Бисмарка, особенно если сравнивать со студенческими годами. Он показал себя сметливым и практичным землевладельцем. Но всё же студенческие повадки давали о себе знать и вскоре окрестные юнкеры прозвали его [бешенымk.

Бисмарк сильно сблизился со своей младшей сестрой Мальвиной, которая закончила обучение в Берлине. Между братом и сестрой возникла духовная близость, вызванная сходством во вкусах и симпатиях.

Бисмарк никогда больше не переставал считать себя верующим в Бога и последователем Мартина Лютера. Каждое утро он начинал с чтения отрывков из Библии. Отто решил заключить помолвку с Иоганной фон Путткамер, чего добился без особых проблем.
Политическая карьера

Бисмарку впервые выпала возможность войти в политику в качестве депутата вновь образованного Соединённого ландтага прусского королевства. Он решил не терять этот шанс и 11 мая 1847 года занял своё депутатское место, на время отложив собственную свадьбу. Это было время острейшего противостояния либералов и консервативных про-королевских сил: либералы требовали от Фридриха Вильгельма IV утверждения конституции и больших гражданских свобод, но король не торопился их даровать; ему были нужны деньги на строительство железной дороги из Берлина в Восточную Пруссию. Именно с этой целью он и созвал в апреле 1847 года Соединённый ландтаг, состоящий из восьми провинциальных ландтагов.
Бисмарк с супругой

После первой же своей речи в ландтаге Бисмарк приобрёл скандальную известность. В своей речи он постарался опровергнуть утверждение депутата-либерала о конституционном характере войны за освобождение 1813 года. В результате, благодаря прессе, [бешеный юнкерk из Померании превратился в [бешеногоk депутата Берлинского ландтага. Ещё через месяц Отто заработал себе прозвище [Преследователь Финкеk из-за своих постоянных нападок на кумира и рупора либералов Георга фон Финке. В стране постепенно зрели революционные настроения; особенно среди городских низов и рабочих, недовольных ростом цен на продовольствие. В этих условиях Отто фон Бисмарк и Иоганна Путткамер наконец поженились.

1848 год принёс целую волну революций во Франции, Италии, Австрии. В Пруссии революция также вспыхнула под давлением патриотически настроенных либералов, которые требовали объединения Германии и создания Конституции. Король был вынужден принять требования. Бисмарк поначалу испугался революции и даже собирался помогать вести армию на Берлин, но вскоре его пыл остыл, и осталось только уныние и разочарование в монархе, который пошёл на уступки.
Бисмарк: "Стена каменная. Мой лоб не железный. Чего ради я буду биться об неё?"Здесь и далее[1]

Из-за репутации неисправимого консерватора у Бисмарка не было шансов пройти в новое Прусское национальное собрание, избранное путём всеобщего голосования мужской части населения. Отто боялся за традиционные права юнкеров, но вскоре успокоился и признал, что революция оказалась менее радикальной, чем казалась. Ему ничего не оставалось, кроме как вернуться в свои поместья и писать в новую консервативную газету [Кройццайтунгk. В это время происходит постепенное усиление так называемой [камарильиk блока консервативно настроенных политиков, в который входил и Отто фон Бисмарк.

Логичным итогом усиления камарильи стал контрреволюционный переворот 1848 года, когда король прервал заседание парламента и ввёл войска в Берлин. Несмотря на все заслуги Бисмарка в подготовке этого переворота, король отказал ему в министерском посту, заклеймив [заядлым реакционеромk. Король совершенно не был настроен развязывать руки реакционерам: вскоре после переворота он опубликовал Конституцию, которая совмещала принцип монархии с созданием двухпалатного парламента. Монарх также оставлял за собой право абсолютного вето и право управлять при помощи чрезвычайных указов. Эта Конституция не оправдала чаяния либералов, но Бисмарку всё равно казалась слишком прогрессивной.

Чтв 14 Фев 2013 03:36:30

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, опред11елив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:36:49
>>43423643

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество все113х компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:37:00
День святого Буратина
>>43423634
Хули тут так мало?

Чтв 14 Фев 2013 03:37:02

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики 13 Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:37:22
>>43423663

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до и13зометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:37:38
День святого Буратина
В "Блинг", как и в любой другой журнал, каждый день приходило писем по шесть семь. Они распадались на четыре группы: "запросы", когда читатель требовал сообщить адрес модели, чтобы написать ей (или, например, ее убить); "редакторские заметки", когда читатель хвалил или ругал качество девушек в последнем номере, а также учил нас уму разуму; "заявка о приеме на работу" читатели спрашивали насчет вакансий; "откровенные признания", в которых читатель рассказывал, что недавно трахался с одной, двумя, тремя красотками, и хотел увидеть свой текст напечатанным.
На "запросы" достаточно лишь взглянуть. Вот вам первое попавшееся:
Дорогая Таня!
Мне под сорок, и я ни разу не был женат. Я из года в год покупаю некоторое количество журналов, но, если честно, ты самая сексуальная. Одно время у меня была девушка, которая тянула из меня деньги, а трахалась с кем то еще.
Я довольно симпатичный (не совсем урод).
Возможно, ты меня пожалеешь и как нибудь вечерком позвонишь. Телефон: ХХХХ XXX ХХХХ.
В данный момент я смотрю на твое прекрасное смуглое тело, и взгляд у меня влажный и неотразимый. С нетерпением жду твоего звонка. Я знаю, что обязательно полюблю тебя.
С любовью, ХХХХХХ, Донкастер.
Я, конечно, не стану сообщать его имя и домашний телефон, а то вы завалите несчастного парня просьбами о женитьбе. Примечательно это письмо только одним: в нем нет ни одной ошибки орфографической или пунктуационной. Чудеса, да и только! Надо было бы взять его на работу, чтобы читал письма, так как от меня толку не было никакого. Но главное другое. Вот вы скажите, может ли Таня порнобогиня заинтересоваться автором такого письма? Этого я никогда не мог понять, не понимаю и теперь. Как парни, у которых по той или иной причине явно не ладится с женщинами, могли ждать взаимности от наших супердевушек, и чтобы те откликнулись на их отчаянные письма. Я не такой уж большой знаток женщин, но уверен: большинству моделей "Блинга" и "Эйса" не стоит появляться в пабе, баре или клубе где либо на земном шаре без большой дубинки в руке. Разве придет в голову женщинам, которые снимают сливки со всего мужского поголовья, отвечать на письмо донкастерского страдальца? Такой оптимизм вызывает у меня головокружение.
Впрочем, не стоит переоценивать силу нашего воздействия на мужские умы. Можно не сомневаться, что, встреть парень красотку вроде Тани у себя в баре, он не отважился бы к ней даже подойти. А вот напечатайте ее фотографию (со спущенными трусами) в журнале, и он уже не сомневается, что ее стандартам вполне соответствуют бородатые мужчины, состоящие в местном обществе любителей игрушечных железных дорог.
Объяснить этот феномен я могу только одним: журнал старается всех своих девушек представлять одинокими. Ничто так не расстраивает вашего доброго приятеля, как бабские рассказы про секс с прежним бойфрендом, с которым она так славно трахалась, пока вы довольствовались сотней свернутых в трубу листов или смазанной маслом боксерской перчаткой. Так что мы старались сделать наши журналы более привлекательными и заставляли моделей рассказывать, как страшно им хочется потрахаться: они готовы вцепиться в первого незнакомца, утащить его к мусорным бачкам и делать ему там минет. Читатель все это читает, и вот алле гоп! уже верит, что страна ломится от истосковавшихся по сексу девушек, которым нет дела ни до внешности, ни до денег, ни до запаха. Они всегда готовы перепихнуться. Конечно, фантазия придет и уйдет, но в этот момент читатель опорожняет свои закрома и забрызгивает страницу. Тогда действительность вновь к нему возвращается. Вроде бы это и есть фантазия добровольный отказ от неверия (фраза принадлежит, если я не ошибаюсь, Блакадеру ). Женщины воображают себя рядом с какой нибудь кинозвездой, а парни мечтают о покладистых симпатичных девчонках, которым неймется так сильно, что они готовы снизойти даже до них. Мужчинам нравятся потаскухи. Покладистые и развратные, доступные и на все готовые. Представляя наших моделей именно в таком свете, мы нажимали на максимальное количество мужских кнопок. Все бы хорошо, да вот беда: некоторые принимают наши слова за чистую монету. Например, рядом с фотографией очередной девушки мы размещаем такую надпись: [Просто обожаю делать минет! Могу сосать всю ночь напролет, и мне ни капельки не надоест! При этом я всегда глотаюk. И вот мы получаем три десятка писем следующего содержания:
"Любишь делать минет? Я люблю, когда мне делают минет. Нам надо встретиться. Позвони мне по..."

Чтв 14 Фев 2013 03:38:55
Им даже в голову не приходит, что:
1. Стоит ей только захотеть, и в любом супермаркете найдутся толпы желающих;
2. Им предстоит выдержать конкуренцию со стороны трех десятков таких же простаков. И чуть не забыл!
3. Они еще не успели дописать свое письмо, а ему уже предстояло отправиться в корзину. Причем в корзину, с которой Таня и рядом не стояла. И уж если Тане захочется, то разве не мы первые в очереди?
Пока мы разбираем первую разновидность писем, я хочу вскользь коснуться одной их подкатегории. В "Блинге", как и во многих других журналах, есть отдел, посвященный читательским женам. Казалось бы, все ясно: сюда посылают фотографии жен для дальнейшей публикации. Так ведь нет!
Дорогие читательские жены!
Пишу вам это письмо, чтобы сказать: я очень хочу иметь жену. Пусть она придет в мою квартиру и живет там со мной. Мне нравятся блондинки вроде Джеммы, и я очень здорово умею трахаться. Будьте добры, найдите мне жену!
Благодарю за понимание и с нетерпением жду ответа.
Такой то.
Вторая разновидность "Редакторские заметки". Обычно это коротенькие записки вроде: "Очень понравился последний номер. Джеки была великолепна потрясающая жопа! Побольше бы таких". Или: "Очень хочу увидеть в вашем журнале фотографию Софи Раворт, ведущей новостей Би би си. Пусть она будет с голой задницей и с фруктами на ней". Софи я выбрал не просто так. Почему то именно о ней писали чаще всего. Через мои руки прошли сотни и сотни таких писем. Некоторые были снабжены простенькими рисунками, на которых она закидывала ноги за уши или делала еще что похуже. Думаю, Софи есть о чем подумать на тот случай, если ей надоест читать новости. Каково бы ни было ее решение, я нахожу такой широкий интерес к текущим событиям весьма обнадеживающим.
Другие письма отличались большей конкретностью:
Дорогой редактор!
Ужасно хочу похвалить ваш журнал. Другим далеко. Это правда. [Блингk самый лучший.
Я не сразу решился вам написать. Когда письмо придет, мне будет уже двадцать один (и я буду один!), и вот я подумал... Что бы такое подарить себе на день рождения? Знаю! Я напишу и брошу вызов всем этим шикарным девушкам!
Мне нравятся женщины с длинными волосами (любого цвета). По моим ощущениям, это придает им женственности и раскрывает их красоту (особенно если их лицо морщится от удовольствия о о о о о!). Хорошо! Вызов вот какой.
Этих шикарных девушек трахают ра

Чтв 14 Фев 2013 03:39:21
День святого Буратина
) Я лижу им всем по очереди. Какая понравится мне больше всех, та и будет лидером.
Хорошо! Я ничего не забыл? О! Как будут женщины это тоже часть замысла! как они будут трахаться больше, чем одной ракеткой? (Теннисной? Не важно!)
Надеюсь, вам все ясно.
Напишите, если кому интересно. Или если нужна дополнительная информация.
Дело ваше.
Мое имя ХХХХХХ.
P. S. Женщины должны надеть теннисную форму если хотят участвовать!
Опять безудержный оптимизм! Такого оптимизма я не помню с тех пор, как Англия выиграла у Германии со счетом 5:1. А всеми этими правилами и уставами парень сам себе яму вырыл. Мог бы просто спросить, нельзя ли ему в честь своего совершеннолетия трахнуть парочку наших моделей. Ответ все равно был бы отрицательным, но чернил ушло бы куда меньше.
Еще мы получаем жалобы. Например, Абигайль надела черные трусики вместо белых, а белых трусиков у нас нет на протяжении вот уже трех номеров. Или что нибудь подобное. Иногда читатели приводят статистику и диаграммы, где учтены все белые трусики, фотографии в полный рост, фотографии жоп, большие сиськи, бритые лобки, блондинки и китаянки за последние пять лет (я не шучу). Дальше следует строгое доказательство, и выясняется, что мы относимся с явным предубеждением именно к белым трусикам. Читательские усидчивость и трудолюбие впечатляют! Это я все к тому же как выглядит мир из мусорной корзины.
Чемпионом по безумию был какой то ливерпулец, который выдирал понравившиеся страницы и каждый месяц отсылал их нам с надписями: "Хорошая картинка, побольше таких". Иногда он выдирал фотографии из каталогов или газет и требовал сфотографировать для журнала указанных им девушек. Напротив причинного места понравившейся ему особы мужик писал "ням ням". Время от времени он посылал не понравившиеся ему страницы. "Она же не голая, пидорасы!!! Исправьте немедленно!!!" писал он на них, случись девушке не снять шляпку или чулки. Парень, что и говорить, больной на всю голову, но и остальным ливерпульцам я с тех пор не удивляюсь.
Третья упомянутая мной категория писем была самой многочисленной. Парни а иногда и девушки просились на съемки, чтобы трахать там других девушек или себя (за неимением парней).
Дорогой [Блингk!
Меня зовут ХХХХХ. Мне девятнадцать лет, и съемка в порнофильме предел моих мечтаний. Я не сомневаюсь, что мое тело вас не разочарует, и с радостью вышлю фотографии моего члена и любого другого места, которое вас заинтересует. Мечтаю, чтоб меня фотографировали обнаженным. Помогите воплотить мечту! Если посоветуете, что мне делать дальше, прекрасно! Если нужны фотографии или дополнительная информация вот телефон (я готов работать бесплатно).
P.S. Я не шучу. Это номер мобильника. Позвоните и убедитесь! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, позвоните, если можете мне помочь!
А вот без затей:
Дорогой редактор! Вы фотографируете мужчин? Да/Нет
Зад 10 фунтов.
Перед 20 фунтов.
Напишите подробное письмо. Пожалуйста.
Могу приехать в Сохо 11 или 20 мая в два часа ночи, потому что поеду на автобусе. Еще мне придется искать гостиницу. 30 40 фунтов.
Мистер ХХХХХ. Посоветуете что нибудь подешевше?
Первое письмо, возможно, чья то шутка: очень уж настойчиво нас убеждали в обратном. Зато второе... Его искренность не вызывает сомнений. Некий тип предлагает себя в качестве модели и берет за перед и зад двадцать и десять фунтов соответственно словно на них был спрос.
Мы получали массу подобных писем, но еще больше парней и вправду присылали нам свои фотографии. Их накопилось так много, что выпускающие редакторы вешали фотки на стену над своими столами. Получилась коллекция мужских членов. За шесть месяцев она так разрослась, что занимала пять футов в высоту, десять в ширину и заехала на свободное место над столом Мэтта, хотя никакого свободного места там и так не было.
Наверное, читатели рассматривали такие письма как своеобразный половой акт. Вдруг одна из моделей (их же тут пруд пруди!) откроет конверт, увидит его член и забалдеет, как сам читатель балдел от ее тела. А тогда чем черт не шутит? она решит посетить его обладателя толстого, волосатого, сиднем сидящего дома.

Чтв 14 Фев 2013 03:39:44
Я высказываю свое личное мнение и не претендую на знание женского ума, но если исходить из их слов, то картинки оказывают на баб совсем не то воздействие, что на нас. Конечно, они могут пузыриться от восторга при виде Джеймса Бонда, "Чипп энд Дейлс" или пожарников из сериала, которые тушат пожар на кожевенной фабрике, однако фотографии членов не способны нажать в женщинах те же кнопки, что картинки с женщинами в нас, мужчинах. Конечно, есть и исключения. Некоторые женщины жалуются на отсутствие порнографии для женщин, и все таки они в меньшинстве. А раз нет спроса, то нет и качественной порнографии.
Только из этого вовсе не следует, что женщины не любят пофантазировать. Любят. Им нравится... В общем, им нравятся похабные рассказы. У женщин богаче воображение, и стимулировать нужно именно его, а не зрение. Что ответила Мэрилин Монро на вопрос о самой сексуальной части ее тела? "Мой ум". Лично мне кажется, что это ее сиськи, но данный пример лишь подтверждает мою правоту. Да, да, парни тоже любят помечтать... Только если мы просто лежим и прикидываем, сколько раз влепили бы по женской заднице ракеткой, то женщины врубают воображение на полную катушку, выдумывают всевозможные сценарии, а потом всю ночь пылают от страсти.
Мы приближаемся к следующей разновидности писем: "откровенное признание". Наверное, уделив столько времени женщинам и их вкусам, я отвлек вас от главного. "Блинг", "Фрот" и им подобные печатаются для парней и рассчитаны на мужские привычки. Иногда эти две области пересекаются, иногда нет. Немало женщин покупают порножурналы; даже удивительно, сколько таких. Ищут они именно признаний, а не чего то там еще. Мужики с удовольствием читают признания, но заводимся мы в первую очередь не от них, а от картинок. "Ага... Вот только настоящие они, или вы их сами выдумываете?". "Блинг" каждую неделю получает десятки признаний, которые нельзя печатать, предварительно как следует их не переделав. Обычно они представляли собой один и тот же бред. Например:
Дорогой [Блингk!
Ехать на поезде домой ужасно скучно, а недавно я задержался на работе, поэтому в купе было пусто, если не считать сногсшибательной брюнетки в деловом костюме. Я вообще то не робкого десятка. Я сел напротив, и мы обменялись улыбками. Через несколько минут женщина наклонилась ко мне и предложила: [Давайте сделаем поездку более интересной!k А сама положила ладонь на мое колено. Глянув в разрез ее блузки и увидев бронзовую от загара ложбинку, я быстро согласился. Она тут же схватила меня между ног и начала что есть силы тереть, пока у меня не встал. Мы немножко пообнимались, а потом она схватила мою руку и сумку с покупками и направилась в туалет. [Зачем?k спросил я. [Увидишь!k ответила она и улыбнулась. Улыбка у нее была лучезарная и какая то развратная. Как только я закрыл дверь и прижал ее к стене, я задрал ее юбку и стянул с нее колготки и черные трусики. Моя рука нащупала промокшие черные волосы и начала нежно гладить розовую щелку. Другой рукой я разорвал на ней блузку и поднял бюстгальтер. Появились аккуратные грудки с массивными темными сосками. Я к ним присосался, а она вытащила мой член и принялась нещадно его теребить. [Давай потрахаемсяk, предложил я, весь потный от предвкушения. [Пусть будет по моемуk, ответила она и полезла в сумку. Она вытащила маленький огурец и вылила мне на ладонь немного шампуня. [Тебе это понадобитсяk, объяснила она, и я понял, что она хочет анального секса. Я развернул ее лицом к стене и стал намазывать ее шампунем. Ее аккуратная жопа неудержимо влекла меня, и я вошел в нее, на что она ответила радостным рычанием. Когда я начал двигаться, она засунула себе во влагалище огурец. Я никогда не видел, чтобы так широко растягивали манду. Мое возбуждение росло, и я молотил все быстрее и быстрее, крепко держа ее за круто изогнутые бедра. В конце концов мои движения вошли в ритм со стуком колес. Женщина двигала огурцом все яростнее, и это чавканье стало почти таким же громким, как шум поезда. Мы вот вот должны были кончить. Она завизжала, ее жопа сжала мой набухший член, и я кончил, удовлетворенно зарычав. Тут я сообразил, что близится моя станция, вытащил член из девушки, щеки у которой порозовели, поцеловал ее в губы и быстро сошел с поезда, на ходу приводя себя в порядок. С тех пор я эту девушку не видел, но если увижу, надеюсь, она будет опять из магазина.

Чтв 14 Фев 2013 03:40:16
День святого Буратина
Подпись ХХХХХ.
Это замечательный пример "невыдуманного" признания. В опубликованном виде там хотя бы появлялось "Я представил себе, что...". Но мы то с вами знаем, что такого не бывает. Откуда знаем? Да ладно! Разве станет женщина, а тем более сногсшибательная брюнетка, обращаться к незнакомому соседу по купе, чтобы тот, изведя на ее задницу полфлакона "Хед энд Шолдерс", трахнул ее и все это после "прекрасный день, не правда ли"? Конечно, незнакомые люди запросто могут заняться любовью, но они не спариваются вот так ни с того ни с сего. Женщины просто иначе устроены. Хотя и жаль.
Хорошо, пусть тут всего лишь рассказ, однако разве он от этого так уж теряет в привлекательности? Не станет ли он чуточку интереснее, если привнести в него хотя бы толику правдоподобия? Разве не здорово было бы поверить в такую вот безбашенную брюнетку, которая дает всем встречным парням? Поэтому то мне и приходилось переписывать большую часть признаний. Их нужно было приблизить к действительности и тем самым сделать интереснее.
Конечно, кому охота читать шесть глав сплошных "как поживаете?" и "красивая шляпка!", пока хоть кого нибудь припечатают к стене? Однако несколько вводных фраз необходимы. Несколько, не более. Просто людям лень. Как там они обычно пишут?.. А, вспомнил! "Короче, дело было так".
Дорогой [Блингk!
Только мы с приятелями завалились в паб, как туда зашла высокая, совершенно обалденная блондинка с двумя подругами. Короче, дело было так. По дороге к ней домой, на заднем сиденье такси, мы разделись, а ее подруга в это время сидела у меня между ног, а мои яйца касались ее лица...
Понимаете, к чему я? Заурядная лень. Стоит хоть немного продумать обстановку и сразу становится не так скучно. В качестве примера возьмем нашего железнодорожного приятеля. Переписывая его рассказ, я остановился на следующем варианте: он контролер, а она в который раз едет "зайцем". Еще одно нарушение и ее ждут исправительные работы. Сечете? Это добавляет рассказу остроты, а у вас уже чуть чуть замирает сердце. Во всяком случае, у меня замирает.
Я стоял перед ней с записной книжкой в руке, как вдруг девушка начала задирать юбку. "Пожалуйста! взмолилась она. Мне так стыдно... Не записывайте меня в свою книжку. Я выполню любое ваше желание!" Я глянул на покупки. "Любое? А это что? "Уош энд Гоу"? спросил я, и тут мне в голову пришла идея...
Итак, теперь я эти признания или переписывал, или отправлял прямиком в корзину.
Еще через некоторое время я понял, что писать рассказы с нуля куда проще и быстрее, чем набивать читательские. К тому же признания женщин приходили так редко, что я и прежде, как правило, сочинял их сам. Как это ни обидно. Нам, парням, интереснее всего читать именно такие признания. Возможно, дело в гомофобии, но мужчина вместо того, чтобы внимать разглагольствованиям себе подобного, предпочтет послушать бабу. Да вы сами подумайте! Точь в точь как с номерами на 0898, рекламирующимися в наших журналах. Не будете же вы платить по фунту и сорок девять центов за минуту, чтобы послушать бредни какого нибудь типа про "славную ночку" в поезде. Нет! Вам нужна нормальная похабница, которая расскажет про свои игры с сантехником (пока мужа не было дома). Через двадцать пять минут вы положите трубку, наденете штаны, спуститесь вниз и поблагодарите бабушку за то, что та разрешила воспользоваться своим телефоном.
Самый же главный секрет хорошего признания правдоподобность в сочетании с некоторой неожиданностью. Хорошенькой первокурснице так понравился старший преподаватель, что она подставила ему задницу, а он оказался всего навсего швейцаром. Взбешенная изменой бойфренда женщина отдается сразу трем жеребцам, которые отделывают ее во все щели. Она собирает вещи и уходит, а видеокассету оставляет бойфренду на память. Журналистке, ни у кого отродясь в рот не бравшей, нужно написать статью для "Космополитена" и тогда она получит работу, о которой давно мечтала. По моему, куда интереснее всех этих "короче дело было так".
И еще немного.
... затянувшееся за полночь совещание, недавно разведенная начальница, сообщающиеся двери...
... неявившаяся стриптизерша, отчаявшийся владелец клуба, нищая официантка и стадо нетерпеливых пожарников, собравшихся на мальчишник...
... хозяйка сломавшейся машины, на обочине, механик, истекшая страховка, придорожный автосервис...
... симпатичный домушник, женское общежитие, задержание без вызова полиции, немедленная расправа...
... отвратительный начальник, его наивная секретарша, договор об оплате труда...
... скучающая домохозяйка, неутолимая похоть, водитель службы рассылки, большой сверток у заднего крыльца...
... девичник, "Основной инстинкт" по телевизору, три бутылки вина, зуд, внимательная подруга...
... поезд, вечер, очаровательная брюнетка, сумка с покупками...
Ладно. Я могу продолжать хоть ночь напролет, но мне неохота. Наверное, я пытаюсь сказать, что "письма настоящие". Вот только написан в них полный бред. Да вы, поди, уже и так это поняли.

Чтв 14 Фев 2013 03:40:37
>>43423699
Пизда, тебя не смущает, что тред превратился в линию бампов и вайпа, это и есть суть вайпа - препядствие общения, но дырке в мясе с заплывшем жиром мозгом этого не понять, послушаю еще минут 15 взрывы твоего ануса и пойду спать. Шлюха соснула, хотя это единственное что ты можешь.

Чтв 14 Фев 2013 03:40:38
На то, чтобы уяснить все вышеизложенное, понадобился добрый год и пара сотен писем, а первые недели меня занимал более насущный вопрос.
Где этот Стюарт, чтоб ему? спросил я Роджера.
Не знаю. Он даже не обернулся. Ему все но барабану...
Бормотание перешло в неразборчивое шамканье.
Я позвонил Уэнди: записей в регистрационной книге никаких, звонков от Стюарта тоже не было. Положив трубку, я задумался. "Блинг" опаздывал на три недели, а у нас было только два материала: один про езду на водных мотоциклах, а другой о "безумной" ночи на Ибице, в клубе. Читать такую муть никто не будет. Разве что та девушка из отдела по связям с общественностью, с которой Стюарт катался на водных мотоциклах, и "безумный" приятель Стюарта по имени Джерард, которому статья о его "сумасшедших выходках" сэкономила половину расходов на отдых. Особого сумасшествия я там не заметил. Он всего навсего проглотил пару колес, взобрался на некую сцену и начал, как последний мудак, отплясывать на глазах у нескольких тысяч зрителей, делавших ровно то же самое. Для пущего сумасшествия Джерард в конце каждого предложения добавлял, что он "прям так и обалдел", "прям так и охренел" или "не поверил собственным глазам". Я все это милосердно выкинул, чтобы не выставлять его перед читателями совсем уж идиотом.
Ну и я отредактировал письма за последний месяц, написал рецензии к паре фильмов, а теперь маялся без дела. Поваляв еще немного дурака, я взял номер "Эйса", несколько минут его полистал и опять заскучал.
Просто удивительно! Еще шесть недель назад я бы внимательно изучил все фотографии и дофантазировался бы до расстегнутых штанов. Пять недель назад я исподтишка бросал бы взгляды на снимки девушек, хотя стоило кому нибудь повернуться ко мне, сразу отпихивал бы журнал в сторону. Теперь же ко мне подошла Хейзл с вопросом, не брал ли я у нее просмотровую лупу (такая маленькая увеличительная штучка для разглядывания слайдов), а я даже журнал не опустил. Она стояла передо мной и жаловалась, что с ее стола вечно все прут, что это уже третья лупа за год, а я листал журнал и разглядывал голых девушек, которые всячески изгибались и раздвигали ягодицы, и не чувствовал ни малейшего смущения. Почему бы и нет? Ягодицы как ягодицы. У всех такие есть. Пэдди был прав. В первую неделю он рассказывал мне, что никогда не сомневался: ощущение новизны пройдет. Его удивило только, как скоро это произошло.
Вы не ее недавно публиковали? спросил я у Хейзл, показывая фотографию девушки, которая уткнулась головой в лобок своей соседки.
Габриэль? Она снимается у нас каждый месяц. Не знаю, о чем думают в "Эйсе"... Ладно, скажи, если увидишь мою лупу. Я не хочу заказывать новую: люди могут подумать, что я их краду.
Сделай то же, что и я: нацарапай на лупе свое имя, тогда все будут знать, что она твоя, и никто ее не украдет.
Уж нацарапаю! прошипела она и отправилась к своему столу.
Если найду обязательно дам тебе знать! сказал я и нацарапал на лупе Хейзл свое имя.
Зато теперь я не буду заказывать отдельную для себя и сэкономлю общественные деньги. Разве не так?
Шла вторая половина дня, и после двух кружек я был какой то сонный. Тут то и позвонил Стюарт.
Удалось с кем нибудь из них переговорить? спросил он.
С кем? Кто это "они"?
Я о девушках. Ты им звонил?
Э...
Уж не прикорнул ли я, пока получал инструкции?
Какие девушки? Извини... Кого ты имеешь в виду?
Роджер передал тебе подборки? В его голосе послышалось раздражение.
Э...
Я не хотел никого подставлять.
Я поговорю с Роджером. Передай ему трубку.
Роджер, тебя Стюарт...
Несправедливость происходящего заставила Роджера ссутулиться. Не оборачиваясь, он взял трубку и хрюкнул:
Ну?
Какое то время стояла тишина. Потом я услышал несколько сварливых, хамских реплик. Роджер вернул мне трубку и опять уткнулся в экран. Он изучал сайт, сделанный для тех, кто потерял друзей, но желает обрести их вновь.
Роджер должен тебе кое что передать. Он все объяснит. Поговорим завтра утром.
И Стюарт опять исчез.
Роджер не стал что либо объяснять. Он вообще мне ни слова не сказал. Просто сидел, щелкал по имени очередного выпускника 1977 года, читал его краткую биографию и каждый раз бормотал: "Ну и мудак!" В конце концов я решил действовать сам.
Ладно, что там Стюарт для меня оставлял?
Несколько подборок с девушками, ответил тот и опять щелкнул "мышкой".
Что за подборки? Где они?
Нужно сделать эту хрень, что печатают рядом, пробурчал он.
Ну... А что ж ты мне раньше не сказал? подступился я к нему.
А с чего? Мы тут работаем, а он даже не появляется... раздалось в ответ.
Роджер, чтоб ты сдох! Я чуть с ума не сошел от скуки, а оказывается, все утро должен был сидеть на телефоне.
Это не моя вина! Роджер и не думал шутить.
Давай их сюда.
Минутку... проскулил он.
Не прошло и пяти минут, как я получил три пачки слайдов и исписанный указаниями лист.
Все три девушки родились в Великобритании, жили здесь же, так что Стюарт счел возможным с ними поговорить. Я вспомнил, как несколько недель назад он все зудел, что хорошо бы те краткие сведения о девушках не выдумывать, а сделать настоящими. Надо с ними побеседовать, раскрутить их на разговор чтобы сами наговорили всяких пошлостей. Итак, передо мной лежали три подборки слайдов и три телефонных номера. Сейчас я им позвоню, представлюсь и попрошу сказать что нибудь непристойное: чем любят заниматься в постели, о чем мечтают, как выглядело лучшее соитие в их жизни всякое такое. И я был готов сквозь землю провалиться... Смейтесь смейтесь! Попытайтесь ка сами позвонить девушке и прямо так, ни с того ни с сего, раскрутить ее на интересный разговор. Сразу во рту пересохнет, вот увидите! По правде говоря, я бы на вашем месте не рисковал: посадят.

Чтв 14 Фев 2013 03:40:55

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех 11компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:41:01
Я глянул на первую девушку. Высокая, стройная... и лысая, словно павианова задница. Звали ее Дженнифер. Три раза я попадал не туда. Наконец она взяла трубку, и я чуть не задохнулся.
Дженнифер? спрашиваю.
Да?
До сих пор мне не приходилось общаться с живыми порномоделями (собеседование не считается). Я разглядывал Дженнифер через чужую лупу и одновременно с нею разговаривал. Порнография вдруг перестала казаться чьей то выдумкой.
Это Годфри Бишоп. Я работаю в "Блинге", сказал я.
Да?
Привет! Э... Какдела? Нормально? Хорошо... э э...
Надо было заранее продумать, что говорить.
Да?
Хорошо, ладно... Фотограф Говард Парк недавно сделал серию твоих фотографий, и... э... мы собираемся разместить их в нашем журнале.
Она не ответила.
Ты понимаешь, о каких фотографиях я говорю? На тебе были чулки в крупную клетку, и ты лежала на большой круглой кровати.
"А больше на тебе не было, считай, ничего, и на большинстве фотографий крупным планом показана твоя промежность". Правда, этого я не сказал.
Да? повторила она как попугай.
Ладно, давай о них немного поговорим, предложил я.
О чем? утроила свой словарный запас Дженнифер.
Ну... Ты ведь знаешь, что в нашем журнале рядом с фотографиями размещают небольшой текст, такой маленький рассказ. Стюарт, наш редактор, дал мне задание: поговорить с тобой на эту тему.
Не знаю... Папа с мамой ничего об этом не знают. Лучше я не буду ничего говорить...
Особой радости в ее голосе я не слышал.
Что что? переспросил я.
Я не хочу, чтобы вы печатали мое настоящее имя или какие то подробности. Не хочу, чтобы об этом знала моя родня, пояснила она, поставив меня в тупик.
Я попросил повторить, и Дженнифер выполнила мою просьбу. Она не желала публиковать свое настоящее имя и не хотела ничего о себе рассказывать, так как была уверена под вымышленным именем ее никто не узнает. Я серьезно! Вот представьте: мама внимательно изучила "Блинг", разглядела все фотографии, но без подписи ей даже в голову не пришло, что перед ней ее дочь! Разве не чудеса? Я разговаривал с десятками моделей, которые полностью разделяли данную точку зрения. Оказывается, можно не надевать пакет на голову, сняв трусы. Стоит лишь выбрать себе какое нибудь идиотское имя вроде Текс, Джексон или П.Сил.Дт8 и тебя никто не узнает!
Нам не нужен подробный рассказ о семье. У меня есть пара вопросов, не более того, успокоил я ее.
Помолчав несколько мгновений, она откликнулась:
Э... Ну давай. Что?
Ну у... начал я, задумчиво черкая в блокноте перед собой. Ладно... Как бы это сказать? О чем ты любишь мечтать?
Дженнифер ненадолго задумалась.
О том, как я выиграю в лотерею.
Нет! О чем ты любишь мечтать, когда лежишь в постели?
Несколько человек посмотрели в мою сторону, но сразу вернулись к своим делам.
Зачем вам? Хотите опубликовать?

Чтв 14 Фев 2013 03:41:08

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изоме13трии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:41:10
>>43422247
Умри, шлюха. Тут тебе не клуб по интересам, иди подбадривай анус свой и восторгайся неповторимой простотой немытых хуйцов, а двач- это тебе не лепрозорий. Каждый мудак из быдлятни попадающий в это гетто нелепых людей открывает для себя, нечто неповторимое и спешит этим поделится. Идите-ка нахуй, заебали.

Чтв 14 Фев 2013 03:41:24
А ты что думала? Кретинка! И не надо рассказывать мне про маму с папой! Чтобы узнать в модели собственную дочь, вовсе не обязательно читать о ее тайной любви к ослам, которым она обожает делать минет!
Естественно, ничего такого я не сказал, хотя очень хотелось. Дженнифер тупела у меня на глазах, и я страдальчески морщился. Сказал же я вот что:
Да, мы это опубликуем. В этом и есть весь смысл. Нам нужно поместить рядом с твоими фотографиями несколько маленьких надписей, чтобы люди могли их прочитать. Что нибудь типа "я люблю, когда сзади" или "я мечтаю, чтобы меня так или эдак". Все такое.
А я не хочу, чтобы рядом с моими фотографиями что либо печатали!
Э... Но в нашем журнале так принято. Весело...
Это личное! И никого не касается! Серьезно? Мечты, значит, личное, а задница на весь разворот не личное?
Ладно, что ты любишь?
Зачем? уперлась Дженнифер.
Затем, что я должен что нибудь написать!
Я не хочу! Чем плохо, если там будут просто фотографии?
Она даже расстроилась.
Ты не бойся. В этом ничего такого нет, все так делают. Модели обязательно рассказывают нам о собственных фантазиях...
"Как же, рассказывают они!"
... и ты расскажи!
Мне так не нравится. Я не хочу делиться своими сокровенными мыслями с первым встречным.
Но ведь ты снимаешься голой?
Но я не хочу, чтобы люди обо мне что либо узнали!
Так придумай что нибудь!
А почему вы сами не придумаете?
Потому что так будет веселей, сказал я и попросил ее успокоиться. Ладно, выкинь все из головы. Я что нибудь придумаю.
И что ты напишешь?
Не знаю... Какую нибудь чушь...
Только не пиши ничего хамского, ладно?
Я обязательно напишу что нибудь хамское, потому что у нас хамский журнал!
А я не хочу, чтобы рядом с моими фотографиями появлялись хамские надписи!
Не обижайся, но мне придется.
Да почему?!
Просто ребятам, которые воображают, как ты с ними... Им нужно прочитать что нибудь такое.
И мне приходится объяснять все это порномодели!
Я позвоню Говарду. Она повесила трубку.
Что ж, после такого разговора читателю остается только оторвать с горя вес свое хозяйство! А я лично никогда еще не чувствовал себя таким придурком.
Следующая девушка, Трейси, оказалась немногим более разговорчивой. Все, что ей было нужно, это встретить хорошего человека, с которым весело, и поселиться с ним на берегу моря. У меня ушло добрых двадцать минут на то, чтобы она наконец призналась, что "любит сверху". На бумаге это вышло вот как: "Я люблю зажать лицо мужчины у себя между ног, чтоб ему стало жарко, и держать его до тех пор, пока не кончу и не вымажу его всего!" По крайней мере сама мысль о надписях под фотографиями ее не возмутила, просто звонок застал Трейси посреди супермаркета, и ей было неудобно говорить.
Пэдди дождался, пока я повешу трубку, и сочувственно улыбнулся.
Кажется, догадываюсь. Стюарт опять ищет правды, да?
Он велел мне обзвонить моделей. Пэдди ухмыльнулся и покачал головой.
И как ему не надоест? На Стюарта такое находит не реже раза в год. Вечно одно и то же. "Нужно по настоящему, нужно без вранья..." Чушь! Это ж порнуха, а порнуха и действительность не пересекаются!
Он предложил мне сигарету и закурил сам.
Знаешь, что такое действительность? Действительность это когда спускаешься в киоск за журналом с голыми бабами, так как больше тебе их увидеть негде. В лучшем случае тебя ждет толстая, изъезженная вдоль и поперек, до смерти надоевшая жена, которую можно трахнуть разве что спьяну.
Что в тебе подкупает, Пэдди, так это столь редкая в наше время душевная чистота.
Этот кретин прав, раздался откуда то из за моей спины голос Роджера.
Действительность? Действительность состоит из девушек, которые живут с мамой и папой, или помолвлены, или ходят в кружок рисования. Эти девушки коллекционируют плюшевых мишек, смотрят сериалы "про жизнь" и огорчаются, если их любимого персонажа выбрасывают из сценария.
Пэдди выпустил пару колец и продолжил:
Эти девушки, как и мы с тобой, стесняются рассказать, что их на самом деле заводит. Ты встречаешься с ними каждый день. Многие из них признались бы тебе, что страшно любят подставлять задницу сразу нескольким партнерам? Вряд ли!
Да, но ведь они порномодели! Должны же они чем то отличаться?
А я порноредактор! Так что и я должен... А я за последние три месяца ни одну и пальцем не тронул. Хотя считается, что мы тут все направо и налево... Ребята в пабе отказываются мне верить, как я их ни убеждаю. Они думают, что я такой скромный или просто осторожничаю. Ничего подобного! Я первый готов забраться на минарет и крикнуть на всю Мекку, что мне удалось перепихнуться если и в самом деле удалось. Только это не так, потому что я живу в реальном мире. Работаю в порноиндустрии, а живу на земле. С девушками то же самое. Читатель хочет верить, что они такие бесстыдные старые шлюхи, которые только и мечтают, чтобы их кто нибудь отымел, и готовы признаться кому угодно в чем угодно так они низко пали. А что, не пали? Раздеваются же они перед камерой? Раздеваются. Однако не перестают быть обыкновенными людьми. А люди не говорят всей этой чуши, что мы пишем. Даже парни. Мужчины навыдумывали все это, пока занимались онанизмом и мечтали. Такой бред их заводит. Да, конечно, твоя девушка или какая нибудь старая потаскуха может по твоей просьбе несколько раз сказать "затрахай меня до смерти", "порви мне дырку" или еще что нибудь и то придется потрудиться. Однако модели не будут диктовать тебе по телефону всю ту ахинею, что мы пишем от их имени: они модели, а не писатели. Вот почему "Мунлайт" нанимает людей вроде тебя. Вот почему всякий раз, когда Стюарт затевает такие беседы, номер ломится от девичьих стонов. Дескать, им ужасно хочется немного пообниматься, а после секса немного поболтать. И у кого на такое встанет?!
Я понимаю, что ты имеешь в виду.
Ошибка Стюарта в том, что он путает секс и действительность. Люди хотят именно секса, но надо быть последним мудаком, чтобы верить в возможность секса за два фунта девяносто пять пенсов.
И он ушел. А у меня остался еще один звонок.

Чтв 14 Фев 2013 03:41:25

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив рассто132яние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:41:52

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью 13изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:42:09
День святого Буратина
>>43423767
Ты пойдешь свой писюнчик дергать?

Чтв 14 Фев 2013 03:42:13
Вопреки прогнозам Пэдди Джемма (это ее настоящее имя) оказалась совсем другой. Она была польщена, а когда до нее дошло, что это нечто вроде "секса по телефону", ее разобрал нехороший смех.
Фотографии перед тобой? спросила Джемма, и я сказал, что да, передо мной.
Тебе нравится, как я у себя выбрила? Я сделала это специально, готовясь к съемкам.
Очень мило! ответил я, правой рукой записывая, а левой поправляя штаны.
Я раньше не выбривала там полностью, только подстригала, но теперь там так гладко, так мягко, что я не хочу пока ничего менять.
Мне хотелось спросить, не там ли ее ладонь в данный момент, но я не знал, как выстроить фразу, чтобы не догадался Роджер.
Потрясающе! только и сказал я.
Давай спроси меня о чем нибудь! О чем угодно! Я отвечу, подталкивала меня Джемма.
Я вновь поправил штаны и пожалел, что сделал звонок отсюда, а не из кабинета Стюарта.
Расскажи про самую грязную случку в твоей жизни.
Я говорил тихо, прикрыв трубку ладонью. Немного подумав, Джемма ответила, что не против анальных радостей особенно когда под кайфом. Торопливо за нею записав, я впился взглядом в ее фотографию. Вот она, в моей просмотровой лупе, цветная, великолепная, и я ее слышу! Вдруг ее наигранные гримасы перестали казаться мне такими уж наигранными.
И когда тебя порадовали в последний раз? Я немного гнусавил.
О о... Этой ночью! Я вся горела от возбуждения. У меня есть коллекция искусственных членов. Я взяла свой любимый елдак и засунула его себе в задницу целиком...
Мой собственный член сделал пару движений "вверх вниз".
А ты когда нибудь занималась этим с другой девушкой? спросил я.
О о... Постоянно, постоянно... Обожаю лизать чужую щелку! Только пусть одновременно меня кто нибудь трахает сзади! прорычала она в трубку.
И последнее. Расскажи, о чем ты любишь мечтать? спросил я, согнувшись в три погибели.
Представь, что все читатели... Напомни, откуда ты? А, из "Блинга"! Так вот, все читатели "Блинга", она выделяла каждое слово, представь, они разглядывают меня и дрочат до тех пор, пока не забрызгают меня спермой всю с головы до ног!
И покатилась со смеху.
Классная у тебя работка! Так вот чем ты занимаешься звонишь девушкам средь бела дня и ведешь с ними грязные разговоры?
Бывает... ответил я и, решив попытать счастья, соврал: А иногда мне приходится ходить и беседовать с ними лично.
Джемма рассмеялась и промурлыкала:
Что ж, в следующий раз, когда я буду в Лондоне, пригласишь меня выпить и расспросишь обо всем по порядку.
Не клюет!
Запросто! Где ты живешь? Я взглянул на код. В Манчестере, да?
Ради пятиминутной беседы ехать далековато... м м?..
Ага, жалко...
Бедненький! Не огорчайся, малыш! Просто вспомни обо мне, когда какая нибудь девушка даст тебе сзади...
Обязательно! заверил я ее, а про себя добавил: "... или в следующий сеанс рукоблудия смотря, что раньше".
Несколько Джемминых слайдов перекочевали ко мне домой. Воображаемые поездки в Манчестер одарили меня троекратным семяизвержением. Ночью я несколько раз просыпался и вспоминал наш разговор. Все утро в моей голове кружились всевозможные сценарии.
На работе, порывшись в старых журналах, я отыскал в четырех разных номерах четыре подборки с Джеммой, и они также поселились в моей комнате. В одном из журналов, в "Эйсе", Джемма занимала центральный разворот, и я чуть было не пришпилил ее к стене, но вовремя вспомнил, что пожилая хозяйка иногда заходит в мою комнату выгрести мелочь из электрического и газового счетчиков. Вряд ли она придет от увиденного в восторг.
Джеммин музей переехал в ящик дивана. Свободное место там стремительно убывало.
В пятницу вечером, пропустив с ребятами пару кружек, я купил две бутылки болгарского красного, пакетик травки, пачку сигарет и жареную курицу. Для незабываемого вечера все было готово. В десять часов Джемма вышла из ящика и окружила меня полумесяцем своих лучших фотографий. Я воображал, что она сейчас в комнате и умоляет отыметь ее всеми возможными способами. Мои позывы и в самом деле сосредоточились на ней: от желания ее трахнуть мне было больно. Я должен! У меня просто нет другого выбора. Иначе ощущение пустоты никогда меня не покинет. Я знаю.
Обдумывая все это, я раскурил потухший косяк и глубоко затянулся.
Что ж ты медлишь? спросил маленький красный демон, сидящий на моем левом плече.
Медлю? не понял я.
Трахни ее! Ведь вы знакомы ты не какой то там недоделанный читатель! Это твоя работа. К тому же ты знаешь, как ей угодить... Она сама тебе рассказала. Она жить без этого не может. Тебе нечего бояться!
Но до Манчестера то еще доехать надо... засомневался я.
И что же? Позвони ей. Ее номер хранится у тебя в кошельке. Мы все видели, как ты его туда засунул. Звякни ей и скажи, что хочешь приехать в гости. А там возьми и трахни ее! Она ждет не дождется! Наверное, сегодня же вечером не получится, но ты можешь рано утром прыгнуть в поезд и быть там еще до обеда. Гроза порномоделей! Погляди на нее! Включи воображение!
А она ничего, верно? сказал я, пялясь на разворот и вдыхая травку.
И она была так добра, что поднесла себя на блюдечке с голубой каемочкой только руку протянуть. Давай же звони! Как там говорят?.. Риск благородное дело, жизнь дается один раз...
Дело говоришь! похвалил я демона. Соображаешь! А ты что скажешь? повернулся я к сидящему справа ангелу.
Я с вами поеду!
Отыскав мобильник, я набрал номер. Денег на счету осталось минуты на две. Я нажал зеленую кнопку и прижал телефон к уху. Возбуждение и сосредоточенность не рассеяли до конца моих сомнений. Вот звоню вдруг порномодели с таким предложением. Что я ей скажу? Я заверил себя, что Джемма помнит тот разговор и сразу обо всем догадается. Не понимаете? Объясню. Тогда она совсем меня не знала, однако, услышав мой голос, страшно обрадовалась. Теперь же, когда нас связывают кое какие телефонные секреты, Джемма будет еще покладистее. Чтобы не так волноваться, я отхлебнул пару раз из бутылки и как следует затянулся косяком. У меня дрожали пальцы.

Чтв 14 Фев 2013 03:42:14

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью13 фывдо изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:42:29

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, оп13ределив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:42:39
Раздались гудки. Сердце заколотилось как сумасшедшее. Однако все, что было до сих пор, не шло ни в какое сравнение с самим разговором.
Алло? крикнула она.
Привет! Это Джемма?
Да?
Привет, это Годфри! Из "Блинга"! Мы разговаривали на днях!
Что?.. А, помню, да, привет!
Джемма кому то все это пересказала, а потом спросила:
Что случилось?
Ничего ничего, просто я хотел с тобой переговорить! Если тебе сейчас удобно!
Э... А о чем? прокричала она.
Ну, сказать "здравствуй" и все такое! Продолжить тот разговор!
Не слышу! Говори громче! орала она. Подожди, я выйду отсюда!
Вокруг нее смеялись, играла музыка, но вот она вышла на улицу, где было относительно тихо.
Так то лучше. Извини, я тебя не расслышала. Так что ты сказал?
Ну... Это... Ничего особенного... Я корчился в поисках нужных слов.
Ладно. Помнишь, ты сказала: "Жаль, что ты не в Манчестере"? начал я издалека.
Воображаемая Джемма должна была тут же все вспомнить, пригласить меня в гости и оставить у себя. Настоящая Джемма повела себя несколько иначе.
Что?.. Не помню. Ты говори, говори!
Сердце у меня сжалось. Мои надежды на мгновенное озарение не оправдались. Я счел необходимым еще раз уточнить, с тем ли человеком разговариваю.
Это Джемма, не так ли? Та модель, с которой я говорил во вторник днем?
Да. Извини, назови еще раз свое имя.
Годфри Бишоп. Я работаю в "Блинге", мы с тобой на днях говорили по телефону.
Хорошо. И что же?
Ну, на днях ты сказала, что ради пятиминутной беседы в Манчестер ехать не стоит.
Я не продвигался вперед ни на шаг. Как же трудно подобрать нужные слова!
Слушай, давай отложим это до понедельника, а то у меня сиськи мерзнут! сказала Джемма, и я тут же представил себе ее сисечки покрывшиеся гусиной кожей, маленькие, крепенькие...
Мобильник начал питать, деньги таяли. Надо было скорее переходить к делу. Но как? Да так! Она же согласна перенести встречу на другой день!
Вот... Ты тогда сказала: "Жаль, что ты не в Манчестере". И что мне стоит вспомнить о тебе в следующий раз, когда я... Ну... Ты понимаешь...
Сигналы рвали мои мысли на части, я говорил все тише и тише. "Переходи к делу! К делу, идиот!" понукал я себя. Сердце было готово разорваться, голос охрип.
Кстати! Это... Я хочу завтра приехать и с тобою встретиться! Ты не против?
Встретиться со мною? Зачем?
Ну, на днях ты сама сказала, помнишь? Когда мы с тобой разговаривали? Обо мне? Что я о тебе думаю?
И что ты обо мне думаешь? спросила Джемма.
Она вообще ни во что не въезжала!
О чем ты говоришь?
Говорю о... успел я проскулить.
Теперь все понятно! Джемма не имела ничего такого в виду! А я сейчас буду делать хорошую мину при плохой игре. Мучительных воспоминаний хватит на всю оставшуюся жизнь.
Не важно! сказал я как можно убедительнее, но она решила довести разговор до конца.
Что что? Алло!
Не важно... Не важно...
Слушай, я тут со своим парнем и со всей его родней. И я не работаю но выходным.
Да да, правда, все в порядке! успокаивал я ее.
Так зачем ты собрался в Манчестер? спросила Джемма, и тут я услышал еще один голос. Он спрашивал, в чем дело.
Нет нет, правда, все в порядке! Честно, все в порядке, не беспокойся!..
Слишком поздно. Мой телефон неожиданно умер. А я то представлял себе наш разговор несколько иначе... Я уставился на мобильник. Закрыл лицо ладонями. И минуты две стоял неподвижно. Потом затряс головой и чуть не разорвал кожу на лице такие я строил рожи. Наконец понял, что лучше всего как следует напиться. Что я наделал?! Ужас накатил па меня медленной волной; еще немного, и он сожрал бы последние остатки былого самоуважения. "Так зачем ты собрался в Манчестер?" Эти слова не отпускали меня. Они накрепко засели в моем мозгу. Я и теперь их помню. И уже вряд ли когда нибудь забуду. Отныне при мысли о Джемме в моем воображении возникнет не тот веселый разговор, не искусственный член у нее в заднице, не чужая щелка... Нет! Я увижу промерзшую парковку у какого то паба, рядом с Джеммой будет стоять ее парень, и она спросит: "Так зачем ты собрался в Манчестер?" Господи... Ну что я за мудак?


Чтв 14 Фев 2013 03:42:42

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрик11и Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:42:57

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расс13ояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:42:58
Что за мудак... Что за мудак... Что за мудак...
На протяжении нескольких дней я то и дело ежился от воспоминаний, а вспоминал случившееся примерно раз в пять минут. Ну что я за мудак!
При свете дня разобраться, что произошло и почему, оказалось совсем нетрудно. Когда я позвонил в первый раз, Джемма, как настоящая профессионалка, просто выполнила мою просьбу, а я, дурень, понял ее буквально. Ни дать ни взять один из тех идиотов читателей, которые шлют моделям предложения руки и сердца или просто зовут потрахаться. Над такими я и сам люблю поиздеваться. А теперь вот повелся на слова Джеммы. Боже милостивый...
Все утро понедельника я не знал, куда себя деть, и на каждый телефонный звонок вскакивал, боясь услышать Джемму или Говарда Парка, которые звонили бы на меня жаловаться. Конечно, никто и слова мне не сказал, но я все равно был тише воды ниже травы и страшно хотел на месяц другой куда нибудь исчезнуть пока не забудутся вчерашние события.
На мое счастье, в конторе не было ни Роджера, ни Пэдди, ни Мэтта, ни Монти, ни Толстого Пола, и из "Фрота" тоже никого, и Стюарт пока не заявился. Ко мне подошел Дон, и мы обсудили накопившиеся за выходные футбольные новости. Потом позвонила Сьюзи (вообще то она была в двадцати футах от нас) и сообщила Дону, что его ждет прорва работы. Сьюзи всегда вела себя с ним именно так. Почему? Да потому, что могла себе это позволить. Дон был ее работником и, следовательно, ее домашним животным. Все вокруг могли болтать, шутить и смеяться кроме Дона. Дон работал под ее началом и должен был выполнять ее распоряжения, только и всего. Почему? Потому что она могла себе это позволить и потому что она была сукой. Выбирайте сами. Дон бесился, а вот другая подчиненная Сьюзи, Хейзл, наблюдая унижение Дона, когда тот, словно ребенок, покорно шел к столу, каждый раз искренне радовалась. Почему? Потому что она тоже была сукой. Куда уж проще... Ладно, какие бы ни были у этого причины и какие бы ни следовали из этого выводы, Дон ушел и оставил меня наедине с моими мыслями.
Я написал пару девичьих аннотаций, которые ждали своей очереди с пятницы, но в тот момент мне было не до этого бреда, и я взял одного из Джекиных "Гарри Поттеров". Там, кажется, рассказывают об одном очкарике, который умел летать.
В начале первого приехал Стюарт и вызвал меня к себе. Я трясся от страха и пытался выдумать оправдание получше, однако Главный вовсе не казался сердитым. Похмельный это да, но не сердитый.
Так, садись... Ладно... Я хотел бы кое о чем тебя попросить.
Я ждал чего то вроде "... перестань приставать к нашим девушкам, они испуганы, им неприятно...". Я ошибся. То, о чем он меня попросил, вообще не походило на просьбу.
Я хочу, чтобы ты вместо меня отправился в студию и поруководил съемками. Мне тут надо встретиться с одним парнем... Не важно...
Он махнул рукой, и меня обдало запахом виски.
Студия Говарда Парка, в Баттерси. Можешь взять такси и туда, и обратно. Девушка уже там.
Стюарт протянул мне поляроидное фото с умопомрачительно хорошенькой блондинкой.
Ее зовут Зоя. Уверен, сегодня она станет какой нибудь там "Любительницей сосисок". Снимается впервые, никогда ничем подобным не занималась, просто прислала свои фотографии. Полагаю, тебе этот опыт будет полезен, так как со временем придется заниматься такими делами все чаще. Что скажешь?
Я сказал:
Спасибо.
А... Нуда... Я не это имел в виду. Впрочем, не важно... Она сейчас там. Ближайший час или около того ее будут готовить к съемкам, так что дуй туда. И пусть Говард сделает стандартную подборку. Он и так все знает, ты только проследи, чтобы он не забыл отснять несколько обложек в случае, если она нам подходит.
Стюарт нацарапал на бумажке адрес Говарда и, выгоняя меня, открыл дверь.
Э, самое главное! Возьми у нее удостоверение личности и разрешение на публикацию.
Что что? спросил я, мыслями уже будучи на полпути к Баттерси.
Удостоверение. Мы не можем публиковать фотографии, не имея при себе копий с каких нибудь двух удостоверений водительских прав, паспорта, свидетельства о рождении... Нужно подтверждение, что ей исполнилось восемнадцать, и разрешение, подписанное ею самой и одним из присутствующих в данном случае тобой.
А мне за это ничего не будет? спросил я.
Нет, конечно. Мы не можем просто взять и напечатать чью то фотографию, потому что тогда нас разорят. Какой нибудь разобиженный муж пришлет фотографию своей экс жены, сделав это от ее имени, чтобы все узнали, будто она большая любительница анального секса. Мы не имеем права публиковать такие фотки, сколь бы удачными они ни были.
Потом он добавил:
Если только женщина не мертва. Тогда мы можем делать все, что угодно.
Нехорошо как то получается... Не знаю, смогу ли я на такие фотографии...
Э... Нет, я говорю о фотографиях, сделанных до того, как ее...
Стюарт затих, на его лице отразился ужас.
Слушай, лучше тебе валить. Не надо заставлять их ждать.
Он страстно желал от меня избавиться. Я схватил плащ и ушел.


Чтв 14 Фев 2013 03:43:10

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстоя13ние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:43:19
День святого Буратина
>>43423786
Почему ми такие злие?

Чтв 14 Фев 2013 03:43:22
От Зои глаз было не оторвать. Она была хорошенькая, это правда, хоть и не настоящая красотка. Почему же я находил ее столь привлекательной? Наверное, дело было в ожидании. До съемок осталось совсем немного.
Она сидела перед зеркалом в просторном фланелевом халате, а помощница Говарда (сама по себе не уродка) накладывала последние штрихи на безупречно подведенные губы Зои. Она стрельнула глазами в мою сторону и на мое приветствие лишь улыбнулась: ей сейчас было не до того.
Присутствовавший там же Говард пожал мне руку и принял как давно утерянного и вновь обретенного брата. Он провел меня в сделанную в виде спальни студию, чтобы обсудить одежду и фотографии для обложки на случай, если до них дойдет дело.
Чулки, подвязки, высокие каблуки, кружевное бельишко и все такое, сказал я.
А ее то саму будем фотографировать? удивился Говард.
Мы от всего сердца рассмеялись, и он налил по рюмочке водки, с которой мы быстро справились.
Что там за тип? спросил я, пока тот вновь наполнял рюмки.
Бойфренд ее. Дуэнья, понимаешь...
Говард покачал головой и выпил. Тут в дверях возникли Памела (помощница), Зоя и Скотт (бойфренд). Они смотрели на нас и ждали одобрения.
Правда красавица? спросила Памела, а Зоя так и зарделась.
Пальчики оближешь! согласился я. Скотт так и впился в меня глазами.
Ну, я пошла, сказала Памела, и они с Говардом поцеловались.
Хорошо, дорогая. Спасибо. Говард похлопал ее по заднице.
Вы уходите? спросил Скотт.
Да, а что? Подбросить вас куда нибудь?
Сама мысль о том, чтобы оставить свою девушку со мной и Говардом, приводила Скотта в ужас, поэтому он отказался куда либо уходить.
Что ж! хлопнул в ладоши Говард. Приступим?
Зоя взяла кружевное белье и опять ушла в костюмерную, чем немного меня разочаровала и озадачила. Она вернулась через десять минут и выглядела так, что, кивни она мне, я тут же поубивал бы всех присутствующих.
"Вот это женщина!" думал я про себя. Язык у меня вывалился чуть не на полметра. Сначала я глядел на нее, стараясь делать это незаметно. Потом вспомнил, что это моя работа и смотреть можно сколько влезет. Я так глазел, что чуть не протер всю роговицу. Никогда не был фанатом женского белья, но увидев Зою в трех футах от себя во всем черном и ажурном... Меня обратили. И хотя я до сих пор не могу сказать, что люблю такое, Зоя тогда выглядела просто сногсшибательно.
О господи... шептал я одними губами. О господи...
А что происходило в бойфрендовской голове Скотта, я мог только догадываться. Вот его девушка, которую он, возможно, никогда не видел в подобном великолепии, и это мгновение он вынужден делить с двумя какими то типами. Какой силы внутренний конфликт в нем бушевал!
Не против перебраться на кровать, дорогая? Говард меня отвлек.
Прекрасно, вот сюда... приговаривал он, вертя ее так и эдак своими здоровенными липкими лапами.
Зоя не возражала и всему подчинялась, словно манекен из магазина, зато лицо Скотта представляло собой настоящую картину особенно когда Говард поднес экспонометр к сиськам девушки.
Так вы... Вам много приходилось этим заниматься? раздался голос рядом со мной.
Это был Скотт. Он ходил вокруг да около и старался завести беседу, продолжая, словно ястреб, смотреть на Зою и Говарда. Как, впрочем, и я.
А, да... Работа как работа, соврал я и передвинул упаковку мятных леденцов, только что обнаруженную в собственном кармане.
А это надолго? В смысле, что дальше? В смысле...
Да ничего особенного, обычные дела, успокоил я его. Стриптиз, фаллоимитаторы, все такое...
Мне ничего не говорили про фаллоимитаторы! воскликнул парень.
Какое совпадение! И мне ничего не говорили про фаллоимитаторы. Я только что это выдумал и теперь наблюдал за его лицом. Было на что посмотреть!
Ладно, там решим, ответил я и пододвинулся поближе, чтобы лучше видеть.
Скотт шел за мной след в след и не оставлял ни на минуту.
Улыбнись во весь рот, распорядился Говард, глядя в видоискатель. А теперь скажи: "Чи и из"!
Она сказала. ЩЕЛК!
"Дайте член побольше, пли и из!" ЩЕЛК!
"И горячей сперму, пли и из!" ЩЕЛК!
"А теперь по попке, пли и из!" ЩЕЛК!
Говард продолжал в том же духе. За нескольких минут он отснял целую пленку снимков для обложки, со всевозможными позами и лицами. Зоя могла бы без затей говорить "чи из!", "пли из!" или просто улыбаться, но так было веселей: он каждый раз придумывал что нибудь новенькое, и вскоре смеялись все. Нам стало как то легче друг с другом, а Говард, наверное, только того и добивался.

Чтв 14 Фев 2013 03:43:23

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех комп113актных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:43:59
День святого Буратина
>>43423859

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x113,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:44:11
Я сказал, что смеялись все, хотя это было не совсем так. Силы одного из нас были на исходе, и вы уже догадались, чьи именно.
А чем ты занимался до того, как начал работать здесь? спросил Скотт, отвлекая меня от своей девушки, которая только только начала избавляться от одежды.
Да так, знаешь, не сказать, чтобы...
Я не договорил, потому что в этот момент с ее плеча упала бретелька.
Как ты здесь оказался? Ты что, учился в каком то колледже?
Да, что то вроде, не поддавался я.
А если я хочу работать в твоем журнале? Как мне тогда действовать?
Не знаю.
Тут я увидел один из ее сосков. Проклюнулся! Вы представить себе не можете, как я был опьянен. Это было как... как... Постараюсь описать. Помните "Челюсти"? Рой Шайдер с пляжа видит ребенка на надувном матрасе, того уже едят и тут камера резко наезжает на лицо Роя! Человек вдруг понимает, что перед ним!.. Ну вот, со мной творилось что то похожее. Зоя просто делала это, а я просто смотрел. Вуайеризм в чистом виде. Что и лежит, как мне кажется, в основе всей порнографии. Видеть то, что видеть не полагается. Например, когда поднимаешься в автобус и случайно заглядываешь какой то девушке под юбку. Или по ошибке заходишь в женскую раздевалку. Запретное удовольствие. Представьте, что у вас есть соседка, о которой вы мечтали, и вот она приглашает вас попить кофе, а кончается все постелью. Да, здорово, замечательно. Но разве не будете вы себя чувствовать куда большим проказником и нарушителем запретов, если встанете ночью на крыше ее гаража и поглядите на нее в бинокль? Я, во всяком случае, думаю именно так.
В общем, появился один сосок, потом второй, а в промежутке лишь щелкал затвор фотоаппарата, да раздавались мои судорожные глотки.
Зоя постепенно выбралась из кружев, и перед нами во всей красе предстала ее грудь. Теперь девушка снимала чулки.
Так сколько времени ты уже этим занимаешься? сделал очередной заход Скотт, только сейчас его голос дрожал.
Слушай, приятель... Ты не обижайся. Не сочти за грубость. Я пытаюсь работать, сказал я и продолжил свое молчаливое бдение.
Скотт оглядел студию в поисках не знаю чего. Он смотрел на что угодно, кроме своей девушки.
Вот так. А теперь стяни чулки и сделай так, словно собираешься стряхнуть их с кончика ступни, руководил Говард. Вот так, прекрасно. У тебя природный дар. Правда весело?
Зоя хихикнула, а я издал какое то горловое хрюканье. Скотт не нашелся что сказать и куда то исчез к моему глубокому удовлетворению.
Отлично, продолжай... Ага, теперь разведи ноги и наклонись далеко вперед. О о, класс...
ЩЕЛК ЩЕЛК ЩЕЛК! Говард на мгновение сделал паузу и оторвался от камеры.
Дорогая... Милая, тебе на глаза упали волосы. Нет нет, оставь, не трогай. Годфри тебе поможет.
Он повернулся ко мне.
Год, помоги Зое.
Ну и ну... Все лучше и лучше!
Я приблизился к Зое, которая осталась лежать в той же позе. На месте остались только трусы. Я нежно убрал волосы с ее лица и зачесал их назад. А тем временем она взглянула на меня и улыбнулась так, что мои глаза чуть не вылетели из орбит. В это мгновение она была самой сексапильной женщиной на планете, и, окажись мы одни, я одарил бы ее лучшими пятью секундами за всю ее жизнь.
Спасибо, Годфри, широко улыбнулась Зоя, а я пробормотал что то вроде:
Конечно конечно, я с радостью...
Ну что ж, родная, сделаем еще парочку снимков в этой позе, а потом я хочу, чтобы ты начала медленно снимать трусы...
Говард не успел договорить. Скотт вдруг ворвался неизвестно откуда, выставил вперед ладонь и схватил Зою за руку. Он заливался слезами.
Нет! Нет! Нет! умолял он ее. Хватит! Не надо! Пойдем! Пойдем домой! Я не хочу, чтобы ты это делала! Извини, Зоя, пожалуйста, ну пойдем...
Эй, отвали!
Зоя была напугана, раздражена и явно смущена.
Оставь меня в покое!
Зоя, нет, ты не обязана это делать... Пожалуйста, ты не обязана это делать...
Не обязана это делать? Ты сам все придумал, помнишь? вопила Зоя, пока они продолжали играть в перетягивание каната, стоя каждый со своей стороны кровати. Убирайся!
Я передумал, извини, пожалуйста, пойдем! плакал он.
Он плакал? Да, еще как! Слезы так и лились, глаза были красные и опухшие. О гос споди... Ты еще несколько лет будешь просыпаться посреди ночи и вспоминать этот день, приятель. Про себя я улыбнулся.
Пожалуйста... умолял он, плача все сильнее.
Нет, я продолжу, и хватит об этом... Убирайся!
Я люблю тебя, я люблю тебя, пожалуйста, не надо! Зоя, нет... О о о о...
Мы с Говардом молча стояли в стороне. Теперь пришло время вмешаться. Говард кивнул мне, мы подошли и оттащили парня от модели и кровати, а затем начали отпихивать к двери. Скотт сопротивлялся и орал. Тогда Зоя встала у нас на пути и сказала, чтобы мы его отпустили.
Пусть идет, все в порядке.
Скотт бросился к ней с объятиями, но она оттолкнула его и расставила все акценты:
Я сделаю это вне зависимости от того, нравится тебе или нет. Я делаю это ради себя

Чтв 14 Фев 2013 03:44:17
>>43423880

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество 13всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:44:32

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространств13о, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:44:41
День святого Буратина

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое простра13нство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:44:46
Тут он начал слушать.
А теперь выбирай. Или ты остаешься и сидишь тихо, или уходишь, и мы встречаемся уже дома. Как ты решишь?
"Уходи, уходи, уходи!" скандировал я про себя. Скотт не был идиотом и не стал оставлять Зою с нами. Он не ушел.
Нет, так не годится. Он должен уйти. Я тут не в игры играю, возразил Говард, на что Зоя ответила, что если Скотта прогонят, то она уйдет вместе с ним.
Перед Скоттом, наверное, забрезжила надежда на спасение, только он никак не мог сообразить, как этим воспользоваться. В конце концов все вернулись на исходные позиции, и мы продолжили работу.
Больше рассказывать особенно не о чем. Зоя распрекрасненько разделась, мы ставили ее так и эдак, фотографировали под всевозможными углами, однако атмосфера была уже не та. Тихие всхлипывания сидящего в углу Скотта все портили. Всем было не по себе, а особенно Зое, чьи улыбки стали словно приклеенные.
В отместку за то, что была испорчена моя первая порносъемка, я сделал целую кучу фотографий со щелкой крупным планом и с фаллоимитатором. Мы ни в жизнь не стали бы их использовать в журнале, просто я хотел еще раз провести Скотта через эту соковыжималку.
Когда был сделан последний кадр, Зоя оделась и расписалась везде, где требовалось, а в ответ получила чек. Потом подошел Скотт и извинился перед нами с Говардом за свое поведение. В ответ Говард прочел ему целую лекцию.
Мы профессионалы, Скотт. Мы фотографировали Зою вовсе не ради собственного удовольствия. Я этим зарабатываю на жизнь и именно поэтому не допускаю на съемки бойфрендов, мужей, вообще любых сопровождающих. Не потому, что хочу что то скрыть или принудить к чему то твою девушку. Просто люди, не работающие в нашей индустрии, начинают очень уж волноваться, бросаться на защиту и мешать профессионалам делать свое дело, сказал он, показывая на себя и на меня.
Скотт вновь извинился, Говард заверил его, что ничего страшного не случилось, а перед самым их уходом пожал ему руку. Зоя, в свою очередь, попрощалась, сказала, что ей очень понравилось, хотя насчет профессиональной карьеры она еще не решила. Затем поцеловала Говарда и меня в щеку, и они, взявшись за руки, ушли.
Мы смотрели, как Скотт с Зоей, обнявшись в знак примирения, идут по дороге. Говард закурил и произнес, глядя на удаляющегося Скотта:
Если бы не ты, приятель, кто знает... Возможно, мы тут поразвлеклись бы с твоей бабой...

Чтв 14 Фев 2013 03:45:00

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова 113 Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:45:11
Позже, когда я вспоминал эти слова Говарда, меня охватывали сомнения. Выяснилось, что он не преувеличивал, когда намекал на доступность Зои. Как я уже говорил, люди то и дело спрашивали, не трахаю ли я наших моделей, на что я, как правило, отвечал "нет". Мне просто напросто не доводилось с ними встречаться. Большую часть моего рабочего времени я просиживал за компьютером и рассказывал про двух дальнобойщиков, пристроившихся сзади, и про их приятеля, которому я одновременно делаю минет, и все это снимается, на видео и ужасно мне нравится. Да и помимо написания такой "автобиографии" находилась куча бумажных дел. Непосредственно же с девушками работали фотографы; соответствующими льготами пользовались они же.
Вот вам пример. Один знакомый фотограф каждую новую девушку спрашивал об одном и том же. Готова ли она работать в паре с другой девушкой? Большинство соглашалось что ж, прекрасно. Тогда фотограф спрашивал: а как насчет мальчика? Большинство не возражало и против этого. Он брал камеру, вынимал член и говорил: "Тогда вперед!"
Если девушка артачилась, он объяснял ей, что "не собирается транжирить деньги на гримершу, мужчину, студию. Не стоит заниматься всем этим ради необкатанной модели, которая при виде эрегированного члена готова описаться от страха. Так что давай, милая, открой ка пасть и засунь туда вот это". И алле гоп! ему немедленно делают минет. И так с каждой моделью. Во дает!.. И он не одинок. Многие фотографы, с которыми мне доводилось работать, также старались взять от жизни все. И винить их не в чем.
Женщины, добиваясь чего либо, всегда пользовались своим телом, а мужики ради доступа к этому телу тоже не гнушались ничем. Таков естественный ход событий. Так было у пещерных людей, так оно останется и впредь разве что на смену нам придут гермафродиты. Защитники и защитницы политкорректности не хотят этого признавать. Они возомнили, что в наших желаниях и устремлениях все мы одинаковы, но скажите мне: когда в последний раз хоть кому нибудь из них удалось перепихнуться? Бабы то не против: им так проще удерживать парней на коротком поводке. А поборники женских прав им подыгрывают (в расчете на награду). Спорить тут не с чем. Вас интересуют мои успехи на этом поприще? Меня всю жизнь посылали куда подальше, не находя во мне ничего интересного.
Впрочем, пару раз я удостоился предложения: модели предлагали себя на блюдечке с голубой каемочкой, и я отказывался. "Что?! скажете вы. Ты шутишь? Хватит заливать!" Не а. Не шучу. Я все объясню, а если вам покажется, что вы бы на моем месте повели себя иначе, обязательно расскажите мне.
Помните слова, которыми Говард проводил Зою и Скотта? Примерно такое предложение я и имею в виду. Ключевое слово "мы". Дело было несколькими неделями позже, на очередной съемке у Говарда, во время которой Клэр ясно намекнула мне насчет "блюдечка".
Она регулярно снималась в этой студии. Видеть ее раздетой было наивысшим из доступных простому смертному наслаждений. Так вот, сигналы от нее начали поступать сразу. Это были то задержавшийся взгляд, то двусмысленное замечание, однако я приписывал их недавнему веселью и вину, которое лилось рекой. По мере продвижения съемки пропускать ее намеки мимо ушей становилось все труднее.
Вынь ка его, Годфри, дай посмотреть! Давай, покажи нам свой член!
Я уже минут пять как перестал читать между строк. Клэр лежала на кровати и играла с фаллоимитаторами, собранными нами для рождественского номера (на ней была шапочка Сайта Клауса), и так увлекалась, что мы с Говардом то и дело просили се вынуть эту штуку, так как "Блинг" не имел права показывать собственно введение члена. В общем, Клэр была в самом игривом расположении духа и каждый раз, когда Говард менял пленку в фотоаппарате, всячески мне это демонстрировала: мурлыкала как последняя кошка и удерживала мой взгляд до тех пор, пока я не отворачивался сам (что я делал не так уж часто).
О о, вот этот мне нравится, с ним так приятно... Скажи, Годфри, а у тебя примерно такого же размера, или тебе придется трахнуть меня в задницу, чтобы я почувствовала хоть что нибудь?
"Парень, скажи как есть, что тебе мешает?"
Э... Ладно, я... не знаю толком. Я... ха ха ха... Еще бокальчик?
М м м... Да а... В горле у меня слегка пересохло... А может, у тебя найдется что нибудь получше?.. спросила Клэр и засунула в рот искусственный член.
Она шумно его сосала и делала недвусмысленное "вверх вниз" (хотя возможно ли такое вообще "двусмысленно сосать член"?). И так два часа, без перерыва. В конце концов Говард, нагнувшись, сказал:
Ты ей нравишься.
И показал пальцем на Клэр.
А у тебя есть девушка, Годфри? спросила она.
Нет, у меня сейчас пересменка, ответил я ей.
Что что? Как у Йоссера Хьюза с его работами? откликнулся Говард.
Минут десять мы объясняли Клэр, кто такой был этот Йоссер Хьюз, после чего разговор вернулся в свое русло. Она поинтересовалась:
Плохо, наверное, без девушки то? Как же ты один управляешься? Дрочишь, наверное, целыми днями?
Целыми днями не получается. Я еще и на работу иногда хожу.
А ты когда нибудь пользовался моими фотографиями?
Нет... Боюсь, что твоими еще нет... начал я извиняться и тут же решил, что теперь обязательно воспользуюсь.
Ах, ты меня обидел! Ты сделал мне больно! жеманничала Клэр.
Я поклялся, что исправлюсь, как только доберусь до дома, и она сразу повеселела.
Зачем ждать? спросила она и в качестве подсказки страстно набросилась на себя с одной из тех пластиковых игрушек наперевес.
Силы мои были на исходе. Со стороны это может казаться веселой, хотя и нескромной болтовней, однако я словно в аду горел. Представьте себе до одурения красивую двадцатидвухлетнюю девку, от бесстыдства которой просто дух захватывало, и она из кожи вон лезет, стараясь вас завлечь, а вы не имеете права вообще ни на что. Да да, ни на что. Ведь вы профессионал, вы на работе. Стюарт послал меня сюда с определенным заданием, и я отвечал за то, чтобы фотографии, необходимые для очередного номера, были сняты. Не мог же я, тряся елдой, ворваться в кадр и сказать Говарду, чтоб пошел погулял, пока мы тут немножко того... попрыгаем с этой девушкой, день которой обходится ему в двести пятьдесят фунтов стерлингов.
Конечно, нет. О таком поступке в офисе узнают еще до моего прихода, и перед кем я тогда буду самодовольно, сыто улыбаться? Перед закрытой дверью, вот перед кем. Я был наслышан о моих неудачливых предшественниках, которые, не проявив перед лицом соблазна выдержки, по возвращении в офис находили на столе соответствующее уведомление. Людям нравится верить, что наша работа напоминает дежурство на древнеримской оргии, хотя единственное сходство современной порноиндустрии с теми давними временами это сирены, послушавшись которых вы разобьетесь о рифы. Впрочем, те дамы, насколько я помню, были гречанками. Какая разница? Чрезмерная точность в параллелях только вредит. Так вот руководство "Мунлайт паблишинг" дало на этот счет четкие инструкции: тебя наняли в качестве работника, так что держи штаны застегнутыми и не ссорь нас с правосудием. "Хочешь потрахаться с моделями? говорил глава компании в своей ныне знаменитой рождественской речи. Занимайся этим в свободное от работы время!" Включите смех, пожалуйста.
Конечно, если вам повезет и вы не попадетесь... Но я, глядя на Говарда, который осторожностью смахивал на котов, рыщущих за окном моей квартиры, решил не рисковать.
Вернемся в студию. Прошло еще полчаса. Мы успели поставить Клэр во все возможные позы, дали ей перепробовать все фаллоимитаторы и обнаружили, что отсняли уже пять пленок более чем достаточно. Поэтому я решил, что пора закругляться, и глянул на часы. Пять вечера. Возвращаться в город смысла не было никакого. Чтобы просидеть за столом десять минут? И я решил подарить себе остаток этого дня.
Какие у тебя сегодня планы? Может, выпьем? предложил Говард. Веселье только начинается, добавил он, показывая на Клэр и бешено двигая бровями

Чтв 14 Фев 2013 03:45:34
Намеки его тонкостью не отличались.
Ага, не уходи, присоединилась Клэр. Мы устроим вечеринку... на троих.
Говард убирал камеру и свет. Я увидел, что сейчас нам обоим придется делиться с Клэр своим семенем. Приехали! Дела поворачивались как то совсем уж нехорошо.
По правде говоря, я не уверен, что смогу остаться, начал я, делая большой шаг в сторону двери. У меня назначена встреча с приятелем, пора бежать.
Что? воскликнула Клэр, вскакивая на ноги. Не будь дураком, останься!
Да, задержись, давай повеселимся, убеждал со своей стороны Говард и еще сильнее задвигал бровями, словно я не понимал, куда он клонит.
Нет нет, правда, мне нужно. Очень жаль, но деваться некуда. Рад бы, да не могу. Он мой приятель, и у него на следующей неделе свадьба, а я шафер, и мы должны еще раз все продумать. Ужасно обидно! Знай я заранее, все бы можно было перенести, но мой друг приехал издалека. Жаль...
Пожав плечами, я натянул плащ и направился к двери.
Вернись немедленно, мистер Годфри Бишоп! Уйдешь только с моего разрешения!
Клэр топнула ножкой ни дать ни взять классная руководительница. Однако я с ужасом представил себе, как мы с Говардом, оба голые, валяемся вповалку, и ее угрозы не оказали на меня ни малейшего воздействия.
Выслушивать отказы ей приходилось, судя по всему, нечасто. Мое поведение привело Клэр в полное недоумение и страшно разозлило. Говард, со своей стороны, пару раз ко мне подступился и плюнул, увидев бессмысленность своих усилий: я ушел бы в любом случае. Однако рассердился он не на шутку: теперь ему придется обрабатывать Клэр в одиночку. Мне стало стыдно. Потом я вспомнил, что сам уже который месяц не оставался наедине с девушкой.
Извинившись перед ними за плохие манеры и выслушав, что если я уйду, то Клэр оставит меня без подарка, я выскользнул за дверь. Вслед раздавались отчаянные крики:
Постой, постой, постой! Постой секунду! Я хочу показать тебе что то очень важное!..
Без толку. Знаю я, что это за "что то". От него и бегу.
Уличный шум привел меня в чувство. Я, не веря, затряс головой. Что я наделал? Сбежал от порномодели, готовой дать мне все!.. Я чувствовал себя Джорджем Формби в одном из тех старых фильмов, помните? Развратная нацистка пытает забраться к нему в штаны, а он изо всех сил с ней борется. Аудитория в полном недоумении чешет в затылках. Чего ради вся эта драка? Не лучше ли уступить?
А я то зачем сбежал? Ладно. Судя по всему, к концу дня обострилась моя "членофобия". Другими словами, я боялся коснуться своим членом члена другого мужчины. Не знаю, существует ли такая фобия на самом деле. Если существует, то я ей весьма подвержен.
Сладострастность, готовность и нетерпеливость Клэр не имели никакого значения: я просто был не в силах вытащить мой член на глазах Говарда. И не то чтобы я стеснялся своего тела или боялся оказаться несостоятельным. Ничего подобного. Просто я не хотел заводиться и заниматься любовью на глазах у другого парня. Стоять же, как пес, рядом и наблюдать тоже не хотелось. Не могу, так уж я устроен. Бабы совсем другое дело, с ними сколько угодно, но как только на горизонте появляется мужчина меня нет. Стоило вообразить, как мы с Говардом, оба в одних носках, суетимся вокруг Клэр, пихаемся, смеемся и приветствуем друг друга высоко поднятой рукой и ударом ладони в ладонь, как у меня сразу по спине побежали мурашки. Не знаю, почему так. Возможно, виновато британское происхождение (точнее, английское). Я был рожден и воспитан на этих во всех смыслах холодных островах, и мы, англичане, нелюбим открываться и показывать свои слабости (если только речь идет не о футболе). У нас так не принято. Не принято и все. Можете вы представить Дэвида Нивена, суетящегося вокруг задницы Маргарет Локвуд, в то время как Сесиль Паркер трясет вокруг своими сиськами? Нет, любовью в Великобритании занимаются втихаря. Это такое маленькое стыдное дельце, которому подвыпившие взрослые предаются в темных комнатах под одеялом. Меня вырастили с такими убеждениями. Возможно, именно поэтому ближе к двадцати я большую часть времени провел за рулем в большом плаще, шляпе и темных очках. Я ездил в другой город, где закупал душераздирающее количество порножурналов.
Я, конечно, говорю за себя. Есть сколько угодно парней, не отягощенных такими комплексами. Они, как правило, выпускники частных школ, регбисты или рядовые военнослужащие. Такие любят устраивать потасовки, хватать шутки ради друг друга за яйца и придумывать всякие обряды инициации, в соответствии с которыми новичок, как правило, берет в рот у всех присутствующих. Они так привыкли пялиться друг другу между ног, что в занятиях любовью ничего интимного для них нет.
Что касается меня, то я бы просто не смог. Делает ли это меня в меньшей степени мужчиной? Не знаю. Возможно. Но если для пущего мужеподобия необходимо выпить процеженную через носок мочу самого крутого игрока в команде или перецеловать члены всему батальону тогда называйте меня кем хотите. Впрочем, я отвлекся.
Как уже было сказано, я не стеснительный. После мини футбола мне ничего не стоит раздеться и прыгнуть под душ вместе с остальными, поскольку это всего навсего гигиена. К сексу это имеет не большее отношение, чем мытье рук после возни с машиной. Однако если вдруг один из парней оборачивается, и ты видишь, что у него встал, то все сразу меняется. Я и, не сомневаюсь, вы почувствуете себя неуютно и постараетесь как можно быстрее выбраться оттуда и одеться (если только это не сам Майкл Оуэн, который только что выиграл мировой кубок, тогда может случиться все что угодно). Такова моя гомофобия.
Я не кривлю душой. Я ничего не имею против геев, или лесбиянок, или кого угодно еще, кто хочет плыть против течения, но мне это не нужно. Я очень рад за гомосексуалистов: пусть делают что хотят и пользуются теми же свободами, которыми пользуются остальные. Просто мне "нравятся другие чипсы", только и всего. Лучше я постою в сторонке. Возьмем, например, коллекционирование марок или "Войны роботов". Нравится вам пожалуйста, однако лично мне смотреть на вас немножко дико, так что лучше я посижу в пабе напротив.
Несколько лет назад я работал в автомобильном издании, и один из тамошних сотрудников был геем. Мы с ним прекрасно ладили, за исключением одного случая, когда он безапелляционно заявил, что я один из них, просто не хочу это признать. Поэтому то я и боюсь трахнуть другого парня, а вдруг понравится? Странные речи! Значит, я гей на том основании, что не позволяю какому то придурку в тесной футболке оттрахать меня в задницу? Может, я еще и убийца? Обычно мой ответ был таким: "Не обязательно бить себе по руке молотком, чтобы узнать, как это больно. После чего я добавлял: Если же и захочу попробовать, то не с тобой, толстый вонючий козел!"
Не знаю, не знаю... Я не буду гоняться за парнями в футболках (хотя наверняка утверждать нельзя). Моими желаниями безраздельно владеют женщины, которые меня манят и пьянят. Иногда я предпочел бы стать гомиком. Уверен, найти партнера им куда проще, чем нормальным мужикам.
Причины моего тогдашнего побега кроются где то здесь. С тех пор я несколько раз попадал в аналогичные ситуации и вел себя как шпион со спрятанным в трусах микрофильмом: давал стрекача. Хотел бы себя перебороть, да не могу. Что поделаешь? Все мы должны трезво оценивать свои возможности.
Девушки недоумевали и бесились. Как же так? Вот они, абсолютно голые, не стесняющиеся ничего на свете и тут вы, который не хочет присоединиться к общему веселью. Такое поведение уязвляло их, заставляло чувствовать себя дешевками, как если бы вы сказали им: "Нет нет. Как я могу? Вы другое дело, а я выше этого". Ничего подобного. Женщины, которые раздеваются ради моего удовольствия, вызывают у меня восхищение. Просто я слишком не в своей тарелке, чтобы последовать их примеру.
Вот вам и ответ на тот вопрос "трахаю ли я моделей?". Что ж, если вы готовы показывать член другим ребятам и сталкиваться с ними яйцами тогда да, вам порой и удастся трахнуть модель. А если подобное не для вас, то вам остается уйти домой и дрочить, глядя на фотографии девушек, которые только что гонялись за вами по студии (и даже за ее пределами) и молили о сексе.


Чтв 14 Фев 2013 03:45:35
>>43423825 Може подергаешь своими губами?

Другой анон

Чтв 14 Фев 2013 03:45:58
Наверное, моя подсознательная гомофобия продолжала бурлить где то неглубоко, потому что несколько дней спустя я повернулся к Дону и спросил, что бы тот предпочел: чтобы какой нибудь негр отымел его в задницу или чтобы его маму избили грабители? Дон, немного подумав, сказал:
Не знаю. А можно и то, и другое?
А почему это каждый раз какому то негру хочется трахнуть тебя в задницу? спросил Мэтт из другого конца комнаты.
Да! Кто он такой и что ему нужно? подключился Пэдди.
Нет нет, кроме шуток! Когда в этой комнате речь заходит о направленном вам в голову пистолете, то каждый раз виновник здоровенный негр, который сколько можно? хочет всех оттрахать и заставить сделать ему минет, говорил Мэтт. А белый или еще какой нибудь не подойдет? Насколько я понимаю, главное здесь наша ориентация, не так ли? Зачем же приплетать сюда еще и расовые вопросы?
Хассим поднял голову.
Не надо смотреть на меня, я в этом не участвую.
Нет нет, погодите! Давай сформулируем иначе. Годфри, если бы тебя решили трахнуть в задницу я и Хассим, кого бы ты предпочел?
Все смотрели в мою сторону. Я думал.
А пистолет есть?
Да, да, не беспокойся! Все предусмотрено, деваться тебе некуда. Давай отвечай: кого бы ты предпочел?
Не знаю... А кто будет со мною ласковей после этого?
Ребята, по моему, вы увлеклись, заметил Пэдди.
Давай, давай отвечай на поставленный вопрос, не отставал Мэтт. Я или Хассим?
Что ж, если так, то я бы предпочел Хассима, а ты пошел в жопу! сказал я Мэтту без обиняков.
Спасибо, Год, ты такой милый!
Хассим послал мне воздушный поцелуй, а я сделал вид, что поймал его и засунул в нагрудный карман.
Да, как же... Я готов спорить на любые деньги, что ты предпочтешь быть отделанным именно мной, сказал уязвленный Мэтт.
Не предпочту! Еще чего!
Рассказывай...
Тогда объясни нам, Мэтт, почему Год должен предпочесть именно тебя? спросил Пэдди.
Почему? Потому что я белый. Я вовсе не хочу тебя обидеть, Хассим. Просто я за вами наблюдаю.
Поскольку вы каждый раз болтаете о здоровенном негре, который вас того и гляди оттрахает, значит, в душе вы расисты. Вы совсем не агрессивны, нет. Просто мы, граждане этой страны, при всей нашей "интегрированности" и "политкорректности", по прежнему боимся негритосов. Так тянется уже не первый век, и, чтобы изжить этот прочно засевший в нас расизм, потребуется не одно и не два живущих бок о бок поколения.
Чушь! сказал Толстый Пол.
По моему, ты сам не слышишь, что говоришь, добавил Мэтт.
Ну ладно, Нельсон Мандела, пусть мы все расисты разрасисты, но тогда почему же Год выбрал Хассима, а не тебя?
Не выбрал, он все врет, он просто хотел опровергнуть мою точку зрения!
Неправда! сказал я.
Правда! Правда, и еще какая!
Ты просто не умеешь проигрывать! вставил Хассим.
Умею! не согласился Мэтт. Мне вообще все по фигу!
Не умеешь, не умеешь! понеслось со всех сторон.
Да умею я!.. Ладно, позволь спросить тебя, Год... Почему Хассим, а не я? Давай признавайся! Отчего ты решил так, а не иначе?
Ну, не знаю. По моему, он славный паренек, мы с ним ладим, и тело у него очень даже...
Приехали! Я пошел отсюда...
Пэдди направился к двери.
Мальчики, вы столько об этом говорите, что сами уже запутались! пискнула Сьюзи.
Сьюзи ненавидела наши ежедневные теоретизирования. Конечно, мы кричали из всех концов комнаты, а ее стол стоял аккурат посередине, а вставать нам было лень (еще чего!). Но ее бесило не только это. Просто у девушек прагматический подход к делу. Собственный жизненный опыт подсказывает мне, что самые большие зануды в любом офисе это женщины с карьерными устремлениями. Они не переставая следят, чтобы вы не сачковали, и чуть что, сразу начинают ныть. Они слишком серьезно относятся к себе и к своей работе и вечно со всеми соревнуются на предмет добросовестности. Они прямо из себя выходят, когда, оглянувшись, вдруг обнаруживают, что конкуренты и соперники все как один смылись в паб или стоят толпой перед зеркалом, пририсовывая себе черными маркерами усы на мексиканско бандитский манер. Им ненавистна усталость ("я то тут при чем отвалите срочно все"), которая охватывает большинство из нас после десяти лет, проведенных на рабочем месте. Им непонятно такое отношение ко времени, непонятно это мелкое воровство. И работают они недавно.
Ведь, согласитесь, стоит только парню родиться, и ему с первого же дня начинают говорить про работу: "Давай, приятель, и не рыпайся!" Сколько бы вам ни было лет по выходе из школы шестнадцать, восемнадцать, двадцать один или двадцать восемь (яйцеголовые могут сколько угодно оттягивать это мгновение, но и им никуда не деться), в конце всех ждет работа в каком нибудь изматывающем душу месте: офисе, фабрике или в поле. Восемь часов в день, пока не состаритесь. А уж тогда... Только тогда вам разрешат остаться дома и трепаться о том, какой потрясающей жизнью вы жили последние пятьдесят лет, полируя бамперы машин, да, и нарежьте мне бланманже, будьте добры, а то у меня руки немного того...
А вот женщины еще только начинают осваивать "серьезную", на полный рабочий день службу. Им еще не открылась вся мерзость такого времяпрепровождения. Кроме того, нравится вам это или нет, у них всегда есть за душой "вечное" разрешение на отгул, хотя вы наверняка окрестите меня крайне правым шовинистом за само упоминание об этом. Когда пройдет радость новизны и Дженнифер надоест посылать мне по шестнадцать напоминаний в день, ей просто нужно будет с кем нибудь переспать, и... "прощай, работа", "привет, кофе по утрам и прогулки в парке". А также: "Дорогой, по дороге с работы, будь добр, купи удлинитель. Я хочу переставить телевизор в сад". Таковы факты. Женщины могут и рожают детей. А мужчины нет. Если бы мужчины могли, я бы стоял сейчас, наклонившись над столом, и Хассим показал бы все, на что он способен, пистолет там у него или не пистолет. Вот мы и вернулись к моему утверждению и Сьюзиному крючкотворству.

Чтв 14 Фев 2013 03:46:31
День святого Буратина
>>43423935
А у тебя есть что дергать?

Чтв 14 Фев 2013 03:46:50
ие задержал на ней взгляд, потом скрипнул зубами и вернулся к работе. Он не ответил на вопрос, хотя Сьюзи ответ и не требовался ей лишь нужно было поставить его на колени. Все мы это видели и переживали за Дона.
Вернувшийся из туалета Пэдди, который, единственный из нас, занимал равное с ней положение, спросил у Сьюзи, почему она вечно делает втык Дону, а Хейзл все сходит с рук.
Спите вы вместе, что ли? Если да, то не надо этого так выпячивать!
Хейзл, которая до сих пор оставалась более или менее в стороне, принялась все отрицать.
Как можно быть такими любопытными! Конечно, нет, придурок несчастный! Чего вы все до меня докопались? Я вам ни слова не сказала, каждый раз одно и то же, онанисты недоразвитые...
Она разорялась еще некоторое время, а я не мог не заметить уязвленного выражения на лице Сьюзи, для которой такая бурная реакция выглядела хуже пощечины. Этого то Пэдди, судя по всему, и добивался.
... трахайтесь сколько влезет, а меня увольте! не унималась Хейзл, словно от этого зависела вся ее жизнь.
Так так, что то там должно быть. Я решил при случае попытаться и все у Хейзл выведать (при помощи алкоголя, когда она зайдет в паб).
Эй, что то тут не так! сказал Пэдди. Я то не против. Как говорится, живи сам и дай жить другим. Будь я бабой, я бы, возможно, тоже стал лесбиянкой.
Я не лесбиянка! настаивала Хейзл.
Как и я, откликнулась Сьюзи.
Ну ладно, бисексуалка. Какая разница?
Разница есть. Я не то и не другое я просто сплю с кем хочу. Зачем исключать из своей постели половину населения?
Я так и понял, перебил ее Мэтт.
Знаете, на вас жалко смотреть! Как с такими узкими взглядами можно работать в порнографии?! Чем вы лучше тех идиотов на стройках и фабриках? Самые настоящие консервативные неандертальцы! говорила нам Сьюзи. Интересно узнать, что такого страшного в том, чтобы переспать с другим мужчиной? Только без всяких там пистолетов и миллионов.
Отвали... сказал Пэдди, закуривая.
Да почему? Почему "отвали"? Вы хоть задумывались, как это? Я серьезно! Задумывались? Вам что, совсем неинтересно? Хоть чуть чуть?
Ни капельки, ответил Мэтт, которому вторило всеобщее "исключено!".
Как вы можете знать, что вам это не нравится, если вы ни разу не пробовали?
Это вам, лесбиянкам, хорошо. То есть, извините, не лесбиянкам, а би как вас там. Вы только почем зря друг дружку вылизываете, а нам будут вставлять в задницу большой пребольшой... Да да, он самый, объяснил Пэдди.
Ага, большой и черный! крикнул я со своего места.
Ну и что? У мужчин там главная эрогенная зона. Попробуйте, и вам обязательно понравится.
Говоришь со знанием дела, да? спросил Пэдди.
У нас не так. Главная эрогенная зона у женщин находится в другом месте.
Хорошо устроились! сказал Мэтт. Значит, пока мы все запасаемся снадобьями от боли в жопе и утираем слезы, вас где то там, среди полей, нежно похлопывают по локтю.
Это вовсе не так больно, подняла голову Мэри.
Мэри, ты ведь не...
Джеки даже выговорить не могла столь ужасное предположение.
Ага, обожаю. А что, ты ни разу не пробована?
Не пробовала и не собираюсь. Какой ужас! У этого места совсем другое предназначение!
Как и у рта, но мне и туда нравится!
Эй! Мэри это вечеринка в одном теле! выкрикнул Толстый Пол, а я вспомнил о предложении Говарда и Клэр. Давайте заныривайте!
Всегда рада! хихикнула Мэри.
Вот видите! У вас двойные стандарты! продолжала нудеть Сьюзи. Мэри может, а вы даже попробовать не хотите!
Поостынь, сказал Хассим. У меня была как то баба, которая так и сделала, пока мы с ней трахались. Она все время засовывала мне в задницу палец и приговаривала, что мне понравится. В конце концов я ей разрешил.
А... Ну и как? спросил Пэдди.
Как если бы кто нибудь засунул палец тебе в задницу, ответил Хассим.
Понятно... задумчиво кивнул Пэдди.
При чем тут палец? возмутилась Сьюзи. Ничего общего.
На ней были перчатки для игры в крикет, подсказал Дон, чем привлек сердитое внимание Сьюзи.
Будь добр! У нас серьезный разговор.
Небольшая поправка, вклинился Пэдди. Это у тебя серьезный разговор. Все остальные валяют дурака.
Да! Да! Ее терпение стремительно иссякало. Знаете что... Не понимаю даже, из за чего я так разволновалась и зачем трачу на вас время! По моему, вы вообще не способны на серьезный разговор, поэтому то ничего у вас в жизни не получится! Вы превратитесь в жалких одиноких стариков, с которыми никто не захочет общаться, потому что вы не можете быть серьезными!
Это и есть женская логика. Кажется, я уже сталкивался с чем то подобным... Точно! В разное время, с разными девушками. Насколько я понял, имелось виду следующее. Раз мы целыми днями валяем дурака, прикалываемся и хохочем, то никто не захочет уделить нам и минутки, заранее зная: серьезные, важные темы ("чувства", "отношения", "надежда на будущее") будут забыты ради шуток о рукоблудии. Мы не хотим смотреть на холодные истины прямо и трезво чему же тут учиться? Ведь окружающим нужна правда, нужны ответы на всякие вопросы...
Я все понимаю и уже почти соглашаюсь, меня останавливает только одно. Сотни и сотни тысяч парней в этой стране и на севере, и на юге проводят жизнь, как и мы, в дурацких разговорах. Значит, нам будет с кем поговорить, разве не так? Нам не придется сидеть за кухонным столом и обсуждать проблемы воспитания детей со всякими безрадостными брюзгливыми тетками. Вместо этого мы отправимся в паб, где будем с утра до вечера разыгрывать друг друга или болтать о футболе. А мне большего и не надо.
Зачем тебе серьезные разговоры? Что в них такого замечательного? спросил Пэдди. Мы ж тут не рак лечим, елки палки, а порножурналы издаем! Чего страдать то? Ничего ты этим не добьешься. Встряхнись! Радуйся жизни, пока дают! Нам и так будет о чем побеспокоиться не пройдет и нескольких лет, вот увидишь...
Правда? И о чем же? поинтересовался Мэтт.
Ну, старость там, болезни, третья мировая война... Все это грядет, так что незачем высматривать, о чем бы таком пострадать. Оно само нас найдет.
Нас ждут неприятности именно потому, что их никто не хочет обсуждать! Все очень заняты шутка ми, а серьезные вопросы остаются без внимания! воскликнула Сьюзи.
Она словно не могла поверить, что мы не в состоянии понять столь элементарные вещи!
Разве чей то член в заднице у Годфри способен развязать третью мировую войну? спросил Дон.
Не без основания спросил, как мне кажется.
ТЫ СДЕЛАЛ ТЕ СТРАНИЦЫ? завопила Сьюзи в ответ.
На секунду другую стало тихо: все переваривали услышанное. И тут Дон взорвался.
НАСРАТЬ! НА ВСЕ! НАСРАТЬ! Я больше не могу! Заколебала! Заколебала! орал он, вскочив с места.
В какой то момент мне показалось, что он сейчас перепрыгнет через стол и бросится на нее. Вместо этого Дон уставился Сьюзи прямо в глаза и прошипел, вкладывая в свое заявление весь яд, какой у него только был:
Ты... пр р росто... мр р разь...
Он буквально выплевывал каждое слово. Потом, взглянув на перепуганную Хейзл, добавил, словно только что сообразив:
И ты мразь.
Дон схватил сумку и начал запихивать туда личные вещи, не переставая бушевать, что это выше человеческих сил, что свяжешься с вами, лесбиянками, женщин на всю жизнь разлюбишь, а единственное, что оправдывает их существование, это что они смертны и однажды умрут, так почему бы им не сделать доброе дело и не утопиться в Темзе, что может быть лучше, и так далее, и так далее, и так далее...
Я не лесбиянка! возразила Хейзл.
А зря! Что таким гладильным доскам делать в порножурнале непонятно!
Все, все, достаточно! сказала Сьюзи, обретя наконец голос. Садись и принимайся за работу, а то получишь письменное предупреждение!
Дон только что не рассмеялся.
Я увольняюсь! Пиши все, что хочешь, и посылай это мне на дом, потому что я здесь больше не работаю.
Ты ошибаешься. Просто взять и уйти нельзя. Об уходе положено предупреждать за месяц.
Посмотри на меня, сказал он, надевая плащ.
Дон, подожди! Давай успокоимся и поговорим.
Ты сука. Ты сука. Ты сука. Больше мне нечего сказать. Ты сука, и лесбиянка, и редкостная сука, и хватит с меня!
Думаешь, мне больно? спросила Сьюзи.
"Больно"? Молчала бы! Будь ты мужиком, я бы тебе сейчас зубы в глотку вогнал! А может, я так и сделаю! Да иди ты... Ты не стоишь даже этого. Ты пустое место. Ты сука и никем другим уже не будешь. А ты, крикнул он сидящему рядом со мной Роджеру, ты унылый старый козел!

Чтв 14 Фев 2013 03:46:57
>>43423902 Вместо кидания рандомных фоток, запости свои сиськи уже.

Чтв 14 Фев 2013 03:47:23
Озадаченный Роджер поднял голову. Он то тут при чем? За день ни слова не проронил.
А будь здесь Монти или Толдо, я и им бы сказал, что они козлы, но их нет. Подождите ка, я им оставлю записки. Хейзл, дай мне этих липких листков.
Хейзл повиновалась. Дон написал каждому по коротенькой прощальной записке и наклеил их на мониторы.
Вот так. А остальных я приглашаю на прощальную пьянку, которая состоится в "Аббате" примерно через тридцать секунд. Прихватите с собой кошельки они вам понадобятся.
Сьюзи сделала последнюю отчаянную попытку удержать его. В другой ситуации она бы только обрадовалась, заяви Дон об уходе и исчезни из ее жизни навсегда, но только без шума (подозреваю, на это она и рассчитывала). А вот такой неожиданный уход мог сказаться на ее репутации самым неблагоприятным образом.
Подожди. Подожди минутку. Ты только подумай о том, что сейчас делаешь. Ты взволнован, сердит, наговорил тут всякого... Не важно. Мне все равно. Давай просто сядем, обсудим сложившуюся ситуацию и найдем какое нибудь решение. Если не ради меня, то ради журнала.
Дон уставился на нее, не убежденный ни на йоту. Она столько раз пугала его увольнением!.. Он как то признался мне, что чувствует себя обитателем камеры смертников. И вот он сам пристегивается к электрическому стулу, а Сьюзи хочет в последнюю минуту отменить казнь. Зачем? Чтобы через три недели его мучений самой дернуть за рубильник? Дон слишком хорошо это понимал. И не доставил ей такого удовольствия. Это было его решение, его судьба, и если он смог подгадить и тут что ж, у него есть еще один повод для ухода.
Для того чтобы завершить этот разговор, проделавший полный круг, у Дона нашлось ровно пять слов:
Засунь его себе в жопу.

9. Следующим утром

О о о... Который час? прорычал Пэдди, растирая лицо.
Утро... прокашлял я, раздирая глотку в клочья.
В результате я закашлялся еще сильнее и теперь лишь морщился от боли. Мне пришлось лечь в позу пассажира авиарейса, которому стало плохо, и ждать, пока мое горло успокоится, а я смогу отпить из стоящего на столике бокала что бы там ни было.
Раненько начинаешь, заметил Пэдди, с трудом поднялся с дивана напротив и почесал нос и задницу, не особенно заботясь о последовательности.
Джин тоник, о о о... простонал я, но отпил еще.
Занавески в гостиной Дона были опущены, однако суета и шум машин с улицы подсказывали нам, что окружающий мир уже проснулся и ехал на работу.
Мэтт попросил нас заткнуться: он пытался спать. Тогда Пэдди сообщил ему, что скоро десять и мы опаздываем. "По фигу!" сердито крикнул тот, и возразить на это было нечего.
Дон отправился спать на несколько часов раньше нас, так что оставшимся троим пришлось драться за два дивана. Победили я и Пэдди хоть и ценой изнуряющей битвы с Мэттом, рухнувшим рядом с ложем.
Шея не гнулась, я чувствовал себя совершенно разбитым. Я попытался встать, но закружилась голова и подступило к горлу. Я опять сел и тер глаза до тех пор, пока из них не ушел сон (все те три часа, что мне удалось ухватить), и я сделал несколько глубоких вдохов, отчего опять случился приступ кашля. Плохо, как же мне плохо...
Пошли все в жопу, я не могу, объявил Пэдди и свернулся на диване. На хрен...
Ни он, ни Мэтт не подавали больше никаких признаков жизни, кроме непрекращающегося сопения да случайных вздохов или всхлипов.
А вот я не мог на все плюнуть и не пойти на работу. Мы с Роджером должны были считать гранки и вернуть их в типографию. На самом деле я должен был сделать это еще вчера, но после шумного увольнения Дона мы все немного отвлеклись в пабе. Я должен сделать это сегодня, иначе в понедельник огребу. Надо идти, как бы плохо мне ни было. Кошмар...
Какая же сука этот Роджер! Он вполне мог бы справиться и без меня, однако не станет, чтобы продемонстрировать свое недовольство. Ведь мы остались в пабе на весь день, а Роджер никогда туда не ходит. Он не любит пабы. Он вообще был одним из тех жалких унылых придурков, которые не могут спокойно видеть чужую радость. Он был мудаком, настоящим мудаком, в это мгновение я почти ненавидел его, потому что именно из за него я должен идти на работу. Я одновременно ужасно устал, ужасно себя чувствовал, и вообще меня все достало.
А еще мне до смерти хотелось пить. Я пошел на кухню, налил себя чашку воды и выпил. Прежде чем закрыть кран, я повторил процедуру трижды. Мне еще и есть хотелось! Вдруг я сообразил, что со среды толком ничего не ел. И не нюхал. Несколько доз кокаина, прорва алкоголя и желание пристроить член лишили меня всякой способности к самосохранению.
Нет... Вдруг в моем мозгу вспыхнуло воспоминание. Черт! Что я там наделал? Я сосредоточился и постарался вспомнить. "Пристроить член..." Вспомнил! И тут же пожалел, что не смогу это вновь забыть. Прошлым вечером я ходил за Мэри по всему пабу и, скажем так, умолял ее взять у меня за щеку. Нет, еще хуже. Просто умолял и все! Вот дерьмо... Это кто нибудь видел? Да почти все. Помнят ли они? Проклятие!
Всплывали все новые подробности, мое лицо горело от стыда. Я все время дотрагивался до ее ноги, лапал ее, хватал за сиськи и клал ее руку на мой вставший член и это в пабе! Нет... Неужели я так себя вел? Но почему? Потому что я нанюхался кокаина до потери пульса и был возбужден, как овчарка на пляже, которой дали поиграть в мяч, вот почему.
Я еще немного повспоминал. Мэри сочла это за шутку или казалась недовольной? Казалась недовольной. По моему, она в конце концов сказала, чтобы я отвалил, а Уэнди норовила меня отвлечь. Ох! Я и с Уэнди попытался... Дерьмо! Черт! Вот дерьмо! Я предлагал Уэнди сделать мне минет и нудно рассуждал о плюсах и минусах се положительного решения (минусов нашлось немного).
Мне стало так тяжело, что я попытался выкинуть это из головы и сделать вид, будто ничего не было. Она страшно рассердилась и все гнала меня домой, а я отвечал, что уйду только вместе с ней. "Давай соглашайся!" повторял я снова и снова. "Давай! Что тут такого?" успокаивал я Уэнди, а потом нет! описал во всех подробностях, что я с нею сделаю, желая ее этим убедить. Я даже помню собственную логику пьяную, безумную логику, основанную на животном инстинкте, который подсказывал мне: "Если ты чего то очень сильно хочешь, то обязательно это получишь". Уэнди обматерила меня и в энный раз послала домой; тут подошел Пэдди и увел меня в сторону. Дальше опять туман.
Я был раздавлен. Как я мог? Что обо мне теперь подумают? Я не смогу взглянуть Уэнди в лицо, это исключено! Придется последовать примеру Дона. Даже пойти туда я не могу. А что, если Мэри обратится в полицию?! В наши дни за такое дерьмо запросто посадят. Это называется приставать? Или нападать? Вы только представьте беседу в полиции. Господи, что мне им отвечать? Может, поднять руки и во всем сознаться, что бы на меня ни повесили? Или попытать счастья и от всего открещиваться, повторяя: "А что тут такого? Так, дурака валял... Все так делают..." А передо мной будут сидеть с каменными лицами две женщины полицейские.

Чтв 14 Фев 2013 03:47:45
>>43423962 Н е переживай, еще никто не жаловался, даже наоборот.

Чтв 14 Фев 2013 03:47:47
Вы полагаете, что класть руку девушки на ваш эрегированный член, хотя вам было велено прекратить, это "валять дурака"? спросят они меня. Вы полагаете, что хватать девушку за грудь и залезать к ней под юбку это "валять дурака"?
Вы так полагаете?
А если мы сделаем то же самое с вами?
А если мы станем лапать вас между ног?
А если мы покажем вам свои трусы, поставим вас на колени, расстегнем ваши штаны и...
Мне еще и подрочить захотелось, об этом я тоже не заботился со среды. А потом еще раз... И вообще, столько всего накопилось!
Мои мысли вернулись к Мэри и Уэнди. Меня тут же обдало холодной водой, и я забыл свою непрошеную полицейскую фантазию. Что же теперь делать? Извиняться? Вроде бы надо, но тогда придется все признать, а мне так хотелось тихо замотать этот вопрос, забыть обо всем. Как же, забудешь тут...
А вдруг они были так пьяны, что ничего не помнят, и тоже сейчас мучаются, а мои действия затерялись среди всеобщего пьяного дебоша и безобразия? Пойдут ли они жаловаться в полицию? Или к Стюарту? Или даже к Питеру? Но что они могут мне сделать? Все происходило в нерабочее время и не на рабочем месте. Какое им дело до того, что я пытался изнасиловать своих коллег?
Возможно, юридические позиции "Мунлайт" небезупречны, но что я могу? Прийти в суд, встать и рассказать, что я терся вставшим членом о Мэрину задницу, пока она пыталась играть в бильярд, однако это не мешает мне нормально выполнять свои обязанности? Как же! Не так давно эти суки приняли закон, запрещающий типам вроде меня появляться рядом со школами. Нет. Когда меня уволят, я просто тихо уйду и буду понимать, что заслужил наказание. Я могу даже сэкономить им силы и вообще не возвращаться на работу. По крайней мере мне не придется встречаться с ними лицом к лицу. Наверное, так поступают трусы, зато я избавлю всех от дальнейших мучений.
Сделай так! Возможно, ты смягчишь этим приговор. А Мэри и Уэнди могут счесть увольнение достаточно суровым наказанием и отпустят меня с миром. Или они даже пожалеют меня и поймут, что приняли обыкновенный пьяный бред слишком близко к сердцу. Но ведь все было куда серьезнее, верно? Я устроил не просто возню, как бы мне ни хотелось себя в этом убедить. Я сгорал от похоти, ничего не соображал и был просто отвратителен.
Козел, козел, козел! бормотал я снова и снова.
Почему я так себя повел? Что со мной происходит? Пьянка, вот в чем дело! Пьянка и кокаин. Остальные способны выпить пару кружек, вынюхать дорожку кокаина и спокойно веселиться дальше.
Только не я. О нет! Я? Я? Да я превращаюсь в сущий кошмар! Велеречивый, пьяный, потерявший всякую надежду старый мудак, который сразу пытается затащить в постель кого нибудь с сиськами, а если таковых не обнаруживается, то достает окружающих своими теориями, почему все вокруг лучшие друзья или, наоборот, страшные козлы.
Я пробрался обратно в гостиную и увидел, что Мэтт с Пэдди опять в нокауте. Мне хотелось разбудить их и спросить, правда ли все было так ужасно, но я слишком стыдился и слишком боялся возможной реакции.
Видите ли, в моей памяти оказались напрочь выкошенными два куска из того вечера. Знаю, есть люди, которые не хотят признавать поступки, совершенные ими накануне в пьяном виде, однако я не таков. Эти огромные лакуны беспокоили меня.
Из "Аббата" мы отправились куда то еще, в какой то паб в Сохо, и просидели там около четырех часов, да вот, хоть убейте, я помню оттуда минут пять от силы. Надо напрячься и постараться вспомнить, кто там был. Само собой, Пэдди, Дони Мэтт. Хассим тоже. Толстый. Монти хотя не знаю, какого черта ему там было нужно. А Уэнди с Мэри? Я изо всех сил пытался представить их сидящими за столиком, или отплясывающими на маленькой сцене, или лупящими меня почем зря своим сумочками. Одно с другим никак не складывалось. Нет, они наверняка сбежали раньше, спасаясь от меня, и винить их не в чем. Я им чертовски благодарен. По крайней мере моему идиотизму был поставлен предел (впрочем, это вообще самое главное).
Потом перед моим внутренним взором начал проясняться чей то образ. Там была какая то девушка. Мы долго долго разговаривали. И что я ей говорил?
Хейзл.
Хейзл?
Я потихоньку вспоминал. Она пошла тогда с нами, так как хотела попрощаться с Доном по хорошему. Дон был само миролюбие и объяснил, что вышел из себя, очень сожалеет о своих словах и очень ее любит, правда, очень (к тому времени он был сильно на бровях, без кокаина тоже не обошлось), и они обнялись, и несколько раз выпили, и вынюхали по дорожке того и этого... а дальше появился бочком, бочком я.
Идиот! Плотина прорвалась, и тот разговор так и хлынул в мое сознание. Я выспрашивал у нее подробности насчет Сьюзи. Немногим ранее, во время небольшой перепалки, имевшей место между Сьюзи и Доном, тот не переставал обвинять девушек в лесбийских наклонностях, и Хейзл с пеной у рта отрицала, что имеет какие бы то ни было спелеологические пристрастия. Мой спецрадар, настроенный на брехню, прямо таки зашкалил, и я решил в следующий раз изловчиться и все у нее выведать. После семи часов непрекращающихся возлияний я ощутил себя таким прожженным ловкачом, что хоть сейчас в шпионы.
Так что у вас там было с этой?..
Ты о чем?
Ты знаешь, о чем я... О тебе и об этой старой... э... чтоб ей... да Сьюзи!
Не понимаю, о чем ты говоришь.
Слушай, да что тут такого? Со мной можешь поделиться, я никому не расскажу. Ты ее когда нибудь трахала?
Нет, никогда.
А она говорит иначе, изящно схитрил я.
Мне все равно, что она говорит. Я не трахала никого из коллег.
Ну ладно, не трахала, а... Как там у вас это называется? Лизала у нее?
Послушай, с какой стати вы все завелись? Между мной и Сьюзи ничего больше нет.
Значит, было? Давай расскажи нам, не будь такой заразой...
По какому праву ты меня спрашиваешь? Ты ничем не лучше остальных.
У меня есть кокаин, хочешь?
Я ничего тебе не скажу.
А я и не прошу. Просто я решил проявить гостеприимство и предложил тебе кокаина. Не будь таким параноиком.
(Теперь она станет разговорчивей.) Мы заскочили в женский туалет и, когда никто не видел, метнулись к пустой кабинке и заперли за собой дверь. Я встал на колени и протер сиденье туалетной бумагой, чтобы не занюхать вместе с дозой порцию мочи, затем насыпал из своего стремительно убывающего грамма две более или менее аккуратные дорожки. Стоящая за моей спиной Хейзл скатала в трубочку двадцатифунтовую банкноту, опустилась рядом, вынюхала первую дорожку и передала банкноту мне. Я сделал то же самое, а затем легким движением руки заменил ее двадцатку своей десяткой. Ладно, вы ж понимаете: эта фигня стоит денег. Мы подобрали остатки на свои жвачки, подождали, пока освободится путь, и снова встретились в пабе.

Чтв 14 Фев 2013 03:48:10
День святого Буратина
>>43423902
А с чего ты взял что я ОП?

Чтв 14 Фев 2013 03:48:14
Только тогда я сообразил, что находился в туалетной кабинке с женщиной, у нас было некоторое количество наркоты, а я даже не попытался хоть что нибудь предпринять. Я решил сберечь пару дорожек на потом и во второй раз повести себя иначе.
Мы с Хейзл мило болтали на все более отвлеченные темы, рассказывали друг другу о детстве. Минуты уходили. В конце концов разговор опять вышел на Сьюзи, и я решил зайти с другого бока.
И почему люди так ревностно охраняют все, что связано с их ориентацией? Я согласен с этой, которая сказала, что не надо исключать из поля зрения половину населения.
Видите, куда я клоню?
Правда? Так, значит, тебе доводилось спать с парнями?
Мне? Нет, иди на фиг! Я имею в виду... Нет, не доводилось, но тут, понимаешь, все очень непросто!
Ты о чем?
Так я тебе и сказал!
А что? Скажи! Я умею хранить тайны!
Выходит, ты умеешь, а я не умею, так? Бабы могут не болтать, а мужики не могут!
Что что? Не понимаю!
Я о пашей с Сьюзи тайне. Ты хочешь, чтобы я открыл тебе свою большую тайну, а сама запираешься. Не очень то честно, а?
У меня нет никакой тайны.
Ну, как хочешь...
Какое то время Хейзл обдумывала мое предложение, потом наклонилась ко мне и сказала так тихо, что я ее едва слышал:
Ладно, там на самом деле ничего особенного нет, но ты все равно никому не говори, договорились?
Ага, заметано! Рассказывай!
Нет, сначала ты! Расскажи, что у тебя там за тайна...
Так не пойдет! Вдруг я откроюсь, а ты нет?
С какой стати? Давай я все расскажу, но только после тебя.
Хитрая какая... тянул я время.
Что опять не так?
Сначала ты расскажи!
Дудки! Слушай, ты сам поднял эту тему, так что рассказывай первый, или я вообще выбываю из игры.
Давай одновременно, хором, предложил я.
Как так? Мы же не услышим друг друга.
Тогда давай напишем. Договорились? Хейзл согласилась и вытащила из своей сумочки бумагу и ручку. Она протянула все это мне, и я задумался, что бы такого написать. На самом деле ничего у меня за душой не было просто я хотел, чтобы она клюнула на мое признание и проболталась. Что может сойти за темную и сокровенную тайну? Я не собирался писать, что каждое воскресенье беру за щеку у всяких придурков, сколько бы раз она ни сидела на Сьюзином лице. Всему, знаете ли, есть предел. Нет, что нибудь такое смачное... И я признался, что люблю, когда девушки с пристежным фаллоимитатором трахают меня в задницу. Здесь нет парней, но все равно в таком обычно не признаются. Я, во всяком случае, не признаюсь.
Я протянул ручку Хейзл, и она несколько минут строчила, пока не объявила наконец, что готова. Мы обменялись записками, я жадно развернул бумажку и обнаружил там единственное слово: "Лох!" В следующее мгновение она визжала от смеха, а я пытался отобрать у нее свое бредовое признание, но с таким же успехом я мог бы вырывать ребенка из пасти ротвейлера.
О господи...
Борясь со мной, Хейзл не переставала смеяться.
Отдай! Отдай! вопил я, лишь подзуживая ее. Я пошутил, это все выдумки, я не всерьез! Просто я хотел вытрясти из тебя, что там у вас с этой дурой!
Она толкнула меня локтем в живот, и я свалился на пол.
Ах так? Ладно же, тогда я и подавно ничего тебе не скажу!
Я тяжело опустился на сиденье, униженный и измученный. Эх, и почему я не написал что нибудь такое же?
Какая же ты сука... Я думал, у нас все по честному!
Не переживай. Я не собираюсь никому это показывать. Просто хотела тебя поддразнить. Купи мне выпить, и мы вновь станем друзьями.
Я ее послал, но она обещала показать всем мою записку, если я не куплю ей выпить.
Ты меня шантажируешь?
Да. Гав гав гав! Иди, и тогда я отдам тебе записку.
Я сходил в бар и купил Хейзл водки. Тут мне пришло в голову глянуть, что она мне отдает, и обнаружил там все того же "лоха". Тогда я придержал выпивку, пока не получил настоящую записку.
А трахнуть ее тоже не получилось: пришел ее парень и лишил меня последних надежд на пьяную любовь. Вечер был окончательно испорчен.
Я стоял в гостиной Дона, вспоминал и старался представить, что скажет Хейзл сегодня... в понедельник... на следующий день... Мне есть к чему готовиться, но что я могу, кроме как рассказывать всем по очереди, будто я хотел выудить из нее пикантные подробности и на самом деле все это выдуман? Никто не поверит, что меня не трахают в задницу. Они просто не захотят расставаться с таким заблуждением. От такого люди всю жизнь не могут отмыться. Вот вы гляньте на Ричарда Гира. Столько слухов! А он, может быть, не делал ничего особенного просто пытался узнать у Ким Бессинджер, не сношается ли она с ослами или что нибудь в этом роде. И чем это для него кончилось?
Будь оно все проклято!
Я уже надел ботинки и взял плащ, и тут вспыхнуло еще одно воспоминание. Я, Пэдди, Мэт и Дон сидели вот за этим столиком, дело было к утру. Мы болтали, выпивали и расправлялись с остатками дури у кого какая осталась. Стойте! К тому времени я уже рассказал Пэдди про Хейзл, и мой рассказ не вызвал у них особого восторга. А он... Черт! Он и в самом деле кое что рассказал нам. У Пэдди возникли те же подозрения, что и у меня, а Сьюзи оказалась не столь скрытной. Хотя, видимо, и она наверняка начала с этой обязательной фразы "только никому не рассказывай". Представляете, Сьюзи подкатывала к Хейзл, когда они ездили к двум каким то фотографам в Лос Анджелес. Как говорят (во всяком случае, так говорит Пэдди), они обе слегка поддали, чуть чуть нюхнули, а вернувшись в гостиницу продолжили. Сьюзи начала валять Хейзл по всей кровати, целовать ее и ласкать. Как это принято у лесбиянок, веселая борьба незаметно перешла во взаимные ласки, но Хейзл вдруг взбесилась и, не дождавшись самого интересного, сбежала к себе в номер. Сьюзи оставшиеся полночи осаждала подругу на все лады, однако та не поддалась. Так и возникли эти непростые (если не сказать большего) служебные отношения. Хи хи хи.
А Сьюзи... Что Сьюзи? Она никак не могла взять в толк, с чего вдруг Хейзл взбесилась. Ей то самой все было как с гуся вода. Кроме того, поведав это Пэдди, Сьюзи хотела убедиться, что ничего такого не сделала. Я понимаю Хейзл, которая не спешила поделиться воспоминаниями. Что ж, посмотрим, кто из нас не умеет держать язык за зубами...
Только мне чуть чуть полегчало, как в моем мозгу вспыхнуло последнее видение. Опять мы сидим вокруг стола, готовимся вынюхать остатки кокаина, Пэдди заканчивает рассказ, и тут меня сбивает с ног острейший приступ прямодушия: я рассказываю им... какое идиотство! Рассказываю про тот звонок Джемме. Нет, нет, нет! Позорность воспоминаний заставляла меня морщиться. Облегчая тогда душу, я не упустил ни одной мерзкой подробности. Я нудел десять минут кряду, они уже начали уставать, однако кокаин не дал мне остановиться, и я продолжил втаптывать себя в грязь. Кретин.
Почему я не умею молчать? Что со мной происходит?.. Я знаю, в чем дело. Пора завязывать. Мне и прежде доводилось тешить себя подобными мыслями. Теперь все. Дальше уже некуда. Хватит строить из себя слабоумного! Я не такой! Я серьезный, чуткий парень, даже застенчивый, мне есть что сказать, чем поделиться. Я не из тех, кто засовывает в ширинку бильярдный кий, оставляя его торчать толстым концом наружу, и ходит так чуть не полчаса, пока его наконец не заметят. Выпивка и, что еще важнее, кокаин лишают меня разума, делают идиотом. Ненавижу! Я всегда был не прочь пропустить кружечку, но в последние годы пьянки начали сильно надоедать. Достаточно. Я не хочу становиться королем дебилов! Вчерашний вечер наглядный пример. Господи, меня перестали воспринимать всерьез! Какой же я козел...
Все, эта пьянка была последней. Благодаря вчерашнему вечеру я наконец то завяжу. Нет худа без добра. Отныне буду тихим, простым в общении, ненавязчивым. Представьте себе беспечного пацана, который проводит жизнь в чтении, застольных разговорах с гостями, ходит в спортзал или куда там принято ходить. Я стану счастливее. Зачем пить? Мне это больше не нужно. Все, конец! Пусть жизнь прожигают другие. Я увидел свет, и отныне я другой человек. Люди начнут уважать меня за мой ум, за выдержку, они почувствуют, что на меня можно положиться, мне можно верить. Они будут обращаться ко мне за советом, почитать меня и даже как знать? восхищаться. Заставить себя уважать это главное. Будущее вызывало у меня радостное предвкушение.
А пока буду всем говорить, что ничего не помню.

Чтв 14 Фев 2013 03:48:36
Семьдесят четыре часа спустя я уже сидел в пабе и отрывался по полной. Кто бы сомневался! Выходные я провел как настоящий монах, с пивом благополучно разминулся, однако в понедельник, с наступлением обеденного времени и дня рождения Пэдди, все пошло кувырком. Я попытался было отбрехаться, но мои благие намерения разбились вдребезги: все в один голос закричали, чтоб я "не выеживался". Под неусыпным контролем Пэдди, который никому не давал отлынивать, трехкружечный минимум был преодолен, а на пятой кружке я уже не мог вспомнить, с какой это стати собрался завязывать. Мужская солидарность? А вы еще удивляетесь, что мы умираем первыми.
Мамаша стояла за мою новую жизнь горой. В субботу утром я позвонил ей и сказал, что с пьянством покончено. Добавь я, что бросаю порнографию, иду в бухгалтеры и селюсь на ее улице вместе с какой нибудь безмозглой машинкой по производству младенцев, счастью ее не было бы конца! Она перезвонила через несколько дней, узнать, как идут дела, и я сказал, что не то что "развязал" разрубил одним ударом. Мама очень огорчилась. Я постарался ей объяснить насчет Пэддиного дня рождения, в которое не выпить нельзя, и что во вторник была лига чемпионов, которую транслируют только в пабе, а в среду мы всегда выпиваем, чтобы отметить середину недели и хоть как то разнообразить это однообразие, а четверг это, считай, почти пятница, кто ж не пьет в пятницу?.. Она не поняла. Ладно. По правде говоря, это вообще не для женщин.
Как бы ни был я сам собою разочарован, все же хорошо было вернуться "в лоно семьи". О моем поведении в прошлый четверг речи почти не шло. Можно сказать, что Пэдди, Хассим, Пол, Мэтт и остальные ребята приняли все как есть. У меня слетела крыша, а люди со слетевшей крышей всегда так себя ведут. Слава богу...
А вот с девушками дела обстояли иначе. Ни Мэри, ни Джеки (ни Сьюзи из солидарности и в отместку за мою поддержку Дона) не разговаривали со мной. Неуютное молчание растянулось на несколько недель. Я чихнуть боялся. Впрочем, иногда они сменяли гнев на милость и заговаривали со мной, но делали это со столь плохо скрываемым презрением, что уж лучше бы игнорировали.
И еще Хейзл... Хейзл улыбалась мне через всю комнату, слала записки и отпускала шуточки "про жопу". Она делала это на глазах у всех, хотя обращалась только ко мне. Пэдди и те двое все понимали, зато остальные недоуменно чесали в затылке. Однажды, когда ее не было на месте, я рассказал им, что она просто обожает анальный секс и сама в этом призналась, а шутит на свой собственный счет. Большинство людей мне поверили. С тех пор каждый раз, как Хейзл отпускала очередной комментарий анального плана (на детали она не скупилась), всем становилось за нее стыдно.
Но в целом мне было не по себе, поэтому в тот период я старался как можно больше рабочего времени проводить в пабе. К счастью, ничего невозможного в этом не было, так как Стюарт безвылазно сидел "на съемках". "Съемки" на редакторском языке означали пьянку, или игру в гольф, или занятия испанским в саду, или еще что нибудь. В общем, "съемки" стали означать все что угодно, только не сами съемки. Я не знал этого наверняка, однако у Стюарта было столько съемок, что в "Блинге" должно было сниматься народу больше, чем в "Бен Гуре" . И вот в одно из его отсутствий у меня появился шанс отправиться вместе с Пэдди [на съемкиk. Только на этот раз [съемкиk были действительно съемками.
Отлично, а теперь прижмитесь друг к дружке покрепче и наклонитесь. Вот так, вот так, хорошо. А теперь улыбочку! шутил Говард, в то время как на нас уставились двенадцать женских анусов.
Как на велосипедных гонках... сказал Толстый Пол.
Челюсть у него была где то на уровне колен.
Съемку проводил "Эйс". Журналу исполнилось двенадцать лет, и Пэдди решил заказать съемку с двенадцатью моделями и разместить ее на двенадцати страницах. Название "Похабная дюжина" так и просилось. Посмотреть на представление зашел Пол; Хассима тоже ждали, но он так и не появился (нашел, видно, занятие поинтереснее), а Мэтт очень хотел прийти, однако у него только только появилась некая девушка, от которой он был без ума. Она категорически запретила любую студийную работу. Можно было бы взять да соврать, да вот у Мэтта были очень серьезные "соображения". Он настаивал, что для него очень важно быть с Пенни честным во всем. Не пройдет и месяца, как она пошлет этого кретина куда подальше, а увидеть двенадцать голых женщин в одной комнате ему не придется уже никогда. Он не перестанет казнить себя за это и через сорок лет, когда будет старым, седым и тестостерона в нем останется не больше, чем в стакане воды. Вместо Мэтта Пэдди пригласил меня.
Завтра у Говарда съемки с участием двенадцати девушек. Ребекка, Клэр, Андреа, Трейси знакомые все лица. Говард выставляет кучу выпивки, а также немного пудры для носа. Ну как, пойдешь?
И что, по его мнению, я должен был ответить? Ради такого события я пропущу рождение собственного сына.
Говард быстро отщелкал половину пленки. Он снимал под разными углами, сделал несколько крупных планов, потом расставил девушек в других позах: они навалились друг на дружку, а Говард устроился у них между ног. Лично мне они напоминали куриные окорочка, которые вертят над огнем. Не знаю, представляете ли вы себе эту картину, но мне казалось именно так. Я был тверже камня и одновременно голоден как собака.
Ну ни хрена себе... только и сказал Пол. Куда уж точнее. Пэдди ничего не говорил. Он просто сидел, курил и потягивал неразбавленную водку, словно очарованный полотном старый мастер.
И мне! сказала Ребекка и, улучив момент, налила себе водки.
Половина девушек ломанулась к столу с выпивкой, а Трейси с Клэр тем временем отошли в сторонку и вынюхали по дорожке кокаина. Некая девушка, которую звали Натали, плюхнулась мне на колени и объявила во всеуслышание, что у меня встал. Затем она стала тереться о меня задницей и одновременно прижимать мои ладони к своим сиськам. Где нибудь в Вест Энде за такое пришлось бы выложить целое состояние, но здесь цену назначал я. Вдруг к нам подскочила Клэр и тоже устроилась у меня на коленях. Они с Натали начали всячески миловаться (языки и все такое) возможно, ради меня. Я тяжело задышал, не хватало воздуха. Кроме того, что я был возбужден, они своими дурацкими локтями чуть не переломали мне все ребра. Спихнув обеих на пол, я принялся растирать израненную грудь.
Годфри, бедненький... Помяли тебя? заворковала Ребекка.
Она попыталась добраться до моих штанов, но мне удалось ускользнуть от ее жадных пальчиков. Клэр напрыгнула сзади и несколько секунд ездила на мне верхом, пока я наконец ее не стряхнул. Остальные кинулись было туда же, но тут Говард сказал им, что пора строиться для очередного кадра.
Мы еще тобою займемся, хихикнула Клэр и ускакала прочь.
Водка убывала, кокаин таял, а девушки расходились все больше. Игривость их выходила за любые разумные рамки: они, словно стадо переросших школьниц, показывали худшее, на что только были способны. Не обошлось там, правда, и без заводил Андрии и Трейси, которые, стоило остальным начать успокаиваться, начинали снова подзуживать.
До сих пор я отделывался легко, чего не скажешь об отвечавшем за свет маленьком Джоне. Ему было никак не больше девятнадцати. Просто сегодня собралось так много народу, что Говард один не справлялся. Девушки цеплялись к Джону, не переставая. Он казался юным, беспомощным и застенчивым, словно ягненок среди шакалов, и вскоре хищницы учуяли запах крови.
Джон, ты девственник?

Чтв 14 Фев 2013 03:48:58
>>43424016 Я не говорю, что ты ОП, говорю, пости сиськи.

Чтв 14 Фев 2013 03:49:11
Джон, у тебя встал?
Покажи нам его, Джон!
Хочешь, я сделаю тебе минет, Джон?
Джон, кого бы ты предпочел меня или Трейси?
И так далее.
Вскоре они перешли к действиям. Они хватали Джона, целовали, щипали за задницу, делали подножки, а каждый раз, как ему нужно было нагнуться, толкали. Они даже между ног ему несколько раз заехали, когда он отвлекался. Трейси разок так влепила, что Джон минуты две не мог разогнуться, а потом сказала, что может поцеловать "и все пройдет". Остальные девушки начали смеяться и предлагать то же самое.
Вот ведь шлюхи... прохрипел Джон, ковыляя мимо.
Я очень ему сочувствовал, честное слово! Кому то происходящее может показаться сплошным весельем, но Джону и вправду приходилось несладко. Как я уже говорил, в девятнадцать лет вы еще не можете как следует за себя постоять. Во всяком случае, я не мог. И у Джона это никак не получалось.
Говард спокойно взирал на Джоновы мучения и веселился не меньше девушек. Он все время просил замерять освещение там и тут, тут и там, лишь бы поиздеваться, а пока Джон вырывался, быстренько делал пару снимков. Все хохотали до упаду, вот только объекту веселья было не до смеха.
Я, Пол и Пэдди даже не представляли себе всю серьезность сложившейся ситуации.
Девушки приготовились к очередному кадру. Трейси лежала, широко раскинув ноги, а остальные к ней склонились и со всех сторон вылизывали. Говард сказал Джону, чтобы тот замерил освещение вокруг Трейсиных сисек. Джон начал неохотно приближаться. Глядя на него, девушки как то нехорошо посмеивались. Он вошел в самую гущу и уже поднес экспонометр, как вдруг Трейси схватила парня и повалила на пол.
Давайте срывайте с него одежду! закричала она, и все навалились.
Нет! вопил Джон, но мощная волна плоти накрыла его с головой.
Девушки держали его за руки и за ноги, а Трейси уселась на грудь. Он пытался от них отбиться, да тщетно. Куда там! Вот если бы я, Пэдди, Пол и Говард выступили на его защиту... Нет уж, на фиг! Мы сидели и смотрели, как девушки сначала сорвали с него рубашку, а потом спустили штаны и трусы, оставив его в одних носках. Они дрались из за его члена, словно стая голубей из за булки от хот дога, хватали, тянули, теребили. Еще немного, и они бы его отрезали и спустили в унитаз. Однако Трейси придумала кое что получше.
Давайте добьемся, чтобы у него встал! Девушки пришли в восторг. Андриа опустилась парню на лицо, а Трейси сосала, целовала и всячески его тешила. Джона заставляли возбудиться.
Нет! На помощь! Убирайтесь! кричал Джон откуда то снизу, из под двадцати четырех рук, которые ласкали каждый дюйм его тощего нагого тела.
Говард, сатанински посмеиваясь, щелкал кадр за кадром. Ждать пришлось недолго. Тело Джона предало его и протянуло девушкам палочку для игры. Девушки по очереди начали фотографироваться с членом во рту (Джон по прежнему был распят): съемка скатилась в настоящее жесткое порно.
Придумала! Попробую ка я, каков он в деле, объявила Трейси, встала в соответствующую позу и приняла Джона внутрь. Ой, да он вполне... поделилась она с остальными девушками, не прерывая экзекуции.
Мы с Пэдди тревожно переглядывались, а что предпринять не знали. Все произошло слишком быстро. Надо было вмешаться раньше, теперь же мы утеряли всякую способность к действиям. Джон не прекращал борьбы ни на минуту: все время вырывался и звал на помощь. Мы же бездействовали.
Трейси с него слезла, и се место заняла Ребекка. Остальные решали, кто за кем. Клэр, когда пришла ее очередь, оглянулась и заявила, что я следующий, и остальные девушки согласно заулыбались.
Вы можете сказать, что я просто не прочувствовал ситуацию, но вот мне интересно: каковы были бы ощущения любой из этих девушек, попадись она дюжине парней, которые бы раздели ее донага, издевались над ней, потом по очереди насиловали, а фотограф снимал бы их упражнения на пленку. Еще интереснее мнение суда по этому поводу. Серьезно, будь они парнями, а Джон девушкой, каждой влепили бы от десяти лет до пожизненного, да еще заклеймили бы монстрами в газетах.
Ладно. Кто то возразит, что изнасилования на самом деле не было, что Джон получал удовольствие, что он сам дал согласие в виде эрекции вот только правда тут и не ночевала. Мужики не похожи на женщин, в нас куда больше машинального, и для прилива крови в эту маленькую головку вполне достаточно насильственной стимуляции. Да что там! По дороге на похороны няни мне попались "лежачие полицейские", и вот вам, получите! встал, хотя мне тогда было вовсе не до секса (впрочем, обратно я проехал тем же путем). Девушки вели себя по отношению к Джону плохо, с какой стороны ни посмотри. Меня поражало, что ни одной из них такая мысль просто не приходила в голову. Они играли с ним, будто стая собак с кроликом, которому жить осталось всего ничего. Унижение Джона распаляло их; студию наполнили садистское хихиканье и повизгивание.

Чтв 14 Фев 2013 03:49:26
День святого Буратина
>>43424044
Не хочу

Чтв 14 Фев 2013 03:49:39
Пусть он кончит! Пусть он кончит! вопила Андриа.
Сейчас... Сейчас... хрюкала в ответ Клэр.
Засунь ему палец в задницу, у него сразу зашевелится! предложил кто то, но у Ребекки возникла другая идея.
Давайте лучше вот этим!
Она держала здоровенный фаллоимитатор. Двенадцать глоток завопили от восторга и одна от ужаса. В это мгновение я понял, что не могу больше отсиживаться и ничего не предпринимать. Я вскочил со своего стула и стал пробираться к Джону на помощь. Полдюжины я раскидал легко, так что Джон, быстро перебирая коленками, спасся бегством.
Пошутили и хватит! Вы и так зашли слишком далеко! кричал я, а девушки тем временем липли ко мне, словно пыльца.
Годфри тоже хочется! Дадим и ему! завопила Клэр.
Под весом полудюжины девушек я вдруг начал клониться к полу. Пока мог, я держался на ногах, однако навались остальные, и мне приходилось все тяжелее.
Пэдди, на помощь! в отчаянии закричал я, а Пэдди с Джоном сидели и смеялись.
Оставьте меня, шлюхи! продолжал я вопить. Девушки завладели моими ногами, а мой ремень вдруг оказался расстегнутым.
Ну ну, тебе понравится, сказала Ребекка. Андриа, Натали и Клэр больно схватили меня за руки и прижали мои запястья к полу.
Пропустите, пропустите меня! кричала Трейси, пробираясь сквозь толпу.
Я и девушки одновременно увидели пластиковый пристежной фаллоимитатор, который она уже смазывала. Штаны мои пошли вниз, а громкость вверх.
Нет! Помогите! Я серьезно! Нет! Нет! Нет! вопил я. Все без толку.
Трусы с меня тоже стащили, и мой член с яйцами оказались сразу в дюжине тисков. Трейси вопила, что меня надо перевернуть.
Нет! На помощь! Пэдди, сука, что ж ты сидишь?!
Но Пэдди был слишком увлечен зрелищем, чтобы прийти мне на помощь.
Не понимаешь над чем смеешься! Ты следующий! сказала ему Ребекка.
Только попробуйте. Останетесь без денег, ответил Пэдди безмятежно, напоминая им, кто тут главный.
И я! Отпустите меня или останетесь без денег! пригрозил я, только мне они не поверили.
Не слушайте его, он не подписывает чеки. Он даже не работает в "Эйсе", объяснила им Клэр, а девушки тем временем грубо переворачивали меня на живот.
Казалось, все было потеряно, но тут Андриа слегка передвинулась, и я смог высвободить руку. Пока меня не скрутили вновь, я попытался скинуть с себя Клэр и случайно съездил Натали по физиономии. Та завизжала, откинулась на спину и освободила мою вторую руку. Только я собрался всех их раскидать, как в этом отпала всякая необходимость. Мои линчевательницы, все до единой, бросились к Натали на помощь. Когда они вновь ее усадили, та, схватившись за нос, всхлипывала, а кровь так и хлестала у нее между пальцев.
Дебил! орала на меня Ребекка. Какого хрена ты это сделал?
Я нечаянно. А то вы меня не отпускали... ответил я.
Мы просто играли, тебе не делали ничего плохого, ублюдок ты вонючий! надрывалась она.
О о о... Бой дос... Кадеца, од бне ебо сло бал... всхлипывала Натали.
Она права. Похоже, он ей действительно сломал нос, подтвердила Клэр, отведя ее ладонь.
Ублюдок! прокричал кто то.
На этот раз я не разобрал, кто именно, потому что все одиннадцать девушек вопили и визжали так, словно собирались проделать во мне несколько новых анальных отверстий.
Тебе лучше убраться отсюда, подталкивал меня к двери Пэдди.
Сучонок! кричала другая. Мой бойфренд тебя убьет!
Интересно, она расскажет ему историю целиком или ограничится тем, что я расквасил физиономию ее подруге? Я уже развернулся, чтобы спросить ее об этом, но тут рядом со мной взорвалась бутылка водки, и нас с Пэдди окатило битым стеклом и алкоголем. Решив к ней присоединиться, несколько девушек схватили собственные метательные снаряды, однако вмешался Говард. Он отбирал у них фаллоимитаторы, банки с пивом и экспонометры, не переставая при этом кричать:
Уберите его отсюда!
Дверь широко открыли, меня вытолкнули и с грохотом закрыли ее опять. Вдруг мне стало по настоящему скверно. За что еще и такое? Разве я мог действовать иначе? Или нужно было позволить им отыметь себя в задницу? Позволить им мучить себя и унижать, как тогда Джона? Меня бесило их непонимание: они не видели за собой никакой вины. Очень хотелось пойти в полицию и настучать на них на всех, да что толку? Это будет как в той старой шутке про парня, который еле доковылял до участка и сообщил, что его на пляже изнасиловали две шведские нимфоманки, и тридцать восемь полицейских кинулись расследовать это преступление. Ха ха ха. Правда правда, и дело не только в полиции. Где те присяжные, что посочувствуют мне? Мужики, все поголовно, недоверчиво смотрят и говорят, что у меня лучшая работа в мире. Я не оставляю попыток объясниться, но все, что я могу им сказать "... нет, ты не понял! Двенадцать красоток распяли меня на полу и пытались заняться со мною любовью против моей воли. Это было ужасно!". Я и сам чувствую себя полным говном, когда произношу это вслух. А женщины... Они всегда именно всегда говорят, что изнасиловать мужчину невозможно. Старая песня про то, что "если он не захочет, то у него не встанет". С этим я разобрался выше.
Вот так. Никто мне не верил. А если и верили, то не понимали, чем я недоволен. Иногда я задумываюсь, не чувствуют ли нечто подобное проститутки, когда их насилуют.
А впрочем... Один человек поверил мне и посочувствовал от всей души. Дверь студии распахнулась во второй раз и оттуда, спотыкаясь, вышел Джон. Он двигался с некоторым трудом и выглядел несчастным. Мы пошли к метро.
Он поблагодарил меня за помощь, а я извинился, что не вмешался раньше. Джон сказал, что ничего страшного, только мне легче не стало. Когда мы дошли до станции и уже прощались, Джон заметил кровь на моих костяшках, но то была не моя кровь. Мы смотрели на меленькие царапины от зубов Натали, и Джон наконец сказал:
Здорово ты ей влепил, приятель!


Чтв 14 Фев 2013 03:50:01
Всякий раз, когда я рассказывал эту историю, в ответ мне говорили одно и то же. Знаете что? "Ты рехнулся!" Еще бы я не рехнулся! Лично у меня сложилось впечатление, что работа в порноиндустрии открыла мне глаза на сумасшествие как таковое. Никакая ученая степень по психологии не может этого дать. Я не о тех якобы смешных надписях вроде: "Чтобы работать здесь, не обязательно быть сумасшедшим, но безумие сильно облегчает жизнь". Всякие зануды любят вешать такие над рабочим столом. Нет, я говорю о проницательности, благодаря которой любая неадекватность сразу бросается в глаза. Прежде я был к этому совершенно не способен. Люди из системы социального обслуживания населения могут тешить себя надеждой, что знают все о психическом здоровье этой страны. Поверьте мне: только работая в порноиндустрии, можно понять, сколько психованных ублюдков гуляет по улицам!
О письмах я уже упоминал. При всей их дикости они просто смешат. "Почитай!" говорите вы. И все. Письмо не может сделать вам больно (письма бомбы, письма с сибирской язвой и боксерские перчатки на пружинах не в счет). Пишущий находится за мили от вас, так что при дефиците времени вы можете швырнуть конверт в мусорную корзину. Однако существуют еще телефонные звонки, или вас могут подождать на улице, или некие посетители будут ошиваться внизу, около секретарши, или крайне неблагополучная в психическом отношении личность вдруг объявится рядом с вами прямо в офисе (если Уэнди забыла закрыть автоматические двери). В общем, есть от чего полезть на стену.
Несколько месяцев назад к нам один такой псих приходил. Он искал Джерри, одну из наших девушек. Парень представился ее бойфрендом и утверждал, что "они" решили сниматься вдвоем. Если мы сможем им в этом помочь, то это будет очень мило с нашей стороны. Уэнди, шутки ради и просто чтобы от него избавиться, сказала, что мы не можем брать на работу непроверенных людей. Если он не против, пусть сделает несколько любительских снимков, где они с Джерри "вдвоем", и пошлет их нам, а там видно будет. К сожалению, этот посетитель всегда, всегда, ВСЕГДА заблуждался. Через несколько дней он пришел, сжимая в руке конверт с фотографиями.
Годфри, оторви задницу от стула и спустись ко мне. Тут один псих... сказала Уэнди по телефону.
Ну и что? Почему ты звонишь именно мне? Обратись к кому нибудь еще, я с ним уже общался.
Я жевал бутерброд и читал "Гарри Поттер и Кубок Огня".
Все ушли кто обедать, кто на съемки. А теперь встань и помоги мне с ним разобраться, иначе я пущу его внутрь и укажу путь к твоему столу.
Ах ты, зараза... только и успел я сказать, прежде чем она повесила трубку.
Я неохотно пошел к выходу. За стеклянными дверьми меня ждал некий улыбающийся маньяк.
Не пропускай его внутрь, говори там, предупредила Уэнди, будто я и сам не понимал.
Добрый день! Могу я вам чем нибудь помочь? Кретин пустился в объяснения. Он рассказал про "свою девушку", про желание сниматься и про разговор с "той милой дамой", которая посоветовала сделать несколько фотографий. Вот они.
Я просмотрю их вместе с вами, потому что там есть несколько жестких снимков, не предназначенных для печати.
В ответ я кивнул, с трудом скрыв досаду.
Вот первый.
И протянул мне нечеткий, засвеченный снимок, на котором он стоял в носках и трусах. Комната напоминала гостиную Реджиналда Кристи .
Я не стал возиться с разогревочными фотографиями, а сразу перешел к главному. Ничего?
Ну... Да, прекрасно... сказал я.
На следующем снимке носки оказались сняты.
Тяжело с этим автоматическим пуском... Никак не получается попасть в кадр целиком...
Тут не было ни носков, ни трусов, ни головы.
Слушайте, оставьте снимки мне. Когда у меня будет время, я их как следует рассмотрю.
Нет нет, лучше так. Я хочу перебрать их вместе с вами. Там надо кое что объяснить с освещением, еще кое с чем...
В этом нет необходимости. Про освещение я знаю все, так что оставляйте. Я взгляну на них у себя в кабинете.
Я уже решил, в какую именно мусорную корзину они отправятся.

Чтв 14 Фев 2013 03:50:26
>>43424059 А как тогда лампово говорить с ленивыми хуйланами?

Чтв 14 Фев 2013 03:50:37
не хочется на него сейчас смотреть, да?
"Мне не хочется смотреть ни на один из них!" чуть не сказал я. Но таких идиотов лучше не злить.
А вот на этом я ползаю но полу. Неплохой, правда? Как думаешь?
Я оглянулся на Уэнди, которая строила мне рожи из за своего стекла. Кретин оглянулся, но Уэнди уже успокоилась.
Наверное, ей тоже интересно посмотреть? радостно спросил он.
Как бы мне ни хотелось втравить во все это Уэнди, я решил не усугублять ситуацию. Надо просто вывести его за дверь и при этом не огрести.
Лучше посмотрим их вдвоем, ответил я, но тут маньяк поднял пару снимков повыше, чтобы Уэнди было видно.
Она улыбнулась и кивнула ему.
Здорово!
И тут же подняла трубку, хотя телефон не звонил.
Мой собеседник остался очень доволен ее реакцией и протянул несколько крупных планов своего члена и яиц, однако Уэнди уже давала наш адрес и номер факса гудящей трубке, так что ей было не до того.
Не обращайте внимания, сказал он и вновь переключился на меня. Еще один жесткий снимок...
Голова у меня шла кругом. Тяжело, и когда человек просто показывает вам собственные фотографии. А вот когда он на них еще и дрочит, глядя на фотографии Джерри, то изображать вежливый интерес становится почти невозможно!
Ладно, мне и вправду... начал я, но кретин схватил меня за руку.
Нет нет, осталось всего два. Вот я немножко промахнулся, с автоматическим пуском тяжело, зато тут видно, что я могу...
На этом снимке он кончал.
Прекрасно... Э... Хороший материал. Я обязательно передам его человеку, который отвечает за подобные дела.
Так когда наши с Джерри съемки? На этой неделей могу прийти в любое удобное вам время, заверил он меня.
Право, не знаю... Боюсь, она сейчас очень занята, и не в моей компетенции вносить изменения в ее график. Мы вам позвоним, добавил я, лишь бы от него избавиться. (Потом я свалю эту работу на кого нибудь еще, когда он придет в следующий раз... возможно, что и завтра.)
Тогда, наверное, я должен оставить вам свой номер?
Конечно, почему бы и нет?
Он написал свое имя (Колин Дэиш), адрес и телефон.
А вы точно мне перезвоните?
Непременно! Возможно, не сразу... Надеюсь, вы меня понимаете...
Да, да! Но вы точно перезвоните?
Ну, возможно, это буду не я, а фотограф. Я только введу его в курс дела, сказал я и начал пятиться к автоматическим дверям.
Хорошо, великолепно... Извините, а как вас зовут?
Зовут? А... Дон! Дон Аткинс! Перед выходом обязательно позвоните и спросите, на месте ли я, чтобы не терять зря времени на поездку.
Великолепно... Дон, большое вам спасибо! До скорой встречи!
Уэнди уже открыла мне двери.
А, чуть не забыл! Уж коли я здесь, можно быстренько переговорить с Джерри? Мне нужно у нее кое что спросить.
Колин всматривался в глубину офиса.
Боюсь, ее здесь нет. Она на съемках.
На съемках... У него перехватило дыхание. Еще бы! Услышать, что твоя баба раздевается догола перед кем то еще!
А когда она вернется?
Со съемок она отправится прямиком домой. Так что увидитесь вечером.
Где? спросил Колин.
У вас лома, ответил я. Ладно, до свидания.
Она ко мне сегодня не собиралась. Мы договорились, что я приду к ней, да вот беда... Я потерял ее адрес. Не поможете?..
Ну и ну! Колин так складно врал, что я почти верил ему.
Вряд ли мы сможем вам помочь, Колин. Мы не даем адреса девушек незнакомым людям. Такова политика компании.
Теперь я обеими ногами стоял по ту сторону автоматических дверей.
Но мы знакомы!
А, да, конечно... Увы, такова политика компании. Это примерно как со страховкой. У нас просто связаны руки.
Вот бы и тебя связать, приятель!
Мой вам совет, дружище: возьмите да и позвоните ей!
Верно, верно, хорошая мысль! Какой у нее номер?
Разве вы не знаете ее номера?
Я и его потерял.
Ах, как неудобно получилось... Мне очень жаль, однако мы и телефонные номера не вправе давать. Таковы правила.
Отступите от них хоть раз! взмолился Колин.
Мне очень, очень жаль, но меня уволят, если я так сделаю.
Я никому не скажу...
Я нагнулся к нему и тихо прошептал:
Вы то, может, и не скажете, а вот она обязательно, показал я на Уэнди большим пальцем. Уж вы извините.
Так ведь Джерри моя девушка!
Да! Да! Да! Мы знаем! Только если мы будем давать телефонные номера девушек по первому требованию, то они могут оказаться в руках любого психа с улицы! сказал я и помахал ему на прощание сквозь неожиданно захлопнувшиеся двери.
Само собой, Пэдди, Мэтт и все остальные, когда вернулись, от души повеселились, а Пэдди еще и рассказал кое что.
Пару недель назад им позвонил некий человек и, чуть не плача, рассыпался в извинениях. Трубку взяла Мэри. Так вот он зашел в свой паб (где то в районе Лестер сквер), сел на свое обычное место и достал газету. При этом ему было как то не по себе. Он оглянулся по сторонам. Все присутствующие смотрели на него, улыбаясь. Их лица были ему знакомы, да только этот парень никак не мог вспомнить, где он их видел. Поерзав еще немного, он быстренько допил пиво и отправился домой. Увиденное в пабе не давало ему покоя. И дошло до него уже дома. "Эйс" приготовил ему сюрприз: устроил для него вечеринку! А он не сообразил!
Извините, извините меня! говорил этот несчастный. Я не понимал, с какой стати все на меня смотрят, словно ждут слова, а я просто молча сидел. Пожалуйста, пожалуйста, поверьте мне! Извините! Вы, наверное, теперь меня ненавидите. Вы пошли на такие траты, а я сбежал...
В конце концов он разрыдался. Мэри попросила его не вешать трубку и поинтересовалась у Пэдди, не устраивали ли они вечеринку для одного из читателей.
Что ты несешь?
Однако ему стало любопытно, он взял у Мэри трубку и спросил у того парня, в чем дело. Читатель еще раз все рассказал, и Пэдди, стараясь его успокоить, начал убеждать, что "Эйс" не устраивал никакой вечеринки. Тот и слушать не хотел.
Устраивали, устраивали! Это вы теперь так говорите!
Приятель, я не лгу! С какой стати? Уверяю вас, никакой вечеринки вчера не было.
Тогда почему в пабе было полно девушек из "Эйса" и все они смотрели на меня?
Не знаю... Вы ошиблись. Это все, что я могу вам сказать. И потом, вряд ли девушки из "Эйса" были в вашем пабе, потому что... э... они все сейчас в Америке, где мы снимаем наш календарь.
Неправда! Вчера вечером они все пришли в "Баджер Армз" и ждали от меня ответного жеста. Я не сообразил, поверьте! Не сообразил! Только поэтому и ушел домой! Извините меня! Пожалуйста! В следующий раз я не ошибусь!
Послушайте, мы не устраивали никакой вечеринки. Зачем? С какой стати?
Не знаю! Я сам никак не могу это понять. Наверное, поэтому то я ничего и не сказал. От неожиданности. Извините!
Парень предлагал возместить часть расходов, и Пэдди задумался: а не обчистить ли его? Ведь вздумай тот жаловаться, никто ему не поверит. В конце концов Пэдди сказал, что извинения приняты. На этом все и кончилось. Во всяком случае, в "Эйсе" о том парне больше ничего не слыхали. Правда, напоследок он сказал: "Ну хорошо, спасибо. Пишите обо мне и впредь".
Он входил в специальную премьер лигу для психов, закончил свой рассказ Пэдди.
Не так давно у меня был похожий случай, сказал Мэтт. Как ни удивительно, с бабой. Она хотела узнать, почему мы всем моделям приклеиваем ее лицо. Это ломает ее личную жизнь и карьеру. В Стокпорте живет, не где нибудь.
Вам то что! Лестер сквер и Стокпорт далеко! А этот придурок здесь, за углом, и знает меня в лицо. Как думаете, он вернется?
А ты думал! ухмыльнулся Пэдди. Обязательно вернется! Теперь ты не скоро от него избавишься...
Колин Дэиш удивил меня только одним: своей терпеливостью. Его не было целых десять дней. Наверное, все это время он мастурбировал и ждал телефонного звонка, которого ему не суждено было дождаться. А потом не выдержал, оторвал задницу от стула и пошел выяснить, что это мы так задержались.
Тебя тут дожидается твой приятель, услышал я в трубке голос Уэнди.
Вот так. "Твой приятель". Ни пояснений, ни предупреждения, а просто: "Твой приятель". Я неторопливо прошел к дверям, ожидая увидеть одного из "приятелей", а вместо этого столкнулся нос к носу с человеком, которого я хотел видеть меньше всего на свете, даже если бы мне предложили на выбор всех обитателей нашей планеты.
Ах ты, сука! прошипел я, проходя мимо Уэнди. Ты почему ничего не сказала?
Что? Мне с ним возиться? Как бы не так! Он твой приятель, не мой.
Я прошел сквозь автоматические двери, и Колин протянул мне руку.
Дай, думаю, заскочу, а то что то от вас ничего не слышно. Может, вы мне звонили, но не застали? спросил он нервно.

Чтв 14 Фев 2013 03:51:05
Нет, мне очень жаль, но мы вам не звонили.
Вдруг я осознал, что простого способа избавиться от него не существует. Он пришел сюда надолго, и совершенно не важно, сколько раз я его отфутболю. Колин будет приходить до тех пор, пока мы не сведем его с Джерри что само по себе невозможно. Мне придется задушить это на корню, а не дожидаться, пока история станет совсем уж глупой. Не очень то заманчивая перспектива. С виду он не из тех, кто хорошо принимает плохие новости. Хотя было видно, что у него, как это ни смешно, большой опыт по части таких новостей. Ну что за сука эта Уэнди! Мне ничего не оставалось, как посмотреть ему прямо в глаза и выложить все начистоту.
Говорите, никто вам до сих пор не звонил? спросил я.
Нет. Во всяком случае, я ничего не слышал.
Досадно, досадно... Но я не имею к этому отношения; звонить вам должен был фотограф.
По какому поводу? Он хочет пригласить меня к себе в студию?
Ну... Боюсь, что нет. Видите ли, мне очень жаль, и я тут совершенно ни мри чем, однако фотограф просил вам передать, что, как ему кажется, он не сможет вас снимать.
Что?! Почему? У него отвисла челюсть.
Ладно... Мне очень жаль, поверьте, я на вашей стороне, и все же он считает... Он сказал... В общем, он сказал...
И тут меня осенило:
... что мы не снимаем мужчин! Я серьезно, мы действительно их не снимаем.
Я кинулся к Уэндиному столу и схватил номер "Блинга".
Гляньте! Сплошные женщины и ни одного парня, вообще ни одного, видите? Мы фотографируем только женщин.
Так ведь эта девушка сказала, что если я принесу свои фотографии, то мне разрешат фотографироваться с Джерри!
Я думаю, она выразилась несколько иначе. Если вы принесете фотографии, на которых вы и Джерри, то мы на них поглядим.
Нет! Она сказала не так! Она сказала, что я смогу фотографироваться вместе с Джерри, если принесу свои фотографии!
Послушайте, не важно, что она сказала, потому что она всего лишь секретарша. Сейчас с вами разговариваю я, и мне очень жаль, но дела обстоят именно так. Мы не фотографируем мужчин, мы фотографируем только женщин.
Почему? Так нечестно!
Почему? Потому что таковы желания наших читателей. Ведь вы покупаете наш журнал? Найдя в нем одних мужиков, вы обрадовались бы?
Среди читателей есть и женщины. Их желания тоже надо учитывать!
Я чуть не спросил его, давно ли он смотрелся в зеркало ("тощий вонючий заморыш!"), и все таки остался в рамках приличий.
Женщин среди наших читателей немного. В основном это мужчины.
В основном?
Да, мужчины и лесбиянки.
На самом деле это не так. Согласно исследованиям рынка, существует немало женщин, считающих свою ориентацию традиционной и читающих наши журналы, хотя что они понимают под "традиционностью" поди угадай. Поставим вопрос так: если вы застукали меня дома за чтением "Последних известий из мира мужских членов", насколько "традиционным" вы меня сочтете? Впрочем, нет никакого смысла путать этого ублюдка больше, чем он уже запутался.
А вдруг, если там будут и мужчины тоже, женщины начнут вас покупать?
В его голосе звучала надежда.
Очень сожалею, но это вопрос не ко мне. Я всего лишь посредник.
А... Он почти плакал. Ладно, можно мне быстренько переговорить с Джерри? Мне надо ее кое о чем спросить.
Боюсь, ее здесь нет.
И в прошлый раз вы говорили то же самое.
Верно, ее и тогда здесь не было.
Ладно, где она?
Не знаю... Наверное, дома или по магазинам ходит...
По каким магазинам?
Колин, откуда мне знать? Я с ней не знаком. Даже не встречался ни разу.
Ладно, я хочу с ней поговорить.
Так поговорите с ней при встрече!
Но я не знаю, когда мы встретимся.
Я думал, она ваша девушка...
Верно. И я ее люблю.
Что ж, отлично. Значит, все улажено!
Я понял, чего вы добиваетесь! В его голосе слышалась угроза.
Я ничего не добиваюсь, ответил я.
Нет добиваетесь! Вы намеренно мешаете нашей встрече... Суки! Я всего навсего хочу с ней поговорить! заорал он.
На этом мое терпение истощилось.
Хорошо. Хорошо. Вы победили.
Я поднял руки и жестами попросил его успокоиться. Потом постучал в автоматические двери. Уэнди меня пропустила, и тогда я сказал ему все, без обиняков:
Вот и хорошо! А теперь мы сделаем вот что. Я переступил порог и закрыл за собой двери. Я пойду в офис, а ты пойдешь отсюда вон, чтобы никогда сюда не возвращаться, договорились? Иначе я вызову полицию.
Колин мгновение пялился на меня, не веря собственным глазам, а потом взорвался:
Ах ты, ублюдок! Дерьма кусок! Я убью тебя, урод! Я разворочу тебе всю рожу! Сука!
И так далее, и так далее, и так далее... А потом он уставился куда то в пространство за моей спиной и начал изо всех сил кричать:
Джерри! Джерри! ДЖЕРРИ!
Не думаю, что рожи, которые я ему строил из за стекла, сильно помогли, хотя иногда приходится просто делать то, что кажется тебе правильным.
Питер, Джун, Стюарт, Пэдди и все, кому было слышно, высыпали из своих офисов посмотреть, что за переполох, и я прекратил свое представление, а им объяснил, что вот взбесился ни с того ни с сего... Уэнди единственный раз за всю свою жалкую жизнь выступила на моей стороне. Питер сказал ей, чтобы вызвала полицию.
Уже вызываю, ответила она, а я ухитрился и скорчил Колину напоследок еще одну рожу так, чтобы не заметил Питер.
Кретин сразу озверел и начал колотиться в двери, не в силах до меня добраться.
Похоже, ты ему не нравишься... заметил Питер. Что его так рассердило?
Разве поймешь этих людей... ответил я.

12. Не забывайте оглядываться

Колин намека не понял. Он позвонил нам десять раз подряд и говорил десятью разными голосами, хотя, как только к телефону звали Джерри, мы понимали, кто это.
Джерри здесь нет. Ее здесь вообще не бывает, говорили мы ему снова и снова, а он нас просто не слышал.
Бывало, он выходил из себя, иногда начинал нас умолять, но чаще всего пытался нас надуть: представлялся агентом или фотографом, заявлял, что снимет ее за миллион фунтов стерлингов и тому подобное. Во всяком случае, я надеюсь, что это был он. Как бы там ни было, мы сообщили его номер и адрес полиции, они к нему зашли и припугнули арестом. Колин же, как любой нормальный псих, все отрицал. Он продолжил бесплодные попытки добраться до Джерри, звоня из таксофонов по всему Лондону. Я предложил Пэдди, чтобы одна из наших девушек позвонила ему, представилась Джерри и поддразнила бы, однако Пэдди рассудил, что это только усугубит ситуацию.
Прошло еще несколько недель, прежде чем Колин появился в офисе вновь. Внутрь он

Чтв 14 Фев 2013 03:51:34
День святого Буратина
>>43424088
Ты о чем?

Чтв 14 Фев 2013 03:51:39

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики 11 Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:52:03
>>43424131

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изо123метрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:52:18

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространс2тво, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.
13

Чтв 14 Фев 2013 03:52:29

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой мет13рики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:52:33
Нет, мне очень жаль, но мы вам не звонили.
Вдруг я осознал, что простого способа избавиться от него не существует. Он пришел сюда надолго, и совершенно не важно, сколько раз я его отфутболю. Колин будет приходить до тех пор, пока мы не сведем его с Джерри что само по себе невозможно. Мне придется задушить это на корню, а не дожидаться, пока история станет совсем уж глупой. Не очень то заманчивая перспектива. С виду он не из тех, кто хорошо принимает плохие новости. Хотя было видно, что у него, как это ни смешно, большой опыт по части таких новостей. Ну что за сука эта Уэнди! Мне ничего не оставалось, как посмотреть ему прямо в глаза и выложить все начистоту.
Говорите, никто вам до сих пор не звонил? спросил я.
Нет. Во всяком случае, я ничего не слышал.
Досадно, досадно... Но я не имею к этому отношения; звонить вам должен был фотограф.
По какому поводу? Он хочет пригласить меня к себе в студию?
Ну... Боюсь, что нет. Видите ли, мне очень жаль, и я тут совершенно ни мри чем, однако фотограф просил вам передать, что, как ему кажется, он не сможет вас снимать.
Что?! Почему? У него отвисла челюсть.
Ладно... Мне очень жаль, поверьте, я на вашей стороне, и все же он считает... Он сказал... В общем, он сказал...
И тут меня осенило:
... что мы не снимаем мужчин! Я серьезно, мы действительно их не снимаем.
Я кинулся к Уэндиному столу и схватил номер "Блинга".
Гляньте! Сплошные женщины и ни одного парня, вообще ни одного, видите? Мы фотографируем только женщин.
Так ведь эта девушка сказала, что если я принесу свои фотографии, то мне разрешат фотографироваться с Джерри!
Я думаю, она выразилась несколько иначе. Если вы принесете фотографии, на которых вы и Джерри, то мы на них поглядим.
Нет! Она сказала не так! Она сказала, что я смогу фотографироваться вместе с Джерри, если принесу свои фотографии!
Послушайте, не важно, что она сказала, потому что она всего лишь секретарша. Сейчас с вами разговариваю я, и мне очень жаль, но дела обстоят именно так. Мы не фотографируем мужчин, мы фотографируем только женщин.
Почему? Так нечестно!
Почему? Потому что таковы желания наших читателей. Ведь вы покупаете наш журнал? Найдя в нем одних мужиков, вы обрадовались бы?
Среди читателей есть и женщины. Их желания тоже надо учитывать!
Я чуть не спросил его, давно ли он смотрелся в зеркало ("тощий вонючий заморыш!"), и все таки остался в рамках приличий.
Женщин среди наших читателей немного. В основном это мужчины.
В основном?
Да, мужчины и лесбиянки.
На самом деле это не так. Согласно исследованиям рынка, существует немало женщин, считающих свою ориентацию традиционной и читающих наши журналы, хотя что они понимают под "традиционностью" поди угадай. Поставим вопрос так: если вы застукали меня дома за чтением "Последних известий из мира мужских членов", насколько "традиционным" вы меня сочтете? Впрочем, нет никакого смысла путать этого ублюдка больше, чем он уже запутался.
А вдруг, если там будут и мужчины тоже, женщины начнут вас покупать?
В его голосе звучала надежда.
Очень сожалею, но это вопрос не ко мне. Я всего лишь посредник.
А... Он почти плакал. Ладно, можно мне быстренько переговорить с Джерри? Мне надо ее кое о чем спросить.
Боюсь, ее здесь нет.
И в прошлый раз вы говорили то же самое.
Верно, ее и тогда здесь не было.
Ладно, где она?
Не знаю... Наверное, дома или по магазинам ходит...
По каким магазинам?
Колин, откуда мне знать? Я с ней не знаком. Даже не встречался ни разу.
Ладно, я хочу с ней поговорить.
Так поговорите с ней при встрече!
Но я не знаю, когда мы встретимся.
Я думал, она ваша девушка...
Верно. И я ее люблю.
Что ж, отлично. Значит, все улажено!
Я понял, чего вы добиваетесь! В его голосе слышалась угроза.
Я ничего не добиваюсь, ответил я.
Нет добиваетесь! Вы намеренно мешаете нашей встрече... Суки! Я всего навсего хочу с ней поговорить! заорал он.
На этом мое терпение истощилось.
Хорошо. Хорошо. Вы победили.
Я поднял руки и жестами попросил его успокоиться. Потом постучал в автоматические двери. Уэнди меня пропустила, и тогда я сказал ему все, без обиняков:
Вот и хорошо! А теперь мы сделаем вот что. Я переступил порог и закрыл за собой двери. Я пойду в офис, а ты пойдешь отсюда вон, чтобы никогда сюда не возвращаться, договорились? Иначе я вызову полицию.
Колин мгновение пялился на меня, не веря собственным глазам, а потом взорвался:
Ах ты, ублюдок! Дерьма кусок! Я убью тебя, урод! Я разворочу тебе всю рожу! Сука!
И так далее, и так далее, и так далее... А потом он уставился куда то в пространство за моей спиной и начал изо всех сил кричать:
Джерри! Джерри! ДЖЕРРИ!
Не думаю, что рожи, которые я ему строил из за стекла, сильно помогли, хотя иногда приходится просто делать то, что кажется тебе правильным.
Питер, Джун, Стюарт, Пэдди и все, кому было слышно, высыпали из своих офисов посмотреть, что за переполох, и я прекратил свое представление, а им объяснил, что вот взбесился ни с того ни с сего... Уэнди единственный раз за всю свою жалкую жизнь выступила на моей стороне. Питер сказал ей, чтобы вызвала полицию.
Уже вызываю, ответила она, а я ухитрился и скорчил Колину напоследок еще одну рожу так, чтобы не заметил Питер.
Кретин сразу озверел и начал колотиться в двери, не в силах до меня добраться.
Похоже, ты ему не нравишься... заметил Питер. Что его так рассердило?
Разве поймешь этих людей... ответил я.

12. Не забывайте оглядываться

Колин намека не понял. Он позвонил нам десять раз подряд и говорил десятью разными голосами, хотя, как только к телефону звали Джерри, мы понимали, кто это.
Джерри здесь нет. Ее здесь вообще не бывает, говорили мы ему снова и снова, а он нас просто не слышал.
Бывало, он выходил из себя, иногда начинал нас умолять, но чаще всего пытался нас надуть: представлялся агентом или фотографом, заявлял, что снимет ее за миллион фунтов стерлингов и тому подобное. Во всяком случае, я надеюсь, что это был он. Как бы там ни было, мы сообщили его номер и адрес полиции, они к нему зашли и припугнули арестом. Колин же, как любой нормальный псих, все отрицал. Он продолжил бесплодные попытки добраться до Джерри, звоня из таксофонов по всему Лондону. Я предложил Пэдди, чтобы одна из наших девушек позвонила ему, представилась Джерри и поддразнила бы, однако Пэдди рассудил, что это только усугубит ситуацию.
Прошло еще несколько недель, прежде чем Колин появился в офисе вновь. Внутрь он

Чтв 14 Фев 2013 03:52:47

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изометрии) можно превратить в метрическое пространс13тво, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:52:56
Мы могли бы это проделать сегодня же вечером. Ты как? спросил я, весь кипя.
Боюсь, не получится. Сегодня вечером Ливерпуль играет на своем поле, ответила она.
А а... протянул я, все вдруг поняв. М м!
Что?.. Нет нет, ты не понял. Ливерпуль сегодня действительно играет на своем поле, в Лиге чемпионов. Матч будут транслировать, так что я поеду к брату смотреть.
А, правильно... Я и сам собирался посмотреть. Тогда, может, завтра?
Да, с удовольствием! сказала Уэнди, улыбнувшись.
Вот здорово! Я ее трахну, все идет к тому! У нее очень хорошая фигурка. Сама она невысокая, с большими сиськами, белокурые волосы. Пока мы с ней шли, я пытался вообразить, как она выглядит без одежды, и тут же понял, что сразу по приходе домой мне придется... В фильмах парни лезут под холодный душ, однако в жизни они выходят из положения иначе.
Возможно, я слишком увлекся этими мыслями, поэтому и услышал не сразу. Меня звали. Правда, звучало не мое имя. Там звучало "Дон".
Дон! Дон! Притормози! Подожди секунду! Нам надо поговорить! Дон!
Я несколько раз прослушал эту фразу. Она повторялась снова и снова. В сочетании с ней до меня доносилось стремительно приближающееся "топ топ топ". Я вернулся на землю. Оглядываясь, я чуть не свернул себе шею. Колин несся к нам с Уэнди. Сердце у меня чуть не выпрыгнуло из груди, а изо рта вывалилась жвачка: красные огоньки его глаз быстро приближались.
Вот дерьмо! Рвем когти! завопил я и рванул вдоль улицы, оставив Уэнди на произвол судьбы.
Уэнди в ужасе завизжала и тоже бросилась прочь насколько позволяли высокие каблуки. Ушла она, как вскоре выяснилось, недалеко. Сделав полдюжины шагов, она упала сиськами вперед, прямо в рассыпанный кем то шашлык. Колин, похоже, ее вообще не заметил: он пронесся мимо, словно у него не было других целей, кроме меня.
Дон, ублюдок, подожди! Стой там! Дон, стой, а то я тебя самого отымею! Дон!
Это было не то поощрение, которое могло заставить меня притормозить. Говорят, сумасшедшие, когда взволнованы, обладают силой пятерых человек. Что ж, когда один из них возжаждал моей крови, я развил скорость десятерых гепардов. Я рванул от Колина, словно гоночная машина без тормозов. Сначала я хоронился за углами, но Колин и не думал отставать. Может, свернуть в переулок другой? Нет! Если я там буду пойман и избит, то меня найдут только через несколько дней! Я решил держаться больших улиц, где, если что, мои дорогие лондонцы могут вмешаться и прийти мне на помощь.
Я несся по тротуарам, огибая прохожих; Колин делал то же самое. Мне удавалось не подпускать его к себе ближе, чем на тридцать футов (это около девяти тысяч миллиметров если вы читаете этот текст в Европе и плохо разбираетесь в нашей чудной системе мер и весов), но мой образ жизни и Колин быстро меня догоняли: мускулы деревенели, и я готовился к неизбежному нападению.
Отстань от меня, придурок! то ли вопил, то ли умолял я. Оставь меня в покое!
Дон! Стой, мудила! До о он!
Хрен тебе! каркнул я в ответ и продолжил свой бег, стараясь унять невыносимую боль в боку.
Не знаю, сколько бы я еще так выдержал, да вот уверен я был в одном: я действительно не хотел останавливаться. В результатах торможения я не видел ничего хорошего.
Не пробежали мы и полумили, как мои мощные прыжки сменились какой то заплетающейся чечеткой. Сил у меня не осталось лишь нежелание не быть зарезанным.
Давай! задыхаясь, понукал я себя. Давай! Ступни горели, бок разрывался, лицо заливал пот, который жалил глаза и обжигал щеки. Сердце колотилось. Я едва дышал, и еле продвигался вперед, но остановить меня не могло ничто разве бы только сигареты из кармана выпали. Я обернулся. Колин был ближе, но расстояние между нами больше не сокращалось. Он перешел на мой шаг и держался футах в двадцати, а выглядел, слава богу, немногим лучше меня. Наша гонка неожиданно превратилась в войну на истощение. Победит самый целеустремленный. Колин хотел съездить мне по зубам. Я не хотел, чтобы ему это удалось. Вот как все упростилось.
Я не сдавался. С Уордор стрит я свернул на Оксфорд стрит. Толпы стали гуще, и я прикидывал, не удастся ли заскочить в какой нибудь магазин, чтобы он потерял меня из виду. Не факт. Хотя, если там окажется большой круглый стол для демонстрации модной одежды, возможно, у меня получится поставить его между собой и Колином, а тем временем подоспеют охранники.
Спортивный магазин подходил как нельзя лучше, так что я пробился сквозь толпу и завалился внутрь. Колин не отставал и был уже тут как тут, а я оглядывался в поисках спасения.
Посередине стояла большая квадратная корзина с мячами. Подходящее препятствие. Я, покачиваясь, остановился рядом и схватился за край: ноги у меня подкашивались. Не успел я пару раз вздохнуть, а Колин оказался рядом; он сразу начал за мной гоняться

Чтв 14 Фев 2013 03:52:59

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изом13етрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:53:01
>>43424131 О твоем не желании постить сиськи, бо впадлу.

Чтв 14 Фев 2013 03:53:11

Дискретная метрика: d(x,\;y)=0, если x=y, и d(x,\;y)=1 во всех остальных случаях.
Вещественные числа с функцией расстояния d(x,\;y)= y-x и евклидово пространство являются полными метрическими пространствами.

Пусть F(X,\;Y) пространство непрерывных и ограниченных отображений из топологического пространства X в метрическое пространство Y. Расстояние между двумя отображениями f_1 и f_2 из этого пространства определяется как

d_F(f_1,\;f_2)=\sup\{d_Y(f_1(x),\;f_2(x))\colon x\in X\}.

Сходимость отображений по этой метрике равнозначна их равномерной сходимости на всём пространстве X.
В частном случае, когда X компактное пространство, Y числовая прямая, получается пространство C(X) всех непрерывных функций на пространстве X с метрикой равномерной сходимости.

Пусть L[a,\;b], R[a,\;b], C[a,\;b] пространства функций на отрезке [a,\;b], соответственно интегрируемых по Лебегу, интегрируемых по Риману, и непрерывных. В них расстояние можно определить по формуле:

d(f_1,\;f_2)=\int\limits_a^b f_1(x)-f_2(x) \,dx.

Для того, чтобы эта функция стала метрикой, в первых двух пространствах необходимо отождествить функции, отличающиеся на множестве меры 0. В противном случае эта функция будет всего лишь полуметрикой. (В пространстве функций, непрерывных на отрезке, функции, отличающиеся на множестве меры 0, и так совпадают.)

В пространстве k раз непрерывно дифференцируемых функций C^k[a,\;b] метрика вводится по формуле:

d_k(f_1,\;f_2)=\max\{d_0(f_1,\;f_2),\;d_0(f&amp;#39;_1,\;f&amp;#39;_2),\;\ldots,\;d_0(f^{(k)}_1,\;f^{(k)}_2)\},

где d_0 метрика равномерной сходимости на C[a,\;b] (см. выше).

Любое нормированное пространство можно превратить в метрическое, определив функцию расстояния

d(x,\;y)=\ y-x\ .

Конечномерные пространства такого типа называются пространством Минковского;
в случае если размерность равна двум то плоскостью Минковского.

Любое связное риманово многообразие M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как точную нижнюю грань длин путей, соединяющих пару точек.
Множество вершин любого связного графа G можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние как минимальное число рёбер в пути, соединяющем вершины. Более общо: если каждому рёбру графа приписать положительное число (длину ребра), расстояние между вершинами можно определить как минимальную сумму длин рёбер вдоль любых путей из одной вершины в другую.
Частным случаем предыдущего примера является так называемая французская железнодорожная метрика пример, который нередко приводят в качестве примера метрики, не порождённой нормой.
Множество компактных подмножеств K(M) любого метрического пространства M можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Хаусдорфа. В этой метрике два подмножества близки друг к другу, если для любой точки одного множества можно найти близкую точку в другом подмножестве. Вот точное определение:

D(x,\;y)=\inf\{r\mid\forall x\in X\;\exist y\in Y\colon d(x,\;y)<r,\;\forall y\in Y\;\exists x\in X\colon d(x,\;y)<r\}.

Множество всех компактных метрических пространств (с точностью до изо113метрии) можно превратить в метрическое пространство, определив расстояние с помощью так называемой метрики Громова Хаусдорфа.

Чтв 14 Фев 2013 03:53:28
не подпушу его и что мы лишь бегаем по кругу, он неожиданно остановился и рванул в другую сторону. Однако я был начеку и сохранял между нами все те же досадные сто восемьдесят градусов.
Иди сюда, ублюдок, я хочу с тобой поговорить!
Дудки, приятель, ты просто псих!
Остановись, сука! Умоляю!
Выкуси!
Я тебя убью, честное слово!
На помощь! Помогите же мне, козлы! завопил я, и полмагазина посмотрело в нашу сторону.
Подожди минутку!
В голосе Колина слышалось крайнее отчаяние. Он юзом затормозил и сделал вид, что понесся против часовой стрелки, а сам опять кинулся по часовой, потом опять встал и начал делать вид, что бежит так и эдак, лишь бы меня поймать. К несчастью для Колина, я синхронно откликался на каждое его движение, и он не приблизился ко мне ни на дюйм (одна тридцатидевятитысячная километра) мы лишь танцевали вокруг корзины.
Подожди! Подожди же! обратился я к нему. Давай успокоимся и на мгновение остановимся... Ладно? Ладно?
Колин немного угомонился. Я воспользовался моментом и запустил ему мячом прямо в лицо расплющив при этом нос и подбив сразу оба глаза. Колин, воя от боли, упал навзничь. Я уже собрался бежать дальше, да в этой суматохе потерял ориентацию и напрочь забыл, где выход. Колин опять висел у меня на хвосте и, судя по его взгляду, был готов оторвать мне голову голыми руками.
Ублюдок! Я убью тебя! Кусок дерьма! А а а а а а!.. вопил он так, что я, сам заорав от страха, кинулся головой вперед прямо в стеллаж с кроссовками.
Я смог подняться. Колин нырнул за мной и схватил за лодыжку. Я пытался его стряхнуть, но он держался мертвой хваткой, так что я тащил его по выложенному плиткой полу и громко взывал о помощи.
Ублюдок! продолжал он кричать, пока я вез его лицом по полу.
Оставь меня, козел! вопил я, пиная его при каждом удобном случае.
Наконец к нам со всех сторон кинулись охранники, а покупатели бросились врассыпную. Парочка стражей упала на Колина и попыталась отодрать его от моей лодыжки. Не тут то было! Он вцепился, словно бешеный пес, обещая сожрать меня живьем и много чего еще. Я начал молотить по его пальцам шипованными кроссовками для игры в гольф только тогда он меня опустил.
А а а!..
Напоследок я расплющил его пальцы об пол, и тут до меня добрались оставшиеся двое гардов: моя голова оказалась под мышкой у толстого ублюдка, сидевшего на мне верхом.
Скажи, чтобы вызвал полицию! прокричал он своему напарнику, лопотавшему что то в уоки токи.
Колин сражался изо всех сил, стараясь до меня добраться. Видно, так уж мне суждено. Я до смерти устал и был готов все это перетерпеть, только бы приехала полиция и забрала психопата в кутузку. Я не сомневался, что так оно и случится. Колина не единожды предупреждали, чтоб держался от нашей фирмы подальше, а он напал на одного из служащих. Правда, кретин был весь в крови и изранен с ног до головы, на мне же не было ни царапины... Ну и что? Сколько раз мы на него жаловались? Он не слушал. Только что за мной гнались, потом напали, а прямо сейчас Колин вопил, что откусит мне нос, и это в присутствии пятерых охранников. Плохи были его дела, можно не сомневаться. Вот только посадят то его не навсегда, и после он может опять начать меня преследовать. Больше я ни о чем не беспокоился.
Джерри не твоя девушка, сказал я, лежа на полу под охранником. Ты с ней ни разу не встречался и никогда не встретишься. Ты просто псих!
Нет, не псих! Я люблю ее, и она меня тоже полюбит! Почему вы не дали мне с ней поговорить, уроды?
И не мечтай, придурок!
Все, хватит! перебил нас охранник. Оставьте это до приезда полиции!
Не встревай, жирный! Тебе то что за дело? ответил я.
Да, тебя это не касается, так что отвали! сказал Колин без обиняков.
Твоя правда! согласился я, пока мы корчились под охраной, обходящейся магазину в двадцать фунтов в час (это на четверых).
Вот оно, взаимопонимание. Одно причудливое мгновение взаимопонимания. Оно было под стать нашим отношениям странным и причудливым... до ужаса.

Чтв 14 Фев 2013 03:53:50
Колину дали восемнадцать месяцев и назначили проверку от шеи и выше, как говаривал Стив Райт . Теперь мы могли немного расслабиться, однако я с ужасом ждал его освобождения. Как ни глупо это было с его стороны, он продолжал писать Джерри, клялся, что будет любить ее вечно, и рассказывал ей про цвет своей мочи: медикаментами его накачали по самое горлышко. Мы получали по три любовных письма в месяц.
Затем в какой то момент это прекратилось. Понятия не имею, что с ним сталось. Возможно, власти пронюхали и запретили ему нам писать, или Колин вдруг протрезвел и увидел, каким придурком он себя выставил, или переключился на кого то еще. Не исключено, что моя последняя догадка верна. Когда осознаешь наконец, что шансов у тебя никаких, разлюбить куда легче.
Кстати о шансах. Вышесказанное относится и ко мне с Уэнди. Я ведь рассчитывал затащить ее в постель. При следующей встрече она продемонстрировала прежнюю холодность, если не хуже. Не знаю, в чем я провинился.
Как насчет вечера? Наш договор остается в силе? спросил я ее утром и в ответ получил лишь жесткий, прямо таки стальной взгляд, от которого меня пробрало холодом до самых костей.
Что это с ней? удивился Стюарт.
Сам не понимаю, ответил я. Наверное, Ливерпуль вчера проиграл или еще что нибудь...
Стюарт на мгновение задумался и сказал, что ничего не понял. В порноиндустрии всегда так. Столько специальных выражений и эвфемизмов, что недопонимание стало общим местом. Пэдди тот вообще утверждает, будто два собеседника запросто могут не догадаться, что говорят на разные темы. Бред, конечно, чего уж там, но мысль здравая.
Я сел за свой стол, закурил и рассказал Стюарту о вчерашнем происшествии, о разговоре в полицейском участке, где я провел полночи, составляя заявление и снабжая копов телефонными номерами, чтобы они связались с Питером и убедились, что меня можно отпустить. Я попросился домой, но Стюарт и слышать ничего не хотел.
Кому то из нас обязательно надо остаться. Сильно сомневаюсь, что это буду я.
У Стюарта на сегодня была назначена встреча с внештатными сотрудниками. Возразить тут нечего. Кому ж встречаться с внештатными сотрудниками, как не редактору? Однако мне все равно хотелось домой. Не то чтобы я так уж устал или что то там еще, просто я хотел свалить и не мог не воспользоваться таким хорошим поводом. Так ведь нет! Стюарт уходил, а я должен был остаться. Ладно, как только он уйдет, я тут же на весь день смоюсь в паб, так что все не так уж плохо.
И уж коли зашла речь о внештатных сотрудниках... Мне тоже приходилось иметь с ними дело. Большей частью с теми, кто придумывает для нас похабные истории. Я общался с ними каждый месяц, примерно в это время. Так я и познакомился с Софи.
Софи была полной противоположностью Колину. Она писала для нас уже несколько месяцев. Каждый раз, как я получал от нее электронное письмо с очередным рассказом, разговор у нас был один и тот же: "Не забывай о правдоподобии". Я говорю не о какой то там особенной броскости. Просто в ее рассказах женщинам очень уж неймется, им только дай снять чулки совершенно непонятно, с какой стати. Такое поведение имело мало общего с поведением реальных женщин. Во всяком случае, известных мне женщин. Из за этой фальши ее истории сильно теряли в привлекательности.
Как я уже говорил, парни не верят в развратных красоток, которые кидаются к ним со всех ног и лезут в трусы, едва сказав что нибудь вроде: "Привет, как дела? У тебя красивые ботинки! Меня зовут Дебби". (Если, конечно, эти парни не миллионеры. Хотя даже самые бесстыдные шлюхи должны какое то время походить вокруг да около, чтобы выяснить, стоит ли овчинка выделки.) Так к чему это я?.. Господи, да ведь каждая знает, что может потрахаться с вами в любой момент! У всех парней в голове горит, не выключаясь, зеленый свет, и, чтобы затащить кого нибудь в койку, мастерства от девушки не требуется почти никакого. Хотите, обзывайте меня сексистом. Впрочем, если вы дочитали досюда, то вам, полагаю, с моими убеждениями и так все ясно.
Мне доводилось разговаривать в пабе с девушками, которые пытались казаться крутыми и впечатлить меня своими постельными подвигами. Они рассказывали о гиперактивной личной жизни, а я всякий раз отвечал одно и то же:
Делов то! Будь у меня сиськи и то, что у вас между ног, меня бы в следующее мгновение трахали прямо на этом столе!
Тут они пускались в рассказы о том, какие они нимфоманки, сколько парней имело их одновременно, да стоило полезть к ним в трусы, как сразу следовало: "Ишь чего захотел!", "Размечтался!" или "Не дотрагивайся, тебе это не по карману!"
Наверное, дело во мне. Наверное, я козел вонючий. Хорошо, договорились. Вполне разумно. Тогда я хочу найти утешение в порнухе, хочу поверить, что и для козла вонючего не все потеряно! И объясните мне толком, с какой стати она пошла трахаться с этим парнем? Вот только не надо мне рассказывать про неодолимое желание, про ее любовь к этому делу... Я встречал сколько угодно баб, которые утверждали то же самое, но ни к одной из них в трусы я так и не забрался. Такими соображениями я руководствуюсь, и именно это я, что ни месяц, объяснял Софи и, что ни месяц, получал в ответ один и тот же рассказ:
"Мы с подругами оделись в самые наши сексуальные наряды и рванули в ночной клуб. На мне было крошечное вечернее платье, чулки в крупную клетку, высокие каблуки, а нижнего белья вообще не было. Все парни на меня смотрели, и я сразу завелась. Этот парень подошел ко мне и сказал, что его зовут Брюс. Брюс оказался пожарником, так что тело у него было соответствующее. Голый по пояс, с загорелым накачанным прессом, а бицепсы у него были такие, что я не смогла бы обхватить их и двумя руками! Он притянул меня к себе, и я почувствовала, как к моей ноге прижались десять дюймов напряженной плоти. "Пойдем трахаться!" предложила я и потянула его в туалет..." И так далее.
Что ж, от такого рассказа мне не шибко то легчает. Было бы лучше вот как:
"Мы с подругами оделись в самые наши сексуальные наряды и... ля ля ля... ля ля ля... я сразу завелась. Этот тощий ублюдок подошел ко мне и сказал, что его зовут Брюс. Оказалось, что Брюс работает в пиццерии, а плащ он так и не снял. Говорит, чтобы не обчистили в гардеробе. Пока мы танцевали, он все время дотрагивался до моей ноги всякий раз, как наклонялся за очками. "Пойдем трахаться!" предложила я и потянула его в туалет. "Я забыл презервативы!" воскликнул он".
Нет, так слишком уж по идиотски. Мы знаем, что она не пойдет трахаться с этим парнем из пиццерии. С какой стати? А вот в этом и весь секрет хорошего порнорассказа. Найдите убедительный повод. Почему она пошла трахаться с каким то неудачником? Согласен, в своем рассказе я перегнул палку, но признайтесь: вы ведь понимаете, о чем я? А Софи никак не могла понять. Она отправляла один рассказ за другим, и каждый месяц я писал ей: "Слушай, я не понимаю. Почему она трахается со своим инструктором по вождению?" "Потому что она изголодалась и страшно завелась", приходило мне ответное послание. Тогда я писал (опять же по электронной почте, все по почте): "Она не станет так себя вести. Понравься ей инструктор, она попросила бы его купить что нибудь выпить, или пригласила бы к себе пообедать, или еще как нибудь. Но она не станет сворачивать с проселочной дороги прямо посреди урока и брать у него ни с того ни с сего за щеку. Женщины так себя не ведут".

Чтв 14 Фев 2013 03:54:15
>>43424174 Анон, успокойся, шлюха уже ушла из треда. Не трать свои силы напрасно.

Чтв 14 Фев 2013 03:54:18
И я вновь переписывал рассказ. Девушка уже семь раз провалила экзамен и вот вот провалит опять. Тогда она решает пустить в ход свое оружие и заполучить наконец права ("Делайте со мной все, что хотите", сказала она, потом оголила свою очаровательную жопу и перегнулась через капот"). Я не претендую на лавры Вильяма Шекспира, но такой маленький поворот делает рассказ несколько интереснее. Куда лучше, чем "... меня охватило желание [с чего бы это?], и я принялась за его член, которому досталось не меньше, чем шестеренкам в коробке передач минуту назад". Да, сразу хочется стать инструктором по вождению...
Софи и на этот раз не усвоила урок, и в следующий месяц я получил рассказ о здоровенном молодом продавце и старой, изголодавшейся домохозяйке. Она затаскивает его в кабинку для переодевания... Опять двадцать пять. Для наглядности я закончил свое последнее письмо так: "Посмотри на это вот с какой стороны. Если я предложу тебе приехать сюда и взять у меня за щеку, ты ведь не согласишься, верно?" Еще бы она согласилась! Живет далеко, в Бирмингеме, семья, двое детей, меня не встречала ни разу, да и предложить мне ей нечего. Конечно, никуда она не поедет.
"Кто сказал, что не соглашусь? прочитал я в ответ. Всегда мечтала побывать в Лондоне. До связи". Что ж! Завяжем узелок на память.
На следующий день Софи прислала рассказ, в котором я вызываю ее в Лондон, привожу в свой офис (да, у меня шикарный офис с мягким ковром для веселых утех и кожаной мебелью семидесятых годов) и заставляю проделать все, о чем она мне писала, желая убедиться, что она знает, о чем говорит. Этот рассказ был лучшим из когда либо ею написанных, и я его даже распечатал, чтобы в сортире прочитать еще раз (возникла у меня такая острая необходимость).
Внизу была приписка: "Надеюсь, тебе понравилось. Теперь твоя очередь. Расскажи, что бы ты хотел со мной проделать". Я вернулся на свое рабочее место и перечитал подробный текст Софи. Оглянувшись через плечо, я убедился, что Роджеру нет до меня никакого дела: он опять переписывал свое резюме, уже в третий раз на этой неделе. Остальным было тоже наплевать. Все сидели по споим углам, работая или, наоборот, отлынивая, и я начал потихоньку стучать по клавиатуре, остановившись только два часа спустя. Закончив рассказ, я отослал его Софи со словами: "Я тут слегка увлекся. Надеюсь, ты меня поймешь". После чего отправился в сортир и отдыхал еще пятнадцать минут.
Я посвятил незнакомку в свои самые темные желания и теперь испугался. Только бы я ее правильно понял! А если нет? Что, если в ответ на вопрос "О чем мне писать в следующий месяц?" я отослал ей длинный порнографический заказ? Я чуть не обделался. Перечитывая ее письмо снова и снова, глядя на него так и эдак, я весь день трясся от страха и придумывал всевозможные оправдания на самый крайний случай.
Только я собрался уходить домой, как пришел ответ, что само по себе принесло мне небольшое облегчение: ненавижу письма, исчезающие в никуда. Моя переписка всегда содержала личную и самую что ни на есть непотребную информацию, поэтому я постоянно боялся ошибиться и отослать что нибудь такое Стюарту или моей тетушке Пэт.
Несколько напряженных мгновений я смотрел на имя Софи, потом убедился, что никто из присутствующих не обращает на меня внимания, и открыл сообщение.
"Годфри... Ну и ну... Кто тебя воспитывал? Плохой мальчик! Никогда в жизни мне не доводилось читать такие мерзости и гадости! Ты себе представить не можешь, сколько раз я кончила. В последний раз я так дрочила еще школьницей. Догадайся, где сейчас мои пальцы? (Уже догадался.) Годфри, этим оргазмом я обязана тебе! Жаль, ты его не видел... А писать можешь все, что захочешь. Меня ничем нельзя удивить. Чем жестче, тем лучше. Я хочу, чтобы в следующий раз ты трахнул меня в задницу. Напиши мне, как ты будешь это делать. Софи".
Моей эрекции позавидовал бы сам Пиноккио.
В тот вечер я заработался допоздна, судорожно сочиняя ответный рассказ. Наконец я нажал "ОТОСЛАТЬ" и чуть не кончил прямо в трусы. Я еле дотерпел до утра и, придя на работу, сразу полез в почтовый ящик. В добавление к прежним фантазиям Софи рассказывала о комнате в лондонском отеле. По моей указке она становилась перед камерой в разные позы, а потом я шлепал ее до тех пор, пока ее задница не заблестела, как нос у северного оленя из песенки про Санта Клауса. Вообще то я не большой любитель порки. Особенно когда пришла моя очередь, и Софи пустила в ход здоровенную колючую щетку для волос (случись такое наяву, я выбил бы тебе оба глаза, любимая!), зато остальное вызвало у меня самый живой интерес.

Чтв 14 Фев 2013 03:54:39
День святого Буратина
>>43424176
Я тебе повторяю что я не ОП и даже не тян. Или ты до сих пор как и школьный сагатель думаешь что с ней общаешься

Чтв 14 Фев 2013 03:54:43
В очередном письме я спросил ее, когда она собирается в Лондон, и получил в ответ что то вроде "умеющий ждать получает все". Софи считала нас страшными грешниками, и моя доступность (короткая железнодорожная поездка) чрезвычайно ее возбуждала. "А что еще бы ты хотел со мной проделать? Расскажи! Не стесняйся, похабничай сколько влезет! Давай удиви меня!" подначивала она. И я написал ответ...
На ближайшую неделю или около того ее рассказы поглотили мое внимание целиком. Я ни на чем больше не мог сосредоточиться и непрестанно мечтал о встрече с Софи, чтобы пришпилить ее наконец к стене. Мои веселый счет взлетел под небеса: я так часто отлучался в туалет, что Пэдди даже спросил, не пронесло ли меня.
Рассказы приходили один за другим, ответы тоже не заставляли себя ждать. Не получив ее письма, я засиживался на работе допоздна и уходил домой весь разбитый. Как мне хотелось увидеть Софи без одежды! А я даже не знал, как она выглядит... По ее собственным описаниям, совсем неплохо: только что разменяла пятый десяток, большие сиськи, брюнетка, большие сиськи, длинные ноги, большие сиськи и большие сиськи. Я почти видел ее, скачущей на мне верхом, вверх вниз, с великолепными большими сиськами прямо у меня перед носом. О небеса!
"Как насчет следующей недели? Сможешь выбраться на одну ночь?" спрашивал я. "Ты мой маленький нетерпеливый мужчинка! Мечтаешь обо мне? Если я приеду сегодня вечером, что ты предпримешь? Расскажи, чтобы я была готова".
Я разражался похабнейшим рассказом слов в пятьсот и отсылал ей. Она в ответ признавалась в страстном желании испытать все это на себе, да вот беда: у нее не получается выбраться этим вечером, так что придется ограничиться играми воображения.
"Я оттрахаю тебя у себя в голове, милый!" писала она, а я очень хотел ответить: "Весьма признателен! А то сколько можно мне мозги... терзать".
Всю следующую неделю я тряс ее на предмет встречи. С тем же успехом. Всякий раз, когда я предлагал день или неделю, она уходила от прямого ответа, отделываясь легкомысленными комментариями и рассказывая, какой я "нехороший". Тогда я предложил, что сам приеду в Бирмингем, если ей так проще. Можно снять комнату в гостинице, а она туда выберется как нибудь днем. Пусть даже на час. По крайней мере мы принесем друг другу хотя бы частичное облегчение. Если ей так же плохо, как и мне, то даже пяти минут будет достаточно. На следующий день я получал рассказ. Софи приходила ко мне в гостиницу и как последняя дура трахалась со мной весь обеденный перерыв. Вот так... Еще один рассказик...
"И когда мы проделаем все это наяву?" спрашивал я.
"Очень скоро, поверь мне! Что, тяжело? Понравился рассказ про гостиницу? Напиши, как ты меня будешь трахать где нибудь в роще..."
Недоумение, обида и растущее раздражение устроили в моей голове настоящую сумятицу. Я вышел на улицу и за десять минут выкурил две сигареты.
В чем дело? Она меня дурачит смеха ради или в самом деле хочет встретиться? Болтать с кем нибудь на такие темы ужасно весело, особенно если вы не стесняетесь и предельно откровенны в описании своих фантазий, да со временем ощущения притупляются. Прекрасно, я у тебя на крючке, я готов давай же перейдем к делу. Неужели она не понимает, что порнорассказов мне хватает и так? Конечно, в этих историях значится мое имя, и все же это мало что меняет. Точнее, меняло раньше, но лишь потому, что я считал это прелюдией к настоящему сексу. Сами по себе рассказы лишь дополнительная нагрузка, не более того. Интересно, когда Софи приходит в ресторан, она три часа кряду читает меню? Я вернулся и написал ответ:
"Дорогая Софи! Ты хоть представляешь, как сильно я тебя хочу? Я того и гляди лопну от желания! Нам надо встретиться прямо сейчас! Мое расписание свободно до самой смерти. Я готов прогулять любой день и встретиться с тобой где угодно, в любое время! Мы должны хоть что нибудь воплотить в жизнь. Год".
Не прошло и часа.
"Дорогой Год! Какие нехорошие у тебя мысли! Я вся мокренькая от предвкушения! В ближайший приезд я обязательно воспользуюсь твоим приглашением. Мы остановимся водном из тех непотребных отелей, где собираются проститутки. Хочешь, я оденусь шлюхой и ты подцепишь меня прямо на улице? Опиши это в рассказе. Софи".
И тут я взбесился по настоящему.
"Иди в жопу со своими рассказами, я сыт ими по горло! Я хочу трахаться наяву, понятно? Ненавижу рассказы!"
Ужасно хотелось написать ей что нибудь такое, но я понимал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Меня обманули. Я почувствовал себя настоящим теленком. Она хотела лечь со мной в постель не больше, чем... любая другая из встреченных мною баб. Ей был нужен друг по переписке, с которым можно заниматься сексом по электронной почте. Несмываемое пятно в биографии старой домохозяйки. Зато риск нулевой. Спасибо, что то не хочется! Боже милостивый, у меня так давно никого не было, зачем мне все это? Я сделал несколько глубоких вдохов (с сигаретой в зубах) и составил ответ:
"Софи. Больше никаких рассказов. В моих глазах они потеряли всякую привлекательность. Я начал их писать лишь потому, что рассчитывал на что то еще. Как видно, зря. Глядя на вещи прямо, я не могу видеть нас вместе, и это ужасно меня мучает. Извини за откровенность, да только порнорассказы я и так читаю целыми днями. Это мой заработок. А коли мы никогда не встретимся, то и наши письма всего лишь очередные рассказы. Я хочу прекратить эту пытку. Всего наилучшего. Год".
Я нажал "ОТОСЛАТЬ" и с облегчением перешел к другим делам. Она ответила в тот же день.
"Ты знаешь все обо всем! Откуда тебе известно, что мы никогда не встретимся? У тебя есть магический кристалл? А вдруг я собираюсь приехать в ближайшие выходные? Я не претендую на чтение твоих мыслей. С чего ты взял, что можешь читать мои? Софи".
Она что, держит меня за идиота?
"Дорогая Софи, я не читаю твои мысли. Я сказал лишь, что ты не собираешься ложиться со мной в постель. Если я не прав замечательно. Но тогда ты должна доказать свои слова на деле".
"Я никому ничего не должна. Если не хочешь утрахаться до потери пульса что ж, тебе же хуже. Лично я предпочла бы..." За этим следовал рассказ на пятьсот слов с описанием всего, что она решила со мною проделать. Закончила она словами: "Насколько я поняла, тебе это больше не нужно. Или я ошиблась? Софи".
"Очень, очень нужно! Но заниматься этим, а не читать. Почему бы не перестать посылать фотографии голых задниц голодающим Африки? Если хочешь заняться со мною любовью, давай встретимся на следующей неделе. Я приеду в Бирмингем и сниму комнату в гостинице. Договорились?"
"Мне очень жаль, но если ты будешь так себя вести, то вряд ли я захочу с тобою встречаться. Софи".
"Вот видишь. Об этом я и говорю. Мы не встретимся никогда. Давай отбросим игры и поговорим начистоту. Я хочу заняться с тобой любовью, наяву. А ты хочешь заняться со мной любовью? Наяву? Это такой простой вопрос!"
"Вовсе он не простой... Я хочу, очень. Иногда меня так разбирает, что я не могу думать ни о ком, кроме тебя. Увы, я замужем и люблю своего мужа. Мне нелегко, поверь! Прошу тебя, пойми: я не шутила. Я правда хотела с тобой трахаться, правда правда, но это невозможно... Дело не только во времени. Где ты был двадцать лет назад? Софи".
Наконец мне сказали правду.
Наверное, все началось с того, как я хотел донести до нее, что ее сюжеты недостаточно добротны, что женщины так себя не ведут. В том первом письме я сказал: "Если я предложу тебе приехать сюда и взять у меня за щеку, ты ведь не согласишься, верно?" И она ответила: "Кто сказал, что не соглашусь?" Так началась эта грустная сага.
Что ж, я оказался прав. Она не приедет делать мне минет, потому что не может и потому... Потому что потому. Хотя она кое что теряет, как мне кажется.
Кто сказал, что ты не приедешь, Софи? Я сказал. И я знал, что говорил. Я никого из себя не строю, однако скажу тебе без обиняков: о том, что женщины не делают, я знаю все.

Чтв 14 Фев 2013 03:55:06
Прошло всего каких нибудь семьдесят два часа. Я еще был раздосадован бесплодностью очередной попытки. Меня переполняли гнев, разочарование, тоска... Я находился в дорогущем ночном клубе, а рядом со мной стоял некий регбист и объявлял всем, кто его слышал, что "у этого парня лучшая работа в мире". Терпение мое иссякало. Сам я, будучи не в настроении, ничего ему не рассказывал. На вечеринку мы пошли вместе с Пэдди и Мэттом, и кто то из них проболтался. Меня загнали в угол и закидали привычными вопросами. Бежать было некуда. Я пришел всего час назад и теперь был готов идти домой. А парня звали Брайан, и он не уставал снова и снова повторять:
Мужик! Мужик, дай я тебе скажу! Оборжаться! Оборжаться, да и только!
Он был еще и австралийцем в придачу то есть в восторг приходил буквально от всего, а уж услышав о моей работе, и вовсе чуть не кончил. Брайан говорил полчаса без передыху, пока мне не удалось от него сбежать, а через пять минут он нарисовался вновь.
А, вот ты где! воскликнул Брайан. Вот мой приятель, его тоже зовут Брайан, хотя мы даже не родственники! Вот, Годфри, расскажи ему, о чем мне только что рассказывал. Ты послушай, приятель, тебе обязательно понравится!
Да чтоб вам всем! Спустя пятнадцать минут, за которые я показал чудеса минимализма, у меня было два лучших друга по имени Брайан. Наверное, они никогда бы меня не покинули, не затяни какой то идиот песню австралийских регбистов. Брайаны немедленно всем объявили, что им "тоже придется", спросили, не присоединюсь ли я к ним ("Только если мы решим совершить групповое самоубийство!" таким был, наверное, мой ответ), и, виляя хвостами, весело поскакали прочь.
Надо было сматываться, пока они не вернулись, и я стал набивать карманы выпивкой, сигаретами, бутербродами и всем, что еще было бесплатного, когда ко мне подошла невысокая и явно отвязная девчонка, чтобы сказать "привет".
Ну привет...
Уходишь?
Э... Возможно, засомневался я вдруг.
Кем ты работаешь у Фила Госса? спросила она очень серьезно.
Праздник нам устроил именно Фил Госс. У него куча компаний по всему Лондону, и только одна из них занимается порно. Большая же часть солидные фирмы: бухгалтерские, по съему жилья, маркетинговые. Бутерброды в моем кармане по праву принадлежали менеджменту этих компаний, но Пэдди и Мэтту удалось раздобыть приглашение на вечер (с бесплатной выпивкой) на том основании, что мы работаем под той же крышей.
А что? спросил я в свою очередь.
Просто хочу узнать. Чем ты занимаешься?
Я окинул ее внимательным взглядом. Аккуратненькая брюнеточка с симпатичными веснушками и заплетающимся язычком. Прибавьте сюда густо подведенные глаза, короткие волосы и задницу, которой явно пользовались не только по назначению. Сойдет! Пора пустить в ход старый прием.
Я работаю в одном из его порножурналов, ответил я.
Похоже на двойные стандарты. С чего это я взял да и все ей рассказал? А с того! Я всегда готов поговорить о своей работе с женщиной, потому что так проще сразу перейти к делу и заговорить о сексе, даже если толком ее не знаешь.
И зачем тебе это нужно? спросила она.
Не знаю... Наверное, чтобы не работать... сказал я, развязно улыбнувшись, но не увидев ответной улыбки.
Значит, по твоему, в такой эксплуатации женщин нет ничего плохого?
Опять двадцать пять! Развязная улыбка сползла с моего лица.
Где ты увидела эксплуатацию? спросил я. Что ты понимаешь под словом "эксплуатировать"?
"Эксплуатировать" значит показывать нас как куски мяса, а не как людей со своими мыслями и чувствами. Я хочу лишь узнать, правильно ли это по твоему, а если нет, то как ты можешь заниматься этим каждый день?
Прежде всего мы женщин не эксплуатируем и никогда этого не делали. Это одно из тех словечек, которым вас учат в вашей большой дурацкой школе для феминисток, чтобы вы ими бросались, сами толком не понимая, о чем говорите. Мы эксплуатируем женщин? И как же? Ладно, мужчины любят заниматься любовью. Мужчины занимаются любовью с женщинами. Мужчинам нравится разглядывать картинки с голыми женщинами, потому что это напоминает им о сексе. Да, некоторым из нас и вправду не помешает освежить память. Кого мы эксплуатируем? Тебя? Нет, потому что ты не снимаешься для нашего журнала. Мы эксплуатируем модель? Нет, потому что она получает за свою работу, которая доставляет ей удовольствие, деньги. Если кто кого эксплуатирует, то это модель: свое тело и мужские желания. Не мы.
Вы используете женщин.
Используем? Что ты под этим понимаешь? Как банки используют кассиров или рестораны поваров? Тогда ты права, мы используем женщин. Куда нам деваться? Большая часть наших моделей женщины. Нам, парням, туда не пробиться. Ровно по той же причине, по какой я низко оцениваю твои шансы попасть в "Чипп энд Дейлс".
Это совсем другое!
А я что говорю?
"Чипп энд Дейлс" танцевальная группа, форма вечернего отдыха. Женщин здесь привлекает хореография, а не порнография!
Да да! Именно хореография! Особенно когда одну из них выбрасывают со сцены, а она визжит: "Я у него потрогала! Я у него потрогала!"
Я никогда не делала ничего подобного!
Ты, может, и не делала, а сколько угодно баб... э... женщин делали. Я никого не насиловал, но это не мешает писательницам феминисткам вроде Паулы Аткинсон обвинять всех мужчин в том, что в каждом из них "спит насильник".

Чтв 14 Фев 2013 03:55:38
Впервые о ней слышу, сказала она, что неудивительно, так как я только что ее придумал. Все равно здорово получилось, правда?
Мы эксплуатируем женщин ничуть не больше, чем календари о полярных медведях эксплуатируют полярных медведей. На самом деле мы их даже меньше эксплуатируем, потому что наши женщины дают согласие на то, чтобы их фотографировали. Не думаю, что мнением медведей интересуются. Только что какая нибудь медведица гадила за кустом, и вот ее фотография уже висит на кухонной двери у любого любителя природы. Как тебе это понравится, а? "Вы только гляньте, как она тужится! Прелесть!" Если нам нужно сфотографировать девушку в тот момент, когда она гадит, мы доплачиваем ей пятьдесят фунтов. А что достается медведице?
Вообще то я пошутил, но вряд ли она меня поняла.
Это унизительно для женщин. Вы унижаете женщин. Вы пользуетесь их незащищенностью и наносите их самооценке непоправимый ущерб.
Ты когда нибудь разговаривала с порномоделью?
Нет, но...
Нет нет, позволь мне закончить, не дал я ей разогнаться. Я знаком со многими порномоделями, и у меня складывается такое впечатление, что ты говоришь о некой группе людей, а сама ничего о них не знаешь.
Они женщины, и я знаю о них, наверное, побольше, чем ты, потому что я одна из них.
Нет, они не женщины! Они люди! Лично я считаю твою позицию несколько сексистской, но это мое личное мнение. Я встречал множество порномоделей очень разных, если говорить об их внутреннем мире. Телом они настоящие клоны. Каждая приходит в этот бизнес по своим соображениям, и я не могу рассказать обо всех, однако одно не вызывает у меня сомнений: ты тут наговорила всякого дерьма, и кое чем из этого они были бы оскорблены.
Дерьмо, значит? Так почему же сотни женщин подвергаются нападению со стороны читающих порнографию мужчин?
Почему? Потому что порнографию читает все мужское население нашей страны поголовно.
Обвинению нечего добавить.
Ой, и правда! Ладно, подумай вот о чем. В Голландии одни из самых либеральных законов в том, что касается порнографии и проституции, и при этом женщины на их улицах чувствуют себя в полной безопасности. Разъясните ка этот момент, будь добра!
Голландцы всегда были более просвещенными и более зрелыми в вопросах секса.
Ага, и они не видят ничего плохого в порнографии или проституции. Я с ними согласен. Кто же из нас более зрелый?
Ты считаешь проституцию решением проблемы? Ты бы легализовал женское рабство, верно?
Легализовал? Да я бы сделал проституцию обязательной, как воинскую повинность! Каждая баба по исполнении восемнадцати лет должна два года отслужить в борделе. Впрочем, нет, отменяется. Только если она хорошенькая. А всяким там кошелкам по три года в гладильном корпусе!
Не знаю, понимала ли она, но мое терпение иссякло, и я сосредоточил свои усилия главным образом на том, чтобы ее поддразнить. Получалось неплохо!
Твоя мама тобою гордится? Она знает, чем ты занимаешься?
Шутишь? Она была первая, кому я позвонил, как только получил эту работу. "Мам, привет, посмотри на меня. Посмотри, как низко я пал!" Красота!
Как бы тебе понравилось, окажись она в одном из твоих мерзких журналов? В этом не было бы ничего плохого, не так ли?
Не думаю, что мы стали бы печатать ее фотографии... Если ты понимаешь, о чем я, сказал я, состроив рожу и присвистнув.
На тебя жалко смотреть, так и знай! ответила она, разворачиваясь.
Нет, подожди, подожди, остановись! Я же шутил! Вечеринка как никак, а не выпуск вечерних новостей! Как тебя зовут?
Не скажу.
Почему же?
Почему? Потому что ты порнограф, а я не собираюсь давать свое имя порнографу.
Почему? Чем я могу тебе навредить? Что за бред?
Слушай, ты, мешок с дерьмом...
Можешь называть меня Годфри.
Слушай, ты, мешок с дерьмом! Ты не узнаешь моего имени, потому что тебе незачем его знать. Мы общаемся последние пять секунд, так что у тебя не будет повода им воспользоваться. Никогда.
Что ж, если нам не суждено больше встретиться, пара минут роли не играют. Шутки в сторону, я буду совершенно серьезен. Обещаю!
Безымянная девица застыла в нерешительности: уделять мне еще несколько минут своей жизни или не уделять? Стоит ли? Буду я ее слушать или использую эти несколько минут для того, чтобы выставить ее еще большей дурой?
Эй, ты сама ко мне подошла так хоть выслушай!
Выслушать? Выслушать, что на самом деле мне нравится быть куском мяса?
Ладно, тебе, может, и не нравится, но ты была бы удивлена, если бы узнала, сколько женщин придерживаются на этот счет другого мнения. Нет, беру свои слова назад. Ты не будешь удивлена. Ты будешь поражена, узнав, сколько женщин нам пишут, и звонят, и просят, чтобы мы сфотографировали их для журнала. Многих из них сама мысль о таком приводит в трепет.
О, конечно! Это развращает, сказала она презрительно.
"Если качественно выполнено", подумал я и все же шутки ради решил попридержать эти слова при себе.
Ты можешь считать это развратом, но ты уверена, что все женщины с тобою согласятся? Я знаю многих женщин эксгибиционисток, не обязательно моделей. Одна моя девушка никогда не гасила свет и не задергивала шторы, когда мы занимались любовью, чтобы все соседи видели.

Чтв 14 Фев 2013 03:55:59
Возможно, у нее не было другого способа получить от тебя удовольствие, презрительно сказала она.
И кто из нас груб? А может, ты и права. Так или иначе, ты признаешь, что приятно быть на виду? Приятно, когда чей то взгляд шарит по всему твоему телу? медленно произнес я и оглядел ее с ног до головы, отчего она вздрогнула и попросила, чтобы я прекратил. Вот хороший пример. Несколько месяцев назад к нам пришла одна девушка, которая хотела опубликоваться в "Блинге" я работаю в этом журнале. Она рассказала, что приходила прежде, но ей было отказано. Тогда ей еще не исполнилось восемнадцати. "Очень жаль! Если не раздумаете, приходите в следующем году". Поведав обо всем этом, она протянула свидетельство о рождении. В тот день ей исполнилось восемнадцать лет. "Скажите, вы сможете теперь меня сфотографировать? Это стало бы подарком мне на восемнадцатилетие".
Бедная девочка... печально качала головой моя подруга феминистка.
Что? С чего ты взяла?
Она недовольна собой и глубоко несчастна...
Вовсе не обязательно. Некоторые девушки гордятся своим телом и любят покрасоваться. Она точно любит, и получается у нее прекрасно.
Возможно, бедняжкам потому нравится показывать свое тело, что у них нет хорошего образования, и они пытаются скомпенсировать это при помощи единственного оружия, какое у них есть. Как эта несчастная девушка почувствует себя через двадцать лет, когда красота покинет ее?
Тут не о чем беспокоиться. Возможно, к тому времени она будет давно мертва: мы ведь постоянно накачиваем ее наркотиками.
Челюсть у феминистки так и отпала, и все таки потом она сообразила, что это очередная шутка. Но не засмеялась.
Вот ты сейчас сказала, что дело в недостатке образования. Позволь же сообщить тебе следующее: половина наших британских моделей учатся в университетах, и чуть ли не у всех с образованием куда лучше, чем у меня. Ну и как это укладывается в твою теорию, а?
Ты серьезно? Это правда? спросила она подозрительно.
Совершеннейшая правда! Зачем я буду выдумывать?
Ну, в таком случае они делают это в качестве дополнения к кредитам на образование, чтобы оплатить учебу...
... а мы пользуемся их бедственным положением, закончил я за нее.
Да, да, пользуетесь! Именно так! А что их ждет по окончании учебы, когда они будут искать работу? Кто нибудь воспримет их всерьез? Они так уронили себя, пойдя в порнографию, и на них будут смотреть не иначе, как на безмозглых куколок и шлюх!
Если весь мир думает так же, как ты.
Совершенно верно! Значит, вы разрушаете их жизни!
Мы их всего навсего фотографируем, а вы ждете удобного момента, чтобы вымазать их дегтем и вывалять в перьях! Почему ты не хочешь понять, что некоторым женщинам нравится порнография не меньше, чем мужчинам?
В Америке двести лет назад были черные рабы, не видевшие в своей участи ничего плохого. Некоторые из них даже преследовали и ловили сбежавших рабов из верности хозяину. Они даже пороли своих братьев. И знаешь почему?
Смеха ради?
Нет. Они просто не ведали ничего другого. Мужчины подавляли женщин веками, а порнография всего навсего очередное орудие подавления.
Наверное, цитата из какого нибудь воинственного учебника но ненависти к мужчинам, слово в слово.
Тогда давай возвратимся на пару веков назад. Ты знаешь, что викторианцы закрывали ножки стола, считая их неприличными. Нам сегодня это может казаться глупым, но викторианцы относились к этому очень серьезно. Господи боже мой! Не так давно запрещали "Любовника леди Чаттерлей". И кто от него может кончить в наши дни? Уверен: через сто лет люди будут не в состоянии понять, из за чего вся нынешняя суета!
Через сто лет я надеюсь всей душой люди будут выше всего этого и запретят таких людей, как ты! Всех скопом!
Сомневаюсь. Пока что порнография становится лишь жестче и жестче. Каких нибудь двадцать лет назад люди находили Бенни Хилла чрезмерно соленым, а сегодня? Посмотри телевизор.
Не будь тогда Бенни Хилла, всего сегодняшнего мусора тоже не было бы.
В твоих словах есть доля истины. И все таки... Он ведь хорошо работал?
Он был свиньей. То, что сегодня женщинам так тяжело живется, на совести таких, как он.
А, ты не поклонница Бенни? Ладно, раз уж заговорили о тяжелой жизни, давай еще раз обратимся к викторианцам. Насколько я помню из всякой там истории, в викторианские времена дамам полагалось быть одетыми с ног до головы в любое время суток. Доведись викторианцу увидеть твой сегодняшний наряд, он бы назвал тебя проституткой и выпорол бы собственным ремнем.
Уж это наверняка!
Но разве ты не противоречить сама себе? Одеты вы с ног до головы виноваты мы. Выставляете вы сиськи наружу опять мы виноваты. Когда же наступит ваша очередь отвечать за собственные поступки, скажи толком!
Когда мы наконец сможем сами решать, что нам делать, а что нет.
Да вы и так сами все решаете, неужели ты не видишь? Женщины сегодня могут делать и делают все, что хотят. Это и есть равноправие. И если некоторые женщины раздеваются и позируют обнаженными, а некоторые сосут перед камерой сразу по шесть членов просто чтобы пощекотать нервы мужчинам, вне всякого сомнения, это их выбор! Они никому не наносят вреда! Почему бы не разрешить им делать все это?
Почему? Ровно нотой причине, какую ты упомянул только что. Они наносят вред другим людям. Другим женщинам. Они предают свой пол, делают жизнь куда тяжелее и опаснее для тех, кто не хочет сосать сразу по шесть членов перед камерой.
Так она заговорила впервые. Забавно. Я даже почувствовал некоторое возбуждение. Интересно, удастся мне раскрутить ее на что нибудь такое еще раз?
Опаснее? Что ты понимаешь под опасностью? Какую опасность представляет для тебя девушка, сосущая перед камерой сразу шесть членов?
Мужчины начинают видеть в нас лишь объект для их похоти, и шансы женщины подвергнуться нападению возрастают.
Ты опять? Говорю же тебе, не порнография заставляет мужчин нападать на женщин. Подавление и цензура несут, возможно, куда большую ответственность за насилие на сексуальной почве о какой бы точке земного шара ни шла речь.
Полный бред!
Да ладно! В половых инстинктах нет ничего неестественного, и подавлять их только нарываться на неприятности. В этой стране так было годами. Я говорю о всем этом "без секса, пожалуйста, мы британцы". Нам вдалбливали это с младых ногтей. И что в результате? Ты сама сказала: в том, что касается нападений на сексуальной почве и ранних беременностей, у нас одни из самых высоких показателей в Европе.
Я заметила, что ты говоришь исключительно о мужчинах и о том, что хочется им. Часто ли ты слышишь о женщинах, которые насилуют и убивают мужчин?
Нечасто, потому что даже самой несчастной, одинокой, невзрачной Джейн достаточно выйти на улицу, чтобы протрахаться хоть неделю напролет. Далеко не всем мужчинам такое доступно. Это один из последних примеров неравноправия между полами, и вы никак не хотите расставаться с этой картой. Посмотри на нас: мы открыли все карты, а вы в свои вон как вцепились!
Ты о чем?
Скажем так. Если бы парню было так же просто подцепить женщину, как женщине мужчину, то в порнографии, а уж тем более в проституции, отпала бы всякая необходимость. Мы и вправду жили бы в век просвещения, когда мужчины и женщины пользуются равными правами и живут в мире и согласии.
Видите, куда я клоню?

Чтв 14 Фев 2013 03:56:25
>>43424221 Ты ебанутый? Когда я говорил, что ты тян? Я тебе говорю сиськи свои пили, а ты мне про свою половую принадлежность.

Чтв 14 Фев 2013 03:56:28
Я действительно не понимаю, о чем ты говоришь! Если мужчинам так сложно подцепить женщину, то почему большинство женщин не могут спокойно выйти вечером на улицу, где к ним то и дело пристают?
Ладно, повернем вопрос несколько иначе. Если ты подойдешь к десятерым парням и спросишь их прямо, хотят ли они потрахаться, как ты думаешь, сколько из них ответят положительно?
При чем тут это?
Просто ответь на вопрос. Сколько парней скажут "да"?
Ну, не знаю... Возможно, половина из них.
Отлично. А если я подойду к десяти девушкам и спрошу их о том же самом, сколько из них ответит согласием?
Это с тобой то? Ни одна! фыркнула она.
Совершенно верно. А если мне захочется секса сегодня вечером, что мне делать? Очень просто. Я иду домой, достаю журнал, открываю его на своей любимой странице и дрочу до потери пульса. С тобой же все в порядке: ты можешь выбирать из своих пятидесяти процентов.
Это никак не связано с тем, что я женщина, а ты мужчина. Дело в тебе и в том, какой ты козел.
О чем ты? Я вполне нормальный и не урод. Конечно, я не Брэд Питт, однако и не дед из сериала про йоркширцев. Ты на себя посмотри та еще царица Савская!
Верно. Но ты был бы рад затащить меня в постель, не так ли?
Да, был бы. Хочешь потрахаться?
Ради этого мгновения я все и выстраивал. Читатели моего журнала! Вы наверняка решили, что мы сейчас рванем в туалет и превратимся там в двух неутомимых кроликов, и наша безумная страсть найдет выход в пьяном сексе? По правде говоря, я и сам рассчитывал на что то подобное, по, к сожалению, это не рассказ в "Блинге". В ее взгляде я видел все: превосходство, самодовольство, удовлетворение. Она испытывала такое наслаждение, словно эти три секунды были лучшими в ее жизни.
Только если ты окажешься последним мужчиной на этой Земле, сказала она, и ее лицо расплылось в злорадную пьяную ухмылку.
Что ж... По крайней мере чувство юмора ей не изменило. Тут нарисовался один из Брайанов потный и орущий свои песни. Не успел он вновь раскрыть пасть, как моя собеседница повернулась к нему и спросила:
Привет! Хочешь потрахаться?
У Брайана загорелись глаза, он сказал что то вроде "Еще бы!", показал мне оба больших пальца и поволок феминистку к гардеробу. Незадолго перед тем, как насовсем исчезнуть, она обернулась, помахала мне и начала смеяться.
Обойдусь без описаний. С моими ощущениями и так все понятно. Пока персонал смотрел в другую сторону, я схватил из за стойки непочатую бутылку "Абсолюта" и отправился восвояси.
Я с треском отвернул пробку, быстро накачался и даже подумывал, не взять ли журнальчик. Обойдусь...

15. Сиськи? Показывай!

Очередной понедельник.
Окружающие всегда рассказывают мне, с каким нетерпением они ждали бы понедельника, будь они на моем месте. Ведь понедельник открывал собой очередную рабочую неделю. Ведь всем известно, что у меня за работа. Ладно, сейчас расскажу. Я пишу всякий бред, вот что я делаю. Похабные надписи к фотографиям, понимаете? "Мне нужно это, немедленно! Кончи на мои сиськи, и я буду их лизать. Хочешь посмотреть?" И тому подобное. Стюарт больше не пытался добиться от меня журналистской честности и приказал полагаться на собственное воображение.
Представь, что они говорили бы, окажись ты там, и запиши это, объяснил он.
Пожалуйста:
"Ф фу у..."
"Убирайся!"
"Только если ты окажешься последним мужчиной на этой Земле!"
"Пойми. Я очень хочу заняться с тобой любовью, но я замужем и люблю своего мужа. Я не могу!"
Все это я потом стирал. Я часами ломал голову над чем нибудь по настоящему горячим. Правда, когда не трахаешься целую вечность и изо всех сил стараешься не думать о сексе, подобная работа не из приятных. Какое убожество...
За два часа я написал от силы четыре предложения. Потом плюнул, решил подарить себе остаток утра и отправился поболтать с Пэдди и Мэттом.
Вот и он! Как прошел вчерашний вечер? Удалось что нибудь с той бабой? С которой ты болтал? расспрашивал меня Пэдди.
Нет. Не вышло, ответил я.
Зря, зря. Она очень даже.
Ты о Саманте? С короткой стрижкой? Об этой конопатой? спросил Мэтт. Та еще сучка.
А ты откуда знаешь? спросил Пэдди.
Приятель рассказывал. Настоящая маньячка. Любит это дело. От кровати одни опилки остались. Это я о ней тогда рассказывал. Она каждый день делала минет своему боссу и стала младшим партнером. Юристка. И все ей мало...
А, вспомнил! Так это она? М м... Пэдди задумался.
Да, она вполне... Что ж ты медлил, Год?
Не очень то и хотелось, объяснил я им. К тому же я устал.
Мне стало еще хуже. Как видите, никогда не стоит недооценивать друзей: после разговора с ними вы можете почувствовать себя еще большим дерьмом. Ну и денек.
Да, кстати, продолжил я. Она не в восторге от нашей профессии, верно? Все обвиняла меня в эксплуатации женщин.

Чтв 14 Фев 2013 03:57:00
О о... понимающе закивал Пэдди. Я с таким сталкивался. В этих спорах победить невозможно, так что плюнь. Да, да, и что дальше? Если не нравится отправляйся жить в какую нибудь там Россию, сказал он и утер притворные слезы. Чем она, говоришь, занимается? Юриспруденцией? Юристы самые главные эксплуататоры и есть, так что она знала, о чем говорила. Ей, наверное, очень хотелось с кем нибудь пособачиться, а ты клюнул на ее наживку. В следующий раз, если какая нибудь баба опять обвинит тебя в эксплуатации женщин, скажи ей, чтоб заткнулась, и заставь показать сиськи.
Это сразу растопит лед...
Я говорю не о том, как растопить лед. Просто надо или ее заткнуть, или заставить показать сиськи.
Одного не могу понять! Как можно быть одновременно феминисткой и сексуальной маньячкой?
Феминистки тоже любят потрахаться, ответил Пэдди. Возможно, они то и любят секс больше всех. Понимаешь, о чем я? У них в руках все рычаги. Возможно.
Не думаю, что мы эксплуатируем баб, осторожно вставил Мэтт. Все наши модели выглядят потрясающе. Несколько вопиющих ошибок не в счет там уже ничем не поможешь. Они обязательно прихорашиваются перед съемками, и фотографии получаются на все сто. Любая баба мечтает выглядеть так же. Думаю, мы приносим им пользу. Лично я не вижу ни малейшей возможности обвинить нас в чьей либо эксплуатации.
Теннис голышом, предложил Стюарт.
Уимблдон был не за горами, поэтому любой веселый журнал в этой стране стремился заполучить неубедительную порнозвезду Анну Курникову, чтобы та доставляла себе удовольствие при помощи собственной ракетки (намеки на сходство мячей сами понимаете с чем строго обязательны).
А мы разве не делали то же самое в прошлом году, с Таней? спросил я.
А, да, но те съемки были в студии. Теперь мне нужен настоящий теннисный корт я хочу выпустить на него двух девушек. Должно получиться весело. Для начала пусть поиграют в теннис, а потом весь этот крупный план: как они сквозь сетку облизывают сиськи и лупят друг друга по жопе ракеткой. Что скажешь?
Я не очень хорошо разбираюсь в искусстве, но о собственных вкусах представление имею.
Вот и хорошо, потому что организация на тебе. Раздобудь к четвергу пару девушек. Только проследи, чтоб они были настоящими красотками, а не этими старыми кошелками, каких ты обычно приводишь. И найди теннисный корт.
Корт?
Да, работать надо на улице. Фотограф будет. Есть у меня на примете один парень, которого я не прочь попробовать. Только найди место для съемок. Все, приступай.
С девушками оказалось просто. Из чистой лени я взял да и нанял опять Таню. Она регулярно у нас снималась, нравилась читателям и всегда была готова к работе. За время многочисленных съемок и телефонных разговоров я с ней основательно познакомился, и она стала для меня воплощением всех качеств, необходимых порномодели. Хороша необыкновенно: с балетной выправкой, гибкая, подвижная, безупречная кожа, длинные стройные ноги. Зато в общении Таня была так же интересна, как стакан воды на десерт. Я не злобствую, нет нет! Она милая девушка и очень мне нравится, но говорить Таня могла лишь об одном о себе самой. За все время нашего знакомства она не задала мне ни одного вопроса (если не считать "Сколько?" и "Когда я получу чек?"), зато я часами выслушивал рассказы про дорогущие ночные клубы в Сохо и на Ибице, съемки в музыкальных клипах, полеты на Ближний Восток в гости к каким то саудовским миллиардерам (чтобы делать им минет и самой подставлять все, что есть) и вообще какая Таня отвязная, буйная и нехорошая.
Согласен, ее жизнь куда интереснее моей, но говорить об этом шесть часов кряду, не переводя дыхания и не проявляя ни малейшего внимания ко мне, только лишний раз тыкать меня в это носом. И все равно она несла облегчение воспаленным читательским членам. Я сам запал на нее не на шутку (говорю полушепотом). Однажды Таня призналась, что за деньги готова на все, запреты отсутствуют. Думаю, она хотела поразить меня собственной отвязностью, буйностью и нехорошестью. Если я когда нибудь выиграю в лотерею, ей придется вспомнить о своих словах... и попробовать содержимое моих семенников.
Вторую девушку звали Синди. Развеселая блондинка, совершенно очаровательная, с непробиваемым провинциальным акцентом, напоминающая мне какую то рекламу, а еще фермерских дочек. Она была так смазлива и аппетитна, что я хранил у себя в компьютере несколько графических файлов с нею. Там ее лицо было покрыто чем то совершенно не рекламируемым.
Обе девушки великолепно знали свое дело и с нетерпением ждали съемок на открытом воздухе и в присутствии зрителей. Осталось найти корт, что оказалось настоящим камнем преткновения. Я обзвонил некоторое количество теннисных клубов с травяными кортами, однако их хозяев оттолкнула сама мысль о том, что какие то там порнографы осквернят священный дерн. Я немного снизил требования и попытал счастья в спортивных клубах, в которых столкнулся ровно с тем же самым. Я обзванивал колледжи, муниципалитеты и даже гостиницы. С тем же успехом. Никто не хотел с нами связываться. Странно... Будь у меня теннисный корт, не знаю, что бы я мог иметь против порносъемок. Пусть только мне позволят тихо там сидеть, ну и может быть, поприветствовать девушек (как нибудь эдак). Не получилось! Наступил вечер среды, а я так ничего и не нашел. Если не управлюсь к утру, съемки будут отменены, и виноват во всем окажусь именно я. Такое мне с рук не сойдет.
Ну, нашел корт? спросил Стюарт. Уж спасибо так спасибо! Где?
В Тутинге. Довольно далеко от шоссе. Кроме того, сегодня учебный день, поэтому народу должно быть немного. Но нам, возможно, придется быстренько вывалиться из машины, "щелк щелк щелк" и тут же загрузиться обратно. И вообще быть осторожными.
Корты издалека просматриваются?
Ну... Там есть, конечно, проволочная ограда, но да, видно. Извини, ничего другого найти не удалось. Никуда не пустили. Что ты решил?
Стюарт ненадолго задумался. Мы сидели в студии Джона Купера, фотографа, и ждали, пока девушки накрасятся. И та, и другая завили волосы. Обе с сигаретами в ярко накрашенных губах, в крошечных теннисных костюмах, гольфах, спортивных туфлях и без трусов. Выглядели они вполне похабно и были в самом игривом расположении духа. Таня то и дело сверкала своими заповедными местами, а Синди всякий раз, как я проходил мимо, хватала меня за переднюю часть джинсов, проверяя, не встал ли мой приятель.

Чтв 14 Фев 2013 03:57:24
Раз девушки на все согласны, съемки состоятся, однако ответственность ложится на тебя, Годфри. Журнал не должен быть замешан. Если мы попадемся, никак его не упоминай. Какие бы ни возникли претензии, виноват будешь ты. Договорились?
Я согласился. А что мне оставалось делать?
Хорошо. Тогда садимся в машину и едем.
Дорога до Тутинга была мучительной. Я сел сзади, с девушками, прикинув, что получасовая поездка в такой компании доставит удовольствие, но те не переставая надо мной издевались. Когда мы подъезжали, я чуть не плакал от досады. Говорят, у девушек нюх на отчаяние. Судя по всему, я пропах им насквозь, потому что они не унимались ни на минуту: мелькали перед моим взором тем и этим, предлагали потрогать их за грудь, пытались расстегнуть на мне джинсы и добраться до... Я не шучу. Таня держала мои руки, а Синди расстегнула у меня ширинку и уже сунула туда руку. Не сражайся я с ними, давно сидел бы со спущенными до колен трусами. Стюарт был не в восторге от нашей возни, да что я мог поделать? Большую часть пути я бился с ними, как настоящий Джордж Формби, о котором я уже упоминал. Наконец мы припарковались, и я получил возможность держаться от девушек на некотором расстоянии.
Эти? спросил Стюарт, глядя на ряд теннисных кортов.
Ага... Только перед тем как начать, мы должны подойти к человеку в будке убедиться, что все по прежнему.
Джон с девушками остались вынимать вещи из машины. Там было немного: камера, сумка с пленками, пара теннисных ракеток, клубника и сливки. Картина ясна?
Я снял на этот час сразу все корты, так будет спокойнее. Кроме того, мы должны пятьдесят фунтов этому господину в награду за его усилия.
Тут я представил Стюарта некоему наркоману, который едва едва соображал. Деньги за корты шли в карман именно ему.
Полтинник наличными, чеки не беру... Ясно? "Господин" вытер ладони о свитер. Давай, давай! Ага, вот сюда... Вот так.
Стюарт протянул ему деньги, а потом сильно всех нас повеселил, потребовав расписку. Наркоман минуту его разглядывал, пытаясь понять, не шутка ли все это, потом выдрал из блокнота чистый листок и написал на нем: "150 фунтов стерлингов".
Вот, пожалуйста... Я тут слегка прибавил, чтобы тебе побольше досталось. Может, маловато? Давай напишу сразу миллион. Разбогатеешь...
Он выдрал еще один лист и нацарапал "1 000 000 фунтов стерлингов". Вкладывая записку Стюарту в руку, он приговаривал:
Если дело выгорит, половина моя... Договорились?
Да... Ладно, хорошо... Что ж, приступим! Джон прицепил к фотоаппарату вспышку и снял несколько кадров (вблизи и вдали), чтобы прикинуть свет. Погода стояла ясная и солнечная, так что особой подготовки не требовалось.
Отлично! На все про все у нас есть час, а потом отправимся прямиком в паб, объявил Стюарт, и мы взялись за работу.
Девушки становились в одну позу за другой, прежних игрищ как не бывало. Мы работали, да и время поджимало. Прошло всего ничего, а у нас уже было готово введение, а также несколько снимков, подходящих для обложки.
Так, теперь идите к сетке и целуйтесь. Отлично... ЩЕЛК!
Синди, перегнись через сетку, покажи нам задницу...
ЩЕЛК!
Джон, ляг на землю под ними, а вы стойте так, чтобы он мог сфотографировать у вас под юбками...
ЩЕЛК!
Очень хорошо. Л теперь расставьте ноги пошире...
ЩЕЛК ЩЕЛК ЩЕЛК!
Вокруг было на редкость безлюдно. Зрители, можно сказать, отсутствовали. Двое прогульщиков, для которых этот день станет самым запоминающимся из всех прогулянных ими дней (их рассказам никто и никогда не поверит), пожилой мужчина с Лабрадором, двое рабочих и курьер на мотоцикле вот и все. Да, еще этот местный наркоман. При каждой смене пленки он пытался угостить нас здоровенным косяком. Случайный прохожий не заметил бы в происходящем ничего особенного: девушки пока еще были в костюмах. Выдать нас могли три вещи:
1. Они были настоящими плакатными красотками.
2. Какой то парень с фотоаппаратом только что не в задницу к ним лез.
3. В теннис они играли просто отвратительно.

Чтв 14 Фев 2013 03:57:46
Эй! Для чего это вам? крикнул один из подростков.
Мы очень любим теннис, объяснил Стюарт. А вы почему не в школе?
Ну... А у нас каникулы!
На них была школьная форма, за спиной висели рюкзачки.
Они и сиськи покажут? спросил они.
Да. Уроки сделали? Тогда можете остаться и смотреть.
Сделали! солгал и дети. Смеялись все, кроме старика и его пса.
Я решил было, что нам сойдет это с рук и мы, сделав все необходимое, уедем по тихому, как вдруг со всех возможных сторон к нам начали съезжаться курьеры на мотоциклах. Новость вырвалась на свободу. "Забудьте о данных вам поручениях и быстро валите в Тутинг: на тамошних кортах снимают порнуху!"
Надо сворачиваться, и поскорее пока не началась продажа билетов, сказал Стюарт. Разденьте девушек и сделайте пару пленок с обнаженкой. Увеличим потом, если понадобится. Через двадцать минут мы должны быть в машине.
Не успели мы оглянуться, как вокруг нас толклось десятка три четыре всевозможных мотоциклистов и прохожих. Они так и прилипли к ограде. Впрочем, девушек это не смутило. На мой вопрос, не против ли они раздеться, девушки, к моему удивлению, не послали меня. Одежка без промедления упала на землю, и толпа заликовала. Даже пожилой мужчина начал хлопать и свистеть. Девушки вертелись и изгибались, дразня зрителей, как недавно дразнили меня. Они принялись всячески целоваться и обниматься, а в каких то ярдах от них бурлил возбужденный тестостерон.
Сфотографируй их! подталкивал я фотографа. Быстренько, сделай несколько фотографий! Чтобы попала толпа, это будет настоящая взрывчатка!
Стоящий рядом со Стюартом наркоман громко завыл. Джон ползал на коленях, становился так и эдак. Таня и Синди работали. Выглядело это на редкость убедительно, уж поверьте! В стимулах больше не было никакой необходимости. Где кончается притворство и начинается секс? Вдруг я понял, что не в состоянии отследить это мгновение. Еще немного, и нам пришлось бы их успокаивать: некоторые снимки мы просто не имеем права публиковать.
Передвинь руку, вынь оттуда пальцы... ЩЕЛК!
Хорошо. А теперь слегка привстань так, чтобы ты не сидела прямо у нее на лице...
ЩЕЛК!
И тут один из байкеров здоровенный, татуированный с головы до ног дубиноголовый хозяин "Ямахи" произнес слова, которые я слыхал не одну сотню раз:
Парень, у тебя лучшая работа в мире!
Да, скажу я вам, в то мгновение мне нечего было возразить. Ясный солнечный день, свежий воздух и две прекрасные девушки у моих ног, которые трахают друг дружку всем, чем только могут. Все парни в радиусе сотни ярдов прониклись ко мне самым искренним уважением. Такие дни выпадают нечасто, и между ними случаются большие перерывы. Поэтому ими надо наслаждаться, пока вы к этому способны.
Эй, Годфри, хочешь к нам присоединиться? спросила Синди, оторвавшись от Таниной промежности.
Она глядела мне прямо в глаза.
Давай, Годфри, вставь мне сейчас! подключилась Таня.
Стремительно набухающая толпа (я имею в виду вовсе не численность) заулюлюкала и вдруг начала скандировать мое имя. Стюарт перепугался не на шутку и попросил меня успокоить девушек, иначе все полетит вверх дном мы и глазом моргнуть не успеем.
Сколько нам еще? спросил я.
Пару снимков. Дайте им ракетки и отснимите еще одну пленку. И поедем... сказал Стюарт, оглядывая толпу, ... если нас отпустят.
Мы насели на Джона, а девушек умудрились вогнать хоть в какие то рамки. Они прямо таки упивались зрительскими восторгами. Мои мысли сами собой обратились к моей юристке феминистке, Саманте. Что бы она сейчас сказала? Впрочем, ее мнение обо мне вряд ли улучшилось бы.
За всеми этими криками и воплями мы не сразу разобрали еще один звук в общем фоне, часть привычного уличного шума. Ведь в Лондоне вы слышите такое каждый день. Однако звук становился все громче и громче. Все ближе.
Черт! Полиция! крикнул Стюарт, и все застыли.
Копы свернули с дороги и были в каких то ярдах от нас. Вдруг мы все забегали словно курицы, которым отрубили голову. Стюарт и Джон оказались самыми проворными. Их уже не было на кортах, они приближались к машине, а я только начал соображать.
Вот дерьмо! Синди, Таня, быстро, пошевеливайтесь! подгонял я девушек, хватая в охапку теннисные наряды и подталкивая моделей под голые задницы прочь с кортов вслед за остальными.
Мы бежали потраве к машине, в моих ушах раздавались последние отголоски всеобщего ликования. Теперь их заглушал механический вой.
Ходу, ходу! кричал я.
Девушки бежали рядом. Мои мозги не отставали от ног. Страха, как ни странно, не было. Вопреки происходящему ко мне возвращалась одна и та же мысль: как жаль, что меня не видит никто из моих приятелей. Конечно, этой историей я буду развлекать окружающих до конца моих дней, но все равно парочка свидетелей не помешала бы!
Стоять! Полиция! закричал кто то позади нас.
До машины оставалось каких нибудь пятьдесят ярдов. Еще десять секунд, и мы забьемся на заднее сиденье. Странно, однако теперь нам осталось бежать пятьдесят пять ярдов... Шестьдесят... Семьдесят...
Потом восемьдесят, потом девяносто, потом сто ярдов, а потом они уехали. Исчезли за поворотом. Уехали. Они бросили нас. Суки! Эти суки нас бросили!
Что нам теперь делать? прокричала Синди. В ее сладком провинциальном говорке не осталось ни грана уверенности.
Бежать дальше или сдаваться полиции! прокричал я в ответ и показал на противоположную сторону поля.
Там виднелся узкий проход к жилому кварталу.
Туда! Если нам удастся где нибудь спрятаться хоть на минуту, вы оденетесь, и мы не будем так выделяться.
Как бы не так! Две неотразимые красотки, обе в крошечных теннисных платьях, идущие пешком по Тутинг Хай стрит. Все будут только глазами хлопать. Я улучил момент и оглянулся. Один из полицейских оставил преследование и направился обратно к машине. От второго нас отделяло значительное расстояние, и я прикинул, что нам удастся оторваться в лабиринте узеньких улочек. Во всяком случае, у девушек будет возможность одеться.
Прохожие с собаками и бегуны при виде нас вставали как вкопанные. Мы напоминали, наверное, свежую версию шоу Бенни Хилла. Меня не покидала надежда, что на шоссе возникнет куча мала, как в комедиях, и полиции будет чем заняться. Ничего подобного. Черт бы подрал этих осторожных водителей! Мы перебежали дорогу. Вслед нам кричали и сигналили.
Быстрей сюда!
Я тащил девушек за собой, сворачивая то вправо, то влево. Перескочив через пару оград, мы оказались на одном из участков с электробудками. Протиснувшись под воротами, мы пытались перевести дыхание.

Чтв 14 Фев 2013 03:58:00
День святого Буратина
Девушки были потные, голые и возбужденные. Вдруг я оказался с ними совершенно один. Таня никак не могла перестать хихикать, и мне пришлось закрыть ее рот ладонью: мимо пробежала женщина полицейский. Мы пережили несколько душераздирающих мгновений, но вот опасность миновала.
Мое сердце несется вскачь... прошептала Синди, сжимая ладонями ходящие ходуном груди.
Мое тоже, ответила Таня. Давно я так не веселилась!
Девушек происходящее могло веселить, однако меня заботило, как нам из всего этого выбираться.
Вот ваши платья! Одевайтесь! сказал я им. Здесь неподалеку есть пара пабов. Мы нырнем в ближайший, чего нибудь выпьем и закажем такси. Оттуда недалеко до моего дома, так что я снабжу вас одеждой и мелочью на дорогу. Согласны?
О о, Годфри, ты у нас прямо герой! промурлыкала Таня, и они захихикали в унисон. Перед тем как куда либо идти, мы должны сделать одну вещь. Правильно, Синди?
Ага, давай! широко улыбнулась Синди.
Что? О чем вы? недоуменно спросил я.
Дельце одно надо закончить... прошептала Синди, потом расстегнула мои джинсы и сунула туда руку.
На этот раз я не стал ее останавливать.
А, понял... сказал я, и сердце в моей груди бешено заколотилось.
Таня стянула с меня джинсы и трусы, а потом они... Обе... За этой оградой... Когда за нами по пятам гналась полиция... Две порнокрасотки сделали мне минет, лучший за всю мою жизнь. Наконец то я почувствовал себя настоящим порнографом!

16. Попались!

Дальше все было не столь гладко. Когда девушки начали одеваться, выяснилось, что у нас только одно платье другое я, должно быть, обронил во время погони. Таня так и осталась голой.
Вряд ли я могу идти по Хай стрит в таком виде, сказала Таня, закрыв грудь ладонями.
Что же нам делать? спросила Синди, натягивая платье через голову.
Вам придется оставить меня здесь, ответила Таня. Идите и найдите какую нибудь одежду. А я вас подожду.
В моем сознании бурлили эндорфины, и море было мне по колено. Полицейские в любой момент могли заглянуть через изгородь и всех нас схватить стереть с моего лица улыбку не могло ничто. Сдается мне, что именно благодаря этому я мог действовать спокойно и разумно. Как там сказал Киплинг? "О, если ты спокоен, не растерян, когда теряют головы вокруг... ля ля ля... ля ля ля" . Готов поспорить, что незадолго до этих слов две красотки сделали ему хороший минет потому что я наконец то тоже почувствовал себя мужчиной, [мой мальчикk.
Никто никого нигде не оставит! Вот бери мои футболку и трусы, сказал я, раздеваясь и протягивая одежду Тане. Я могу идти голый по пояс, ничего страшного. Конечно, мы выглядим странно, но закон больше не нарушаем.
Я натянул обратно джинсы.
Спасибо тебе, Годфри! Ты звезда! сказала Таня, одевшись.
Я выглянул поверх ворот в одну сторону, в другую, полиции нигде не было.
Готовы? Отлично, пошли!
Мы перелезли через изгородь и спрыгнули с той стороны. Я понимал, что без футболки меня в паб не пустят, так что придется идти ко мне домой. Дотуда было мили полторы, однако я хорошо знал боковые улочки и уже продумал маршрут.
Быстрым шагом мы прошли переулок, пролезли через дыру в ограде, миновали ничейный участок и еще один переулок. Люди смотрели на нас во все глаза. А вы бы что, не смотрели? Голый по пояс парень и две девушки: одна в крошечном теннисном платье, а другая в мужских трусах и футболке с портретом Рона Джереми, занимающегося любовью. Мы шагали вдоль боковой улочки, пробираясь к Бродвею, как вдруг перекресток перед нами проскочила полицейская машина. При виде нас копы даже не стали раздумывать, а сразу включили мигалку и рванули в нашу сторону.

Чтв 14 Фев 2013 04:02:03
>>43422247 Так че там, насчет любви и ласки?

Чтв 14 Фев 2013 04:05:46
>>43422247 Блядь, ну вот для чего тебе подобные шлюхи создают треды? Ну за сагали, ну сказали что пальцы как у деревенской бабы, ну пара прищявых пиздолизов готовы вылизать твой вонючий клитор, но для чего тебе это надо?

Чтв 14 Фев 2013 04:07:24
>>43424523
ЧСВ и вниманиеблядство, другой вопрос нахуя такие пидоры как ты бампают тред?

Чтв 14 Фев 2013 04:09:24
>>43424586 Наверное я один из тех прыщавых, кто желает вылизать вонючий клитор.

Чтв 14 Фев 2013 04:10:40
>>43424653
Ну так пиздуй в скайпачи, она добавляет без разбора также как и разбрасывается комплиментами всем подряд, только лишь для того чтобы получить любезности в ответ.

Чтв 14 Фев 2013 04:10:46
Простите кому сделала больно, спасибо всем кто ответил добром!

Чтв 14 Фев 2013 04:11:09
День святого Буратина
>>43424586
Чтобы омега-петухи не кудахтали тут свои правила

Чтв 14 Фев 2013 04:11:21
>>43424691 Так меня не добавила.

Чтв 14 Фев 2013 04:12:19
Четыре, пять, десять, пятнадцать, двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят человек, а временами и вся толпа, пытались использовать повышение той или иной бумаги, предлагая или покупая ее; в таких случаях поднималась невообразимая суета, и шум становился оглушительным. Отдельные группы продолжали заниматься куплей продажей других бумаг, но подавляющее большинство бросало все свои дела, чтобы не упустить выгодного случая. Более молодые маклеры и клерки, горя желанием охватить все разом и обернуть в свою пользу падение или повышение ценностей, носились взад и вперед, возбужденно жестикулировали и обменивались знаками, подымая кверху условленное число пальцев. Искаженные лица выставлялись из за чужих плеч, из под чужих рук. Все как то странно кривлялись сознательно или бессознательно. Стоило кому нибудь высказать намерение купить или продать бумаги по сулившей прибыль цене, как он уже оказывался втянутым в сплошной круговорот рук, плеч и голов. Вначале все это вернее, внешняя сторона всего этого очень занимала молодого Каупервуда, так как он любил толпу, любил оживление; но вскоре живописность и драматизм сцен, в которых он сам принимал участие, померкли для него, и он начал уяснять себе внутренний смысл всего происходящего. Покупка и продажа акций были искусством, тонким мастерством, чуть ли не психической эмоцией. Подозрительность, целеустремленность, чутье вот что нужно было для успеха.
По прошествии некоторого времени он уже стал задаваться вопросом: кто же, собственно, больше всего на этом наживается? Маклеры? Ничего подобного! Кое кто из них, правда, неплохо зарабатывал, но все они и Фрэнк скоро понял это словно стая голодных чаек или буревестников налетали с подветренной стороны, алчно выслеживая неосторожную рыбу. За их спиной стояли другие люди неистощимого коварства, пронырливые умы. Крупные капиталисты, чьи предприятия и богатства олицетворялись этими акциями. Это они проектировали и строили железные дороги, разрабатывали рудники, создавали коммерческие предприятия и гигантские фабрики. Правда, они прибегали к услугам маклеров для биржевых операций, но все и купля и продажа могло быть и было только побочным явлением, основой оставались рудники, железные дороги, урожаи, мельницы и т. п. Все остальное, что не было обыкновенной продажей с целью скорейшего получения наличного капитала или обыкновенной покупкой с целью вложения средств, оказывалось просто неприкрашенной азартной игрой, а те, кто этим занимался, игроками. И сам он, Фрэнк, всего навсего агент игрока. Сейчас он еще не огорчался этим, но загадки более не существовало, он знал, кто он такой. Как и раньше, когда он работал у [Уотермена и K`k, он любил мысленно классифицировать своих собратьев по профессии: одни оказывались слабовольными, другие глупыми, третьи умными, четвертые неповоротливыми, но все мелкие душонки, неполноценные люди, ибо они были агентами, орудием в чужих руках или азартными игроками. Настоящий человек никогда не станет ни агентом, ни покорным исполнителем чужой воли, ни игроком, ведущим игру, все равно в своих или в чужих интересах; нет, люди этого сорта должны обслуживать его, Фрэнка. Настоящий человек финансист не может быть орудием в руках другого.
Он сам пользуется таковым. Он создает. Он руководит.
Ясно, исчерпывающе ясно Каупервуд понял все это в девятнадцать или в двадцать лет, но в ту пору он еще не созрел для того, чтобы сделать из своего знания практические выводы. Тем не менее он твердо верил: настанет и его час.

Глава VII

Меж тем, как это ни странно, увлечение Фрэнка женой мистера Сэмпла втайне продолжало расти. Однажды, получив приглашение посетить их дом, он откликнулся на это с большим удовольствием. Сэмплы жили неподалеку от Каупервудов, на Фронт стрит. Летом их особнячок утопал в зелени. С маленькой веранды на южной стороне открывался очаровательный вид на реку; все окна и двери в верхней своей части были украшены полукружиями из мелких стекол. Внутреннее убранство дома было далеко не таким, каким хотелось бы его видеть Фрэнку. Ни малейшей утонченности, хотя мебель новая и добротная. Картины ну что ж, картины как картины. Книги и вовсе не заслуживали упоминания Библия, два три модных романа, несколько более или менее солидных альманахов и куча устарелого книжного хлама, доставшегося Сэмплам по наследству. Фарфор был превосходный, нежного рисунка. Ковры и обои неприятно кричащих тонов. Зато хороша была сама Лилиан; какую бы позу ни приняла эта женщина, она оставалась неизменно прекрасной.

Чтв 14 Фев 2013 04:12:20
День святого Буратина
>>43424691
А почему тебе от этого плохо?

Чтв 14 Фев 2013 04:12:27
>>43424695
> Посмотрите на меня пожалуйста, смотрите какая я хорошая и добрая, я вас всех всех всех люблю, ну любите же меня тоже, ведь я такая хорошая!

Чтв 14 Фев 2013 04:12:49
Детей у них не было, но не по вине миссис Сэмпл, ей очень хотелось ребенка. Она мало встречалась с людьми, если не считать девических лет, когда ее родителей порой навещали родственники и кое кто из соседей. Двое братьев и сестра Лилиан тоже жили в Филадельфии и уже успели обзавестись семьями. Они считали, что Лилиан сделала прекрасную партию.
Она никогда не была пылко влюблена в мистера Сэмпла, хотя охотно вышла за него. Сэмпл отнюдь не принадлежал к людям, способным пробудить сильную страсть в женщине. Отличительными его чертами были практичность и педантичная аккуратность. Обувной магазин у него был хороший, с большим ассортиментом модного товара, помещение светлое и очень чистое. На мистера Сэмпла иногда нападала разговорчивость, и тогда он долго толковал об обувном производстве, новых колодках и моделях. В торговый обиход тогда только начинала входить готовая обувь частично уже и машинной выработки; у мистера Сэмпла всегда имелся запас такой обуви, но он не отказывался и от услуг сапожников кустарей, которые шили на заказ по мерке.
Миссис Сэмпл любила иногда немного почитать, но чаще сидела словно погруженная в раздумье, что, впрочем, отнюдь не объяснялось ее глубокомыслием. Зато она при этом блистала той редкой красотой, которая делала ее похожей на античную статую или на участницу греческого хора. Без сомнения, такой именно она и представлялась Каупервуду, ибо он с самого начала не в силах был отвести от нее взора. Миссис Сэмпл замечала его восхищенные взгляды, но не придавала им особого значения. Привыкшая уважать условности и уверенная, что судьба ее навсегда связана с судьбой мужа, она наслаждалась тихим и безмятежным существованием.
В первое время, когда Фрэнк стал бывать у них, она не знала, о чем с ним говорить. Лилиан приветливо встречала гостя, но бремя беседы всецело ложилось на мужа. Каупервуд то и дело взглядывал на миссис Сэмпл, следя за выражением ее лица, и будь она чуть чуть подогадливее, она поняла бы, что за этим кроется. К счастью, она была недогадлива. Мистер Сэмпл любезно беседовал с гостем, во первых, потому, что молодой Каупервуд заметно выдвигался в финансовом мире, был учтив и вкрадчив, а во вторых, потому, что мистер Сэмпл был не прочь приумножить свое состояние, а Фрэнк в его глазах олицетворял финансовый успех. Однажды весенним вечером они все трое сидели на веранде и болтали так, о пустяках о негритянском вопросе, о конке, о только что разразившейся финансовой панике (это было в 1857 году) и о быстром развитии Запада. Мистер Сэмпл хотел узнать поподробнее о фондовой бирже, а Фрэнк, со своей стороны, расспрашивал его об обувном деле, хотя, по правде говоря, нисколько таковым не интересовался. Все это время он украдкой наблюдал за миссис Сэмпл. Какая у нее мягкая, ласковая и прелестная манера держать себя, думал он. Она подала чай с печеньем. Немного погодя все вошли в комнаты, спасаясь от комаров. Миссис Сэмпл села за рояль. В десять часов Фрэнк откланялся.
После этого вечера молодой Каупервуд год или полтора покупал себе обувь у мистера Сэмпла, иногда же просто заглядывал к нему в магазин на Честнат стрит перекинуться несколькими словами. Однажды Сэмпл спросил его, стоит ли приобрести акции коночной линии Пятой и Шестой улиц, уже получившей от города разрешение, событие, вызвавшее большой ажиотаж на бирже. Каупервуд изложил ему свои соображения. Дело это, несомненно, сулит прибыль. Сам он уже приобрел сто акций по пять долларов и потому настоятельно советует Сэмплу последовать его примеру. Собственно, этот человек был глубоко безразличен Фрэнку, но миссис Сэмпл ему по прежнему нравилась, хотя он и редко ее видел.
Примерно через год мистер Сэмпл скончался. Это была безвременная смерть, случайный, малозначительный эпизод на фоне других событий, но печальный для близких. Поздней осенью он схватил простуду пустячное заболевание, которое случается, когда человек промочил ноги или в сырую погоду вышел без пальто. Он все таки отправился в магазин, несмотря на уговоры миссис Сэмпл. Человек тихий и сдержанный, он по своему был очень упрям и неустанно пекся о своем деле. Он уже видел себя в ближайшем будущем обладателем состояния в пятьдесят тысяч долларов. И вдруг простуда, девять дней в постели с воспалением легких, и мистера Сэмпла не стало. Обувной магазин закрыли на несколько дней, дом наполнился соболезнующими друзьями и церковнослужителями. Затем отпевание в Кэллоухиллской пресвитерианской церкви, прихожанами которой были супруги Сэмпл, и похороны. Миссис Сэмпл горько плакала. Смерть, увиденная так близко, потрясла ее, и некоторое время она была очень удручена. Ее брат, Дэвид Уиггин, временно взял на себя ведение дела. Завещания покойный не оставил, но после того, как вопрос о наследстве был урегулирован и обувной магазин продан, миссис Сэмпл получила свыше восемнадцати тысяч долларов, ибо никто не оспаривал ее права на безраздельное владение всем имуществом. Она осталась жить на той же Фронт стрит и слыла интересной вдовушкой.
Во время всех этих событий молодой Каупервуд, которому только что исполнилось двадцать лет, вел себя достаточно активно. Он заходил во время болезни мистера Сэмпла. Присутствовал на похоронах. Помогал брату миссис Сэмпл ликвидировать обувное дело. После похорон он раза два навестил вдову и потом долго не показывался. Месяцев через пять он снова появился и с той поры уже стал навещать Лилиан каждую неделю или десять дней.

Чтв 14 Фев 2013 04:13:12
День святого Буратина
>>43424742
ЛОЛ. Петушок взбунтовался

Чтв 14 Фев 2013 04:13:44
Мир рисовался Каупервуду в розовых тонах. Он был влюблен, и у него были деньги, чтобы начать собственное дело. Под свои акции конных железных дорог, непрерывно поднимавшиеся в цене, он мог получить семьдесят процентов их курсовой стоимости. В случае надобности мог еще заложить земельные участки и таким образом раздобыть солидную сумму. У него существовала налаженная связь с Джирардским банком Фрэнк нравился директору, мистеру Дэвисону, и рассчитывал, что тот со временем предоставит ему кредит. Оставалось только поместить капитал так, чтобы он поддавался быстрой и безубыточной реализации. По мнению Фрэнка, отличную прибыль сулили все разветвлявшиеся линии конки.
К этому времени Фрэнк приобрел лошадь и коляску, самые элегантные, какие только можно было сыскать, затея эта обошлась ему в пятьсот долларов, и пригласил миссис Сэмпл покататься с ним. Та сначала отказалась, но потом уступила. Он поведал ей о своих удачах, планах, о пятнадцати тысячах долларов, как с неба свалившихся на него, и, наконец, о своем намерении заняться учетно вексельным делом. Миссис Сэмпл знала, что его отца в будущем ждал пост вице директора Третьего национального банка, к тому же Каупервуды вообще нравились ей. Она уже начала понимать, что отношение Фрэнка к ней нельзя назвать просто дружбой. Недавний мальчик стал мужчиной, и ее влекло к нему. Это казалось ей почти смешным. Она старше его, вдова, живет тихой, уединенной жизнью. Но упрямая, спокойная решительность этого юноши красноречивее слов свидетельствовала, что его не остановят никакие условности.
Каупервуд не обманывал себя и не идеализировал своего отношения к ней. Красивая Лилиан духовно и физически неодолимо влекла его больше он ничего знать не знал. Ни одной другой женщине не удавалось так приковать его к себе. При этом ему и в голову не приходило, что теперь он не может или не должен интересоваться другими женщинами. Болтовня о святости домашнего очага всегда отскакивала от него, как горох от стены. На деньги миссис Сэмпл он не зарился, но, зная, что у нее есть собственный капитал, был уверен, что сумеет с пользой для нее же пустить деньги в оборот. Он жаждал обладать ею и уже с любопытством думал о детях, которые у них будут. Как хотелось ему знать, сумеет ли он заставить ее беззаветно полюбить его, удастся ли ему изгнать из ее памяти воспоминания о прежней жизни. Странное честолюбие! Можно было бы даже сказать странная извращенность.
Невзирая на все свои страхи и сомнения, Лилиан Сэмпл принимала ухаживания и заботу Фрэнка, ибо тоже невольно тянулась к нему. Однажды ночью, ложась спать, она подошла к туалетному столику и внимательно оглядела в зеркало свое лицо, свои обнаженные плечи и руки. Как она хороша! Необъяснимое волнение охватило ее, когда она разглядывала свои длинные пепельные волосы. Она подумала о молодом Каупервуде, но перед ее глазами тотчас возник образ покойного мистера Сэмпла, она похолодела и тут же вспыхнула от стыда, представив себе, какую бурю общественного негодования это может вызвать.
Почему вы так часто приходите ко мне? спросила она, когда на следующий вечер Фрэнк зашел к ней.
Разве вы сами не знаете? проговорил он, все, казалось, объясняя ей своим взглядом.
Нет!
Правда не знаете?
Как вам сказать Я знаю, что вы были расположены к мистеру Сэмплу и ко мне как к его жене. Но мистера Сэмпла больше нет.
Зато есть вы, отвечал он.
Я?
Да. И вы мне нравитесь. Мне хорошо с вами. А вы разве не чувствуете того же?
Право, я никогда об этом не думала. Вы гораздо моложе меня. Ведь между нами разница в пять лет.
В годах, произнес Фрэнк, а это не имеет значения. Во всем остальном я старше вас лет на пятнадцать. Я знаю жизнь лучше, чем вы когда либо будете ее знать. Да вы и сами в этом не сомневаетесь, добавил он мягким, убеждающим тоном.
Да, это верно. Но зато и я знаю многое, чего не знаете вы.
Она тихо засмеялась, обнажив свои прекрасные зубы.
Уже стемнело. Они сидели на веранде. Река внизу тихо катила свои воды.
Возможно, сказал Фрэнк, потому что вы женщина. Мужчина никогда не может стать на точку зрения женщины. А я говорил о практической стороне жизни, в этом смысле я старше вас.
Ну и что же?
Ничего. Вы спросили, зачем я прихожу к вам, вот я и объяснил. Лишь отчасти, конечно.
Он умолк и стал смотреть на реку.
Миссис Сэмпл подняла глаза на гостя. Его красивая фигура, с годами становившаяся все более плотной, была теперь как у вполне зрелого мужчины. Непроницаемый взгляд больших ясных глаз придавал его лицу какое то ребяческое выражение. О том, что таилось в их глубине, она не догадывалась. Щеки у него были румяные, руки небольшие, но мускулистые и сильные. Ее нежное, хрупкое тело даже на расстоянии впитывало в себя исходившую от него энергию.
Мне кажется, вам не следует так часто бывать у меня. Люди могут заподозрить нехорошее.
Она решила взять с ним любезно сдержанный тон почтенной женщины, тон, которого придерживалась в начале их знакомства.
Люди? повторил он. Не тревожьтесь об этом. Люди думают о нас то, что мы хотим им внушить. Мне неприятно, что вы так сухо говорите со мной.
Почему?
Потому что я люблю вас.
Но вы не должны любить меня. Это нехорошо. Я ведь не могу выйти за вас замуж. Вы так молоды, а я уже стара.
Полноте! решительно произнес Фрэнк. Что за вздор! Я хочу, чтобы вы были моей женой. И вы это знаете. Лучше скажите, когда мы поженимся?
Ну что вы говорите? воскликнула она. В жизни ничего подобного не слыхала. Этому не бывать.
Почему? спросил он.
Потому что потому что я старше вас. Это всем показалось бы странным. И я так недавно овдовела.
Ах, недавно или давно какое это имеет значение! раздраженно отозвался Фрэнк. Единственное, что мне в вас не нравится, это ваше вечное: [Что скажут людиk. [Людиk не строят вашу жизнь. А уж мою и подавно. Прежде всего думайте о себе. Вы сами должны устраивать свою жизнь. Неужели вы допустите, чтобы между вами и вашим желанием становилось то, что подумают другие
Но у меня нет этого желания, с улыбкой перебила его Лилиан.
Фрэнк встал, приблизился к ней и заглянул ей в глаза.
Ну и что? взволнованно и слегка насмешливо спросила она.
Он продолжал смотреть на нее.
Ну и что же? повторила она, все больше теряясь.
Он наклонился, желая обнять ее, но она встала.
Нет, не приближайтесь ко мне! умоляюще заговорила Лилиан. Я сейчас уйду в комнаты и больше на порог вас не пущу. Это ужасно! Вы с ума сошли! Оставьте меня в покое.
Она проявила такую решительность, что Фрэнк покорился. Но только на этот вечер. Он приходил опять и опять. И однажды, когда комары загнали их в комнаты и миссис Сэмпл снова начала настаивать, чтобы он прекратил свои посещения, уверяя, что его внимание к ней всем бросается в глаза и она будет опозорена, Фрэнк, невзирая на ее отчаянное сопротивление, решительно заключил ее в объятия.
Что вы, что вы! Перестаньте! восклицала она. Я ведь вам говорила! Это же глупо наконец! Не смейте меня целовать! О о о!
Она вырвалась и побежала по лестнице к себе в спальню. Каупервуд быстро последовал за ней. Когда миссис Сэмпл хотела было захлопнуть дверь, он силой отворил ее, снова схватил молодую женщину в объятия и высоко поднял на воздух.
Как вы смеете?! закричала она. Да я вас больше знать не хочу! Если вы сию же минуту не отпустите меня, ноги вашей здесь больше не будет. Пустите!
Я отпущу вас, радость моя. Я сам снесу вас вниз, отвечал он, притягивая ее к себе и покрывая ее лицо поцелуями.
Он был страшно возбужден и взволнован.
Несмотря на то что Лилиан продолжала вырываться и протестовать, он снес ее вниз в гостиную и уселся в огромное кресло, по прежнему крепко прижимая ее к себе.
Ах! вздохнула она, поняв, что он не отпустит ее, и бессильно уронила на его плечо голову. Потом, прочитав на лице Фрэнка твердую решимость и вдруг ощутив всю его притягательную силу, она улыбнулась. Если я выйду за вас замуж, устало произнесла она, как я объясню свой поступок? Что скажет ваш отец, ваша мать?
Вам ничего объяснять не придется. Это сделаю я. И волноваться незачем. Мои родные ничего не скажут.
А моя семья? содрогаясь, сказала она.
Какое им дело? Я женюсь не на вашей семье, а на вас. Мы с вами оба материально независимы.

Чтв 14 Фев 2013 04:13:45
День святого Буратина
Она стала приводить новые возражения, но Фрэнк отвечал на них новыми поцелуями. Его ласкам нельзя было не покориться. Мистер Сэмпл никогда не бывал так пылок. Фрэнк пробудил в ней чувства, которых она раньше не ведала. Ей было и страшно и стыдно.
Так, значит, через месяц мы поженимся? радостно спросил он, когда она замолчала.
Вы знаете, что нет! взволнованно воскликнула Лилиан. Что за настойчивость! Не будем об этом говорить.
Не все ли равно когда? Рано или поздно ты станешь моей женой.
Фрэнк уже думал о том, как очаровательна она будет в другой, новой обстановке. Ни она, ни его семья не умеют жить.
Но никак не через месяц. Надо подождать. Я выйду за вас, когда вы убедитесь, что действительно этого хотите.
Фрэнк крепко прижал ее к себе.
Я докажу тебе это, прошептал он.
Перестаньте. Вы делаете мне больно.
Ну, так когда же? Через два месяца?
Нет, нет.
А через три?
Может быть.
Никаких отговорок. Ты будешь моей женой.
Но ты совсем еще мальчик.
Об этом не беспокойся. Ты узнаешь, какой я мальчик.
Новый мир, казалось, открылся ей, и она поняла, что никогда еще не жила по настоящему. В этом человеке была такая сила, такие горизонты открывались перед ним, о каких ее муж не смел и помышлять. При всей своей юности он был страшен, необорим.
Хорошо, пускай через три месяца, прошептала она, в то время как он нежно ее баюкал.

Глава IX

Каупервуд начал свое учетно вексельное дело с того, что основал маленькую контору в доме номер шестьдесят четыре по Третьей улице, и скоро, к своей радости, убедился, что его прежние хорошо налаженные деловые связи остались в силе. Он обращался к какой нибудь фирме, по его предположению, нуждавшейся в наличных деньгах, и предлагал либо учесть ее векселя, либо взять на себя, на комиссионных началах, распространение любых обязательств, которые она пожелает выпустить из шести процентов годовых; затем он продавал эти бумаги с небольшой накидкой клиенту, искавшему случая вложить деньги в надежное дело. Отец или кто нибудь из знакомых время от времени давал ему советы, когда и как действовать. На таких двойных сделках он обычно выгадывал четыре пять процентов. В первый же год, за вычетом всех накладных расходов, у него очистилось шесть тысяч долларов. Не очень много, конечно, но Фрэнк старался приумножить этот доход другим путем, сулившим, по его мнению, большие барыши в будущем.
До того как по Фронт стрит прошла первая, еще очень неторопливая конка, улицы Филадельфии были запружены сотнями безрессорных омнибусов, громыхавших по булыжной мостовой. Но теперь в Нью Йорке, по идее Джона Стефенсона, уже были проложены двухколейные пути, и, кроме линии на Пятой и Шестой улицах (вагоны шли в одну сторону по одной улице и в обратную по другой), с самого начала дававшей прекрасный доход, множество новых линий было либо запроектировано, либо уже сдано в эксплуатацию. Город спешил заменить омнибусы конкой, так же как раньше спешил заменить каналы железными дорогами. Кое кто, конечно, противился этим новшествам. Без сопротивления в таких случаях не обходится. Начали кричать о монополии. Разоренные владельцы и оставшиеся без работы кучера омнибусов громко роптали.
Каупервуд безраздельно верил в будущность конных железных дорог. Эта вера побуждала его идти на риск и вкладывать все свободные деньги в акции, выпускавшиеся новыми конно железнодорожными компаниями. Он всегда стремился выведать закулисную сторону дела, но в данном случае сделать это оказалось нелегко: Фрэнк был еще очень молод, когда прокладывались первые линии, и не имел достаточно солидных связей в финансовых кругах, которые дали бы ему возможность проникнуть в самую суть. Линия Пятой и Шестой улиц, недавно пущенная в эксплуатацию, приносила шестьсот долларов дохода в день. Разрабатывался проект новой линии в западной части Филадельфии (по улицам Уолнат и Честнат) и еще нескольких линий, которые должны были пройти по Второй и Третьей улицам, по улицам Рейс и Вайн, Спрус и Пайн, Грин и Котс, Десятой и Одиннадцатой и т. д. Строительство и финансирование этих линий находились в руках могущественных капиталистов, имевших связи в законодательном собрании штата и добивавшихся разрешений, несмотря на бурные протесты общественности. То и дело раздавались обвинения в подкупе. Указывалось, что городские улицы ценная территория и что следовало бы обложить городские железнодорожные компании дорожным налогом в тысячу долларов с мили. Но главным предпринимателям всеми правдами и неправдами удалось получить нужные привилегии, и множество людей, прослышав о доходах, приносимых линиями Пятой и Шестой улиц, торопились скупить акции. В числе их был и Каупервуд; как только стало известно о прокладке новых линий на Второй и Третьей улицах, он вложил деньги в это предприятие, а несколько позднее и в линии на улицах Уолнат и Честнат. Фрэнку уже мерещилась возможность стать владельцем такой линии, но реальных путей к осуществлению этой мечты он пока не видел: его контора еще отнюдь не была финансовым Эльдорадо.
В эту пору Фрэнк обвенчался с миссис Сэмпл. Свадьба была скромная, без излишнего шума, так хотел Фрэнк, да и будущая его жена нервничала из страха перед общественным мнением. Семья Фрэнка не очень одобряла его выбор. На взгляд родителей, Лилиан была слишком стара для него, кроме того, перед Фрэнком открывались такие блестящие перспективы, что он мог бы сделать гораздо лучшую партию. Его сестра Анна считала миссис Сэмпл расчетливой и коварной, но это, конечно, было не так. Братьям Джозефу и Эдварду вся эта история казалась очень любопытной, но толком они не знали, какого мнения им держаться: как никак миссис Сэмпл была хороша собой, и у нее водились деньги.

Чтв 14 Фев 2013 04:14:10
>>43424695 Добавляй меня в скайпач.

Чтв 14 Фев 2013 04:14:19
День святого Буратина
Миссис Каупервуд, несмотря на разницу в летах, в то время казалась вполне подходящей для него подругой. Выведенная из своего полусонного состояния, она теперь горячо привязалась к Фрэнку, с готовностью откликалась на все его желания и любила помечтать вместе с ним. Им обоим хотелось ребенка, и в скором времени она шепнула Фрэнку, что ждет этого радостного события. Прежде Лилиан думала, что причина ее бесплодия кроется в ней самой, а потому была и удивлена и обрадована, когда убедилась в своей ошибке. Перед ней открывались новые горизонты прекрасное будущее, теперь не оставлявшее места для опасений. Фрэнка радовала мысль о повторении себя в ребенке. Он думал о маленьком Каупервуде не без гордости. Многие дни, недели, месяцы и даже годы по крайней мере первые четыре пять лет ему доставляло несказанное удовольствие возвращаться домой, разгуливать по двору, приглашать друзей к обеду, кататься по городу с женой, посвящать ее в свои планы. Она ничего не могла понять в его сложных финансовых комбинациях, но он особенно и не настаивал на этом.
Зато любовь, прекрасное тело Лилиан, ее губы, ее спокойные манеры притягательная сила всего этого да еще двое детей, появившихся на свет за четыре года их супружества, давали ему полное удовлетворение. Он качал на коленях Фрэнка младшего, своего первенца, смотрел на его пухлые ножки, на его искрящиеся глаза, на почти еще бесформенный и тем не менее похожий на бутон ротик и размышлял об удивительном процессе деторождения. Неисчерпаемый источник для раздумий: первоначальное оплодотворение, изумительный период созревания плода в утробе женщины и все опасности, с этим связанные. Он пережил тяжелые минуты, когда миссис Каупервуд рожала Фрэнка младшего, прежде всего потому, что она сама была очень напугана. Он опасался за красоту ее тела, его страшила мысль потерять ее, и, стоя за дверью в день появления на свет ребенка, он, собственно, впервые познал настоящую тревогу, хоть и не слишком сильную, для этого он был чересчур уравновешен, чересчур занят самим собой. И все же его страшила мысль, что жена может умереть и тогда наступит конец нынешнему счастливому житью. А потом пронзительные, душераздирающие крики, весть, что все кончилось благополучно, и позволение взглянуть на новорожденного. Переживания этого дня расширили кругозор Фрэнка, сообщили большую глубину его пониманию жизни. Он лишний раз убедился, что под поверхностью явлений, словно грубое дерево под слоем блестящего лака, таится трагедия. Фрэнк младший, а немного позднее голубоглазая и златокудрая малютка Лилиан на время завладели его воображением. Домашний очаг, в конце концов, неплохая штука! Так уж устроена жизнь, и краеугольный камень жизни дом.
Нет возможности описать здесь все как будто бы мелкие, но в общем существенные перемены, которые принесли с собой эти годы. Они происходили столь постепенно, что оставались неприметными для глаза, как медленное течение вод. За пять лет состояние Фрэнка значительно возросло, особенно если вспомнить, что он начал с грошей. Мало помалу он сблизился (насколько коммерческие дела вообще допускают сближение) с некоторыми наиболее оборотистыми представителями непрестанно разраставшегося финансового мира Филадельфии. Во время его работы у мистера Тая и на бирже ему не раз указывали на любопытные фигуры более или менее крупных деятелей городского самоуправления или администрации штата, [подрабатывавших на политикеk, и деятелей государственного масштаба, приезжавших из Вашингтона повидаться с представителями банкирских домов [Дрексель и K`k, [Кларк и K`k и даже [Тай и K`k. Эти люди, как он узнал, были наперед осведомлены о предстоящих законодательных реформах и экономических переменах, которые неминуемо должны были отразиться на известных ценностях и отраслях торговли. В конторе [Тай и K`k молодой сослуживец как то дернул Фрэнка за рукав.
Заметили вы человека, который сейчас прошел в кабинет к хозяину?
Да.
Это Мэртаг, городской казначей. Он, доложу я вам, играет наверняка! Все казенные деньги в его распоряжении, а отчитывается он только в основном капитале, так что проценты идут к нему в карман!
Каупервуд понял. Все чиновники города и штата занимались спекуляцией. Они депонировали городские или государственные средства у определенных банкиров или маклеров, которых правительство либо уполномочивало, либо даже назначало быть хранителями вкладов. Банки не платили процентов по этим вкладам никому, кроме представителей казначейства. По секретным указаниям этих лиц они ссужали казенными деньгами биржевиков, а те помещали их в [верныеk бумаги. В Филадельфии действовала целая шайка: в долю входили мэр города, несколько членов муниципалитета, казначей, начальник полиции, уполномоченный по общественным работам и другие чиновники. Их девиз был [Рука руку моетk. Вначале такая [деятельностьk внушала Каупервуду брезгливое чувство, но многие разбогатели на его глазах, и никого это, по видимому, не тревожило. Газеты вечно трубили о гражданском долге и патриотической гордости, но о подобных махинациях не упоминали ни словом. А люди, их совершавшие, оставались у власти и пользовались всеобщим уважением.
Многие банкирские дома круг их непрерывно ширился считали Фрэнка заслуживающим доверия посредником для реализации платежных обязательств и взимания платежей по векселям. Он как то сразу угадывал, куда надо обращаться за деньгами. С первого же дня Фрэнк взял себе за правило всегда иметь на руках тысяч двадцать наличными, чтобы немедленно и без лишних разговоров откликаться на выгодные предложения.
Таким образом, он создал себе условия, при которых в большинстве случаев мог отвечать: [Да, разумеется, я беру это на себя!k К нему обращались с просьбами провести те или иные биржевые операции. Фрэнк тогда еще не имел собственного места на бирже и поначалу не собирался его покупать, но теперь он передумал и приобрел место не только в Филадельфии, но и в Нью Йорке. Некий Джозеф Зиммермен, торговец мануфактурой, которому он помог реализовать ряд векселей, предложил ему взять в свое ведение его акции конных железных дорог, и Фрэнк снова стал завсегдатаем фондовой биржи.
Тем временем изменилась и его домашняя жизнь, семейные устои стали более прочными, незыблемыми, быт более изысканным. Миссис Каупервуд, например, была вынуждена время от времени подвергать критическому пересмотру свои знакомства, так же как и он свои. При жизни мистера Сэмпла круг Лилиан состоял преимущественно из семей розничных торговцев и нескольких оптовиков, что помельче. Кроме того, Лилиан дружила с двумя или тремя дамами, прихожанками той же Первой пресвитерианской церкви. Изредка устраивались так называемые приходские чаепития и вечеринки, на которых она присутствовала с мистером Сэмплом, или же они совместно наносили скучные визиты к ее и его родственникам. Каупервуды, Уотермены и другие семьи того же ранга были счастливым исключением на общем тусклом фоне. Теперь все переменилось. Молодой Каупервуд не очень то интересовался родственниками Лилиан, а те, со своей стороны, отдалились от нее из за ее, с их точки зрения, неподобающего брака. Семья Фрэнка по прежнему была связана с ним тесными узами теплых родственных чувств и общим стремлением к благополучию, но самое главное он сумел завоевать расположение нескольких действительно видных лиц. Фрэнк приглашал к себе в гости вовсе не для обсуждения дел, ибо это было бы совсем не в его духе, банкиров, состоятельных людей, вкладывавших деньги в разные предприятия, и клиентов настоящих и будущих. На берегах речек Скуилкил, Уиссахикон и во многих других местах располагались загородные рестораны, куда приятно было наведаться в воскресный день. Фрэнк и Лилиан часто ездили к вдове Сенеки Дэвиса, к судье Китчену, навещали знакомого юриста Эндрю Шарплесса, Харпера Стеджера, личного поверенного Фрэнка, и многих других. Каупервуд обладал даром приветливого и непринужденного обращения. Никто из знавших его, будь то мужчина или женщина, не подозревал всей глубины его натуры. Фрэнк думал, думал, но это не мешало ему наслаждаться жизнью.

Чтв 14 Фев 2013 04:14:46
День святого Буратина
Я читал это и плакал...

Чтв 14 Фев 2013 04:15:10
День святого Буратина
Да и сам он был уже не прежний [неотесанный детинаk, но плотный человек с красноватым, слегка обветренным лицом, седовласый, сероглазый, с широкими плечами и могучей грудью типичный ирландец; богатый жизненный опыт придал его лицу спокойное, умудренное и непроницаемое выражение. Большие руки и ноги напоминали о днях, когда он еще не носил прекрасных костюмов английского сукна и желтых ботинок, но ничего [простецкогоk в нем не осталось, напротив, держал он себя с большим достоинством. Правда, говорил Батлер по прежнему с ирландским акцентом, но всегда живо, любезно и убедительно.
Он один из первых заинтересовался строительством конных железных дорог и, так же как Каупервуд и множество других, пришел к заключению, что это дело с большим будущим. Наилучшим доказательством служила прибыль, которую приносили купленные им акции и паи. Батлер действовал через маклеров, так как не успел вступить в эти предприятия в период их организации. Он скупал акции всех конно железнодорожных компаний, считая, что перед любой из них открываются прекрасные перспективы, но больше всего ему хотелось целиком заполучить в свои руки контроль над одной или двумя линиями. В соответствии с этим замыслом он подыскивал надежного молодого человека, способного и честного, который действовал бы по его указаниям, делая все, что ему прикажут. Кто то рекомендовал ему Каупервуда, и он вызвал его к себе письмом.
Каупервуд не замедлил откликнуться, так как много слышал о Батлере, его карьере, связях и влиянии. Однажды в феврале сухим морозным утром Фрэнк отправился к нему. Впоследствии он не раз вспоминал эту улицу широкие кирпичные тротуары, мостовую, слегка припорошенную снегом, чахлые, оголенные деревца и фонарные столбы. Дом Батлера, хотя и не новый он отремонтировал его после покупки, был неплохим образцом архитектуры своего времени. Пятидесяти футов в длину, четырехэтажный, он был сложен из серого известняка; к парадной двери вели четыре широкие белые ступени. Окна с белыми наличниками имели форму широких арок. Изнутри они были завешаны кружевными гардинами, и красный плюш мебели, чуть просвечивавший сквозь кружево, выглядел как то особенно уютно с холодной и заснеженной улицы.
Нарядная горничная ирландка открыла дверь Каупервуду; он вошел и дал ей свою визитную карточку.
Мистер Батлер дома?
Не могу сказать, сэр. Я сейчас узнаю. Возможно, он вышел.
Через несколько минут Фрэнка провели наверх. Батлер принял его в комнате, несколько напоминавшей контору. Там стояли письменный стол, деревянное кресло, кое какая кожаная мебель и книжный шкаф. Все эти предметы были разрознены и расставлены так, как не расставляют мебель ни в конторе, ни в жилой комнате. На стене висели картины: одна написанная маслом, что то совершенно невообразимое! темная и мрачная; на другой в розовых и расплывчато зеленых тонах изображался канал с плывущей по нему баржей и, наконец, несколько неплохих дагерротипов родных и друзей. Каупервуд обратил внимание на прекрасный, слегка подцвеченный портрет двух девочек. У одной волосы были рыжевато золотые, у другой каштановые и, должно быть, шелковистые. Это были миловидные, здоровые и веселые девочки кельтского типа; их головки почти соприкасались, глаза в упор смотрели на зрителя. Фрэнк полюбовался ими и решил, что это, наверное, дочери хозяина дома.
Мистер Каупервуд? встретил его Батлер; он как то странно растягивал гласные, да и вообще это был человек медлительный, важный, вдумчивый.
Фрэнк обратил внимание на его крепкую фигуру, могучую, как старый дуб, закаленный дождем и ветрами. Кожа на его лице была туго натянута, да и весь он был какой то подтянутый и подобранный.
Да, ответил Фрэнк.
У меня есть к вам дельце насчет покупки акций, и я подумал, что лучше вам прийти сюда, чем мне ездить к вам в контору. Здесь мы можем поговорить с глазу на глаз, кроме того, и годы мои уже не те.
Он посмотрел на гостя, чуть сощурив глаза.
Каупервуд улыбнулся.
Я к вашим услугам, учтиво отозвался он.
В настоящее время я заинтересован в том, чтобы выловить на бирже акции некоторых конно железных дорог. В подробности я вас посвящу позднее. Не выпьете ли чего нибудь? Утро сегодня холодное.
Благодарю вас, я никогда не пью.
Никогда? Нешуточное слово, ежели речь идет о виски! Но так или иначе это похвально. Мои сыновья тоже капли в рот не берут, и меня это очень радует. Так вот, я хочу выловить на бирже кое какие акции, но, скажу вам правду, мне еще важнее найти смекалистого молодого человека, вроде вас, скажем, через которого я мог бы действовать. Вы же сами знаете, что одно дело всегда тянет за собой другое. И Батлер посмотрел на своего гостя испытующим, но в то же время благожелательным взглядом.
Совершенно верно, согласился Каупервуд, приветливо улыбнувшись в ответ на взгляд хозяина дома.
Н да, задумчиво произнес Батлер, обращаясь то ли к Каупервуду, то ли к самому себе, толковый молодой человек мог бы быть мне очень полезен в делах. У меня двое сыновей, неглупые ребята, но я бы не хотел, чтоб они играли на бирже, да если бы и захотел, не знаю, может, они бы и не сумели. Но дело тут, собственно, не в этом. Я вообще очень занят, и, как я вам говорил, мои годы уже не те. Я теперь не так уж легок на подъем. А будь у меня подходящий молодой человек (кстати, я все разузнал о вашей работе), он мог бы выполнять для меня разные небольшие поручения по части паев и займов они давали бы кое что нам обоим. У меня частенько спрашивают совета по тому или иному вопросу молодые люди, которые желали бы вложить свой капитал в дело, так что
Он замолчал и, как бы поддразнивая гостя, стал смотреть в окно, хорошо зная, что заинтересовал Каупервуда и что этот разговор о влиянии в деловом мире и о коммерческих связях еще больше его раззадорит. Батлер дал ему понять, что главное в этих делах верность, такт, сметливость и соблюдение тайны.
Что ж, если вы справлялись о моей работе заметил Фрэнк, сопровождая свои слова характерной для него мимолетной улыбкой и не договаривая фразы.
Батлер в этих немногих словах почувствовал силу и убедительность. Ему нравились выдержка и уравновешенность молодого человека. О Каупервуде он слышал от многих. (Теперь фирма называлась уже [Каупервуд и K`k, причем [компанияk была чисто фиктивная.) Он задал Фрэнку еще несколько вопросов относительно биржи и общего состояния рынка, осведомился, что ему известно насчет железных дорог, и, наконец, изложил свой план, заключавшийся в том, чтобы скупить как можно больше акций коночных линий Девятой, Десятой, Пятнадцатой и Шестнадцатой улиц, но, по возможности, исподволь и не вызывая шума. Действовать тут надо осторожно, скупая акции частью через биржу, частью же у отдельных держателей. Батлер умолчал о том, что он намерен оказать известное давление на законодательные органы и добиться разрешения на продолжение путей за теперешние конечные пункты, чтобы, когда наступит время приступить к работам, огорошить железнодорожные концерны известием, что крупнейшими их акционерами являются Батлеры, отец или сыновья, дальновидный план, направленный на то, чтобы в конечном счете эти линии оказались целиком в руках семейства Батлер.

Чтв 14 Фев 2013 04:16:42
Ну вот, Лилиан, сказал он, когда она, проснувшись, повернулась к нему, мне кажется, что дело с займом, о котором я тебе рассказывал, теперь на мази. Один миллион для размещения я, видимо, получу. Это принесет двадцать тысяч прибыли. Если все пройдет успешно, мы выстроим себе дом на Джирард авеню. Со временем она станет одной из лучших улиц. Колледж прекрасное соседство.
Это будет замечательно, Фрэнк! сказала она и погладила его руку, когда он присел на край кровати. Но в тоне ее слышалось легкое сомнение.
Нам нужно быть повнимательнее к Батлерам. Он очень мило со мной обошелся и, конечно, будет нам полезен и впредь. Он приглашал нас с тобой как нибудь зайти к ним, не следует пренебрегать этим приглашением. Будь поласковее с его женой. Он может при желании очень многое для меня сделать. У него, между прочим, две дочери. Надо будет пригласить их к нам всей семьей.
Мы устроим для них обед, с готовностью откликнулась Лилиан. Я на днях заеду к миссис Батлер и предложу ей покататься со мной.
Лилиан уже успела узнать, что Батлеры во всяком случае, младшее поколение любят показной шик, что они весьма чувствительны к разговорам о своем происхождении и что деньги, по их понятиям, искупают решительно все недостатки.
Старик Батлер человек весьма респектабельный, заметил как то Каупервуд, но миссис Батлер да и она, собственно, ничего, но уж очень простовата. Впрочем, это женщина добрая и сердечная.
Фрэнк просил еще жену полюбезнее обходиться с Эйлин и Норой, так как отец и мать Батлеры пуще всего гордятся своими дочерьми.
Лилиан в ту пору было тридцать два года, Фрэнку двадцать семь. Рождение двух детей и заботы о них до некоторой степени изменили ее внешность. Она утратила прежнее обольстительное изящество и стала несколько сухопарой. Лицо ее с ввалившимися щеками напоминало лица женщин с картин Россети и Берн Джонса. Здоровье было подорвано: уход за двумя детьми и обнаружившиеся в последнее время признаки катара желудка отняли у нее много сил. Нервная система ее расстроилась, и временами она страдала приступами меланхолии. Каупервуд все это замечал. Он старался быть с ней по прежнему ласковым и внимательным, но, обладая умом утилитарным и практическим, не мог не понимать, что рано или поздно у него на руках окажется больная жена. Сочувствие и привязанность, конечно, великое дело, но страсть и влечение должны сохраняться слишком уж горька бывает их утрата. Теперь Фрэнк часто засматривался на молодых девушек, жизнерадостных и пышущих здоровьем. Разумеется, похвально, благоразумно и выгодно блюсти добродетель, согласно правилам общепринятого кодекса морали, но если у тебя больная жена? Да и вообще, разве человек прикован к своей жене? Неужто ему уж ни на одну женщину и взглянуть нельзя? А что, если по сердцу ему пришлась другая? Фрэнк в свободное время немало размышлял над подобными вопросами и пришел к заключению, что все это не так уж страшно. Если не рискуешь быть разоблаченным, тогда все в порядке. Надо только соблюдать сугубую осмотрительность. Сейчас, когда он сидел на краю жениной кровати, эти мысли вновь пришли ему в голову, ибо днем он видел Эйлин Батлер: она пела, аккомпанируя себе на рояле, когда он проходил через гостиную. Эйлин была похожа на птичку в ярком оперении и дышала здоровьем и радостью. Олицетворенная юность!
[Странно устроен мир!k подумал Фрэнк. Но эти мысли он глубоко таил в себе и никому не собирался их поверять.
Операция с займом привела к довольно любопытным результатам: правда, Фрэнк выручил свои двадцать тысяч, даже несколько больше, и вдобавок привлек к себе внимание финансового мира Филадельфии и штата Пенсильвания, но распространять заем ему так и не пришлось. У него состоялось свидание с казначеем штата в конторе одного знаменитого филадельфийского юриста, где казначей обычно занимался делами во время своих наездов в Филадельфию. Он был весьма любезен с Каупервудом ничего другого ему не оставалось и объяснил, как в Гаррисберге устраиваются такие дела. Средства для предвыборных кампаний добываются у крупных финансистов. У тех имеются свои ставленники в палате и в сенате штата. Губернатор и казначей, конечно, свободны в своих действиях, но им приходится помнить о существовании таких факторов, как престиж, дружба, общественное влияние и политическое честолюбие. Крупные дельцы нередко образуют замкнутую корпорацию факт, разумеется, не совсем благовидный. Но, с другой стороны, они как никак являются законными поручителями при выпуске крупных займов. Штат вынужден поддерживать с ними добрые отношения, особенно в такое время, как сейчас. Поскольку мистер Каупервуд располагает прекрасными возможностями для размещения облигаций на один миллион, кажется, именно на такую сумму он претендует, его просьбу следует удовлетворить. Но Ван Ностренд хочет сделать ему другое предложение. Не согласится ли Каупервуд, если этого пожелает группа финансистов, реализующая заем, после утверждения его заявки уступить им за известную компенсацию (равную той прибыли, на которую он рассчитывал) свою долю в размещении займа? Таково желание некоторых финансистов. Сопротивляться им было бы опасно. Они отнюдь не возражают против заявки на пять миллионов, которая должна поднять престиж Каупервуда. Пусть даже считается, что он разместил один миллион, они и против этого ничего не имеют. Но они хотят взять на себя нераздельно реализацию всех двадцати трех миллионов долларов одним кушем: так оно будет внушительнее. При этом вовсе незачем кричать во всеуслышание, что Каупервуд отказался от участия в распространении займа. Они согласны дать ему пожинать лавры, которые ожидали бы его, если бы он завершил начатое дело. Беда только в том, что это может послужить дурным примером. Найдутся и другие, желающие пойти по его стопам. Но если в узких финансовых кругах из частных источников распространится слух, что на него было оказано давление и он, получив отступные, отказался от участия в размещении займа, то в будущем это удержит других от подобного шага. Если же Каупервуд не согласится на предложенные ему условия, ему могут причинить всевозможные неприятности. Например, потребовать погашения его онкольных ссуд. Во многих банках с ним в дальнейшем будут менее предупредительны. Его клиентуру могут тем или иным путем отпугнуть.
Каупервуд понял. И согласился. Поставить на колени стольких сильных мира сего это одно уже кое чего стоит! Итак, о нем прослышали, поняли, что он такое. Очень хорошо, превосходно! Он возьмет свои двадцать тысяч долларов или около того и ретируется. Казначей тоже был в восторге. Это позволяло ему выйти из весьма щекотливого положения.
Я рад, что повидался с вами, сказал он, рад, что мы вообще встретились. Когда я снова буду в этих краях, я загляну к вам и мы вместе позавтракаем.
Казначей почуял, что имеет дело с человеком, который даст ему возможность подработать. У Каупервуда был на редкость проницательный взгляд, а его лицо свидетельствовало о живом и гибком уме. Вернувшись к себе, он рассказал о молодом финансисте губернатору и некоторым знакомым дельцам.
Распределение займа для реализации было наконец утверждено. После секретных переговоров с заправилами фирмы [Дрексель и K`k Каупервуд получил от них двадцать тысяч долларов и передал им свое право на участие в этом деле. Теперь в его конторе время от времени стали показываться новые лица, среди них Ван Ностренд и уже упомянутый нами Тэренс Рэлихен, представитель другой политической группы в Гаррисберге. Однажды за завтраком в ресторане Фрэнка познакомили с губернатором

Чтв 14 Фев 2013 04:17:19
Дни шли за днями. За это время состоялись выборы в местные органы власти и сменились городской казначей, налоговый уполномоченный и мэр. Но Эдвард Мэлия Батлер, видимо, продолжал пользоваться прежним влиянием. Между Батлерами и Каупервудами установилась тесная дружба. Миссис Батлер была очень расположена к Лилиан, хотя они исповедовали разную веру; обе женщины вместе катались в экипаже, вместе ходили по магазинам; правда, миссис Каупервуд относилась к своей старшей приятельнице несколько критически и слегка стыдилась ее малограмотной речи, ирландского выговора и вульгарных вкусов, точно сама она происходила не из такой же плебейской семьи. Но с другой стороны, она не могла не признать, что эта женщина очень добра и сердечна. Живя в большом достатке, она любила делать людям приятное, задаривала и ласкала Лилиан и ее детей.
[Ну, вы смотрите беспременно приходите отобедать с нами!k (Батлеры достигли уже той степени благосостояния, когда принято обедать поздно.) Или: [Вы должны покататься со мной завтра!k
[Эйлин, дай ей Бог здоровья, славная девушка!k Или: [Норе, бедняжке, нынче чего то неможетсяk.
Однако Эйлин, с ее капризами, задорным нравом, требованием внимания к себе и тщеславием, раздражала, а порой даже возмущала миссис Каупервуд. Эйлин теперь уже было восемнадцать лет, и во всем ее облике сквозила какая то коварная соблазнительность. Манеры у нее были мальчишеские, порой она любила пошалить и, несмотря на свое монастырское воспитание, восставала против малейшего стеснения ее свободы. Но при этом в голубых глазах Эйлин светился мягкий огонек, говоривший об отзывчивом и добром сердце.
Стремясь воспитать дочь, как они выражались, [доброй католичкойk, родители Эйлин в свое время выбрали для нее церковь Святого Тимофея и монастырскую школу в Джермантауне. Эйлин познакомилась там с католическими догматами и обрядами, но ничего не поняла в них. Зато в ее воображении глубоко запечатлелся храм, с его тускло поблескивающими окнами, высокий белый алтарь и по обе стороны от него статуи святого Иосифа и Девы Марии в голубых, усыпанных золотыми звездами одеяниях, с нимбами вокруг голов и скипетрами в руках. Храм вообще, а любой католический храм тем более, радует глаз и умиротворяет дух. Алтарь, во время мессы залитый светом пятидесяти, а то и больше свечей, кажущийся еще более величественным и великолепным благодаря богатым кружевным облачениям священников и служек, прекрасные вышивки и яркая расцветка риз, ораря и нарукавников нравились девушке и пленяли ее воображение. Надо сказать, что в ней всегда жила тяга к великолепию, любовь к ярким краскам и [любовь к любвиk. Эйлин с малых лет чувствовала себя женщиной. Она никогда не стремилась вникать в суть вещей, не интересовалась точными знаниями. Таковы почти все чувственные люди. Они нежатся в лучах солнца, упиваются красками, роскошью, внешним великолепием и дальше этого не идут. Точность представлений нужна душам воинственным, собственническим, и в них она перерождается в стремление к стяжательству. Властная чувственность, целиком завладевающая человеком, не свойственна ни активным, ни педантичным натурам.
Сказанное выше необходимо пояснить применительно к Эйлин. Несправедливо было бы утверждать, что в то время она уже была явно чувственной натурой. Все это еще дремало в ней. Зерно не скоро дает урожай. Исповедальня, полумрак в субботние вечера, когда церковь освещалась лишь несколькими лампадами, увещания патера, налагаемая им епитимья и отпущение грехов, нашептываемые через решетчатое окошко, смутно волновали ее. Грехов своих она не страшилась. Ад, ожидающий грешников, не пугал Эйлин. Угрызения совести ее не терзали. Старики и старухи, которые ковыляли в церковь, и, бормоча слова молитвы, перебирали четки, для нее мало чем отличались от фигур в своеобразном строе деревянных идолов, призва