Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 28.05.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/48911526.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Втр 28 Май 2013 18:01:04
ГРОБ ГРОБ КЛАДБИЩЕ ПИДОР
СУКА БЛЯДЬ ВОТ ОБЬЯСНИТЕ КАКОЙ ДЕГЕНЕРАТ МОЖЕТ СЧИТАТЬ ЭТУ ПАСТУ ПРАВИЛЬНОЙ И ПОУЧИТЕЛЬНОЙ СУКА У МЕНЯ БАГРАТЮНЯЦ

Олег толкнул дверь ногой и вошел в булочную. Народу было немного. Он прошел к лоткам, взял два белых по двадцать и половину черного. Встал в очередь за женщиной. Вскоре очередь подошла.
-- Пятьдесят, -- сказала седая кассирша.
Олег дал рубль.
-- Ваши пятьдесят, -- дала сдачу кассирша.
Прижав хлеб к груди, он двинулся к выходу. Выйдя на улицу, достал полиэтиленовый пакет, стал совать в него хлеб. Батон выскользнул из рук и упал в лужу.
-- Черт... -- Олег наклонился и поднял батон. Он был грязный и мокрый. Олег подошел к урне и бросил в нее батон. Затем взял пакет поудобней и двинулся к своему дому.
-- Эй, парень, погоди, -- окликнули сзади.
Олег оглянулся. К нему подошел, опираясь на палку, высокий старик. На нем было серое поношенное пальто и армейская шапка-ушанка. В левой руке старик держал авоську с черным батоном. Лицо старика было худым и спокойным.
-- Погоди, -- повторил старик, -- тебя как зовут?
-- Меня? Олег, -- ответил Олег.
-- А меня Генрих Иваныч. Скажи, Олег, ты сильно торопишься?
-- Да нет, не очень.
Старик кивнул головой:
-- Ну и ладно. Ты наверняка вон в той башне живешь. Угадал?
-- Угадали, -- усмехнулся Олег.
-- Совсем хорошо. А я подальше, у "Океана", -- старик улыбнулся. -- Вот что, Олег, если ты и впрямь не спешишь, давай пройдемся по нашему, так сказать, общему направлению и потолкуем. У меня к тебе разговор есть.
Они пошли рядом.
-- Знаешь, Олег, больше всего на свете не терплю я, когда морали читают. Никогда этих людей не уважал. Помню, до войны еще отдали меня летом в пионерский лагерь. И попался нам вожатый, эдакий моралист. Все учил нас, пацанов, какими нам надо быть. Ну и, короче сбежал я из того лагеря...
Некоторое время старик шел молча, скрипя протезом и глядя под ноги. Потом снова заговорил:
-- Когда война началась, мне четырнадцать исполнилось. Тебе сколько лет?
-- Тринадцать, -- ответил Олег.
-- Тринадцать, -- повторил старик. -- Ты про Ленинградскую блокаду слышал?
-- Ну, слышал...
-- Слышал, -- повторил старик, вздохнул и продолжил. -- Мы тогда с бабушкой, да с младшей сестренкой, Верочкой, остались. Отца в первый день, двадцать второго июня, под Брестом. Старшего брата -- под Харьковом. А маму. На Васильевском, в бомбоубежище завалило. И остались мы -- стар, да мал. Бабуля в больницу пристроилась, Верочку на дежурства с собой брала, а я на завод пошел. Научили меня, Олег, недетской работе -- снаряды для "Катюш" собирать. И за два с половиной года собрал я их столько, что хватило бы на фашистскую дивизию. Вот. Если бы не начальнички наши вшивые, во главе со Ждановым, город бы мог нормально продержаться. Но они тогда жопами думали, эти сволочи, и всех нас подставили: о продовольствии не позаботились, не смогли сохранить. Немцы Бадаевские склады сразу разбомбили, горели они, а мы, пацаны, смеялись. Не понимали, что нас ждет. Сгорело все: мука, масло, сахар. Потом, зимой, туда бабы ходили, землю отковыривали, варили, процеживали. Говорят, получался сладкий отвар. От сахара. Ну, и в общем, пайка хлеба работающему 200 грамм, иждивенцу -- 125. Как Ладога замерзла, Верочку -- на материк, по "дороге жизни". Сам ее в грузовик подсаживал. Бабуля крестилась, плакала: хоть она выживет. А потом уже, когда блокаду сняли, узнал -- не доехала Верочка. Немцы налетели, шесть грузовиков с детьми и ранеными -- под лед...
Старик остановился, достал скомканный платок. Высморкался.
-- Вот, Олег, какие были дела. Но я тебе хотел про один случай рассказать. Вторая блокадная зима. Самое тяжелое время. Я, может, и вынес это, потому что пацаном был. Бабуля умерла. Соседи умерли. И не одни. Каждое утро кого-то на саночках везут. А я на заводе. В литейный зайдешь, погреешься. И опять к себе на сборку. Вот. И накануне Нового года приходит ко мне папин сослуживец. Василий Николаич Кошелев. Он к нам иногда заглядывал, консервы приносят, крупу. Бабулю хоронить помог. Заходит и говорит: ну, стахановец, одевайся. Я говорю -- куда? Секрет, говорит. Новогодний подарок. Оделся. Пошли. И приводит он меня на хлебзавод. Провел через проходную и к себе в кабинет. А он там секретарем парткома был. Дверь на ключ. Открывает сейф, достает хлеб нарезанный и банку тушенки. Налил кипятку с сахарином. Ешь, говорит, стахановец. Не торопись. Навалился я на тушенку, на хлеб. А хлеб этот, Олег, ты б наверно и за хлеб-то не принял. Черный он, как чернозем, тяжелый, мокрый. Но тогда он для меня слаще любого торта был. Съел я все, кипятком запил и просто опьянел, упал и встать не могу. Поднял он меня, к батарее на тюфяк положил. Спи, говорит, до утра. А он там круглые сутки работал. Отключился я, утром он меня разбудит. Опять накормил, но поменьше. А теперь, говорит, пойдем, я тебе наше хозяйство покажу. Повел меня по цехам. Увидел я тысячи батонов, тысячи. Как во сне плывут по конвейеру. Никогда не забуду. А потом заводит он меня в кладовку. А там ящик стоял. Ящик с хлебными крошками. Знаешь, его в конце конвейера ставили и крошки туда сыпались. Вот. Берет Василий Николаич совок -- и мне в валенки. Насыпал этих самых крошек. Ну и говорит: с Новым годом тебя, защитник Ленинграда. Ступай домой, на проходной не задерживайся. И пошел я. Иду по городу, снег, завалы, дома разбитые. А в валенках крошки хрустят. Тепло так. Хорошо. Я тогда эти крошки на неделю растянул. Ел их понемногу. Потому и выжил, что он мне крошек этих в валенки сыпанул. Вот, Олег, и вся история. А вот и дом твой, -- старик показал палкой на башню.
Олег молчал. Старик поправил ушанку, кашлянул:
-- И вот какая штука, Олег. Вспомнилось мне все это сейчас. Когда ты батон белого хлеба в урну выбросил. Вспомнил эти крошки, бабушку окоченевшую. Соседей мертвых, опухших от голода. Вспомнил и подумал: черт возьми, жизнь все-таки сумасшедшая штука. Я тогда на хлебные крошки молился, за крысами охотился, а теперь вон белые батоны в урну швыряют. Смешно и грустно. Ради чего все эти муки? Ради чего столько смертей?
Он замолчал.
Олег помедлил немного, потом произнес:
-- Ну... знаете. Я это. В общем... ну больше такого не повторится.
-- Правда? -- грустно улыбнулся старик.
-- Ага.
-- Обещаешь?
-- Обещаю.
-- Ну и слава Богу. А то я, признаться, волновался, когда с тобой заговорил. Думаю, послушает, послушает парень старого пердуна, да и сбежит, как я тогда из пионерского лагеря!
-- Да нет, что вы. Я все понял. Просто... ну, по глупости это. Больше никогда хлеб не брошу.


Втр 28 Май 2013 18:06:13
>>48911526
ВОТ НЕ ЕШЬ БЕЗ ХЛЕБА КО-КО-КО.А МЫ В НАШЕ ВРЕМЯ КО-КО-КО.ВОТ ПОЖИЛ БЫ В НАШЕ ВРЕМЯ - ВСЁ С ХЛЕБОМ БЫ ЕЛ КО-КО-КО.

Втр 28 Май 2013 18:09:11
>>48911526
ОП долбоеб, цени то что имеешь, наши предки не могли себе это позволить. Чем ты отличаешься от нацистов?

Втр 28 Май 2013 18:10:00
>>48911526
Знакомая копипаста. Но из этой книги мне больше про изнасилование в череп и про жидкую мать нравится

Втр 28 Май 2013 18:11:37
Лолблядь. Школьники-ньюфаги не читали Сорокина.

Втр 28 Май 2013 18:12:00
>>48911902
Надеюсь ты зеленый.

Втр 28 Май 2013 18:13:01
Они подошли к вагончику. Старик поднялся по ступенькам,
вошел. Нащупал выключатель, пощелкал:
-- Ага. Света нет. За мной, Олег.
Олег вошел следом. Внутри вагончика было тесно. Пахло
краской и калом. Уличный фонарь через окошко освещал стол,
стулья, ящики, банки с краской и тряпье.
-- Ну вот, -- пробормотал старик, и вдруг отбросив палку и
авоську, опустился перед Олегом на колено, неловко оттопырив
протез. Его руки схватили руки Олега:
-- Олег! Милый, послушай меня... я старый несчастный
человек, инвалид войны и труда... милый... у меня радостей-то
хлеб, да маргарин... Олег, миленький мой мальчик, прошу тебя,
позволь мне пососать у тебя, милый, позволь, Христа ради!
Олег попятился к двери, но старик цепко держал его руки:
-- Миленький, миленький, тебе так хорошо будет, так
нежно... ты сразу поймешь... и научишься, и с девочками тогда
сразу легче будет, позволь, милый, немного, я тебе сразу... и
вот я тебе десятку дам, вот, десятку!
Старик сунул руку в карман и вытащил ком бумажных денег:
-- Вот, вот, десять... двадцать, четвертной, милый! Христа
ради!
-- Ну что... -- Олег вырвал руку и выскочил за дверь, сбив
со стола банку с окурками.
Потеряв равновесие, старик упал на пол и некоторое время
лежал, всхлипывая и бормоча.
Вдруг в двери показалась фигура мальчика.
-- Олег! Умоляю! -- дернулся старик.
-- Не Олег, -- тихо ответил мальчик, входя.
-- Сережка? Следишь, стервец... Господи...
-- Генрих Иваныч, а я Реброву все расскажу, -- произнес
мальчик, притворяя дверь.

Втр 28 Май 2013 18:14:47
Мальчик недовольно вздохнул и стал помогать ему. Обхватив
мальчика за обнажившиеся ягодицы, старик поймал ртом его
маленький члeн и замер, постанывая. Сережа подышал на стекло и
вывел на запотевшем месте свастику. Старик стонал. Жилистые
пальцы его мяли Сережины ягодицы. Мальчик взял его за голову и
стал двигаться, помогая. Старик застонал громче. Оттопыренный
протез его дрожал, ударяя по ножке стола. Мальчик закрыл глаза.
Губы его открылись.
-- Тесно, -- проговорил он.
Старик замычал.
-- Тесно, тесно... -- зашептал Сережа. -- Тесно... ну...
тесно...
Старик мычал. Мальчик дважды вздрогнул и перестал
двигаться.
Старик отпустил его, откинулся назад и задышал жадно,
всхлипывая.
-- Ах... ах... сладенький... ах... -- бормотал старик.
Мальчик наклонился, потянул вверх штаны.
-- Ох... Божья роса... маленький... -- старик поцеловал
его член, вытер губы и тяжело встал с пола.

Втр 28 Май 2013 18:18:11
>>48911526
Оп - зашоренный мудак, который не может понять, что существуют, отличные от его принципов, мнения других людей. Всегда поражало такое узколобое быдло, которое старается гнуть свою точку зрения. Ты думал, тут тебя поддержат? Ты такой же, как и автор пасты, только твоё мнение противоположно ему, ты ничуть не лучше.

Втр 28 Май 2013 18:19:25
>>48911526
Эта паста и создана для бугурта, ты совершенно нормален.

Втр 28 Май 2013 18:20:40
>>48911526
> КАКОЙ ДЕГЕНЕРАТ МОЖЕТ СЧИТАТЬ ЭТУ ПАСТУ ПРАВИЛЬНОЙ И ПОУЧИТЕЛЬНОЙ
Любой типичный пользователь вконтакта.

Втр 28 Май 2013 18:20:44
>>48911526
Ну и зачем я это прочитал, блджад?
Старый прыщ-блокадник вылез со своим ДЕДЫ ВОЕВАЛИ ДЕДЫ ГОЛОДАЛИ через 70 лет после войны. Хлеб, упавший в лужу, где неизвестно сколько уже повалялось обоссаных бомжей, поднимать нельзя? Давайте еще тогда выковыривать и жрать эту хуйню из-под ногтей, сука.

Поговорил с пастой - день прошел не зря

Втр 28 Май 2013 18:23:57
ДЕД ДОЕЛ Вся суть пасты

Втр 28 Май 2013 18:26:54
Через 60 лет будет тоже самое, только подростки будут выкидывать в урны айфоны, а быдло будет подходить к ним и рассказывать истории в стиле "Я тогда знаешь сколько работал чтобы перед пацанами понтануться!".

Втр 28 Май 2013 18:28:24
Всё правильно, вообще, я считаю, что нужно любую еду поднимать с земли/мусора и есть её. Ведь где-то в Африке дети умирают от голода, а мы тут куском заплесневевшего хлеба брезгуем. Этим поступком мы выразим понимание и сострадание всем голодающим и конечно же поможем им, потому что чем меньше едим мы с вами, тем меньше страдают люди в прошлом и настоящем.

Втр 28 Май 2013 18:29:48
>>48911526
Хуйня и говно, то что в дефиците или трудно дается почти всегда ценно, поэтому во время войны и вообще тогда, когда хлеб добывался тяжелым трудом, он был ценен и не стоило выбрасывать даже старую засохшую корку. Теперь же в век капитализма, в век огромных мегамаркетов с полками, полными разнообразных видов хлеба, когда в каждом ларьке можно купить батон или булку, хлеб уже не такой ценный, просто обычный товар. А ебучие старперы так и не могут это осознать.

Втр 28 Май 2013 18:31:01
Всегда удивлялся совковому дрочу на хлеб.
Почему хлеб всему голова, и выбрасывать его - БОЛЬШОЙ ГРЕХ, а помидорами кидаться - заебца? Чем хлеб лучше помидоров?
Ну типа стандартное кукарекание такое: КОКОКОКО хлеборобы дохуя трудились, ты не уважаешь их труд КОКОКОКО. А типа упаковщики какой-нибудь хуйни не дохуя трудились? А все эти коробки-бумажки все выкидывают. А китайцы не дохуя трудились, паяя какую-нибудь плату, которую по истечению трёх лет выкидываешь в мусор за негодностью?

Хуета какая-то, не понимаю. Я купил хлеб - хлобороб блядь получил прибыль, а хлеб стал моей собственность - хочу ем, хочу выкидываю, хочу в анус себе запихиваю, не их дело.

Втр 28 Май 2013 18:31:47
>>48912803
> Чем хлеб лучше помидоров?
Теперь это бессмысленного срача тред.

Втр 28 Май 2013 18:35:06
>>48912927
Он же хуй смоется потом.

Втр 28 Май 2013 18:40:06
История вполне могла быть. Люди, которые долго голодали - часто сходят с ума на этой почве.

Но вот в чём мораль пасты? В том, что времена разные и подходы к жизни тоже разные. А парень этого не понял потому, что глуп.

Втр 28 Май 2013 18:42:05
>>48912803
>в анус себе запихиваю, не их дело.
thisле

А вообще доебали меня эти истории про хлеб
У самого батя поехавший, переходит в берсерка когда еду надо выкинуть, начинает всех доебывать, чтобы съели до конца(готовит на троих людей пять порций, сыпет с перегрузом и охуевает, что никто задаром не хочет ещё пол-порции доесть)

Втр 28 Май 2013 18:42:06
>>48913236

>потому, что глуп.
>потому, что

Кое-кто действительно глуп.

Втр 28 Май 2013 18:44:05
>>48911526
>И накануне Нового года приходит ко мне папин сослуживец.
>Он к нам иногда заглядывал, консервы приносят
>Бабулю хоронить помог.
>консервы
>Бабуля
Читал про ленинградский людоедов, лютый вин. Кто то реально легально мог жевать трупаки, главное об этом не кричать на каждом углу.

Втр 28 Май 2013 18:44:58
Блять, я хуею. Вы на полном серьезе обсуждаете пасту В. Сорокина из романа "Сердца четырех"?
Это же жирнейшая тролль-паста, вы читайте что там дальше будет.
Если заданное прочитать на лето не будете читать, то хоть двачевской классике уделите пару часов. На полном серьезе обсуждают клебушек и мораль. Там дед этот вылавливал мальчиков и хуйцы им отсасывал, заманив своей пастой.

Втр 28 Май 2013 18:47:41
>>48913499
Я честно говоря думал что после того как сослуживец накормил юного изготовителя снарядов, он ему покажет "ПОДАРОЧЕК".

Втр 28 Май 2013 18:49:21
>Олег
Дальше не читал.

Втр 28 Май 2013 18:50:26
>>48911927
Что за книга?

Втр 28 Май 2013 18:50:44
>>48913622
Ты правильно в общем-то мыслишь, но у автора гораздо более извращенный ум. Даже для /б. Там потом такой невообразимый пиздец начинается, что расчлененка с ниграми тебе картинками с котятками покажется.

Втр 28 Май 2013 18:54:46
>>48913768
А он их есть будет?

Втр 28 Май 2013 18:55:47
ну и что за хуйню я только что прочитал?
с первой строчки было понятно, что история про СВЯТОЙ ХЛЕБ
правильной и поучительной эту пасту могут считать только те кто сам голодал.
остальным насрать

Втр 28 Май 2013 18:56:12
>>48911526
Лол. Было прикольно ее переделывать.

Втр 28 Май 2013 18:57:10
>>48911526
БЕЗ СОЛИ НЕ ВКУСНО, БЕЗ ХЛЕБА НЕ СЫТНО

Втр 28 Май 2013 18:59:43
>>48913768
Сердца Четырех - это треш и угар.

Втр 28 Май 2013 19:02:37
Узколобость, узколобость эвривере. Оп-хуй, вот скажи, с чего тебе так припекает?

Втр 28 Май 2013 19:03:14
>>48913989
О, это было бы слишком просто и очевидно. Копай глубже.

Втр 28 Май 2013 19:05:41
>>48914415
Он будет заставлять их есть друг друга?

Втр 28 Май 2013 19:07:05
>>48914076
Самое очевидное

Олег толкнул дверь ногой и вошел в общественный сортир. Народу было немного. Он прошел к кабинкам. Встал в очередь за женщиной. Вскоре очередь подошла.
-- Пятьдесят, -- сказала седая кассирша.
Олег дал рубль.
-- Ваши пятьдесят, -- дала сдачу кассирша.
Через пять минут он прижав пакет со сладким хлебом к груди, он двинулся к выходу. Выйдя на улицу, достал полиэтиленовый пакет, стал совать в него говно. Колбаска выскользнулу из рук и упала в лужу.
-- Черт... -- Олег наклонился и поднял колбаску. Он был грязный и мокрый. Олег подошел к урне и бросил в нее этот кусок говна. Затем взял пакет поудобней и двинулся к своему дому.
-- Эй, парень, погоди, -- окликнули сзади.
Олег оглянулся. К нему подошел, опираясь на палку, высокий старик похожий на Епифанцева. На нем было серое поношенное пальто и армейская шапка-ушанка. В левой руке старик держал авоську с куском черного говна в целофане. Лицо старика было худым и спокойным.
-- Погоди, -- повторил старик, -- тебя как зовут?
-- Меня? Олег, -- ответил Олег.
-- А меня Пахом. Скажи, братишка, ты сильно торопишься?
-- Да нет, не очень.
Старик кивнул головой:
-- Ну и ладно. Ты наверняка вон в той башне живешь. Угадал?
-- Угадали, -- усмехнулся Олег.
-- Совсем хорошо. А я подальше, у "Океана", -- старик улыбнулся. -- Вот что, Олег, если ты и впрямь не спешишь, давай пройдемся по нашему, так сказать, общему направлению и потолкуем. У меня к тебе разговор есть.
Они пошли рядом.
-- Знаешь, Олег, больше всего на свете не терплю я, когда морали читают. Никогда этих людей не уважал. Помню, до войны еще отдали меня летом в армию. И попался мне начальник, эдакий моралист. Все учил нас, пацанов, какими нам надо быть. Ну и, короче сбежал я из той армейки...
Некоторое время старик шел молча, скрипя протезом и глядя под ноги. Потом снова заговорил:
...
...
...

Олег помедлил немного, потом произнес:
-- Ну... знаете. Я это. В общем... ну больше такого не повторится.
-- Правда? -- грустно улыбнулся поехавший.
-- Ага.
-- Обещаешь?
-- Обещаю.
-- Ну и слава Богу. А то я, признаться, волновался, когда с тобой заговорил. Думаю, послушает, послушает парень старого пердуна, да и сбежит, как я тогда из армейки!
-- Да нет, что вы. Я все понял. Просто... ну, по глупости это. Больше никогда сладки хлеб свой не брошу.

Втр 28 Май 2013 19:20:39
>>48914138
Мне и без соли и без хлеба заебись. С чем это связано? Раньше люди больше трудились и больше жрали? Хотя я это и так знаю. Сам спросил - сам ответил


← К списку тредов