Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 24.04.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/47023479.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Срд 24 Апр 2013 19:12:32
ПОКЕР / POKER-тред
http://my.mail.ru/mail/trofimovich1932/apps/548484

Не будем дожидаться ночного. Вопрос дня - "Как научиться блефовать?"


Срд 24 Апр 2013 19:16:34
Гуру покера призываются в тред!

Срд 24 Апр 2013 19:19:06
Живет с моими детьми? С тобой?!

Ну да! А что тут такого? Ну, мы друг друга полюбили. Что нам теперь, помирать? Или ждать, когда ты помрешь? Столько людей разводится, и ничего! Дальше живут.

Ты со мной разводишься?

Документы месяц назад подал. Когда жена в тюрьме, то согласия не надо. Ну что ж делать, ну, не люблю я тебя!

Горло перехватило, будто кто накинул петлю до боли:

Нет! Ты слышишь? Нет! Я люблю! Я люблю тебя! Я не хочу, не могу! Это невозможно. Господи, да ты сам слышишь, что говоришь?!

Ну вот, так он и боялся, что сцену устроит. Нет чтобы интеллигентно, по-человечески. Говорила Зинка: не ходи, напиши, что так, мол, и так. И не приезжай, мол. А он культурно хотел, поговорить, как люди. А теперь вот истерики слушать приходится.

Стас снова закурил.

Оля, не приходи больше. Все равно я замки поменял. На всякий случай. Чего зря детей расстраивать! Мишу и так в школе затравили, мол, мать зэчка.

Стас, я же из-за тебя зэчка! А ты теперь

Да не теперь! Не надо из меня подлеца-то делать! Я с ней уж два года живу! Ну, так получилось!.. Разлюбил. Тебя же не было, вот она и пришла!.. Детям с ней хорошо, ты не думай!

Два года?! Ольга поверить не могла. Выходит, Стас с ней жил, она думала, что все хорошо, а он в это время уже разлюбил ее, встречался с этой своей Зинкой, так, что ли? Это в Ольгиной голове никак не укладывалось. Или люди друг друга любят, или И как же тогда все эти слова про семью, про вместе выплывем или вместе потонем? Нет, не может быть, что-то тут не сходится

Как два года? Я я суд был только семь месяцев назад Два года?!

Ну да! Ну что тут такого?! Да все разводятся! Вон Катька со своим разошлась, Митяй Ленку бросил, Колька тоже

Какой Колька?

Да Васин! Из-за которого весь сыр-бор был! Он теперь мой первый кореш! Представляешь? Смех!

Смешно. Колька Васин первый кореш. Обхохочешься.

Ольга и расхохоталась. Ну конечно! Это все сон. Это же не может быть правдой, да? Колька Васин первый кореш? Бред. Два года с какой-то Зинкой? Нет-нет, определенно она спит. Вот сейчас она проснется, напялит казенный ватник, пойдет в свой швейный цех, будет строчить шинельные рукава и дожидаться амнистии

Ну вот и хорошо. Я так и знал, что ты все поймешь, на лице Стаса нарисовалось облегчение. Может, еще и полуфинал посмотреть успеет. В общем, договорились, да?

И по плечу потрепал молодец, мол, Мухтар! Хорошая собака!

Прикосновение было реальным. Пальцы Стаса теплые, родные, чуть шершавые пахли сигаретным дымом и машинным маслом. Ольга поняла, что никакой это не сон, это все на самом деле. И Зинка. И Колька. И Стас, который все это ей с улыбкой рассказывает.

В глазах у нее потемнело, будто разом настала ночь. Наверное, с Зойкой, соседкой по нарам, так же было, когда она ухватила табурет и поперла с ним на своего Федьку.

Ольга накинулась на Стаса, метилась в лицо разбить в кровь, выбить из него всю эту блажь, чтобы узнал, чтобы вернулся, чтобы снова стал собой прежним. Она кричала сипло, надрывно, как никогда в жизни. Она такие слова выплевывала ему в лицо, каких сроду не то что не говорила знать не знала. Всю тюремную словесную грязь, всю мерзость пустила в ход.

Я ж за тебя срок мотала! За тебя! Ты ты! Гнида ты! Поскребыш!

Он испугался. Женщина, которая била его по лицу, была не его женой. Она выкрикивала такое, чего он ни в армии, ни в гараже сроду не слыхал. Слава богу, домой не пустил, слава богу, замки поменял вовремя Пригрел змею на груди. Права маманя

Поймал ее руки тонкие, но, зараза, цепкие. Всю щеку раскровенила, сука бешеная.

А ну! Осади! Тихо, тихо! Научилась там, среди зэков, руками-то махать! Тихо, ну!

Смазал по щеке в силу, всерьез, чтобы в себя пришла. Она схватилась за щеку, сразу сникла, перегнулась пополам, заскулила.

Стасенька, милый, не бросай меня! Что я буду делать?! Куда я пойду?! И Миша с Машей

Плюхнулась задницей в грязь, сидит, раскачивается, сопли в три ручья смотреть тошно. Ну что за женщина? Нельзя как-то красиво все сделать, что ли? Просто разойтись по-хорошему, вот без этого всего? Художница, блин, а устроила Хуже бабы базарной, честное слово! Надо же как-то Ну, гордость иметь, что ли

Нет, Стас парень не злой. Похлопал ее по плечу по-доброму:

Ну-у, завела! Водопад! Нормально все. Устроишься где-нибудь, работать пойдешь. Не всю жизнь за моей спиной-то!..

Я за тебя срок получила.

Срд 24 Апр 2013 19:19:47
Ветви оливковых деревьев тихонько шелестели, яркие бабочки, с воробья размером, порхали над рощей. Как же в этой Греции жарко, просто невыносимо. Сесть бы сейчас в тенечек. Но тени нигде нет, даже под деревьями. Солнце палит нещадно, все тело горит, и во рту пересохло, а укрыться негде. Страшно хочется пить

Пить Пить хочется

Григорий Матвеевич засуетился, схватил чашку, налил водички из чайника, приподнял Ольгу на подушке:

Вот, голубушка Попейте Ах ты, господи, несчастье Пейте, пейте, полегчает При температуре надо много пить

Ольга жадно выпила, откинулась на подушку. Лихорадочный румянец на запавших щеках, глаза мутные, руки-ноги плетьми болтаются И вся горит.

Напугавшись высоченной температуры, Григорий Матвеевич вызвал [Скоруюk. Приехал врач молодой, румяный, улыбчивый. Сказал грипп. Рановато что-то в этом году, обычно в ноябре начинается Велел давать Ольге антибиотики, аспирин, теплое питье и через неделю все будет в порядке. Так и вышло. На шестой день Ольга уже сама хлебала сваренный Григорием Матвеевичем куриный бульон из мисочки куриный бульон при гриппе первейшее средство, всем известно.

Доела, отставила мисочку.

Григорий Матвеевич, а где мои вещи?

Вещи ее, выстиранные и выглаженные, лежали на стуле, тут же в комнате.

Вон они, Оленька, дожидаются вас.

Ольга сунула ноги в тапки, зашаркала к стулу. По пути ее сильно качнуло, она ухватилась за диван, постояла немного, тяжело дыша.

Голубушка моя, куда вы собрались? Доктор вам постельный режим прописал, у вас может воспаление легких случиться! Вы должны лежать и выздоравливать.

Я должна увидеть детей, Григорий Матвеевич.

Он пытался Ольгу отговорить, а когда понял, что никакими уговорами тут не поможешь, заявил решительно:

Одну я вас не пущу, так и знайте!


Родители Стаса, выйдя на пенсию, окончательно поселились на даче. Когдатошняя щитовая бытовка давно уже превратилась в крепкий двухэтажный дом с резными наличниками и спутниковой антенной на крыше, которой отец Стаса страшно гордился. И отопление в доме имелось от котла, и тесовый трехметровый забор, и собака Буран на цепи все как полагается.

Светлана Петровна как раз выставляла на стол пирог, когда Буран во дворе зашелся лаем. Светлана Петровна выглянула в окошко. Буран без толку лаять не станет. Это не какой-то вам пустобрех, настоящий сторожевой пес кавказской породы, Стас три года назад за него страшные деньги отдал. Светлана Петровна сына отругала зачем, мол, потратился, но сама была довольна. Дом у них, как говорится, полная чаша. И телевизора два, и ковры, и золото, и шуба у нее, вон, каракулевая, муж из-за границы привез. Он тогда начальника городской администрации возил, а тот ему путевочку выделил в Болгарию, вот оттуда и привез шубу-то. Уж десять лет, а все как новая

За воротами, под фонарем, топтались двое. На алкашей вроде не похожи, хотя кто их теперь разберет, швали разной развелось Светлана Петровна задернула шторку. Бог с ними. Сунутся Буран их враз порвет.

В ворота заколотили. И чего неймется?

Светлана Петровна растворила окошко:

А ну пшли отсюдова! Ишь, хулиганье! Щас собаку спущу!

Она хлопнула рамой окна современные, пластиковые, сынок расстарался, заказал и пошла за чайником, досадуя, что какое-то отребье приличным людям ужинать мешает. Ужин в семье считался делом важным, почти святым. К ужину непременно полагалось горячее кура под майонезом, жареная картошка со шкварками, да капустки квашеной из погреба, да яблочек моченых, да грибков. Анатолий Иванович пропускал пятьдесят граммов водочки под соленый огурец, после чего всей семьей долго пили чай с пирогом и смотрели по телевизору какую-нибудь передачу хорошую [Поле чудесk или [Кривое зеркалоk с Петросяном. Ясное дело, никаким оглоедам подзаборным ужин семейству портить не дозволялось.

Машка вылезла было из-за стола, но Светлана Петровна ее поймала и обратно усадила:

Манечка! Куда ты, рыбонька моя?

Стихи учить буду, ответила рыбонька.

И до чего же девчонка сладкая, чисто твой пирожок!

Погоди. Вот покушаешь, и пойдем стихи с тобой учить.

Маня скривилась:

Не хочу есть.

А пирожка-то? Бабушка пирожок спекла, дед вон плакать будет, если ты не покушаешь!

Маня нехотя согласилась, полезла на стул, хоть и насупилась. Эх, грехи наши тяжкие Кушает девочка плохо и спит нехорошо. Ну чего не хватает, спрашивается? Вроде все есть. Накормлена-напоена, и игрушек полная комната, и коньки, вон, купили, и качели дед во дворе поставил. А Манечка покачается-покачается на качелях, потом сядет в уголку да давай плакать так, что сердце разрывается. Спросишь, в чем дело, только хуже плачет.

Срд 24 Апр 2013 19:20:10
>>47023765
Делаем третий?

Срд 24 Апр 2013 19:20:22
Вытолкала Ольгу со двора, в руки Григорию Матвеевичу, захлопнула калитку. Ольга услышала, как лязгнули запоры.

Маня прихлебывала чай из блюдечка ну вылитый Стасик. Он когда маленький был, тоже вот так вот из блюдца чай дул.

Баб, а ты на кого кричала?

Маня подняла от блюдца раскрасневшуюся мордаху.

Да попрошайки к нам повадились, Светлана Петровна махнула рукой мол, ничего особенного.

Мы с Бураном их прогнали. Эх Развелось бомжей кругом!..

Кто такой божей? Зверь такой? Машка явно заинтересовалась неведомым зверем.

Это не зверь, кошечка моя. Бомжи это всякие нехорошие люди, вроде вашей мамы. Светлана Петровна погладила Машку по голове, придвинула блюдо с пирожками. Ты кушай, кушай.

Наша мама не бомжи, она хорошая и скоро приедет! подал голос Мишка. Светлана Петровна ругнулась про себя сболтнула лишнего, теперь объясняйся Но уж, видно, ничего не поделаешь.

Маму вашу в тюрьму посадили, потому что она воровка. Она теперь в тюрьме и не приедет. Теперь у вас мама Зина.

Мишка насупился, вылез из-за стола, ушел в свою комнату. Снова будет дуться. Эх, грехи наши тяжкие, и за что бедным детям такое испытание?

Толь! Ну пойди ты с ним поговори! Светлана Петровна верила, что муж может объяснить кому и что угодно. Ну сил моих больше нет! Он ведь теперь со мной разговаривать не будет и кушать не станет мне назло, потому что я про его мамочку драгоценную плохо сказала!

Ты, мать, не волнуйся. Утрясется все. Анатолий Иванович снова взялся за газету. Мишке ему время нужно, чтобы привыкнуть. Погоди чуток.

Машка нахмурилась, явно что-то соображая, потом спросила:

Ба, а всех плохих в тюрьму сажают?

Всех, рыбонька моя, всех!

Тогда Сережку Кузнецова тоже надо в тюрьму посадить, сообщила Машка. Он плюется и девочек обижает.

Посадят, рыбонька моя, обязательно посадят. Вот вырастет и посадят, если не отучится плеваться!

Хорошо, Машка удовлетворенно кивнула. Ей очень хотелось избавиться от Сережки. Ба! А когда мама вернется?

Светлана Петровна беспомощно опустилась на стул, посмотрела на мужа, ища поддержки. Но Анатолий Иванович сделал вид, что ничего не слышал. Сидел, загородившись газетой.

* * *

Поездка на дачу даром не прошла. У Ольги таки случилось воспаление легких, и несколько дней Григорий Матвеевич всерьез боялся, что она не выкарабкается. Снова пришлось вызывать [Скоруюk. На сей раз приехала средних лет угрюмая врачиха, не разуваясь и не помыв рук, прошла к больной. Глянула на термометр, послушала легкие, сообщила, что у Ольги, по всей видимости, двусторонняя пневмония, но в больницу везти отказалась.

Помилуйте, ведь вы видите, в каком она состоянии! увещевал Григорий Матвеевич. Вы же врач, вы, позволю себе заметить, клятву Гиппократа давали!

Но врачиха объяснила, что Гиппократ Гиппократом, а без полиса в больницу нельзя. Может, во времена Гиппократа и можно было, тогда ни у кого полисов не было, но сейчас-то другое дело, в цивилизованном мире живем, гражданин, все должно быть по закону. Есть полис есть медобслуживание, нет полиса нет медобслуживания, вот так, и никак иначе.

Всех документов у Ольги была справка об освобождении, и врачиха, переписав данные, посоветовала Григорию Матвеевичу:

Вы ее, если оклемается, отправьте на туберкулез провериться и на венерические, а то наплачетесь потом

Три недели Григорий Матвеевич тащил Ольгу с того света практически за уши, колол антибиотики, купил у соседа-охотника пол-литровую банку дико вонючего, но исключительно полезного медвежьего жира и этим жиром Ольгу растирал, укутывал одеялом, вливал в рот горячее молоко все с тем же медвежьим жиром Заваривал в кастрюльке шалфей для ингаляций, заставлял дышать. Вскакивал по ночам, когда Ольга снова начинала бредить, давал жаропонижающее, поил, успокаивал, смачивал лоб и ладони водкой, чтобы сбить температуру И болезнь потихоньку стала отступать.

К концу ноября Ольга достаточно окрепла, чтобы под руку с Григорием Матвеевичем гулять по двору. В декабре он сделал ей временную регистрацию (Стас Ольгу после развода из квартиры выписал), и она начала искать работу.

Ольга проштудировала все газеты с объявлениями о вакансиях, нашла несколько подходящих. Но на первом же собеседовании Ольге объяснили: претендовать на работу по специальности она больше не сможет никогда и ни при каких обстоятельствах.

Срд 24 Апр 2013 19:21:35
Набежали люди, вокруг машины образовалась небольшая толпа, какой-то мужик поймал Ольгу сзади за локти. Зинка, воспользовавшись паузой, быстро юркнула в салон и с места в карьер газанула. Ольга вывернулась, оставив в руках у мужика пальто, побежала вслед за машиной. Взвизгнули тормоза. Ольгу швырнуло на тротуар. Она открыла глаза и увидела у самого лица бампер.

Ты что?! Ты дура совсем, под колеса кидаться?! А если б я затормозить не успел?!

Водитель [Жигулейk, белый как мел, высунулся из окна:

А если б я убил тебя, дуру?!

[Дураk медленно поднялась, повернулась к нему и сказала:

Это было бы просто прекрасно!

* * *

На площади рядом с елкой каток залили. Обещали, что в Новый год будет фейерверк, Дед Мороз со Снегурочкой и катание на санях.

Григорий Матвеевич водрузил на макушку елки рождественскую звезду, слез с табурета и принялся обкладывать крестовину ватой.

Ну вот Еще серпантину и будет у нас с вами, Олечка, не елка, а настоящее произведение искусства!

Ольга лежала на диване, уткнувшись носом в стену, прижимала к животу плюшевого слона с оторванным ухом.

Оленька, может, кофейку? Я за молоком свежим сбегал, принес. Из бочки

Спасибо, Григорий Матвеевич. Что-то не хочется.

А как насчет прогулки? Снег выпал. Морозец приятный такой. Пойдемте?

Ольга повыше натянула одеяло:

Нет. Я полежу.

Григорий Матвеевич сел на краешек дивана:

Оля, так нельзя! Вы себя погубите! Сколько можно лежать?!

Ольга перевернулась на спину, пристроила слона на живот.

Григорий Матвеевич, а помните, как вы этого слона Машке купили?

Помню. Оля, надо встать!

Но Ольга его не слушала.

Машка в детском саду боялась деревянного коня. Никто не боялся, а она боялась. Вот дурочка. Разве можно бояться деревянного коня?

Григорий Матвеевич покачал головой:

Трусость худший из человеческих пороков, еще Михал Афанасьевич писал! Кто коня боится, а кто на улицу выйти.

Ольга снова отвернулась к стенке.

Перестаньте. Я просто хочу немного полежать.

Но Григорий Матвеевич решительно сдернул одеяло.

Не могу! Перестать не могу! Ну-ка, поднимайтесь, поднимайтесь!

Он усадил Ольгу на диване, сунул под ноги тапки.

Немедленно одеваться, обуваться и гулять! Пять минут на сборы.

Ольга вытащила из-под скомканного одеяла слона, снова прижала к животу.

Он сказал, родительские права отнимут

Григорий Матвеевич насторожился. Что за новость? Как это права отнимут?

Не могут они у вас права отнять. Нечего и волноваться! По закону

Закон у кого в руках, того и защищает.

Ольга снова завалилась на диван. Григорий Матвеевич осторожно тронул ее за плечо:

Может, мне сходить, поговорить с ними?.. Не звери же они, люди. Как же детям без матери?

Вы ведь уже ходили, Григорий Матвеевич. Два раза ходили. Ничего у нас с вами не выйдет Нечего и стараться.

Ну что тут будешь делать? Что за люди, нет, что за люди эти ее родственники! Не люди кальмары! Учитель погладил Ольгу по голове, словно она была маленькой девочкой:

Оленька, так нельзя! Я знаю, вы нежная, добрая Но тут ведь как на войне, Оленька. Даже если нет надежды нельзя сдаваться, непозволительно. Вам надо сильной стать, самой сильной, ради детей, Оленька! Если вы не справитесь, они-то уж Так-то Что же им теперь?! Пропадать совсем?

Ольга потеребила слоновье плюшевое ухо, потом решительно спустила ноги с дивана, стянула со стула кофту:

Хорошо, Григорий Матвеевич. Пойдемте погуляем. Поглядим, что там за каток на площади.

Седьмого января, в самое Рождество, Григорий Матвеевич вернулся с этюдов и увидел, что Ольга собирает вещи. Значит, все же решилась ехать. Учителю это ее решение категорически не нравилось. Последние три дня они спорили до хрипоты, он исчерпал все разумные аргументы, но Оленьку так и не убедил.

Ольга складывала в чемодан вещи, а Григорий Матвеевич стоял рядом и увещевал:

Ну куда, куда вы поедете, в какой такой райцентр?! Зачем?! Во-первых, это чужой город, это далеко, три часа автобусом

Григорий Матвеевич, там мне дают работу.

Уборщицей на швейной фабрике. Прелестно! Оля, ну вы понимаете, что это невозможно! Хоть моя пенсия и невелика, но уроки, занятия, я еще могу Проживем! Не следует пороть горячку. Обдумайте все как следует.

Ольга отодвинула в сторону чемодан, взяла учителя за руки. До чего же тонкие, хрупкие руки у стариков

Срд 24 Апр 2013 19:21:58
Надя перевернула страницу, взглянула на Ольгу. Спит, что ли? Вроде не спит.

Оль, а Оль! позвала она негромко.

А?

Так и думала, что ты не спишь. Гляди, чего пишут!

Что?

Новый суперспособ похудеть. Десять кило за три дня. Вот, смотри, купон. Вырезаешь, заполняешь, а-атсылаешь!.. Тебе присылают специальный браслет, ты его носишь и худеешь.

Ольга улыбнулась: все же соседка неисправима. Как дитя малое, верит всему, что в этих журналах печатают!

Надь, так не бывает.

Надежда подхватилась, плюхнулась на край кровати, сунула Ольге под нос журнал:

Сама посмотри, вот тут так и написано! Словами!..

И смотреть не хочу. Еще и стоит небось ползарплаты. Сколько? Тысячу? Две?

Да какая разница! Надежде чудо-браслет явно загорелся. Две восемьсот! Но главное же результат. Десять кило!.. Десять, Оль!

Не вздумай покупать. Ольга приподнялась на локте, попыталась отобрать у соседки журнал, но Надежда проворно спрятала его за спину:

Обязательно куплю!

Она вернулась к себе на койку и снова погрузилась в чтение. Ольга начала задремывать, когда Надежда на своей кровати тихонько взвыла:

У-у-у! Ну что ж тако-о-ое!

Что?

Не буду я браслет этот покупать!

Ну и слава богу.

Знаешь, чего тут дальше написано?

Ну что там написано?

Что действие браслета происходит, только если ничего не солить и не сахарить, а еще нельзя печеное, копченое, жирное, острое, кислое и из крема. Картошку тоже нельзя.

А что можно?

Надежда аж скривилась от отвращения:

Геркулесовый отвар. И чай из трав. Ну, чай ладно, мне вон мамка целый мешок сушеной мяты прислала. Упьемся. Еще эти можно злаки, вот что.

Ольга, думая о своем, кивнула:

Злаки большая сила, особенно если их есть вместе с браслетом

Надежда уставилась на нее как на малахольную, прыснула:

Оль, ты чего?! Браслет не есть, а на руке носить надо!

Отсмеявшись, Надежда решила, что, раз они браслет пока не покупают, нужно хоть в булочную сгонять. За печеньем или за сухарями. Лучше за сухарями, наверное. В них калорий меньше.

Оль, вставай, пойдем до магазина пройдемся. А то ты все лежишь да лежишь, смотреть тошно!

Но Ольге никуда идти не хотелось. Не хотелось вообще ничего. И откуда у Надежды столько энергии? Такое впечатление, что она никогда не устает. Работает как все, полную смену, да еще сверхурочные берет. После работы печет пироги, стирает, вяжет, журналы свои читает, занимается в драмкружке при фабрике, постоянно выбивает какие-то путевки ветеранам, ругается с начальством из-за того, что в фабричном клубе нетоплено Спит как убитая, а в шесть утра вскакивает и понеслось все по новой. Не человек, а атомная электростанция. Хотя, если что, этот мирный атом может так рвануть, что мало не покажется. Недаром Надежду все начальство боится и общежитское, и заводское.

Ольга повертела в руках Машкиного слона, снова пристроила на подушку:

Надь, я устала Да и холодно на улице.

Надежда строго глянула на Ольгу. Эта рыжая кустодиевская красавица все понимала, будто насквозь людей видела.

Ну что ты себя травишь, дура?! Никуда не денутся твои ребята, отсудишь!

Интересно, как?

Надь, не говори ерунды. Я кто? Никто. Бывшая зэчка. Уборщица. А там у них нормальная семья.

Надежда хмыкнула презрительно, сложила губы бантиком:

Этот подонок твой и его бабец новый это, что ль, семья?!

Ольга вздохнула:

Суду не докажешь, что он подонок. Я из зоны вернулась и уборщицей работаю, а у него бизнес, квартира, новая жена. С кем детям лучше?

У Надежды на этот счет никаких сомнений не было.

Ясное дело, с тобой!

Ясное дело, с ним. Ольга отвернулась к стене, свернулась калачиком. Хороший адвокат дорого стоит. Дороже, чем твой чудодейственный браслет, в тыщу раз

Надежда постояла, пощипала пухлый подбородочек, решила, по всей видимости, что в данный конкретный момент вечности хорошего адвоката раздобыть не получится да и то сказать, полвосьмого вечера, адвокаты все по домам сидят, телик смотрят, решительно накинула пальто:

С адвокатом проблему решим. Придумаем чего-нибудь.

Что-что, а решать проблемы Надежда умела. И всегда что-нибудь придумывала. Не далее как вчера Ольга в очередной раз наблюдала этот мирный атом в женском обличье в действии. В райцентр приехал столичный цирк. По местным меркам гастроли цирка из самой Москвы были штукой посильнее [Фаустаk Гете. За билетами в профком выстроилась очередь, шептались, что на всех не хватит, чуть до драки не дошло. Впрочем, билетов хватило.

Срд 24 Апр 2013 19:22:12
>>47023765
Но ведь Стас же пидарас! Это стало очевидно еще с первых строк.

Срд 24 Апр 2013 19:22:25
Надежда замерла на месте, уставилась на мужика. Не иначе, муженек бывший пожаловал. И что ему, спрашивается, нужно? Мириться приехал?

Надежда подняла голову, смерила мужика взглядом королевы в изгнании:

Допустим, я Громову знаю. А вам она по какому вопросу?

Мужик замялся. Ну точно, бывший. Вон, глаза прячет свои бесстыжие.

По личному. Мне поговорить с ней нужно.

И о чем это вы с ней говорить собираетесь? Надежда надвинулась на мужика своим внушительным бюстом, так что тот попятился к машине.

Мне Я перед ней виноват Прощения попросить хотел Можете ее позвать?

* * *

Надежда ворвалась в комнату, сдернула с Ольги одеяло:

Оль! Вставай! Там твой заявился! По личному!

Ольга, совершенно очумев, уставилась на соседку.

Какому Личному? Кто?

Да говорю, бывший твой пожаловал! Шикарный такой, гад, на машине, весь из себя! Поговорить хочет! Сказал, виноват, мириться приехал!

Стас приехал мириться?! Ей разрешат видеться с детьми?! Может, она их увидит уже сегодня!

Оль, ты только не волнуйся, ты ему, главное, воли не давай! Он прощения просить хочет, так ты скажи, что не извинишь, пока детей не отдаст, слышь, Оль?!

Но Ольга не слышала. Как была, в халате, она неслась по коридору на выход. Надежда сорвала с вешалки пальто, кинулась следом. Но Ольги уже и след простыл. Сумасшедшая! Голая на мороз!

Надежда села на кровать, подперла щеку ладошкой. Не история а прямо целый роман, как в книжке, честное слово. Любовь, предательство, тюрьма, а потом, когда героиня, ну, Ольга то есть, теряет надежду, приезжает принц на белом коне, и во всем раскаивается, и увозит ее в свою страну за семь морей Не беда, что вместо белого коня черная машина

Ольга неслась к машине, загребая ногами снег. С одной ноги слетела тапка, но она даже не заметила.

Оля!

Ольга остановилась как подстреленная, ухватилась руками за грудь.

Митяй? Ты что тут Ты откуда? Почему?

Здравствуй, Оля. Я не знал, что ты вернулась, а то бы раньше приехал.

Он узнал случайно. Со Стасом Митяй с того вечера, как засветил дружку своему бывшему в табло, больше не разговаривал. Стас как-то пришел с бутылкой, помириться хотел, но Митяй дверь ему не открыл. А тут столкнулся на улице со Стасовой мамашей. Светлана Петровна обрадовалась, принялась выкладывать новости про то, какую Анатолий Иванович баньку срубил, не банька, а игрушечка, и как у Стасика дела в гору идут, вот думает второй сервис открывать, на Металлургов, за складами, и про Зиночку, на которую они с отцом не нарадуются.

А что Ольга? как бы между прочим поинтересовался Митяй.

Заявлялась тут, Светлана Петровна скривилась. Целый спектакль устроила. Насилу ее вытолкали. Все нервы нам вымотала, змея.

Когда заявлялась?

По подсчетам Митяя, Ольге оставалось сидеть еще год с небольшим.

Да осенью еще, с этим своим, юродивым Ее по амнистии выпустили, а она сразу давай права качать. Ну, Стасик-то ее быстро окоротил

Адрес общежития дал Митяю Григорий Матвеевич.

Я, Оль, как сумасшедший гнал, два раза гайцы тормозили.

Зачем?

Как зачем? Работа у гайцов такая полосатыми палками махать.

Зачем ты гнал как сумасшедший?

Сказать правду? Потому что теперь ты моя? Больше у тебя никого нет, и я торопился забрать тебя отсюда? Увезти к себе? Согреть? Приручить? Потому что ты мне нужна. Потому что я ждал десять лет и вот дождался.

Увидеть тебя хотел.

Увидел? Что-то еще надо?

А она изменилась. Жесткая стала. Но все равно красивая

Да ничего мне не надо!

Не надо, и уходи.

Митяй выбил из пачки сигарету, закурил не сразу, с третьей попытки, так руки дрожали.

Я поговорить приехал.

Дай сигаретку.

Митяй протянул пачку, зажигалку поднес:

Ты ж вроде не курила никогда?

Она взяла сигарету, затянулась в кулак, пустила дым ему в лицо:

Та, которая не курила, была не я, Митя. Ты к той приехал?

Я к тебе приехал. Пойдем покатаемся?

Ольга хохотнула резко, словно ножом полоснула:

Я уже накаталась, Митя.

Все же он уговорил ее сесть в машину. Они ехали по шоссе, и Ольга подумала, что все повторяется, как в дурном сне: ровно так же она ехала со Стасом. Он тогда привез ее на свалку и сказал, что любит другую. Когда это было? Три месяца назад? Четыре? А кажется, будто жизнь прошла.

Стас тогда в машине все молчал. Говорила она. А теперь наоборот. Митяй говорит, говорит Зачем? О чем?

Срд 24 Апр 2013 19:22:55
Ольга опустилась на колени, вдохнула запах красок, подняла с полу черный угольный карандаш. Карандаш привычно лег в руку. Странное, почти забытое ощущение из прошлой жизни Провела карандашом по разложенной по полу бумаге. На шершавой серой поверхности появилась загогулина. Ольга провела еще раз, посмотрела и поставила две жирые черные точки. С бумажного листа на нее глянула веселая маленькая собачка, похожая на фабричную Жульку. Ольга черкнула еще пару раз, и рядом с Жулькой нарисовалась мисочка, а в мисочке здоровенная мозговая кость. А Ольга уже рисовала будку, и полосатого котенка на крыше, и грачей на березе Впервые за много лет ей отчаянно захотелось рисовать. Все равно что деревья, людей, мастера цеха Павла Семеновича, собаку Жульку, кошку Марусю, тарелку с пирогами, чайник с треснувшей крышкой неважно Главное водить карандашом по бумаге, разводить краски, накладывать мазок за мазком

Ольга остановилась, только когда совсем стемнело. Зажгла свет, глянула на часы. Батюшки-светы! Половина девятого! Надежда скоро вернется, а у нее полный кавардак! Шкаф как был не разобран, так и остался, зато весь пол в рисунках, набросках, эскизах

Ольга торопливо свернула рисунки в трубочку, затолкала за шкаф. Вытряхнула из обувной коробки, где у нее хранилась всякая ерунда нитки, ножницы, изолента и другие вещи, которые могут пригодиться в хозяйстве, бережно уложила туда карандаши и кисти. Коробку задвинула подальше, на нижнюю полку, к самой стеночке.

С тех пор Ольга полюбила воскресенья. Проводив Надежду, она доставала кисти и жадно, со страстью, рисовала весь день напролет.

Весна пришла поздно, зато теплая и дружная. Снег стаял за несколько дней. В начале недели на дворе еще лежали грязные снеговые кучи, а к выходным на газоне уже пробивалась свежая травка. Фабричные принарядились, сменили темные зимние пальто на веселые плащики, самые смелые уже щеголяли в туфлях на тонкий чулок. Ольга перемыла в цеху окна, и теперь там даже по утрам было ярко, солнечно, и странное дело! входя туда со своим неизменным ведром и шваброй, Ольга радовалась этому солнцу, и утру, и весне. Она по-прежнему скучала по детям, она по-прежнему ни о ком другом думать не могла. И ночные кошмары никуда не делись, и слезы в подушку. Но она начала верить, что все еще может получиться. Что, может быть, ей удастся скопить денег, найти хорошего адвоката и добиться разрешения хотя бы видеться с детьми о большем она пока боялась мечтать.

И совершенно неожиданно жизнь, повернувшаяся было совсем уж к лесу передом, а к Ольге наоборот, начала ей улыбаться.

Ольгу вызвали в профком и предложили путевку в профилакторий вроде как поощрение за отличную работу. Ольга подозревала, что без Надежды тут не обошлось, но та отнекивалась и делала такие невинные глаза, что Ольга в конце концов от нее отстала.

В профилакторий она не поехала, конечно. Путевку давали бесплатную, но две недели отдыха никто ей оплачивать не будет. А Ольге позарез были нужны деньги на адвоката. Она ужималась, как могла, экономила на еде, штопала дыры на колготках, мыла голову детским мылом, потому что оно самое дешевое, а из транспорта пользовалась только бесплатной фабричной развозкой. Но скопить все равно удавалось мало. Пачка купюр, запрятанная в шкафу под стопкой белья, оставалась до обидного тоненькой. Каждый раз, пересчитывая свои накопления, Ольга тяжело вздыхала, прикидывая, сколько времени понадобится, чтобы набрать нужную сумму.

Однажды она чуть не сошла с ума, не найдя денег в привычном месте. Ольга металась по общежитию с дикими глазами, выпытывала у вахтера, кто входил, но вахтер, конечно, никого подозрительного не видел. Когда Надежда вернулась со смены, Ольга в три ручья рыдала, зарывшись в подушку.

Оль? Ты чего? Умер кто-то?

Надежда всерьез заволновалась.

Не-е-ет Нас обворовали Меня то есть

Как обворовали?!

Надежда опустилась на стул.

Ну-ка, живо вытирай слезы, выпей воды и все по порядку рассказывай!

Ольга, икая и хлюпая носом, принялась рассказывать, как сунулась пересчитать деньги, а там пусто!

Надежда взглянула на Ольгу и расхохоталась:

Ну, Оль, ну ты даешь! Ну кто ж деньги в белье прячет?! Курам на смех! В белье первым делом залезут, ты что, не знаешь? У нас замки-то одна видимость! Скрепкой можно открыть! Погоди-ка

Надежда полезла под кровать, пошебуршала там и извлекла на свет божий старый войлочный Ольгин ботинок.

Срд 24 Апр 2013 19:23:22
А у кого? В смысле, чей день рождения отмечаете?

Надежда округлила глаза:

Так твой

Мой?!

Ну да Твой. А мой в ноябре. Я, стало быть, Скорпион! Насекомое с жалом на хвосте! А у тебя сегодня. Забыла, что ли? Ну, ты даешь!

Надежда утерла слезы, подскочила, сунулась в тумбочку, вытряхнула из ящика пачку разноцветных журналов:

Вот! Сексуальный гороскоп! Сейчас все про тебя прочитаем!

Какой еще гороскоп?

Так сексуальный! Все, как по полкам, разложено! Да, и еще анкета блеск! Слушай! Она сдвинула в сторону кастрюлю с пирогами, разложила журнал на столе. Если вы познакомились на улице с привлекательным мужчиной и он пошел вас провожать, как вы поступите у дверей своей квартиры? А пригласите его на чашку кофе. Бэ попросите показать паспорт. Це справитесь о здоровье его мамочки?

Справлюсь у него, как пройти в библиотеку, и уйду, а он пусть делает, что хочет.

Тут такого нету.

Ольга села на кровать:

Надь? Это ты придумала?

Чего?

Праздник.

Ну а что? Надежда пожала пухлым плечиком. Ну, я. День рождения только раз в году. Ты Чебурашка, а я Крокодил Гена. Сейчас еще пионеры подгребут С аккордеоном.

У Ольги на глаза навернулись слезы. Ей хотелось объяснить, как важно, как замечательно, что Надежда придумала этот праздник, и пироги, и воздушные шарики, и аккордеон. Как прекрасно, что Ольгу поселили именно с ней и что Надежда нашла рисунки, и плакала над ними, и называла Ольгу гением. Хотя это она, конечно, переборщила, с гением-то. Ольга хотела сказать, что никогда в жизни у нее не было подруги. Муж был, дети, учитель рисования, а подруги не было. И какое это, оказывается, счастье, когда у человека есть подруга, да еще такая, как Надя. Но в горле стоял ком, и все, что Ольга могла сказать, это [спасибоk.

* * *

Вставай! Ольга! Ну Ольга же! Да вставай, господи!

Надежда трясла ее за плечо. Ольга резко села на кровати:

Что?! Дети?! Что с ними?!

К телефону тебя, вставай скорее!

Надежда уже подсовывала Ольге халат:

Давай-давай-давай, быстро!

Путаясь в рукавах халата, Ольга кинулась искать тапки. Господи, да где ж они?!

Надежда Ольге сунула свои туфли:

Надевай! Свитер, свитер накинь, замерзнешь!

В дверь колотили.

Громова! Скоро там?! Тебе аппарат вызывает! Москва! Слышь, Громова?!

Какая еще Москва? Почему Москва?!

Надежда распахнула дверь:

Пошли быстрей!

За дверью обнаружился вахтер. Он держался за голову и охал:

Е-мое! Ну, Кудряшова, у тебе не рука, а лом чугунный! Дверью человеку по лбу залепить! Это ж думать надо!

Да ладно, отмахнулась Надежда. У тебя лоб небось тоже чугунный, ничего с ним не станется!

И кинулась догонять Ольгу, которая уже неслась по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

В трубке трещало. На пороге каптерки толкались вахтер с Надеждой. Вахтер забыл про ушибленный лоб и жадно тянул шею, чтобы не пропустить чего интересного. Не каждый день в общежитие среди ночи из самой Москвы звонят!

Алло! Алло! Слушаю! Ольга почти кричала.

Громова Ольга Михайловна?

Да! Это я!

Это вас беспокоит рекламное агентство [Солнечный ветерk.

Какой Петер? Вас плохо слышно!

Вы отправляли к нам на конкурс свои работы?

На какой конкурс?..

Надежда протиснулась в каптерку, зашипела Ольге в свободное ухо:

Конкурс, конкурс. [Морской прибойk!

Вы меня слышите? Это агентство [Солнечный ветерk! Вы отправляли рисунки к нам на конкурс?

Надежда энергично затрясла головой, вырвала у ничего не соображающей и одуревшей от всего этого гама, крика и треска в трубке Ольги телефон:

Да, да, отправляла, отправляла! Слышите? Да, это мы, и мы отправляли! Але!.. Да! Что? Наши работы на конкурсе первое место получили? Да, сможем приехать, сможем! Да, пишу телефон! Сейчас! Оля! Ручку дайте мне!

Вахтер сунул Надежде в руку огрызок карандаша.

Да, да, пишу! И она быстро принялась записывать на уголке газеты, которую вахтер читал на сон грядущий. Гостиницу закажете, ага Двадцать пятого награждение Поняла А премия, премия будет? Ага А сколько?

Услышав сколько, Надежда подскочила, округлила глаза и прикрыла рот ладошкой.

Ну что там? Что? Ольга потянула трубку к себе.

Твои рисунки выиграли первую премию! Три! Тысячи! Долларов! Да! Это я не вам!

Сколько-о?

Три тысячи! Долларов! Нет-нет, я вас слышу! Нет! Не надо нам на счет ничего переводить! Да, мы желаем денежки получить в руки! В руки, говорю! Ага! Да, мы точно будем! Да! Сто процентов!

Срд 24 Апр 2013 19:23:45
Ольга обняла подругу:

Я буду очень, очень осторожна. Особенно насчет сексуального гороскопа. Мне главное чтобы деньги дали.

Из динамика прямо над головой забубнило:

Граждане пассажиры! Поезд номер сто тридцать восемь прибывает на второй путь. Стоянка три минуты!

Ольга подхватила чемодан:

Ну все Надь! Ну ты чего? Не реви, я ненадолго, вернусь скоро.

Надежда хрюкнула носом. Она не верила, что Ольга скоро вернется. И очень надеялась, что она не вернется вовсе. То есть Надежда, конечно, будет скучать, и все такое, и вообще, такой подруги, как Ольга, у нее не было, такая подруга раз в жизни бывает, да и то не у каждого. Но Надежда свято верила в Ольгин талант и в то, что таланту этому место никак не в их родном захолустье, а как минимум в столице. А там и до Парижа рукой подать. Как у них это называется? Мормантр? Нет! Мон матер! Или по-другому? Ну, неважно. Главное, не реветь на вокзале. Вот придет домой и там уж вволю наплачется.

Ты если не вернешься так хоть пиши, ладно?

Ладно, Ольга кивнула. Если не вернусь, напишу. И ты тогда ко мне приедешь. Надя, ты удивительная женщина. Я больше таких не знаю. Если бы не ты, я бы пропала. Совсем пропала.

Ну ладно, ладно Перестань. Нечего тут устраивать прощание славянки. Не на Северный полюс уезжаешь.

Надежда сердито смахнула набежавшие слезы.

Иди в вагон, а то без тебя уедут!

Через минуту поезд тронулся и вскоре скрылся вдали.

* * *

Утро добрым не бывает, факт. Особенно в понедельник.

Генеральный директор рекламного агентства [Солнечный ветерk Дмитрий Грозовский пребывал в самом что ни на есть мрачном состоянии духа. Он шваркнул на стол эскизы рекламы йогуртов. Несколько листов спланировали на ковер. Никуда не годится! Черт бы взял совсем эти йогурты! В жизни их не любил, и не зря. Всю кровь выпили.

Дима откинулся в кресле, потер затекшую шею, нажал кнопку селектора:

Дарью ко мне. Живо!

Минуточку, пискнуло из селектора.

А секретаршу-то, похоже, надо будет искать новую. Эта как ее? Дина? Не справляется Дина с работой. Большая ошибка нанимать секретарем грудастую длинноногую девицу с неоконченным высшим. Но он эту ошибку раз за разом совершает. А в результате в офисе бардак.

В дверь постучали. Дима крутанулся в кресле:

Дарья, заходи, я не голый!

Дарья высоченная, худющая, в немыслимых красных очках вошла, уселась напротив, сверкнув кружевной резинкой чулка.

Откуда я знаю, может, как раз в этот момент ты голый!

И не мечтай даже!

Дарья глянула поверх узких очков:

А ты чего такой злой-то?

Я добрый! Я, черт возьми, добрее всех! Я как папа Карло впахиваю за все агентство, а мне приносят это?!

Носком ботинка он указал на валяющиеся по полу эскизы.

Это твой отдел наваял? Про йогурты?

Если про йогурты то мой. Дарья присела на корточки и принялась собирать с пола рисунки.

Твой, значит. Скажи, пожалуйста, ты действительно считаешь, что это можно назвать работой, да? То есть нормальной работой, я хочу сказать?

Дарья посмотрела снизу вверх:

Дим, я не понимаю

Зато я понимаю очень хорошо! Я получил этот заказ черт знает как! Полгода выбивал! Это заказчик гигантский! Ги-гант-ский! Что мы должны для него сделать? Нет, ты мне скажи!..

Дарья встала, сложила рисунки в стопочку и с видом пионерки на присяге отрапортовала:

Мы должны сделать убойную рекламную кампанию йогуртов и творожных сырков.

Для?..

Для детей.

Умница ты моя! Йогурт мы назвали как? Бармалей чик. Сырок мы назвали как? Бармалей ка. Бармалейка! Скажи, Даш, ты лично хочешь бармалея, бармалейчика, бармамосика и бармамулечку? Нет? Ты же понимаешь прекрасно, что это чушь собачья и полная туфта! Но и это не самое козырное! Самое козырное, что мне принесли рисунки бармалейчика и бармалейки, а нарисовано что?

Что? Дарья подняла бровь с самым невинным видом.

А ты возьми и посмотри что, если до сих пор у тебя времени не нашлось. Давай-давай, полюбуйся!

Дарья молча перебирала рисунки на столе, с каждой минутой все больше мрачнея. Повертев последний лист так и эдак, она сложила эскизы стопочкой, свернула трубкой и сунула в урну, после чего глубоко задумалась.

Дима удовлетворенно кивнул:

Вот и я про то же. Это ни фига не бармалейчик с бармалейкой. Это вообще ничего! Даже ты не понимаешь, что сия абстракция означает. А, между прочим, наваяли-то эту Гернику[2] твои креативщики! Что я заказчику скажу?

Срд 24 Апр 2013 19:24:27
Ольга попросила кофе и уселась в уголок ждать. Несмотря на авангардные формы, диванчик оказался мягким и удобным.

Сдвинувшееся из-за пробок совещание закончилось, когда стрелка настенных часов, будто бы сошедших с полотен Сальвадора Дали, приближалась к четырем. Из приемной высыпало человек десять народу солидные дядьки в костюмах, патлатые молодые люди с серьгами в самых неожиданных местах, похожая на марсианку девушка баскетбольного роста. На носу у нее были ярко-красные очки, от уха к скуле тянулся микрофон, довершал образ узкий пиджак из переливающейся всеми цветами радуги блестящей клеенки. Марсианская девушка кивнула на Ольгу, перебросилась парой слов с секретаршей и, открыв дверь кабинета генерального, крикнула:

Дим! Там твоя Мона Лиза пришла! Ты как? Не голый?!

Потом обернулась к Ольге и кивнула на дверь:

Идите. А то он сейчас снова совещаться начнет.

Ольга вошла, всерьез опасаясь, что генеральный там все же голый и уже совещается с какими-нибудь очередными инопланетянами. Но он, слава богу, был совершенно одет не в разноцветную клеенку, а в человеческий серый свитер и даже галантно придвинул ей кресло.

Собираясь на аудиенцию, Ольга заготовила целую речь с благодарностями и извинениями за свое идиотское поведение. Даже на бумажке записала, чтобы не забыть. И несколько раз повторяла, пока ехала в метро. Но оказалось, что, пока Ольга искала переулок, а потом три часа сидела в приемной, из головы все выветрилось. А бумажка с речью осталась в кармане пальто, в вестибюле.

Она начала мямлить:

Я хотела вас поблагодарить сказать спасибо я даже не поверила

В дверь постучали. Генеральный вытянул шею, гаркнул:

Да!

Дверь слегка приоткрылась, и в щель просунулась выбритая голова с вытатуированным на макушке то ли китайским, то ли японским иероглифом:

Дмитрий Эдуардович, можно на минутку?

Нет, я занят.

Голова исчезла так же стремительно, как появилась.

Ольга снова стала мямлить насчет благодарностей, но Дима всю эту неинтересную бадягу слушать не собирался и перешел сразу к делу:

У меня к вам есть предложение. Вы где работаете?

На швейной фабрике.

А рисовать где учились? Что окончили?

Ольга совсем растерялась.

Окончила? Бухгалтерские курсы. А рисовать Я брала частные уроки, у меня совершенно гениальный учитель был То есть до сих пор есть

В дверь снова постучали. На сей раз это была девушка слава богу, не бритая и без татуировки.

Дмитрий Эдуардович, у меня вопрос

Ответ нет!

Девушка немедленно скрылась за дверью.

Так вот, я хотел вам предложить

В дверь снова постучали.

Прошу меня извинить.

Грозовский вскочил с места, в два прыжка пересек кабинет, распахнул дверь настежь (патлатый парень с серьгой в носу шарахнулся в сторону) и оглядел набившуюся в приемную толпу. Похоже, здесь собрались все сотрудники агентства, включая внештатников и курьера.

Да, я разговариваю с нашей победительницей, громко сообщил генеральный всем присутствующим и сделал широкий жест в Ольгину сторону, как бы предлагая убедиться, что беседа имеет место. Да, это она. Кто еще не видел, может посмотреть. Да, я собираюсь предложить ей работу. И да я все еще полностью одет! Все?

На несколько секунд приемная погрузилась в гробовую тишину, после чего стремительно опустела. Грозовский захлопнул дверь и вернулся на место. Он потер виски, отбил дробь пальцами по столешнице и предложил:

А пойдемте-ка лучше поедим. А?

Ольга совершенно обалдела от всего происходящего и ляпнула:

Я не хочу. Я обедала.

Ну, еще раз пообедаете! Идемте, что вы, в самом деле! Тут через дорогу очень милая кафешка.

Дмитрий

Дима.

Ольга теребила подол.

Вы сказали То есть я слышала, как вы говорили Вы правда хотите предложить мне работу?

Грозовский пожал плечами:

Хочу. А что? Я же вам не интим предлагаю? В чем проблема-то?

У меня плохая биография.

А с аппетитом как?

Тоже плохо.

Ладно. Дима снял с вешалки куртку, намотал длиннющий шарф. Тогда я буду есть, а вы каяться. Пошли?

[Кафешкаk через дорогу оказалась небольшим, но весьма респектабельным заведением с льняными салфетками, свежими бутоньерками и меню на десяти страницах.

Они сидели за столиком у окна. За окном бежали по своим делам люди, мимо проносились машины

Срд 24 Апр 2013 19:24:54
Ольга выключила так и не вскипевший чайник, накинула пальто, проверила, на месте ли ключи (а то потом в квартиру не попадешь и кукуй на лестнице, жди, когда бабка явится или вернется домой тихий, скромный сосед).

В супермаркете через дорогу Ольга, не мудрствуя, кинула в корзину батон, упаковку каких-то сосисок и контейнер с тертой свеклой самое знакомое и самое дешевое, что попалось на глаза. По дороге домой она не удержалась, отщипнула от свежего, вкусно пахнущего батона горбушку и сжевала прямо на ходу. Скидывая в прихожей пальто, Ольга предвкушала, как сейчас отварит сосисок, нарежет хлеба, откроет свеклу, и

Ну что?! Явилась! раздался из темноты сиплый голос.

Ольга выронила из рук покупки, вжалась в стену:

Кто здесь?!

Она нашарила выключатель. Вспыхнул свет. За кухонным столом расположилось заросшее буйным волосом существо в тельняшке. Дыша перегаром, существо ощерилось и сообщило:

Сосед я твой, курва!

* * *

Длинный офисный коридор, залитый холодным, слепящим светом. Где-то позади хлопает сверкающими стальными створками сломанный лифт, под потолком камеры наблюдения Ольга, задыхаясь, бежала по коридору. Позади слышался топот, и Ольга знала, что это за ней. Где-то здесь должна быть лестница, она это помнила точно. Запасный выход. Ольга свернула за угол и уперлась в стену. В небольшом закутке прожженный диванчик, пепельница на высокой ноге и табличка [Место для куренияk. Запасного выхода не было. Ольга вжалась в стену. Шаги приближались.

Она с криком села на кровати, прижав ладони к лицу. В комнате было тихо. Никто за ней не гнался. Просто сон, ничего страшного.

Запищал будильник. Полвосьмого. Надо вставать.

Она накинула халат, затянула волосы в узел и потащилась в ванную.

На кухню Ольга вышла уже полностью одетая, готовая к выходу.

А! Здорово, лимитчица!

За столом расположился сосед Толик, которого квартирная хозяйка за глаза отрекомендовала Ольге как тихого и интеллигентного одинокого мужчину. [Тихий интеллигентныйk мужчина в белье восседал на табурете, уперев руки в колени. Он был небрит, судя по запаху немыт, всклокочен и с видом вселенской скорби созерцал батарею пустых бутылок в углу.

Ольга открыла свой кухонный шкафчик (правый), достала пачку кофе, ковшик, зажгла свою горелку (левую).

Че молчишь-то, лимита?! От воспитание! Привыкли у себя там в Урюпинске

Ольга насыпала кофе в ковшик.

Доброе утро.

Утро-то? Кому доброе, а кому нет. Десятка есть?

Какая десятка?

Какая? Такая. Бумажная. Мне на пузырь не хватает.

Ольга покачала головой:

Нет.

[Тихий интеллигентныйk мужчина изобразил крайнюю степень разочарования:

Как?! Десятки нет?

Нет.

Анатолий решил зайти с другого боку:

Слышь, лимита! А того Выпить хочешь?

Нет.

Че, брезгуешь? обиделся Толик. Ты мной, красавица, не брезгуй. Ты у меня под боком живешь! Я те в один момент раз и готово! Тут, понимаешь, не Урюпинск!

Ольга молча помешала кофе, дала пенке подняться, сняла с огня. Каждое утро у них начиналось одинаково, и за две недели совместной жизни Ольга научилась вести себя с соседом, как правительство Израиля с террористами: провокации игнорировать, в переговоры не вступать.

Толик скрипнул табуретом, втянул носом воздух:

Ах, какие мы в Урюпинсках все аристократы, кофеи по утрам пьем! Слышь! Лимита! Угости рабочего человека! Ну трубы же горят! Оглохла, что ль?

Ольга налила кофе в чашку, сполоснула ковшик и вышла из кухни. Разумеется, теперь Толик потащится следом и будет бубнить под дверью, что лимитчики перекрыли коренным москвичам весь кислород, что его, москвича-пролетария, обидели и он подлое бабское нутро до дна знает

Допив кофе, Ольга сунула ноги в туфли и, на ходу надевая куртку, вышла из квартиры. Вслед ей неслись крики мучимого похмельем [интеллигентногоk соседа: [Я те попомню, как ты коренного москвича-пролетария обидела! Ты теперь лучше домой не приходи!.. Тля, нутро бабское!..k

Представьте себе карнавал в Рио-де-Жанейро, последние часы перед капитуляцией в ставке Гитлера, сеанс групповой терапии в отделении для буйнопомешанных и последний день Помпеи. Перемешайте, добавьте запах хорошего герленовского парфюма пополам с сигаретным дымом и получите приблизительное представление о буднях рекламного агентства [Солнечный ветерk.

За своим столом в углу офиса Ольга склонилась над эскизами для рекламы йогуртов. Вокруг хлопали двери, за перегородкой маркетолог Сева орал на кого-то по телефону, на подиуме в дальнем конце помещения ассистент фотографа пытался задрапировать ведущую МУЗ-ТВ в целлофан с логотипами стирального порошка. Ведущая должна была олицетворять чистоту и свежесть, которую порошок несет в этот бренный мир, но выглядела порядком утомленной. Она то и дело гоняла гримершу за новой порцией кофе и спрашивала, когда же они наконец закончат съемку. Гениальный фотограф Лева, который нарезал вокруг подиума круги, как акула вокруг жертвы кораблекрушения, отвечал на это, что прежде съемку неплохо бы начать. И тоже гонял гримершу за кофе.

Срд 24 Апр 2013 19:25:31
В комнату на всех парах влетела девица с ярко-синими волосами, закатила глаза, сообщила, что сейчас будет вешаться, потому что монтажеры потеряли мастер-диск с рекламным роликом витаминов, но вешаться не стала, а пнула ни в чем не повинную тумбочку с фикусом и пулей вылетела в коридор.

Ольгина непосредственная начальница, марсианская девушка Дарья, сидела за компьютером, сосредоточенно глядя в монитор сквозь свои немыслимые красные очки. Вадик Бойко, надежда и опора креативной мысли агентства, обрабатывал фотографии, положив ноги на тумбочку. Он щелкал мышью, плечом прижимал к уху телефонную трубку, говорил и при этом еще как-то умудрялся прихлебывать кофе из огромной кружки с логотипом агентства.

Ольга скомкала очередной рисунок, кинула в урну и сгорбилась за столом, вцепившись в волосы. Ничего у нее не получалось, хоть убей.

Ольга!

Марсианская Дарья оторвалась от монитора и теперь смотрела на Ольгу.

Переделали?

Нет пока.

Дарья приподняла бровь.

Я же просила еще три дня назад. Вы сказали, что успеете!

Дашка, у самородков тоже случаются творческие кризисы, как у нас, простых смертных, встрял Вадим и снова забубнил в телефонную трубку: Нет, это я не тебе. Это я самородку. У нас тут самородок завелся, почти что золотой, а не то чтобы какой-то там самоварный.

Ольге захотелось сквозь землю провалиться.

Ольга! Постарайтесь, пожалуйста! Если до приезда Грозовского мы не успеем, он с меня голову снимет!

Дарья смотрела на Ольгу почти просительно, но было совершенно очевидно, что если Грозовский вознамерится снять с нее, Дарьи, голову, то Ольге тоже не поздоровится.

Три дня назад Грозовский улетел в Италию на какую-то очередную выставку. Перед отъездом дал задание переделать рекламу йогуртов и творожных сырков пресловутых бармалеек. Заниматься бармалейками должна была Ольга. Предполагалось, что самородок из глубинки сейчас покажет всем, как надо работать, а также где раки зимуют и почем фунт лиха. Ольга с энтузиазмом взялась за работу, но на второй день поняла: ничего не получается. Она рисовала, комкала рисунки и рисовала снова. И снова. И снова. Чуть ли головой в стену не билась. Но рисунки выходили какие-то неживые, за душу не брали и самой Ольге категорически не нравились. Да и как, скажите на милость, может брать за душу реклама сырка творожного низкокалорийного, пусть даже обогащенного кальцием и витамином В12?

Грозовский мне уже вчера по телефону истерику устроил, я обещала, что все будет готово через два дня! не унималась Дарья. А у нас бардак полный! Ольга, вы меня слышите? Алло, гараж!

Ольга подняла голову, взглянула на начальницу затравленно:

Слышу. Я просто пока никак не могу приспособиться рисовать рекламу. Я не понимаю, как сделать творожный сырок интересным.

Когда поймете, не забудьте про нас, грешных, хохотнул Вадим, не выпуская телефонную трубку. Мы зарегистрируем ноу-хау и получим Нобелевскую премию Нет, это я не тебе

Это он о том, что на самом деле никто не знает, как сделать творожный сырок интересным, на всякий случай объяснила Дарья. Вообще, надо просто правильно чувствовать, и тогда есть некоторая гарантия попадания.

Но Ольга ничего про сырки и йогурты не чувствовала. Ну не умела она чувствовать про йогурты, хоть тресни! Она снова взяла карандаш и принялась рисовать.

Ольга!

Опять Дарья

Да?

Ну, хоть что-нибудь есть?

Не было у нее ничего. Куча набросков, и все совершенно безнадежные. Ольга, вздохнув, поднялась из-за стола, собрала рисунки и потащилась к Дарье за перегородку, как осужденный на эшафот.

Дарья перебирала рисунки, а Ольга тоскливо смотрела в сторону. Не надо было ей соглашаться на эту работу, не надо было брать аванс, вообще надо было сидеть на фабрике и не высовываться, не ездить ни в какую Москву. Ясно же как белый день, что вся эта история не про нее. В агентстве работают профи, они полжизни занимаются этой своей рекламой и то не знают, как сделать творожный сырок интересным. А ее-то куда понесло?..

Дарья откатилась в кресле от стола, крутанулась, уставилась сердито на Ольгу:

Ну? И что вы мне голову морочите?

Так и есть. Она действительно всем тут морочит голову. Дарья снова подъехала к столу, выбрала из стопки несколько эскизов.

Это никуда не годится, конечно. Она сунула эскизы в урну, и Ольга проводила их тоскливым взглядом. Она и сама знала, что никуда не годится.

Срд 24 Апр 2013 19:26:22
За дверью послышались возня, пьяные крики, потом что-то упало

Эй, лимита казанская, открывай! Я ж знаю, что ты там! Открывай, говорю!

Ну, понятно. [Тихий интеллигентныйk сосед где-то денег раздобыл. Праздник души у него.

Сосед снова заорал фальцетом, потом вступил чей-то пропитой бас, забубнил нечто успокаивающее. Снова грохнуло видать, кто-то из приятелей [интеллигентногоk Толика не справился с управлением и налетел на косяк. Толик все не унимался:

Да она меня, коренного москвича-пролетария, не уважает! Она мне в морду плюет! Она меня в упор не видит, лимита колхозная! Плесень! Я те покажу, как хорошего мужика забижать! Я ваше нутро бабское изучи-ил!..

Толик заколотил в дверь со всей дури. Господи, как же он надоел! Один раз, когда Толик особенно развоевался, Ольга пригрозила ему вызвать милицию. Толик на это выразился в том духе, что, мол, давай зови, они тебя, лимиту беспаспортную, быстро на сто первый километр спровадят. На самом деле у Ольги и договор аренды имелся, и регистрация, так что в милицию она все-таки позвонила. И милиция даже приехала. Только оказалось, что забирать Толика не за что. Он никого не избил, ничего не сломал, то есть никакого правонарушения не совершил. На том и распрощались. После этого Толик ходил гоголем и включил в свой постоянный репертуар новый пассаж про то, что милиция коренному москвичу завсегда подруга и мать родная и ничего соседка (лимита казанская) с ним, пролетарием умственного труда, не сделает.

Ольга включила радио, повертела настройку. На коротких волнах передавали Первый концерт Чайковского. Ну что ж, пусть будет Чайковский. Это значительно лучше, чем слушать вопли Толика. Что-то он сегодня не на шутку разошелся, дверь бы не высадил Что делать, если [интеллигентныйk сосед таки вышибет дверь, Ольга решительно не знала. Чтобы было не так страшно, она включила Петра Ильича на полную мощность и с головой погрузилась в работу.


Ольга работала всю ночь. В офисе она первым делом нацедила себе большую кружку крепкого кофе. Голова была необыкновенно ясная, но в глаза будто песку насыпали.

Ольга заглянула к Вадиму за перегородку. Тот сидел за компьютером, как всегда, прижав мобильник плечом к уху, и рассказывал своей очередной подружке про вчерашнюю презентацию:

Нет, не стал дожидаться Уехал. Слишком пафосно. На одного Панина и можно смотреть

Ольга постучала по перегородке:

Вадик. Я хочу показать тебе эскизы.

Какие? Нет, это я не тебе

Йогуртовые и сырочные.

Вадим быстренько распрощался с подружкой, крутанулся в кресле:

Давай показывай!

Ольга принялась раскладывать на столе рисунки.

Я решила, что пусть это будет семейная реклама, объясняла она. Смотри. Вот мама, папа и слоненок. Идея заботы и силы. Слоненок ест йогурт, растет и скоро станет таким большим, как папа. А йогурт нежный, как мамина забота.

Вадим взял рисунок со слоненком, повертел в руках:

Слоненок забавный.

У моей дочки такой! Ольга явно воодушевилась. Можно провести конкурс на лучшее имя для слоненка. И еще можно разыгрывать путешествие в слоновый питомник. Ты не знаешь, где водятся слоны?

Чего тут знать-то? В Индии, в Африке, на Шри-Ланке

Ну, значит, туда, согласилась Ольга. Можно предложить заказчику, чтобы они объявили о розыгрыше. А вот карта для упаковки [Путешествие на родину слоновk.

Вадим скривился:

Слушай, как-то это все Больно сахарно.

Как? не поняла Ольга.

Сахарно. Сплошной сироп. И семья, и путешествие, и мама с папой Прошлый век. Все это было хорошо пятьдесят лет назад. Тогда семейные ценности были в фаворе. Сейчас рулят вампиры, скелетоны и кровавые жабы-людоеды с Марса. А добропорядочное семейство слонов Ты уверена, что современным детям оно надо?

Я уверена, что это всем надо, не только детям. Когда у тебя нормальная семья, ты знаешь, зачем живешь.

Вадим покачал головой, изображая крайнюю степень разочарования тем, что в их чудесную, прогрессивную контору затесалась такая поклонница заплесневевших семейных ценностей.

Ладно Оставь мне, я Грозовскому покажу. Не знаю, поймет ли нас заказчик

Я на три дня уеду. Меня Дарья отпустила.

Да уж знаю, Вадим снова сокрушенно покачал головой. Ты же у нас, оказывается, многодетная мать. Носитель этих самых семейных ценностей Ты езжай, езжай, я Грозовскому все передам

Когда Ольга ушла, Вадим снова придвинул к себе стопку рисунков про слоненка. Черт бы побрал эту курицу в ботах! Слоненок был отличный. Десять баллов. И слоненок, и мамаша-слониха, и папа-слон Во всех рисунках этой урюпинской тетки очень простых, очень наивных присутствовал тот загадочный алхимический элемент, который превращает даже очень простую работу в золото. Это как с картинами Кандинского, Пиросмани, Матисса Вроде ведь все просто, элементарно. Но почему-то за душу цепляет так, что глаз оторвать невозможно Мало того! Дура в ботах сама выдала на-гор‘ вполне кондиционную, продуманную от и до концепцию рекламной кампании. За ночь! Конечно, это сироп, пошлость и прошлый век, все так. Но она научилась не просто рисовать, а производить рекламный продукт, вот в чем дело!

Срд 24 Апр 2013 19:26:43
Надо с этим разобраться, и срочно. А то как бы самородок Вадима не подсидел. Впрочем, у Вадима имелась одна идея на сей счет. Так что пускай едет к себе в Урюпинск, на родину слонов. У Вадима как раз будет время свою идею реализовать.

* * *

После московского безумия родной город казался крошечным, сонным и каким-то неумытым Ольга сошла с перрона. Куда сперва? К Григорию Матвеевичу? Кинуть сумки, выпить кофе, умыться, рассказать новости, а потом уж попытаться увидеться с детьми? Ольга посмотрела на часы. Половина второго. В детском саду тихий час. Но у Мишки примерно в это время заканчиваются уроки. Значит, можно попробовать перехватить его на выходе из школы. К Григорию Матвеевичу она всегда успеет. Лучше они вечером спокойно сядут, выпьют чаю, поговорят обо всем.

Ольга поудобнее перехватила сумку и зашагала по направлению к школе.

Мишка сильно вытянулся, похудел, волосы потемнели Или это свет так падает?.. Ольга дождалась, когда он выйдет за ворота, окликнула:

Мишка!

Он обернулся, сощурился на солнце, кажется, не сразу узнал:

Мама?

Ольга подбежала, схватила его, прижала к себе. Мишка стоял, опустив руки плетьми, глаза в сторону. Неловко? Стесняется? Отвык?

Потом они молча сидели на заднем дворе, среди кустов сирени. Разговор не клеился. Ольга так к этой встрече готовилась, так ждала, так мечтала, а встретились и она растерялась. Сидит, молчит. И он молчит тоже.

Ольга обняла сына за плечи худющий, кожа да кости, зарылась лицом в волосы:

Мишка, милый, как я по тебе соскучилась!

По-прежнему молчит, смотрит в сторону.

А ты? Скучал?

Кивает.

Мишка. Мишка мой хороший! Как ты живешь? Поговори со мной, пожалуйста. Я тебя так давно не видела, так тосковала

Мам, зачем ты нас бросила?

Только не реветь! Нельзя. Не сейчас. Потом. Проглотила ком в горле:

Я вас не бросила, Мишка. Просто так получилось.

Папа сказал, что бросила. Он сначала говорил, что тебя в тюрьму посадили, потому что ты у него что-то украла. А теперь говорит, что ты от нас в Москву укатила.

Как ему объяснить? Рассказать правду? Вывалить это все на восьмилетнего мальчишку, пусть разбирается, как знает? Нет, правду она не может рассказать. Когда-нибудь потом.

Мишка, я сейчас не могу всего объяснить. Просто Я не могла с вами остаться. Ну, никак не могла. Я вас люблю, очень, больше всего на свете люблю. Но обстоятельства так сложились С вами папа остался. Я скоро вас заберу, и тебя, и Машу. Обещаю. Только немного нужно подождать. Скажи мне, как Машка?

Хорошо. Только все время в нос говорит. И простужается.

В сад ходит?

Мишка помотал головой:

Сейчас нет. Дома сидит, болеет.

Значит, Машку повидать не удастся.

Мам? Это от аденоидов, да?

Что?

Машка болеет? От аденоидов?

Думаю, да.

Мишка начал понемногу оттаивать. Прислонился щекой к ее плечу:

А помнишь, как мне их вырезали и ты со мной в больнице лежала? И читала про крота. Помнишь?

Конечно, она помнила. Крота звали Слепыш. А на самом деле он все видел и все слышал.

И был очень запасливый! Мишка счастливо улыбнулся. А потом ты мне мороженое купила, помнишь? И сказала, что теперь все можно!

Они еще немного повспоминали слепыша, мороженое, хорошие времена, когда Ольга еще не укатила в Москву и каждый вечер рассказывала им какую-нибудь историю всегда разную. Зина та не рассказывает. Говорит, что не знает историй.

Мишка, она вас не обижает?

Не-ет. Только ей на нас наплевать. Она на нас даже не смотрит. Когда гости приходят, тогда смотрит. И не поет, и про крота не читает, и не целует. Мам, зачем ты в Москву укатила? Помнишь, как раньше хорошо было?

Ольга прижала его крепче, отвернулась не надо, чтобы он видел, как она плачет, нельзя, ему и так не сладко.

Скоро опять будет хорошо, Мишка. Это я тебе обещаю. Я, знаешь Я все время про вас думаю, и на работе, и дома, и везде. Про вас с Машей. Ты скажи ей, что я ее очень люблю. Скажешь?

А сама почему не говоришь?

Я не могу. Мне В общем, я не могу сейчас домой явиться

Почему?

Миш, я обещаю: когда-нибудь все объясню. А сейчас просто скажи ей, ладно?

Ладно Мам, а ты с Машкой тоже будешь лежать? Когда ей аденоиды вырежут?

Ольга кивнула:

Конечно, буду.

Мишка задумался, потом спросил:

А как ты нас заберешь, если ты в Москву укатила?

Я вас в Москву заберу.

Снова задумался.

Срд 24 Апр 2013 19:40:08
Четвертый тактический бамп.


← К списку тредов