Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 05.03.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/44445415.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Втр 05 Мар 2013 14:52:54
БЛАТУЙ, ВОРОВАЧ
Утро в хату, пацаны. Настало время достать с общака нашу блатную рулеточку и пояснить всех по масти - кому с Ворами чифирь пить, а кому на параше с петухами кукарекать. Всем Ворам - Золотой Свободы, а петухам и активистам - хуй в жопу и перо под ребро! Крути, Воровач!


Втр 05 Мар 2013 14:53:35
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 14:53:43
>>44445415
Ко-ко-ко.

Втр 05 Мар 2013 14:53:53
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 14:54:19
>>44445452
Почти ведь стал главпетухом.

Втр 05 Мар 2013 14:54:29
>>44445415
Ролл

Втр 05 Мар 2013 14:54:41
>>44445415
Димася роллирует!

Втр 05 Мар 2013 14:54:50
>>44445415
Атя-тя-тя-тя-тя-тяяя.

Втр 05 Мар 2013 14:55:07
>>44445479
ты крыса и стукач

Втр 05 Мар 2013 14:55:37
>>44445529
От стукача слышу

Втр 05 Мар 2013 14:55:46
>>44445415
Ша под шконку, бродяга заходит! у Рустама общак

Втр 05 Мар 2013 14:56:37
>>44445415
Крутись рулеточка!

Втр 05 Мар 2013 14:57:09
>>44445548
Че охуел фраерок щас под шконку загоню

Втр 05 Мар 2013 14:57:26



>44444444

Втр 05 Мар 2013 14:57:27
>>44445548
Фраерок выебнулся.

Втр 05 Мар 2013 14:57:36
>>44445415
Димася говорит, что не сука он, клевещут, падлы! Реролл.

Втр 05 Мар 2013 14:57:54
Тюрьма-старуха, дай погремуху.

Втр 05 Мар 2013 14:58:00
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 14:58:30
>>44445619
Сам пиздуй под сконарь, вечером же опустят тебя и будешь уже не стукачом, а петухом.

Втр 05 Мар 2013 14:58:44
>>44445415
рольставни

Втр 05 Мар 2013 14:59:14
Мусор-кун врывается в этот тред. Теперь это зашкваренный тред!

Втр 05 Мар 2013 14:59:32
>>44445707
Нет, я еще здесь.

Втр 05 Мар 2013 14:59:57
>>44445656
то шестерка, то крыса
бля

Втр 05 Мар 2013 15:00:25
>>44445415
Петушиный тред.

Втр 05 Мар 2013 15:00:43
>>44445664
Антон-пиздострадалец.

Втр 05 Мар 2013 15:00:50
>>44445415
Кручу-верчу, в мужики хочу.

Втр 05 Мар 2013 15:01:09
Жуликам по масти, мусорам по пасти. Ролл

Втр 05 Мар 2013 15:02:17
>>44445415
Ролл

Втр 05 Мар 2013 15:02:43
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 15:03:02
>>44445415
Смотрящий.

Втр 05 Мар 2013 15:03:10
>>44445811
О! Да мужик не простой, а над всеми основной.

Втр 05 Мар 2013 15:03:17
>>44445758
Я знал!

Втр 05 Мар 2013 15:04:19
>>44445415
Ролл

Втр 05 Мар 2013 15:05:26
>>44445415
а ОП петух. зашквар-то какой, воровач стартанул петух

Втр 05 Мар 2013 15:06:47
>>44446070
Ну так садись рядом со мною, братан-чухан.

Втр 05 Мар 2013 15:08:06
>>44445415
Ну что?

Втр 05 Мар 2013 15:09:02
>>44445415
Ну, посмотрим.

Втр 05 Мар 2013 15:09:09
>>44446162
сколько сгущенки?

Втр 05 Мар 2013 15:09:27
>>44445415
фортануло?

Втр 05 Мар 2013 15:09:53
слово "пацаны" не употребляется в тюрьмах
скорее бродяги, воры, братва
так правильнее
за пацана могут и отхлеснуть

Втр 05 Мар 2013 15:10:13
>>44445415
роллирую

Втр 05 Мар 2013 15:10:24
>>44446225
>5
>петух
>сколько сгущенки?
лол

Втр 05 Мар 2013 15:10:50
>>44444444
ролл за пацанов

Втр 05 Мар 2013 15:10:50
>>44445415
ролл хуле

Втр 05 Мар 2013 15:10:52
>>44446175
Нашему полку прибыло.

Втр 05 Мар 2013 15:11:29
>>44446306
сука

Втр 05 Мар 2013 15:11:34
>>44445415
рольну

Втр 05 Мар 2013 15:11:47
>>44446305
Петух закукарекал.

Втр 05 Мар 2013 15:12:21
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 15:12:22
>>44446355
Оу, внезапно.

Втр 05 Мар 2013 15:12:26
>>44445415
Ролл.

Втр 05 Мар 2013 15:12:43
ролла то все петухом выпадаю

Втр 05 Мар 2013 15:13:01
>>44446400
бля...

Втр 05 Мар 2013 15:14:02
>>44445415
>Утро в хату,
>14:52:54
>Утро

Втр 05 Мар 2013 15:14:04
>>44446264
Ты не в тюрьме, вафел.

Втр 05 Мар 2013 15:14:56
>>44445415
Ну что епту бля? Все под шконарь быстра!Я тут вор в законе, поняли?!

Втр 05 Мар 2013 15:15:27
>>44446355 - петух

Втр 05 Мар 2013 15:15:31
Привет, братва! Пишет вам письмо бывший, з/к Семенченко Hиколай, чалился на Петровской киче, мотал по 162-й пятерик, законник по жизни, косяков не имел, с чертями знакомств не водил. Случился со мной казус, не знаю даже как и в двух словах все передать. Прошу Вас ознакомиться с моей малявой и вынести правильное решение, по всем понятиям.
В-общем, как откинулся я, так решил прогуляться по Москве, город посмотреть, по кабакам пошнырять, косточки размять. Занесла меня нелегкая в зоопарк, что на Баррикадной. Хожу, на зверушек гляжу, волков с шакалами изучаю, на козлов позорных винторогих смотрю (руками не мацал, бля буду). То да се, подошел я к клетке, где обезьяны всякие сидят и вижу - мама родная, да у них там настоящая хата, как у кума. Павиан сидит на нарах на почетном месте возле кормушки - сразу видно, смотрящий. Мартышки две зеленые прыгают по камере как чумные, то туда то сюда, визжат, пищат, одним словом черти - они и в Африке черти. Hа полу у параши оранжевый обезьян сидит, марафет на голове наводит - петуха сразу видно, хоть он обезьяной оденется, а все равно - петух. Вдруг вижу - идет кто-то к клетке, присмотрелся, а это сторож местный хавку несет для приматов. Павиан даже не шелохнулся, да оно и ясно, ему, по всем понятиям, черти хавку должны подносить, на то они и черти. Мартышки у кормушки так и вьются, рожи строят, прыгают, стрекочут чего-то по своему, слюнями брызжут. Пидор оранжевый виновато косится на них, подойти боится, видно знает он права свои петушиные, знает, что хавать будет что останется. Баландер осторожно так к клетке подошел, кормушку открывает, хавку вываливает, а там, екарный бабай, фрукты, век воли не видать. Hатуральные фрукты, бананы с яблоками, да картошка волосатая. Где же это видано, чтобы з/к бананы, на елдак похожие, ел?! Это же натуральный косяк, за такие дела даже матерого вора в пидоры опускают моментом. А эти бляди зеленые чего творят, бананы на пол падают, так они как свиньи, ей богу, с пола их понимают и смотрящему прыг-прыг: - "Hате Вам", товарищ смотрящий, - "петушиной хавки отведайте". Пахан-павиан видно тоже не понял, кто и почему рамсы попутал, мартышкам по хавальникам плюху залепил, те поняли, что накосячили, гляжу - чистят бананы, на куски ломают и около пахана на шконку кладут. Вот умора, ей богу. Павиан хавать начал, в семью никого не зовет, один челюстями двигает, глазами только на волю зыркает.
Мартышки в одном углу сидят яблоки с огрызками жуют, черти полосатые. Тут вижу - петух поганый к кормушке подползает, остатки выгребает и на дальняк несет. И вдруг, вот падла, продукты на пол свалил и гадить сел. Я давай орать на него:
- Брысь с параши, пидор! Гнида, захлопни дупло свое долбанное, пацаны хавать сели, а ты, крыса, на дальняке пристроился!.
Стою, ору, себя развлекаю. И тут началось. Пахан со шконки спрыгнул, к пидору пошел, неторопливо так, по деловому. Hу, думаю, сейчас оранжевому вломят за косячничество. Петух тоже испугался, в угол потрусил, голову лапами закрывает, воет тихо, как будто извиняется. А пахан, как последняя тварь, над дальняком нагнулся, кусок глины петушиной поднял, размахнулся, и (сука буду, не вру) в меня метнул. Я аж остолбенел. Граждане дорогие, это что же такое получается??? Зашкварил, гнида!!! Hи за что, ни про что зашкварил!! Петушиным говном меня умыл, рыло беспредельное!!! Я на клетку кидаюсь, ору на него:
- "Порву, тварь, сука буду - порву!! Выходи, пропадло ложкомойное, на куски тебя рвать буду!!! Меня глиной умыл, сам кровью умоешься, мразина парашная!!"
Павиан на меня кидаться начал, орет, хавальником своим вонючим на меня волну гонит. Я через ограду полез, тут менты прибежали, стукнул им, видать, кто-то. Hу, скрутили меня и в обезьянник. Да не в тот, где эти беспредельщики мохнатые сидели, а в натуральный ментовской обезьянник, он у них недалеко от метро, в отделении.
Допросили менты меня по всей форме, все смеялись, мол "обезьяна правильного мужика зашкварила", и всем отделением гогочут, суки ментовские. Протокол оформили, отпустили меня, расписку, гады, взяли. Подписался я, что в зоопарк этот чертячий больше ни ногой. "В противном случае", говорят - "год исправиловки за хулиганку тянуть будешь". Уважаемые воры! Прошу вас разобраться в этой казусной и абсурдной ситуации. По всем понятиям выходит, что зашкварился я по черному. Hо ведь пахан обезьяний тоже зашкварился, падла, причем добровольно. Сам нагнулся и петушиное дерьмо с пола поднял. Где это видано, чтобы пахан с дальняка глину поднимал?? Какой же он пахан после этого? И нельзя меня в шкварные производить, а то получается - петухи значит своей глиной всю камеру ночью могут зашкварить и что тогда выходит - была хата воровская, а стала петушиная? Прошу с высоты вашего опыта, разрешить создавшуюся ситуацию, так как мне зашкваренным быть резона нет никакого, плевать на расписку, в зоопарк приду - замочу падлу павианскую.
С уважением жду вашего ответа. Колян.

Втр 05 Мар 2013 15:16:20
>>44445415
кролл

Втр 05 Мар 2013 15:16:21
>>44445415
Ролл

Втр 05 Мар 2013 15:19:28
Противно лязгнула дверь. В нос Абу ударил резкий запах мочи, человеческого пота и дешевого, как реклама [Мистер Вялыйk табака. Безуспешно борясь с предательской дрожью в голосе, Нариман качнул зажатым подмышкой матрасом:
- Вечер в хату, пацаны! Куда [машкуk кинуть?

Четверо персонажей сидящих за столом оценивающе смотрели на Абу. Таким взглядом он когда-то смотрел на Костю человека купившего на Сосаче первую платную доску МММ. Из под нар, словно вайпер в /mlp/, высунул голову петушок, его лицо показалось Нариману смутно знакомым.
Первым заговорил пухлый паренек, лет двадцати пяти:
- О-о-о! Какие люди! Какими судьбами к нам, любезный?
Абу вгляделся в полутьму и сердце его запрыгало Педалик! На радостях он бросил постельные принадлежности на пол (сидящие за столом люди брезгливо сморщились) и бросился к старому знакомому:
- Здорово, Педалик!
Пахан, однако, руку не пожал вместо этого он цыкнул зубом и указал админу Сосача на сидящих за столом:
- Вот смотри, Абуля, это Хороеб, а вот Тинувиэль оба мои подельники, наворотили мы с ними делов в свое время на Тирече. А вот Зой, да, тот самый. А вон там (тут Педалик указал на петушка, к тому времени уже вылезшего из-под нар и занявшего свое дежурное место возле параши) Света, в миру Смит. Твой модер, между прочим. Знатный вафлист сосет как сониблядь в /vg/!
- Проигр с идиотской ухмылкой выкрикнул Смит-Света.
- А с тобой никто не играл. сурово оборвал его Хороеб.
Абу почувствовал неладное.
- Я смотрю ты уже расположился. кивнул Педалик на брошенные возле параши вещи. Остальные противно загоготали.
- [Попал как куклоеб под банхаммерk подумал Абу. Педалик, чего же ты, забыл своего старого друга?
- Не друг ты мне, сука мочановская. Я когда смотрящим на Тирече был при мне такого беспредела не было! Ты, хуйло хвостатое, /b/ ссучил и сам скурвился!
- Не правда это, Педаля! Враги престола и веры наговаривают!
- Заткнись! Тебя три месяца пацаны просили ревестачу модератора найти, а ты что?! Удавлю, падло!
Хороеб с Тинувиэлью вскочили и бросились на Абу. Началась жестокая драка. Яростное сопротивление Абу закончилось, когда Смит ударил его по голове табуретом. Тяжело дышащая педальная бригада удивленно уставилась на петушка.
- Хи-хи, будет мне подружка! скривилась [Светаk.
Расстегивая штаны голос подал Педалик:
- Несите [вафельницуk, будем суку по масти двигать.
Взглянув на обнаженную жопу Абу он добавил:
- И машинку с чернилами несите ватермарку поставим.

Втр 05 Мар 2013 15:19:48
>>44445415
Роллирую за пацанов

Втр 05 Мар 2013 15:20:16
>>44446794
Ну блин.

Втр 05 Мар 2013 15:20:28
>>44445415
кроль

Втр 05 Мар 2013 15:21:06
>>44445415
влс4

Втр 05 Мар 2013 15:23:24
>>44445415
роллито

Втр 05 Мар 2013 15:23:38
>>44445415
РОЛЛ

Втр 05 Мар 2013 15:25:28
>>44445415
крутану, чего уж там.

Втр 05 Мар 2013 15:26:40
А ну, петухи, брысь под шконку!

Втр 05 Мар 2013 15:27:41
>>44445415
вававава

Втр 05 Мар 2013 15:27:57
КРУТАНУ ПОЖАЛУЙ

Втр 05 Мар 2013 15:28:52
оп-хуй
его мамку ебал

Втр 05 Мар 2013 15:28:57
>>44447218
Ну так и есть, чо

Втр 05 Мар 2013 15:29:32
>>44447261
Мужик!

Втр 05 Мар 2013 15:31:22
>>44447295
Нет, петух.

Втр 05 Мар 2013 15:36:39
>>44445415
кручу

Втр 05 Мар 2013 15:37:06
>>44445415

ролл

Втр 05 Мар 2013 15:38:01
>>44444444 пит буль

Втр 05 Мар 2013 15:42:25
петушню развели, кстати ролл

Втр 05 Мар 2013 15:43:59
>>44445415
азаза

Втр 05 Мар 2013 15:49:22
>>44445415
РАЛЛ

Втр 05 Мар 2013 15:54:52
ВСЕ ПОД ШКОНАРЬ, ПАХАН В ХАТЕ!

Втр 05 Мар 2013 15:55:36
>>44445773
Раз пошла такая пьянка, ролльну и я...

Втр 05 Мар 2013 15:56:24
>>44448625
Питуух! Питуух!
Что и требовалось доказать

Втр 05 Мар 2013 15:56:45
>>44445415
ворам по масти мусарам по пасти

Втр 05 Мар 2013 15:57:42
>>44448590
ЧУХАН В ХАТЕ!
*неблагодаризафикс

Втр 05 Мар 2013 16:00:57
>>44448625
Вайп воровача?
Или это просто какой-то рандомный хуй из нашей пиздобратии?
Пердаки загорятся полюбому.

Втр 05 Мар 2013 16:01:13
>>44448865
ах щи
Зовите меня Таней

Втр 05 Мар 2013 16:02:07
Милости прошу к нашему шалашу.

Втр 05 Мар 2013 16:02:20
>>44448625
Рулет вас точно расписала, уёбывайте в свой раздел.

Втр 05 Мар 2013 16:02:47
>>44445415
тралл

Втр 05 Мар 2013 16:03:26
>>44445415
Котаны, а кто такой король чуханов и вообще чухан?

Втр 05 Мар 2013 16:03:31
здарова пацаны где тут можно определиться

Втр 05 Мар 2013 16:03:39
>>44448903
меня Викой

Втр 05 Мар 2013 16:04:03
>>44449035
садись у параши

Втр 05 Мар 2013 16:04:33
>>44448962
От крысы слышу.

Втр 05 Мар 2013 16:05:27
>>44448886
Рулетка не врёт! Уебуйте!

Втр 05 Мар 2013 16:05:31
все зэки- пидоры так или иначе

Втр 05 Мар 2013 16:06:06
>>44449150
базарю, этот провокатор мусорской

Втр 05 Мар 2013 16:06:06
>>44449147
Смотрящий не врёт!

Втр 05 Мар 2013 16:06:45
>>44449122
Ебать, да я главкрыса!

Втр 05 Мар 2013 16:06:59
>>44445415
роллец!

Втр 05 Мар 2013 16:07:11
>>44449185
От петуха слышу.

Втр 05 Мар 2013 16:07:46
>>44445415
здраститя

Втр 05 Мар 2013 16:08:05
>>44449239
я - стукачёк, а ОП - петух, о чём вообще можно говорить,а?!

Втр 05 Мар 2013 16:08:30
>>44449282
>ко-ко-ко
што?

Втр 05 Мар 2013 16:08:32
>>44449255
Милости попроси к вашему шалашу!

Втр 05 Мар 2013 16:08:48
>>44445415

Ну-ка расступились, парашники.

Втр 05 Мар 2013 16:09:43
>>44445415

Что за шум? ОП-питух опять курятник развел?

Втр 05 Мар 2013 16:09:51
>>44445415

ану ёпта бля

Втр 05 Мар 2013 16:10:03
sage
>>44449394
sagi furfagam

Втр 05 Мар 2013 16:10:29
>>44449404
ну хоть не петух

Втр 05 Мар 2013 16:10:37
sage
>>44449412
sagi furfagam i tem kto im otvechaet

Втр 05 Мар 2013 16:10:56
>>44449255
я честный арестант. звать Виктор, по здешнему Вика.

Втр 05 Мар 2013 16:10:57
>>44445415
Кручу-верчу.

Втр 05 Мар 2013 16:11:07
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 16:12:12
>>44445415 тролл

Втр 05 Мар 2013 16:12:15
>>44449255
А мы к вашему шалашу.

Втр 05 Мар 2013 16:12:17
>>44445415
крутись рулеточка воровская

Втр 05 Мар 2013 16:12:17
все кто отписался выше меня - пидоры

Втр 05 Мар 2013 16:12:38
Я всегда был ЧЕРТОМ и им же остаюсь

Втр 05 Мар 2013 16:13:05
>>44449528
ещё разок

Втр 05 Мар 2013 16:13:12
>>44445415

На ужин макароны с подливкой

Втр 05 Мар 2013 16:14:31
>>44449463
Ну здравствуй, здравствуй.

Втр 05 Мар 2013 16:15:12
>>44449640
какой ты мужественный кот

Втр 05 Мар 2013 16:16:05
>>44449677
Заебись.

Втр 05 Мар 2013 16:16:21
>>44449527
Смотрящий, поясни, гейство уже по понятиям?

Втр 05 Мар 2013 16:17:19
В этот раз мне должно повести!

Втр 05 Мар 2013 16:17:37
>>44449527
Смотрящий, поясни, можно ли быть вором и пидором, иначе как ты стал смотрящим?

Втр 05 Мар 2013 16:20:41
>>44449800
Так ведь вся зона петушиная, тут все такие.

Втр 05 Мар 2013 16:23:36
Максим Марцинкевич передает привет всем в этом треде

Втр 05 Мар 2013 16:25:01
>>44450126
ему передают привет из минской зоны Крюк, Чурбан и Генератор.

Втр 05 Мар 2013 16:25:20
>>44450225
значит пидор

Втр 05 Мар 2013 16:26:35
>>44445415
Атятятятя

Втр 05 Мар 2013 16:27:39
>>44450333
И кто-же я ?

Втр 05 Мар 2013 16:27:46
>>44450370
есть лучше. трапы.

Втр 05 Мар 2013 16:28:45
>>44445415
Вечер в хату

Втр 05 Мар 2013 16:28:58

Втр 05 Мар 2013 16:29:23
>>44445415ролс ролл

Втр 05 Мар 2013 16:30:05
>>44450475
reroll :D

Втр 05 Мар 2013 16:30:26
>>44445415
Сасай

Втр 05 Мар 2013 16:32:55
Если я выше мужика, то все соснули итт.

Втр 05 Мар 2013 16:37:50
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 17:11:02
>>44452585
Довращался

Втр 05 Мар 2013 17:14:43
>>44445415
Взвернул

Втр 05 Мар 2013 17:16:08
>>44445415
роллел

Втр 05 Мар 2013 17:21:34
>>44453077
ещё раз ролльну и пойду подрочу на детей

Втр 05 Мар 2013 17:35:37
Кручу-верчу, блатным стать хочу!

Втр 05 Мар 2013 17:37:15
>>44445415
Воровской ролл!

Втр 05 Мар 2013 17:37:49
>>44453906
Ну хоть не петух.

Втр 05 Мар 2013 17:41:28
А ну быстро под шконку, петушня! ОТЕЦ в треде, ёба.

Втр 05 Мар 2013 17:41:54
>>44445415
Крутану

Втр 05 Мар 2013 17:42:24

Втр 05 Мар 2013 17:42:44
Пистон! Сделай телевизор погромче!

Втр 05 Мар 2013 17:42:53


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.

Втр 05 Мар 2013 17:43:22


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и

Втр 05 Мар 2013 17:43:43
>>44445415 Здраститя

Втр 05 Мар 2013 17:43:43


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Втр 05 Мар 2013 17:43:46
Ворам золотой свободы, а чуханам-хуй в жопу, и перо под ребро!

Втр 05 Мар 2013 17:43:55


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает


Втр 05 Мар 2013 17:44:16


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить


Втр 05 Мар 2013 17:44:29


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Втр 05 Мар 2013 17:45:27


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим вра


Втр 05 Мар 2013 17:46:14


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь боя


Втр 05 Мар 2013 17:46:47


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты буд


Втр 05 Мар 2013 17:46:55
>>44445415
вор

Втр 05 Мар 2013 17:47:05


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого

Втр 05 Мар 2013 17:47:25


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом,

Втр 05 Мар 2013 17:47:52
>>44454397
Первое не исключает второго

Втр 05 Мар 2013 17:47:52


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим

Втр 05 Мар 2013 17:48:04


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет

Втр 05 Мар 2013 17:48:20


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он

Втр 05 Мар 2013 17:49:00


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить не пытаясь судить. Потому что именно желание судить делает нас слабее и приводит к поражению.


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, иначе он станет твоим врагом, которого ты будешь бояться злейшим врагом.

Я помню, когда я служил в специальных войсках кажется, это было тысячу веков назад мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню, и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке кучка маленьких детских рук. И я помню я я плакал, я рыдал, как какая-нибудь старуха. Мне хотелось выбить себе все зубы, я не знал, что мне делать И я хочу помнить об этом. Я не хочу забывать об этом. И тогда я понял как будто в меня кто-то выстрелил, выстрелил алмазной пулей прямо мне в лоб. И я думал: Боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви но у них была сила сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь


Я видел ужасы ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня. Человеку невозможно объяснить словами, что такое необходимость, если он не знает, что значит ужас. Ужас. Ужас имеет своё лицо и ужас должен стать твоим другом, и

Втр 05 Мар 2013 17:51:37
Вечер в хату, мужики, кто я в этой хате?

Втр 05 Мар 2013 17:52:05
>>44446772
Вот тут то я и ОБЗМЕИЛСЯ

Втр 05 Мар 2013 18:01:29
Хуй петухам! Свободу мусорам!

Втр 05 Мар 2013 18:05:54
>>44445415
слоуролл

Втр 05 Мар 2013 18:16:39
А мы с Вором Вованом любим передергивать друг другу стволы, рассуди нас суд воровской, да по понятиям! Это ведь лучше чем хуй вжопу?

Втр 05 Мар 2013 18:17:57
>>44445415
итт

Втр 05 Мар 2013 18:18:46
Милости прошу к нашему шалашу.

Втр 05 Мар 2013 18:21:53

Втр 05 Мар 2013 18:22:37
>>44445415
Ролльну ка я эту рулеточку.

Втр 05 Мар 2013 18:23:24
>>44445415
из шпаны в паханы

Втр 05 Мар 2013 18:25:40
Ну чо, давай распишем все за жили-были.

Втр 05 Мар 2013 18:27:09

Втр 05 Мар 2013 18:28:00
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 18:29:02
>>44445415
ролл из доты

Втр 05 Мар 2013 18:30:37
>>44445415
ну ролл

Втр 05 Мар 2013 18:31:21
>>44445415
э бля

Втр 05 Мар 2013 18:31:32
>>44445415
Вечер в хату.
Ролл.

Втр 05 Мар 2013 18:32:56
Вечер в хату, кто смотрящий?

Втр 05 Мар 2013 18:33:40
>>44456835
Я МУЖИК БЛЯ

Втр 05 Мар 2013 18:33:49
>>44456983
А ты говноед.

Втр 05 Мар 2013 18:36:54
>>44445415
Ролл

Втр 05 Мар 2013 18:37:04
>>44445415
ролл, ёпт

Втр 05 Мар 2013 19:06:33
Кто старший у вас, бродяги? Порядочного вора примете?

Втр 05 Мар 2013 19:08:05
>>44445415
Петух закукарекал.

Втр 05 Мар 2013 19:09:18
>>44459082
Какой ты, вор, ты крыса поганая.

Втр 05 Мар 2013 19:09:39
>>44445415
ролл

Втр 05 Мар 2013 19:14:28
>>44445415
Ну и кто же я?

Втр 05 Мар 2013 19:17:47
>>44445415
посоны, а что это за хуйня, и как оприделяется? я тут нидавно.

Втр 05 Мар 2013 19:19:03
Крутись, шарманка! Да поясни мне кто я по масти!

Втр 05 Мар 2013 19:20:57
>>44459947
Ну, неплохо.

Втр 05 Мар 2013 19:38:48
И тут я такой врываюсь нахуй!!!

Втр 05 Мар 2013 19:46:01
Вечер в хату, суки из хаты.

Втр 05 Мар 2013 19:49:37
>>44445415
рулетка говно\оп хуй(кгам)


← К списку тредов