Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 02.07.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/50915062.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Втр 02 Июл 2013 06:38:07
есть один кун
Сап утренний! Я тян, пруфов не будет ибо деанон. Есть один кун, хикка и задрот в онлайн игру. Как ему можно намекнуть что я хотела бы с ним погулять? Он не выходит из дома никуда кроме как на работу, со всеми общается через интернет. Аноны я знаю здесь много таких же, помогите. Есть ли у меня шанс оттащить его от онлайн игры и обратить внимание на себя? И как это можно сделать? Я хикка, домашняя негулящая симпатичная 23 лвл.


Втр 02 Июл 2013 06:40:02
>>50915062
Если сам не хочет, то нихуя ты не сделаешь.
Пошел нахуй, толстяк.

Втр 02 Июл 2013 06:42:29
Ну привет, тян без пруфов. Точно сиськи показывать не будешь?

Втр 02 Июл 2013 06:42:36
>>50915062
Может лучше со мной погуляешь?

Втр 02 Июл 2013 06:43:26
>>50915130
деанон, у меня тут все знакомые сидят

Втр 02 Июл 2013 06:43:52
>>50915132
меня интересует конкретно тот кун

Втр 02 Июл 2013 06:44:18
>>50915153
Ну, тогда предлагаю ознакомиться с творчеством Тургенева.

Втр 02 Июл 2013 06:44:35

15


прошло его время (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:44:35

48


уважаемый коллега (от нем. wertester Herr Collega)

Втр 02 Июл 2013 06:44:42

XXVI


Покойный Одинцов не любил нововведений, но допускал [некоторую игру облагороженного вкусаk и вследствие этого воздвигнул у себя в саду, между теплицей и прудом, строение вроде греческого портика из русского кирпича. На задней, глухой стене этого портика, или галереи, были вделаны шесть ниш для статуй, которые Одинцов собирался выписать из-за границы. Эти статуи долженствовали изображать собою: Уединение, Молчание, Размышление, Меланхолию, Стыдливость и Чувствительность. Одну из них, богиню Молчания, с пальцем на губах, привезли было и поставили; но ей в тот же день дворовые мальчишки отбили нос, и хотя соседний штукатур брался приделать ей нос [вдвое лучше прежнегоk, однако Одинцов велел ее принять, и она очутилась в углу молотильного сарая, где стояла долгие годы, возбуждая суеверный ужас баб. Передняя сторона портика давно заросла густым кустарником: одни капители колонн виднелись над сплошною зеленью. В самом портике даже в полдень было прохладно. Анна Сергеевна не любила посещать это место с тех пор, как увидала там ужа; но Катя часто приходила садиться на большую каменную скамью, устроенную под одною из ниш. Окруженная свежестью и тенью, она читала, работала или предавалась тому ощущению полной тишины, которое, вероятно, знакомо каждому и прелесть которого состоит в едва сознательном, немотствующем подкарауливанье широкой жизненной волны, непрерывно катящейся и кругом нас и в нас самих.

На другой день по приезде Базарова Катя сидела на своей любимой скамье, и рядом с нею сидел опять Аркадий. Он упросил ее пойти с ним в [портикk.

До завтрака оставалось около часа; росистое утро уже сменялось горячим днем. Лицо Аркадия сохраняло вчерашнее выражение, Катя имела вид озабоченный. Сестра ее, тотчас после чаю, позвала ее к себе в кабинет и, предварительно приласкав ее, что всегда немного пугало Катю, посоветовала ей быть осторожней в своем поведении с Аркадием, а особенно избегать уединенных бесед с ним, будто бы замеченных и теткой и всем домом. Кроме того, уже накануне вечером Анна Сергеевна была не в духе; да и сама Катя чувствовала смущение, точно сознавала вину за собою. Уступая просьбе Аркадия, она себе сказала, что это в последний раз.

PКатерина Сергеевна,P заговорил он с какою-то застенчивою развязностью,P с тех пор как я имею счастье жить в одном доме с вами, я обо многом с вами беседовал, а между тем есть один очень важный для меня вопрос, до которого я еще не касался. Вы заметили вчера, что меня здесь переделали,P прибавил он и ловя и избегая вопросительно устремленный на него взор Кати.P Действительно, я во многом изменился, и это вы знаете лучше всякого другого,P вы, которой я, в сущности, и обязан этою переменой.

PЯ?.. Мне?..P проговорила Катя.

PЯ теперь уже не тот заносчивый мальчик, каким я сюда приехал,P продолжал Аркадий,P недаром же мне и минул двадцать третий год; я по-прежнему желаю быть полезным, желаю посвятить все мои силы истине; но я уже не там ищу свои идеалы, где искал их прежде; они представляются мне гораздо ближе. До сих пор я не понимал себя, я задавал себе задачи, которые мне не по силам Глаза мои недавно раскрылись благодаря одному чувству Я выражаюсь не совсем ясно, но я надеюсь, что вы меня поймете

Катя ничего не отвечала, но перестала глядеть на Аркадия.

PЯ полагаю,P заговорил он снова уже более взволнованным голосом, а зяблик над ним в листве березы беззаботно распевал свою песенку,P я полагаю, что обязанность всякого честного человека быть вполне откровенным с теми с теми людьми, которые словом, с близкими ему людьми, а потому я я намерен

Но тут красноречие изменило Аркадию; он сбился, замялся и принужден был немного помолчать; Катя все не поднимала глаз. Казалось, она и не понимала, к чему он это все ведет, и ждала чего-то.

PЯ предвижу, что удивлю вас,P начал Аркадий, снова собравшись с силами,P тем более что это чувство относится некоторым образом некоторым образом, заметьте,P до вас. Вы меня, помнится, вчера упрекнули в недостатке серьезности,P продолжал Аркадий с видом человека, который вошел в болото, чувствует, что с каждым шагом погружается больше и больше, и все-таки спешит вперед, в надежде поскорее перебраться,P этот упрек часто направляется падает на молодых людей, даже когда они перестают его заслуживать; и если бы во мне было больше самоуверенности ([Да помоги же мне, помоги!k с отчаянием думал Аркадий, но Катя по-прежнему не поворачивала головы.) Если б я мог надеяться

PЕсли б я могла быть уверена в том, что вы говорите,P раздался в это мгновение ясный голос Анны Сергеевны.

Аркадий тотчас умолк, а Катя побледнела. Мимо самых кустов, заслонявших портик, пролегала дорожка. Анна Сергеевна шла по ней в сопровождении Базарова. Катя с Аркадием не могли их видеть, но слышали каждое слово, шелест платья, самое дыхание. Они сделали несколько шагов и, как нарочно, остановились прямо перед портиком.

PВот видите ли,P продолжала Анна Сергеевна,P мы с вами ошиблись; мы оба уже не первой молодости, особенно я; мы пожили, устали; мы оба,P к чему церемониться?P умны: сначала мы заинтересовали друг друга, любопытство было возбуждено а потом

PА потом я выдохся,P подхватил Базаров.

PВы знаете, что не это было причиною нашей размолвки. Но как бы то ни было, мы не нуждались друг в друге, вот главное; в нас слишком много было как бы это сказать однородного. Мы это не сразу поняли. Напротив, Аркадий

PВы в нем нуждаетесь?P спросил Базаров.

PПолноте, Евгений Васильевич. Вы говорите, что он неравнодушен ко мне, и мне самой всегда казалось, что я ему нравлюсь. Я знаю, что я гожусь ему в тетки, но я не хочу скрывать от вас, что я стала чаще думать о нем. В этом молодом и свежем чувстве есть какая-то прелесть

PСловно обаяние употребительнее в подобных случаях,P перебил Базаров; кипение желчи слышалось в его спокойном, но глухом голосе.P Аркадий что-то секретинчал вчера со мною и не говорил ни о вас, ни о вашей сестре Это симптом важный.

PОн с Катей совсем как брат,P промолвила Анна Сергеевна,P и это мне в нем нравится, хотя, может быть, мне бы и не следовало позволять такую близость между ними.

PЭто в вас говорит сестра?P произнес протяжно Базаров.

PРазумеется Но что же мы стоим? Пойдемте. Какой странный разговор у нас, не правда ли? И могла ли я ожидать, что буду говорить так с вами? Вы знаете, что я вас боюсь и в то же время я вам доверяю, потому что, в сущности, вы очень добры.

PВо-первых, я вовсе не добр; а во-вторых, я потерял для вас всякое значение, и вы мне говорите, что я добр Это все равно, что класть венок из цветов на голову мертвеца.

PЕвгений Васильевич, мы не властны начала было Анна Сергеевна; но ветер налетел, зашумел листами и унес ее слова.

PВедь вы свободны,P произнес немного погодя Базаров.

Больше ничего нельзя было разобрать; шаги удалились все затихло.

Аркадий обратился к Кате. Она сидела в том же положении, только еще ниже опустила голову.

PКатерина Сергеевна,P проговорил он дрожащим голосом и стиснув руки,P я люблю вас навек и безвозвратно, и никого не люблю, кроме вас. Я хотел вам это сказать, узнать ваше мнение и просить вашей руки, потому что я и не богат и чувствую, что го

Втр 02 Июл 2013 06:44:47
Отцы и дети
Иван Сергеевич Тургенев

Втр 02 Июл 2013 06:45:05

VII


Павел Петрович Кирсанов воспитывался сперва дома, так же как и младший брат его Николай, потом в пажеском корпусе. Он с детства отличался замечательною красотой; к тому же он был самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно желчен он не мог не нравиться. Он начал появляться всюду, как только вышел в офицеры. Его носили на руках, и он сам себя баловал, даже дурачился, даже ломался; но и это к нему шло. Женщины от него с ума сходили, мужчины называли его фатом и втайне завидовали ему. Он жил, как уже сказано, на одной квартире с братом, которого любил искренно, хотя нисколько на него не походил. Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие черные глаза и мягкие жидкие волосы; он охотно ленился, но и читал охотно, и боялся общества. Павел Петрович ни одного вечера не проводил дома, славился смелостию и ловкостию (он ввел было гимнастику в моду между светскою молодежью) и прочел всего пять, шесть французских книг. На двадцать восьмом году от роду он уже был капитаном; блестящая карьера ожидала его. Вдруг все изменилось.

В то время в петербургском свете изредка появлялась женщина, которую не забыли до сих пор, княгиня Р. У ней был благовоспитанный и приличный, но глуповатый муж и не было детей. Она внезапно уезжала за границу, внезапно возвращалась в Россию, вообще вела странную жизнь. Она слыла за легкомысленную кокетку, с увлечением предавалась всякого рода удовольствиям, танцевала до упаду, хохотала и шутила с молодыми людьми, которых принимала перед обедом в полумраке гостиной, а по ночам плакала и молилась, не находила нигде покою и часто до самого утра металась по комнате, тоскливо ломая руки, или сидела, вся бледная и холодная, над псалтырем. День наставал, и она снова превращалась в светскую даму, снова выезжала, смеялась, болтала и точно бросалась навстречу всему, что могло доставить ей малейшее развлечение. Она была удивительно сложена; ее коса золотого цвета и тяжелая, как золото, падала ниже колен, но красавицей ее никто бы не назвал; во всем ее лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза они были невелики и серы,P но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния,P загадочный взгляд. Что-то необычайное светилось в нем даже тогда, когда язык ее лепетал самые пустые речи. Одевалась она изысканно. Павел Петрович встретил ее на одном бале, протанцевал с ней мазурку, в течение которой она не сказала ни одного путного слова, и влюбился в нее страстно. Привыкший к победам, он и тут скоро достиг своей цели; но легкость торжества не охладила его. Напротив: он еще мучительнее, еще крепче привязался к этой женщине, в которой даже тогда, когда она отдавалась безвозвратно, все еще как будто оставалось что-то заветное и недоступное, куда никто не мог проникнуть. Что гнездилось в этой душе Бог весть! Казалось, она находилась во власти каких-то тайных, для нее самой неведомых сил; они играли ею, как хотели; ее небольшой ум не мог сладить с их прихотью. Все ее поведение представляло ряд несообразностей; единственные письма, которые могли бы возбудить справедливые подозрения ее мужа, она написала к человеку почти ей чужому, а любовь ее отзывалась печалью; она уже не смеялась и не шутила с тем, кого избирала, и слушала его и глядела на него с недоумением. Иногда, большею частью внезапно, это недоумение переходило в холодный ужас; лицо ее принимало выражение мертвенное и дикое; она запиралась у себя в спальне, и горничная ее могла слышать, припав ухом к замку, ее глухие рыдания. Не раз, возвращаясь к себе домой после нежного свидания, Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. [Чего же хочу я еще?k спрашивал он себя, а сердце все ныло. Он однажды подарил ей кольцо с вырезанным на камне сфинксом.

PЧто это?P спросила она,P сфинкс?

PДа,P ответил он,P и этот сфинкс вы.

PЯ?P спросила она и медленно подняла на него свой загадочный взгляд.P Знаете ли, что это очень лестно?P прибавила она с незначительною усмешкой, а глаза глядели все так же странно.

Тяжело было Павлу Петровичу даже тогда, когда княгиня Р. его любила; но когда она охладела к нему, а это случилось довольно скоро, он чуть с ума не сошел. Он терзался и ревновал, не давал ей покою, таскался за ней повсюду; ей надоело его неотвязное преследование, и она уехала за границу. Он вышел в отставку, несмотря на просьбы приятелей, на увещания начальников, и отправился вслед за княгиней; года четыре провел он в чужих краях, то гоняясь за нею, то с намерением теряя ее из виду; он стыдился самого себя, он негодовал на свое малодушие но ничто не помогало. Ее образ, этот непонятный, почти бессмысленный, но обаятельный образ слишком глубоко внедрился в его душу. В Бадене он как-то опять сошелся с нею по-прежнему; казалось, никогда еще она так страстно его не любила но через месяц все уже было кончено: огонь вспыхнул в последний раз и угас навсегда. Предчувствуя неизбежную разлуку, он хотел, по крайней мере, остаться ее другом, как будто дружба с такою женщиной была возможна Она тихонько выехала из Бадена и с тех пор постоянно избегала Кирсанова. Он вернулся в Россию, попытался зажить старою жизнью, но уже не мог попасть в прежнюю колею. Как отравленный, бродил он с места на место; он еще выезжал, он сохранил все привычки светского человека; он мог похвастаться двумя, тремя новыми победами; но он уже не ждал ничего особенного ни от себя, ни от других и ничего не предпринимал. Он состарился, поседел; сидеть по вечерам в клубе, желчно скучать, равнодушно поспорить в холостом обществе стало для него потребностию,P знак, как известно, плохой. О женитьбе он, разумеется, и не думал. Десять лет прошло таким образом, бесцветно, бесплодно и быстро, страшно быстро. Нигде время так не бежит, как в России; в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорей. Однажды, за обедом, в клубе, Павел Петрович узнал о смерти княгини Р. Она скончалась в Париже, в состоянии близком к помешательству. Он встал из-за стола и долго ходил по комнатам клуба, останавливаясь как вкопанный близ карточных игроков, но не вернулся домой раньше обыкновенного. Через несколько времени он получил пакет, адресованный на его имя: в нем находилось данное им княгине кольцо. Она провела по сфинксу крестообразную черту и велела ему сказать, что крест вот разгадка.

Это случилось в начале 48-го года, в то самое время, когда Николай Петрович, лишившись жены, приезжал в Петербург. Павел Петрович почти не видался с братом с тех пор, как тот поселился в деревне: свадьба Николая Петровича совпала с самыми первыми днями знакомства Павла Петровича с княгиней. Вернувшись из-за границы, он отправился к нему с намерением погостить у него месяца два, полюбоваться его счастием, но выжил у него одну только неделю. Различие в положении обоих братьев было слишком велико. В 48-м году это различие уменьшилось: Николай Петрович потерял жену, Павел Петрович потерял свои воспоминания; после смерти княгини он старался не думать о ней. Но у Николая оставалось чувство правильно проведенной жизни, сын вырастал на его глазах; Павел, напротив, одинокий холостяк, вступал в то сму

Втр 02 Июл 2013 06:45:15

VII


Павел Петрович Кирсанов воспитывался сперва дома, так же как и младший брат его Николай, потом в пажеском корпусе. Он с детства отличался замечательною красотой; к тому же он был самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно желчен он не мог не нравиться. Он начал появляться всюду, как только вышел в офицеры. Его носили на руках, и он сам себя баловал, даже дурачился, даже ломался; но и это к нему шло. Женщины от него с ума сходили, мужчины называли его фатом и втайне завидовали ему. Он жил, как уже сказано, на одной квартире с братом, которого любил искренно, хотя нисколько на него не походил. Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие черные глаза и мягкие жидкие волосы; он охотно ленился, но и читал охотно, и боялся общества. Павел Петрович ни одного вечера не проводил дома, славился смелостию и ловкостию (он ввел было гимнастику в моду между светскою молодежью) и прочел всего пять, шесть французских книг. На двадцать восьмом году от роду он уже был капитаном; блестящая карьера ожидала его. Вдруг все изменилось.

В то время в петербургском свете изредка появлялась женщина, которую не забыли до сих пор, княгиня Р. У ней был благовоспитанный и приличный, но глуповатый муж и не было детей. Она внезапно уезжала за границу, внезапно возвращалась в Россию, вообще вела странную жизнь. Она слыла за легкомысленную кокетку, с увлечением предавалась всякого рода удовольствиям, танцевала до упаду, хохотала и шутила с молодыми людьми, которых принимала перед обедом в полумраке гостиной, а по ночам плакала и молилась, не находила нигде покою и часто до самого утра металась по комнате, тоскливо ломая руки, или сидела, вся бледная и холодная, над псалтырем. День наставал, и она снова превращалась в светскую даму, снова выезжала, смеялась, болтала и точно бросалась навстречу всему, что могло доставить ей малейшее развлечение. Она была удивительно сложена; ее коса золотого цвета и тяжелая, как золото, падала ниже колен, но красавицей ее никто бы не назвал; во всем ее лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза они были невелики и серы,P но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния,P загадочный взгляд. Что-то необычайное светилось в нем даже тогда, когда язык ее лепетал самые пустые речи. Одевалась она изысканно. Павел Петрович встретил ее на одном бале, протанцевал с ней мазурку, в течение которой она не сказала ни одного путного слова, и влюбился в нее страстно. Привыкший к победам, он и тут скоро достиг своей цели; но легкость торжества не охладила его. Напротив: он еще мучительнее, еще крепче привязался к этой женщине, в которой даже тогда, когда она отдавалась безвозвратно, все еще как будто оставалось что-то заветное и недоступное, куда никто не мог проникнуть. Что гнездилось в этой душе Бог весть! Казалось, она находилась во власти каких-то тайных, для нее самой неведомых сил; они играли ею, как хотели; ее небольшой ум не мог сладить с их прихотью. Все ее поведение представляло ряд несообразностей; единственные письма, которые могли бы возбудить справедливые подозрения ее мужа, она написала к человеку почти ей чужому, а любовь ее отзывалась печалью; она уже не смеялась и не шутила с тем, кого избирала, и слушала его и глядела на него с недоумением. Иногда, большею частью внезапно, это недоумение переходило в холодный ужас; лицо ее принимало выражение мертвенное и дикое; она запиралась у себя в спальне, и горничная ее могла слышать, припав ухом к замку, ее глухие рыдания. Не раз, возвращаясь к себе домой после нежного свидания, Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. [Чего же хочу я еще?k спрашивал он себя, а сердце все ныло. Он однажды подарил ей кольцо с вырезанным на камне сфинксом.

PЧто это?P спросила она,P сфинкс?

PДа,P ответил он,P и этот сфинкс вы.

PЯ?P спросила она и медленно подняла на него свой загадочный взгляд.P Знаете ли, что это очень лестно?P прибавила она с незначительною усмешкой, а глаза глядели все так же странно.

Тяжело было Павлу Петровичу даже тогда, когда княгиня Р. его любила; но когда она охладела к нему, а это случилось довольно скоро, он чуть с ума не сошел. Он терзался и ревновал, не давал ей покою, таскался за ней повсюду; ей надоело его неотвязное преследование, и она уехала за границу. Он вышел в отставку, несмотря на просьбы приятелей, на увещания начальников, и отправился вслед за княгиней; года четыре провел он в чужих краях, то гоняясь за нею, то с намерением теряя ее из виду; он стыдился самого себя, он негодовал на свое малодушие но ничто не помогало. Ее образ, этот непонятный, почти бессмысленный, но обаятельный образ слишком глубоко внедрился в его душу. В Бадене он как-то опять сошелся с нею по-прежнему; казалось, никогда еще она так страстно его не любила но через месяц все уже было кончено: огонь вспыхнул в последний раз и угас навсегда. Предчувствуя неизбежную разлуку, он хотел, по крайней мере, остаться ее другом, как будто дружба с такою женщиной была возможна Она тихонько выехала из Бадена и с тех пор постоянно избегала Кирсанова. Он вернулся в Россию, попытался зажить старою жизнью, но уже не мог попасть в прежнюю колею. Как отравленный, бродил он с места на место; он еще выезжал, он сохранил все привычки светского человека; он мог похвастаться двумя, тремя новыми победами; но он уже не ждал ничего особенного ни от себя, ни от других и ничего не предпринимал. Он состарился, поседел; сидеть по вечерам в клубе, желчно скучать, равнодушно поспорить в холостом обществе стало для него потребностию,P знак, как известно, плохой. О женитьбе он, разумеется, и не думал. Десять лет прошло таким образом, бесцветно, бесплодно и быстро, страшно быстро. Нигде время так не бежит, как в России; в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорей. Однажды, за обедом, в клубе, Павел Петрович узнал о смерти княгини Р. Она скончалась в Париже, в состоянии близком к помешательству. Он встал из-за стола и долго ходил по комнатам клуба, останавливаясь как вкопанный близ карточных игроков, но не вернулся домой раньше обыкновенного. Через несколько времени он получил пакет, адресованный на его имя: в нем находилось данное им княгине кольцо. Она провела по сфинксу крестообразную черту и велела ему сказать, что крест вот разгадка.

Это случилось в начале 48-го года, в то самое время, когда Николай Петрович, лишившись жены, приезжал в Петербург. Павел Петрович почти не видался с братом с тех пор, как тот поселился в деревне: свадьба Николая Петровича совпала с самыми первыми днями знакомства Павла Петровича с княгиней. Вернувшись из-за границы, он отправился к нему с намерением погостить у него месяца два, полюбоваться его счастием, но выжил у него одну только неделю. Различие в положении обоих братьев было слишком велико. В 48-м году это различие уменьшилось: Николай Петрович потерял жену, Павел Петрович потерял свои воспоминания; после смерти княгини он старался не думать о ней. Но у Николая оставалось чувство правильно проведенной жизни, сын вырастал на его глазах; Павел, напротив, одинокий холостяк, вступал в то сму

Втр 02 Июл 2013 06:45:23
>>50915062
>Сап утренний! Я тян, пруфов не будет
Да по любому тролль жирный, как бы ни отмазывался.

Втр 02 Июл 2013 06:45:22
тов на все жертвы Вы не отвечаете? Вы мне не верите? Вы думаете, что я говорю легкомысленно? Но вспомните эти последние дни! Неужели вы давно не убедились, что все другое поймите меня,P все, все другое давно исчезло без следа? Посмотрите на меня, скажите мне одно слово Я люблю я люблю вас поверьте же мне!

Катя взглянула на Аркадия важным и светлым взглядом и, после долгого раздумья, едва улыбнувшись, промолвила:

PДа.

Аркадий вскочил со скамьи.

PДа! Вы сказали: да, Катерина Сергеевна! Что значит это слово? То ли, что я вас люблю, что вы мне верите Или или я не смею докончить

PДа,P повторила Катя, и в этот раз он ее понял. Он схватил ее большие, прекрасные руки и, задыхаясь от восторга, прижал их к своему сердцу. Он едва стоял на ногах и только твердил: [Катя, Катяk, а она как-то невинно заплакала, сама тихо смеясь своим слезам. Кто не видал таких слез в глазах любимого существа, тот еще не испытал, до какой степени, замирая весь от благодарности и от стыда, может быть счастлив на земле человек.

На следующий день, рано поутру, Анна Сергеевна велела позвать Базарова к себе в кабинет и с принужденным смехом подала ему сложенный листок почтовой бумаги. Это было письмо от Аркадия: он в нем просил руки ее сестры.

Базаров быстро пробежал письмо и сделал усилие над собою, чтобы не выказать злорадного чувства, которое мгновенно вспыхнуло у него в груди.

PВот как,P проговорил он,P а вы, кажется, не далее как вчера полагали, что он любит Катерину Сергеевну братскою любовью. Что же вы намерены теперь сделать?

PЧто вы мне посоветуете?P спросила Анна Сергеевна, продолжая смеяться.

PДа я полагаю,P ответил Базаров тоже со смехом, хотя ему вовсе не было весело и нисколько не хотелось смеяться, так же как и ей,P я полагаю, следует благословить молодых людей. Партия во всех отношениях хорошая; состояние у Кирсанова изрядное, он один сын у отца, да и отец добрый малый, прекословить не будет.

Одинцова прошлась по комнате. Ее лицо попеременно краснело и бледнело.

PВы думаете?P промолвила она.P Что ж? я не вижу препятствий Я рада за Катю и за Аркадия Николаевича. Разумеется, я подожду ответа отца. Я его самого к нему пошлю. Но вот и выходит, что я была права вчера, когда я говорила вам, что мы оба уже старые люди Как это я ничего не видала? Это меня удивляет!

Анна Сергеевна опять засмеялась и тотчас же отворотилась.

PНынешняя молодежь больно хитра стала,P заметил Базаров и тоже засмеялся.P Прощайте,P заговорил он опять после небольшого молчания.P Желаю вам окончить это дело самым приятным образом; а я издали порадуюсь.

Одинцова быстро повернулась к нему.

PРазве вы уезжаете? Отчего же вам теперь не остаться? Останьтесь с вами говорить весело точно по краю пропасти ходишь. Сперва робеешь, а потом откуда смелость возьмется. Останьтесь.

PСпасибо за предложение, Анна Сергеевна, и за лестное мнение о моих разговорных талантах. Но я нахожу, что я уж и так слишком долго вращался в чуждой для меня сфере. Летучие рыбы некоторое время могут подержаться на воздухе, но вскоре должны шлепнуться в воду; позвольте же и мне плюхнуть в мою стихию.

Одинцова посмотрела на Базарова. Горькая усмешка подергивала его бледное лицо. [Этот меня любил!k подумала она и жалко ей стало его, и с участием протянула она ему руку.

Но и он ее понял.

PНет!P сказал он и отступил на шаг назад.P Человек я бедный, но милостыни еще до сих пор не принимал. Прощайте-с и будьте здоровы.

PЯ убеждена, что мы не в последний раз видимся,P произнесла Анна Сергеевна с невольным движением.

PЧего на свете не бывает!P ответил Базаров, поклонился и вышел.

PТак ты задумал гнездо себе свить?P говорил он в тот же день Аркадию, укладывая на корточках свой чемодан.P Что ж? дело хорошее. Только напрасно ты лукавил. Я ждал от тебя совсем другой дирекции. Или, может быть, это тебя самого огорошило?

PЯ точно этого не ожидал, когда расставался с тобою,P ответил Аркадий,P но зачем ты сам лукавишь и говоришь: [дело хорошееk, точно мне неизвестно твое мнение о браке?

PЭх, друг любезный!P проговорил Базаров,P как ты выражаешься! Видишь, что я делаю; в чемодане оказалось пустое место, и я кладу туда сено; так и в жизненном нашем чемодане; чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было. Не обижайся, пожалуйста: ты ведь, вероятно, помнишь, какого я всегда был мнения о Катерине Сергеевне. Иная барышня только от того и слывет умною, что умно вздыхает, а твоя за себя постоит, да и так постоит, что и тебя в руки заберет,P ну, да это так и следует.P Он захлопнул крышку и приподнялся с полу.P А теперь повторяю тебе на прощанье потому что обманываться нечего: мы прощаемся навсегда, и ты сам это чувствуешь ты поступил умно; для нашей горькой, терпкой, бобыльной жизни ты не создан. В тебе нет ни дерзости, ни злости, а есть молодая смелость да молодой задор; для нашего дела это не годится. Ваш брат дворянин дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может, а это пустяки. Вы, например, не деретесь и уж воображаете себя молодцами,P а мы драться хотим. Да что! Наша пыль тебе глаза выест, наша грязь тебя замарает, да ты и не дорос до нас, ты невольно любуешься собою, тебе приятно самого себя бранить; а нам это скучно нам других подавай! нам других ломать надо! Ты славный малый; но ты все-таки мякенький, либеральный барич э волату, как выражается мой родитель.

PТы навсегда прощаешься со мною, Евгений?P печально промолвил Аркадий,P и у тебя нет других слов для меня?

Базаров почесал у себя в затылке.

PЕсть, Аркадий, есть у меня другие слова, только я их не выскажу, потому что это романтизм,P это значит: рассыропиться. А ты поскорее женись; да своим гнездом обзаведись, да наделай детей побольше. Умницы они будут уже потому, что вовремя они родятся, не то что мы с тобой. Эге! я вижу, лошади готовы. Пора. Со всеми я простился Ну что ж? обняться, что ли?

Аркадий бросился на шею к своему бывшему наставнику и другу, и слезы так и брызнули у него из глаз.

PЧто значит молодость!P произнес спокойно Базаров.P Да я на Катерину Сергеевну надеюсь. Посмотри, как живо она тебя утешит!

PПрощай, брат!P сказал он Аркадию, уже взобравшись на телегу, и, указав на пару галок, сидевших рядышком на крыше конюшни, прибавил: Вот тебе! изучай!

PЭто что значит?P спросил Аркадий.

PКак? Разве ты так плох в естественной истории или забыл, что галка самая почтенная, семейная птица? Тебе пример!.. Прощайте, синьор!

Телега задребезжала и покатилась.

Базаров сказал правду. Разговаривая вечером с Катей, Аркадий совершенно позабыл о своем наставнике. Он уже начинал подчиняться ей, и Катя это чувствовала и не удивлялась. Он должен был на следующий день ехать в Марьино, к Николаю Петровичу. Анна Сергеевна не хотела стеснять молодых людей и только для приличия не оставляла их слишком долго наедине. Она великодушно удалила от них княжну, которую известие о предстоявшем браке привело в слезливую ярость. Сначала Анна Сергеевна боялась, как бы зрелище их счастия не показалось ей самой немного тягостным; но вышло совершенно напротив: это зрелище не только не отягощало ее, оно ее занимало, оно ее умилило наконец. Анна Сергеевна этому и обрадовалась

Втр 02 Июл 2013 06:45:36
тное, сумеречное время, время сожалений, похожих на надежды, надежд, похожих на сожаления, когда молодость прошла, а старость еще не настала.

Это время было труднее для Павла Петровича, чем для всякого другого: потеряв свое прошедшее, он все потерял.

PЯ не зову теперь тебя в Марьино,P сказал ему однажды Николай Петрович (он назвал свою деревню этим именем в честь жены),P ты и при покойнице там соскучился, а теперь ты, я думаю, там с тоски пропадешь.

PЯ был еще глуп и суетлив тогда,P отвечал Павел Петрович,P с тех пор я угомонился, если не поумнел. Теперь, напротив, если ты позволишь, я готов навсегда у тебя поселиться.

Вместо ответа Николай Петрович обнял его; но полтора года прошло после этого разговора, прежде чем Павел Петрович решился осуществить свое намерение. Зато, поселившись однажды в деревне, он уже не покидал ее даже и в те три зимы, которые Николай Петрович провел в Петербурге с сыном. Он стал читать, все больше по-английски; он вообще всю жизнь свою устроил на английский вкус, редко видался с соседями и выезжал только на выборы, где он большею частию помалчивал, лишь изредка дразня и пугая помещиков старого покроя либеральными выходками и не сближаясь с представителями нового поколения. И те и другие считали его гордецом; и те и другие его уважали за его отличные, аристократические манеры, за слухи о его победах; за то, что он прекрасно одевался и всегда останавливался в лучшем номере лучшей гостиницы; за то, что он вообще хорошо обедал, а однажды даже пообедал с Веллингтоном у Людовика-Филиппа; за то, что он всюду возил с собою настоящий серебряный несессер и походную ванну; за то, что от него пахло какими-то необыкновенными, удивительно [благороднымиk духами; за то, что он мастерски играл в вист и всегда проигрывал; наконец, его уважали также за его безукоризненную честность. Дамы находили его очаровательным меланхоликом, но он не знался с дамами

PВот видишь ли, Евгений,P промолвил Аркадий, оканчивая свой рассказ,P как несправедливо ты судишь о дяде! Я уже не говорю о том, что он не раз выручал отца из беды, отдавал ему все свои деньги,P имение, ты, может быть, не знаешь, у них не разделено,P но он всякому рад помочь и, между прочим, всегда вступается за крестьян; правда, говоря с ними, он морщится и нюхает одеколон

PИзвестное дело: нервы,P перебил Базаров.

PМожет быть, только у него сердце предоброе. И он далеко не глуп. Какие он мне давал полезные советы особенно особенно насчет отношений к женщинам.

PАга! На своем молоке обжегся, на чужую воду дует. Знаем мы это!

PНу, словом,P продолжал Аркадий,P он глубоко несчастлив, поверь мне; презирать его грешно.

PДа кто его презирает?P возразил Базаров.P А я все-таки скажу, что человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви и когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек не мужчина, не самец. Ты говоришь, что он несчастлив: тебе лучше знать; но дурь из него не вся вышла. Я уверен, что он не шутя воображает себя дельным человеком, потому что читает Галиньяшку и раз в месяц избавит мужика от экзекуции.

PДа вспомни его воспитание, время, в которое он жил,P заметил Аркадий.

PВоспитание?P подхватил Базаров.P Всякий человек сам себя воспитать должен ну хоть как я, например А что касается до времени отчего я от него зависеть буду? Пускай же лучше оно зависит от меня. Нет, брат, это все распущенность, пустота! И что за таинственные отношения между мужчиной и женщиной? Мы, физиологи, знаем, какие это отношения. Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество. Пойдем лучше смотреть жука.

И оба приятеля отправились в комнату Базарова, в которой уже успел установиться какой-то медицинско-хирургический запах, смешанный с запахом дешевого табаку.

Втр 02 Июл 2013 06:45:45

XVI


Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла на пологом открытом холме, в недальнем расстоянии от желтой каменной церкви с зеленою крышей, белыми колоннами и живописью al fresco[26 - фреской (франц.)] над главным входом, представлявшею [Воскресение Христовоk в [итальянскомk вкусе. Особенно замечателен своими округленными контурами был распростертый на первом плане смуглый воин в шишаке. За церковью тянулось в два ряда длинное село с кое-где мелькающими трубами над соломенными крышами. Господский дом был построен в одном стиле с церковью, в том стиле, который известен у нас под именем Александровского; дом этот был также выкрашен желтою краской, и крышу имел зеленую, и белые колонны, и фронтон с гербом. Губернский архитектор воздвигнул оба здания с одобрения покойного Одинцова, не терпевшего никаких пустых и самопроизвольных, как он выражался, нововведений. К дому с обеих сторон прилегали темные деревья старинного сада, аллея стриженых елок вела к подъезду.

Приятелей наших встретили в передней два рослых лакея в ливрее; один из них тотчас побежал за дворецким. Дворецкий, толстый человек в черном фраке, немедленно явился и направил гостей по устланной коврами лестнице в особую комнату, где уже стояли две кровати со всеми принадлежностями туалета. В доме видимо царствовал порядок: все было чисто, всюду пахло каким-то приличным запахом, точно в министерских приемных.

PАнна Сергеевна просят вас пожаловать к ним через полчаса,P доложил дворецкий.P Не будет ли от вас покамест никаких приказаний?

PНикаких приказаний не будет, почтеннейший,P ответил Базаров,P разве рюмку водочки соблаговолите поднести.

PСлушаю-с,P промолвил дворецкий не без недоуменья и удалился, скрипя сапогами.

PКакой гранжанр!P заметил Базаров,P кажется, это так по-вашему называется? Герцогиня, да и полно.

PХороша герцогиня,P возразил Аркадий,P с первого раза пригласила к себе таких сильных аристократов, каковы мы с тобой.

PОсобенно я, будущий лекарь, и лекарский сын, и дьячковский внук Ведь ты знаешь, что я внук дьячка?..

PКак Сперанский,P прибавил Базаров после небольшого молчания и скривив губы.P А все-таки избаловала она себя; ох, как избаловала себя эта барыня! Уж не фраки ли нам надеть?

Аркадий только плечом пожал но и он чувствовал небольшое смущение.

Полчаса спустя Базаров с Аркадием сошли в гостиную. Это была просторная, высокая комната, убранная довольно роскошно, но без особенного вкуса. Тяжелая, дорогая мебель стояла в обычном чопорном порядке вдоль стен, обитых коричневыми обоями с золотыми разводами; покойный Одинцов выписал ее из Москвы через своего приятеля и комиссионера, винного торговца. Над средним диваном висел портрет обрюзглого белокурого мужчины и, казалось, недружелюбно глядел на гостей. [Должно быть, сам,P шепнул Базаров Аркадию и, сморщив нос, прибавил: Аль удрать?k Но в это мгновенье вошла хозяйка. На ней было легкое барежевое платье; гладко зачесанные за уши волосы придавали девическое выражение ее чистому и свежему лицу.

PБлагодарствуйте, что сдержали слово,P начала она,P погостите у меня: здесь, право, недурно. Я вас познакомлю с моей сестрою, она хорошо играет на фортепьяно. Вам, мсье Базаров, это все равно; но вы, мсье Кирсанов, кажется, любите музыку; кроме сестры, у меня живет старушка тетка, да сосед один иногда наезжает в карты играть: вот и все наше общество. А теперь сядем.

Одинцова произнесла весь этот маленький спич с особенною отчетливостью, словно она наизусть его выучила; потом она обратилась к Аркадию. Оказалось, что мать ее знавала Аркадиеву мать и была даже поверенною ее любви к Николаю Петровичу. Аркадий с жаром заговорил о покойнице; а Базаров между тем принялся рассматривать альбомы. [Какой я смирненький сталk,P думал он про себя.

Красивая борзая собака с голубым ошейником вбежала в гостиную, стуча ногтями по полу, а вслед за нею вошла девушка лет восемнадцати, черноволосая и смуглая, с несколько круглым, но приятным лицом, с небольшими темными глазами. Она держала в руках корзину, наполненную цветами.

PВот вам и моя Катя,P проговорила Одинцова, указав на нее движением головы.

Катя слегка присела, поместилась возле сестры и принялась разбирать цветы. Борзая собака, имя которой было Фифи, подошла, махая хвостом, поочередно к обоим гостям и ткнула каждого из них своим холодным носом в руку.

PЭто ты все сама нарвала?P спросила Одинцова.

PСама,P отвечала Катя.

PА тетушка придет к чаю?

PПридет.

Когда Катя говорила, она очень мило улыбалась, застенчиво и откровенно, и глядела как-то забавно-сурово, снизу вверх. Все в ней было еще молодо-зелено: и голос, и пушок на всем лице, и розовые руки с беловатыми кружками на ладонях, и чуть-чуть сжатые плечи Она беспрестанно краснела и быстро переводила дух.

Одинцова обратилась к Базарову.

PВы из приличия рассматриваете картинки, Евгений Васильич,P начала она.P Вас это не занимает. Подвиньтесь-ка лучше к нам, и давайте поспоримте о чем-нибудь.

Базаров приблизился.

PО чем прикажете-с?P промолвил он.

PО чем хотите. Предупреждаю вас, что я ужасная спорщица.

PВы?

PЯ. Вас это как будто удивляет. Почему?

PПотому что, сколько я могу судить, у вас нрав спокойный и холодный, а для спора нужно увлечение.

PКак это вы успели меня узнать так скоро? Я, во-первых, нетерпелива и настойчива, спросите лучше Катю; а во-вторых, я очень легко увлекаюсь.

Базаров поглядел на Анну Сергеевну.

PМожет быть, вам лучше знать. Итак, вам угодно спорить,P извольте. Я рассматривал виды Саксонской Швейцарии в вашем альбоме, а вы мне заметили, что это меня занять не может. Вы это сказали оттого, что не предполагаете во мне художественного смысла,P да, во мне действительно его нет; но эти виды могли меня заинтересовать с точки зрения геологической, с точки зрения формации гор, например.

PИзвините; как геолог вы скорее к книге прибегнете, к специальному сочинению, а не к рисунку.

PРисунок наглядно представит мне то, что в книге изложено на целых десяти страницах.

Анна Сергеевна помолчала.

PИ так-таки у вас ни капельки художественного смысла нет?P промолвила она, облокотясь на стол и этим самым движением приблизив свое лицо к Базарову.P Как же вы это без него обходитесь?

PА на что он нужен, позвольте спросить?

PДа хоть на то, чтоб уметь узнавать и изучать людей.

Базаров усмехнулся.

PВо-первых, на это существует жизненный опыт; а, во-вторых, доложу вам, изучать отдельные личности не стоит труда. Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой; у каждого из нас мозг, селезенка, сердце, легкие одинаково устроены; и так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие видоизменения ничего не значат. Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других. Люди, что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельною березой.

Катя, которая, не спеша, подбирала цветок к цветку, с недоумением подняла глаза на Базарова и, встретив его быстрый и небрежный взгляд, вспыхнула вся до ушей. Анна Сергеевна покачала головой.

PДеревья в лесу,P повторила она.P Стало быть, по-вашему, нет разницы между глупым и умным человеком, между добрым и злым?

PНет, есть: как между больным

Втр 02 Июл 2013 06:45:54
тное, сумеречное время, время сожалений, похожих на надежды, надежд, похожих на сожаления, когда молодость прошла, а старость еще не настала.

Это время было труднее для Павла Петровича, чем для всякого другого: потеряв свое прошедшее, он все потерял.

PЯ не зову теперь тебя в Марьино,P сказал ему однажды Николай Петрович (он назвал свою деревню этим именем в честь жены),P ты и при покойнице там соскучился, а теперь ты, я думаю, там с тоски пропадешь.

PЯ был еще глуп и суетлив тогда,P отвечал Павел Петрович,P с тех пор я угомонился, если не поумнел. Теперь, напротив, если ты позволишь, я готов навсегда у тебя поселиться.

Вместо ответа Николай Петрович обнял его; но полтора года прошло после этого разговора, прежде чем Павел Петрович решился осуществить свое намерение. Зато, поселившись однажды в деревне, он уже не покидал ее даже и в те три зимы, которые Николай Петрович провел в Петербурге с сыном. Он стал читать, все больше по-английски; он вообще всю жизнь свою устроил на английский вкус, редко видался с соседями и выезжал только на выборы, где он большею частию помалчивал, лишь изредка дразня и пугая помещиков старого покроя либеральными выходками и не сближаясь с представителями нового поколения. И те и другие считали его гордецом; и те и другие его уважали за его отличные, аристократические манеры, за слухи о его победах; за то, что он прекрасно одевался и всегда останавливался в лучшем номере лучшей гостиницы; за то, что он вообще хорошо обедал, а однажды даже пообедал с Веллингтоном у Людовика-Филиппа; за то, что он всюду возил с собою настоящий серебряный несессер и походную ванну; за то, что от него пахло какими-то необыкновенными, удивительно [благороднымиk духами; за то, что он мастерски играл в вист и всегда проигрывал; наконец, его уважали также за его безукоризненную честность. Дамы находили его очаровательным меланхоликом, но он не знался с дамами

PВот видишь ли, Евгений,P промолвил Аркадий, оканчивая свой рассказ,P как несправедливо ты судишь о дяде! Я уже не говорю о том, что он не раз выручал отца из беды, отдавал ему все свои деньги,P имение, ты, может быть, не знаешь, у них не разделено,P но он всякому рад помочь и, между прочим, всегда вступается за крестьян; правда, говоря с ними, он морщится и нюхает одеколон

PИзвестное дело: нервы,P перебил Базаров.

PМожет быть, только у него сердце предоброе. И он далеко не глуп. Какие он мне давал полезные советы особенно особенно насчет отношений к женщинам.

PАга! На своем молоке обжегся, на чужую воду дует. Знаем мы это!

PНу, словом,P продолжал Аркадий,P он глубоко несчастлив, поверь мне; презирать его грешно.

PДа кто его презирает?P возразил Базаров.P А я все-таки скажу, что человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви и когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек не мужчина, не самец. Ты говоришь, что он несчастлив: тебе лучше знать; но дурь из него не вся вышла. Я уверен, что он не шутя воображает себя дельным человеком, потому что читает Галиньяшку и раз в месяц избавит мужика от экзекуции.

PДа вспомни его воспитание, время, в которое он жил,P заметил Аркадий.

PВоспитание?P подхватил Базаров.P Всякий человек сам себя воспитать должен ну хоть как я, например А что касается до времени отчего я от него зависеть буду? Пускай же лучше оно зависит от меня. Нет, брат, это все распущенность, пустота! И что за таинственные отношения между мужчиной и женщиной? Мы, физиологи, знаем, какие это отношения. Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество. Пойдем лучше смотреть жука.

И оба приятеля отправились в комнату Базарова, в которой уже успел установиться какой-то медицинско-хирургический запах, смешанный с запахом дешевого табаку.

Втр 02 Июл 2013 06:46:00

9


[Материя и силаk (нем.)

Втр 02 Июл 2013 06:46:07

31


Всякому свое (лат.)

Втр 02 Июл 2013 06:46:07
и опечалилась. [Видно, прав Базаров,P подумала она,P любопытство, одно любопытство, и любовь к покою, и эгоизмk

PДети!P промолвила она громко,P что, любовь чувство напускное?

Но ни Катя, ни Аркадий ее даже не поняли. Они ее дичились; невольно подслушанный разговор не выходил у них из головы. Впрочем, Анна Сергеевна скоро успокоила их; и это было ей не трудно: она успокоилась сама.

Втр 02 Июл 2013 06:46:10
>>50915062
SAGE.....SAGE.....SAGE..........SAGE............SAGE....SAGESAGE........SAGE.......SAGE...........SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE......SAGESAGE.......SAGE...SAGE......SAGE.....SAGE.....SAGE.......SAGESAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE.....SAGE...SAGE.....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE.......SAGE..SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGESAGE.........SAGE........SAGESAGE.......SAGE....SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE......SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE......SAGE.....SAGE....SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE....SAGESAGE.........SAGE.......SAGE...SAGE.....SAGE

Втр 02 Июл 2013 06:46:29

20


как истинный кавалер-француз (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:46:34
>>50915062
Ай не пизди. Ты такая уебищная что на тебя даже задроты не смотрят. Надоело пизду свою тухлую самой тилибонькать? Привыкай. В такое уебище никто даже ветку обмазанную говном не засунет. Просто убейся. Утренний добро-харкач.

Втр 02 Июл 2013 06:46:34

XII


Город ***, куда отправились наши приятели, состоял в ведении губернатора из молодых, прогрессиста и деспота, как это сплошь да рядом случается на Руси. Он, в течение первого года своего управления, успел перессориться не только с губернским предводителем, отставным гвардии штабc-ротмистром, конным заводчиком и хлебосолом, но и с собственными чиновниками. Возникшие по этому поводу распри приняли наконец такие размеры, что министерство в Петербурге нашло необходимым послать доверенное лицо с поручением разобрать все на месте. Выбор начальства пал на Матвея Ильича Колязина, сына того Колязина, под попечительством которого находились некогда братья Кирсановы. Он был тоже из [молодыхk, то есть ему недавно минуло сорок лет, но он уже метил в государственные люди и на каждой стороне груди носил по звезде. Одна, правда, была иностранная, из плохоньких. Подобно губернатору, которого он приехал судить, он считался прогрессистом и, будучи уже тузом, не походил на большую часть тузов. Он имел о себе самое высокое мнение; тщеславие его не знало границ, но он держался просто, глядел одобрительно, слушал снисходительно и так добродушно смеялся, что на первых порах мог даже прослыть за [чудного малогоk. В важных случаях он умел, однако, как говорится, задать пыли. [Энергия необходима,P говаривал он тогда,P I'energie est la premiere qualite d'un homme d'etatk[13 - Энергия первейшее качество государственного человека (франц.)]; а со всем тем он обыкновенно оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом. Матвей Ильич отзывался с большим уважением о Гизо и старался внушить всем и каждому, что он не принадлежит к числу рутинеров и отсталых бюрократов, что он не оставляет без внимания ни одного важного проявления общественной жизни Все подобные слова были ему хорошо известны. Он даже следил, правда, с небрежною величавостию, за развитием современной литературы: так взрослый человек, встретив на улице процессию мальчишек, иногда присоединяется к ней. В сущности, Матвей Ильич недалеко ушел от тех государственных мужей Александровского времени, которые, готовясь идти на вечер к г-же Свечиной, жившей тогда в Петербурге, прочитывали поутру страницу из Кондильяка; только приемы у него были другие, более современные. Он был ловкий придворный, большой хитрец и больше ничего; в делах толку не знал, ума не имел, а умел вести свои собственные дела: тут уж никто не мог его оседлать, а ведь это главное.

Матвей Ильич принял Аркадия с свойственным просвещенному сановнику добродушием, скажем более, с игривостию. Он, однако, изумился, когда узнал, что приглашенные им родственники остались в деревне. [Чудак был твой папа всегдаk,P заметил он, побрасывая кистями своего великолепного бархатного шлафрока, и вдруг, обратясь к молодому чиновнику в благонамереннейше застегнутом вицмундире, воскликнул с озабоченным видом: [Чего?k Молодой человек, у которого от продолжительного молчания слиплись губы, приподнялся и с недоумением посмотрел на своего начальника. Но, озадачив подчиненного, Матвей Ильич уже не обращал на него внимания. Сановники наши вообще любят озадачивать подчиненных; способы, к которым они прибегают для достижения этой цели, довольно разнообразны. Следующий способ, между прочим, в большом употреблении, [is quite a favoritek[14 - самый излюбленный (англ.)], как говорят англичане: сановник вдруг перестает понимать самые простые слова, глухоту на себя напускает. Он спросит, например: какой сегодня день?

Ему почтительнейше докладывают: [Пятница сегодня, ваше с с с ствоk.

PА? Что? Что такое? Что вы говорите?P напряженно повторяет сановник.

PСегодня пятница, ваше с с ство.

PКак? Что? Что такое пятница? какая пятница?

PПятница, ваше с ссс ссс ство, день в неделе.

PНу-у, ты учить меня вздумал?

Матвей Ильич все-таки был сановник, хоть и считался либералом.

PЯ советую тебе, друг мой, съездить с визитом к губернатору,P сказал он Аркадию,P ты понимаешь, я тебе это советую не потому, чтоб я придерживался старинных понятий о необходимости ездить к властям на поклон, а просто потому, что губернатор порядочный человек; притом же ты, вероятно, желаешь познакомиться с здешним обществом ведь ты не медведь, надеюсь? А он послезавтра дает большой бал.

PВы будете на этом бале?P спросил Аркадий.

PОн для меня его дает,P проговорил Матвей Ильич почти с сожалением.P Ты танцуешь?

PТанцую, только плохо.

PЭто напрасно. Здесь есть хорошенькие, да и молодому человеку стыдно не танцевать. Опять-таки я это говорю не в силу старинных понятий; я вовсе не полагаю, что ум должен находиться в ногах, но байронизм смешон, il a fait son temps[15 - прошло его время (франц.)].

PДа я, дядюшка, вовсе не из байронизма не

PЯ познакомлю тебя с здешними барынями, я беру тебя под свое крылышко,P перебил Матвей Ильич и самодовольно засмеялся.P Тебе тепло будет, а?

Слуга вошел и доложил о приезде председателя казенной палаты, сладкоглазого старика с сморщенными губами, который чрезвычайно любил природу, особенно в летний день, когда, по его словам, [каждая пчелочка с каждого цветочка берет взяточкуk. Аркадий удалился.

Он застал Базарова в трактире, где они остановились, и долго его уговаривал пойти к губернатору. [Нечего делать!P сказал наконец Базаров.P Взялся за гуж не говори, что не дюж! Приехали смотреть помещиков давай их смотреть!k Губернатор принял молодых людей приветливо, но не посадил их и сам не сел. Он вечно суетился и спешил; с утра надевал тесный вицмундир и чрезвычайно тугой галстух, недоедал и недопивал, все распоряжался. Его в губернии прозвали Бурдалу, намекая тем не на известного французского проповедника, а на бурду. Он пригласил Кирсанова и Базарова к себе на бал и через две минуты пригласил их вторично, считая их уже братьями и называя Кайсаровыми.

Они шли к себе домой от губернатора, как вдруг из проезжающих мимо дрожек выскочил человек небольшого роста, в славянофильской венгерке, и с криком: [Евгений Васильич!k бросился к Базарову.

PА! это вы, герр Ситников,P проговорил Базаров, продолжая шагать по тротуару,P какими судьбами?

PВообразите, совершенно случайно,P отвечал тот и, обернувшись к дрожкам, махнул раз пять рукой и закричал: Ступай за нами, ступай! У моего отца здесь дело,P продолжал он, перепрыгивая через канавку,P ну, так он меня просил Я сегодня узнал о вашем приезде и уже был у вас (Действительно, приятели, возвратясь к себе в номер, нашли там карточку с загнутыми углами и с именем Ситникова, на одной стороне по-французски, на другой славянской вязью.) Я надеюсь, вы не от губернатора?

PНе надейтесь, мы прямо от него.

PА! в таком случае и я к нему пойду Евгений Васильич, познакомьте меня с вашим с ними

PСитников, Кирсанов,P проворчал, не останавливаясь, Базаров.

PМне очень лестно,P начал Ситников, выступая боком, ухмыляясь и поспешно стаскивая свои уже чересчур элегантные перчатки.P Я очень много слышал Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать его ученик. Я ему обязан моим перерождением

Аркадий посмотрел на базаровского ученика. Тревожное и тупое выражение сказывалось в маленьких, впрочем, приятных чертах его прилизанного лица; неболь

Втр 02 Июл 2013 06:46:36

XVII


Время (дело известное) летит иногда птицей, иногда ползет червяком; но человеку бывает особенно хорошо тогда, когда он даже не замечает скоро ли, тихо ли оно проходит. Аркадий и Базаров именно таким образом провели дней пятнадцать у Одинцовой. Этому отчасти способствовал порядок, который она завела у себя в доме и в жизни. Она строго его придерживалась и заставляла других ему покоряться. Все в течение дня совершалось в известную пору. Утром, ровно в восемь часов, все общество собиралось к чаю; от чая до завтрака всякий делал что хотел, сама хозяйка занималась с приказчиком (имение было на оброке), с дворецким, с главною ключницей. Перед обедом общество опять сходилось для беседы или для чтения; вечер посвящался прогулке, картам, музыке; в половине одиннадцатого Анна Сергеевна уходила к себе в комнату, отдавала приказания на следующий день и ложилась спать. Базарову не нравилась эта размеренная, несколько торжественная правильность ежедневной жизни; [как по рельсам катишьсяk,P уверял он: ливрейные лакеи, чинные дворецкие оскорбляли его демократическое чувство. Он находил, что уж если на то пошло, так и обедать следовало бы по-английски, во фраках и в белых галстухах. Он однажды объяснился об этом с Анной Сергеевной. Она так себя держала, что каждый человек, не обинуясь, высказывал перед ней свои мнения. Она выслушала его и промолвила: [С вашей точки зрения, вы правы и, может быть, в этом случае, я барыня; но в деревне нельзя жить беспорядочно, скука одолеетk,P и продолжала делать по-своему. Базаров ворчал, но и ему и Аркадию оттого и жилось так легко у Одинцовой, что все в ее доме [катилось как по рельсамk. Со всем тем в обоих молодых людях, с первых же дней их пребывания в Никольском, произошла перемена. В Базарове, к которому Анна Сергеевна очевидно благоволила, хотя редко с ним соглашалась, стала проявляться небывалая прежде тревога, он легко раздражался, говорил нехотя, глядел сердито и не мог усидеть на месте, словно что его подмывало; а Аркадий, который окончательно сам с собой решил, что влюблен в Одинцову, начал предаваться тихому унынию. Впрочем, это уныние не мешало ему сблизиться с Катей; оно даже помогло ему войти с нею в ласковые, приятельские отношения. [Меня она не ценит! Пусть?.. А вот доброе существо меня не отвергаетk,P думал он, и сердце его снова вкушало сладость великодушных ощущений. Катя смутно понимала, что он искал какого-то утешения в ее обществе, и не отказывала ни ему, ни себе в невинном удовольствии полустыдливой, полудоверчивой дружбы. В присутствии Анны Сергеевны они не разговаривали между собою: Катя всегда сжималась под зорким взглядом сестры, а Аркадий, как оно и следует влюбленному человеку, вблизи своего предмета уже не мог обращать внимание ни на что другое; но хорошо ему было с одной Катей. Он чувствовал, что не в силах занять Одинцову; он робел и терялся, когда оставался с ней наедине; и она не знала, что ему сказать: он был слишком для нее молод. Напротив, с Катей Аркадий был как дома; он обращался с ней снисходительно, не мешал ей высказывать впечатления, возбужденные в ней музыкой, чтением повестей, стихов и прочими пустяками, сам не замечая или не сознавая, что эти пустяки и его занимали. С своей стороны, Катя не мешала ему грустить. Аркадию было хорошо с Катей, Одинцовой с Базаровым, а потому обыкновенно случалось так: обе парочки, побыв немного вместе, расходились каждая в свою сторону, особенно во время прогулок. Катя обожала природу, и Аркадий ее любил, хоть и не смел признаться в этом; Одинцова была к ней довольно равнодушна, так же как и Базаров. Почти постоянное разъединение наших приятелей не осталось без последствий: отношения между ними стали меняться. Базаров перестал говорить с Аркадием об Одинцовой, перестал даже бранить ее [аристократические замашкиk; правда, Катю он хвалил по-прежнему и только советовал умерять в ней сентиментальные наклонности, но похвалы его были торопливы, советы сухи, и вообще он с Аркадием беседовал гораздо меньше прежнего он как будто избегал, как будто стыдился его

Аркадий все это замечал, но хранил про себя свои замечания.

Настоящею причиной всей этой [новизныk было чувство, внушенное Базарову Одинцовой,P чувство, которое его мучило и бесило и от которого он тотчас отказался бы с презрительным хохотом и циническою бранью, если бы кто-нибудь хотя отдаленно намекнул ему на возможность того, что в нем происходило. Базаров был великий охотник до женщин и до женской красоты, но любовь в смысле идеальном, или, как он выражался, романтическом, называл белибердой, непростительною дурью, считал рыцарские чувства чем-то вроде уродства или болезни и не однажды выражал свое удивление: почему не посадили в желтый дом Тоггенбурга со всеми миннезингерами и трубадурами? [Нравится тебе женщина,P говаривал он,P старайся добиться толку; а нельзя ну, не надо, отвернись земля не клином сошласьk. Одинцова ему нравилась: распространенные слухи о ней, свобода и независимость ее мыслей, ее несомненное расположение к нему все, казалось, говорило в его пользу; но он скоро понял, что с ней [не добьешься толкуk, а отвернуться от нее он, к изумлению своему, не имел сил. Кровь его загоралась, как только он вспоминал о ней; он легко сладил бы с своею кровью, но что-то другое в него вселилось, чего он никак не допускал, над чем всегда трунил, что возмущало всю его гордость. В разговорах с Анной Сергеевной он еще больше прежнего высказывал свое равнодушное презрение ко всему романтическому; а оставшись наедине, он с негодованием сознавал романтика в самом себе. Тогда он отправлялся в лес и ходил по нем большими шагами, ломая попадавшиеся ветки и браня вполголоса и ее и себя; или забирался на сеновал, в сарай, и, упрямо закрывая глаза, заставлял себя спать, что ему, разумеется, не всегда удавалось. Вдруг ему представится, что эти целомудренные руки когда-нибудь обовьются вокруг его шеи, что эти гордые губы ответят на его поцелуи, что эти умные глаза с нежностью да, с нежностью остановятся на его глазах, и голова его закружится, и он забудется на миг, пока опять не вспыхнет в нем негодование. Он ловил самого себя на всякого рода [постыдныхk мыслях, точно бес его дразнил. Ему казалось иногда, что и в Одинцовой происходит перемена, что в выражении ее лица проявлялось что-то особенное, что, может быть Но тут он обыкновенно топал ногою или скрежетал зубами и грозил себе кулаком.

А между тем Базаров не совсем ошибался. Он поразил воображение Одинцовой; он занимал ее, она много о нем думала. В его отсутствие она не скучала, не ждала его, но его появление тотчас ее оживляло; она охотно оставалась с ним наедине и охотно с ним разговаривала, даже тогда, когда он ее сердил или оскорблял ее вкус, ее изящные привычки. Она как будто хотела и его испытать, и себя изведать.

Однажды он, гуляя с ней по саду, внезапно промолвил угрюмым голосом, что намерен скоро уехать в деревню, к отцу Она побледнела, словно ее что в сердце кольнуло, да так кольнуло, что она удивилась и долго потом размышляла о том, что бы это значило. Базаров объявил ей о своем отъезде не с мыслию испытать ее, посмотреть, что из этого выйдет: он никогда не [сочинялk. Утром того дня он виделся с отцо

Втр 02 Июл 2013 06:46:45

X


Прошло около двух недель. Жизнь в Марьине текла своим порядком: Аркадий сибаритствовал, Базаров работал. Все в доме привыкли к нему, к его небрежным манерам, к его немногосложным и отрывочным речам. Фенечка, в особенности, до того с ним освоилась, что однажды ночью велела разбудить его: с Митей сделались судороги; и он пришел и, по обыкновению, полушутя, полузевая, просидел у ней часа два и помог ребенку. Зато Павел Петрович всеми силами души своей возненавидел Базарова: он считал его гордецом, нахалом, циником, плебеем; он подозревал, что Базаров не уважает его, что он едва ли не презирает его его, Павла Кирсанова! Николай Петрович побаивался молодого [нигилистаk и сомневался в пользе его влияния на Аркадия; но он охотно его слушал, охотно присутствовал при его физических и химических опытах. Базаров привез с собой микроскоп и по целым часам с ним возился. Слуги также привязались к нему, хотя он над ними подтрунивал: они чувствовали, что он все-таки свой брат, не барин. Дуняша охотно с ним хихикала и искоса, значительно посматривала на него, пробегая мимо [перепелочкойk; Петр, человек до крайности самолюбивый и глупый, вечно с напряженными морщинами на лбу, человек, которого все достоинство состояло в том, что он глядел учтиво, читал по складам и часто чистил щеточкой свой сюртучок,P и тот ухмылялся и светлел, как только Базаров обращал на него внимание; дворовые мальчишки бегали за [дохтуромk, как собачонки. Один старик Прокофьич не любил его, с угрюмым видом подавал ему за столом кушанья, называл его [живодеромk и [прощелыгойk и уверял, что он с своими бакенбардами настоящая свинья в кусте. Прокофьич, по-своему, был аристократ не хуже Павла Петровича.

Наступили лучшие дни в году первые дни июня. Погода стояла прекрасная; правда, издали грозилась опять холера, но жители й губернии успели уже привыкнуть к ее посещениям. Базаров вставал очень рано и отправлялся версты за две, за три, не гулять он прогулок без дела терпеть не мог,P а собирать травы, насекомых. Иногда он брал с собой Аркадия. На возвратном пути у них обыкновенно завязывался спор, и Аркадий обыкновенно оставался побежденным, хотя говорил больше своего товарища.

Однажды они как-то долго замешкались; Николай Петрович вышел к ним навстречу в сад и, поравнявшись с беседкой, вдруг услышал быстрые шаги и голоса обоих молодых людей. Они шли по ту сторону беседки и не могли его видеть.

PТы отца недостаточно знаешь,P говорил Аркадий.

Николай Петрович притаился.

PТвой отец добрый малый,P промолвил Базаров,P но он человек отставной, его песенка спета.

Николай Петрович приник ухом Аркадий ничего не отвечал.

[Отставной человекk постоял минуты две неподвижно и медленно поплелся домой.

PТретьего дня, я смотрю, он Пушкина читает,P продолжал между тем Базаров.P Растолкуй ему, пожалуйста, что это никуда не годится. Ведь он не мальчик: пора бросить эту ерунду. И охота же быть романтиком в нынешнее время! Дай ему что-нибудь дельное почитать.

PЧто бы ему дать?P спросил Аркадий.

PДа, я думаю, Бюхнерово [Stoff und Kraftk[9 - [Материя и силаk (нем.)] на первый случай.

PЯ сам так думаю,P заметил одобрительно Аркадий.P [Stoff und Kraftk написано популярным языком

PВот как мы с тобой,P говорил в тот же день после обеда Николай Петрович своему брату, сидя у него в кабинете,P в отставные люди попали, песенка наша спета. Что ж? Может быть, Базаров и прав; но мне, признаюсь, одно больно: я надеялся именно теперь тесно и дружески сойтись с Аркадием, а выходит, что я остался назади, он ушел вперед, и понять мы друг друга не можем.

PДа почему он ушел вперед? И чем он от нас так уж очень отличается?P с нетерпением воскликнул Павел Петрович.P Это все ему в голову синьор этот вбил, нигилист этот. Ненавижу я этого лекаришку; по-моему, он просто шарлатан; я уверен, что со всеми своими лягушками он и в физике недалеко ушел.

PНет, брат, ты этого не говори: Базаров умен и знающ.

PИ самолюбие какое противное,P перебил опять Павел Петрович.

PДа,P заметил Николай Петрович,P он самолюбив. Но без этого, видно, нельзя; только вот чего я в толк не возьму. Кажется, я все делаю, чтобы не отстать от века: крестьян устроил, ферму завел, так что даже меня во всей губернии красным величают; читаю, учусь, вообще стараюсь стать в уровень с современными требованиями,P а они говорят, что песенка моя спета. Да что, брат, я сам начинаю думать, что она точно спета.

PЭто почему?

PА вот почему. Сегодня я сижу да читаю Пушкина помнится, [Цыганеk мне попались Вдруг Аркадий подходит ко мне и молча, с этаким ласковым сожалением на лице, тихонько, как у ребенка, отнял у меня книгу и положил передо мной другую, немецкую улыбнулся, и ушел, и Пушкина унес.

PВот как! Какую же он книгу тебе дал?

PВот эту.

И Николай Петрович вынул из заднего кармана сюртука пресловутую брошюру Бюхнера, девятого издания. Павел Петрович повертел ее в руках.

PГм!P промычал он.P Аркадий Николаевич заботится о твоем воспитании. Что ж, ты пробовал читать?

PПробовал.

PНу и что же?

PЛибо я глуп, либо это все вздор. Должно быть, я глуп.

PДа ты по-немецки не забыл?P спросил Павел Петрович.

PЯ по-немецки понимаю.

Павел Петрович опять повертел книгу в руках и исподлобья взглянул на брата. Оба помолчали.

PДа, кстати,P начал Николай Петрович, видимо желая переменить разговор.P Я получил письмо от Колязина.

PОт Матвея Ильича?

PОт него. Он приехал в *** ревизовать губернию. Он теперь в тузы вышел и пишет мне, что желает, по-родственному, повидаться с нами и приглашает нас с тобой и с Аркадием в город.

PТы поедешь?P спросил Павел Петрович.

PНет; а ты?

PИ я не поеду. Очень нужно тащиться за пятьдесят верст киселя есть. Mathieu хочет показаться нам во всей своей славе; черт с ним! будет с него губернского фимиама, обойдется без нашего. И велика важность, тайный советник! Если б я продолжал служить, тянуть эту глупую лямку, я бы теперь был генерал-адъютантом. Притом же мы с тобой отставные люди.

PДа, брат; видно, пора гроб заказывать и ручки складывать крестом на груди,P заметил со вздохом Николай Петрович.

PНу, я так скоро не сдамся,P пробормотал его брат.P У нас еще будет схватка с этим лекарем, я это предчувствую.

Схватка произошла в тот же день за вечерним чаем. Павел Петрович сошел в гостиную уже готовый к бою, раздраженный и решительный. Он ждал только предлога, чтобы накинуться на врага; но предлог долго не представлялся. Базаров вообще говорил мало в присутствии [старичков Кирсановыхk (так он называл обоих братьев), а в тот вечер он чувствовал себя не в духе и молча выпивал чашку за чашкой. Павел Петрович весь горел нетерпением; его желания сбылись наконец.

Речь зашла об одном из соседних помещиков. [Дрянь, аристократишкоk,P равнодушно заметил Базаров, который встречался с ним в Петербурге.

PПозвольте вас спросить,P начал Павел Петрович, и губы его задрожали,P по вашим понятиям слова: [дряньk и [аристократk одно и то же означают?

PЯ сказал: [аристократишкоk,P проговорил Базаров, лениво отхлебывая глоток чаю.

PТочно так-с: но я полагаю, что вы такого же мнения об аристократах, как и об аристократишках. Я считаю долгом объявить вам, что я этого мнени

Втр 02 Июл 2013 06:46:59
>>50915214
>PДети!P промолвила она громко,P что, любовь чувство напускное?
Ах ты ж пидафил.

Втр 02 Июл 2013 06:47:00
>>50915062
забыл сажу включить
....SAGESAGE..................SAGE..................SAGESAGE........SAGESAGESAGE
SAGE........SAGE..........SAGESAGE.........SAGE........SAGE.....SAGE...............
....SAGE..................SAGE.........SAGE....SAGE.....................SAGE................
.........SAGE.............SAGE.........SAGE....SAGE.....................SAGESAGESAGE
................SAGE......SAGESAGESAGE.....SAGE.......SAGE......SAGE................
SAGE........SAGE......SAGE.........SAGE....SAGE..........SAGE...SAGE................
...SAGESAGE...........SAGE.........SAGE......SAGESAGESAGE...SAGESAGESAGE

Втр 02 Июл 2013 06:47:01

5


Но я могу дать вам денег (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:47:09
шие, словно вдавленные глаза глядели пристально и беспокойно, и смеялся он беспокойно: каким-то коротким, деревянным смехом.

PПоверите ли,P продолжал он,P что когда при мне Евгений Васильевич в первый раз сказал, что не должно признавать авторитетов, я почувствовал такой восторг словно прозрел! [Вот,P подумал я,P наконец нашел я человека!k Кстати, Евгений Васильевич, вам непременно надобно сходить к одной здешней даме, которая совершенно в состоянии понять вас и для которой ваше посещение будет настоящим праздником; вы, я думаю, слыхали о ней?

PКто такая?P произнес нехотя Базаров.

PКукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура, emancipee[16 - свободная от предрассудков (франц.)] в истинном смысле слова, передовая женщина. Знаете ли что? Пойдемте теперь к ней все вместе. Она живет отсюда в двух шагах. Мы там позавтракаем. Ведь вы еще не завтракали?

PНет еще.

PНу и прекрасно. Она, вы понимаете, разъехалась с мужем, ни от кого не зависит.

PХорошенькая она?P перебил Базаров.

PН нет, этого нельзя сказать.

PТак для какого же дьявола вы нас к ней зовете?

PНу, шутник, шутник Она нам бутылку шампанского поставит.

PВот как! Сейчас виден практический человек. Кстати, ваш батюшка все по откупам?

PПо откупам,P торопливо проговорил Ситников и визгливо засмеялся.P Что же? идет?

PНе знаю, право.

PТы хотел людей смотреть, ступай,P заметил вполголоса Аркадий.

PА вы-то что ж, господин Кирсанов?P подхватил Ситников.P Пожалуйте и вы, без вас нельзя.

PДа как же это мы все разом нагрянем?

PНичего! Кукшина человек чудный.

PБутылка шампанского будет?P спросил Базаров.

PТри!P воскликнул Ситников.P За это я ручаюсь!

PЧем?

PСобственною головою.

PЛучше бы мошною батюшки. А впрочем, пойдем.

Втр 02 Июл 2013 06:47:19
вским приказчиком, бывшим своим дядькой, Тимофеичем. Этот Тимофеич, потертый и проворный старичок, с выцветшими желтыми волосами, выветренным, красным лицом и крошечными слезинками в съеженных глазах, неожиданно предстал перед Базаровым в своей коротенькой чуйке из толстого серо-синеватого сукна, подпоясанный ременным обрывочком и в дегтярных сапогах.

PА, старина, здравствуй!P воскликнул Базаров.

PЗдравствуйте, батюшка Евгений Васильевич,P начал старичок и радостно улыбнулся, отчего все лицо его вдруг покрылось морщинами.

PЗачем пожаловал? За мной, что ль, прислали?

PПомилуйте, батюшка, как можно!P залепетал Тимофеич (он вспомнил строгий наказ, полученный от барина при отъезде).P В город по господским делам ехали да про вашу милость услыхали, так вот и завернули по пути, то есть посмотреть на вашу милость а то как же можно беспокоить!

PНу, не ври,P перебил его Базаров.P В город тебе разве здесь дорога?

Тимофеич помялся и ничего не отвечал.

PОтец здоров?

PСлава Богу-с.

PИ мать?

PИ Арина Власьевна, слава тебе, Господи.

PЖдут меня небось?

Старичок склонил набок свою крошечную головку.

PАх, Евгений Васильевич, как не ждать-то-с! Верите ли Богу, сердце изныло на родителей на ваших глядючи.

PНу, хорошо, хорошо! не расписывай. Скажи им, что скоро буду.

PСлушаю-с,P со вздохом отвечал Тимофеич.

Выйдя из дома, он обеими руками нахлобучил себе картуз на голову, взобрался на убогие беговые дрожки, оставленные им у ворот, и поплелся рысцой, только не в направлении города.

Вечером того же дня Одинцова сидела у себя в комнате с Базаровым, а Аркадий расхаживал по зале и слушал игру Кати. Княжна ушла к себе наверх; она вообще терпеть не могла гостей, и в особенности этих [новых оголтелыхk, как она их называла. В парадных комнатах она только дулась; зато у себя, перед своею горничной, она разражалась иногда такою бранью, что чепец прыгал у ней на голове вместе с накладкой. Одинцова все это знала.

PКак же это вы ехать собираетесь,P начала она,P а обещание ваше?

Базаров встрепенулся.

PКакое-с?

PВы забыли? Вы хотели дать мне несколько уроков химии.

PЧто делать-с! Отец меня ждет; нельзя мне больше мешкать. Впрочем, вы можете прочесть Pelouse et Fremy, Notions generales de Chimie[28 - Пелуз и Фреми, [Общие основы химииk (франц.)]; книга хорошая и написана ясно. Вы в ней найдете все, что нужно.

PА помните: вы меня уверяли, что книга не может заменить я забыла, как вы выразились, но вы знаете, что я хочу сказать помните?

PЧто делать-с!P повторил Базаров.

PЗачем ехать?P проговорила Одинцова, понизив голос.

Он взглянул на нее. Она закинула голову на спинку кресел и скрестила на груди руки, обнаженные до локтей. Она казалась бледней при свете одинокой лампы, завешенной вырезною бумажной сеткой. Широкое белое платье покрывало ее всю своими мягкими складками; едва виднелись кончики ее ног, тоже скрещенных.

PА зачем оставаться?P отвечал Базаров.

Одинцова слегка повернула голову.

PКак зачем? разве вам у меня не весело. Или вы думаете, что об вас здесь жалеть не будут?

PЯ в этом убежден.

Одинцова помолчала.

PНапрасно вы это думаете. Впрочем, я вам не верю. Вы не могли сказать это серьезно.P Базаров продолжал сидеть неподвижно.P Евгений Васильевич, что же вы молчите?

PДа что мне сказать вам? О людях вообще жалеть не стоит, а обо мне подавно.

PЭто почему?

PЯ человек положительный, неинтересный. Говорить не умею.

PВы напрашиваетесь на любезность, Евгений Васильевич.

PЭто не в моих привычках. Разве вы не знаете сами, что изящная сторона жизни мне недоступна, та сторона, которою вы так дорожите?

Одинцова покусала угол носового платка.

PДумайте что хотите, но мне будет скучно, когда вы уедете.

PАркадий останется,P заметил Базаров.

Одинцова слегка пожала плечом.

PМне будет скучно,P повторила она.

PВ самом деле? Во всяком случае, долго вы скучать не будете.

PОтчего вы так полагаете?

PОттого, что вы сами мне сказали, что скучаете только тогда, когда ваш порядок нарушается. Вы так непогрешительно правильно устроили вашу жизнь, что в ней не может быть места ни скуке, ни тоске никаким тяжелым чувствам.

PИ вы находите, что я непогрешительна то есть что я так правильно устроила свою жизнь?

PЕще бы! Да вот, например: через несколько минут пробьет десять часов, и я уже наперед знаю, что вы прогоните меня.

PНет, не прогоню, Евгений Васильич. Вы можете остаться. Отворите это окно мне что-то душно.

Базаров встал и толкнул окно. Оно разом со стуком распахнулось Он не ожидал, что оно так легко отворялось; притом его руки дрожали. Темная мягкая ночь глянула в комнату с своим почти черным небом, слабо шумевшими деревьями и свежим запахом вольного, чистого воздуха.

PСпустите стору и сядьте,P промолвила Одинцова,P мне хочется поболтать с вами перед вашим отъездом. Расскажите мне что-нибудь о самом себе; вы никогда о себе не говорите.

PЯ стараюсь беседовать с вами о предметах полезных, Анна Сергеевна.

PВы очень скромны Но мне хотелось бы узнать что-нибудь о вас, о вашем семействе, о вашем отце, для которого вы нас покидаете.

[Зачем она говорит такие слова?k подумал Базаров.

PВсе это нисколько не занимательно,P произнес он вслух,P особенно для вас; мы люди темные

PА я, по-вашему, аристократка?

Базаров поднял глаза на Одинцову.

PДа,P промолвил он преувеличенно резко.

Она усмехнулась.

PЯ вижу, вы меня знаете мало, хотя вы и уверяете, что все люди друг на друга похожи и что их изучать не стоит. Я вам когда-нибудь расскажу свою жизнь но вы мне прежде расскажете свою.

PЯ вас знаю мало,P повторил Базаров.P Может быть, вы правы; может быть, точно, всякий человек загадка. Да хотя вы, например: вы чуждаетесь общества, вы им тяготитесь и пригласили к себе на жительство двух студентов. Зачем вы, с вашим умом, с вашею красотою, живете в деревне?

PКак? Как вы это сказали?P с живостью подхватила Одинцова.P С моей красотой?

Базаров нахмурился.

PЭто все равно,P пробормотал он,P я хотел сказать, что не понимаю хорошенько, зачем вы поселились в деревне?

PВы этого не понимаете Однако вы объясняете это себе как-нибудь?

PДа я полагаю, что вы постоянно остаетесь на одном месте потому, что вы себя избаловали, потому, что вы очень любите комфорт, удобства, а ко всему остальному очень равнодушны.

Одинцова опять усмехнулась.

PВы решительно не хотите верить, что я способна увлекаться?

Базаров исподлобья взглянул на нее.

PЛюбопытством пожалуй; но не иначе.

PВ самом деле? Ну, теперь я понимаю, почему мы сошлись с вами; ведь и вы такой же, как я.

PМы сошлись глухо промолвил Базаров.

PДа!.. ведь я забыла, что вы хотите уехать.

Базаров встал. Лампа тускло горела посреди потемневшей, благовонной, уединенной комнаты; сквозь изредка колыхавшуюся стору вливалась раздражительная свежесть ночи, слышалось ее таинственное шептание. Одинцова не шевелилась ни одним членом, но тайное волнение охватывало ее понемногу Оно сообщилось Базарову. Он вдруг почувствовал себя наедине с молодою, прекрасной женщиной

PКуда вы?P медленно проговорила она.

Он ничего не отвечал и опустился на стул.

PИтак, вы считаете меня спокойным, изнеженным, избалованным суще

Втр 02 Июл 2013 06:47:31

33


в травах, словах и камнях (лат.)

Втр 02 Июл 2013 06:47:41
я не разделяю. Смею сказать, меня все знают за человека либерального и любящего прогресс; но именно потому я уважаю аристократов настоящих. Вспомните, милостивый государь (при этих словах Базаров поднял глаза на Павла Петровича), вспомните, милостивый государь,P повторил он с ожесточением,P английских аристократов. Они не уступают йоты от прав своих, и потому они уважают права других; они требуют исполнения обязанностей в отношении к ним, и потому они сами исполняют свои обязанности. Аристократия дала свободу Англии и поддерживает ее.

PСлыхали мы эту песню много раз,P возразил Базаров,P но что вы хотите этим доказать?

PЯ эфтим хочу доказать, милостивый государь (Павел Петрович, когда сердился, с намерением говорил: [эфтимk и [эфтоk, хотя очень хорошо знал, что подобных слов грамматика не допускает. В этой причуде сказывался остаток преданий Александровского времени. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли одни эфто, другие эхто: мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами), я эфтим хочу доказать, что без чувства собственного достоинства, без уважения к самому себе,P а в аристократе эти чувства развиты,P нет никакого прочного основания общественному bien public[10 - общественному благу (франц.)], общественному зданию. Личность, милостивый государь,P вот главное: человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней все строится. Я очень хорошо знаю, например, что вы изволите находить смешными мои привычки, мой туалет, мою опрятность наконец, но это все проистекает из чувства самоуважения, из чувства долга, да-с, да-с, долга. Я живу в деревне, в глуши, но я не роняю себя, я уважаю в себе человека.

PПозвольте, Павел Петрович,P промолвил Базаров,P вы вот уважаете себя и сидите сложа руки; какая ж от этого польза для bien public? Вы бы не уважали себя и то же бы делали.

Павел Петрович побледнел.

PЭто совершенно другой вопрос. Мне вовсе не приходится объяснять вам теперь, почему я сижу сложа руки, как вы изволите выражаться. Я хочу только сказать, что аристократизм принсип, а без принсипов жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди. Я говорил это Аркадию на другой день его приезда и повторяю теперь вам. Не так ли, Николай?

Николай Петрович кивнул головой.

PАристократизм, либерализм, прогресс, принципы,P говорил между тем Базаров,P подумаешь, сколько иностранных и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны.

PЧто же ему нужно, по-вашему? Послушать вас, так мы находимся вне человечества, вне его законов. Помилуйте логика истории требует

PДа на что нам эта логика? Мы и без нее обходимся.

PКак так?

PДа так же. Вы, я надеюсь, не нуждаетесь в логике для того, чтобы положить себе кусок хлеба в рот, когда вы голодны. Куда нам до этих отвлеченностей!

Павел Петрович взмахнул руками.

PЯ вас не понимаю после этого. Вы оскорбляете русский народ. Я не понимаю, как можно не признавать принсипов, правил! В силу чего же вы действуете?

PЯ уже говорил вам, дядюшка, что мы не признаем авторитетов,P вмешался Аркадий.

PМы действуем в силу того, что мы признаем полезным,P промолвил Базаров.P В теперешнее время полезнее всего отрицание мы отрицаем.

PВсе?

PВсе.

PКак? не только искусство, поэзию но и страшно вымолвить

PВсе,P с невыразимым спокойствием повторил Базаров.

Павел Петрович уставился на него. Он этого не ожидал, а Аркадий даже покраснел от удовольствия.

PОднако позвольте,P заговорил Николай Петрович.P Вы все отрицаете, или, выражаясь точнее, вы все разрушаете Да ведь надобно же и строить.

PЭто уже не наше дело Сперва нужно место расчистить.

PСовременное состояние народа этого требует,P с важностью прибавил Аркадий,P мы должны исполнять эти требования, мы не имеем права предаваться удовлетворению личного эгоизма.

Эта последняя фраза, видимо, не понравилась Базарову; от нее веяло философией, то есть романтизмом, ибо Базаров и философию называл романтизмом; но он не почел за нужное опровергать своего молодого ученика.

PНет, нет!P воскликнул с внезапным порывом Павел Петрович,P я не хочу верить, что вы, господа, точно знаете русский народ, что вы представители его потребностей, его стремлений! Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете. Он свято чтит предания, он патриархальный, он не может жить без веры

PЯ не стану против этого спорить,P перебил Базаров,P я даже готов согласиться, что в этом вы правы.

PА если я прав

PИ все-таки это ничего не доказывает.

PИменно ничего не доказывает,P повторил Аркадий с уверенностию опытного шахматного игрока, который предвидел опасный, по-видимому, ход противника и потому нисколько не смутился.

PКак ничего не доказывает?P пробормотал изумленный Павел Петрович.P Стало быть, вы идете против своего народа?

PА хоть бы и так?P воскликнул Базаров.P Народ полагает, что когда гром гремит, это Илья-пророк в колеснице по небу разъезжает. Что ж? Мне соглашаться с ним? Да притом он русский, а разве я сам не русский.

PНет, вы не русский после всего, что вы сейчас сказали! Я вас за русского признать не могу.

PМой дед землю пахал,P с надменною гордостию отвечал Базаров.P Спросите любого из ваших же мужиков, в ком из нас в вас или во мне он скорее признает соотечественника. Вы и говорить-то с ним не умеете.

PА вы говорите с ним и презираете его в то же время.

PЧто ж, коли он заслуживает презрения! Вы порицаете мое направление, а кто вам сказал, что оно во мне случайно, что оно не вызвано тем самым народным духом, во имя которого вы так ратуете?

PКак же! Очень нужны нигилисты!

PНужны ли они или нет не нам решать. Ведь и вы считаете себя не бесполезным.

PГоспода, господа, пожалуйста, без личностей!P воскликнул Николай Петрович и приподнялся.

Павел Петрович улыбнулся и, положив руку на плечо брату, заставил его снова сесть.

PНе беспокойся,P промолвил он.P Я не позабудусь именно вследствие того чувства достоинства, над которым так жестоко трунит господин господин доктор. Позвольте,P продолжал он, обращаясь снова к Базарову,P вы, может быть, думаете, что ваше учение новость? Напрасно вы это воображаете. Материализм, который вы проповедуете, был уже не раз в ходу и всегда оказывался несостоятельным

PОпять иностранное слово!P перебил Базаров. Он начинал злиться, и лицо его приняло какой-то медный и грубый цвет.P Во-первых, мы ничего не проповедуем; это не в наших привычках

PЧто же вы делаете?

PА вот что мы делаем. Прежде, в недавнее еще время, мы говорили, что чиновники наши берут взятки, что у нас нет ни дорог, ни торговли, ни правильного суда

PНу да, да, вы обличители,P так, кажется, это называется. Со многими из ваших обличений и я соглашаюсь, но

PА потом мы догадались, что болтать, все только болтать о наших язвах не стоит труда, что это ведет только к пошлости и доктринерству; мы увидали, что и умники наши, так называемые передовые люди и обличители, никуда не годятся, что мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и черт знает о чем, когда дело идет о насущном хлебе

Втр 02 Июл 2013 06:47:50
ством,P продолжала она тем же голосом, не спуская глаз с окна.P А я так знаю о себе, что я очень несчастлива.

PВы несчастливы! Отчего? Неужели вы можете придавать какое-нибудь значение дрянным сплетням?

Одинцова нахмурилась. Ей стало досадно, что он так ее понял.

PМеня эти сплетни даже не смешат, Евгений Васильевич, и я слишком горда, чтобы позволить им меня беспокоить. Я несчастлива оттого что нет во мне желания, охоты жить. Вы недоверчиво на меня смотрите, вы думаете: это говорит [аристократкаk, которая вся в кружевах и сидит на бархатном кресле. Я и не скрываюсь: я люблю то, что вы называете комфортом, и в то же время я мало желаю жить. Примирите это противоречие как знаете. Впрочем, это все в ваших глазах романтизм.

Базаров покачал головою.

PВы здоровы, независимы, богаты; чего же еще? Чего вы хотите?

PЧего я хочу,P повторила Одинцова и вздохнула.P Я очень устала, я стара, мне кажется, я очень давно живу. Да, я стара,P прибавила она, тихонько натягивая концы мантильи на свои обнаженные руки. Ее глаза встретились с глазами Базарова, и она чуть-чуть покраснела.P Позади меня уже так много воспоминаний: жизнь в Петербурге, богатство, потом бедность, потом смерть отца, замужество, потом заграничная поездка, как следует Воспоминаний много, а вспомнить нечего, и впереди передо мной длинная, длинная дорога, а цели нет Мне и не хочется идти.

PВы так разочарованы?P спросил Базаров.

PНет,P промолвила с расстановкой Одинцова,P но я не удовлетворена. Кажется, если б я могла сильно привязаться к чему-нибудь

PВам хочется полюбить,P перебил Базаров,P а полюбить вы не можете: вот в чем ваше несчастье.

Одинцова принялась рассматривать рукава своей мантильи.

PРазве я не могу полюбить?P промолвила она.

PЕдва ли! Только я напрасно назвал это несчастьем. Напротив, тот скорее достоин сожаления, с кем эта штука случается.

PСлучается что?

PПолюбить.

PА вы почем это знаете?

PПонаслышке,P сердито отвечал Базаров.

[Ты кокетничаешь,P подумал он,P ты скучаешь и дразнишь меня от нечего делать, а мнеk Сердце у него действительно так и рвалось.

PПритом, вы, может быть, слишком требовательны,P промолвил он, наклонившись всем телом вперед и играя бахромою кресла.

PМожет быть. По-моему, или все, или ничего. Жизнь за жизнь. Взял мою, отдай свою, и тогда уже без сожаления и без возврата. А то лучше и не надо.

PЧто ж?P заметил Базаров,P это условие справедливое, и я удивляюсь, как вы до сих пор не нашли, чего желали.

PА вы думаете, легко отдаться вполне чему бы то ни было?

PНе легко, если станешь размышлять, да выжидать, да самому себе придавать цену, дорожить собою то есть; а не размышляя, отдаться очень легко.

PКак же собою не дорожить? Если я не имею никакой цены, кому же нужна моя преданность?

PЭто уже не мое дело; это дело другого разбирать, какая моя цена. Главное, надо уметь отдаться.

Одинцова отделилась от спинки кресла.

PВы говорите так,P начала она,P как будто все это испытали.

PК слову пришлось, Анна Сергеевна: это все, вы знаете, не по моей части.

PНо вы бы сумели отдаться?

PНе знаю, хвастаться не хочу.

Одинцова ничего не сказала, и Базаров умолк. Звуки фортепьяно долетели до них из гостиной.

PЧто это Катя так поздно играет,P заметила Одинцова.

Базаров поднялся.

PДа, теперь точно поздно, вам пора почивать.

PПогодите, куда же вы спешите мне нужно сказать вам одно слово.

PКакое?

PПогодите,P шепнула Одинцова.

Ее глаза остановились на Базарове; казалось, она внимательно его рассматривала.

Он прошелся по комнате, потом вдруг приблизился к ней, торопливо сказал [прощайтеk, стиснул ей руку так, что она чуть не вскрикнула, и вышел вон. Она поднесла свои склеившиеся пальцы к губам, подула на них и внезапно, порывисто поднявшись с кресла, направилась быстрыми шагами к двери, как бы желая вернуть Базарова Горничная вошла в комнату с графином на серебряном подносе. Одинцова остановилась, велела ей уйти и села опять, и опять задумалась. Коса ее развилась и темной змеей упала к ней на плечо. Лампа еще долго горела в комнате Анны Сергеевны, и долго она оставалась неподвижною, лишь изредка проводя пальцами по своим рукам, которые слегка покусывал ночной холод.

А Базаров, часа два спустя, вернулся к себе в спальню с мокрыми от росы сапогами, взъерошенный и угрюмый. Он застал Аркадия за письменным столом, с книгой в руках, в застегнутом доверху сюртуке.

PТы еще не ложился?P проговорил он как бы с досадой.

PТы долго сидел сегодня с Анной Сергеевной,P промолвил Аркадий, не отвечая на его вопрос.

PДа, я с ней сидел все время, пока вы с Катериной Сергеевной играли на фортепьяно.

PЯ не играл начал было Аркадий и умолк. Он чувствовал, что слезы приступали к его глазам, а ему не хотелось заплакать перед своим насмешливым другом.

Втр 02 Июл 2013 06:47:53

23


если б я имел (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:48:05
>>50915062
Напиши ему что хочешь с ним прогуляться.

Втр 02 Июл 2013 06:48:07
>>50915234
> Ах ты ж пидафил.
Дак это же Тургенев писал.

Втр 02 Июл 2013 06:48:21
, когда грубейшее суеверие нас душит, когда все наши акционерные общества лопаются единственно оттого, что оказывается недостаток в честных людях, когда самая свобода, о которой хлопочет правительство, едва ли пойдет нам впрок, потому что мужик наш рад самого себя обокрасть, чтобы только напиться дурману в кабаке.

PТак,P перебил Павел Петрович,P так: вы во всем этом убедились и решились сами ни за что серьезно не приниматься.

PИ решились ни за что не приниматься,P угрюмо повторил Базаров.

Ему вдруг стало досадно на самого себя, зачем он так распространился перед этим барином.

PА только ругаться?

PИ ругаться.

PИ это называется нигилизмом?

PИ это называется нигилизмом,P повторил опять Базаров, на этот раз с особенною дерзостью.

Павел Петрович слегка прищурился.

PТак вот как!P промолвил он странно спокойным голосом.P Нигилизм всему горю помочь должен, и вы, вы наши избавители и герои. Но за что же вы других-то, хоть бы тех же обличителей, честите? Не так же ли вы болтаете, как и все?

PЧем другим, а этим грехом не грешны,P произнес сквозь зубы Базаров.

PТак что ж? вы действуете, что ли? Собираетесь действовать?

Базаров ничего не отвечал. Павел Петрович так и дрогнул, но тотчас же овладел собою.

PГм!.. Действовать, ломать продолжал он.P Но как же это ломать, не зная даже почему?

PМы ломаем, потому что мы сила,P заметил Аркадий.

Павел Петрович посмотрел на своего племянника и усмехнулся.

PДа, сила так и не дает отчета,P проговорил Аркадий и выпрямился.

PНесчастный!P возопил Павел Петрович; он решительно не был в состоянии крепиться долее,P хоть бы ты подумал, что в России ты поддерживаешь твоею пошлою сентенцией! Нет, это может ангела из терпения вывести! Сила! И в диком калмыке, и в монголе есть сила да на что нам она? Нам дорога цивилизация, да-с, да-с, милостивый государь, нам дороги ее плоды. И не говорите мне, что эти плоды ничтожны: последний пачкун, ип barbouilleur, тапер, которому дают пять копеек за вечер, и те полезнее вас, потому что они представители цивилизации, а не грубой монгольской силы! Вы воображаете себя передовыми людьми, а вам только в калмыцкой кибитке сидеть! Сила! Да вспомните, наконец, господа сильные, что вас всего четыре человека с половиною, а тех миллионы, которые не позволят вам попирать ногами свои священнейшие верования, которые раздавят вас!

PКоли раздавят, туда и дорога,P промолвил Базаров.P Только бабушка еще надвое сказала. Нас не так мало, как вы полагаете.

PКак? Вы не шутя думаете сладить, сладить с целым народом?

PОт копеечной свечи, вы знаете, Москва сгорела,P ответил Базаров.

PТак, так. Сперва гордость почти сатанинская, потом глумление. Вот, вот чем увлекается молодежь, вот чему покоряются неопытные сердца мальчишек! Вот, поглядите, один из них рядом с вами сидит, ведь он чуть не молится на вас, полюбуйтесь. (Аркадий отворотился и нахмурился.) И эта зараза уже далеко распространилась. Мне сказывали, что в Риме наши художники в Ватикан ни ногой. Рафаэля считают чуть не дураком, потому что это, мол, авторитет; а сами бессильны и бесплодны до гадости, а у самих фантазия дальше [Девушки у фонтанаk не хватает, хоть ты что! И написана-то девушка прескверно. По-вашему, они молодцы, не правда ли?

PПо-моему,P возразил Базаров.P Рафаэль гроша медного не стоит, да и они не лучше его.

PБраво! браво! Слушай, Аркадий вот как должны современные молодые люди выражаться! И как, подумаешь, им не идти за вами! Прежде молодым людям приходилось учиться; не хотелось им прослыть за невежд, так они поневоле трудились. А теперь им стоит сказать: все на свете вздор!P и дело в шляпе. Молодые люди обрадовались. И в самом деле, прежде они просто были болваны, а теперь они вдруг стали нигилисты.

PВот и изменило вам хваленое чувство собственного достоинства,P флегматически заметил Базаров, между тем как Аркадий весь вспыхнул и засверкал глазами.P Спор наш зашел слишком далеко Кажется, лучше его прекратить. А я тогда буду готов согласиться с вами,P прибавил он, вставая,P когда вы представите мне хоть одно постановление в современном нашем быту, в семейном или общественном, которое бы не вызывало полного и беспощадного отрицания.

PЯ вам миллионы таких постановлений представлю,P воскликнул Павел Петрович,P миллионы! Да вот хоть община, например.

Холодная усмешка скривила губы Базарова.

PНу, насчет общины,P промолвил он,P поговорите лучше с вашим братцем. Он теперь, кажется, изведал на деле, что такое община, круговая порука, трезвость и тому подобные штучки.

PСемья наконец, семья, так, как она существует у наших крестьян!P закричал Павел Петрович.

PИ этот вопрос, я полагаю, лучше для вас же самих не разбирать в подробности. Вы, чай, слыхали о снохачах? Послушайте меня, Павел Петрович, дайте себе денька два сроку, сразу вы едва ли что-нибудь найдете. Переберите все наши сословия да подумайте хорошенько над каждым, а мы пока с Аркадием будем

PНадо всем глумиться,P подхватил Павел Петрович.

PНет, лягушек резать. Пойдем, Аркадий; до свидания, господа.

Оба приятеля вышли. Братья остались наедине и сперва только посматривали друг на друга.

PВот,P начал наконец Павел Петрович,P вот вам нынешняя молодежь! Вот они наши наследники!

PНаследники,P повторил с унылым вздохом Николай Петрович. Он в течение всего спора сидел как на угольях и только украдкой болезненно взглядывал на Аркадия.P Знаешь, что я вспомнил, брат? Однажды я с покойницей матушкой поссорился: она кричала, не хотела меня слушать Я наконец сказал ей, что вы, мол, меня понять не можете; мы, мол, принадлежим к двум различным поколениям. Она ужасно обиделась, а я подумал: что делать? Пилюля горька а проглотить ее нужно. Вот теперь настала наша очередь, и наши наследники могут сказать нам: вы мол, не нашего поколения, глотайте пилюлю.

PТы уже чересчур благодушен и скромен,P возразил Павел Петрович,P я, напротив, уверен, что мы с тобой гораздо правее этих господчиков, хотя выражаемся, может быть, несколько устарелым языком, vieilh, и не имеем той дерзкой самонадеянности И такая надутая эта нынешняя молодежь! Спросишь иного: какого вина вы хотите, красного или белого? [Я имею привычку предпочитать красное!k отвечает он басом и с таким важным лицом, как будто вся вселенная глядит на него в это мгновение

PВам больше чаю не угодно?P промолвила Фенечка, просунув голову в дверь: она не решалась войти в гостиную, пока в ней раздавались голоса споривших.

PНет, ты можешь велеть самовар принять,P отвечал Николай Петрович и поднялся к ней навстречу. Павел Петрович отрывисто сказал ему: bon soir[11 - добрый вечер (франц.)], и ушел к себе в кабинет.

Втр 02 Июл 2013 06:48:24
Отцы и дети
Иван Сергеевич Тургенев

Втр 02 Июл 2013 06:48:28
>>50915160
Почему?

Втр 02 Июл 2013 06:48:39

XXIII


Проводив Аркадия с насмешливым сожалением и дав ему понять, что он нисколько не обманывается насчет настоящей цели его поездки, Базаров уединился окончательно: на него нашла лихорадка работы. С Павлом Петровичем он уже не спорил, тем более что тот в его присутствии принимал чересчур аристократический вид и выражал свои мнения более звуками, чем словами. Только однажды Павел Петрович пустился было в состязание с нигилистом по поводу модного в то время вопроса о правах остзейских дворян, но сам вдруг остановился, промолвив с холодною вежливостью:

PВпрочем, мы друг друга понять не можем; я, по крайней мере, не имею чести вас понимать.

PЕще бы!P воскликнул Базаров.P Человек все в состоянии понять и как трепещет эфир, и что на солнце происходит; а как другой человек может иначе сморкаться, чем он сам сморкается, этого он понять не в состоянии.

PЧто, это остроумно?P проговорил вопросительно Павел Петрович и отошел в сторону.

Впрочем, он иногда просил позволения присутствовать при опытах Базарова, а раз даже приблизил свое раздушенное и вымытое отличным снадобьем лицо к микроскопу, для того чтобы посмотреть, как прозрачная инфузория глотала зеленую пылинку и хлопотливо пережевывала ее какими-то очень проворными кулачками, находившимися у ней в горле. Гораздо чаще своего брата посещал Базарова Николай Петрович; он бы каждый день приходил, как он выражался, [учитьсяk, если бы хлопоты по хозяйству не отвлекали его. Он не стеснял молодого естествоиспытателя: садился где-нибудь в уголок комнаты и глядел внимательно, изредка позволяя себе осторожный вопрос. Во время обедов и ужинов он старался направлять речь на физику, геологию или химию, так как все другие предметы, даже хозяйственные, не говоря уже о политических, могли повести если не к столкновениям, то ко взаимному неудовольствию. Николай Петрович догадывался, что ненависть его брата к Базарову нисколько не уменьшилась. Неважный случай, между многими другими, подтвердил его догадки. Холера стала появляться кое-где по окрестностям и даже [выдернулаk двух людей из самого Марьина. Ночью с Павлом Петровичем случился довольно сильный припадок. Он промучился до утра, но не прибег к искусству Базарова и, увидевшись с ним на следующий день, на его вопрос: [Зачем он не послал за ним?k отвечал, весь еще бледный, но уже тщательно расчесанный и выбритый: [Ведь вы, помнится, сами говорили, что не верите в медицину?k Так проходили дни. Базаров работал упорно и угрюмо А между тем в доме Николая Петровича находилось существо, с которым он не то чтобы отводил душу, а охотно беседовал Это существо была Фенечка.

Он встречался с ней большею частью по утрам, рано, в саду или на дворе; в комнату к ней он не захаживал, и она всего раз подошла к его двери, чтобы спросить его купать ли ей Митю или нет? Она не только доверялась ему, не только его не боялась, она при нем держалась вольнее и развязнее, чем при самом Николае Петровиче. Трудно сказать, отчего это происходило; может быть, оттого, что она бессознательно чувствовала в Базарове отсутствие всего дворянского, всего того высшего, что и привлекает и пугает. В ее глазах он и доктор был отличный, и человек простой. Не стесняясь его присутствием, она возилась с своим ребенком, и однажды, когда у ней вдруг закружилась и заболела голова, из его рук приняла ложку лекарства. При Николае Петровиче она как будто чуждалась Базарова: она это делала не из хитрости, а из какого-то чувства приличия. Павла Петровича она боялась больше, чем когда-либо; он с некоторых пор стал наблюдать за нею и неожиданно появлялся, словно из земли вырастал за ее спиною в своем сьюте, с неподвижным зорким лицом и руками в карманах. [Так тебя холодом и обдастk,P жаловалась Фенечка Дуняше, а та в ответ ей вздыхала и думала о другом [бесчувственномk человеке. Базаров, сам того не подозревая, сделался жестоким тираном ее души.

Фенечке нравился Базаров; но и она ему нравилась. Даже лицо его изменялось, когда он с ней разговаривал: оно принимало выражение ясное, почти доброе, и к обычной его небрежности примешивалась какая-то шутливая внимательность. Фенечка хорошела с каждым днем. Бывает эпоха в жизни молодых женщин, когда они вдруг начинают расцветать и распускаться, как летние розы; такая эпоха наступила для Фенечки. Все к тому способствовало, даже июльский зной, который стоял тогда. Одетая в легкое белое платье, она сама казалась белее и легче: загар не приставал к ней, а жара, от которой она не могла уберечься, слегка румянила ее щеки да уши и, вливая тихую лень во все ее тело, отражалась дремотною томностью в ее хорошеньких глазках. Она почти не могла работать; руки у ней так и скользили на колени. Она едва ходила и все охала да жаловалась с забавным бессилием.

PТы бы чаще купалась,P говорил ей Николай Петрович.

Он устроил большую, полотном покрытую, купальню в том из своих прудов, который еще не совсем ушел.

PОх, Николай Петрович! Да пока до пруда дойдешь умрешь, и назад пойдешь умрешь. Ведь тени-то в саду нету.

PЭто точно, что тени нету,P отвечал Николай Петрович и потирал себе брови.

Однажды, часу в седьмом утра, Базаров, возвращаясь с прогулки, застал в давно отцветшей, но еще густой и зеленой сиреневой беседке Фенечку. Она сидела на скамейке, накинув, по обыкновению, белый платок на голову; подле нее лежал целый пук еще мокрых от росы красных и белых роз. Он поздоровался с нею.

PА! Евгений Васильич!P проговорила она и приподняла немного край платка, чтобы взглянуть на него, причем ее рука обнажилась до локтя.

PЧто вы это тут делаете?P промолвил Базаров, садясь возле нее.P Букет вяжете?

PДа; на стол к завтраку. Николай Петрович это любит.

PНо до завтрака еще далеко. Экая пропасть цветов!

PЯ их теперь нарвала, а то станет жарко и выйти нельзя. Только теперь и дышишь. Совсем я расслабела от этого жару. Уж я боюсь, не заболею ли я?

PЭто что за фантазия! Дайте-ка ваш пульс пощупать.P Базаров взял ее руку, отыскал ровно бившуюся жилку и даже не стал считать ее ударов.P Сто лет проживете,P промолвил он, выпуская ее руку.

PАх, сохрани Бог!P воскликнула она.

PА что? Разве вам не хочется долго пожить?

PДа ведь сто лет! У нас бабушка была восьмидесяти пяти лет так уж что же это была за мученица! Черная, глухая, горбатая, все кашляла; себе только в тягость. Какая уж это жизнь!

PТак лучше быть молодою?

PА то как же?

PДа чем же оно лучше? Скажите мне!

PКак чем? Да вот я теперь, молодая, все могу сделать и пойду, и приду, и принесу, и никого мне просить не нужно Чего лучше?

PА вот мне все равно: молод ли я или стар.

PКак это вы говорите все равно? это невозможно, что вы говорите.

PДа вы сами посудите, Федосья Николаевна, на что мне моя молодость? Живу я один, бобылем

PЭто от вас всегда зависит.

PТо-то что не от меня! Хоть бы кто-нибудь надо мною сжалился.

Фенечка сбоку посмотрела на Базарова, но ничего не сказала.

PЭто что у вас за книга?P спросила она, погодя не много.

PЭта-то? Это ученая книга, мудреная.

PА вы все учитесь? И не скучно вам? Вы уж и так, я чай, все знаете.

PВидно, не все. Попробуйте-ка вы прочесть немного.

PДа я ничего тут не пойму. Она у вас русская?P спросила Фенечка, принимая

Втр 02 Июл 2013 06:48:44

III


PТак вот как, наконец ты кандидат и домой приехал,P говорил Николай Петрович, потрогивая Аркадия то по плечу, то по колену.P Наконец!

PА что дядя? здоров?P спросил Аркадий, которому, несмотря на искреннюю, почти детскую радость, его наполнявшую, хотелось поскорее перевести разговор с настроения взволнованного на обыденное.

PЗдоров. Он хотел было выехать со мной к тебе навстречу, да почему-то раздумал.

PА ты долго меня ждал?P спросил Аркадий.

PДа часов около пяти.

PДобрый папаша!

Аркадий живо повернулся к отцу и звонко поцеловал его в щеку. Николай Петрович тихонько засмеялся.

PКакую я тебе славную лошадь приготовил!P начал он,P ты увидишь. И комната твоя оклеена обоями.

PА для Базарова комната есть?

PНайдется и для него.

PПожалуйста, папаша, приласкай его. Я не могу тебе выразить, до какой степени я дорожу его дружбой.

PТы недавно с ним познакомился?

PНедавно.

PТо-то прошлою зимой я его не видал. Он чем занимается?

PГлавный предмет его естественные науки. Да он все знает. Он в будущем году хочет держать на доктора.

PА! он по медицинскому факультету,P заметил Николай Петрович и помолчал.P Петр,P прибавил он и протянул руку,P это никак наши мужики едут?

Петр глянул в сторону, куда указывал барин. Несколько телег, запряженных разнузданными лошадьми, шибко катились по узкому проселку. В каждой телеге сидело по одному, много по два мужика в тулупах нараспашку.

PТочно так-с,P промолвил Петр.

PКуда это они едут, в город, что ли?

PПолагать надо, что в город. В кабак,P прибавил он презрительно и слегка наклонился к кучеру, как бы ссылаясь на него. Но тот даже не пошевельнулся: это был человек старого закала, не разделявший новейших воззрений.

PХлопоты у меня большие с мужиками в нынешнем году,P продолжал Николай Петрович, обращаясь к сыну.P Не платят оброка. Что ты будешь делать?

PА своими наемными работниками ты доволен?

PДа,P процедил сквозь зубы Николай Петрович.P Подбивают их, вот что беда; ну, и настоящего старания все еще нету. Сбрую портят. Пахали, впрочем, ничего. Перемелется мука будет. Да разве тебя теперь хозяйство занимает?

PТени нет у вас, вот что горе,P заметил Аркадий, не отвечая на последний вопрос.

PЯ с северной стороны над балконом большую маркизу приделал,P промолвил Николай Петрович,P теперь и обедать можно на воздухе.

PЧто-то на дачу больно похоже будет а впрочем, это все пустяки. Какой зато здесь воздух! Как славно пахнет! Право, мне кажется, нигде в мире так не пахнет, как в здешних краях! Да и небо здесь

Аркадий вдруг остановился, бросил косвенный взгляд назад и умолк.

PКонечно,P заметил Николай Петрович,P ты здесь родился, тебе все должно казаться здесь чем-то особенным

PНу, папаша, это все равно, где бы человек ни родился.

PОднако

PНет, это совершенно все равно.

Николай Петрович посмотрел сбоку на сына, и коляска проехала с полверсты, прежде чем разговор возобновился между ними.

PНе помню, писал ли я тебе,P начал Николай Петрович,P твоя бывшая нянюшка, Егоровна, скончалась.

PНеужели? Бедная старуха! А Прокофьич жив?

PЖив и нисколько не изменился. Все так же брюзжит. Вообще ты больших перемен в Марьине не найдешь.

PПриказчик у тебя все тот же?

PВот разве что приказчика я сменил. Я решился не держать больше у себя вольноотпущенных, бывших дворовых, или по крайней мере, не поручать им никаких должностей, где есть ответственность. (Аркадий указал глазами на Петра.) Il est libre, en effet[1 - Он в самом деле вольный (франц.)],P заметил вполголоса Николай Петрович,P но ведь он камердинер. Теперь у меня приказчик из мещан: кажется, дельный малый. Я ему назначил двести пятьдесят рублей в год. Впрочем,P прибавил Николай Петрович, потирая лоб и брови рукою, что у него всегда служило признаком внутреннего смущения,P я тебе сейчас сказал, что ты не найдешь перемен в Марьине Это не совсем справедливо. Я считаю своим долгом предварить тебя, хотя

Он запнулся на мгновенье и продолжал уже по-французски.

PСтрогий моралист найдет мою откровенность неуместною, но, во-первых, это скрыть нельзя, а во-вторых, тебе известно, у меня всегда были особенные принципы насчет отношений отца к сыну. Впрочем, ты, конечно, будешь вправе осудить меня. В мои лета Словом, эта эта девушка, про которую ты, вероятно, уже слышал

PФенечка?P развязно спросил Аркадий.

Николай Петрович покраснел.

PНе называй ее, пожалуйста, громко Ну, да она теперь живет у меня. Я ее поместил в доме там были две небольшие комнатки. Впрочем, это все можно переменить.

PПомилуй, папаша, зачем?

PТвой приятель у нас гостить будет неловко

PНасчет Базарова ты, пожалуйста, не беспокойся. Он выше всего этого.

PНу, ты, наконец,P проговорил Николай Петрович.P Флигелек-то плох вот беда.

PПомилуй, папаша,P подхватил Аркадий,P ты как будто извиняешься; как тебе не совестно.

PКонечно, мне должно быть совестно,P отвечал Николай Петрович, все более и более краснея.

PПолно, папаша, полно, сделай одолжение!P Аркадий ласково улыбнулся. [В чем извиняется!k подумал он про себя, и чувство снисходительной нежности к доброму и мягкому отцу, смешанное с ощущением какого-то тайного превосходства, наполнило его душу.P Перестань, пожалуйста,P повторил он еще раз, невольно наслаждаясь сознанием собственной развитости и свободы.

Николай Петрович глянул на него из-под пальцев руки, которою он продолжал тереть себе лоб, и что-то кольнуло его в сердце Но он тут же обвинил себя.

PВот это уж наши поля пошли,P проговорил он после долгого молчания.

PА это впереди, кажется, наш лес?P спросил Аркадий.

PДа, наш. Только я его продал. В нынешнем году его сводить будут.

PЗачем ты его продал?

PДеньги были нужны; притом же эта земля отходит к мужикам.

PКоторые тебе оброка не платят?

PЭто уж их дело, а впрочем, будут же они когда-нибудь платить.

PЖаль леса,P заметил Аркадий и стал глядеть кругом.

Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными. Поля, все поля, тянулись вплоть до самого небосклона, то слегка вздымаясь, то опускаясь снова; кое-где виднелись небольшие леса, и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени. Попадались и речки с обрытыми берегами, и крошечные пруды с худыми плотинами, и деревеньки с низкими избенками под темными, часто до половины разметанными крышами, и покривившиеся молотильные сарайчики с плетенными из хвороста стенами и зевающими воротищами возле опустелых гумен, и церкви, то кирпичные с отвалившеюся кое-где штукатуркой, то деревянные с наклонившимися крестами и разоренными кладбищами. Сердце Аркадия понемногу сжималось. Как нарочно, мужички встречались все обтерханные, на плохих клячонках; как нищие в лохмотьях, стояли придорожные ракиты с ободранною корой и обломанными ветвями; исхудалые, шершавые, словно обглоданные, коровы жадно щипали траву по канавам. Казалось, они только что вырвались из чьих-то грозных, смертоносных когтей и, вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы с ее метелями, морозами и снегами [Нет,P под

Втр 02 Июл 2013 06:48:52

8


отец семейства (лат.)

Втр 02 Июл 2013 06:49:10

XXV


В Никольском, в саду, в тени высокого ясеня, сидели на дерновой скамейке Катя с Аркадием; на земле возле них поместилась Фифи, придав своему длинному телу тот изящный поворот, который у охотников слывет [русачьей полежкойk. И Аркадий и Катя молчали; он держал в руках полураскрытую книгу, а она выбирала из корзинки оставшиеся в ней крошки белого хлеба и бросала их небольшой семейке воробьев, которые, с свойственной им трусливою дерзостью, прыгали и чирикали у самых ее ног. Слабый ветер, шевеля в листьях ясеня, тихонько двигал взад и вперед, и по темной дорожке, и по желтой спине Фифи, бледно-золотые пятна света; ровная тень обливала Аркадия и Катю; только изредка в ее волосах зажигалась яркая полоска. Они молчали оба; но именно в том, как они молчали, как они сидели рядом, сказывалось доверчивое сближение; каждый из них как будто и не думал о своем соседе, а втайне радовался его близости. И лица их изменились с тех пор, как мы их видели в последний раз: Аркадий казался спокойнее, Катя оживленнее, смелей.

PНе находите ли вы,P начал Аркадий,P что ясень по-русски очень хорошо назван: ни одно дерево так легко и ясно не сквозит на воздухе, как он.

Катя подняла глаза кверху и промолвила: [Даk, а Аркадий подумал: [Вот эта не упрекает меня за то, что я красиво выражаюсьk.

PЯ не люблю Гейне,P заговорила Катя, указывая глазами на книгу, которую Аркадий держал в руках,P ни когда он смеется, ни когда он плачет; я его люблю, когда он задумчив и грустит.

PА мне нравится, когда он смеется,P заметил Аркадий.

PЭто в вас еще старые следы вашего сатирического направления ([Старые следы!P подумал Аркадий.P Если б Базаров это слышал!k) Погодите, мы вас переделаем.

PКто меня переделает? Вы?

PКто?P Сестра; Порфирий Платонович, с которым вы уже не ссоритесь; тетушка, которую вы третьего дня проводили в церковь.

PНе мог же я отказаться! А что касается до Анны Сергеевны, она сама, вы помните, во многом соглашалась с Евгением.

PСестра находилась тогда под его влиянием, так же как и вы.

PКак и я! Разве вы замечаете, что я уже освободился из-под его влияния?

Катя промолчала.

PЯ знаю,P продолжал Аркадий,P он вам никогда не нравился.

PЯ не могу судить о нем.

PЗнаете ли что, Катерина Сергеевна? Всякий раз, когда я слышу этот ответ, я ему не верю Нет такого человека, о котором каждый из нас не мог бы судить! Это просто отговорка.

PНу, так я вам скажу, что он не то что мне не нравится, а я чувствую, что и он мне чужой, и я ему чужая да и вы ему чужой.

PЭто почему?

PКак вам сказать Он хищный, а мы с вами ручные.

PИ я ручной?

Катя кивнула головой.

Аркадий почесал у себя за ухом.

PПослушайте, Катерина Сергеевна: ведь это, в сущности, обидно.

PРазве вы хотели бы быть хищным?

PХищным нет, но сильным, энергическим.

PЭтого нельзя хотеть Вот ваш приятель этого и не хочет, а в нем это есть.

PГм! Так вы полагаете, что он имел большое влияние на Анну Сергеевну?

PДа. Но над ней никто долго взять верх не может,P прибавила Катя вполголоса.

PПочему вы это думаете?

PОна очень горда я не то хотела сказать она очень дорожит своею независимостью.

PКто же ею не дорожит?P спросил Аркадий, а у самого в уме мелькнуло: [На что она?k [На что она?k мелькнуло и у Кати. Молодым людям, которые часто и дружелюбно сходятся, беспрестанно приходят одни и те же мысли.

Аркадий улыбнулся и, слегка придвинувшись к Кате, промолвил шепотом:

PСознайтесь, что вы немножко ее боитесь.

PКого?

PЕе,P значительно повторил Аркадий.

PА вы?P в свою очередь спросила Катя.

PИ я; заметьте, я сказал: и я.

Катя погрозила ему пальцем.

PЭто меня удивляет,P начала она,P никогда сестра так не была расположена к вам, как именно теперь, гораздо больше, чем в первый ваш приезд.

PВот как!

PА вы этого не заметили? Вас это не радует?

Аркадий задумался.

PЧем я мог заслужить благоволение Анны Сергеевны? Уж не тем ли, что привез ей письма вашей матушки?

PИ этим, и другие есть причины, которых я не скажу.

PЭто почему?

PНе скажу.

PО! я знаю: вы очень упрямы.

PУпряма.

PИ наблюдательны.

Катя посмотрела сбоку на Аркадия.

PМожет быть, вас это сердит? О чем вы думаете?

PЯ думаю о том, откуда могла прийти вам эта наблюдательность, которая действительно есть в вас. Вы так пугливы, недоверчивы; всех чуждаетесь

PЯ много жила одна: поневоле размышлять станешь. Но разве я всех чуждаюсь?

Аркадий бросил признательный взгляд на Катю.

PВсе это прекрасно,P продолжал он,P но люди в вашем положении, я хочу сказать с вашим состоянием, редко владеют этим даром; до них, как до царей, истине трудно дойти.

PДа ведь я не богатая.

Аркадий изумился и не сразу понял Катю. [И в самом деле, имение-то все сестрино!k пришло ему в голову; эта мысль ему не была неприятна.

PКак вы это хорошо сказали!P промолвил он.

PА что?

PСказали хорошо; просто, не стыдясь и не рисуясь. Кстати: я воображаю, в чувстве человека, который знает и говорит, что он беден, должно быть что-то особенное, какое-то своего рода тщеславие.

PЯ ничего этого не испытала по милости сестры; я упомянула о своем состоянии только потому, что к слову пришлось.

PТак; но сознайтесь, что и в вас есть частица того тщеславия, о котором я сейчас говорил.

PНапример?

PНапример, ведь вы,P извините мой вопрос,P вы бы не пошли замуж за богатого человека?

PЕсли б я его очень любила Нет, кажется, и тогда бы не пошла.

PА! вот видите!P воскликнул Аркадий и, погодя немного, прибавил: А отчего бы вы за него не пошли?

PОттого, что и в песне про неровнюшку поется.

PВы, может быть, хотите властвовать или

PО нет! к чему это? Напротив, я готова покоряться, только неравенство тяжело. А уважать себя и покоряться это я понимаю; это счастье; но подчиненное существование Нет, довольно и так.

PДовольно и так,P повторил за Катей Аркадий.P Да, да,P продолжал он,P вы недаром одной крови с Анной Сергеевной; вы так же самостоятельны, как она; но вы более скрытны. Вы, я уверен, ни за что первая не выскажете своего чувства, как бы оно ни было сильно и свято

PДа как же иначе?P спросила Катя.

PВы одинаково умны; у вас столько же, если не больше, характера, как у ней

PНе сравнивайте меня с сестрой, пожалуйста,P поспешно перебила Катя,P это для меня слишком невыгодно. Вы как будто забыли, что сестра и красавица, и умница, и вам в особенности, Аркадий Николаевич, не следовало бы говорить такие слова, и еще с таким серьезным лицом.

PЧто значит это: вам в особенности,P и из чего вы заключаете, что я шучу?

PКонечно, вы шутите.

PВы думаете? А что, если я убежден в том, что я говорю? Если я нахожу, что я еще не довольно сильно выразился?

PЯ вас не понимаю.

PВ самом деле? Ну, теперь я вижу: я точно слишком превозносил вашу наблюдательность.

PКак?

Аркадий ничего не ответил и отвернулся, а Катя отыскала в корзинке еще несколько крошек и начала бросать их воробьям; но взмах ее руки был слишком силен, и они улетали прочь, не успевши клюнуть.

PКатерина Сергеевна!P заговорил вдруг Аркадий,P вам это, вероятно, все равно: но знайте, что я вас не только на вашу сестру,P ни на кого в свете не променяю.

Он встал и быстро удалился, как бы испугавшись сло

Втр 02 Июл 2013 06:49:11
Ай не пизди. Ты такая уебищная что на тебя даже задроты не смотрят. Надоело пизду свою тухлую самой тилибонькать? Привыкай. В такое уебище никто даже ветку обмазанную говном не засунет. Просто убейся. Утренний добро-харкач. Умри же.

Втр 02 Июл 2013 06:49:16
>>50915062
SAGESAGESAGE....SAGE..................SAGE.........SAGESAGE................SAGE...............SAGESAGE
SAGE....................SAGE..................SAGE.......SAGE....SAGE...........SAGESAGE........SAGE......SAGE
SAGESAGESAGE....SAGESAGESAGE..SAGE.......SAGE....SAGE........SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGE........SAGE....SAGE........SAGE..SAGE......SAGE.....SAGE........SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGE........SAGE....SAGE........SAGE..SAGE...SAGESAGESAGESA....SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGESAGESAGE....SAGESAGESAGE..SAGE...SAGE.............SAGE...SAGE.......SAGE......SAGESAGE

SAGE.....SAGE.....SAGE..........SAGE............SAGE....SAGESAGE........SAGE.......SAGE...........SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE......SAGESAGE.......SAGE...SAGE......SAGE.....SAGE.....SAGE.......SAGESAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE.....SAGE...SAGE.....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE.......SAGE..SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGESAGE.........SAGE........SAGESAGE.......SAGE....SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE......SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE......SAGE.....SAGE....SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE....SAGESAGE.........SAGE.......SAGE...SAGE.....SAGE

Втр 02 Июл 2013 06:49:27
умал Аркадий,P небогатый край этот, не поражает он ни довольством, ни трудолюбием; нельзя, нельзя ему так остаться, преобразования необходимы но как их исполнить, как приступить?..k

Так размышлял Аркадий а пока он размышлял, весна брала свое. Все кругом золотисто зеленело, все широко и мягко волновалось и лоснилось под тихим дыханием теплого ветерка, все деревья, кусты и травы; повсюду нескончаемыми звонкими струйками заливались жаворонки; чибисы то кричали, виясь над низменными лугами, то молча перебегали по кочкам; красиво чернея в нежной зелени еще низких яровых хлебов, гуляли грачи; они пропадали во ржи, уже слегка побелевшей, лишь изредка выказывались их головы в дымчатых ее волнах. Аркадий глядел, глядел, и, понемногу ослабевая, исчезали его размышления Он сбросил с себя шинель и так весело, таким молоденьким мальчиком посмотрел на отца, что тот опять его обнял.

PТеперь уж недалеко,P заметил Николай Петрович,P вот стоит только на эту горку подняться, и дом будет виден. Мы заживем с тобой на славу, Аркаша; ты мне помогать будешь по хозяйству, если только это тебе не наскучит. Нам надобно теперь тесно сойтись друг с другом, узнать друг друга хорошенько, не правда ли?

PКонечно,P промолвил Аркадий,P но что за чудный день сегодня!

PДля твоего приезда, душа моя. Да, весна в полном блеске. А впрочем, я согласен с Пушкиным помнишь, в Евгении Онегине:

Как грустно мне твое явленье,
Весна, весна, пора любви!

Какое

PАркадий!P раздался из тарантаса голос Базарова,P пришли мне спичку, нечем трубку раскурить.

Николай Петрович умолк, а Аркадий, который начал было слушать его не без некоторого изумления, но и не без сочувствия, поспешил достать из кармана серебряную коробочку со спичками и послал ее Базарову с Петром.

PХочешь сигарку?P закричал опять Базаров.

PДавай,P отвечал Аркадий.

Петр вернулся к коляске и вручил ему вместе с коробочкой толстую черную сигарку, которую Аркадий немедленно закурил, распространяя вокруг себя такой крепкий и кислый запах заматерелого табаку, что Николай Петрович, отроду не куривший, поневоле, хотя незаметно, чтобы не обидеть сына, отворачивал нос.

Четверть часа спустя оба экипажа остановились перед крыльцом нового деревянного дома, выкрашенного серою краской и покрытого железною красною крышей. Это и было Марьино, Новая слободка тож, или, по крестьянскому наименованью, Бобылий хутор.

Втр 02 Июл 2013 06:49:31

XI


Полчаса спустя Николай Петрович отправился в сад, в свою любимую беседку. На него нашли грустные думы. Впервые он ясно сознал свое разъединение с сыном; он предчувствовал, что с каждым днем оно будет становиться все больше и больше. Стало быть, напрасно он, бывало, зимою в Петербурге по целым дням просиживал над новейшими сочинениями; напрасно прислушивался к разговорам молодых людей; напрасно радовался, когда ему удавалось вставить и свое слово в их кипучие речи. [Брат говорит, что мы правы,P думал он,P и, отложив всякое самолюбие в сторону, мне самому кажется, что они дальше от истины, нежели мы, а в то же время я чувствую, что за ними есть что-то, чего мы не имеем, какое-то преимущество над нами Молодость? Нет: не одна только молодость. Не в том ли состоит это преимущество, что в них меньше следов барства, чем в нас?k

Николай Петрович потупил голову и провел рукой по лицу.

[Но отвергать поэзию?P подумал он опять,P не сочувствовать художеству, природе?..k

И он посмотрел кругом, как бы желая понять, как можно не сочувствовать природе. Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада: тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля. Мужичок ехал рысцой на белой лошадке по темной узкой дорожке вдоль самой рощи; он весь был ясно виден, весь, до заплаты на плече, даром что ехал в тени; приятно-отчетливо мелькали ноги лошадки. Солнечные лучи с своей стороны забирались в рощу и, пробиваясь сквозь чащу, обливали стволы осин таким теплым светом, что они становились похожи на стволы сосен, а листва их почти синела и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. Ласточки летали высоко; ветер совсем замер; запоздалые пчелы лениво и сонливо жужжали в цветах сирени; мошки толклись столбом над одинокою, далеко протянутою веткою. [Как хорошо, Боже мой!k подумал Николай Петрович, и любимые стихи пришли было ему на уста; он вспомнил Аркадия, Stoff und Kraft и умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. Он любил помечтать; деревенская жизнь развила в нем эту способность. Давно ли он так же мечтал, поджидая сына на постоялом дворике, а с тех пор уже произошла перемена, уже определились, тогда еще неясные, отношения и как! Представилась ему опять покойница жена, но не такою, какою он ее знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. Вспомнил он, как он увидал ее в первый раз. Он был тогда еще студентом. Он встретил ее на лестнице квартиры, в которой он жил, и, нечаянно толкнув ее, обернулся, хотел извиниться и только мог пробормотать: [Pardon, monsieurk[12 - Извините, сударь (франц.)],P а она наклонила голову, усмехнулась и вдруг как будто испугалась и побежала, а на повороте лестницы быстро взглянула на него, приняла серьезный вид и покраснела. А потом первые робкие посещения, полуслова, полуулыбки, и недоумение, и грусть, и порывы, и, наконец, эта задыхающаяся радость Куда это все умчалось? Она стала его женой, он был счастлив, как немногие на земле [Но,P думал он,P те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?k

Он не старался уяснить самому себе свою мысль, но он чувствовал, что ему хотелось удержать то блаженное время чем-нибудь более сильным, нежели память; ему хотелось вновь осязать близость своей Марии, ощутить ее теплоту и дыхание, и ему уже чудилось, как будто над ним

PНиколай Петрович,P раздался вблизи его голос Фенечки,P где вы?

Он вздрогнул. Ему не стало ни больно, ни совестно Он не допускал даже возможности сравнения между женой и Фенечкой, но он пожалел о том, что она вздумала его отыскивать. Ее голос разом напомнил ему: его седые волосы, его старость, его настоящее

Волшебный мир, в который он уже вступал, который уже возникал из туманных волн прошедшего, шевельнулся и исчез.

PЯ здесь,P отвечал он,P я приду, ступай.P [Вот они, следы-то барстваk,P мелькнуло у него в голове. Фенечка молча заглянула к нему в беседку и скрылась, а он с изумлением заметил, что ночь успела наступить с тех пор, как он замечтался. Все потемнело и затихло кругом, и лицо Фенечки скользнуло перед ним, такое бледное и маленькое. Он приподнялся и хотел возвратиться домой; но размягченное сердце не могло успокоиться в его груди, и он стал медленно ходить по саду, то задумчиво глядя себе под ноги, то поднимая глаза к небу, где уже роились и перемигивались звезды. Он ходил много, почти до усталости, а тревога в нем, какая-то ищущая, неопределенная, печальная тревога, все не унималась. О, как Базаров посмеялся бы над ним, если б он узнал, что в нем тогда происходило! Сам Аркадий осудил бы его. У него, у сорокачетырехлетнего человека, агронома и хозяина, навертывались слезы, беспричинные слезы; это было во сто раз хуже виолончели.

Николай Петрович продолжал ходить и не мог решиться войти в дом, в это мирное и уютное гнездо, которое так приветно глядело на него всеми своими освещенными окнами; он не в силах был расстаться с темнотой, с садом, с ощущением свежего воздуха на лице и с этою грустию, с этою тревогой

На повороте дорожки встретился ему Павел Петрович.

PЧто с тобой?P спросил он Николая Петровича,P ты бледен, как привиденье; ты нездоров; отчего ты не ложишься?

Николай Петрович объяснил ему в коротких словах свое душевное состояние и удалился. Павел Петрович дошел до конца сада, и тоже задумался, и тоже поднял глаза к небу. Но в его прекрасных темных глазах не отразилось ничего, кроме света звезд. Он не был рожден романтиком, и не умела мечтать его щегольски-сухая и страстная, на французский лад мизантропическая душа

PЗнаешь ли что?P говорил в ту же ночь Базаров Аркадию.P Мне в голову пришла великолепная мысль. Твой отец сказывал сегодня, что он получил приглашение от этого вашего знатного родственника. Твой отец не поедет; махнем-ка мы с тобой в ***; ведь этот господин и тебя зовет. Вишь какая сделалась здесь погода; а мы прокатимся, город посмотрим. Поболтаемся дней пять-шесть, и баста!

PА оттуда ты вернешься сюда?

PНет, надо к отцу проехать. Ты знаешь, он от *** в тридцати верстах. Я его давно не видал, и мать тоже; надо стариков потешить. Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный. Я же у них один.

PИ долго ты у них пробудешь?

PНе думаю. Чай, скучно будет.

PА к нам на возвратном пути заедешь?

PНе знаю посмотрю. Ну, так, что ли? Мы отправимся?

PПожалуй,P лениво заметил Аркадий.

Он в душе очень обрадовался предложению своего приятеля, но почел обязанностию скрыть свое чувство. Недаром же он был нигилист!

На другой день он уехал с Базаровым в ***. Молодежь в Марьине пожалела об их отъезде; Дуняша даже всплакнула но старичкам вздохнулось легко.

Втр 02 Июл 2013 06:49:32
в обе руки тяжело переплетенный том.P Какая толстая!

PРусская.

PВсе равно я ничего не пойму.

PДа я и не с тем, чтобы вы поняли. Мне хочется посмотреть на вас, как вы читать будете. У вас, когда вы читаете, кончик носика очень мило двигается.

Фенечка, которая принялась было разбирать вполголоса попавшуюся ей статью [о креозотеk, засмеялась и бросила книгу она скользнула со скамейки на землю.

PЯ люблю тоже, когда вы смеетесь,P промолвил Базаров.

PПолноте!

PЯ люблю, когда вы говорите. Точно ручеек журчит.

Фенечка отворотила голову.

PКакой вы!P промолвила она, перебирая пальцами по цветам.P И что вам меня слушать? Вы с такими умными дамами разговор имели.

PЭх, Федосья Николаевна! поверьте мне: все умные дамы на свете не стоят вашего локотка.

PНу, вот еще что выдумали!P шепнула Фенечка и поджала руки.

Базаров поднял с земли книгу.

PЭто лекарская книга, зачем вы ее бросаете?

PЛекарская?P повторила Фенечка и повернулась к нему.P А знаете что? Ведь с тех пор, как вы мне те капельки дали, помните? уж как Митя спит хорошо! Я уж и не придумаю, как мне вас благодарить; такой вы добрый, право.

PА по-настоящему, надо лекарям платить,P заметил с усмешкой Базаров.P Лекаря, вы сами знаете, люди корыстные.

Фенечка подняла на Базарова свои глаза, казавшиеся еще темнее от беловатого отблеска, падавшего на верхнюю часть ее лица. Она не знала шутит ли он или нет.

PЕсли вам угодно, мы с удовольствием Надо будет у Николая Петровича спросить

PДа вы думаете, я денег хочу?P перебил ее Базаров.P Нет, мне от вас не деньги нужны.

PЧто же?P проговорила Фенечка.

PЧто?P повторил Базаров.P Угадайте.

PЧто я за отгадчица!

PТак я вам скажу; мне нужно одну из этих роз.

Фенечка опять засмеялась и даже руками всплеснула до того ей показалось забавным желание Базарова. Она смеялась и в то же время чувствовала себя польщенною. Базаров пристально смотрел на нее.

PИзвольте, извольте,P промолвила она наконец и, нагнувшись к скамейке, принялась перебирать розы.P Какую вам, красную или белую?

PКрасную, и не слишком большую.

Она выпрямилась.

PВот, возьмите,P сказала она, но тотчас же отдернула протянутую руку и, закусив губы, глянула на вход беседки, потом приникла ухом.

PЧто такое?P спросил Базаров.P Николай Петрович?

PНет Они в поле уехали да я и не боюсь их а вот Павел Петрович Мне показалось

PЧто?

PМне показалось, что они тут ходят. Нет никого нет. Возьмите.P Фенечка отдала Базарову розу.

PС какой стати вы Павла Петровича боитесь?

PОни меня все пугают. Говорить не говорят, а так смотрят мудрено. Да ведь и вы его не любите. Помните, прежде вы все с ним спорили. Я и не знаю, о чем у вас спор идет; и вижу, что вы его и так вертите, и так

Фенечка показала руками как, по ее мнению, Базаров вертел Павла Петровича.

Базаров улыбнулся.

PА если б он меня побеждать стал,P спросил он,P вы бы за меня заступились?

PГде ж мне за вас заступаться? да нет, с вами не сладишь.

PВы думаете? А я знаю руку, которая захочет, и пальцем меня сшибет.

PКакая такая рука?

PА вы небось не знаете? Понюхайте, как славно пахнет роза, что вы мне дали.

Фенечка вытянула шейку и приблизила лицо к цветку Платок скатился с ее головы на плеча; показалась мягкая масса черных, блестящих, слегка растрепанных волос.

PПостойте, я хочу понюхать с вами,P промолвил Базаров, нагнулся и крепко поцеловал ее в раскрытые губы.

Она дрогнула, уперлась обеими руками в его грудь, но уперлась слабо, и он мог возобновить и продлить свой поцелуй.

Сухой кашель раздался за сиренями. Фенечка мгновенно отодвинулась на другой конец скамейки. Павел Петрович показался, слегка поклонился и, проговорив с какою-то злобною унылостью: [Вы здесьk,P удалился. Фенечка тотчас подобрала все розы и вышла вон из беседки. [Грешно вам, Евгений Васильевичk,P шепнула она, уходя. Неподдельный упрек слышался в ее шепоте.

Базаров вспомнил другую недавнюю сцену, и совестно ему стало, и презрительно досадно. Но он тотчас же встряхнул головой, иронически поздравил себя [с формальным поступлением в селадоныk и отправился к себе в комнату.

А Павел Петрович вышел из саду и, медленно шагая, добрался до леса. Он остался там довольно долго, и когда он вернулся к завтраку, Николай Петрович заботливо спросил у него, здоров ли он? до того лицо его потемнело.

PТы знаешь, я иногда страдаю разлитием желчи,P спокойно отвечал ему Павел Петрович.

Втр 02 Июл 2013 06:49:42
в, сорвавшихся у него с языка.

А Катя уронила обе руки вместе с корзинкой на колени и, наклонив голову, долго смотрела вслед Аркадию. Понемногу алая краска чуть-чуть выступила на ее щеки; но губы не улыбались, и темные глаза выражали недоумение и какое-то другое, пока еще безымянное чувство.

PТы одна?P раздался возле нее голос Анны Сергеевны.P Кажется, ты пошла в сад с Аркадием.

Катя не спеша перевела свои глаза на сестру (изящно, даже изысканно одетая, она стояла на дорожке и кончиком раскрытого зонтика шевелила уши Фифи) и не спеша промолвила:

PЯ одна.

PЯ это вижу,P отвечала та со смехом,P он, стало быть, ушел к себе?

PДа.

PВы вместе читали?

PДа.

Анна Сергеевна взяла Катю за подбородок и приподняла ее лицо.

PВы не поссорились, надеюсь?

PНет,P сказала Катя и тихо отвела сестрину руку.

PКак ты торжественно отвечаешь! Я думала найти его здесь и предложить ему пойти гулять со мною. Он сам меня все просит об этом. Тебе из города привезли ботинки, поди примерь их: я уже вчера заметила, что твои прежние совсем износились. Вообще ты не довольно этим занимаешься, а у тебя еще такие прелестные ножки! И руки твои хороши только велики; так надо ножками брать. Но ты у меня не кокетка.

Анна Сергеевна отправилась дальше по дорожке, слегка шумя своим красивым платьем; Катя поднялась со скамейки и, взяв с собою Гейне, ушла тоже только не примерять ботинки.

[Прелестные ножки,P думала она, медленно и легко всходя по раскаленным от солнца каменным ступеням террасы,P прелестные ножки, говорите вы Ну, он и будет у нихk.

Но ей тотчас стало стыдно, и она проворно побежала вверх.

Аркадий пошел по коридору к себе в комнату; дворецкий нагнал его и доложил, что у него сидит господин Базаров.

PЕвгений!P пробормотал почти с испугом Аркадий,P давно ли он приехал?

PСию минуту пожаловали и приказали о себе Анне Сергеевне не докладывать, а прямо к вам себя приказали провести.

[Уж не несчастье ли какое у нас дома?P подумал Аркадий и, торопливо взбежав по лестнице, разом отворил дверь. Вид Базарова тотчас его успокоил, хотя более опытный глаз, вероятно, открыл бы в энергической по-прежнему, но осунувшейся фигуре нежданного гостя признаки внутреннего волнения. С пыльною шинелью на плечах, с картузом на голове, сидел он на оконнице; он не поднялся и тогда, когда Аркадий бросился с шумными восклицаниями к нему на шею.

PВот неожиданно! Какими судьбами!P твердил он, суетясь по комнате, как человек, который и сам воображает и желает показать, что он радуется.P Ведь у нас все в доме благополучно, все здоровы, не правда ли?

PВсе у вас благополучно, но не все здоровы,P проговорил Базаров.P А ты не тараторь, вели принести мне квасу, присядь и слушай, что я тебе сообщу в немногих, но, надеюсь, довольно сильных выражениях.

Аркадий притих, а Базаров рассказал ему свою дуэль с Павлом Петровичем. Аркадий очень удивился и даже опечалился; но не почел нужным это выказать; он только спросил, действительно ли не опасна рана его дяди? и, получив ответ, что она самая интересная, только не в медицинском отношении, принужденно улыбнулся, а на сердце ему и жутко сделалось, и как-то стыдно. Базаров как будто его понял.

PДа, брат,P промолвил он,P вот что значит с феодалами пожить. Сам в феодалы попадешь и в рыцарских турнирах участвовать будешь. Ну-с, вот я и отправился к [отцамk,P так заключил Базаров,P и на дороге завернул сюда чтобы все это передать, сказал бы я, если б я не почитал бесполезную ложь глупостью. Нет, я завернул сюда черт знает зачем. Видишь ли, человеку иногда полезно взять себя за хохол да выдернуть себя вон, как редьку из гряды; это я совершил на днях Но мне захотелось взглянуть еще раз на то, с чем я расстался, на ту гряду, где я сидел.

PЯ надеюсь, что эти слова ко мне не относятся,P возразил с волнением Аркадий,P я надеюсь, что ты не думаешь расстаться со мной.

Базаров пристально, почти пронзительно взглянул на него.

PБудто это так огорчит тебя? Мне сдается, что ты уже расстался со мною. Ты такой свеженький да чистенький должно быть, твои дела с Анной Сергеевной идут отлично.

PКакие мои дела с Анной Сергеевной?

PДа разве ты не для нее сюда приехал из города, птенчик? Кстати, как там подвизаются воскресные школы? Разве ты не влюблен в нее? Или уже тебе пришла пора скромничать?

PЕвгений, ты знаешь, я всегда был откровенен с тобою; могу тебя уверить, божусь тебе, что ты ошибаешься.

PГм! Новое слово,P заметил вполголоса Базаров.P Но тебе не для чего горячиться, мне ведь это совершенно все равно. Романтик сказал бы: я чувствую, что наши дороги начинают расходиться, а я просто говорю, что мы друг другу приелись.

PЕвгений

PДуша моя, это не беда; то ли еще на свете приедается! А теперь, я думаю, не проститься ли нам? С тех пор как я здесь, я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше. Кстати ж, я не велел откладывать лошадей.

PПомилуй, это невозможно!

PА почему?

PЯ уже не говорю о себе; но это будет в высшей степени невежливо перед Анной Сергеевной, которая непременно пожелает тебя видеть.

PНу, в этом ты ошибаешься.

PА я, напротив, уверен, что я прав,P возразил Аркадий.P И к чему ты притворяешься? Уж коли на то пошло, разве ты сам не для нее сюда приехал?

PЭто, может быть, и справедливо, но ты все-таки ошибаешься.

Но Аркадий был прав. Анна Сергеевна пожелала повидаться с Базаровым и пригласила его к себе через дворецкого. Базаров переоделся, прежде чем пошел к ней: оказалось, что он уложил свое новое платье так, что оно было у него под рукою.

Одинцова его приняла не в той комнате, где он так неожиданно объяснился ей в любви, а в гостиной. Она любезно протянула ему кончики пальцев, но лицо ее выражало невольное напряжение.

PАнна Сергеевна,P поторопился сказать Базаров,P прежде всего я должен вас успокоить. Перед вами смертный, который сам давно опомнился и надеется, что и другие забыли его глупости. Я уезжаю надолго, и согласитесь, хоть я и не мягкое существо, но мне было бы невесело унести с собою мысль, что вы вспоминаете обо мне с отвращением.

Анна Сергеевна глубоко вздохнула, как человек, только что взобравшийся на высокую гору, и лицо ее оживилось улыбкой. Она вторично протянула Базарову руку, и отвечала на его пожатие.

PКто старое помянет, тому глаз вон,P сказала она,P тем более что, говоря по совести, и я согрешила тогда если не кокетством, так чем-то другим. Одно слово: будемте приятелями по-прежнему. То был сон, не правда ли? А кто же сны помнит?

PКто их помнит? Да притом любовь ведь это чувство напускное.

PВ самом деле? Мне очень приятно это слышать.

Так выражалась Анна Сергеевна, и так выражался Базаров; они оба думали, что говорили правду. Была ли правда, полная правда, в их словах? Они сами этого не знали, а автор и подавно. Но беседа у них завязалась такая, как будто они совершенно поверили друг другу.

Анна Сергеевна спросила, между прочим, Базарова, что он делал у Кирсановых? Он чуть было не рассказал ей о своей дуэли с Павлом Петровичем, но удержался при мысли, как бы она не подумала, что он интересничает, и отвечал ей, что он все это время работал.

PА я,P промолвила Анна Сергеевна,P сперва хандрила, Б

Втр 02 Июл 2013 06:49:58

12


Извините, сударь (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:49:59
>>50915062
SAGESAGESAGE....SAGE..................SAGE.........SAGESAGE................SAGE...............SAGESAGE
SAGE....................SAGE..................SAGE.......SAGE....SAGE...........SAGESAGE........SAGE......SAGE
SAGESAGESAGE....SAGESAGESAGE..SAGE.......SAGE....SAGE........SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGE........SAGE....SAGE........SAGE..SAGE......SAGE.....SAGE........SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGE........SAGE....SAGE........SAGE..SAGE...SAGESAGESAGESA....SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGESAGESAGE....SAGESAGESAGE..SAGE...SAGE.............SAGE...SAGE.......SAGE......SAGESAGE

SAGE.....SAGE.....SAGE..........SAGE............SAGE....SAGESAGE........SAGE.......SAGE...........SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE......SAGESAGE.......SAGE...SAGE......SAGE.....SAGE.....SAGE.......SAGESAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE.....SAGE...SAGE.....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE.......SAGE..SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGESAGE.........SAGE........SAGESAGE.......SAGE....SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE......SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE......SAGE.....SAGE....SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE....SAGESAGE.........SAGE.......SAGE...SAGE.....SAGE

....SAGESAGE..................SAGE..................SAGESAGE........SAGESAGESAGE
SAGE........SAGE..........SAGESAGE.........SAGE........SAGE.....SAGE...............
....SAGE..................SAGE.........SAGE....SAGE.....................SAGE................
.........SAGE.............SAGE.........SAGE....SAGE.....................SAGESAGESAGE
................SAGE......SAGESAGESAGE.....SAGE.......SAGE......SAGE................
SAGE........SAGE......SAGE.........SAGE....SAGE..........SAGE...SAGE................
...SAGESAGE...........SAGE.........SAGE......SAGESAGESAGE...SAGESAGESAGE

Втр 02 Июл 2013 06:50:11
1


Он в самом деле вольный (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:50:16
ог знает отчего, даже за границу собиралась, вообразите!.. Потом это прошло; ваш приятель, Аркадий Николаич, приехал, и я опять попала в свою колею, в свою настоящую роль.

PВ какую это роль, позвольте узнать?

PРоль тетки, наставницы, матери, как хотите назовите. Кстати, знаете ли, что я прежде хорошенько не понимала вашей тесной дружбы с Аркадием Николаичем; я находила его довольно незначительным. Но теперь я его лучше узнала и убедилась, что он умен А главное, он молод, молод не то, что мы с вами, Евгений Васильич.

PОн все так же робеет в вашем присутствии?P спросил Базаров.

PА разве начала было Анна Сергеевна и, подумав немного, прибавила: Теперь он доверчивее стал, говорит со мною. Прежде он избегал меня. Впрочем, и я не искала его общества. Они большие приятели с Катей.

Базарову стало досадно. [Не может женщина не хитрить!k подумал он.

PВы говорите, он избегал вас,P произнес он с холодною усмешкой,P но, вероятно, для вас не осталось тайной, что он был в вас влюблен?

PКак? и он?P сорвалось у Анны Сергеевны.

PИ он,P повторил Базаров с смиренным поклоном.P Неужели вы этого не знали и я вам сказал новость?

Анна Сергеевна опустила глаза.

PВы ошибаетесь, Евгений Васильич.

PНе думаю. Но, может быть, мне не следовало упоминать об этом.P [А ты вперед не хитриk,P прибавил он про себя.

PОтчего не упоминать? Но я полагаю, что вы и тут придаете слишком большое значение мгновенному впечатлению. Я начинаю подозревать, что вы склонны к преувеличению.

PНе будемте лучше говорить об этом, Анна Сергеевна.

PОтчего же?P возразила она, а сама перевела разговор на другую дорогу. Ей все-таки было неловко с Базаровым, хотя она и ему сказала, и сама себя уверила, что все позабыто. Меняясь с ним самыми простыми речами, даже шутя с ним, она чувствовала легкое стеснение страха. Так люди на пароходе, в море, разговаривают и смеются беззаботно, ни дать ни взять, как на твердой земле; но случись малейшая остановка, появись малейший признак чего-нибудь необычайного, и тотчас же на всех лицах выступит выражение особенной тревоги, свидетельствующее о постоянном сознании постоянной опасности.

Беседа Анны Сергеевны с Базаровым продолжалась недолго. Она начала задумываться, отвечать рассеянно и предложила ему, наконец, перейти в залу, где они нашли княжну и Катю. [А где же Аркадий Николаич?k спросила хозяйка и, узнав, что он не показывался уже более часа, послала за ним. Его не скоро нашли: он забрался в самую глушь сада и, опершись подбородком на скрещенные руки, сидел, погруженный в думы. Они были глубоки и важны, эти думы, но не печальны. Он знал, что Анна Сергеевна сидит наедине с Базаровым, и ревности он не чувствовал, как бывало; напротив, лицо его тихо светлело; казалось, он и дивился чему-то, и радовался, и решался на что-то.

Втр 02 Июл 2013 06:50:25

Иван Сергеевич Тургенев

ОТЦЫ И ДЕТИ


Посвящается памяти Виссариона Григорьевича Белинского

Втр 02 Июл 2013 06:50:39

28


Пелуз и Фреми, [Общие основы химииk (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:50:48

18


моя приятельница (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:50:49

XII


Город ***, куда отправились наши приятели, состоял в ведении губернатора из молодых, прогрессиста и деспота, как это сплошь да рядом случается на Руси. Он, в течение первого года своего управления, успел перессориться не только с губернским предводителем, отставным гвардии штабc-ротмистром, конным заводчиком и хлебосолом, но и с собственными чиновниками. Возникшие по этому поводу распри приняли наконец такие размеры, что министерство в Петербурге нашло необходимым послать доверенное лицо с поручением разобрать все на месте. Выбор начальства пал на Матвея Ильича Колязина, сына того Колязина, под попечительством которого находились некогда братья Кирсановы. Он был тоже из [молодыхk, то есть ему недавно минуло сорок лет, но он уже метил в государственные люди и на каждой стороне груди носил по звезде. Одна, правда, была иностранная, из плохоньких. Подобно губернатору, которого он приехал судить, он считался прогрессистом и, будучи уже тузом, не походил на большую часть тузов. Он имел о себе самое высокое мнение; тщеславие его не знало границ, но он держался просто, глядел одобрительно, слушал снисходительно и так добродушно смеялся, что на первых порах мог даже прослыть за [чудного малогоk. В важных случаях он умел, однако, как говорится, задать пыли. [Энергия необходима,P говаривал он тогда,P I'energie est la premiere qualite d'un homme d'etatk[13 - Энергия первейшее качество государственного человека (франц.)]; а со всем тем он обыкновенно оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом. Матвей Ильич отзывался с большим уважением о Гизо и старался внушить всем и каждому, что он не принадлежит к числу рутинеров и отсталых бюрократов, что он не оставляет без внимания ни одного важного проявления общественной жизни Все подобные слова были ему хорошо известны. Он даже следил, правда, с небрежною величавостию, за развитием современной литературы: так взрослый человек, встретив на улице процессию мальчишек, иногда присоединяется к ней. В сущности, Матвей Ильич недалеко ушел от тех государственных мужей Александровского времени, которые, готовясь идти на вечер к г-же Свечиной, жившей тогда в Петербурге, прочитывали поутру страницу из Кондильяка; только приемы у него были другие, более современные. Он был ловкий придворный, большой хитрец и больше ничего; в делах толку не знал, ума не имел, а умел вести свои собственные дела: тут уж никто не мог его оседлать, а ведь это главное.

Матвей Ильич принял Аркадия с свойственным просвещенному сановнику добродушием, скажем более, с игривостию. Он, однако, изумился, когда узнал, что приглашенные им родственники остались в деревне. [Чудак был твой папа всегдаk,P заметил он, побрасывая кистями своего великолепного бархатного шлафрока, и вдруг, обратясь к молодому чиновнику в благонамереннейше застегнутом вицмундире, воскликнул с озабоченным видом: [Чего?k Молодой человек, у которого от продолжительного молчания слиплись губы, приподнялся и с недоумением посмотрел на своего начальника. Но, озадачив подчиненного, Матвей Ильич уже не обращал на него внимания. Сановники наши вообще любят озадачивать подчиненных; способы, к которым они прибегают для достижения этой цели, довольно разнообразны. Следующий способ, между прочим, в большом употреблении, [is quite a favoritek[14 - самый излюбленный (англ.)], как говорят англичане: сановник вдруг перестает понимать самые простые слова, глухоту на себя напускает. Он спросит, например: какой сегодня день?

Ему почтительнейше докладывают: [Пятница сегодня, ваше с с с ствоk.

PА? Что? Что такое? Что вы говорите?P напряженно повторяет сановник.

PСегодня пятница, ваше с с ство.

PКак? Что? Что такое пятница? какая пятница?

PПятница, ваше с ссс ссс ство, день в неделе.

PНу-у, ты учить меня вздумал?

Матвей Ильич все-таки был сановник, хоть и считался либералом.

PЯ советую тебе, друг мой, съездить с визитом к губернатору,P сказал он Аркадию,P ты понимаешь, я тебе это советую не потому, чтоб я придерживался старинных понятий о необходимости ездить к властям на поклон, а просто потому, что губернатор порядочный человек; притом же ты, вероятно, желаешь познакомиться с здешним обществом ведь ты не медведь, надеюсь? А он послезавтра дает большой бал.

PВы будете на этом бале?P спросил Аркадий.

PОн для меня его дает,P проговорил Матвей Ильич почти с сожалением.P Ты танцуешь?

PТанцую, только плохо.

PЭто напрасно. Здесь есть хорошенькие, да и молодому человеку стыдно не танцевать. Опять-таки я это говорю не в силу старинных понятий; я вовсе не полагаю, что ум должен находиться в ногах, но байронизм смешон, il a fait son temps[15 - прошло его время (франц.)].

PДа я, дядюшка, вовсе не из байронизма не

PЯ познакомлю тебя с здешними барынями, я беру тебя под свое крылышко,P перебил Матвей Ильич и самодовольно засмеялся.P Тебе тепло будет, а?

Слуга вошел и доложил о приезде председателя казенной палаты, сладкоглазого старика с сморщенными губами, который чрезвычайно любил природу, особенно в летний день, когда, по его словам, [каждая пчелочка с каждого цветочка берет взяточкуk. Аркадий удалился.

Он застал Базарова в трактире, где они остановились, и долго его уговаривал пойти к губернатору. [Нечего делать!P сказал наконец Базаров.P Взялся за гуж не говори, что не дюж! Приехали смотреть помещиков давай их смотреть!k Губернатор принял молодых людей приветливо, но не посадил их и сам не сел. Он вечно суетился и спешил; с утра надевал тесный вицмундир и чрезвычайно тугой галстух, недоедал и недопивал, все распоряжался. Его в губернии прозвали Бурдалу, намекая тем не на известного французского проповедника, а на бурду. Он пригласил Кирсанова и Базарова к себе на бал и через две минуты пригласил их вторично, считая их уже братьями и называя Кайсаровыми.

Они шли к себе домой от губернатора, как вдруг из проезжающих мимо дрожек выскочил человек небольшого роста, в славянофильской венгерке, и с криком: [Евгений Васильич!k бросился к Базарову.

PА! это вы, герр Ситников,P проговорил Базаров, продолжая шагать по тротуару,P какими судьбами?

PВообразите, совершенно случайно,P отвечал тот и, обернувшись к дрожкам, махнул раз пять рукой и закричал: Ступай за нами, ступай! У моего отца здесь дело,P продолжал он, перепрыгивая через канавку,P ну, так он меня просил Я сегодня узнал о вашем приезде и уже был у вас (Действительно, приятели, возвратясь к себе в номер, нашли там карточку с загнутыми углами и с именем Ситникова, на одной стороне по-французски, на другой славянской вязью.) Я надеюсь, вы не от губернатора?

PНе надейтесь, мы прямо от него.

PА! в таком случае и я к нему пойду Евгений Васильич, познакомьте меня с вашим с ними

PСитников, Кирсанов,P проворчал, не останавливаясь, Базаров.

PМне очень лестно,P начал Ситников, выступая боком, ухмыляясь и поспешно стаскивая свои уже чересчур элегантные перчатки.P Я очень много слышал Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать его ученик. Я ему обязан моим перерождением

Аркадий посмотрел на базаровского ученика. Тревожное и тупое выражение сказывалось в маленьких, впрочем, приятных чертах его прилизанного лица; неболь

Втр 02 Июл 2013 06:50:55
>>50915256
Тургенев изобрёл машину времени и Набокова начитался. А может и двача. Тургенев, привет!

Втр 02 Июл 2013 06:51:14
SAGE
SAGESAGESAGE....SAGE..................SAGE.........SAGESAGE................SAGE...............SAGESAGE
SAGE....................SAGE..................SAGE.......SAGE....SAGE...........SAGESAGE........SAGE......SAGE
SAGESAGESAGE....SAGESAGESAGE..SAGE.......SAGE....SAGE........SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGE........SAGE....SAGE........SAGE..SAGE......SAGE.....SAGE........SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGE........SAGE....SAGE........SAGE..SAGE...SAGESAGESAGESA....SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGESAGESAGE....SAGESAGESAGE..SAGE...SAGE.............SAGE...SAGE.......SAGE......SAGESAGE

SAGE.....SAGE.....SAGE..........SAGE............SAGE....SAGESAGE........SAGE.......SAGE...........SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE......SAGESAGE.......SAGE...SAGE......SAGE.....SAGE.....SAGE.......SAGESAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE.....SAGE...SAGE.....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE.......SAGE..SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGESAGE.........SAGE........SAGESAGE.......SAGE....SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE......SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE......SAGE.....SAGE....SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE....SAGESAGE.........SAGE.......SAGE...SAGE.....SAGE

....SAGESAGE..................SAGE..................SAGESAGE........SAGESAGESAGE
SAGE........SAGE..........SAGESAGE.........SAGE........SAGE.....SAGE...............
....SAGE..................SAGE.........SAGE....SAGE.....................SAGE................
.........SAGE.............SAGE.........SAGE....SAGE.....................SAGESAGESAGE
................SAGE......SAGESAGESAGE.....SAGE.......SAGE......SAGE................
SAGE........SAGE......SAGE.........SAGE....SAGE..........SAGE...SAGE................
...SAGESAGE...........SAGE.........SAGE......SAGESAGESAGE...SAGESAGESAGE

Втр 02 Июл 2013 06:51:18

XXIV


Часа два спустя он стучался в дверь к Базарову.

PЯ должен извиниться, что мешаю вам в ваших ученых занятиях,P начал он, усаживаясь на стуле у окна и опираясь обеими руками на красивую трость с набалдашником из слоновой кости (он обыкновенно хаживал без трости),P но я принужден просить вас уделить мне пять минут вашего времени не более.

PВсе мое время к вашим услугам,P ответил Базаров, у которого что-то пробежало по лицу, как только Павел Петрович переступил порог двери.

PС меня пяти минут довольно. Я пришел предложить вам один вопрос.

PВопрос? О чем это?

PА вот извольте выслушать. В начале вашего пребывания в доме моего брата, когда я еще не отказывал себе в удовольствии беседовать с вами, мне случалось слышать ваши суждения о многих предметах; но, сколько мне помнится, ни между нами, ни в моем присутствии речь никогда не заходила о поединках, о дуэли вообще. Позвольте узнать, какое ваше мнение об этом предмете?

Базаров, который встал было навстречу Павлу Петровичу, присел на край стола и скрестил руки.

PВот мое мнение,P сказал он.P С теоретической точки зрения дуэль нелепость; ну, а с практической точки зрения это дело другое.

PТо есть вы хотите сказать, если я только вас понял, что какое бы ни было ваше теоретическое воззрение на дуэль, на практике вы бы не позволили оскорбить себя, не потребовав удовлетворения?

PВы вполне отгадали мою мысль.

PОчень хорошо-с. Мне очень приятно это слышать от вас. Ваши слова выводят меня из неизвестности

PИз нерешимости, хотите вы сказать.

PЭто все равно-с; я выражаюсь так, чтобы меня поняли; я не семинарская крыса. Ваши слова избавляют меня от некоторой печальной необходимости. Я решился драться с вами.

Базаров вытаращил глаза.

PСо мной?

PНепременно с вами.

PДа за что? помилуйте.

PЯ бы мог объяснить вам причину,P начал Павел Петрович.P Но я предпочитаю умолчать о ней. Вы, на мой вкус, здесь лишний; я вас терпеть не могу, я вас презираю, и если вам этого не довольно

Глаза Павла Петровича засверкали Они вспыхнули и у Базарова.

PОчень хорошо-с,P проговорил он.P Дальнейших объяснений не нужно. Вам пришла фантазия испытать на мне свой рыцарский дух. Я бы мог отказать вам в этом удовольствии, да уж куда ни шло!

PЧувствительно вам обязан,P ответил Павел Петрович,P и могу теперь надеяться, что вы примете мой вызов, не заставив меня прибегнуть к насильственным мерам.

PТо есть, говоря без аллегорий, к этой палке?P хладнокровно заметил Базаров.P Это совершенно справедливо. Вам нисколько не нужно оскорблять меня. Оно же и не совсем безопасно. Вы можете остаться джентльменом Принимаю ваш вызов тоже по-джентльменски.

PПрекрасно,P промолвил Павел Петрович и поставил трость в угол.P Мы сейчас скажем несколько слов об условиях нашей дуэли; но я сперва желал бы узнать, считаете ли вы нужным прибегнуть к формальности небольшой ссоры, которая могла бы служить предлогом моему вызову?

PНет, лучше без формальностей.

PЯ сам так думаю. Полагаю также неуместным вникать в настоящие причины нашего столкновения. Мы друг друга терпеть не можем. Чего же больше?

PЧего же больше?P повторил иронически Базаров.

PЧто же касается до самых условий поединка, то так как у нас секундантов не будет,P ибо где ж их взять?

PИменно, где их взять?

PТо я имею честь предложить вам следующее: драться завтра рано, положим, в шесть часов, за рощей, на пистолетах; барьер в десяти шагах

PВ десяти шагах? Это так; мы на это расстояние ненавидим друг друга.

PМожно и восемь,P заметил Павел Петрович.

PМожно; отчего же!

PСтрелять два раза; а на всякий случай, каждому положить себе в карман письмецо, в котором он сам обвинит себя в своей кончине.

PВот с этим я не совсем согласен,P промолвил Базаров.P Немножко на французский роман сбивается, неправдоподобно что-то.

PБыть может. Однако согласитесь, что неприятно подвергнуться подозрению в убийстве?

PСоглашаюсь. Но есть средство избегнуть этого грустного нарекания. Секундантов у нас не будет, но может быть свидетель.

PКто именно, позвольте узнать?

PДа Петр.

PКакой Петр?

PКамердинер вашего брата. Он человек, стоящий на высоте современного образования, и исполнит свою роль со всем необходимым в подобных случаях комильфо.

PМне кажется, вы шутите, милостивый государь.

PНисколько. Обсудивши мое предложение, вы убедитесь, что оно исполнено здравого смысла и простоты. Шила в мешке не утаишь, а Петра я берусь подготовить надлежащим образом и привести на место побоища.

PВы продолжаете шутить,P произнес, вставая со стула, Павел Петрович.P Но после любезной готовности, оказанной вами, я не имею права быть на вас в претензии Итак, все устроено Кстати, пистолетов у вас нет?

PОткуда будут у меня пистолеты, Павел Петрович? Я не воин.

PВ таком случае предлагаю вам мои. Вы можете быть уверены, что вот уже пять лет, как я не стрелял из них.

PЭто очень утешительное известие.

Павел Петрович достал свою трость

PЗасим, милостивый государь, мне остается только благодарить вас и возвратить вас вашим занятиям. Честь имею кланяться.

PДо приятного свидания, милостивый государь мой,P промолвил Базаров, провожая гостя.

Павел Петрович вышел, а Базаров постоял перед дверью и вдруг воскликнул: [Фу ты, черт! как красиво и как глупо! Экую мы комедию отломали! Ученые собаки так на задних лапах танцуют. А отказать было невозможно; ведь он меня, чего доброго, ударил бы, и тогда (Базаров побледнел при одной этой мысли; вся его гордость так и поднялась на дыбы.) Тогда пришлось бы задушить его, как котенкаk. Он возвратился к своему микроскопу, но сердце у него расшевелилось, и спокойствие, необходимое для наблюдений, исчезло. [Он нас увидел сегодня,P думал он,P но неужели ж это он за брата так вступился? Да и что за важность поцелуй? Тут что-нибудь другое есть. Ба! да не влюблен ли он сам? Разумеется, влюблен; это ясно как день. Какой переплет, подумаешь!.. Скверно!P решил он наконец,P скверно, с какой стороны ни посмотри. Во-первых, надо будет подставлять лоб и во всяком случае уехать; а тут Аркадий и эта божья коровка, Николай Петрович. Скверно, скверноk.

День прошел как-то особенно тихо и вяло. Фенечки словно на свете не бывало; она сидела в своей комнатке, как мышонок в норке. Николай Петрович имел вид озабоченный. Ему донесли, что в его пшенице, на которую он особенно надеялся, показалась головня. Павел Петрович подавлял всех, даже Прокофьича, своею леденящею вежливостью. Базаров начал было письмо к отцу, да разорвал его и бросил под стол. [Умру,P подумал он,P узнают; да я не умру. Нет, я еще долго на свете маячить будуk. Он велел Петру прийти к нему на следующий день чуть свет для важного дела; Петр вообразил, что он хочет взять его с собой в Петербург. Базаров лег поздно, и всю ночь его мучили беспорядочные сны Одинцова кружилась перед ним, она же была его мать, за ней ходила кошечка с черными усиками, и эта кошечка была Фенечка; а Павел Петрович представлялся ему большим лесом, с которым он все-таки должен был драться. Петр разбудил его в четыре часа; он тотчас оделся и вышел с ним.

Утро было славное, свежее; маленькие пестрые тучки стояли барашками на бледно-ясной лазури; мелкая роса высыпала н

Втр 02 Июл 2013 06:51:21

50


Сударь, по-видимому, владеет немецким языком (нем.)

Втр 02 Июл 2013 06:51:22
шие, словно вдавленные глаза глядели пристально и беспокойно, и смеялся он беспокойно: каким-то коротким, деревянным смехом.

PПоверите ли,P продолжал он,P что когда при мне Евгений Васильевич в первый раз сказал, что не должно признавать авторитетов, я почувствовал такой восторг словно прозрел! [Вот,P подумал я,P наконец нашел я человека!k Кстати, Евгений Васильевич, вам непременно надобно сходить к одной здешней даме, которая совершенно в состоянии понять вас и для которой ваше посещение будет настоящим праздником; вы, я думаю, слыхали о ней?

PКто такая?P произнес нехотя Базаров.

PКукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура, emancipee[16 - свободная от предрассудков (франц.)] в истинном смысле слова, передовая женщина. Знаете ли что? Пойдемте теперь к ней все вместе. Она живет отсюда в двух шагах. Мы там позавтракаем. Ведь вы еще не завтракали?

PНет еще.

PНу и прекрасно. Она, вы понимаете, разъехалась с мужем, ни от кого не зависит.

PХорошенькая она?P перебил Базаров.

PН нет, этого нельзя сказать.

PТак для какого же дьявола вы нас к ней зовете?

PНу, шутник, шутник Она нам бутылку шампанского поставит.

PВот как! Сейчас виден практический человек. Кстати, ваш батюшка все по откупам?

PПо откупам,P торопливо проговорил Ситников и визгливо засмеялся.P Что же? идет?

PНе знаю, право.

PТы хотел людей смотреть, ступай,P заметил вполголоса Аркадий.

PА вы-то что ж, господин Кирсанов?P подхватил Ситников.P Пожалуйте и вы, без вас нельзя.

PДа как же это мы все разом нагрянем?

PНичего! Кукшина человек чудный.

PБутылка шампанского будет?P спросил Базаров.

PТри!P воскликнул Ситников.P За это я ручаюсь!

PЧем?

PСобственною головою.

PЛучше бы мошною батюшки. А впрочем, пойдем.

Втр 02 Июл 2013 06:51:51
а листьях и травах, блистала серебром на паутинках; влажная темная земля, казалось, еще хранила румяный след зари; со всего неба сыпались песни жаворонков. Базаров дошел до рощи, присел в тени на опушку и только тогда открыл Петру, какой он ждал от него услуги. Образованный лакей перепугался насмерть; но Базаров успокоил его уверением, что ему другого нечего будет делать, как только стоять в отдалении да глядеть, и что ответственности он не подвергается никакой. [А между тем,P прибавил он,P подумай, какая предстоит тебе важная роль!k Петр развел руками, потупился и, весь зеленый, прислонился к березе.

Дорога из Марьина огибала лесок; легкая пыль лежала на ней, еще не тронутая со вчерашнего дня ни колесом, ни ногою. Базаров невольно посматривал вдоль той дороги, рвал и кусал траву, а сам все твердил про себя: [Экая глупость!k Утренний холодок заставил его раза два вздрогнуть Петр уныло взглянул на него, но Базаров только усмехнулся: он не трусил.

Раздался топот конских ног по дороге Мужик показался из-за деревьев. Он гнал двух спутанных лошадей перед собою и, проходя мимо Базарова, посмотрел на него как-то странно, не ломая шапки, что, видимо, смутило Петра, как недоброе предзнаменование. [Вот этот тоже рано встал,P подумал Базаров,P да, по крайней мере, за делом, а мы?k

PКажись, они идут-с,P шепнул вдруг Петр.

Базаров поднял голову и увидал Павла Петровича. Одетый в легкий клетчатый пиджак и белые, как снег, панталоны, он быстро шел по дороге; под мышкой он нес ящик, завернутый в зеленое сукно.

PИзвините, я, кажется, заставил вас ждать,P промолвил он, кланяясь сперва Базарову, потом Петру, в котором он в это мгновение уважал нечто вроде секунданта.P Я не хотел будить моего камердинера.

PНичего-с,P ответил Базаров,P мы сами только что пришли.

PА! тем лучше!P Павел Петрович оглянулся кругом.P Никого не видать, никто не помешает Мы можем приступить?

PПриступим.

PНовых объяснений вы, я полагаю, не требуете?

PНе требую.

PУгодно вам заряжать?P спросил Павел Петрович, вынимая из ящика пистолеты.

PНет; заряжайте вы, а я шаги отмеривать стану. Ноги у меня длиннее,P прибавил Базаров с усмешкой.P Раз, два, три

PЕвгений Васильич,P с трудом пролепетал Петр (он дрожал, как в лихорадке),P воля ваша, я отойду.

PЧетыре пять Отойди, братец, отойди; можешь даже за дерево стать и уши заткнуть, только глаз не закрывай; а повалится кто, беги подымать. Шесть семь восемь Базаров остановился.P Довольно?P промолвил он, обращаясь к Павлу Петровичу,P или еще два шага накинуть?

PКак угодно,P проговорил тот, заколачивая вторую пулю.

PНу, накинем еще два шага.P Базаров провел носком сапога черту по земле.P Вот и барьер. А кстати: на сколько шагов каждому из нас от барьера отойти? Это тоже важный вопрос. Вчера об этом не было дискуссии.

PЯ полагаю, на десять,P ответил Павел Петрович, подавая Базарову оба пистолета.P Соблаговолите выбрать.

PСоблаговоляю. А согласитесь, Павел Петрович, что поединок наш необычаен до смешного. Вы посмотрите только на физиономию нашего секунданта.

PВам все желательно шутить,P ответил Павел Петрович.P Я не отрицаю странности нашего поединка, но я считаю долгом предупредить вас, что я намерен драться серьезно. A bon entendeur, salut![39 - Имеющий уши да слышит! (франц.)]

PО! я не сомневаюсь в том, что мы решились истреблять друг друга; но почему же не посмеяться и не соединить utile dulci[40 - полезное с приятным (лат.)]? Так-то: вы мне по-французски, а я вам по-латыни.

PЯ буду драться серьезно,P повторил Павел Петрович и отправился на свое место. Базаров, с своей стороны, отсчитал десять шагов от барьера и остановился.

PВы готовы?P спросил Павел Петрович.

PСовершенно.

PМожем сходиться.

Базаров тихонько двинулся вперед, и Павел Петрович пошел на него, заложив левую руку в карман и постепенно поднимая дуло пистолета [Он мне прямо в нос целит,P подумал Базаров,P и как щурится старательно, разбойник! Однако это неприятное ощущение. Стану смотреть на цепочку его часовk Что-то резко зыкнуло около самого уха Базарова, и в то же мгновенье раздался выстрел. [Слышал, стало быть ничегоk,P успело мелькнуть в его голове. Он ступил еще раз и, не целясь, подавил пружинку.

Павел Петрович дрогнул слегка и хватился рукою за ляжку. Струйка крови потекла по его белым панталонам.

Базаров бросил пистолет в сторону и приблизился к своему противнику.

PВы ранены?P промолвил он.

PВы имели право подозвать меня к барьеру,P проговорил Павел Петрович,P а это пустяки. По условию каждый имеет еще по одному выстрелу.

PНу, извините, это до другого раза,P отвечал Базаров и обхватил Павла Петровича, который начинал бледнеть.P Теперь я уже не дуэлист, а доктор и прежде всего должен осмотреть вашу рану. Петр! поди сюда, Петр! куда ты спрятался?

PВсе это вздор Я не нуждаюсь ни в чьей помощи,P промолвил с расстановкой Павел Петрович,P и надо опять Он хотел было дернуть себя за ус, но рука его ослабела, глаза закатились, и он лишился чувств.

PВот новость! Обморок! С чего бы!P невольно воскликнул Базаров, опуская Павла Петровича на траву.P Посмотрим, что за штука?P Он вынул платок, отер кровь, пощупал вокруг раны Кость цела,P бормотал он сквозь зубы,P пуля прошла неглубоко насквозь, один мускул, vastus externus, задет. Хоть пляши через три недели!.. А обморок! Ох, уж эти мне нервные люди! Вишь, кожа-то какая тонкая.

PУбиты-с?P прошелестел за его спиной трепетный голос Петра.

Базаров оглянулся.

PСтупай за водой поскорее, братец, а он нас с тобой еще переживет.

Но усовершенствованный слуга, казалось, не понимал его слов и не двигался с места. Павел Петрович медленно открыл глаза. [Кончается!k шепнул Петр и начал креститься.

PВы правы Экая глупая физиономия!P проговорил с насильственною улыбкой раненый джентльмен.

PДа ступай же за водой, черт!P крикнул Базаров.

PНе нужно Это был минутный vertige[41 - головокружение (франц.)] Помогите мне сесть вот так Эту царапину стоит только чем-нибудь прихватить, и я дойду домой пешком, а не то можно дрожки за мной прислать. Дуэль, если вам угодно, не возобновляется. Вы поступили благородно сегодня, сегодня заметьте.

PО прошлом вспоминать незачем,P возразил Базаров,P а что касается до будущего, то о нем тоже не стоит голову ломать, потому что я намерен немедленно улизнуть. Дайте, я вам перевяжу теперь ногу; рана ваша не опасная, а все лучше остановить кровь. Но сперва необходимо этого смертного привести в чувство.

Базаров встряхнул Петра за ворот и послал его за дрожками.

PСмотри, брата не испугай,P сказал ему Павел Петрович,P не вздумай ему докладывать.

Петр помчался; а пока он бегал за дрожками, оба противника сидели на земле и молчали. Павел Петрович старался не глядеть на Базарова; помириться с ним он все-таки не хотел; он стыдился своей заносчивости, своей неудачи, стыдился всего затеянного им дела, хотя и чувствовал, что более благоприятным образом оно кончиться не могло. [Не будет, по крайней мере, здесь торчать,P успокаивал он себя,P и на том спасибоk. Молчание длилось, тяжелое и неловкое. Обоим было нехорошо. Каждый из них сознавал, что другой его понимает. Друзьям это сознан

Втр 02 Июл 2013 06:51:54

22


[Зютk, [Черт возьмиk, [Пст, пст, моя крошкаk (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:52:07

XII


Город ***, куда отправились наши приятели, состоял в ведении губернатора из молодых, прогрессиста и деспота, как это сплошь да рядом случается на Руси. Он, в течение первого года своего управления, успел перессориться не только с губернским предводителем, отставным гвардии штабc-ротмистром, конным заводчиком и хлебосолом, но и с собственными чиновниками. Возникшие по этому поводу распри приняли наконец такие размеры, что министерство в Петербурге нашло необходимым послать доверенное лицо с поручением разобрать все на месте. Выбор начальства пал на Матвея Ильича Колязина, сына того Колязина, под попечительством которого находились некогда братья Кирсановы. Он был тоже из [молодыхk, то есть ему недавно минуло сорок лет, но он уже метил в государственные люди и на каждой стороне груди носил по звезде. Одна, правда, была иностранная, из плохоньких. Подобно губернатору, которого он приехал судить, он считался прогрессистом и, будучи уже тузом, не походил на большую часть тузов. Он имел о себе самое высокое мнение; тщеславие его не знало границ, но он держался просто, глядел одобрительно, слушал снисходительно и так добродушно смеялся, что на первых порах мог даже прослыть за [чудного малогоk. В важных случаях он умел, однако, как говорится, задать пыли. [Энергия необходима,P говаривал он тогда,P I'energie est la premiere qualite d'un homme d'etatk[13 - Энергия первейшее качество государственного человека (франц.)]; а со всем тем он обыкновенно оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом. Матвей Ильич отзывался с большим уважением о Гизо и старался внушить всем и каждому, что он не принадлежит к числу рутинеров и отсталых бюрократов, что он не оставляет без внимания ни одного важного проявления общественной жизни Все подобные слова были ему хорошо известны. Он даже следил, правда, с небрежною величавостию, за развитием современной литературы: так взрослый человек, встретив на улице процессию мальчишек, иногда присоединяется к ней. В сущности, Матвей Ильич недалеко ушел от тех государственных мужей Александровского времени, которые, готовясь идти на вечер к г-же Свечиной, жившей тогда в Петербурге, прочитывали поутру страницу из Кондильяка; только приемы у него были другие, более современные. Он был ловкий придворный, большой хитрец и больше ничего; в делах толку не знал, ума не имел, а умел вести свои собственные дела: тут уж никто не мог его оседлать, а ведь это главное.

Матвей Ильич принял Аркадия с свойственным просвещенному сановнику добродушием, скажем более, с игривостию. Он, однако, изумился, когда узнал, что приглашенные им родственники остались в деревне. [Чудак был твой папа всегдаk,P заметил он, побрасывая кистями своего великолепного бархатного шлафрока, и вдруг, обратясь к молодому чиновнику в благонамереннейше застегнутом вицмундире, воскликнул с озабоченным видом: [Чего?k Молодой человек, у которого от продолжительного молчания слиплись губы, приподнялся и с недоумением посмотрел на своего начальника. Но, озадачив подчиненного, Матвей Ильич уже не обращал на него внимания. Сановники наши вообще любят озадачивать подчиненных; способы, к которым они прибегают для достижения этой цели, довольно разнообразны. Следующий способ, между прочим, в большом употреблении, [is quite a favoritek[14 - самый излюбленный (англ.)], как говорят англичане: сановник вдруг перестает понимать самые простые слова, глухоту на себя напускает. Он спросит, например: какой сегодня день?

Ему почтительнейше докладывают: [Пятница сегодня, ваше с с с ствоk.

PА? Что? Что такое? Что вы говорите?P напряженно повторяет сановник.

PСегодня пятница, ваше с с ство.

PКак? Что? Что такое пятница? какая пятница?

PПятница, ваше с ссс ссс ство, день в неделе.

PНу-у, ты учить меня вздумал?

Матвей Ильич все-таки был сановник, хоть и считался либералом.

PЯ советую тебе, друг мой, съездить с визитом к губернатору,P сказал он Аркадию,P ты понимаешь, я тебе это советую не потому, чтоб я придерживался старинных понятий о необходимости ездить к властям на поклон, а просто потому, что губернатор порядочный человек; притом же ты, вероятно, желаешь познакомиться с здешним обществом ведь ты не медведь, надеюсь? А он послезавтра дает большой бал.

PВы будете на этом бале?P спросил Аркадий.

PОн для меня его дает,P проговорил Матвей Ильич почти с сожалением.P Ты танцуешь?

PТанцую, только плохо.

PЭто напрасно. Здесь есть хорошенькие, да и молодому человеку стыдно не танцевать. Опять-таки я это говорю не в силу старинных понятий; я вовсе не полагаю, что ум должен находиться в ногах, но байронизм смешон, il a fait son temps[15 - прошло его время (франц.)].

PДа я, дядюшка, вовсе не из байронизма не

PЯ познакомлю тебя с здешними барынями, я беру тебя под свое крылышко,P перебил Матвей Ильич и самодовольно засмеялся.P Тебе тепло будет, а?

Слуга вошел и доложил о приезде председателя казенной палаты, сладкоглазого старика с сморщенными губами, который чрезвычайно любил природу, особенно в летний день, когда, по его словам, [каждая пчелочка с каждого цветочка берет взяточкуk. Аркадий удалился.

Он застал Базарова в трактире, где они остановились, и долго его уговаривал пойти к губернатору. [Нечего делать!P сказал наконец Базаров.P Взялся за гуж не говори, что не дюж! Приехали смотреть помещиков давай их смотреть!k Губернатор принял молодых людей приветливо, но не посадил их и сам не сел. Он вечно суетился и спешил; с утра надевал тесный вицмундир и чрезвычайно тугой галстух, недоедал и недопивал, все распоряжался. Его в губернии прозвали Бурдалу, намекая тем не на известного французского проповедника, а на бурду. Он пригласил Кирсанова и Базарова к себе на бал и через две минуты пригласил их вторично, считая их уже братьями и называя Кайсаровыми.

Они шли к себе домой от губернатора, как вдруг из проезжающих мимо дрожек выскочил человек небольшого роста, в славянофильской венгерке, и с криком: [Евгений Васильич!k бросился к Базарову.

PА! это вы, герр Ситников,P проговорил Базаров, продолжая шагать по тротуару,P какими судьбами?

PВообразите, совершенно случайно,P отвечал тот и, обернувшись к дрожкам, махнул раз пять рукой и закричал: Ступай за нами, ступай! У моего отца здесь дело,P продолжал он, перепрыгивая через канавку,P ну, так он меня просил Я сегодня узнал о вашем приезде и уже был у вас (Действительно, приятели, возвратясь к себе в номер, нашли там карточку с загнутыми углами и с именем Ситникова, на одной стороне по-французски, на другой славянской вязью.) Я надеюсь, вы не от губернатора?

PНе надейтесь, мы прямо от него.

PА! в таком случае и я к нему пойду Евгений Васильич, познакомьте меня с вашим с ними

PСитников, Кирсанов,P проворчал, не останавливаясь, Базаров.

PМне очень лестно,P начал Ситников, выступая боком, ухмыляясь и поспешно стаскивая свои уже чересчур элегантные перчатки.P Я очень много слышал Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать его ученик. Я ему обязан моим перерождением

Аркадий посмотрел на базаровского ученика. Тревожное и тупое выражение сказывалось в маленьких, впрочем, приятных чертах его прилизанного лица; неболь

Втр 02 Июл 2013 06:52:20
ие приятно, и весьма неприятно недругам, особенно когда нельзя ни объясниться, ни разойтись.

PНе туго ли я завязал вам ногу?P спросил наконец Базаров.

PНет, ничего, прекрасно,P отвечал Павел Петрович и, погодя немного, прибавил: Брата не обманешь, надо будет сказать ему, что мы повздорили из-за политики.

PОчень хорошо,P промолвил Базаров.P Вы можете сказать, что я бранил всех англоманов.

PИ прекрасно. Как вы полагаете, что думает теперь о нас этот человек?P продолжал Павел Петрович, указывая на того самого мужика, который за несколько минут до дуэли прогнал мимо Базарова спутанных лошадей и, возвращаясь назад по дороге, [забочилk и снял шапку при виде [господk.

PКто ж его знает!P ответил Базаров,P всего вероятнее, что ничего не думает. Русский мужик это тот самый таинственный незнакомец, о котором некогда так много толковала госпожа Ратклифф. Кто его поймет? Он сам себя не понимает.

PА! вот вы как!P начал было Павел Петрович и вдруг воскликнул: Посмотрите, что ваш глупец Петр наделал! Ведь брат сюда скачет!

Базаров обернулся и увидел бледное лицо Николая Петровича, сидевшего на дрожках. Он соскочил с них, прежде нежели они остановились, и бросился к брату.

PЧто это значит?P проговорил он взволнованным голосом.P Евгений Васильич, помилуйте, что это такое?

PНичего,P отвечал Павел Петрович,P напрасно тебя потревожили. Мы немножко повздорили с господином Базаровым, и я за это немножко поплатился.

PДа из-за чего все вышло, ради Бога?

PКак тебе сказать? Господин Базаров непочтительно отозвался о сэре Роберте Пиле. Спешу прибавить, что во всем этом виноват один я, а господин Базаров вел себя отлично. Я его вызвал.

PДа у тебя кровь, помилуй!

PА ты полагал, у меня вода в жилах? Но мне это кровопускание даже полезно. Не правда ли, доктор? Помоги мне сесть на дрожки и не предавайся меланхолии. Завтра я буду здоров. Вот так; прекрасно. Трогай, кучер.

Николай Петрович пошел за дрожками; Базаров остался было назади

PЯ должен вас просить заняться братом,P сказал ему Николай Петрович,P пока нам из города привезут другого врача.

Базаров молча наклонил голову.

Час спустя Павел Петрович уже лежал в постели с искусно забинтованною ногой. Весь дом переполошился; Фенечке сделалось дурно. Николай Петрович втихомолку ломал себе руки, а Павел Петрович смеялся, шутил, особенно с Базаровым; надел тонкую батистовую рубашку, щегольскую утреннюю курточку и феску, не позволил опускать шторы окон и забавно жаловался на необходимость воздержаться от пищи.

К ночи с ним, однако, сделался жар; голова у него заболела. Явился доктор из города. (Николай Петрович не послушался брата, да и сам Базаров этого желал; он целый день сидел у себя в комнате, весь желтый и злой, и только на самое короткое время забегал к больному; раза два ему случилось встретиться с Фенечкой, но она с ужасом от него отскакивала.) Новый доктор посоветовал прохладительные питья, а в прочем подтвердил уверения Базарова, что опасности не предвидится никакой. Николай Петрович сказал ему, что брат сам себя поранил по неосторожности, на что доктор отвечал: [Гм!k но, получив тут же в руку двадцать пять рублей серебром, промолвил: [Скажите! это часто случается, точноk.

Никто в доме не ложился и не раздевался. Николай Петрович то и дело входил на цыпочках к брату и на цыпочках выходил от него; тот забывался, слегка охал, говорил ему по-французски: [Conchez-vousk[42 - Ложитесь (франц.)],P и просил пить. Николай Петрович заставил раз Фенечку поднести ему стакан лимонаду; Павел Петрович посмотрел на нее пристально и выпил стакан до дна. К утру жар немного усилился, показался легкий бред. Сперва Павел Петрович произносил несвязные слова; потом он вдруг открыл глаза и, увидав возле своей постели брата, заботливо наклонившегося над ним, промолвил:

PА не правда ли, Николай, в Фенечке есть что-то общее с Нелли?

PС какою Нелли, Паша?

PКак это ты спрашиваешь? С княгинею Р Особенно в верхней части лица. C'est de la meme famille.[43 - В том же роде (франц.)]

Николай Петрович ничего не отвечал, а сам про себя подивился живучести старых чувств в человеке.

[Вот когда всплылоk,P подумал он.

PАх, как я люблю это пустое существо!P простонал Павел Петрович, тоскливо закидывая руки за голову.P Я не потерплю, чтобы какой-нибудь наглец посмел коснуться лепетал он несколько мгновений спустя.

Николай Петрович только вздохнул; он и не подозревал, к кому относились эти слова.

Базаров явился к нему на другой день, часов в восемь. Он успел уже уложиться и выпустить на волю всех своих лягушек, насекомых и птиц.

PВы пришли со мной проститься?P проговорил Николай Петрович, поднимаясь ему навстречу.

PТочно так-с.

PЯ вас понимаю и одобряю вас вполне. Мой бедный брат, конечно, виноват: за то он и наказан. Он мне сам сказал, что поставил вас в невозможность иначе действовать. Я верю, что вам нельзя было избегнуть этого поединка, который который до некоторой степени объясняется одним лишь постоянным антагонизмом ваших взаимных воззрений. (Николай Петрович путался в своих словах.) Мой брат человек прежнего закала, вспыльчивый и упрямый Слава Богу, что еще так кончилось. Я принял все нужные меры к избежанию огласки

PЯ вам оставлю свой адрес на случай, если выйдет история,P заметил небрежно Базаров.

PЯ надеюсь, что никакой истории не выйдет, Евгений Васильич Мне очень жаль, что ваше пребывание в моем доме получило такое такой конец. Мне это тем огорчительнее, что Аркадий

PЯ, должно быть, с ним увижусь,P возразил Базаров, в котором всякого рода [объясненияk и [изъявленияk постоянно возбуждали нетерпеливое чувство,P в противном случае прошу вас поклониться ему от меня и принять выражения моего сожаления.

PИ я прошу ответил с поклоном Николай Петрович. Но Базаров не дождался конца его фразы и вышел.

Узнав об отъезде Базарова, Павел Петрович пожелал его видеть и пожал ему руку. Но Базаров и тут остался холоден как лед; он понимал, что Павлу Петровичу хотелось повеликодушничать. С Фенечкой ему не удалось проститься: он только переглянулся с нею из окна. Ее лицо показалось ему печальным. [Пропадет, пожалуй!P сказал он про себя Ну, выдерется как-нибудь!k Зато Петр расчувствовался до того, что плакал у него на плече, пока Базаров не охладил его вопросом: [Не на мокром ли месте у него глаза?k а Дуняша принуждена была убежать в рощу, чтобы скрыть свое волнение. Виновник всего этого горя взобрался на телегу, закурил сигару, и когда на четвертой версте, при повороте дороги, в последний раз предстала его глазам развернутая в одну линию кирсановская усадьба с своим новым господским домом, он только сплюнул и, пробормотав: [Барчуки проклятыеk,P плотнее завернулся в шинель.

Павлу Петровичу скоро полегчило; но в постели пришлось ему пролежать около недели. Он переносил свой, как он выражался, плен довольно терпеливо, только уж очень возился с туалетом и все приказывал курить одеколоном. Николай Петрович читал ему журналы, Фенечка ему прислуживала по-прежнему, приносила бульон, лимонад, яйца всмятку, чай; но тайный ужас овладевал ею каждый раз, когда она входила в его комнату. Неожиданный поступок Павла Петровича запугал всех людей в доме, а ее больше

Втр 02 Июл 2013 06:52:23

10


общественному благу (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:52:33

XXV


В Никольском, в саду, в тени высокого ясеня, сидели на дерновой скамейке Катя с Аркадием; на земле возле них поместилась Фифи, придав своему длинному телу тот изящный поворот, который у охотников слывет [русачьей полежкойk. И Аркадий и Катя молчали; он держал в руках полураскрытую книгу, а она выбирала из корзинки оставшиеся в ней крошки белого хлеба и бросала их небольшой семейке воробьев, которые, с свойственной им трусливою дерзостью, прыгали и чирикали у самых ее ног. Слабый ветер, шевеля в листьях ясеня, тихонько двигал взад и вперед, и по темной дорожке, и по желтой спине Фифи, бледно-золотые пятна света; ровная тень обливала Аркадия и Катю; только изредка в ее волосах зажигалась яркая полоска. Они молчали оба; но именно в том, как они молчали, как они сидели рядом, сказывалось доверчивое сближение; каждый из них как будто и не думал о своем соседе, а втайне радовался его близости. И лица их изменились с тех пор, как мы их видели в последний раз: Аркадий казался спокойнее, Катя оживленнее, смелей.

PНе находите ли вы,P начал Аркадий,P что ясень по-русски очень хорошо назван: ни одно дерево так легко и ясно не сквозит на воздухе, как он.

Катя подняла глаза кверху и промолвила: [Даk, а Аркадий подумал: [Вот эта не упрекает меня за то, что я красиво выражаюсьk.

PЯ не люблю Гейне,P заговорила Катя, указывая глазами на книгу, которую Аркадий держал в руках,P ни когда он смеется, ни когда он плачет; я его люблю, когда он задумчив и грустит.

PА мне нравится, когда он смеется,P заметил Аркадий.

PЭто в вас еще старые следы вашего сатирического направления ([Старые следы!P подумал Аркадий.P Если б Базаров это слышал!k) Погодите, мы вас переделаем.

PКто меня переделает? Вы?

PКто?P Сестра; Порфирий Платонович, с которым вы уже не ссоритесь; тетушка, которую вы третьего дня проводили в церковь.

PНе мог же я отказаться! А что касается до Анны Сергеевны, она сама, вы помните, во многом соглашалась с Евгением.

PСестра находилась тогда под его влиянием, так же как и вы.

PКак и я! Разве вы замечаете, что я уже освободился из-под его влияния?

Катя промолчала.

PЯ знаю,P продолжал Аркадий,P он вам никогда не нравился.

PЯ не могу судить о нем.

PЗнаете ли что, Катерина Сергеевна? Всякий раз, когда я слышу этот ответ, я ему не верю Нет такого человека, о котором каждый из нас не мог бы судить! Это просто отговорка.

PНу, так я вам скажу, что он не то что мне не нравится, а я чувствую, что и он мне чужой, и я ему чужая да и вы ему чужой.

PЭто почему?

PКак вам сказать Он хищный, а мы с вами ручные.

PИ я ручной?

Катя кивнула головой.

Аркадий почесал у себя за ухом.

PПослушайте, Катерина Сергеевна: ведь это, в сущности, обидно.

PРазве вы хотели бы быть хищным?

PХищным нет, но сильным, энергическим.

PЭтого нельзя хотеть Вот ваш приятель этого и не хочет, а в нем это есть.

PГм! Так вы полагаете, что он имел большое влияние на Анну Сергеевну?

PДа. Но над ней никто долго взять верх не может,P прибавила Катя вполголоса.

PПочему вы это думаете?

PОна очень горда я не то хотела сказать она очень дорожит своею независимостью.

PКто же ею не дорожит?P спросил Аркадий, а у самого в уме мелькнуло: [На что она?k [На что она?k мелькнуло и у Кати. Молодым людям, которые часто и дружелюбно сходятся, беспрестанно приходят одни и те же мысли.

Аркадий улыбнулся и, слегка придвинувшись к Кате, промолвил шепотом:

PСознайтесь, что вы немножко ее боитесь.

PКого?

PЕе,P значительно повторил Аркадий.

PА вы?P в свою очередь спросила Катя.

PИ я; заметьте, я сказал: и я.

Катя погрозила ему пальцем.

PЭто меня удивляет,P начала она,P никогда сестра так не была расположена к вам, как именно теперь, гораздо больше, чем в первый ваш приезд.

PВот как!

PА вы этого не заметили? Вас это не радует?

Аркадий задумался.

PЧем я мог заслужить благоволение Анны Сергеевны? Уж не тем ли, что привез ей письма вашей матушки?

PИ этим, и другие есть причины, которых я не скажу.

PЭто почему?

PНе скажу.

PО! я знаю: вы очень упрямы.

PУпряма.

PИ наблюдательны.

Катя посмотрела сбоку на Аркадия.

PМожет быть, вас это сердит? О чем вы думаете?

PЯ думаю о том, откуда могла прийти вам эта наблюдательность, которая действительно есть в вас. Вы так пугливы, недоверчивы; всех чуждаетесь

PЯ много жила одна: поневоле размышлять станешь. Но разве я всех чуждаюсь?

Аркадий бросил признательный взгляд на Катю.

PВсе это прекрасно,P продолжал он,P но люди в вашем положении, я хочу сказать с вашим состоянием, редко владеют этим даром; до них, как до царей, истине трудно дойти.

PДа ведь я не богатая.

Аркадий изумился и не сразу понял Катю. [И в самом деле, имение-то все сестрино!k пришло ему в голову; эта мысль ему не была неприятна.

PКак вы это хорошо сказали!P промолвил он.

PА что?

PСказали хорошо; просто, не стыдясь и не рисуясь. Кстати: я воображаю, в чувстве человека, который знает и говорит, что он беден, должно быть что-то особенное, какое-то своего рода тщеславие.

PЯ ничего этого не испытала по милости сестры; я упомянула о своем состоянии только потому, что к слову пришлось.

PТак; но сознайтесь, что и в вас есть частица того тщеславия, о котором я сейчас говорил.

PНапример?

PНапример, ведь вы,P извините мой вопрос,P вы бы не пошли замуж за богатого человека?

PЕсли б я его очень любила Нет, кажется, и тогда бы не пошла.

PА! вот видите!P воскликнул Аркадий и, погодя немного, прибавил: А отчего бы вы за него не пошли?

PОттого, что и в песне про неровнюшку поется.

PВы, может быть, хотите властвовать или

PО нет! к чему это? Напротив, я готова покоряться, только неравенство тяжело. А уважать себя и покоряться это я понимаю; это счастье; но подчиненное существование Нет, довольно и так.

PДовольно и так,P повторил за Катей Аркадий.P Да, да,P продолжал он,P вы недаром одной крови с Анной Сергеевной; вы так же самостоятельны, как она; но вы более скрытны. Вы, я уверен, ни за что первая не выскажете своего чувства, как бы оно ни было сильно и свято

PДа как же иначе?P спросила Катя.

PВы одинаково умны; у вас столько же, если не больше, характера, как у ней

PНе сравнивайте меня с сестрой, пожалуйста,P поспешно перебила Катя,P это для меня слишком невыгодно. Вы как будто забыли, что сестра и красавица, и умница, и вам в особенности, Аркадий Николаевич, не следовало бы говорить такие слова, и еще с таким серьезным лицом.

PЧто значит это: вам в особенности,P и из чего вы заключаете, что я шучу?

PКонечно, вы шутите.

PВы думаете? А что, если я убежден в том, что я говорю? Если я нахожу, что я еще не довольно сильно выразился?

PЯ вас не понимаю.

PВ самом деле? Ну, теперь я вижу: я точно слишком превозносил вашу наблюдательность.

PКак?

Аркадий ничего не ответил и отвернулся, а Катя отыскала в корзинке еще несколько крошек и начала бросать их воробьям; но взмах ее руки был слишком силен, и они улетали прочь, не успевши клюнуть.

PКатерина Сергеевна!P заговорил вдруг Аркадий,P вам это, вероятно, все равно: но знайте, что я вас не только на вашу сестру,P ни на кого в свете не променяю.

Он встал и быстро удалился, как бы испугавшись сло

Втр 02 Июл 2013 06:52:41
шие, словно вдавленные глаза глядели пристально и беспокойно, и смеялся он беспокойно: каким-то коротким, деревянным смехом.

PПоверите ли,P продолжал он,P что когда при мне Евгений Васильевич в первый раз сказал, что не должно признавать авторитетов, я почувствовал такой восторг словно прозрел! [Вот,P подумал я,P наконец нашел я человека!k Кстати, Евгений Васильевич, вам непременно надобно сходить к одной здешней даме, которая совершенно в состоянии понять вас и для которой ваше посещение будет настоящим праздником; вы, я думаю, слыхали о ней?

PКто такая?P произнес нехотя Базаров.

PКукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура, emancipee[16 - свободная от предрассудков (франц.)] в истинном смысле слова, передовая женщина. Знаете ли что? Пойдемте теперь к ней все вместе. Она живет отсюда в двух шагах. Мы там позавтракаем. Ведь вы еще не завтракали?

PНет еще.

PНу и прекрасно. Она, вы понимаете, разъехалась с мужем, ни от кого не зависит.

PХорошенькая она?P перебил Базаров.

PН нет, этого нельзя сказать.

PТак для какого же дьявола вы нас к ней зовете?

PНу, шутник, шутник Она нам бутылку шампанского поставит.

PВот как! Сейчас виден практический человек. Кстати, ваш батюшка все по откупам?

PПо откупам,P торопливо проговорил Ситников и визгливо засмеялся.P Что же? идет?

PНе знаю, право.

PТы хотел людей смотреть, ступай,P заметил вполголоса Аркадий.

PА вы-то что ж, господин Кирсанов?P подхватил Ситников.P Пожалуйте и вы, без вас нельзя.

PДа как же это мы все разом нагрянем?

PНичего! Кукшина человек чудный.

PБутылка шампанского будет?P спросил Базаров.

PТри!P воскликнул Ситников.P За это я ручаюсь!

PЧем?

PСобственною головою.

PЛучше бы мошною батюшки. А впрочем, пойдем.

Втр 02 Июл 2013 06:52:51
всех; один Прокофьич не смутился и толковал, что и в его время господа дирывались, [только благородные господа между собою, а этаких прощелыг они бы за грубость на конюшне отодрать велелиk.

Совесть почти не упрекала Фенечку, но мысль о настоящей причине ссоры мучила ее по временам; да и Павел Петрович глядел на нее так странно так, что она, даже обернувшись к нему спиною, чувствовала на себе его глаза. Она похудела от непрестанной внутренней тревоги и, как водится, стала еще милей.

Однажды дело было утром Павел Петрович хорошо себя чувствовал и перешел с постели на диван, а Николай Петрович, осведомившись об его здоровье, отлучился на гумно. Фенечка принесла чашку чаю и, поставив ее на столик, хотела было удалиться. Павел Петрович ее удержал.

PКуда вы так спешите, Федосья Николаевна?P начал он.P Разве у вас дело есть?

PНет-с да-с Нужно там чай разливать.

PДуняша это без вас сделает; посидите немножко с больным человеком. Кстати, мне нужно поговорить с вами.

Фенечка молча присела на край кресла.

PПослушайте,P промолвил Павел Петрович и подергал свои усы,P я давно хотел у вас спросить: вы как будто меня боитесь?

PЯ-с?..

PДа, вы. Вы на меня никогда не смотрите, точно у вас совесть не чиста.

Фенечка покраснела, но взглянула на Павла Петровича. Он показался ей каким-то странным, и сердце у ней тихонько задрожало.

PВедь у вас совесть чиста?P спросил он ее.

PОтчего же ей не быть чистою?P шепнула она.

PМало ли отчего! Впрочем, перед кем можете вы быть виноватою? Передо мной? Это невероятно. Перед другими лицами здесь в доме? Это тоже дело несбыточное. Разве перед братом? Но ведь вы его любите?

PЛюблю.

PВсей душой, всем сердцем?

PЯ Николая Петровича всем сердцем люблю.

PПраво? Посмотрите-ка на меня, Фенечка (он в первый раз так назвал ее). Вы знаете большой грех лгать!

PЯ не лгу, Павел Петрович. Мне Николая Петровича не любить да после этого мне и жить не надо!

PИ ни на кого вы его не променяете?

PНа кого ж могу я его променять?

PМало ли на кого! Да вот хоть бы на этого господина, что отсюда уехал.

Фенечка встала.

PГосподи Боже мой, Павел Петрович, за что вы меня мучите? Что я вам сделала? Как это можно такое говорить?..

PФенечка,P промолвил печальным голосом Павел Петрович,P ведь я видел

PЧто вы видели-с?

PДа там в беседке.

Фенечка зарделась вся до волос и до ушей.

PА чем же я тут виновата?P произнесла она с трудом.

Павел Петрович приподнялся.

PВы не виноваты? Нет? Нисколько?

PЯ Николая Петровича одного на свете люблю и век любить буду!P проговорила с внезапною силой Фенечка, между тем как рыданья так и поднимали ее горло,P а что вы видели, так я на Страшном суде скажу, что вины моей в том нет и не было, и уж лучше мне умереть сейчас, коли меня в таком деле подозревать могут, что я перед моим благодетелем, Николаем Петровичем

Но тут голос изменил ей, и в то же время она почувствовала, что Павел Петрович ухватил и стиснул ее руку Она посмотрела на него, и так и окаменела. Он стал еще бледнее прежнего; глаза его блистали, и, что всего было удивительнее, тяжелая, одинокая слеза катилась по его щеке.

PФенечка!P сказал он каким-то чудным шепотом,P любите, любите моего брата! Он такой добрый, хороший человек! Не изменяйте ему ни для кого на свете, не слушайте ничьих речей! Подумайте, что может быть ужаснее, как любить и не быть любимым! Не покидайте никогда моего бедного Николая!

Глаза высохли у Фенечки, и страх ее прошел, до того велико было ее изумление. Но что сталось с ней, когда Павел Петрович, сам Павел Петрович прижал ее руку к своим губам и так и приник к ней, не целуя ее и только изредка судорожно вздыхая

[Господи!P подумала она,P уж не припадок ли с ним?..k

А в это мгновение целая погибшая жизнь в нем трепетала.

Лестница заскрипела под быстрыми шагами Он оттолкнул ее от себя прочь и откинулся головой на подушку. Дверь растворилась и веселый, свежий, румяный появился Николай Петрович. Митя, такой же свежий и румяный, как и отец, подпрыгивал в одной рубашечке на его груди, цепляясь голыми ножками за большие пуговицы его деревенского пальто.

Фенечка так и бросилась к нему и, обвив руками и его и сына, припала головой к его плечу. Николай Петрович удивился: Фенечка, застенчивая и скромная, никогда не ласкалась к нему в присутствии третьего лица.

PЧто с тобой?P промолвил он и, глянув на брата, передал ей Митю.P Ты не хуже себя чувствуешь?P спросил он, подходя к Павлу Петровичу.

Тот уткнул лицо в батистовый платок.

PНет так ничего Напротив, мне гораздо лучше.

PТы напрасно поспешил перейти на диван. Ты куда?P прибавил Николай Петрович, оборачиваясь к Фенечке; но та уже захлопнула за собою дверь.P Я было принес показать тебе моего богатыря, он соскучился по своем дяде. Зачем это она унесла его? Однако что с тобой? Произошло у вас тут что-нибудь, что ли?

PБрат!P торжественно проговорил Павел Петрович.

Николай Петрович дрогнул. Ему стало жутко, он сам не понимал почему.

PБрат,P повторил Павел Петрович,P дай мне слово исполнить одну мою просьбу.

PКакую просьбу? Говори.

PОна очень важна; от нее, по моим понятиям, зависит все счастье твоей жизни. Я все это время много размышлял о том, что я хочу теперь сказать тебе Брат, исполни обязанность твою, обязанность честного и благородного человека, прекрати соблазн и дурной пример, который подается тобою, лучшим из людей!

PЧто ты хочешь сказать, Павел?

PЖенись на Фенечке Она тебя любит, она мать твоего сына.

Николай Петрович отступил на шаг и всплеснул руками.

PТы это говоришь, Павел? ты, которого я считал всегда самым непреклонным противником подобных браков! Ты это говоришь! Но разве ты не знаешь, что единственно из уважения к тебе я не исполнил того, что ты так справедливо назвал моим долгом!

PНапрасно ж ты уважал меня в этом случае,P возразил с унылою улыбкою Павел Петрович.P Я начинаю думать, что Базаров был прав, когда упрекал меня в аристократизме. Нет, милый брат, полно нам ломаться и думать о свете: мы люди уже старые и смирные; пора нам отложить в сторону всякую суету. Именно, как ты говоришь, станем исполнять наш долг; и посмотри, мы еще и счастье получим в придачу.

Николай Петрович бросился обнимать своего брата.

PТы мне окончательно открыл глаза!P воскликнул он.P Я недаром всегда утверждал, что ты самый добрый и умный человек в мире; а теперь я вижу, что ты такой же благоразумный, как и великодушный.

PТише, тише,P перебил его Павел Петрович.P Не развереди ногу твоего благоразумного брата, который под пятьдесят лет дрался на дуэли, как прапорщик. Итак, это дело решенное: Фенечка будет моею belle-soeur[44 - свояченицей (франц.)].

PДорогой мой Павел! Но что скажет Аркадий?

PАркадий? Он восторжествует, помилуй! Брак не в его принсипах, зато чувство равенства будет в нем польщено. Да и действительно, что за касты au dixneuvieme siecle[45 - в девятнадцатом веке (франц.)]?

PАх, Павел, Павел! дай мне еще раз тебя поцеловать. Не бойся, я осторожно.

Братья обнялись.

PКак ты полагаешь, не объявить ли ей твое намерение теперь же?P спросил Павел Петрович.

PК чему спешить?P возразил Николай Петрович.P Разве у вас был разговор?

PРазговор у нас?

Втр 02 Июл 2013 06:52:53

24


безусловно (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:53:03
в, сорвавшихся у него с языка.

А Катя уронила обе руки вместе с корзинкой на колени и, наклонив голову, долго смотрела вслед Аркадию. Понемногу алая краска чуть-чуть выступила на ее щеки; но губы не улыбались, и темные глаза выражали недоумение и какое-то другое, пока еще безымянное чувство.

PТы одна?P раздался возле нее голос Анны Сергеевны.P Кажется, ты пошла в сад с Аркадием.

Катя не спеша перевела свои глаза на сестру (изящно, даже изысканно одетая, она стояла на дорожке и кончиком раскрытого зонтика шевелила уши Фифи) и не спеша промолвила:

PЯ одна.

PЯ это вижу,P отвечала та со смехом,P он, стало быть, ушел к себе?

PДа.

PВы вместе читали?

PДа.

Анна Сергеевна взяла Катю за подбородок и приподняла ее лицо.

PВы не поссорились, надеюсь?

PНет,P сказала Катя и тихо отвела сестрину руку.

PКак ты торжественно отвечаешь! Я думала найти его здесь и предложить ему пойти гулять со мною. Он сам меня все просит об этом. Тебе из города привезли ботинки, поди примерь их: я уже вчера заметила, что твои прежние совсем износились. Вообще ты не довольно этим занимаешься, а у тебя еще такие прелестные ножки! И руки твои хороши только велики; так надо ножками брать. Но ты у меня не кокетка.

Анна Сергеевна отправилась дальше по дорожке, слегка шумя своим красивым платьем; Катя поднялась со скамейки и, взяв с собою Гейне, ушла тоже только не примерять ботинки.

[Прелестные ножки,P думала она, медленно и легко всходя по раскаленным от солнца каменным ступеням террасы,P прелестные ножки, говорите вы Ну, он и будет у нихk.

Но ей тотчас стало стыдно, и она проворно побежала вверх.

Аркадий пошел по коридору к себе в комнату; дворецкий нагнал его и доложил, что у него сидит господин Базаров.

PЕвгений!P пробормотал почти с испугом Аркадий,P давно ли он приехал?

PСию минуту пожаловали и приказали о себе Анне Сергеевне не докладывать, а прямо к вам себя приказали провести.

[Уж не несчастье ли какое у нас дома?P подумал Аркадий и, торопливо взбежав по лестнице, разом отворил дверь. Вид Базарова тотчас его успокоил, хотя более опытный глаз, вероятно, открыл бы в энергической по-прежнему, но осунувшейся фигуре нежданного гостя признаки внутреннего волнения. С пыльною шинелью на плечах, с картузом на голове, сидел он на оконнице; он не поднялся и тогда, когда Аркадий бросился с шумными восклицаниями к нему на шею.

PВот неожиданно! Какими судьбами!P твердил он, суетясь по комнате, как человек, который и сам воображает и желает показать, что он радуется.P Ведь у нас все в доме благополучно, все здоровы, не правда ли?

PВсе у вас благополучно, но не все здоровы,P проговорил Базаров.P А ты не тараторь, вели принести мне квасу, присядь и слушай, что я тебе сообщу в немногих, но, надеюсь, довольно сильных выражениях.

Аркадий притих, а Базаров рассказал ему свою дуэль с Павлом Петровичем. Аркадий очень удивился и даже опечалился; но не почел нужным это выказать; он только спросил, действительно ли не опасна рана его дяди? и, получив ответ, что она самая интересная, только не в медицинском отношении, принужденно улыбнулся, а на сердце ему и жутко сделалось, и как-то стыдно. Базаров как будто его понял.

PДа, брат,P промолвил он,P вот что значит с феодалами пожить. Сам в феодалы попадешь и в рыцарских турнирах участвовать будешь. Ну-с, вот я и отправился к [отцамk,P так заключил Базаров,P и на дороге завернул сюда чтобы все это передать, сказал бы я, если б я не почитал бесполезную ложь глупостью. Нет, я завернул сюда черт знает зачем. Видишь ли, человеку иногда полезно взять себя за хохол да выдернуть себя вон, как редьку из гряды; это я совершил на днях Но мне захотелось взглянуть еще раз на то, с чем я расстался, на ту гряду, где я сидел.

PЯ надеюсь, что эти слова ко мне не относятся,P возразил с волнением Аркадий,P я надеюсь, что ты не думаешь расстаться со мной.

Базаров пристально, почти пронзительно взглянул на него.

PБудто это так огорчит тебя? Мне сдается, что ты уже расстался со мною. Ты такой свеженький да чистенький должно быть, твои дела с Анной Сергеевной идут отлично.

PКакие мои дела с Анной Сергеевной?

PДа разве ты не для нее сюда приехал из города, птенчик? Кстати, как там подвизаются воскресные школы? Разве ты не влюблен в нее? Или уже тебе пришла пора скромничать?

PЕвгений, ты знаешь, я всегда был откровенен с тобою; могу тебя уверить, божусь тебе, что ты ошибаешься.

PГм! Новое слово,P заметил вполголоса Базаров.P Но тебе не для чего горячиться, мне ведь это совершенно все равно. Романтик сказал бы: я чувствую, что наши дороги начинают расходиться, а я просто говорю, что мы друг другу приелись.

PЕвгений

PДуша моя, это не беда; то ли еще на свете приедается! А теперь, я думаю, не проститься ли нам? С тех пор как я здесь, я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше. Кстати ж, я не велел откладывать лошадей.

PПомилуй, это невозможно!

PА почему?

PЯ уже не говорю о себе; но это будет в высшей степени невежливо перед Анной Сергеевной, которая непременно пожелает тебя видеть.

PНу, в этом ты ошибаешься.

PА я, напротив, уверен, что я прав,P возразил Аркадий.P И к чему ты притворяешься? Уж коли на то пошло, разве ты сам не для нее сюда приехал?

PЭто, может быть, и справедливо, но ты все-таки ошибаешься.

Но Аркадий был прав. Анна Сергеевна пожелала повидаться с Базаровым и пригласила его к себе через дворецкого. Базаров переоделся, прежде чем пошел к ней: оказалось, что он уложил свое новое платье так, что оно было у него под рукою.

Одинцова его приняла не в той комнате, где он так неожиданно объяснился ей в любви, а в гостиной. Она любезно протянула ему кончики пальцев, но лицо ее выражало невольное напряжение.

PАнна Сергеевна,P поторопился сказать Базаров,P прежде всего я должен вас успокоить. Перед вами смертный, который сам давно опомнился и надеется, что и другие забыли его глупости. Я уезжаю надолго, и согласитесь, хоть я и не мягкое существо, но мне было бы невесело унести с собою мысль, что вы вспоминаете обо мне с отвращением.

Анна Сергеевна глубоко вздохнула, как человек, только что взобравшийся на высокую гору, и лицо ее оживилось улыбкой. Она вторично протянула Базарову руку, и отвечала на его пожатие.

PКто старое помянет, тому глаз вон,P сказала она,P тем более что, говоря по совести, и я согрешила тогда если не кокетством, так чем-то другим. Одно слово: будемте приятелями по-прежнему. То был сон, не правда ли? А кто же сны помнит?

PКто их помнит? Да притом любовь ведь это чувство напускное.

PВ самом деле? Мне очень приятно это слышать.

Так выражалась Анна Сергеевна, и так выражался Базаров; они оба думали, что говорили правду. Была ли правда, полная правда, в их словах? Они сами этого не знали, а автор и подавно. Но беседа у них завязалась такая, как будто они совершенно поверили друг другу.

Анна Сергеевна спросила, между прочим, Базарова, что он делал у Кирсановых? Он чуть было не рассказал ей о своей дуэли с Павлом Петровичем, но удержался при мысли, как бы она не подумала, что он интересничает, и отвечал ей, что он все это время работал.

PА я,P промолвила Анна Сергеевна,P сперва хандрила, Б

Втр 02 Июл 2013 06:53:18

34


отправился к праотцам (лат.)

Втр 02 Июл 2013 06:53:21
Quelle idee![46 - Что за мысль! (франц.)]

PНу и прекрасно. Прежде всего выздоравливай, а это от нас не уйдет, надо подумать хорошенько, сообразить

PНо ведь ты решился?

PКонечно, решился и благодарю тебя от души. Я теперь тебя оставлю, тебе надо отдохнуть; всякое волнение тебе вредно Но мы еще потолкуем. Засни, душа моя, и дай Бог тебе здоровья!

[За что он меня так благодарит?P подумал Павел Петрович, оставшись один.P Как будто это не от него зависело! А я, как только он женится, уеду куда-нибудь подальше, в Дрезден или во Флоренцию, и буду там жить, пока околеюk.

Павел Петрович помочил себе лоб одеколоном и закрыл глаза. Освещенная ярким дневным светом, его красивая, исхудалая голова лежала на белой подушке, как голова мертвеца Да он и был мертвец.

Втр 02 Июл 2013 06:53:24

50


Сударь, по-видимому, владеет немецким языком (нем.)

Втр 02 Июл 2013 06:53:34
ог знает отчего, даже за границу собиралась, вообразите!.. Потом это прошло; ваш приятель, Аркадий Николаич, приехал, и я опять попала в свою колею, в свою настоящую роль.

PВ какую это роль, позвольте узнать?

PРоль тетки, наставницы, матери, как хотите назовите. Кстати, знаете ли, что я прежде хорошенько не понимала вашей тесной дружбы с Аркадием Николаичем; я находила его довольно незначительным. Но теперь я его лучше узнала и убедилась, что он умен А главное, он молод, молод не то, что мы с вами, Евгений Васильич.

PОн все так же робеет в вашем присутствии?P спросил Базаров.

PА разве начала было Анна Сергеевна и, подумав немного, прибавила: Теперь он доверчивее стал, говорит со мною. Прежде он избегал меня. Впрочем, и я не искала его общества. Они большие приятели с Катей.

Базарову стало досадно. [Не может женщина не хитрить!k подумал он.

PВы говорите, он избегал вас,P произнес он с холодною усмешкой,P но, вероятно, для вас не осталось тайной, что он был в вас влюблен?

PКак? и он?P сорвалось у Анны Сергеевны.

PИ он,P повторил Базаров с смиренным поклоном.P Неужели вы этого не знали и я вам сказал новость?

Анна Сергеевна опустила глаза.

PВы ошибаетесь, Евгений Васильич.

PНе думаю. Но, может быть, мне не следовало упоминать об этом.P [А ты вперед не хитриk,P прибавил он про себя.

PОтчего не упоминать? Но я полагаю, что вы и тут придаете слишком большое значение мгновенному впечатлению. Я начинаю подозревать, что вы склонны к преувеличению.

PНе будемте лучше говорить об этом, Анна Сергеевна.

PОтчего же?P возразила она, а сама перевела разговор на другую дорогу. Ей все-таки было неловко с Базаровым, хотя она и ему сказала, и сама себя уверила, что все позабыто. Меняясь с ним самыми простыми речами, даже шутя с ним, она чувствовала легкое стеснение страха. Так люди на пароходе, в море, разговаривают и смеются беззаботно, ни дать ни взять, как на твердой земле; но случись малейшая остановка, появись малейший признак чего-нибудь необычайного, и тотчас же на всех лицах выступит выражение особенной тревоги, свидетельствующее о постоянном сознании постоянной опасности.

Беседа Анны Сергеевны с Базаровым продолжалась недолго. Она начала задумываться, отвечать рассеянно и предложила ему, наконец, перейти в залу, где они нашли княжну и Катю. [А где же Аркадий Николаич?k спросила хозяйка и, узнав, что он не показывался уже более часа, послала за ним. Его не скоро нашли: он забрался в самую глушь сада и, опершись подбородком на скрещенные руки, сидел, погруженный в думы. Они были глубоки и важны, эти думы, но не печальны. Он знал, что Анна Сергеевна сидит наедине с Базаровым, и ревности он не чувствовал, как бывало; напротив, лицо его тихо светлело; казалось, он и дивился чему-то, и радовался, и решался на что-то.

Втр 02 Июл 2013 06:53:36
SAGE
SAGESAGESAGE....SAGE..................SAGE.........SAGESAGE................SAGE...............SAGESAGE
SAGE....................SAGE..................SAGE.......SAGE....SAGE...........SAGESAGE........SAGE......SAGE
SAGESAGESAGE....SAGESAGESAGE..SAGE.......SAGE....SAGE........SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGE........SAGE....SAGE........SAGE..SAGE......SAGE.....SAGE........SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGE........SAGE....SAGE........SAGE..SAGE...SAGESAGESAGESA....SAGE.......SAGE....SAGE......SAGE
SAGESAGESAGE....SAGESAGESAGE..SAGE...SAGE.............SAGE...SAGE.......SAGE......SAGESAGE

SAGE.....SAGE.....SAGE..........SAGE............SAGE....SAGESAGE........SAGE.......SAGE...........SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE......SAGESAGE.......SAGE...SAGE......SAGE.....SAGE.....SAGE.......SAGESAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE.....SAGE...SAGE.....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE.......SAGE..SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGESAGE.........SAGE........SAGESAGE.......SAGE....SAGE
SAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE.......SAGE..SAGE......SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE...SAGE......SAGE......SAGE.....SAGE....SAGESASAGE
.SAGESAGESAGESAGE.....SAGE.....SAGE....SAGE....SAGESAGE.........SAGE.......SAGE...SAGE.....SAGE

....SAGESAGE..................SAGE..................SAGESAGE........SAGESAGESAGE
SAGE........SAGE..........SAGESAGE.........SAGE........SAGE.....SAGE...............
....SAGE..................SAGE.........SAGE....SAGE.....................SAGE................
.........SAGE.............SAGE.........SAGE....SAGE.....................SAGESAGESAGE
................SAGE......SAGESAGESAGE.....SAGE.......SAGE......SAGE................
SAGE........SAGE......SAGE.........SAGE....SAGE..........SAGE...SAGE................
...SAGESAGE...........SAGE.........SAGE......SAGESAGESAGE...SAGESAGESAGE
1

Втр 02 Июл 2013 06:53:49

XIV


Несколько дней спустя состоялся бал у губернатора. Матвей Ильич был настоящим [героем праздникаk, губернский предводитель объявлял всем и каждому, что он приехал, собственно, из уважения к нему, а губернатор даже и на бале, даже оставаясь неподвижным, продолжал [распоряжатьсяk. Мягкость в обращении Матвея Ильича могла равняться только с его величавостью. Он ласкал всех одних с оттенком гадливости, других с оттенком уважения; рассыпался [en vrai chevalier francaisk[20 - как истинный кавалер-француз (франц.)] перед дамами и беспрестанно смеялся крупным, звучным и одиноким смехом, как оно и следует сановнику. Он потрепал по спине Аркадия и громко назвал его [племянничкомk, удостоил Базарова, облеченного в староватый фрак, рассеянного, но снисходительного взгляда вскользь, через щеку, и неясного, но приветливого мычанья, в котором только и можно было разобрать, что [яk да [ссьмаk; подал палец Ситникову и улыбнулся ему, но уже отвернув голову; даже самой Кукшиной, явившейся на бал безо всякой кринолины и в грязных перчатках, но с райскою птицею в волосах, даже Кукшиной он сказал: [Enchantek[21 - Очарован (франц.)]. Народу было пропасть, и в кавалерах не было недостатка; штатские более теснились вдоль стен, но военные танцевали усердно, особенно один из них, который прожил недель шесть в Париже, где он выучился разным залихватским восклицаньям вроде: [Zutk, [Ah fichtrrrek, [Pst, pst, mon bibik[22 - [Зютk, [Черт возьмиk, [Пст, пст, моя крошкаk (франц.)] и т.п. Он произносил их в совершенстве, с настоящим парижским шиком, и в то же время говорил [si j'auraisk вместо [si j'avaisk[23 - если б я имел (франц.)], [absolumentk[24 - безусловно (франц.)] в смысле: [непременноk, словом, выражался на том великорусско-французском наречии, над которым так смеются французы, когда они не имеют нужды уверять нашу братью, что мы говорим на их языке, как ангелы, [comme des angesk.

Аркадий танцевал плохо, как мы уже знаем, а Базаров вовсе не танцевал: они оба поместились в уголке; к ним присоединился Ситников. Изобразив на лице своем презрительную насмешку и отпуская ядовитые замечания, он дерзко поглядывал кругом и, казалось, чувствовал истинное наcлаждение. Вдруг лицо его изменилось и, обернувшись к Аркадию, он, как бы с смущением, проговорил: [Одинцова приехалаk.

Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в черном платье, остановившуюся в дверях залы. Она поразила его достоинством своей осанки. Обнаженные ее руки красиво лежали вдоль стройного стана; красиво падали с блестящих волос на покатые плечи легкие ветки фуксий; спокойно и умно, именно спокойно, а не задумчиво, глядели светлые глаза из-под немного нависшего белого лба, и губы улыбались едва заметною улыбкою. Какою-то ласковой и мягкой силой веяло от ее лица.

PВы с ней знакомы?P спросил Аркадий Ситникова.

PКоротко. Хотите, я вас представлю?

PПожалуй после этой кадрили.

Базаров также обратил внимание на Одинцову.

PЭто что за фигура?P проговорил он.P На остальных баб не похожа.

Дождавшись конца кадрили, Ситников подвел Аркадия к Одинцовой; но едва ли он был коротко с ней знаком: и сам он запутался в речах своих, и она глядела на него с некоторым изумлением. Однако лицо ее приняло радушное выражение, когда она услышала фамилию Аркадия. Она спросила его, не сын ли он Николая Петровича?

PТочно так.

PЯ видела вашего батюшку два раза и много слышала о нем,P продолжала она,P я очень рада с вами познакомиться.

В это мгновение подлетел к ней какой-то адъютант и пригласил ее на кадриль. Она согласилась.

PВы разве танцуете?P почтительно спросил Аркадий.

PТанцую. А вы почему думаете, что я не танцую? Или я вам кажусь слишком стара?

PПомилуйте, как можно Но в таком случае позвольте мне пригласить вас на мазурку.

Одинцова снисходительно усмехнулась.

PИзвольте,P сказал она и посмотрела на Аркадия не то чтобы свысока, а так, как замужние сестры смотрят на очень молоденьких братьев.

Одинцова была немного старше Аркадия, ей пошел двадцать девятый год, но в ее присутствии он чувствовал себя школьником, студентиком, точно разница лет между ними была гораздо значительнее. Матвей Ильич приблизился к ней с величественным видом и подобострастными речами. Аркадий отошел в сторону, но продолжал наблюдать за нею: он не спускал с нее глаз и во время кадрили. Она так же непринужденно разговаривала с своим танцором, как и с сановником, тихо поводила головой и глазами, и раза два тихо засмеялась. Нос у ней был немного толст, как почти у всех русских, и цвет кожи не был совершенно чист; со всем тем Аркадий решил, что он еще никогда не встречал такой прелестной женщины. Звук ее голоса не выходил у него из ушей; самые складки ее платья, казалось, ложились у ней иначе, чем у других, стройнее и шире, и движения ее были особенно плавны и естественны в одно и то же время.

Аркадий ощущал на сердце некоторую робость, когда, при первых звуках мазурки, он усаживался возле своей дамы и, готовясь вступить в разговор, только проводил рукой по волосам и не находил ни единого слова. Но он робел и волновался недолго; спокойствие Одинцовой сообщилось и ему: четверти часа не прошло, как уж он свободно рассказывал о своем отце, дяде, о жизни в Петербурге и в деревне. Одинцова слушала его с вежливым участием, слегка раскрывая и закрывая веер; болтовня его прерывалась, когда ее выбирали кавалеры; Ситников, между прочим, пригласил ее два раза. Она возвращалась, садилась снова, брала веер, и даже грудь ее не дышала быстрее, а Аркадий опять принимался болтать, весь проникнутый счастием находиться в ее близости, говорить с ней, глядя в ее глаза, в ее прекрасный лоб, во все ее милое, важное и умное лицо. Сама она говорила мало, но знание жизни сказывалось в ее словах; по иным ее замечаниям Аркадий заключил, что эта молодая женщина уже успела перечувствовать и передумать многое

PС кем вы это стояли,P спросила она его,P когда господин Ситников подвел вас ко мне?

PА вы его заметили?P спросил, в свою очередь, Аркадий.P Не правда ли, какое у него славное лицо? Это некто Базаров, мой приятель.

Аркадий принялся говорить о [своем приятелеk.

Он говорил о нем так подробно и с таким восторгом, что Одинцова обернулась к нему и внимательно на него посмотрела. Между тем мазурка приближалась к концу. Аркадию стало жалко расстаться с своей дамой: он так хорошо провел с ней около часа! Правда, он в течение всего этого времени постоянно чувствовал, как будто она к нему снисходила, как будто ему следовало быть ей благодарным но молодые сердца не тяготятся этим чувством.

Музыка умолкла.

PMerci,P промолвила Одинцова, вставая.P Вы обещали мне посетить меня, привезите же с собой и вашего приятеля. Мне будет очень любопытно видеть человека, который имеет смелость ни во что не верить.

Губернатор подошел к Одинцовой, объявил, что ужин готов, и с озабоченным лицом подал ей руку. Уходя, она обернулась, чтобы в последний раз улыбнуться и кивнуть Аркадию. Он низко поклонился, посмотрел ей вслед (как строен показался ему ее стан, облитый сероватым блеском черного шелка!) и, подумав: [В это мгновенье она уже забыла о моем существованииk,P почувствовал на душе какое-то изящное смирение

PНу что?P спросил Базаров

Втр 02 Июл 2013 06:53:49

XXVII


Старики Базаровы тем больше обрадовались внезапному приезду сына, чем меньше они его ожидали. Арина Власьевна до того переполошилась и взбегалась по дому, что Василий Иванович сравнил ее с [куропатицейk: куцый хвостик ее коротенькой кофточки действительно придавал ей нечто птичье. А сам он только мычал да покусывал сбоку янтарчик своего чубука да, прихватив шею пальцами, вертел головою, точно пробовал, хорошо ли она у него привинчена, и вдруг разевал широкий рот и хохотал безо всякого шума.

PЯ к тебе на целых шесть недель приехал, старина,P сказал ему Базаров,P я работать хочу, так ты уж, пожалуйста, не мешай мне.

PФизиономию мою забудешь, вот как я тебе мешать буду!P отвечал Василий Иванович.

Он сдержал свое обещание. Поместив сына по-прежнему в кабинет, он только что не прятался от него и жену свою удерживал от всяких лишних изъяснений нежности. [Мы, матушка моя,P говорил он ей,P в первый приезд Енюшки ему надоедали маленько: теперь надо быть умнейk. Арина Власьевна соглашалась с мужем, но немного от этого выигрывала, потому что видела сына только за столом и окончательно боялась с ним заговаривать. [Енюшенька!P бывало, скажет она,P а тот еще не успеет оглянуться, как уж она перебирает шнурками ридикюля и лепечет: Ничего, ничего, я так,P а потом отправится к Василию Ивановичу и говорит ему, подперши щеку: Как бы, голубчик, узнать: чего Енюша желает сегодня к обеду, щей или борщу? Да что ж ты у него сама не спросила? А надоем! Впрочем, Базаров скоро сам перестал запираться: лихорадка работы с него соскочила и заменилась тоскливою скукой и глухим беспокойством. Странная усталость замечалась во всех его движениях, даже походка его, твердая и стремительно смелая, изменилась. Он перестал гулять в одиночку и начал искать общества; пил чай в гостиной, бродил по огороду с Василием Ивановичем и курил с ним в молчанку; осведомился однажды об отце Алексее. Василий Иванович сперва обрадовался этой перемене, но радость его была непродолжительна. Енюша меня сокрушает,P жаловался он втихомолку жене,P он не то что недоволен или сердит, это бы еще ничего; он огорчен, он грустен вот что ужасно. Все молчит, хоть бы побранил нас с тобою; худеет, цвет лица такой нехороший.P Господи, Господи!P шептала старушка,P надела бы я ему ладанку на шею, да ведь он не позволит. Василий Иванович несколько раз пытался самым осторожным образом расспросить Базарова об его работе, об его здоровье, об Аркадии Но Базаров отвечал ему нехотя и небрежно и однажды, заметив, что отец в разговоре понемножку подо что-то подбирается, с досадой сказал ему: Что ты все около меня словно на цыпочках ходишь? Эта манера еще хуже прежней.P Ну, ну, ну, я ничего! поспешно отвечал бедный Василий Иванович. Так же бесплодны остались его политические намеки. Заговорив однажды, по поводу близкого освобождения крестьян, о прогрессе, он надеялся возбудить сочувствие своего сына; но тот равнодушно промолвил: Вчера я прохожу мимо забора и слышу, здешние крестьянские мальчики, вместо какой-нибудь старой песни, горланят: Время верное приходит, сердце чувствует любовь Вот тебе и прогресс.

Иногда Базаров отправлялся на деревню и, подтрунивая по обыкновению, вступал в беседу с каким-нибудь мужиком. [Ну,P говорил он ему,P излагай мне свои воззрения на жизнь, братец: ведь в вас, говорят, вся сила и будущность России, от вас начнется новая эпоха в истории,P вы нам дадите и язык настоящий, и законыk. Мужик либо не отвечал ничего, либо произносил слова вроде следующих: [А мы могим тоже, потому, значит какой положен у нас, примерно, приделk.P [Ты мне растолкуй, что такое есть ваш мир?P перебивал его Базаров,P и тот ли это самый мир, что на трех рыбах стоит?k

PЭто, батюшка, земля стоит на трех рыбах,P успокоительно, с патриархально-добродушною певучестью объяснял мужик,P а против нашего, то есть, миру, известно, господская воля; потому вы наши отцы. А чем строже барин взыщет, тем милее мужику.

Выслушав подобную речь, Базаров однажды презрительно пожал плечами и отвернулся, а мужик побрел восвояси.

PО чем толковал?P спросил у него другой мужик средних лет и угрюмого вида, издали, с порога своей избы, присутствовавший при беседе его с Базаровым.P О недоимке, что ль?

PКакое о недоимке, братец ты мой!P отвечал первый мужик, и в голосе его уже не было следа патриархальной певучести, а, напротив, слышалась какая-то небрежная суровость,P так, болтал кое-что; язык почесать захотелось. Известно, барин; разве он что понимает?

PГде понять!P отвечал другой мужик, и, тряхнув шапками и осунув кушаки, оба они принялись рассуждать о своих делах и нуждах. Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был все-таки чем-то вроде шута горохового

Впрочем, он нашел, наконец, себе занятие. Однажды, в его присутствии, Василий Иванович перевязывал мужику раненую ногу, но руки тряслись у старика, и он не мог справиться с бинтами; сын ему помог и с тех пор стал участвовать в его практике, не переставая в то же время подсмеиваться и над средствами, которые сам же советовал, и над отцом, который тотчас же пускал их в ход. Но насмешки Базарова нисколько не смущали Василия Ивановича; они даже утешали его. Придерживая свой засаленный шлафрок двумя пальцами на желудке и покуривая трубочку, он с наслаждением слушал Базарова, и чем больше злости было в его выходках, тем добродушнее хохотал, выказывая все свои черные зубы до единого, его осчастливленный отец. Он даже повторял эти, иногда тупые или бессмысленные, выходки и, например, в течение нескольких дней, ни к селу ни к городу, все твердил: [Ну, это дело девятое!k потому только, что сын его, узнав, что он ходил к заутрене, употребил это выражение. [Слава Богу! перестал хандрить!P шептал он своей супруге.P Как отделал меня сегодня, чудо!k Зато мысль, что он имеет такого помощника, приводила его в восторг, наполняла его гордостью. [Да, да,P говорил он какой-нибудь бабе в мужском армяке и рогатой кичке, вручая ей стклянку Гулярдовой воды или банку беленной мази,P ты, голубушка, должна ежеминутно Бога благодарить за то, что сын мой у меня гостит: по самой научной и новейшей методе тебя лечат теперь, понимаешь ли ты это? Император французов, Наполеон, и тот не имеет лучшего врачаk. А баба, которая приходила жаловаться, что ее [на колотики поднялоk (значения этих слов она, впрочем, сама растолковать не умела), только кланялась и лезла за пазуху, где у ней лежали четыре яйца, завернутые в конец полотенца.

Базаров раз даже вырвал зуб у заезжего разносчика с красным товаром, и, хотя этот зуб принадлежал к числу обыкновенных, однако Василий Иванович сохранил его как редкость и, показывая его отцу Алексею, беспрестанно повторял:

PВы посмотрите, что за корни! Этакая сила у Евгения! Краснорядец так на воздух и поднялся Мне кажется, дуб и тот бы вылетел вон!..

PПохвально!P промолвил, наконец, отец Алексей, не зная, что отвечать и как отделаться от пришедшего в экстаз старика.

Однажды мужичок соседней деревни привез к Василию Ивановичу своего брата, больного тифом. Лежа ни

Втр 02 Июл 2013 06:54:02

39


Имеющий уши да слышит! (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:54:19
чком на связке соломы, несчастный умирал; темные пятна покрывали его тело, он давно потерял сознание. Василий Иванович изъявил сожаление в том, что никто раньше не вздумал обратиться к помощи медицины, и объявил, что спасения нет. Действительно, мужичок не довез своего брата до дома: он так и умер в телеге.

Дня три спустя Базаров вошел к отцу в комнату и спросил, нет ли у него адского камня?

PЕсть; на что тебе?

PНужно ранку прижечь.

PКому?

PСебе.

PКак, себе! Зачем же это? Какая это ранка? Где она?

PВот тут, на пальце. Я сегодня ездил в деревню, знаешь откуда тифозного мужика привозили. Они почему-то вскрывать его собирались, а я давно в этом не упражнялся.

PНу?

PНу, вот я и попросил уездного врача; ну, и порезался.

Василий Иванович вдруг побледнел весь и, ни слова не говоря, бросился в кабинет, откуда тотчас же вернулся с кусочком адского камня в руке. Базаров хотел было взять его и уйти.

PРади самого Бога,P промолвил Василий Иванович,P позволь мне это сделать самому.

Базаров усмехнулся.

PЭкой ты охотник до практики!

PНе шути, пожалуйста. Покажи свой палец. Ранка-то не велика. Не больно?

PНапирай сильнее, не бойся.

Василий Иванович остановился.

PКак ты полагаешь, Евгений, не лучше ли нам прижечь железом?

PЭто бы раньше надо сделать; а теперь, по-настоящему, и адский камень не нужен. Если я заразился, так уж теперь поздно.

PКак поздно едва мог произнести Василий Иванович.

PЕще бы! с тех пор четыре часа прошло с лишком.

Василий Иванович еще немного прижег ранку.

PДа разве у уездного лекаря не было адского камня?

PНе было.

PКак же это, Боже мой! Врач и не имеет такой необходимой вещи?

PТы бы посмотрел на его ланцеты,P промолвил Базаров и вышел вон.

До самого вечера и в течение всего следующего дня Василий Иванович придирался ко всем возможным предлогам, чтобы входить в комнату сына, и хотя он не только не упоминал об его ране, но даже старался говорить о самых посторонних предметах, однако он так настойчиво заглядывал ему в глаза и так тревожно наблюдал за ним, что Базаров потерял терпение и погрозился уехать. Василий Иванович дал ему слово не беспокоиться, тем более что и Арина Власьевна, от которой он, разумеется, все скрыл, начинала приставать к нему, зачем он не спит и что с ним такое подеялось? Целых два дня он крепился, хотя вид сына, на которого он все посматривал украдкой, ему очень не нравился но на третий день за обедом не выдержал. Базаров сидел потупившись и не касался ни до одного блюда.

PОтчего ты не ешь, Евгений?P спросил он, придав своему лицу самое беззаботное выражение.P Кушанье, кажется, хорошо сготовлено.

PНе хочется, так и не ем.

PУ тебя аппетиту нету? А голова?P прибавил он робким голосом,P болит?

PБолит. Отчего ей не болеть?

Арина Власьевна выпрямилась и насторожилась.

PНе рассердись, пожалуйста, Евгений,P продолжал Василий Иванович,P но не позволишь ли ты мне пульс у тебя пощупать?

Базаров приподнялся.

PЯ и не щупая скажу тебе, что у меня жар.

PИ озноб был?

PБыл и озноб. Пойду прилягу, а вы мне пришлите липового чаю. Простудился, должно быть.

PТо-то я слышала, ты сегодня ночью кашлял,P промолвила Арина Власьевна.

PПростудился,P повторил Базаров и удалился.

Арина Власьевна занялась приготовлением чаю из липового цвету, а Василий Иванович вошел в соседнюю комнату и молча схватил себя за волосы.

Базаров уже не вставал в тот день и всю ночь провел в тяжелой, полузабывчивой дремоте. Часу в первом утра он, с усилием раскрыв глаза, увидел над собою при свете лампадки бледное лицо отца и велел ему уйти; тот повиновался, но тотчас же вернулся на цыпочках и, до половины заслонившись дверцами шкафа, неотвратимо глядел на своего сына. Арина Власьевна тоже не ложилась и, чуть отворив дверь кабинета, то и дело подходила послушать, [как дышит Енюшаk, и посмотреть на Василия Ивановича. Она могла видеть одну его неподвижную, сгорбленную спину, но и это ей доставляло некоторое облегчение. Утром Базаров попытался встать; голова у него закружилась, кровь пошла носом; он лег опять. Василий Иванович молча ему прислуживал; Арина Власьевна вошла к нему и спросила его, как он себя чувствует. Он отвечал: [Лучшеk и повернулся к стене. Василий Иванович замахал на жену обеими руками; она закусила губу, чтобы не заплакать, и вышла вон. Все в доме вдруг словно потемнело; все лица вытянулись, сделалась странная тишина; со двора унесли на деревню какого-то горластого петуха, который долго не мог понять, зачем с ним так поступают. Базаров продолжал лежать, уткнувшись в стену. Василий Иванович пытался обращаться к нему с разными вопросами, но они утомляли Базарова, и старик замер в своих креслах, только изредка хрустя пальцами. Он отправлялся на несколько мгновений в сад, стоял там как истукан, словно пораженный несказанным изумлением (выражение изумления вообще не сходило у него с лица), и возвращался снова к сыну, стараясь избегать расспросов жены. Она наконец схватила его за руку и судорожно, почти с угрозой, промолвила: [Да что с ним?k Тут он спохватился и принудил себя улыбнуться ей в ответ; но, к собственному ужасу, вместо улыбки у него откуда-то взялся смех. За доктором он послал с утра. Он почел нужным предуведомить об этом сына, чтобы тот как-нибудь не рассердился.

Базаров вдруг повернулся на диване, пристально и тупо посмотрел на отца и попросил напиться.

Василий Иванович подал ему воды и кстати пощупал его лоб. Он так и пылал.

PСтарина,P начал Базаров сиплым и медленным голосом,P дело мое дрянное. Я заражен, и через несколько дней ты меня хоронить будешь.

Василий Иванович пошатнулся, словно кто по ногам его ударил.

PЕвгений!P пролепетал он,P что ты это!.. Бог с тобою! Ты простудился

PПолно,P не спеша перебил его Базаров.P Врачу непозволительно так говорить. Все признаки заражения, ты сам знаешь.

PГде же признаки заражения, Евгений?.. помилуй!

PА это что?P промолвил Базаров и, приподняв рукав рубашки, показал отцу выступившие зловещие красные пятна.

Василий Иванович дрогнул и похолодел от страха.

PПоложим,P сказал он наконец,P положим если если даже что-нибудь вроде заражения

PПиэмии,P подсказал сын.

PНу да вроде эпидемии

PПиэмии,P сурово и отчетливо повторил Базаров.P Аль уж позабыл свои тетрадки?

PНу да, да, как тебе угодно А все-таки мы тебя вылечим!

PНу, это дудки. Но не в том дело. Я не ожидал, что так скоро умру; это случайность, очень, по правде сказать, неприятная. Вы оба с матерью должны теперь воспользоваться тем, что в вас религия сильна; вот вам случай поставить ее на пробу.P Он отпил еще немного воды.P А я хочу попросить тебя об одной вещи пока еще моя голова в моей власти. Завтра или послезавтра мозг мой, ты знаешь, в отставку подаст. Я и теперь не совсем уверен, ясно ли я выражаюсь. Пока я лежал, мне все казалось, что вокруг меня красные собаки бегали, а ты надо мной стойку делал, как над тетеревом. Точно я пьяный. Ты хорошо меня понимаешь?

PПомилуй, Евгений, ты говоришь совершенно как следует.

PТем лучше; ты мне сказал, ты послал за доктором Этим ты себя потешил потешь и меня: пошли ты нарочного

PК Аркадию Николаичу,P подхватил старик.

PКто такой Аркадий Николаич?P п

Втр 02 Июл 2013 06:54:29
Аркадия, как только тот вернулся к нему в уголок,P получил удовольствие? Мне сейчас сказывал один барин, что эта госпожа ой-ой-ой; да барин-то, кажется, дурак. Ну, а по-твоему, что она, точно ой-ой-ой?

PЯ этого определенья не совсем понимаю,P отвечал Аркадий.

PВот еще! Какой невинный!

PВ таком случае я не понимаю твоего барина. Одинцова очень мила бесспорно, но она так холодно и строго себя держит, что

PВ тихом омуте ты знаешь!P подхватил Базаров.P Ты говоришь, она холодна. В этом-то самый вкус и есть. Ведь ты любишь мороженое?

PМожет быть,P пробормотал Аркадий,P я об этом судить не могу. Она желает с тобой познакомиться и просила меня, чтоб я привез тебя к ней.

PВоображаю, как ты меня расписывал! Впрочем, ты поступил хорошо. Вези меня. Кто бы она ни была просто ли губернская львица, или [эманципеk вроде Кукшиной, только у ней такие плечи, каких я не видывал давно.

Аркадия покоробило от цинизма Базарова, но как это часто случается он упрекнул своего приятеля не за то именно, что ему в нем не понравилось

PОтчего ты не хочешь допустить свободы мысли в женщинах?P проговорил он вполголоса.

PОттого, братец, что, по моим замечаниям, свободно мыслят между женщинами только уроды.

Разговор на этом прекратился. Оба молодых человека уехали тотчас после ужина. Кукшина нервически злобно, но не без робости, засмеялась им вослед: ее самолюбие было глубоко уязвлено тем, что ни тот, ни другой не обратил на нее внимания. Она оставалась позже всех на бале и в четвертом часу ночи протанцевала польку-мазурку с Ситниковым на парижский манер. Этим поучительным зрелищем и завершился губернаторский праздник.

Втр 02 Июл 2013 06:54:35

II


PДай же отряхнуться, папаша,P говорил несколько сиплым от дороги, но звонким юношеским голосом Аркадий, весело отвечая на отцовские ласки,P я тебя всего запачкаю.

PНичего, ничего,P твердил, умиленно улыбаясь, Николай Петрович и раза два ударил рукою по воротнику сыновней шинели и по собственному пальто.P Покажи-ка себя, покажи-ка,P прибавил он, отодвигаясь, и тотчас же пошел торопливыми шагами к постоялому двору, приговаривая: [Вот сюда, сюда, да лошадей поскорееk.

Николай Петрович казался гораздо встревоженнее своего сына; он словно потерялся немного, словно робел. Аркадий остановил его.

PПапаша,P сказал он,P позволь познакомить тебя с моим добрым приятелем, Базаровым, о котором я тебе так часто писал. Он так любезен, что согласился погостить у нас.

Николай Петрович быстро обернулся и, подойдя к человеку высокого роста в длинном балахоне с кистями, только что вылезшему из тарантаса, крепко стиснул его обнаженную красную руку, которую тот не сразу ему подал.

PДушевно рад,P начал он,P и благодарен за доброе намерение посетить нас; надеюсь позвольте узнать ваше имя и отчество?

PЕвгений Васильев,P отвечал Базаров ленивым, но мужественным голосом и, отвернув воротник балахона, показал Николаю Петровичу все свое лицо. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заостренным носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум.

PНадеюсь, любезнейший Евгений Васильич, что вы не соскучитесь у нас,P продолжал Николай Петрович.

Тонкие губы Базарова чуть тронулись; но он ничего не отвечал и только приподнял фуражку. Его темно-белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа.

PТак как же, Аркадий,P заговорил опять Николай Петрович, оборачиваясь к сыну,P сейчас закладывать лошадей, что ли? Или вы отдохнуть хотите?

PДома отдохнем, папаша; вели закладывать.

PСейчас, сейчас,P подхватил отец.P Эй, Петр, слышишь? Распорядись, братец, поживее.

Петр, который в качестве усовершенствованного слуги не подошел к ручке барича, а только издали поклонился ему, снова скрылся под воротами.

PЯ здесь с коляской, но и для твоего тарантаса есть тройка,P хлопотливо говорил Николай Петрович, между тем как Аркадий пил воду из железного ковшика, принесенного хозяйкой постоялого двора, а Базаров закурил трубку и подошел к ямщику, отпрягавшему лошадей,P только коляска двухместная, и вот я не знаю, как твой приятель

PОн в тарантасе поедет,P перебил вполголоса Аркадий.P Ты с ним, пожалуйста, не церемонься. Он чудесный малый, такой простой ты увидишь.

Кучер Николая Петровича вывел лошадей.

PНу, поворачивайся, толстобородый!P обратился Базаров к ямщику.

PСлышь, Митюха,P подхватил другой тут же стоявший ямщик с руками, засунутыми в задние прорехи тулупа,P барин-то тебя как прозвал? Толстобородый и есть.

Митюха только шапкой тряхнул и потащил вожжи с потной коренной.

PЖивей, живей, ребята, подсобляйте,P воскликнул Николай Петрович,P на водку будет!

В несколько минут лошади были заложены; отец с сыном поместились в коляске; Петр взобрался на козлы; Базаров вскочил в тарантас, уткнулся головой в кожаную подушку и оба экипажа покатили.

Втр 02 Июл 2013 06:54:57
роговорил Базаров как бы в раздумье.P Ах да! птенец этот! Нет, ты его не трогай: он теперь в галки попал. Не удивляйся, это еще не бред. А ты пошли нарочного к Одинцовой, Анне Сергеевне, тут есть такая помещица Знаешь? (Василий Иванович кивнул головой.) Евгений, мол, Базаров кланяться велел и велел сказать, что умирает. Ты это исполнишь?

PИсполню Только возможное ли это дело, чтобы ты умер, ты, Евгений Сам посуди! Где ж после этого будет справедливость?

PЭтого я не знаю; а только ты нарочного пошли.

PСию минуту пошлю, и сам письмо напишу.

PНет, зачем; скажи, что кланяться велел, больше ничего не нужно. А теперь я опять к моим собакам. Странно! хочу остановить мысль на смерти, и ничего не выходит. Вижу какое-то пятно и больше ничего.

Он опять тяжело повернулся к стене; а Василий Иванович вышел из кабинета и, добравшись до жениной спальни, так и рухнулся на колени перед образами.

PМолись, Арина, молись!P простонал он,P наш сын умирает.

Доктор, тот самый уездный лекарь, у которого не нашлось адского камня, приехал и, осмотрев больного, посоветовал держаться методы выжидающей и тут же сказал несколько слов о возможности выздоровления.

PА вам случалось видеть, что люди в моем положении не отправляются в Елисейские?P спросил Базаров и, внезапно схватив за ножку тяжелый стол, стоявший возле дивана, потряс его и сдвинул с места.

PСила-то, сила,P промолвил он,P вся еще тут, а надо умирать!.. Старик, тот, по крайней мере, успел отвыкнуть от жизни, а я Да, поди попробуй отрицать смерть. Она тебя отрицает, и баста! Кто там плачет?P прибавил он, погодя немного.P Мать? Бедная! Кого-то она будет кормить теперь своим удивительным борщом? А ты, Василий Иваныч, тоже, кажется, нюнишь? Ну, коли христианство не помогает, будь философом, стоиком, что ли? Ведь ты хвастался, что ты философ?

PКакой я философ!P завопил Василий Иванович, и слезы так и закапали по его щекам.

Базарову становилось хуже с каждым часом; болезнь приняла быстрый ход, что обыкновенно случается при хирургических отравах. Он еще не потерял памяти и понимал, что ему говорили; он еще боролся. [Не хочу бредить,P шептал он, сжимая кулаки,P что за вздор!k И тут же говорил: [Ну, из восьми вычесть десять, сколько выйдет?k Василий Иванович ходил как помешанный, предлагал то одно средство, то другое и только и делал, что покрывал сыну ноги. [Обернуть в холодные простыни рвотное горчишники к желудку кровопусканиеk,P говорил он с напряжением. Доктор, которого он умолил остаться, ему поддакивал, поил больного лимонадом, а для себя просил то трубочки, то [укрепляющего-согревающегоk, то есть водки. Арина Власьевна сидела на низенькой скамеечке возле двери и только по временам уходила молиться; несколько дней тому назад туалетное зеркальце выскользнуло у ней из рук и разбилось, а это она всегда считала худым предзнаменованием; сама Анфисушка ничего не умела сказать ей. Тимофеич отправился к Одинцовой.

Ночь была не хороша для Базарова Жестокий жар его мучил. К утру ему полегчило. Он попросил, чтоб Арина Власьевна его причесала, поцеловал у ней руку и выпил глотка два чаю. Василий Иванович оживился немного.

PСлава Богу!P твердил он,P наступил кризис прошел кризис.

PЭка, подумаешь!P промолвил Базаров,P слова-то что значит! Нашел его, сказал: [кризисk и утешен. Удивительное дело, как человек еще верит в слова. Скажут ему, например, дурака и не прибьют, он опечалится; назовут его умницей и денег ему не дадут он почувствует удовольствие.

Эта маленькая речь Базарова, напоминавшая его прежние [выходкиk, привела Василия Ивановича в умиление.

PБраво! прекрасно сказано, прекрасно!P воскликнул он, показывая вид, что бьет в ладоши.

Базаров печально усмехнулся.

PТак как же, по-твоему,P промолвил он,P кризис прошел или наступил?

PТебе лучше, вот что я вижу, вот что меня радует,P отвечал Василий Иванович.

PНу и прекрасно; радоваться всегда не худо. А к той, помнишь? послал?

PПослал, как же.

Перемена к лучшему продолжалась недолго. Приступы болезни возобновились. Василий Иванович сидел подле Базарова. Казалось, какая-то особенная мука терзала старика. Он несколько раз собирался говорить и не мог.

PЕвгений!P произнес он наконец,P сын мой, дорогой мой, милый сын!

Это необычайное воззвание подействовало на Базарова Он повернул немного голову и, видимо стараясь выбиться из-под бремени давившего его забытья, произнес:

PЧто, мой отец?

PЕвгений,P продолжал Василий Иванович и опустился на колени перед Базаровым, хотя тот не раскрывал глаз и не мог его видеть.P Евгений, тебе теперь лучше; ты, Бог даст, выздоровеешь, но воспользуйся этим временем, утешь нас с матерью, исполни долг христианина! Каково-то мне это тебе говорить, это ужасно; но еще ужаснее ведь навек, Евгений ты подумай, каково-то

Голос старика перервался, а по лицу его сына, хотя он и продолжал лежать с закрытыми глазами, проползло что-то странное.

PЯ не отказываюсь, если это может вас утешить,P промолвил он наконец,P но мне кажется, спешить еще не к чему. Ты сам говоришь, что мне лучше.

PЛучше, Евгений, лучше; но кто знает, ведь это все в Божьей воле, а исполнивши долг

PНет, я подожду,P перебил Базаров.P Я согласен с тобою, что наступил кризис. А если мы с тобой ошиблись, что ж! ведь и беспамятных причащают.

PПомилуй, Евгений

PЯ подожду. А теперь я хочу спать. Не мешай мне.

И он положил голову на прежнее место.

Старик поднялся, сел на кресло и, взявшись за подбородок, стал кусать себе пальцы

Стук рессорного экипажа, тот стук, который так особенно заметен в деревенской глуши, внезапно поразил его слух. Ближе, ближе катились легкие колеса; вот уже послышалось фырканье лошадей Василий Иванович вскочил и бросился к окошку. На двор его домика, запряженная четверней, въезжала двуместная карета. Не отдавая себе отчета, что бы это могло значить, в порыве какой-то бессмысленной радости, он выбежал на крыльцо Ливрейный лакей отворял дверцы кареты; дама под черным вуалем, в черной мантилье, выходила из нее

PЯ Одинцова,P промолвила она.P Евгений Васильич жив? Вы его отец? Я привезла с собой доктора.

PБлагодетельница!P воскликнул Василий Иванович и, схватив ее руку, судорожно прижал ее к своим губам, между тем как привезенный Анной Сергеевной доктор, маленький человек в очках, с немецкою физиономией, вылезал, не торопясь, из кареты.P Жив еще, жив мой Евгений и теперь будет спасен! Жена! жена!.. К нам ангел с неба

PЧто такое, Господи!P пролепетала, выбегая из гостиной старушка и, ничего не понимая, тут же в передней упала к ногам Анны Сергеевны и начала как безумная целовать ее платье.

PЧто вы! что вы!P твердила Анна Сергеевна; но Арина Власьевна ее не слушала, а Василий Иванович только повторял: [Ангел! ангел!k

PWo ist der Kranke?[47 - Где больной? (нем.)] И где же есть пациент?P проговорил наконец доктор, не без некоторого негодования.

Василий Иванович опомнился.

PЗдесь, здесь, пожалуйте за мной, вертестер герр коллега[48 - уважаемый коллега (от нем. wertester Herr Collega)] прибавил он по старой памяти.

PЭ!P произнес немец и кисло осклабился.

Василий Иванович привел его в кабинет.

PДоктор от Анны Сергеевны Одинцовой,P сказал он, накл

Втр 02 Июл 2013 06:55:17

18


моя приятельница (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:55:18

53


весьма почтенным (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:55:31
оняясь к самому уху своего сына,P и она сама здесь.

Базаров вдруг раскрыл глаза.

PЧто ты сказал?

PЯ говорю, что Анна Сергеевна Одинцова здесь и привезла к тебе сего господина доктора.

Базаров повел вокруг себя глазами.

PОна здесь я хочу ее видеть.

PТы ее увидишь, Евгений; но сперва надобно побеседовать с господином доктором. Я им расскажу всю историю болезни, так как Сидор Сидорыч уехал (так звали уездного врача), и мы сделаем маленькую консультацию.

Базаров взглянул на немца.

PНу, беседуйте скорее, только не по-латыни; я ведь понимаю, что значит: jam moritur[49 - уже умирает (лат.)].

PDer Herr scheint des Deutschen machtig zu sein[50 - Сударь, по-видимому, владеет немецким языком (нем.)],P начал новый питомец Эскулапа, обращаясь к Василию Ивановичу.

PИх габе[51 - Я имею (от нем. ich habe)] Говорите уж лучше по-русски,P промолвил старик.

PА, а! так этто фот как этто Пошалуй

И консультация началась.

Полчаса спустя Анна Сергеевна в сопровождении Василия Ивановича вошла в кабинет. Доктор успел шепнуть ей, что нечего и думать о выздоровлении больного.

Она взглянула на Базарова и остановилась у двери, до того поразило ее это воспаленное и в то же время мертвенное лицо с устремленными на нее мутными глазами. Она просто испугалась каким-то холодным и томительным испугом; мысль, что она не то бы почувствовала, если бы точно его любила мгновенно сверкнула у ней в голове.

PСпасибо,P усиленно заговорил он,P я этого не ожидал. Это доброе дело. Вот мы еще раз и увиделись, как вы обещали.

PАнна Сергеевна так была добра начал Василий Иванович.

PОтец, оставь нас. Анна Сергеевна, вы позволяете? Кажется, теперь

Он указал головою на свое распростертое бессильное тело.

Василий Иванович вышел.

PНу, спасибо,P повторил Базаров.P Это по-царски. Говорят, цари тоже посещают умирающих.

PЕвгений Васильич, я надеюсь

PЭх, Анна Сергеевна, станемте говорить правду. Со мной кончено. Попал под колесо. И выходит, что нечего было думать о будущем. Старая штука смерть, а каждому внове. До сих пор не трушу а там придет беспамятство, и фюить! (Он слабо махнул рукой.) Ну, что ж мне вам сказать я любил вас! Это и прежде не имело никакого смысла, а теперь подавно. Любовь форма, а моя собственная форма уже разлагается. Скажу я лучше, что какая вы славная! И теперь вот вы стоите, такая красивая

Анна Сергеевна невольно содрогнулась.

PНичего, не тревожьтесь сядьте там Не подходите ко мне: ведь моя болезнь заразительная.

Анна Сергеевна быстро перешла комнату и села на кресло возле дивана, на котором лежал Базаров.

PВеликодушная!P шепнул он.P Ох, как близко, и какая молодая, свежая, чистая в этой гадкой комнате!.. Ну, прощайте! Живите долго, это лучше всего, и пользуйтесь, пока время. Вы посмотрите, что за безобразное зрелище: червяк полураздавленный, а еще топорщится. И ведь тоже думал: обломаю дел много, не умру, куда! задача есть, ведь я гигант! А теперь вся задача гиганта как бы умереть прилично, хотя никому до этого дела нет Все равно: вилять хвостом не стану.

Базаров умолк и стал ощупывать рукой свой стакан. Анна Сергеевна подала ему напиться, не снимая перчаток и боязливо дыша.

PМеня вы забудете,P начал он опять,P мертвый живому не товарищ. Отец вам будет говорить, что вот, мол, какого человека Россия теряет Это чепуха; но не разуверяйте старика. Чем бы дитя ни тешилось вы знаете. И мать приласкайте. Ведь таких людей, как они, в вашем большом свете днем с огнем не сыскать Я нужен России Нет, видно, не нужен. Да и кто нужен? Сапожник нужен, портной нужен, мясник мясо продает мясник постойте, я путаюсь Тут есть лес

Базаров положил руку на лоб.

Анна Сергеевна наклонилась к нему.

PЕвгений Васильич, я здесь

Он разом принял руку и приподнялся.

PПрощайте,P проговорил он с внезапной силой, и глаза его блеснули последним блеском.P Прощайте Послушайте ведь я вас не поцеловал тогда Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погаснет

Анна Сергеевна приложилась губами к его лбу.

PИ довольно!P промолвил он и опустился на подушку.P Теперь темнота

Анна Сергеевна тихо вышла.

PЧто?P спросил ее шепотом Василий Иванович.

PОн заснул,P отвечала она чуть слышно.

Базарову уже не суждено было просыпаться. К вечеру он впал в совершенное беспамятство, а на следующий день умер. Отец Алексей совершил над ним обряды религии. Когда его соборовали, когда святое миро коснулось его груди, один глаз его раскрылся, и, казалось, при виде священника в облачении, дымящегося кадила, свеч перед образом что-то похожее на содрагание ужаса мгновенно отразилось на помертвелом лице. Когда же, наконец, он испустил последний вздох и в доме поднялось всеобщее стенание, Василием Ивановичем обуяло внезапное исступление. [Я говорил, что я возропщу,P хрипло кричал он, с пылающим, перекошенным лицом, потрясая в воздухе кулаком, как бы грозя кому-то,P и возропщу, возропщу!k Но Арина Власьевна, вся в слезах, повисла у него на шее, и оба вместе пали ниц. [Так,P рассказывала потом в людской Анфисушка,P рядышком и понурили свои головки, словно овечки в полденьk

Но полуденный зной проходит, и настает вечер и ночь, а там и возвращение в тихое убежище, где сладко спится измученным и усталым

Втр 02 Июл 2013 06:55:48

50


Сударь, по-видимому, владеет немецким языком (нем.)

Втр 02 Июл 2013 06:55:57

41


головокружение (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:55:58

29


Гано, [Элементарный учебник экспериментальной физикиk (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:56:19

3


стал развязнее (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:56:26

39


Имеющий уши да слышит! (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:56:38

XI


Полчаса спустя Николай Петрович отправился в сад, в свою любимую беседку. На него нашли грустные думы. Впервые он ясно сознал свое разъединение с сыном; он предчувствовал, что с каждым днем оно будет становиться все больше и больше. Стало быть, напрасно он, бывало, зимою в Петербурге по целым дням просиживал над новейшими сочинениями; напрасно прислушивался к разговорам молодых людей; напрасно радовался, когда ему удавалось вставить и свое слово в их кипучие речи. [Брат говорит, что мы правы,P думал он,P и, отложив всякое самолюбие в сторону, мне самому кажется, что они дальше от истины, нежели мы, а в то же время я чувствую, что за ними есть что-то, чего мы не имеем, какое-то преимущество над нами Молодость? Нет: не одна только молодость. Не в том ли состоит это преимущество, что в них меньше следов барства, чем в нас?k

Николай Петрович потупил голову и провел рукой по лицу.

[Но отвергать поэзию?P подумал он опять,P не сочувствовать художеству, природе?..k

И он посмотрел кругом, как бы желая понять, как можно не сочувствовать природе. Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада: тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля. Мужичок ехал рысцой на белой лошадке по темной узкой дорожке вдоль самой рощи; он весь был ясно виден, весь, до заплаты на плече, даром что ехал в тени; приятно-отчетливо мелькали ноги лошадки. Солнечные лучи с своей стороны забирались в рощу и, пробиваясь сквозь чащу, обливали стволы осин таким теплым светом, что они становились похожи на стволы сосен, а листва их почти синела и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. Ласточки летали высоко; ветер совсем замер; запоздалые пчелы лениво и сонливо жужжали в цветах сирени; мошки толклись столбом над одинокою, далеко протянутою веткою. [Как хорошо, Боже мой!k подумал Николай Петрович, и любимые стихи пришли было ему на уста; он вспомнил Аркадия, Stoff und Kraft и умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. Он любил помечтать; деревенская жизнь развила в нем эту способность. Давно ли он так же мечтал, поджидая сына на постоялом дворике, а с тех пор уже произошла перемена, уже определились, тогда еще неясные, отношения и как! Представилась ему опять покойница жена, но не такою, какою он ее знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. Вспомнил он, как он увидал ее в первый раз. Он был тогда еще студентом. Он встретил ее на лестнице квартиры, в которой он жил, и, нечаянно толкнув ее, обернулся, хотел извиниться и только мог пробормотать: [Pardon, monsieurk[12 - Извините, сударь (франц.)],P а она наклонила голову, усмехнулась и вдруг как будто испугалась и побежала, а на повороте лестницы быстро взглянула на него, приняла серьезный вид и покраснела. А потом первые робкие посещения, полуслова, полуулыбки, и недоумение, и грусть, и порывы, и, наконец, эта задыхающаяся радость Куда это все умчалось? Она стала его женой, он был счастлив, как немногие на земле [Но,P думал он,P те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?k

Он не старался уяснить самому себе свою мысль, но он чувствовал, что ему хотелось удержать то блаженное время чем-нибудь более сильным, нежели память; ему хотелось вновь осязать близость своей Марии, ощутить ее теплоту и дыхание, и ему уже чудилось, как будто над ним

PНиколай Петрович,P раздался вблизи его голос Фенечки,P где вы?

Он вздрогнул. Ему не стало ни больно, ни совестно Он не допускал даже возможности сравнения между женой и Фенечкой, но он пожалел о том, что она вздумала его отыскивать. Ее голос разом напомнил ему: его седые волосы, его старость, его настоящее

Волшебный мир, в который он уже вступал, который уже возникал из туманных волн прошедшего, шевельнулся и исчез.

PЯ здесь,P отвечал он,P я приду, ступай.P [Вот они, следы-то барстваk,P мелькнуло у него в голове. Фенечка молча заглянула к нему в беседку и скрылась, а он с изумлением заметил, что ночь успела наступить с тех пор, как он замечтался. Все потемнело и затихло кругом, и лицо Фенечки скользнуло перед ним, такое бледное и маленькое. Он приподнялся и хотел возвратиться домой; но размягченное сердце не могло успокоиться в его груди, и он стал медленно ходить по саду, то задумчиво глядя себе под ноги, то поднимая глаза к небу, где уже роились и перемигивались звезды. Он ходил много, почти до усталости, а тревога в нем, какая-то ищущая, неопределенная, печальная тревога, все не унималась. О, как Базаров посмеялся бы над ним, если б он узнал, что в нем тогда происходило! Сам Аркадий осудил бы его. У него, у сорокачетырехлетнего человека, агронома и хозяина, навертывались слезы, беспричинные слезы; это было во сто раз хуже виолончели.

Николай Петрович продолжал ходить и не мог решиться войти в дом, в это мирное и уютное гнездо, которое так приветно глядело на него всеми своими освещенными окнами; он не в силах был расстаться с темнотой, с садом, с ощущением свежего воздуха на лице и с этою грустию, с этою тревогой

На повороте дорожки встретился ему Павел Петрович.

PЧто с тобой?P спросил он Николая Петровича,P ты бледен, как привиденье; ты нездоров; отчего ты не ложишься?

Николай Петрович объяснил ему в коротких словах свое душевное состояние и удалился. Павел Петрович дошел до конца сада, и тоже задумался, и тоже поднял глаза к небу. Но в его прекрасных темных глазах не отразилось ничего, кроме света звезд. Он не был рожден романтиком, и не умела мечтать его щегольски-сухая и страстная, на французский лад мизантропическая душа

PЗнаешь ли что?P говорил в ту же ночь Базаров Аркадию.P Мне в голову пришла великолепная мысль. Твой отец сказывал сегодня, что он получил приглашение от этого вашего знатного родственника. Твой отец не поедет; махнем-ка мы с тобой в ***; ведь этот господин и тебя зовет. Вишь какая сделалась здесь погода; а мы прокатимся, город посмотрим. Поболтаемся дней пять-шесть, и баста!

PА оттуда ты вернешься сюда?

PНет, надо к отцу проехать. Ты знаешь, он от *** в тридцати верстах. Я его давно не видал, и мать тоже; надо стариков потешить. Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный. Я же у них один.

PИ долго ты у них пробудешь?

PНе думаю. Чай, скучно будет.

PА к нам на возвратном пути заедешь?

PНе знаю посмотрю. Ну, так, что ли? Мы отправимся?

PПожалуй,P лениво заметил Аркадий.

Он в душе очень обрадовался предложению своего приятеля, но почел обязанностию скрыть свое чувство. Недаром же он был нигилист!

На другой день он уехал с Базаровым в ***. Молодежь в Марьине пожалела об их отъезде; Дуняша даже всплакнула но старичкам вздохнулось легко.

Втр 02 Июл 2013 06:56:45

18


моя приятельница (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:56:47

16


свободная от предрассудков (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:57:03

XI


Полчаса спустя Николай Петрович отправился в сад, в свою любимую беседку. На него нашли грустные думы. Впервые он ясно сознал свое разъединение с сыном; он предчувствовал, что с каждым днем оно будет становиться все больше и больше. Стало быть, напрасно он, бывало, зимою в Петербурге по целым дням просиживал над новейшими сочинениями; напрасно прислушивался к разговорам молодых людей; напрасно радовался, когда ему удавалось вставить и свое слово в их кипучие речи. [Брат говорит, что мы правы,P думал он,P и, отложив всякое самолюбие в сторону, мне самому кажется, что они дальше от истины, нежели мы, а в то же время я чувствую, что за ними есть что-то, чего мы не имеем, какое-то преимущество над нами Молодость? Нет: не одна только молодость. Не в том ли состоит это преимущество, что в них меньше следов барства, чем в нас?k

Николай Петрович потупил голову и провел рукой по лицу.

[Но отвергать поэзию?P подумал он опять,P не сочувствовать художеству, природе?..k

И он посмотрел кругом, как бы желая понять, как можно не сочувствовать природе. Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада: тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля. Мужичок ехал рысцой на белой лошадке по темной узкой дорожке вдоль самой рощи; он весь был ясно виден, весь, до заплаты на плече, даром что ехал в тени; приятно-отчетливо мелькали ноги лошадки. Солнечные лучи с своей стороны забирались в рощу и, пробиваясь сквозь чащу, обливали стволы осин таким теплым светом, что они становились похожи на стволы сосен, а листва их почти синела и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. Ласточки летали высоко; ветер совсем замер; запоздалые пчелы лениво и сонливо жужжали в цветах сирени; мошки толклись столбом над одинокою, далеко протянутою веткою. [Как хорошо, Боже мой!k подумал Николай Петрович, и любимые стихи пришли было ему на уста; он вспомнил Аркадия, Stoff und Kraft и умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. Он любил помечтать; деревенская жизнь развила в нем эту способность. Давно ли он так же мечтал, поджидая сына на постоялом дворике, а с тех пор уже произошла перемена, уже определились, тогда еще неясные, отношения и как! Представилась ему опять покойница жена, но не такою, какою он ее знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. Вспомнил он, как он увидал ее в первый раз. Он был тогда еще студентом. Он встретил ее на лестнице квартиры, в которой он жил, и, нечаянно толкнув ее, обернулся, хотел извиниться и только мог пробормотать: [Pardon, monsieurk[12 - Извините, сударь (франц.)],P а она наклонила голову, усмехнулась и вдруг как будто испугалась и побежала, а на повороте лестницы быстро взглянула на него, приняла серьезный вид и покраснела. А потом первые робкие посещения, полуслова, полуулыбки, и недоумение, и грусть, и порывы, и, наконец, эта задыхающаяся радость Куда это все умчалось? Она стала его женой, он был счастлив, как немногие на земле [Но,P думал он,P те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?k

Он не старался уяснить самому себе свою мысль, но он чувствовал, что ему хотелось удержать то блаженное время чем-нибудь более сильным, нежели память; ему хотелось вновь осязать близость своей Марии, ощутить ее теплоту и дыхание, и ему уже чудилось, как будто над ним

PНиколай Петрович,P раздался вблизи его голос Фенечки,P где вы?

Он вздрогнул. Ему не стало ни больно, ни совестно Он не допускал даже возможности сравнения между женой и Фенечкой, но он пожалел о том, что она вздумала его отыскивать. Ее голос разом напомнил ему: его седые волосы, его старость, его настоящее

Волшебный мир, в который он уже вступал, который уже возникал из туманных волн прошедшего, шевельнулся и исчез.

PЯ здесь,P отвечал он,P я приду, ступай.P [Вот они, следы-то барстваk,P мелькнуло у него в голове. Фенечка молча заглянула к нему в беседку и скрылась, а он с изумлением заметил, что ночь успела наступить с тех пор, как он замечтался. Все потемнело и затихло кругом, и лицо Фенечки скользнуло перед ним, такое бледное и маленькое. Он приподнялся и хотел возвратиться домой; но размягченное сердце не могло успокоиться в его груди, и он стал медленно ходить по саду, то задумчиво глядя себе под ноги, то поднимая глаза к небу, где уже роились и перемигивались звезды. Он ходил много, почти до усталости, а тревога в нем, какая-то ищущая, неопределенная, печальная тревога, все не унималась. О, как Базаров посмеялся бы над ним, если б он узнал, что в нем тогда происходило! Сам Аркадий осудил бы его. У него, у сорокачетырехлетнего человека, агронома и хозяина, навертывались слезы, беспричинные слезы; это было во сто раз хуже виолончели.

Николай Петрович продолжал ходить и не мог решиться войти в дом, в это мирное и уютное гнездо, которое так приветно глядело на него всеми своими освещенными окнами; он не в силах был расстаться с темнотой, с садом, с ощущением свежего воздуха на лице и с этою грустию, с этою тревогой

На повороте дорожки встретился ему Павел Петрович.

PЧто с тобой?P спросил он Николая Петровича,P ты бледен, как привиденье; ты нездоров; отчего ты не ложишься?

Николай Петрович объяснил ему в коротких словах свое душевное состояние и удалился. Павел Петрович дошел до конца сада, и тоже задумался, и тоже поднял глаза к небу. Но в его прекрасных темных глазах не отразилось ничего, кроме света звезд. Он не был рожден романтиком, и не умела мечтать его щегольски-сухая и страстная, на французский лад мизантропическая душа

PЗнаешь ли что?P говорил в ту же ночь Базаров Аркадию.P Мне в голову пришла великолепная мысль. Твой отец сказывал сегодня, что он получил приглашение от этого вашего знатного родственника. Твой отец не поедет; махнем-ка мы с тобой в ***; ведь этот господин и тебя зовет. Вишь какая сделалась здесь погода; а мы прокатимся, город посмотрим. Поболтаемся дней пять-шесть, и баста!

PА оттуда ты вернешься сюда?

PНет, надо к отцу проехать. Ты знаешь, он от *** в тридцати верстах. Я его давно не видал, и мать тоже; надо стариков потешить. Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный. Я же у них один.

PИ долго ты у них пробудешь?

PНе думаю. Чай, скучно будет.

PА к нам на возвратном пути заедешь?

PНе знаю посмотрю. Ну, так, что ли? Мы отправимся?

PПожалуй,P лениво заметил Аркадий.

Он в душе очень обрадовался предложению своего приятеля, но почел обязанностию скрыть свое чувство. Недаром же он был нигилист!

На другой день он уехал с Базаровым в ***. Молодежь в Марьине пожалела об их отъезде; Дуняша даже всплакнула но старичкам вздохнулось легко.

Втр 02 Июл 2013 06:57:22

XX


Базаров высунулся из тарантаса, а Аркадий вытянул голову из-за спины своего товарища и увидал на крылечке господского домика высокого, худощавого человека, с взъерошенными волосами и тонким орлиным носом, одетого в старый военный сюртук нараспашку. Он стоял, растопырив ноги, курил длинную трубку и щурился от солнца.

Лошади остановились.

PНаконец пожаловал,P проговорил отец Базарова, все продолжая курить, хотя чубук так и прыгал у него между пальцами.P Ну, вылезай, вылезай, почеломкаемся.

Он стал обнимать сына [Енюшка, Енюшаk,P раздался трепещущий женский голос. Дверь распахнулась, и на пороге показалась кругленькая, низенькая старушка в белом чепце и короткой пестрой кофточке. Она ахнула, пошатнулась и наверно бы упала, если бы Базаров не поддержал ее. Пухлые ее ручки мгновенно обвились вокруг его шеи, голова прижалась к его груди, и все замолкло. Только слышались ее прерывистые всхлипывания.

Старик Базаров глубоко дышал и щурился пуще прежнего.

PНу, полно, полно, Ариша! перестань,P заговорил он, поменявшись взглядом с Аркадием, который стоял неподвижно у тарантаса, между тем как мужик на козлах даже отвернулся.P Это совсем не нужно! пожалуйста, перестань.

PАх, Василий Иваныч,P пролепетала старушка,P в кои-то веки батюшку-то моего, голубчика-то, Енюшеньку И, не разжимая рук, она отодвинула от Базарова свое мокрое от слез, смятое и умиленное лицо, посмотрела на него какими-то блаженными и смешными глазами и опять к нему припала.

PНу да, конечно, это все в натуре вещей,P промолвил Василий Иваныч,P только лучше уж в комнату пойдем. С Евгением вот гость приехал. Извините,P прибавил он, обращаясь к Аркадию, и шаркнул слегка ногой,P вы понимаете, женская слабость; ну, и сердце матери

А у самого и губы и брови дергало, и подбородок трясся но он, видимо, желал победить себя и казаться чуть не равнодушным. Аркадий наклонился.

PПойдемте, матушка, в самом деле,P промолвил Базаров и повел в дом ослабевшую старушку. Усадив ее в покойное кресло, он еще раз наскоро обнялся с отцом и представил ему Аркадия.

PДушевно рад знакомству,P проговорил Василий Иванович,P только уж вы не взыщите: у меня здесь все по простоте, на военную ногу. Арина Власьевна, успокойся, сделай одолжение: что за малодушие? Господин гость должен осудить тебя.

PБатюшка,P сквозь слезы проговорила старушка,P имени и отчества не имею чести знать

PАркадий Николаич,P с важностию, вполголоса, подсказал Василий Иваныч.

PИзвините меня, глупую.P Старушка высморкалась и, нагиная голову то направо, то налево, тщательно утерла один глаз после другого.P Извините вы меня. Ведь я так и думала, что умру, не дождусь моего го о о лубчика.

PА вот и дождались, сударыня,P подхватил Василий Иванович.P Танюшка,P обратился он к босоногой девочке лет тринадцати, в ярко-красном ситцевом платье, пугливо выглядывавшей из-за двери,P принеси барыне стакан воды,P на подносе, слышишь?P а вас, господа,P прибавил он с какою-то старомодною игривостью,P позвольте попросить в кабинет к отставному ветерану.

PХоть еще разочек дай обнять себя, Енюшечка,P простонала Арина Власьевна. Базаров нагнулся к ней.P Да какой же ты красавчик стал!

PНу, красавчик не красавчик,P заметил Василий Иванович,P а мужчина, как говорится: оммфе[30 - настоящий мужчина (от франц. homme fait).]. А теперь, я надеюсь, Арина Власьевна, что, насытив свое материнское сердце, ты позаботишься о насыщении своих дорогих гостей, потому что, тебе известно, соловья баснями кормить не следует.

Старушка привстала с кресел.

PСию минуту, Василий Иваныч, стол накрыт будет, сама в кухню сбегаю и самовар поставить велю, все будет, все. Ведь три года его не видала, не кормила, не поила, легко ли?

PНу, смотри же, хозяюшка, хлопочи, не осрамись; а вас, господа, прошу за мной пожаловать. Вот и Тимофеич явился к тебе на поклон, Евгений. И он, чай, обрадовался, старый барбос. Что? ведь обрадовался, старый барбос? Милости просим за мной.

И Василий Иванович суетливо пошел вперед, шаркая и шлепая стоптанными туфлями.

Весь его домик состоял из шести крошечных комнат. Одна из них, та, куда он привел наших приятелей, называлась кабинетом. Толстоногий стол, заваленный почерневшими от старинной пыли, словно прокопченными бумагами, занимал весь промежуток между двумя окнами; по стенам висели турецкие ружья, нагайки, сабля, две ландкарты, какие-то анатомические рисунки, портрет Гуфеланда, вензель из волос в черной рамке и диплом под стеклом; кожаный, кое-где продавленный и разорванный, диван помещался между двумя громадными шкафами из карельской березы; на полках в беспорядке теснились книги, коробочки, птичьи чучелы, банки, пузырьки; в одном углу стояла сломанная электрическая машина.

PЯ вас предупредил, любезный мой посетитель,P начал Василий Иваныч,P что мы живем здесь, так сказать, на бивуаках

PДа перестань, что ты извиняешься?P перебил Базаров.P Кирсанов очень хорошо знает, что мы с тобой не Крезы и что у тебя не дворец. Куда мы его поместим, вот вопрос?

PПомилуй, Евгений; там у меня во флигельке отличная комната: им там очень хорошо будет.

PТак у тебя и флигелек завелся?

PКак же-с; где баня-с,P вмешался Тимофеич.

PТо есть рядом с баней,P поспешно присовокупил Василий Иванович.P Теперь же лето Я сейчас сбегаю туда, распоряжусь; а ты бы, Тимофеич, пока их вещи внес. Тебе, Евгений, я, разумеется, предоставлю мой кабинет. Suum cuique.[31 - Всякому свое (лат.)]

PВот тебе на! Презабавный старикашка и добрейший,P прибавил Базаров, как только Василий Иванович вышел.P Такой же чудак, как твой, только в другом роде. Много уж очень болтает.

PИ мать твоя, кажется, прекрасная женщина,P заметил Аркадий.

PДа, она у меня без хитрости. Обед нам, посмотри, какой задаст.

PСегодня вас не ждали, батюшка, говядинки не привезли,P промолвил Тимофеич, который только что втащил базаровский чемодан.

PИ без говядинки обойдемся, на нет и суда нет. Бедность, говорят, не порок.

PСколько у твоего отца душ?P спросил вдруг Аркадий.

PИмение не его, а матери; душ, помнится, пятнадцать.

PИ все двадцать две,P с неудовольствием заметил Тимофеич.

Послышалось шлепание туфель, и снова появился Василий Иванович.

PЧерез несколько минут ваша комната будет готова принять вас,P воскликнул он с торжественностию,P Аркадий Николаич? так, кажется, вы изволите величаться? А вот вам и прислуга,P прибавил он, указывая на вошедшего с ним коротко остриженного мальчика в синем, на локтях прорванном, кафтане и в чужих сапогах.P Зовут его Федькой. Опять-таки повторяю, хоть сын и запрещает, не взыщите. Впрочем, трубку набивать он умеет. Ведь вы курите?

PЯ курю больше сигары,P ответил Аркадий.

PИ весьма благоразумно поступаете. Я сам отдаю преферанс сигаркам, но в наших уединенных краях доставать их чрезвычайно затруднительно.

PДа полно тебе Лазаря петь,P перебил опять Базаров.P Сядь лучше вот тут на диван да дай на себя посмотреть.

Василий Иванович засмеялся и сел. Он очень походил лицом на своего сына, только лоб у него был ниже и уже, и рот немного шире, и он беспрестанно двигался, поводил плечами, точно платье ему под мышками резало, моргал, покашливал и шевелил пальцами, между тем ка

Втр 02 Июл 2013 06:57:37

9


[Материя и силаk (нем.)

Втр 02 Июл 2013 06:57:59

15


прошло его время (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:58:11
к сын его отличался какою-то небрежною неподвижностию.

PЛазаря петь!P повторил Василий Иванович.P Ты, Евгений, не думай, что я хочу, так сказать, разжалобить гостя: вот, мол, мы в каком захолустье живем. Я, напротив, того мнения, что для человека мыслящего нет захолустья. По крайней мере, я стараюсь, по возможности, не зарасти, как говорится, мохом, не отстать от века.

Василий Иванович вытащил из кармана новый желтый фуляр, который успел захватить, бегая в Аркадиеву комнату, и продолжал, помахивая им по воздуху:

PЯ уже не говорю о том, что я, например, не без чувствительных для себя пожертвований, посадил мужиков на оброк и отдал им свою землю исполу. Я считал это своим долгом, самое благоразумие в этом случае повелевает, хотя другие владельцы даже не помышляют об этом: я говорю о науках, об образовании.

PДа; вот я вижу у тебя [Друг здравияk на тысяча восемьсот пятьдесят пятый год,P заметил Базаров.

PМне его по знакомству старый товарищ высылает,P поспешно проговорил Василий Иванович,P но мы, например, и о френологии имеем понятие,P прибавил он, обращаясь, впрочем, более к Аркадию и указывая на стоявшую на шкафе небольшую гипсовую головку, разбитую на нумерованные четырехугольники,P нам и Шенлейн не остался безызвестен, и Радемахер.

PА в Радемахера еще верят в *** губернии?P спросил Базаров.

Василий Иванович закашлял.

PВ губернии Конечно, вам, господа, лучше знать; где ж нам за вами угоняться? Ведь вы нам на смену пришли. И в мое время какой-нибудь гуморалист Гоффман, какой-нибудь Броун с его витализмом казались очень смешны, а ведь тоже гремели когда-то. Кто-нибудь новый заменил у вас Радемахера, вы ему поклоняетесь, а через двадцать лет, пожалуй, и над тем смеяться будут.

PСкажу тебе в утешение,P промолвил Базаров,P что мы теперь вообще над медициной смеемся и ни перед кем не преклоняемся.

PКак же это так? Ведь ты доктором хочешь быть?

PХочу, да одно другому не мешает.

Василий Иванович потыкал третьим пальцем в трубку, где еще оставалось немного горячей золы.

PНу, может быть, может быть спорить не стану. Ведь я что? Отставной штаб-лекарь, волату[32 - вот и все (от франц. voila tout)]; теперь вот в агрономы попал. Я у вашего дедушки в бригаде служил,P обратился он опять к Аркадию,P да-с, да-с; много я на своем веку видал видов. И в каких только обществах не бывал, с кем не важивался! Я, тот самый я, которого вы изволите видеть теперь перед собою, я у князя Витгенштейна и у Жуковского пульс щупал! Тех-то, в южной-то армии, по четырнадцатому, вы понимаете (и тут Василий Иванович значительно сжал губы), всех знал наперечет. Ну, да ведь мое дело сторона; знай свой ланцет, и баста! А дедушка ваш очень почтенный был человек, настоящий военный.

PСознайся, дубина была порядочная,P лениво промолвил Базаров.

PАх, Евгений, как это ты выражаешься! помилосердуй Конечно, генерал Кирсанов не принадлежал к числу

PНу, брось его,P перебил Базаров.P Я, как подъезжал сюда, порадовался на твою березовую рощицу, славно вытянулась.

Василий Иванович оживился.

PА ты посмотри, садик у меня теперь какой! Сам каждое деревцо сажал. И фрукты есть, и ягоды, и всякие медицинские травы. Уж как вы там ни хитрите, господа молодые, а все-таки старик Парацельсий святую правду изрек: in herbis, verbis et lapidibus[33 - в травах, словах и камнях (лат.)] Ведь я, ты знаешь, от практики отказался, а раза два в неделю приходится стариной тряхнуть. Идут за советом нельзя же гнать в шею. Случается, бедные прибегают к помощи. Да и докторов здесь совсем нет. Один здешний сосед, представь, отставной майор, тоже лечит. Я спрашиваю о нем: учился ли он медицине?.. Говорят мне: нет, он не учился, он больше из филантропии Ха-ха, из филантропии! а? каково! Ха-ха! ха-ха!

PФедька! набей мне трубку!P сурово проговорил Базаров.

PА то здесь другой доктор, приезжает к больному,P продолжал с каким-то отчаяньем Василий Иванович,P а больной уже ad patres[34 - отправился к праотцам (лат.)]; человек и не пускает доктора, говорит: теперь больше не надо. Тот этого не ожидал, сконфузился и спрашивает: [Что, барин перед смертью икал?k [Икали-сk.P [И много икал?k [Многоk.P [А, ну это хорошоk,P да и верть назад. Ха-ха-ха!

Старик один засмеялся; Аркадий выразил улыбку на своем лице. Базаров только затянулся. Беседа продолжалась таким образом около часа; Аркадий успел сходить в свою комнату, которая оказалась предбанником, но очень уютным и чистым. Наконец вошла Танюша и доложила, что обед готов.

Василий Иванович первый поднялся.

PПойдемте, господа! Извините великодушно, коли наскучил. Авось хозяйка моя удовлетворит вас более моего.

Обед, хотя наскоро сготовленный, вышел очень хороший, даже обильный; только вино немного, как говорится, подгуляло: почти черный херес, купленный Тимофеичем в городе у знакомого купца, отзывался не то медью, не то канифолью; и мухи тоже мешали. В обыкновенное время дворовый мальчик отгонял их большою зеленой веткой; но на этот раз Василий Иванович услал его из боязни осуждения со стороны юного поколения. Арина Власьевна успела принарядиться; надела высокий чепец с шелковыми лентами и голубую шаль с разводами. Она опять всплакнула, как только увидела своего Енюшу, но мужу не пришлось ее усовещевать: она сама поскорей утерла свои слезы, чтобы не закапать шаль. Ели одни молодые люди: хозяева давно пообедали. Прислуживал Федька, видимо обремененный необычными сапогами, да помогала ему женщина с мужественным лицом и кривая, по имени Анфисушка, исполнявшая должности ключницы, птичницы и прачки. Василий Иванович во все время обеда расхаживал по комнате и с совершенно счастливым и даже блаженным видом говорил о тяжких опасениях, внушаемых ему наполеоновскою политикой и запутанностью итальянского вопроса. Арина Власьевна не замечала Аркадия, не потчевала его; подперши кулачком свое круглое лицо, которому одутловатые, вишневого цвета губки и родинки на щеках и над бровями придавали выражение очень добродушное, она не сводила глаз с сына и все вздыхала; ей смертельно хотелось узнать, на сколько времени он приехал, но спросить его она боялась. [Ну, как скажет на два дняk,P думала она, и сердце у ней замирало. После жареного Василий Иванович исчез на мгновение и возвратился с откупоренною полубутылкой шампанского. [Вот,P воскликнул он,P хоть мы и в глуши живем, а в торжественных случаях имеем чем себя повеселить!k Он налил три бокала и рюмку, провозгласил здоровье [неоцененных посетителейk и разом, по-военному, хлопнул свой бокал, а Арину Власьевну заставил выпить рюмку до последней капельки. Когда очередь дошла до варенья, Аркадий, не терпевший ничего сладкого, почел, однако, своею обязанностью отведать от четырех различных, только что сваренных сортов, тем более что Базаров отказался наотрез и тотчас закурил сигарку. Потом явился на сцену чай со сливками, с маслом и кренделями; потом Василий Иванович повел всех в сад, для того чтобы полюбоваться красотою вечера. Проходя мимо скамейки, он шепнул Аркадию:

PНа сем месте я люблю философствовать, глядя на захождение солнца: оно приличествует пустыннику. А там, подальше, я посадил несколько деревьев, любимых Горацием.

PЧто за деревья?P спросил, вслушавши

Втр 02 Июл 2013 06:58:17

XXV


В Никольском, в саду, в тени высокого ясеня, сидели на дерновой скамейке Катя с Аркадием; на земле возле них поместилась Фифи, придав своему длинному телу тот изящный поворот, который у охотников слывет [русачьей полежкойk. И Аркадий и Катя молчали; он держал в руках полураскрытую книгу, а она выбирала из корзинки оставшиеся в ней крошки белого хлеба и бросала их небольшой семейке воробьев, которые, с свойственной им трусливою дерзостью, прыгали и чирикали у самых ее ног. Слабый ветер, шевеля в листьях ясеня, тихонько двигал взад и вперед, и по темной дорожке, и по желтой спине Фифи, бледно-золотые пятна света; ровная тень обливала Аркадия и Катю; только изредка в ее волосах зажигалась яркая полоска. Они молчали оба; но именно в том, как они молчали, как они сидели рядом, сказывалось доверчивое сближение; каждый из них как будто и не думал о своем соседе, а втайне радовался его близости. И лица их изменились с тех пор, как мы их видели в последний раз: Аркадий казался спокойнее, Катя оживленнее, смелей.

PНе находите ли вы,P начал Аркадий,P что ясень по-русски очень хорошо назван: ни одно дерево так легко и ясно не сквозит на воздухе, как он.

Катя подняла глаза кверху и промолвила: [Даk, а Аркадий подумал: [Вот эта не упрекает меня за то, что я красиво выражаюсьk.

PЯ не люблю Гейне,P заговорила Катя, указывая глазами на книгу, которую Аркадий держал в руках,P ни когда он смеется, ни когда он плачет; я его люблю, когда он задумчив и грустит.

PА мне нравится, когда он смеется,P заметил Аркадий.

PЭто в вас еще старые следы вашего сатирического направления ([Старые следы!P подумал Аркадий.P Если б Базаров это слышал!k) Погодите, мы вас переделаем.

PКто меня переделает? Вы?

PКто?P Сестра; Порфирий Платонович, с которым вы уже не ссоритесь; тетушка, которую вы третьего дня проводили в церковь.

PНе мог же я отказаться! А что касается до Анны Сергеевны, она сама, вы помните, во многом соглашалась с Евгением.

PСестра находилась тогда под его влиянием, так же как и вы.

PКак и я! Разве вы замечаете, что я уже освободился из-под его влияния?

Катя промолчала.

PЯ знаю,P продолжал Аркадий,P он вам никогда не нравился.

PЯ не могу судить о нем.

PЗнаете ли что, Катерина Сергеевна? Всякий раз, когда я слышу этот ответ, я ему не верю Нет такого человека, о котором каждый из нас не мог бы судить! Это просто отговорка.

PНу, так я вам скажу, что он не то что мне не нравится, а я чувствую, что и он мне чужой, и я ему чужая да и вы ему чужой.

PЭто почему?

PКак вам сказать Он хищный, а мы с вами ручные.

PИ я ручной?

Катя кивнула головой.

Аркадий почесал у себя за ухом.

PПослушайте, Катерина Сергеевна: ведь это, в сущности, обидно.

PРазве вы хотели бы быть хищным?

PХищным нет, но сильным, энергическим.

PЭтого нельзя хотеть Вот ваш приятель этого и не хочет, а в нем это есть.

PГм! Так вы полагаете, что он имел большое влияние на Анну Сергеевну?

PДа. Но над ней никто долго взять верх не может,P прибавила Катя вполголоса.

PПочему вы это думаете?

PОна очень горда я не то хотела сказать она очень дорожит своею независимостью.

PКто же ею не дорожит?P спросил Аркадий, а у самого в уме мелькнуло: [На что она?k [На что она?k мелькнуло и у Кати. Молодым людям, которые часто и дружелюбно сходятся, беспрестанно приходят одни и те же мысли.

Аркадий улыбнулся и, слегка придвинувшись к Кате, промолвил шепотом:

PСознайтесь, что вы немножко ее боитесь.

PКого?

PЕе,P значительно повторил Аркадий.

PА вы?P в свою очередь спросила Катя.

PИ я; заметьте, я сказал: и я.

Катя погрозила ему пальцем.

PЭто меня удивляет,P начала она,P никогда сестра так не была расположена к вам, как именно теперь, гораздо больше, чем в первый ваш приезд.

PВот как!

PА вы этого не заметили? Вас это не радует?

Аркадий задумался.

PЧем я мог заслужить благоволение Анны Сергеевны? Уж не тем ли, что привез ей письма вашей матушки?

PИ этим, и другие есть причины, которых я не скажу.

PЭто почему?

PНе скажу.

PО! я знаю: вы очень упрямы.

PУпряма.

PИ наблюдательны.

Катя посмотрела сбоку на Аркадия.

PМожет быть, вас это сердит? О чем вы думаете?

PЯ думаю о том, откуда могла прийти вам эта наблюдательность, которая действительно есть в вас. Вы так пугливы, недоверчивы; всех чуждаетесь

PЯ много жила одна: поневоле размышлять станешь. Но разве я всех чуждаюсь?

Аркадий бросил признательный взгляд на Катю.

PВсе это прекрасно,P продолжал он,P но люди в вашем положении, я хочу сказать с вашим состоянием, редко владеют этим даром; до них, как до царей, истине трудно дойти.

PДа ведь я не богатая.

Аркадий изумился и не сразу понял Катю. [И в самом деле, имение-то все сестрино!k пришло ему в голову; эта мысль ему не была неприятна.

PКак вы это хорошо сказали!P промолвил он.

PА что?

PСказали хорошо; просто, не стыдясь и не рисуясь. Кстати: я воображаю, в чувстве человека, который знает и говорит, что он беден, должно быть что-то особенное, какое-то своего рода тщеславие.

PЯ ничего этого не испытала по милости сестры; я упомянула о своем состоянии только потому, что к слову пришлось.

PТак; но сознайтесь, что и в вас есть частица того тщеславия, о котором я сейчас говорил.

PНапример?

PНапример, ведь вы,P извините мой вопрос,P вы бы не пошли замуж за богатого человека?

PЕсли б я его очень любила Нет, кажется, и тогда бы не пошла.

PА! вот видите!P воскликнул Аркадий и, погодя немного, прибавил: А отчего бы вы за него не пошли?

PОттого, что и в песне про неровнюшку поется.

PВы, может быть, хотите властвовать или

PО нет! к чему это? Напротив, я готова покоряться, только неравенство тяжело. А уважать себя и покоряться это я понимаю; это счастье; но подчиненное существование Нет, довольно и так.

PДовольно и так,P повторил за Катей Аркадий.P Да, да,P продолжал он,P вы недаром одной крови с Анной Сергеевной; вы так же самостоятельны, как она; но вы более скрытны. Вы, я уверен, ни за что первая не выскажете своего чувства, как бы оно ни было сильно и свято

PДа как же иначе?P спросила Катя.

PВы одинаково умны; у вас столько же, если не больше, характера, как у ней

PНе сравнивайте меня с сестрой, пожалуйста,P поспешно перебила Катя,P это для меня слишком невыгодно. Вы как будто забыли, что сестра и красавица, и умница, и вам в особенности, Аркадий Николаевич, не следовало бы говорить такие слова, и еще с таким серьезным лицом.

PЧто значит это: вам в особенности,P и из чего вы заключаете, что я шучу?

PКонечно, вы шутите.

PВы думаете? А что, если я убежден в том, что я говорю? Если я нахожу, что я еще не довольно сильно выразился?

PЯ вас не понимаю.

PВ самом деле? Ну, теперь я вижу: я точно слишком превозносил вашу наблюдательность.

PКак?

Аркадий ничего не ответил и отвернулся, а Катя отыскала в корзинке еще несколько крошек и начала бросать их воробьям; но взмах ее руки был слишком силен, и они улетали прочь, не успевши клюнуть.

PКатерина Сергеевна!P заговорил вдруг Аркадий,P вам это, вероятно, все равно: но знайте, что я вас не только на вашу сестру,P ни на кого в свете не променяю.

Он встал и быстро удалился, как бы испугавшись сло

Втр 02 Июл 2013 06:58:40

35


даром (лат.), по-любительски (от франц. en amateur)

Втр 02 Июл 2013 06:58:46
сь, Базаров.

PА как же акации.

Базаров начал зевать.

PЯ полагаю, пора путешественникам в объятия к Морфею,P заметил Василий Иванович.

PТо есть пора спать!P подхватил Базаров.P Это суждение справедливое. Пора, точно.

Прощаясь с матерью, он поцеловал ее в лоб, а она обняла его и за спиной, украдкой, его благословила трижды. Василий Иваныч проводил Аркадия в его комнату и пожелал ему [такого благодатного отдохновения, какое и я вкушал в ваши счастливые летаk. И действительно, Аркадию отлично спалось в своем предбаннике: в нем пахло мятой, и два сверчка вперебивку усыпительно трещали за печкой. Василий Иванович отправился от Аркадия в свой кабинет и, прикорнув на диване в ногах у сына, собирался было поболтать с ним, но Базаров тотчас его отослал, говоря, что ему спать хочется, а сам не заснул до утра. Широко раскрыв глаза, он злобно глядел в темноту: воспоминания детства не имели власти над ним, да к тому ж он еще не успел отделаться от последних горьких впечатлений. Арина Власьевна сперва помолилась всласть, потом долго-долго беседовала с Анфисушкой, которая, став, как вкопанная, перед барыней и вперив в нее свой единственный глаз, передавала ей таинственным шепотом все свои замечания и соображения насчет Евгения Васильевича. У старушки от радости, от вина, от сигарочного дыма совсем закружилась голова; муж заговорил было с ней и махнул рукою.

Арина Власьевна была настоящая русская дворяночка прежнего времени; ей бы следовало жить лет за двести, в старомосковские времена. Она была очень набожна и чувствительна, верила во всевозможные приметы, гаданья, заговоры, сны; верила в юродивых, в домовых, в леших, в дурные встречи, в порчу, в народные лекарства, в четверговую соль, в скорый конец света; верила, что если в светлое воскресение на всенощной не погаснут свечи, то гречиха хорошо уродится, и что гриб больше не растет, если его человеческий глаз увидит; верила, что черт любит быть там, где вода, и что у каждого жида на груди кровавое пятнышко; боялась мышей, ужей, лягушек, воробьев, пиявок, грома, холодной воды, сквозного ветра, лошадей, козлов, рыжих людей и черных кошек и почитала сверчков и собак нечистыми животными; не ела ни телятины, ни голубей, ни раков, ни сыру, ни спаржи, ни земляных груш, ни зайца, ни арбузов, потому что взрезанный арбуз напоминает голову Иоанна Предтечи; а об устрицах говорила не иначе, как с содроганием; любила покушать и строго постилась; спала десять часов в сутки и не ложилась вовсе, если у Василия Ивановича заболевала голова; не прочла ни одной книги, кроме [Алексиса, или Хижины в лесуk, писала одно, много два письма в год, а в хозяйстве, сушенье и варенье знала толк, хотя своими руками ни до чего не прикасалась и вообще неохотно двигалась с места. Арина Власьевна была очень добра и, по-своему, вовсе не глупа. Она знала, что есть на свете господа, которые должны приказывать, и простой народ, который должен служить,P а потому не гнушалась ни подобострастием, ни земными поклонами; но с подчиненными обходилась ласково и кротко, ни одного нищего не пропускала без подачки и никогда никого не осуждала, хотя и сплетничала подчас. В молодости она была очень миловидна, играла на клавикордах и изъяснялась немного по-французски; но в течение многолетних странствий с своим мужем, за которого она вышла против воли, расплылась и позабыла музыку и французский язык. Сына своего она любила и боялась несказанно; управление имением предоставила Василию Ивановичу и уже не входила ни во что: она охала, отмахивалась платком и от испуга подымала брови все выше и выше, как только ее старик начинал толковать о предстоявших преобразованиях и о своих планах. Она была мнительна, постоянно ждала какого-то большого несчастья и тотчас плакала, как только вспоминала о чем-нибудь печальном Подобные женщины теперь уже переводятся. Бог знает следует ли радоваться этому!

Втр 02 Июл 2013 06:58:54
в, сорвавшихся у него с языка.

А Катя уронила обе руки вместе с корзинкой на колени и, наклонив голову, долго смотрела вслед Аркадию. Понемногу алая краска чуть-чуть выступила на ее щеки; но губы не улыбались, и темные глаза выражали недоумение и какое-то другое, пока еще безымянное чувство.

PТы одна?P раздался возле нее голос Анны Сергеевны.P Кажется, ты пошла в сад с Аркадием.

Катя не спеша перевела свои глаза на сестру (изящно, даже изысканно одетая, она стояла на дорожке и кончиком раскрытого зонтика шевелила уши Фифи) и не спеша промолвила:

PЯ одна.

PЯ это вижу,P отвечала та со смехом,P он, стало быть, ушел к себе?

PДа.

PВы вместе читали?

PДа.

Анна Сергеевна взяла Катю за подбородок и приподняла ее лицо.

PВы не поссорились, надеюсь?

PНет,P сказала Катя и тихо отвела сестрину руку.

PКак ты торжественно отвечаешь! Я думала найти его здесь и предложить ему пойти гулять со мною. Он сам меня все просит об этом. Тебе из города привезли ботинки, поди примерь их: я уже вчера заметила, что твои прежние совсем износились. Вообще ты не довольно этим занимаешься, а у тебя еще такие прелестные ножки! И руки твои хороши только велики; так надо ножками брать. Но ты у меня не кокетка.

Анна Сергеевна отправилась дальше по дорожке, слегка шумя своим красивым платьем; Катя поднялась со скамейки и, взяв с собою Гейне, ушла тоже только не примерять ботинки.

[Прелестные ножки,P думала она, медленно и легко всходя по раскаленным от солнца каменным ступеням террасы,P прелестные ножки, говорите вы Ну, он и будет у нихk.

Но ей тотчас стало стыдно, и она проворно побежала вверх.

Аркадий пошел по коридору к себе в комнату; дворецкий нагнал его и доложил, что у него сидит господин Базаров.

PЕвгений!P пробормотал почти с испугом Аркадий,P давно ли он приехал?

PСию минуту пожаловали и приказали о себе Анне Сергеевне не докладывать, а прямо к вам себя приказали провести.

[Уж не несчастье ли какое у нас дома?P подумал Аркадий и, торопливо взбежав по лестнице, разом отворил дверь. Вид Базарова тотчас его успокоил, хотя более опытный глаз, вероятно, открыл бы в энергической по-прежнему, но осунувшейся фигуре нежданного гостя признаки внутреннего волнения. С пыльною шинелью на плечах, с картузом на голове, сидел он на оконнице; он не поднялся и тогда, когда Аркадий бросился с шумными восклицаниями к нему на шею.

PВот неожиданно! Какими судьбами!P твердил он, суетясь по комнате, как человек, который и сам воображает и желает показать, что он радуется.P Ведь у нас все в доме благополучно, все здоровы, не правда ли?

PВсе у вас благополучно, но не все здоровы,P проговорил Базаров.P А ты не тараторь, вели принести мне квасу, присядь и слушай, что я тебе сообщу в немногих, но, надеюсь, довольно сильных выражениях.

Аркадий притих, а Базаров рассказал ему свою дуэль с Павлом Петровичем. Аркадий очень удивился и даже опечалился; но не почел нужным это выказать; он только спросил, действительно ли не опасна рана его дяди? и, получив ответ, что она самая интересная, только не в медицинском отношении, принужденно улыбнулся, а на сердце ему и жутко сделалось, и как-то стыдно. Базаров как будто его понял.

PДа, брат,P промолвил он,P вот что значит с феодалами пожить. Сам в феодалы попадешь и в рыцарских турнирах участвовать будешь. Ну-с, вот я и отправился к [отцамk,P так заключил Базаров,P и на дороге завернул сюда чтобы все это передать, сказал бы я, если б я не почитал бесполезную ложь глупостью. Нет, я завернул сюда черт знает зачем. Видишь ли, человеку иногда полезно взять себя за хохол да выдернуть себя вон, как редьку из гряды; это я совершил на днях Но мне захотелось взглянуть еще раз на то, с чем я расстался, на ту гряду, где я сидел.

PЯ надеюсь, что эти слова ко мне не относятся,P возразил с волнением Аркадий,P я надеюсь, что ты не думаешь расстаться со мной.

Базаров пристально, почти пронзительно взглянул на него.

PБудто это так огорчит тебя? Мне сдается, что ты уже расстался со мною. Ты такой свеженький да чистенький должно быть, твои дела с Анной Сергеевной идут отлично.

PКакие мои дела с Анной Сергеевной?

PДа разве ты не для нее сюда приехал из города, птенчик? Кстати, как там подвизаются воскресные школы? Разве ты не влюблен в нее? Или уже тебе пришла пора скромничать?

PЕвгений, ты знаешь, я всегда был откровенен с тобою; могу тебя уверить, божусь тебе, что ты ошибаешься.

PГм! Новое слово,P заметил вполголоса Базаров.P Но тебе не для чего горячиться, мне ведь это совершенно все равно. Романтик сказал бы: я чувствую, что наши дороги начинают расходиться, а я просто говорю, что мы друг другу приелись.

PЕвгений

PДуша моя, это не беда; то ли еще на свете приедается! А теперь, я думаю, не проститься ли нам? С тех пор как я здесь, я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше. Кстати ж, я не велел откладывать лошадей.

PПомилуй, это невозможно!

PА почему?

PЯ уже не говорю о себе; но это будет в высшей степени невежливо перед Анной Сергеевной, которая непременно пожелает тебя видеть.

PНу, в этом ты ошибаешься.

PА я, напротив, уверен, что я прав,P возразил Аркадий.P И к чему ты притворяешься? Уж коли на то пошло, разве ты сам не для нее сюда приехал?

PЭто, может быть, и справедливо, но ты все-таки ошибаешься.

Но Аркадий был прав. Анна Сергеевна пожелала повидаться с Базаровым и пригласила его к себе через дворецкого. Базаров переоделся, прежде чем пошел к ней: оказалось, что он уложил свое новое платье так, что оно было у него под рукою.

Одинцова его приняла не в той комнате, где он так неожиданно объяснился ей в любви, а в гостиной. Она любезно протянула ему кончики пальцев, но лицо ее выражало невольное напряжение.

PАнна Сергеевна,P поторопился сказать Базаров,P прежде всего я должен вас успокоить. Перед вами смертный, который сам давно опомнился и надеется, что и другие забыли его глупости. Я уезжаю надолго, и согласитесь, хоть я и не мягкое существо, но мне было бы невесело унести с собою мысль, что вы вспоминаете обо мне с отвращением.

Анна Сергеевна глубоко вздохнула, как человек, только что взобравшийся на высокую гору, и лицо ее оживилось улыбкой. Она вторично протянула Базарову руку, и отвечала на его пожатие.

PКто старое помянет, тому глаз вон,P сказала она,P тем более что, говоря по совести, и я согрешила тогда если не кокетством, так чем-то другим. Одно слово: будемте приятелями по-прежнему. То был сон, не правда ли? А кто же сны помнит?

PКто их помнит? Да притом любовь ведь это чувство напускное.

PВ самом деле? Мне очень приятно это слышать.

Так выражалась Анна Сергеевна, и так выражался Базаров; они оба думали, что говорили правду. Была ли правда, полная правда, в их словах? Они сами этого не знали, а автор и подавно. Но беседа у них завязалась такая, как будто они совершенно поверили друг другу.

Анна Сергеевна спросила, между прочим, Базарова, что он делал у Кирсановых? Он чуть было не рассказал ей о своей дуэли с Павлом Петровичем, но удержался при мысли, как бы она не подумала, что он интересничает, и отвечал ей, что он все это время работал.

PА я,P промолвила Анна Сергеевна,P сперва хандрила, Б

Втр 02 Июл 2013 06:59:11

28


Пелуз и Фреми, [Общие основы химииk (франц.)

Втр 02 Июл 2013 06:59:28
ог знает отчего, даже за границу собиралась, вообразите!.. Потом это прошло; ваш приятель, Аркадий Николаич, приехал, и я опять попала в свою колею, в свою настоящую роль.

PВ какую это роль, позвольте узнать?

PРоль тетки, наставницы, матери, как хотите назовите. Кстати, знаете ли, что я прежде хорошенько не понимала вашей тесной дружбы с Аркадием Николаичем; я находила его довольно незначительным. Но теперь я его лучше узнала и убедилась, что он умен А главное, он молод, молод не то, что мы с вами, Евгений Васильич.

PОн все так же робеет в вашем присутствии?P спросил Базаров.

PА разве начала было Анна Сергеевна и, подумав немного, прибавила: Теперь он доверчивее стал, говорит со мною. Прежде он избегал меня. Впрочем, и я не искала его общества. Они большие приятели с Катей.

Базарову стало досадно. [Не может женщина не хитрить!k подумал он.

PВы говорите, он избегал вас,P произнес он с холодною усмешкой,P но, вероятно, для вас не осталось тайной, что он был в вас влюблен?

PКак? и он?P сорвалось у Анны Сергеевны.

PИ он,P повторил Базаров с смиренным поклоном.P Неужели вы этого не знали и я вам сказал новость?

Анна Сергеевна опустила глаза.

PВы ошибаетесь, Евгений Васильич.

PНе думаю. Но, может быть, мне не следовало упоминать об этом.P [А ты вперед не хитриk,P прибавил он про себя.

PОтчего не упоминать? Но я полагаю, что вы и тут придаете слишком большое значение мгновенному впечатлению. Я начинаю подозревать, что вы склонны к преувеличению.

PНе будемте лучше говорить об этом, Анна Сергеевна.

PОтчего же?P возразила она, а сама перевела разговор на другую дорогу. Ей все-таки было неловко с Базаровым, хотя она и ему сказала, и сама себя уверила, что все позабыто. Меняясь с ним самыми простыми речами, даже шутя с ним, она чувствовала легкое стеснение страха. Так люди на пароходе, в море, разговаривают и смеются беззаботно, ни дать ни взять, как на твердой земле; но случись малейшая остановка, появись малейший признак чего-нибудь необычайного, и тотчас же на всех лицах выступит выражение особенной тревоги, свидетельствующее о постоянном сознании постоянной опасности.

Беседа Анны Сергеевны с Базаровым продолжалась недолго. Она начала задумываться, отвечать рассеянно и предложила ему, наконец, перейти в залу, где они нашли княжну и Катю. [А где же Аркадий Николаич?k спросила хозяйка и, узнав, что он не показывался уже более часа, послала за ним. Его не скоро нашли: он забрался в самую глушь сада и, опершись подбородком на скрещенные руки, сидел, погруженный в думы. Они были глубоки и важны, эти думы, но не печальны. Он знал, что Анна Сергеевна сидит наедине с Базаровым, и ревности он не чувствовал, как бывало; напротив, лицо его тихо светлело; казалось, он и дивился чему-то, и радовался, и решался на что-то.

Втр 02 Июл 2013 07:00:02

16


свободная от предрассудков (франц.)

Втр 02 Июл 2013 07:40:50
>>50915062
>домашняя негулящая симпатичная 23 лвл

Я бы с тобой погулял, хоть и хикка. А тот кун охуел просто, хиккование тут не при чем. Сделай вид, что бросаешь его, возможно поможет.

Втр 02 Июл 2013 07:42:26
Забавно то, что всего 1 пост может поднят тред после часа сегования

Втр 02 Июл 2013 07:43:05
>>50916218
Он и не в курсах, то что его могут бросить тяны, которые с ним лишь по сети общаются.

Втр 02 Июл 2013 07:44:06
>>50916276
Ну общаться перестань. Если ему не совсем похуй - зашевелится.

Втр 02 Июл 2013 07:45:02
>>50915062
Ой бля, сажи пожри беспруфная шлюха. Чем твои сиськи отличаються от сисек другой шлюхи? Сгаю скрываю

Втр 02 Июл 2013 07:46:18
>>50916322
Зачем все пишут - скрываю? Шлюха от этого расстроиться должна? Ну что за самомнение.

Втр 02 Июл 2013 07:55:54
>>50916358
Пишут не для шлюх, а для пиздолизов как ты, чтобы понятно было, что с тредом надо делать ублюдок

Втр 02 Июл 2013 07:57:22
>>50916615
Но пиздолисы ведь все равно не скроют тред.

Втр 02 Июл 2013 08:04:34
>>50915062
Ты знаешь правила

Втр 02 Июл 2013 08:05:31
>>50916786
Какие?

Втр 02 Июл 2013 08:06:22
Ах ты пизда, снова за своё?

Втр 02 Июл 2013 08:07:00
>>50915062
>пруфов не будет
И сразу нахуй .

Втр 02 Июл 2013 08:07:26
У ВСЕХ, КТО ОТПИШЕТСЯ ПОСЛЕ ЭТОГО ПОСТА БЕЗ САЖИ, В СКОРОМ ВРЕМЕНИ УМРУТ ВСЕ РОДСТВЕННИКИ И ЗНАКОМЫЕ.

Втр 02 Июл 2013 08:07:41
>>50916840
Вай?

Втр 02 Июл 2013 08:09:59
>>50915062
>Я тян, пруфов не будет
Рака яичников тебе, мразь.

Втр 02 Июл 2013 08:10:32
>>50915062
Что-то дохуя тян за неделю на моих двачах.

Втр 02 Июл 2013 08:11:23
>>50916847
Ну наконец-то.

Втр 02 Июл 2013 08:11:32
Счастливчик
Ты желтый флаффи-пегас с белой гривой по имени Счастливчик.
Когда-то тебя отняли у мамочки. Ты тогда был еще совсем юным. Ты только начал разделять с мамочкой [вкусняшкиk, которыми ее кормили, однако был все еще не прочь отведать маминого молочка. Тогда-то человек и забрал тебя у нее.
Мамочка громко рыдала, пытаясь дотянуться до тебя, но у нее ничего не вышло. Человек же отшлепал и накричал на нее.
Ты свернулся в клубок и плакал не переставая. Тебе было очень обидно за мамочку, когда человек стал бить ее и кричать.
Потом человек принялся купать тебя. Быть в воде тебе совсем не нравилось, но когда ты начинал плакать, человек шлепал тебя по попе.
Наконец, он достал тебя из воды и вытер насухо. Затем уже другой человек посадил тебя в маленькую темную коробку, после чего ты почувствовал, что коробка (и ты вместе с ней) пришла в движение. По прошествии некоторого времени, показавшегося тебе вечностью, коробку все же открыли. Перед собой ты увидел небольшого человека. Человек выглядел довольно мило и был одет в красивое платьице. Девочка пощекотала тебя под подбородком и погладила.
Твои маленькие крылышки затрепетали, когда она угостила тебя сладкой клубникой. Постепенно ты стал забывать о мамочке. Твоя хозяйка устроила тебе маленькую кроватку рядом со своей. Иногда она кормила тебя из бутылочки, и это было почти как мамино молочко, но не такое сладкое. Тебе нравилось укутываться в свое одеяльце и, обнимая ее пальчик, тихонько ворковать с ней. Хозяйка часто обнимала тебя, а ты радостно лепетал что-то в ответ.
Дни становились все короче и холоднее, и твоя хозяйка стала каждый день на долгое время уходить из дома.
Ее папочка называл это [школаk. Там она узнавала разные вещи. Странно Неужели она не могла узнавать что-то новое не выходя их дома, как это делал ты? Ты стал видеть ее все реже и реже. Иногда, когда ты хотел поиграть с ней, она начинала злиться и объясняла, что сейчас не время, и что ей надо делать дурацкое домашнее задание. Но если задание было дурацким, зачем вообще его было делать? И ты решил помочь Если у хозяйки не будет домашнего задания, то ей не придется его делать, ведь так? Поэтому ты изжевал некоторые из бумаг, на которых она писала. Плохие бумаги! Ты так хотел поиграть, а они только мешали! Однако это было не такой уж хорошей идеей: хозяйка разозлилась, а следом за ней разозлился и ее папочка.
Они отшлепали тебя, заставили долгое время просидеть на улице в холоде и не покормили. Ты плакал и кричал, пока, наконец, тебя не впустили. Ты пытался извиниться перед своей хозяйкой, но она все так же осталась зла на тебя. Ты даже пытался обнять ее, ведь обнимашки могут все исправить и сделать лучше! Но она даже не посмотрела на тебя. Ты улегся в своей кроватке и плакал, пока не заснул.
А после дела становились только хуже. Например, как в тот раз, когда хозяйка пригласила к себе своих друзей поиграть. И ты, конечно, тоже хотел играть! Ты даже принес свой любимый мячик, но над тобой только посмеялись. А потом один из них злой мальчишка взял тебя на руки и стал дергать за крылышки!
Ты расплакался, но он в ответ лишь рассмеялся, а потом даже попытался засунуть что-то в тебе в попку! Его все же вскоре остановили, но ты не мог сдержать слез: ты всего лишь хотел поиграть, а противный человек сделал больно крылышкам и попке! Когда никто не видел, он отшлепал тебя, назвал глупым за то, что ты доставил ему неприятностей. Но ты был ни в чем не виноват! Ты просто хотел поиграть, а он сделал тебе больно!
А однажды хозяйка решила, что не хочет больше видеть тебя в своей комнате. Ее папочка обустроил тебе отдельную комнату и перенес туда твои кроватку, лоток, миски с едой и водой. Тебе приходилось оставаться в своей комнате почти постоянно.
Хозяйка больше не хотела играть. Ее мамочка и папочка только изредка выпускали тебя погулять во дворе. Все остальное время ты в одиночестве играл со своим мячиком и кубиками. Иногда ты начинал плакать, надеясь, что тебя услышат, ведь ты очень хотел обнять кого-нибудь или с кем-то поиграть, но никто так и не приходил. Каждый день тебе приносили свежую еду и чистили лоток, а каждые два дня приносили свежую воду. Иногда давали новое чистое одеяльце. Но тебе было так одиноко Ты хотел просто взмахнуть своими крылышками и улететь отсюда. Но крылышки не могли поднять тебя в воздух.
Ты совсем прекратил играть, едва прикасался к еде. Ты целыми днями лежал в кроватке.
Однажды ты закрыл свои глаза и больше уже никогда не открывал их.
- Но доктор, он выглядел совсем здоровым и ему был всего год от роду. Что с ним могло случиться? Может это от вздутия живота?
- Вряд ли, флаффи не подвержены этому заболеванию. Скажите-ка как часто вы с ним контактировали?
- Не особо часто. После того как дочка перестала с ним играть, мы держали его в безопасной комнате.
- Что ж, это может прозвучать глупо, но я уверен, что флаффи умер от недостатка внимания.
- Да ладно вам, бросьте
- Я говорю на полном серьезе, мистер Миллз. Флаффи были созданы для того чтобы составлять кому-нибудь компанию. Чтобы оставаться здоровыми им нужны любовь и внимание. А без них Они могут в буквальном смысле умереть от тоски. Почти как кролики, у которых от волнения может случиться сердечный приступ.
- Господи! Кэйтилин убьет меня
- По правде говоря, если она все это время игнорировала Счастливчика, то ответственна за случившееся так же, как и вы с женой.
- Здорово. Теперь мы все убийцы флаффи.
- Может это и не мое дело, но я считаю, что именно поэтому домашних животных не следует просто преподносить в качестве подарка.
- Что ж, вы правы, доктор. Спасибо, что уделили мне время.
Наблюдаешь за тем, как мистер Миллз покидает твой кабинет. Качая головой заполняешь медицинскую карту. Еще один флаффи умер с разбитым сердцем. Когда же, наконец, люди поймут?
- Доктор Клемонс? Ваш пациент на 14:30 уже здесь. Немецкая овчарка. Гонялась за кроликом, вывернула емкость с кипятком себе на лапу.
- Поместите ее в смотровую номер два, я скоро приду.
[Ни одно животное не заслуживает участи умереть без любви и в полном одиночествеk, думаешь про себя ты.
Время возвращаться к работе.

Жизнь на маминой спине

Ты белый единорог-жеребенок, с яркой голубой гривой и хвостиком, которые конечно в твоем возрасте еще не выросли.
Ты сидишь на спине у матери вместе со своей сестренкой зеленой пегасихой. Если честно ты вообще не знаешь ничего, кроме материнской спины. Это единственное твое прибежище в этом огромном и страшном мире. Иногда твоя мать встает и идет куда-то, скорее всего искать нямки, чтобы у тебя всегда было молочко. Но потом она обязательно остановится, когда у тебя или у твоей сестренки начнут болеть животики. Она ищет какое-нибудь темное место, где ложится на бок и ты можешь переползти на ее живот, где для тебя готова вкусная еда.
Раньше твоя мама ложилась на бок чтобы кормить тебя, или чтобы спать только в одной большой картонной коробке. Но некоторое время назад страшный монстр с маленьким сухим деревом в руках забрал коробку, чтобы кинуть туда всякие мелкие вещи, сухую землю и прочий мусор. Теперь она постоянно куда-то идет, останавливаясь лишь на то, чтобы кормить малышей или поспать. И правильно? Зачем нужна глупая коробка, когда есть мам

Втр 02 Июл 2013 08:11:32

Читоз (Отрывок)

Как долго Читоз сидел тут? Он не знал. Тут было жарко, плохо пахло и было трудно дышать. Изо всех сил он бил своими маленькими лапками шуршащую темноту, но та не отпускала его. Не помогали и просьбы и угрозы. Тишина зависла вокруг молодого флаффи. Сейчас он свернулся калачиком на дне своего пакета и тихо плакал. Он не спас гривку-маму, как ему наказала хозяйка, он не смог научится рисовать красиво, чтобы пришел фермер он плохой флаффи. Что будет дальше? ведь даже его любимый [Волшебныйk мелок сейчас торчал в его дальнем зубе, и сколько бы он не пытался его достать языком он только перепачкался собственной слюной.
В отчаянии он стал водить в полной темноте по шуршащей поверхности пакета копытцем, словно бы он рисовал.
И тут мусорный контейнер дрогнул. Раздался гулкий металлический звон. Это был Фермер? он пришел чтобы забрать Читоза из этой проклятой тьмы? Звук повторился. И еще раз и еще. И тут металлическая бочка перевернулась, выбрасывая своё содержимое на лужайку. Качаясь Читоз выполз наружу. Нет это был не фермер. Это были другие флаффи! Вот уж точно неожиданность.
Небольшое стадо рывками бегало по лужайке собирая незначительные объедки.
-Нями-Нями! изредка кричали они.
Это были самые странные флаффи, которых он видел. С ужасной окровавленной шерстью, страшными глазами и сочащимися гноем ранами.
Минутная радость Читоза сменилась страхом. Он даже обделался от ужаса, особенно когда большой единорог с отломанным рогом и сломанной ногой резко взглянул на него.
- Нями! Раздалось со всех сторон. Мохнаты страшилища стали двигаться в сторону Читоза.
- Нефь- только и кричал он Читоз не няма! Читоф холосый фаффи!
Ему оставалось только пятиться назад.
Пятиться назад он то мог, но долго ли это могло продолжаться? чудовища, что окружали его в любую минуту готовы были кинуться на него и превратить Читоза в свою [Нямуk. Монстры-флаффи же все плотнее и плотнее стягивались вокруг, он уже чуял зловонное дыхание этих тварей. Прямо из пастей флаффи-монстров почему-то пахло жеребятами и другими флаффи!
Неожиданно для Читоза его попа дотронулась до чего-то холодного. От этого он даже вскрикнул. Идти дальше было некуда.
Видимо именно этого и ждали страшные флаффи. Всем скопом они рванули вперед. Но явно им просто не хватало ума. В такой давке часть из них попадала, другие отклонились от заданного курса. Читозу же опять начало вести от страху он встал на дыбы и опрокинулся назад на спинку. Как оказалось он угодил прямо внутри старого детского ролика с четырьмя колесами, который некогда вынесли на помойку.
От полученного толчка тот пришел в движения, унося пушистую задницу Читоза подальше от прожорливых бешенных флаффи. Те с шипением пытались его догнать, но их конечности были повреждены, они не могли никак скооперироваться, постоянно падая на пол. Им оставалось только клацать зубами в воздухе и издавать страшные звуки.
Сперва это страшно напугало нашего героя. Он закрыл глазки копытцами и оставил за собой небольшой плохо пахнущий влажный след. Но подождите? Такое ему именно происходило в Забавном Ящике! Малыши флаффи на маленьких гоночных машинках. И пусть вместо машинки у Читоза был только Ролик, катящийся по наклонной улице. Но тем малышам это нравилось, чем же он хуже? Он почувствовал прилив удовольствия, как только встречный ветер стал трепать его гриву. И как он не радовался, когда те, странные люди везли в клетке чтобы отдать на корм Рисующему Комару?
Теперь он был в восторге. Он был самым быстрым флаффи в этом городе. Ему не хотелось останавливаться, хотя как это сделать он не знал. Не знал он и того, что все улицы ведут в низину, там где расположился вокзал, железнодорожное полотно и множество старых складов

Отрывок два
Тянулись самые страшные часы в жизни Читоза. Темнота узкой клетки, плач и крики вокруг. а главное полная безысходность. Даже какать в этой клетке было невозможно, так или иначе рано или поздно он оказывался в собственном говне.
Читоз, как и многие другие флаффи находились на небольшом дощатом помосте над огромным бетонным котлованом. А вот что было внизу? А внизу постоянно шипели и [булькалиk своими ужасными голосами что-то про [нямиk ужасные флаффи монстры.
Вуду, одетый сегодня в серый плащ носился то туда-то сюда, подобно огромному крылатому монстру. Каждый раз слышался его мерзкий голос, потом скрежет открывающейся клетки. Раздавался дикий плач какого-нибудь флаффи и его мольбы о пощаде. Но плач перерождался в безумные вопли и предсмертные крипы. Потом все повторялось. После каждого такого раза страшный человек чертил что-то больным соком на полу. Он рисовал какие-то круги и закорючки, расставлял какие то свечи, бормотал на странном языке, после чегго каждый раз добавлял: Теперь вас никто не спасет, я не пущу его сюда.
В итоге из всех флаффи, что стали его сегодняшними жертвами, по крайней мере тех, кого Читоз мог увидеть из места своего заточения, повезло только одному: Его просто погрузили в воду, и держали там, пока он не перестал мельтешить в воздухе копытцами и махать крылышками. Другим повезло намного меньше. Одно, например, Вуду расположил на металлическом блюдце над огнями свечей. Сперва Флаффи просто жаловался, что ему горячо и больно, потом стал пританцовывать. Эти страдания снова насыщали Вуду, он даже станцевал чечетку, вокруг умирающего в муках. Все это напоминало Читозу тот самый день, когда он впервые попал сюда. ему было больно даже без физической боли, и страшно до дрожи. А еще он испытывал странное чувство. Флаффи не умеют злиться, это чувство не заложено в них, но если бы могли это было то самое, что сейчас испытывал наш герой.
И вот пришел его черед. Ржавые петли заскрипели и рука, в кожаной перчатке схватила его за гриву.
- Вот и ты протянул Вуду, скаля зубы С чего бы начать? Отрезать тебе ноги? Или сразу голову.
- Ниеф,, ниеф бормотал Читоз пытаясь вырваться. Его извивания тела выглядели крайне неуклюже.
- Знаешь, что, дружок протянул Вуду Я долго не мог понять, почему ВЫ получились именно такими, какими сейчас являетесь. Все эти генные программы, правила безопасности. Почему они не работают как надо. Да, виноват, видимо мы переборщили с геномом человека. Это не законно. Но мы все же переборщили. Вы должны были умирая постоянно повторять [Вюбвю папю, Вюбвю папю!k и улыбаться!
Почему-то боль не приходила к Читозу, как к другим. Вуду ничего не делал с ним, а просто мотал из стороны в сторону. От этого у Читоза слегка кружилась голова, но все происшествия, что ему пришлось испытать на своей некрасивой шкурке, научили его не чувствовать это. Тем временем Вуду продолжал:
- Более того, вы не должны были ВЕРИТЬ. Вера, надежда, все это не для вас! Вы говорите что любите, но вы не знаете что такое любовь. Вы можете только срать, жрать и размножаться. Но вы же, сука, верите!
Читоз уже стал не понимать, что от него хотят. И то что Вуду нес для него было абсолютной бессмыслицей, ну кроме некоторых слов.
- Знаешь, через мои руки прошли сотни флаффи. Тысячи! Это была не игра, это был эксперимент. Каждый раз убивая вас, я хотел найти ответ на все эти вопросы. И что? Вы сперва верили в Святые Макароны, а потом? А потом придумали какого-то Фермера? Я полагал, что это сказка,

Втр 02 Июл 2013 08:11:32

Читоз (Отрывок)

Как долго Читоз сидел тут? Он не знал. Тут было жарко, плохо пахло и было трудно дышать. Изо всех сил он бил своими маленькими лапками шуршащую темноту, но та не отпускала его. Не помогали и просьбы и угрозы. Тишина зависла вокруг молодого флаффи. Сейчас он свернулся калачиком на дне своего пакета и тихо плакал. Он не спас гривку-маму, как ему наказала хозяйка, он не смог научится рисовать красиво, чтобы пришел фермер он плохой флаффи. Что будет дальше? ведь даже его любимый [Волшебныйk мелок сейчас торчал в его дальнем зубе, и сколько бы он не пытался его достать языком он только перепачкался собственной слюной.
В отчаянии он стал водить в полной темноте по шуршащей поверхности пакета копытцем, словно бы он рисовал.
И тут мусорный контейнер дрогнул. Раздался гулкий металлический звон. Это был Фермер? он пришел чтобы забрать Читоза из этой проклятой тьмы? Звук повторился. И еще раз и еще. И тут металлическая бочка перевернулась, выбрасывая своё содержимое на лужайку. Качаясь Читоз выполз наружу. Нет это был не фермер. Это были другие флаффи! Вот уж точно неожиданность.
Небольшое стадо рывками бегало по лужайке собирая незначительные объедки.
-Нями-Нями! изредка кричали они.
Это были самые странные флаффи, которых он видел. С ужасной окровавленной шерстью, страшными глазами и сочащимися гноем ранами.
Минутная радость Читоза сменилась страхом. Он даже обделался от ужаса, особенно когда большой единорог с отломанным рогом и сломанной ногой резко взглянул на него.
- Нями! Раздалось со всех сторон. Мохнаты страшилища стали двигаться в сторону Читоза.
- Нефь- только и кричал он Читоз не няма! Читоф холосый фаффи!
Ему оставалось только пятиться назад.
Пятиться назад он то мог, но долго ли это могло продолжаться? чудовища, что окружали его в любую минуту готовы были кинуться на него и превратить Читоза в свою [Нямуk. Монстры-флаффи же все плотнее и плотнее стягивались вокруг, он уже чуял зловонное дыхание этих тварей. Прямо из пастей флаффи-монстров почему-то пахло жеребятами и другими флаффи!
Неожиданно для Читоза его попа дотронулась до чего-то холодного. От этого он даже вскрикнул. Идти дальше было некуда.
Видимо именно этого и ждали страшные флаффи. Всем скопом они рванули вперед. Но явно им просто не хватало ума. В такой давке часть из них попадала, другие отклонились от заданного курса. Читозу же опять начало вести от страху он встал на дыбы и опрокинулся назад на спинку. Как оказалось он угодил прямо внутри старого детского ролика с четырьмя колесами, который некогда вынесли на помойку.
От полученного толчка тот пришел в движения, унося пушистую задницу Читоза подальше от прожорливых бешенных флаффи. Те с шипением пытались его догнать, но их конечности были повреждены, они не могли никак скооперироваться, постоянно падая на пол. Им оставалось только клацать зубами в воздухе и издавать страшные звуки.
Сперва это страшно напугало нашего героя. Он закрыл глазки копытцами и оставил за собой небольшой плохо пахнущий влажный след. Но подождите? Такое ему именно происходило в Забавном Ящике! Малыши флаффи на маленьких гоночных машинках. И пусть вместо машинки у Читоза был только Ролик, катящийся по наклонной улице. Но тем малышам это нравилось, чем же он хуже? Он почувствовал прилив удовольствия, как только встречный ветер стал трепать его гриву. И как он не радовался, когда те, странные люди везли в клетке чтобы отдать на корм Рисующему Комару?
Теперь он был в восторге. Он был самым быстрым флаффи в этом городе. Ему не хотелось останавливаться, хотя как это сделать он не знал. Не знал он и того, что все улицы ведут в низину, там где расположился вокзал, железнодорожное полотно и множество старых складов

Отрывок два
Тянулись самые страшные часы в жизни Читоза. Темнота узкой клетки, плач и крики вокруг. а главное полная безысходность. Даже какать в этой клетке было невозможно, так или иначе рано или поздно он оказывался в собственном говне.
Читоз, как и многие другие флаффи находились на небольшом дощатом помосте над огромным бетонным котлованом. А вот что было внизу? А внизу постоянно шипели и [булькалиk своими ужасными голосами что-то про [нямиk ужасные флаффи монстры.
Вуду, одетый сегодня в серый плащ носился то туда-то сюда, подобно огромному крылатому монстру. Каждый раз слышался его мерзкий голос, потом скрежет открывающейся клетки. Раздавался дикий плач какого-нибудь флаффи и его мольбы о пощаде. Но плач перерождался в безумные вопли и предсмертные крипы. Потом все повторялось. После каждого такого раза страшный человек чертил что-то больным соком на полу. Он рисовал какие-то круги и закорючки, расставлял какие то свечи, бормотал на странном языке, после чегго каждый раз добавлял: Теперь вас никто не спасет, я не пущу его сюда.
В итоге из всех флаффи, что стали его сегодняшними жертвами, по крайней мере тех, кого Читоз мог увидеть из места своего заточения, повезло только одному: Его просто погрузили в воду, и держали там, пока он не перестал мельтешить в воздухе копытцами и махать крылышками. Другим повезло намного меньше. Одно, например, Вуду расположил на металлическом блюдце над огнями свечей. Сперва Флаффи просто жаловался, что ему горячо и больно, потом стал пританцовывать. Эти страдания снова насыщали Вуду, он даже станцевал чечетку, вокруг умирающего в муках. Все это напоминало Читозу тот самый день, когда он впервые попал сюда. ему было больно даже без физической боли, и страшно до дрожи. А еще он испытывал странное чувство. Флаффи не умеют злиться, это чувство не заложено в них, но если бы могли это было то самое, что сейчас испытывал наш герой.
И вот пришел его черед. Ржавые петли заскрипели и рука, в кожаной перчатке схватила его за гриву.
- Вот и ты протянул Вуду, скаля зубы С чего бы начать? Отрезать тебе ноги? Или сразу голову.
- Ниеф,, ниеф бормотал Читоз пытаясь вырваться. Его извивания тела выглядели крайне неуклюже.
- Знаешь, что, дружок протянул Вуду Я долго не мог понять, почему ВЫ получились именно такими, какими сейчас являетесь. Все эти генные программы, правила безопасности. Почему они не работают как надо. Да, виноват, видимо мы переборщили с геномом человека. Это не законно. Но мы все же переборщили. Вы должны были умирая постоянно повторять [Вюбвю папю, Вюбвю папю!k и улыбаться!
Почему-то боль не приходила к Читозу, как к другим. Вуду ничего не делал с ним, а просто мотал из стороны в сторону. От этого у Читоза слегка кружилась голова, но все происшествия, что ему пришлось испытать на своей некрасивой шкурке, научили его не чувствовать это. Тем временем Вуду продолжал:
- Более того, вы не должны были ВЕРИТЬ. Вера, надежда, все это не для вас! Вы говорите что любите, но вы не знаете что такое любовь. Вы можете только срать, жрать и размножаться. Но вы же, сука, верите!
Читоз уже стал не понимать, что от него хотят. И то что Вуду нес для него было абсолютной бессмыслицей, ну кроме некоторых слов.
- Знаешь, через мои руки прошли сотни флаффи. Тысячи! Это была не игра, это был эксперимент. Каждый раз убивая вас, я хотел найти ответ на все эти вопросы. И что? Вы сперва верили в Святые Макароны, а потом? А потом придумали какого-то Фермера? Я полагал, что это сказка,

Втр 02 Июл 2013 08:11:36
Счастливчик
Ты желтый флаффи-пегас с белой гривой по имени Счастливчик.
Когда-то тебя отняли у мамочки. Ты тогда был еще совсем юным. Ты только начал разделять с мамочкой [вкусняшкиk, которыми ее кормили, однако был все еще не прочь отведать маминого молочка. Тогда-то человек и забрал тебя у нее.
Мамочка громко рыдала, пытаясь дотянуться до тебя, но у нее ничего не вышло. Человек же отшлепал и накричал на нее.
Ты свернулся в клубок и плакал не переставая. Тебе было очень обидно за мамочку, когда человек стал бить ее и кричать.
Потом человек принялся купать тебя. Быть в воде тебе совсем не нравилось, но когда ты начинал плакать, человек шлепал тебя по попе.
Наконец, он достал тебя из воды и вытер насухо. Затем уже другой человек посадил тебя в маленькую темную коробку, после чего ты почувствовал, что коробка (и ты вместе с ней) пришла в движение. По прошествии некоторого времени, показавшегося тебе вечностью, коробку все же открыли. Перед собой ты увидел небольшого человека. Человек выглядел довольно мило и был одет в красивое платьице. Девочка пощекотала тебя под подбородком и погладила.
Твои маленькие крылышки затрепетали, когда она угостила тебя сладкой клубникой. Постепенно ты стал забывать о мамочке. Твоя хозяйка устроила тебе маленькую кроватку рядом со своей. Иногда она кормила тебя из бутылочки, и это было почти как мамино молочко, но не такое сладкое. Тебе нравилось укутываться в свое одеяльце и, обнимая ее пальчик, тихонько ворковать с ней. Хозяйка часто обнимала тебя, а ты радостно лепетал что-то в ответ.
Дни становились все короче и холоднее, и твоя хозяйка стала каждый день на долгое время уходить из дома.
Ее папочка называл это [школаk. Там она узнавала разные вещи. Странно Неужели она не могла узнавать что-то новое не выходя их дома, как это делал ты? Ты стал видеть ее все реже и реже. Иногда, когда ты хотел поиграть с ней, она начинала злиться и объясняла, что сейчас не время, и что ей надо делать дурацкое домашнее задание. Но если задание было дурацким, зачем вообще его было делать? И ты решил помочь Если у хозяйки не будет домашнего задания, то ей не придется его делать, ведь так? Поэтому ты изжевал некоторые из бумаг, на которых она писала. Плохие бумаги! Ты так хотел поиграть, а они только мешали! Однако это было не такой уж хорошей идеей: хозяйка разозлилась, а следом за ней разозлился и ее папочка.
Они отшлепали тебя, заставили долгое время просидеть на улице в холоде и не покормили. Ты плакал и кричал, пока, наконец, тебя не впустили. Ты пытался извиниться перед своей хозяйкой, но она все так же осталась зла на тебя. Ты даже пытался обнять ее, ведь обнимашки могут все исправить и сделать лучше! Но она даже не посмотрела на тебя. Ты улегся в своей кроватке и плакал, пока не заснул.
А после дела становились только хуже. Например, как в тот раз, когда хозяйка пригласила к себе своих друзей поиграть. И ты, конечно, тоже хотел играть! Ты даже принес свой любимый мячик, но над тобой только посмеялись. А потом один из них злой мальчишка взял тебя на руки и стал дергать за крылышки!
Ты расплакался, но он в ответ лишь рассмеялся, а потом даже попытался засунуть что-то в тебе в попку! Его все же вскоре остановили, но ты не мог сдержать слез: ты всего лишь хотел поиграть, а противный человек сделал больно крылышкам и попке! Когда никто не видел, он отшлепал тебя, назвал глупым за то, что ты доставил ему неприятностей. Но ты был ни в чем не виноват! Ты просто хотел поиграть, а он сделал тебе больно!
А однажды хозяйка решила, что не хочет больше видеть тебя в своей комнате. Ее папочка обустроил тебе отдельную комнату и перенес туда твои кроватку, лоток, миски с едой и водой. Тебе приходилось оставаться в своей комнате почти постоянно.
Хозяйка больше не хотела играть. Ее мамочка и папочка только изредка выпускали тебя погулять во дворе. Все остальное время ты в одиночестве играл со своим мячиком и кубиками. Иногда ты начинал плакать, надеясь, что тебя услышат, ведь ты очень хотел обнять кого-нибудь или с кем-то поиграть, но никто так и не приходил. Каждый день тебе приносили свежую еду и чистили лоток, а каждые два дня приносили свежую воду. Иногда давали новое чистое одеяльце. Но тебе было так одиноко Ты хотел просто взмахнуть своими крылышками и улететь отсюда. Но крылышки не могли поднять тебя в воздух.
Ты совсем прекратил играть, едва прикасался к еде. Ты целыми днями лежал в кроватке.
Однажды ты закрыл свои глаза и больше уже никогда не открывал их.
- Но доктор, он выглядел совсем здоровым и ему был всего год от роду. Что с ним могло случиться? Может это от вздутия живота?
- Вряд ли, флаффи не подвержены этому заболеванию. Скажите-ка как часто вы с ним контактировали?
- Не особо часто. После того как дочка перестала с ним играть, мы держали его в безопасной комнате.
- Что ж, это может прозвучать глупо, но я уверен, что флаффи умер от недостатка внимания.
- Да ладно вам, бросьте
- Я говорю на полном серьезе, мистер Миллз. Флаффи были созданы для того чтобы составлять кому-нибудь компанию. Чтобы оставаться здоровыми им нужны любовь и внимание. А без них Они могут в буквальном смысле умереть от тоски. Почти как кролики, у которых от волнения может случиться сердечный приступ.
- Господи! Кэйтилин убьет меня
- По правде говоря, если она все это время игнорировала Счастливчика, то ответственна за случившееся так же, как и вы с женой.
- Здорово. Теперь мы все убийцы флаффи.
- Может это и не мое дело, но я считаю, что именно поэтому домашних животных не следует просто преподносить в качестве подарка.
- Что ж, вы правы, доктор. Спасибо, что уделили мне время.
Наблюдаешь за тем, как мистер Миллз покидает твой кабинет. Качая головой заполняешь медицинскую карту. Еще один флаффи умер с разбитым сердцем. Когда же, наконец, люди поймут?
- Доктор Клемонс? Ваш пациент на 14:30 уже здесь. Немецкая овчарка. Гонялась за кроликом, вывернула емкость с кипятком себе на лапу.
- Поместите ее в смотровую номер два, я скоро приду.
[Ни одно животное не заслуживает участи умереть без любви и в полном одиночествеk, думаешь про себя ты.
Время возвращаться к работе.

Жизнь на маминой спине

Ты белый единорог-жеребенок, с яркой голубой гривой и хвостиком, которые конечно в твоем возрасте еще не выросли.
Ты сидишь на спине у матери вместе со своей сестренкой зеленой пегасихой. Если честно ты вообще не знаешь ничего, кроме материнской спины. Это единственное твое прибежище в этом огромном и страшном мире. Иногда твоя мать встает и идет куда-то, скорее всего искать нямки, чтобы у тебя всегда было молочко. Но потом она обязательно остановится, когда у тебя или у твоей сестренки начнут болеть животики. Она ищет какое-нибудь темное место, где ложится на бок и ты можешь переползти на ее живот, где для тебя готова вкусная еда.
Раньше твоя мама ложилась на бок чтобы кормить тебя, или чтобы спать только в одной большой картонной коробке. Но некоторое время назад страшный монстр с маленьким сухим деревом в руках забрал коробку, чтобы кинуть туда всякие мелкие вещи, сухую землю и прочий мусор. Теперь она постоянно куда-то идет, останавливаясь лишь на то, чтобы кормить малышей или поспать. И правильно? Зачем нужна глупая коробка, когда есть мам

Втр 02 Июл 2013 08:11:59
рассказанная одному из вас каким нибудь нерадивым хозяином, который потом вышвырнул своего любимца на улицу. Но все оказалось сложнее, гораздо сложнее. Я перестал так сильно верить в людей после этого. Перестал верить в точность наук. Я стал верить во что-то более мистическое! И да, он есть, этот ваш Фермер. Его не увидеть ни учуять, но он вечно вам помогает. Как? Я не знаю! Но я знаю как не допустить его сегодня сюда, к вам, чтобы мои планы не разрушились на корню.
Все это время Вуду истерично мотал пальцем перед самой мордочкой Читоза. Иногда больно шлепая по самому кончику носа. То самое чувство, что переполняло сейчас юного флаффи с каждым таким ударом росло. И вот его зубы просто клацнули, и клацнули вовремя.
Вуду вскречал, больше от неожиданности, чем от боли.
Дальше последовал удар. Сильный и очень болезненный. Читоз отлетел в сторону и проехал на брюхе по полу. Его глаза наполнились слезами а в ушах застыл оглушающий звон. Из его рта вылилось немного крови, а с ней пару зубов и его заветный мелок.
Я тебе хотел рассказать занятнейшую историю, паразит ты эдакий, а ты решил вести себя как настоящая свинья!? Твой час пробил, гаденыш!
Он стал быстро приближаться. Но тут раздался шум раскрывающейся металлической двери и топот тяжелых сапог. На помосте появилась новая фигура, облаченная в костюм людей-кустов. Этот человек с большими усами выглядел не очень довольным.
- Вуду, а ну быстро объясни, что тут происходит!? выкрикнул он.

Читоз окончание
Когда помощник полковника зашел внутрь позаброшенных железнодорожных складов, ему показалось что он прямиком попал в фильм [Индиана Джонс и Храм Судьбыk. Кругом горели свечи, виднелись таинственные символы на стенах. Пол и стены были испачканы кровью, всюду валялись трупики различных флаффи. Больше [красокk интерьеру добавляли крики и стоны закрытых в клетках пушистиков. Ну а еще безмозглые возглассы Бешенных флаффи.
Полковника нигде не было видно. Он уже час, как не выходил отсюда, а это было странно.
как оказалось людей здесь вообще не было. Только флаффи и смерть, все что можно было найти в этих стенах.
Наконец помощник нашел тот самый помост. Судя по следам здесь кто-то совсем недавно был. Вот тут то и оказалось то, что поразило этого самого помощника. Одинокий флаффи, что сидел посреди сложного рисунка, замкнутого кругом, и мирно рисовал что-то.
Он никуда не убегал, не начинал рыдать при виде человека. Он просто любопытно посмотрел на незнакомца и ничего не отвечая продолжил свою работу.
Флаффилюбили рисовать, но даже так это оставалось редкостью.
Внизу под помостом копошилось огромное стадо зараженных. Перемазанные дерьмом гноем и кровью настоящие адские твари. Судя по всему они только что сытно поели,так как постоянно повторяемое ими слово [нямми, няммиk они произносили гораздо реже.
Неприятные подозрения оправдались, когда помощник обратил внимание на рисунки [юного дарованияk. Прямо посреди мистических иероглифов и таинственных загогулин, которые судя по всему были нарисованы кровью флаффи человеческой рукой, были выведены кривые зеленые штрихи, складывающиеся в нелепые картинки. Вот например одна фигурка человека толкает другого с уступа в пасти кривых страшилищ- флаффи. Первую тоже кто-то расплывчатый отправляет по тому же маршруту.
Все стало ясно, чья была кровь и кем отобедали пушистые безумцы. Но на душе помощника больше не было скалы, он словно снова был свободен.
- Ладно дружок вздохнул он поднимая серого флаффи на руки Пошли, здесь все ириски съедены.
Читоз не сопротивлялся, он просто сжал свой любимый мелок сильнее.
Он даже не знал, что будет дальше. Он не знал, что больше не увидит этих ужасных складов, которые сожгут напалмом, списав все на [короткое замыканиеk, он не знал, что человек, взявший его на руки увезет его далеко отсюда, в свой загородный дом, где он станет ему новым папой. Что он купит ему целую коробку детских мелков, когда этот зеленый сотрется в пыль. Он не знает, что скоро забудет все кошмарные приключения своего детства и больше никогда не увидет Фермера И он еще не знает, что из окна этого дома каждое утро можно будет увидеть те самые зеленые холмы.
Эпилог.
Где-то далеко-далеко, так далеко что ни один флаффи и представить себе не может, в огромном белом каменном мешке, на шестом этаже, спрятавшись за сотней другой дверей, девушка весьма неформальной внешности с синими волосами и с металлом в коже перелистывала очередную черно-белую книгу со скучными и непонятными картинками.
Прямо над головой ее завис на стене телевизор, чье непрерывное бормотание, похоже, стало неотъемлемой частью этого помещения, как и постоянное попискивание медицинской аппаратуры, постоянно сохранявшей чью-то жизнь.
Тишину и размеренность этого пьяного утра разорвал звук распахивающейся в палату двери. Это был старший медицинский сотрудник. С собой он нес молодую розовую флаффи-пегасиху, которая постоянно намурлыкивала себе под нос кривую мелодию.
Ну что, твоя смена закончилась сонной улыбкой встретил сиделку врач что нибудь было необычного?
А что с ним станет? Как и сотню других ночей. Все так же. Хотя
- Что-то с аппаратурой?
- С аппаратурой то все нормально. Правда где-то около четырех часов у него замедлялось сердцебиение. И мне показалось что он улыбался.
Доктор подошел к койке, закрытой полиэтиленовыми шторами и осмотрел больного.
Это был типичный овощ, изуродованный огнем и обмотанный всевозможными проводами. Все показатели приборов были в норме. Система жизнеобеспечения медленно гнала кислород по его организму и вроде бы все было без изменений.
- Он не может улыбаться покачал головой врач Он до сих пор в коме.
- Зачем вам флаффи? поинтересовалась девушка, запихивая свои вещи в сумку Они же не всегда стерильны?
- Не волнуйся, эта чиста, помыта и на всякий случай дезинфицирована. Некоторые клиники используют такую практику. Комовым больным дают всяких зверушек, чтобы они якобы чувствовали себя хорошо, что может привести к появлению эмоций, а иногда к пробуждению. А флаффи. Ну они одновременно и зверушки и любят обниматься. Я и решил вдруг обнимашки действительно делают все лучше?
- И где вы ее взяли?
- Из одного зарекомендовавшего себя приюта.
Врач опустил флаффи на тело спящего человека и та сразу же обхватила копытцами его руку.
-Пяпя! счастливо пропищала она и начала ворковать что-то нечленораздельное.
- Папа? удивилась девушка?
- Знаешь, некоторые флаффи в каждом встречном видят [нового папуk так что не удивляйся. Дай я тебя провожу.
Они вышли, оставив больного и флаффи наедине. Флаффи продолжала жаться к его исколоченной руке. А на его изуродованном лице слабо просматривалась улыбка.

Втр 02 Июл 2013 08:12:02
а? Тебе и так хорошо! Ты думаешь, что так будет всегда. Ты хочешь этого всем своим маленьким сердечком.
В этот день твоя мама пришла в какое то странное место. Его окружает большой решетчатый забор, но она находит дырочку чтобы проникнуть внутрь. Здесь вас ждет нечто грандиозное. Здесь много игрушек. Даже таких, каких ты не видел! Красивые яркие мячики, кубики и много ярких непонятных штучек, что так привлекают твое с сестренкой внимание. Вы приподнимаетесь на маминой спине, вам так интересно здесь. От трепета вы даже начинаете вилять своими маленькими хвостиками. Но ваша мама волнуется, она в пол голоса просит вас пригнуться и не создавать шума. Но как можно не создавать шума, когда вокруг столько всего интересного?
Странно и то, что ваша мама стала идти медленнее, немного сгибая свои ножки и практически передвигаться ползком на брюшке.
Через некоторое время ты понимаешь почему. в этом красивом месте много монстров. Они очень похожи на того монстра с сухим деревом, только они гораздо меньше. И они почему-то радуются! веселой толпой они бегут к тебе и твоей маме, может быть они хотят поиграть с разноцветными флаффи? А может они хотят вас обнять?
Но твоя мама, совсем прижавшись к земле просит вас с сестренкой спрятаться в ее шерстке.Ты не понимаешь ее, ведь монстры такие радостные! Но ты и сестренка хорошие флаффи, вы должны слушаться маму. Вы поглубже зарываетесь в ее синей шерстке, здесь тепло но почти ничего не видно!
Монстры начинают гладить твою маму. Ну почти. Ты можешь чувствовать как шерсть пригибается под их руками, иногда они гладят слишком сильно. Это очень неприятно, особенно когда давят прямо на тебя. Тебе немного больно и страшно. Ты начинаешь плакать.
Слыша, что ты начал попискивать в ее шерсти, мать понимает, что сейчас маленькие дети поймут, что у нее есть жеребята. Чтобы отвлечь маленьких человечков от тебя и твоей сестренки она сама начинает плакать.
-Плохая флаффи! Мы тебя гладим звучат звонкие голоса детсадовцев Неблагодарная!
Твою маму начинают шлепать. Сначала бьют ладонью, потом тонким гибким прутиком. Она пытается встать, но детей слишком много, они удерживают ее на месте. Ты чувствуешь, как твоя мать всхлипывает под тобой. Тебе жалко ее, и вы с сестренкой крепко начинаете ее обнимать, чтобы ей стало лучше.
Но лучше маме не становится, хоть она слегка и притихает со своими всхлипываниями и плачем.
- Фаффи тёко хосеть куфась! говорит она Дяйте нями?
Но дети не прекращают свою игру. Хотя среди детворы находится какие-то добрые девочки, которые прямо вр от пихают бедной кобылке траву.
- На, кушай говорят они.
- Нё твявкя невкусняя. Не могю куфась! плачет кобылка Живосик бо-во!
-Неблагодарная звучат мальчишеские голоса. И удары прутиком сыпятся с новой силой.
Но вдруг они все резко замолкают. От этой тишины тебе становится очень страшно! Ты даже делаешь пугливые какашки прямо под себя на маму!
-Что здесь раздается визгливый женский голос. Это пришел большой монстр.
Фу, какая гадость с отвращением кричит женщина, увидев то, вокруг чего столпилась детвора. Все живо мыть руки! Это же зараза!
Куфять с последним всхлипом просит твоя мама.
Но тут происходит резкий рывок. Монстр схватил маму! Теперь вы движетесь гораздо быстрее чем обычно.
- Иди жрать то, что обычно жрешь произносит женский голос с отвращением Помои!
Тут ты испытываешь ощущение полета. Это приятно, а твоя сестренка вообще рассмеялась расправив крылышки и поднявшись на копытца. Но зря. Мгновение и вы резко останавливаетесь. Тело мамы на секунду деформируется, и изгибается. Ты больно бьёшься об нее носом. Твоя сестренка же не удерживается на своем месте и продолжает куда-то лететь. Куда? ты не знаешь, но ты слышишь только небольшой звук удара о что-то металлическое и ее тихий вскрик.
а еще ты слышишь странный хруст. Твоя мама начинает плакать еще громче чем обычно. Она зовет твою сестренку, одновременно жалуясь на больные ножки. Тебе больно страшно и очень обидно за твою маму. Но ты все же выглядываешь наружу. Вы сидите в большой-прибольшой металлической коробке. вокруг много неприятно пахнущего мусора. Твоя мама продолжает лежать на животике, ее лапки в крови а из одной торчит какой-то непонятный беленький стерженек. Она изо всех сил тянется к твоей сестренке, которая лежит чуть поодаль, но ее лапки не шевелятся. Ты обнимаешь свою маму, и ей становится легче.
Но нет худа без добра чуть позже на вас высыпают целую коробку сломанных игрушек! Они старые, но не все ли равно тебе, маленькому жеребенку-флаффи? Ты счастлив! Твоя сестренка, видимо, тоже, ведь ты не видишь ее. видимо она нашла что-то очень красивое и яркое, и теперь тихо играется с этим где-то в этой коробке.
Вы больше никуда не идете. Мама по прежнему плачет и вылизывает свою раненную ножку. Но она все же переворачивается, чтобы накормить тебя. Ты любишь маму, ты любишь в греться в ее мягкой шерстке, пусть теперь она и в пыли. Ты нежно обнимаешь ее каждый раз, как она начинает плакать, а плачет она чаще. Она постоянно зовет твою сестренку, но твоя сестренка плохая флаффи! Она не слушается маму и не поделилась с тобой самой красивой игрушкой! Ну и ладно тебе достанется больше маминого молочка. странно, а откуда здесь в коробке взялось столько больного сока?
Каждый раз твоя мама плачет все тише наверное ей становится легче. Она просит кушать, но никто не дает ей еду. а еще ее больная лапка покрылась какой-то странной белой водичкой, интересно что это? На вкус это не молочко!
Она еще теплая, она греет тебя своим теплом. На ночь она поет тебе колыбельную как обычно, но почему-то она очень грустная. К утру она больше не плачет. Она продолжает спать. Она не такая теплая, как раньше но тебе все равно приятно кутаться в ее шерсть.
Ты любил жизнь на спине своей мамы-флаффи. Ты хотел, чтобы эта жизнь продолжалась всегда.

Втр 02 Июл 2013 08:12:11
а? Тебе и так хорошо! Ты думаешь, что так будет всегда. Ты хочешь этого всем своим маленьким сердечком.
В этот день твоя мама пришла в какое то странное место. Его окружает большой решетчатый забор, но она находит дырочку чтобы проникнуть внутрь. Здесь вас ждет нечто грандиозное. Здесь много игрушек. Даже таких, каких ты не видел! Красивые яркие мячики, кубики и много ярких непонятных штучек, что так привлекают твое с сестренкой внимание. Вы приподнимаетесь на маминой спине, вам так интересно здесь. От трепета вы даже начинаете вилять своими маленькими хвостиками. Но ваша мама волнуется, она в пол голоса просит вас пригнуться и не создавать шума. Но как можно не создавать шума, когда вокруг столько всего интересного?
Странно и то, что ваша мама стала идти медленнее, немного сгибая свои ножки и практически передвигаться ползком на брюшке.
Через некоторое время ты понимаешь почему. в этом красивом месте много монстров. Они очень похожи на того монстра с сухим деревом, только они гораздо меньше. И они почему-то радуются! веселой толпой они бегут к тебе и твоей маме, может быть они хотят поиграть с разноцветными флаффи? А может они хотят вас обнять?
Но твоя мама, совсем прижавшись к земле просит вас с сестренкой спрятаться в ее шерстке.Ты не понимаешь ее, ведь монстры такие радостные! Но ты и сестренка хорошие флаффи, вы должны слушаться маму. Вы поглубже зарываетесь в ее синей шерстке, здесь тепло но почти ничего не видно!
Монстры начинают гладить твою маму. Ну почти. Ты можешь чувствовать как шерсть пригибается под их руками, иногда они гладят слишком сильно. Это очень неприятно, особенно когда давят прямо на тебя. Тебе немного больно и страшно. Ты начинаешь плакать.
Слыша, что ты начал попискивать в ее шерсти, мать понимает, что сейчас маленькие дети поймут, что у нее есть жеребята. Чтобы отвлечь маленьких человечков от тебя и твоей сестренки она сама начинает плакать.
-Плохая флаффи! Мы тебя гладим звучат звонкие голоса детсадовцев Неблагодарная!
Твою маму начинают шлепать. Сначала бьют ладонью, потом тонким гибким прутиком. Она пытается встать, но детей слишком много, они удерживают ее на месте. Ты чувствуешь, как твоя мать всхлипывает под тобой. Тебе жалко ее, и вы с сестренкой крепко начинаете ее обнимать, чтобы ей стало лучше.
Но лучше маме не становится, хоть она слегка и притихает со своими всхлипываниями и плачем.
- Фаффи тёко хосеть куфась! говорит она Дяйте нями?
Но дети не прекращают свою игру. Хотя среди детворы находится какие-то добрые девочки, которые прямо вр от пихают бедной кобылке траву.
- На, кушай говорят они.
- Нё твявкя невкусняя. Не могю куфась! плачет кобылка Живосик бо-во!
-Неблагодарная звучат мальчишеские голоса. И удары прутиком сыпятся с новой силой.
Но вдруг они все резко замолкают. От этой тишины тебе становится очень страшно! Ты даже делаешь пугливые какашки прямо под себя на маму!
-Что здесь раздается визгливый женский голос. Это пришел большой монстр.
Фу, какая гадость с отвращением кричит женщина, увидев то, вокруг чего столпилась детвора. Все живо мыть руки! Это же зараза!
Куфять с последним всхлипом просит твоя мама.
Но тут происходит резкий рывок. Монстр схватил маму! Теперь вы движетесь гораздо быстрее чем обычно.
- Иди жрать то, что обычно жрешь произносит женский голос с отвращением Помои!
Тут ты испытываешь ощущение полета. Это приятно, а твоя сестренка вообще рассмеялась расправив крылышки и поднявшись на копытца. Но зря. Мгновение и вы резко останавливаетесь. Тело мамы на секунду деформируется, и изгибается. Ты больно бьёшься об нее носом. Твоя сестренка же не удерживается на своем месте и продолжает куда-то лететь. Куда? ты не знаешь, но ты слышишь только небольшой звук удара о что-то металлическое и ее тихий вскрик.
а еще ты слышишь странный хруст. Твоя мама начинает плакать еще громче чем обычно. Она зовет твою сестренку, одновременно жалуясь на больные ножки. Тебе больно страшно и очень обидно за твою маму. Но ты все же выглядываешь наружу. Вы сидите в большой-прибольшой металлической коробке. вокруг много неприятно пахнущего мусора. Твоя мама продолжает лежать на животике, ее лапки в крови а из одной торчит какой-то непонятный беленький стерженек. Она изо всех сил тянется к твоей сестренке, которая лежит чуть поодаль, но ее лапки не шевелятся. Ты обнимаешь свою маму, и ей становится легче.
Но нет худа без добра чуть позже на вас высыпают целую коробку сломанных игрушек! Они старые, но не все ли равно тебе, маленькому жеребенку-флаффи? Ты счастлив! Твоя сестренка, видимо, тоже, ведь ты не видишь ее. видимо она нашла что-то очень красивое и яркое, и теперь тихо играется с этим где-то в этой коробке.
Вы больше никуда не идете. Мама по прежнему плачет и вылизывает свою раненную ножку. Но она все же переворачивается, чтобы накормить тебя. Ты любишь маму, ты любишь в греться в ее мягкой шерстке, пусть теперь она и в пыли. Ты нежно обнимаешь ее каждый раз, как она начинает плакать, а плачет она чаще. Она постоянно зовет твою сестренку, но твоя сестренка плохая флаффи! Она не слушается маму и не поделилась с тобой самой красивой игрушкой! Ну и ладно тебе достанется больше маминого молочка. странно, а откуда здесь в коробке взялось столько больного сока?
Каждый раз твоя мама плачет все тише наверное ей становится легче. Она просит кушать, но никто не дает ей еду. а еще ее больная лапка покрылась какой-то странной белой водичкой, интересно что это? На вкус это не молочко!
Она еще теплая, она греет тебя своим теплом. На ночь она поет тебе колыбельную как обычно, но почему-то она очень грустная. К утру она больше не плачет. Она продолжает спать. Она не такая теплая, как раньше но тебе все равно приятно кутаться в ее шерсть.
Ты любил жизнь на спине своей мамы-флаффи. Ты хотел, чтобы эта жизнь продолжалась всегда.

Втр 02 Июл 2013 08:12:20
рассказанная одному из вас каким нибудь нерадивым хозяином, который потом вышвырнул своего любимца на улицу. Но все оказалось сложнее, гораздо сложнее. Я перестал так сильно верить в людей после этого. Перестал верить в точность наук. Я стал верить во что-то более мистическое! И да, он есть, этот ваш Фермер. Его не увидеть ни учуять, но он вечно вам помогает. Как? Я не знаю! Но я знаю как не допустить его сегодня сюда, к вам, чтобы мои планы не разрушились на корню.
Все это время Вуду истерично мотал пальцем перед самой мордочкой Читоза. Иногда больно шлепая по самому кончику носа. То самое чувство, что переполняло сейчас юного флаффи с каждым таким ударом росло. И вот его зубы просто клацнули, и клацнули вовремя.
Вуду вскречал, больше от неожиданности, чем от боли.
Дальше последовал удар. Сильный и очень болезненный. Читоз отлетел в сторону и проехал на брюхе по полу. Его глаза наполнились слезами а в ушах застыл оглушающий звон. Из его рта вылилось немного крови, а с ней пару зубов и его заветный мелок.
Я тебе хотел рассказать занятнейшую историю, паразит ты эдакий, а ты решил вести себя как настоящая свинья!? Твой час пробил, гаденыш!
Он стал быстро приближаться. Но тут раздался шум раскрывающейся металлической двери и топот тяжелых сапог. На помосте появилась новая фигура, облаченная в костюм людей-кустов. Этот человек с большими усами выглядел не очень довольным.
- Вуду, а ну быстро объясни, что тут происходит!? выкрикнул он.

Читоз окончание
Когда помощник полковника зашел внутрь позаброшенных железнодорожных складов, ему показалось что он прямиком попал в фильм [Индиана Джонс и Храм Судьбыk. Кругом горели свечи, виднелись таинственные символы на стенах. Пол и стены были испачканы кровью, всюду валялись трупики различных флаффи. Больше [красокk интерьеру добавляли крики и стоны закрытых в клетках пушистиков. Ну а еще безмозглые возглассы Бешенных флаффи.
Полковника нигде не было видно. Он уже час, как не выходил отсюда, а это было странно.
как оказалось людей здесь вообще не было. Только флаффи и смерть, все что можно было найти в этих стенах.
Наконец помощник нашел тот самый помост. Судя по следам здесь кто-то совсем недавно был. Вот тут то и оказалось то, что поразило этого самого помощника. Одинокий флаффи, что сидел посреди сложного рисунка, замкнутого кругом, и мирно рисовал что-то.
Он никуда не убегал, не начинал рыдать при виде человека. Он просто любопытно посмотрел на незнакомца и ничего не отвечая продолжил свою работу.
Флаффилюбили рисовать, но даже так это оставалось редкостью.
Внизу под помостом копошилось огромное стадо зараженных. Перемазанные дерьмом гноем и кровью настоящие адские твари. Судя по всему они только что сытно поели,так как постоянно повторяемое ими слово [нямми, няммиk они произносили гораздо реже.
Неприятные подозрения оправдались, когда помощник обратил внимание на рисунки [юного дарованияk. Прямо посреди мистических иероглифов и таинственных загогулин, которые судя по всему были нарисованы кровью флаффи человеческой рукой, были выведены кривые зеленые штрихи, складывающиеся в нелепые картинки. Вот например одна фигурка человека толкает другого с уступа в пасти кривых страшилищ- флаффи. Первую тоже кто-то расплывчатый отправляет по тому же маршруту.
Все стало ясно, чья была кровь и кем отобедали пушистые безумцы. Но на душе помощника больше не было скалы, он словно снова был свободен.
- Ладно дружок вздохнул он поднимая серого флаффи на руки Пошли, здесь все ириски съедены.
Читоз не сопротивлялся, он просто сжал свой любимый мелок сильнее.
Он даже не знал, что будет дальше. Он не знал, что больше не увидит этих ужасных складов, которые сожгут напалмом, списав все на [короткое замыканиеk, он не знал, что человек, взявший его на руки увезет его далеко отсюда, в свой загородный дом, где он станет ему новым папой. Что он купит ему целую коробку детских мелков, когда этот зеленый сотрется в пыль. Он не знает, что скоро забудет все кошмарные приключения своего детства и больше никогда не увидет Фермера И он еще не знает, что из окна этого дома каждое утро можно будет увидеть те самые зеленые холмы.
Эпилог.
Где-то далеко-далеко, так далеко что ни один флаффи и представить себе не может, в огромном белом каменном мешке, на шестом этаже, спрятавшись за сотней другой дверей, девушка весьма неформальной внешности с синими волосами и с металлом в коже перелистывала очередную черно-белую книгу со скучными и непонятными картинками.
Прямо над головой ее завис на стене телевизор, чье непрерывное бормотание, похоже, стало неотъемлемой частью этого помещения, как и постоянное попискивание медицинской аппаратуры, постоянно сохранявшей чью-то жизнь.
Тишину и размеренность этого пьяного утра разорвал звук распахивающейся в палату двери. Это был старший медицинский сотрудник. С собой он нес молодую розовую флаффи-пегасиху, которая постоянно намурлыкивала себе под нос кривую мелодию.
Ну что, твоя смена закончилась сонной улыбкой встретил сиделку врач что нибудь было необычного?
А что с ним станет? Как и сотню других ночей. Все так же. Хотя
- Что-то с аппаратурой?
- С аппаратурой то все нормально. Правда где-то около четырех часов у него замедлялось сердцебиение. И мне показалось что он улыбался.
Доктор подошел к койке, закрытой полиэтиленовыми шторами и осмотрел больного.
Это был типичный овощ, изуродованный огнем и обмотанный всевозможными проводами. Все показатели приборов были в норме. Система жизнеобеспечения медленно гнала кислород по его организму и вроде бы все было без изменений.
- Он не может улыбаться покачал головой врач Он до сих пор в коме.
- Зачем вам флаффи? поинтересовалась девушка, запихивая свои вещи в сумку Они же не всегда стерильны?
- Не волнуйся, эта чиста, помыта и на всякий случай дезинфицирована. Некоторые клиники используют такую практику. Комовым больным дают всяких зверушек, чтобы они якобы чувствовали себя хорошо, что может привести к появлению эмоций, а иногда к пробуждению. А флаффи. Ну они одновременно и зверушки и любят обниматься. Я и решил вдруг обнимашки действительно делают все лучше?
- И где вы ее взяли?
- Из одного зарекомендовавшего себя приюта.
Врач опустил флаффи на тело спящего человека и та сразу же обхватила копытцами его руку.
-Пяпя! счастливо пропищала она и начала ворковать что-то нечленораздельное.
- Папа? удивилась девушка?
- Знаешь, некоторые флаффи в каждом встречном видят [нового папуk так что не удивляйся. Дай я тебя провожу.
Они вышли, оставив больного и флаффи наедине. Флаффи продолжала жаться к его исколоченной руке. А на его изуродованном лице слабо просматривалась улыбка.

Втр 02 Июл 2013 08:12:21
Степлер

Ты упитанный розовый единорог флаффи. Формально ты еще жеребенок, и как и твои сестрички и братья выкармливаешься своей мамой ее вкусным и жирным молочком. Но ты уже сам для себя решил, что все твои братики и сестрички маленькие сосунки, а ты уже большой!
Эта мысль тебя посетила аж вчера вечером. Пока твои родственники спали в углу вашей клетки ты никак не мог заснуть. Глупая мамочка заставляла тебя лечь маленькой кучкой в ее меху. Но ты же взрослый, ты сам решаешь, когда тебе спать а когда нет! И вот, когда она задремала ты слез с ее мягкой спинки и отправился играть со своим мячиком. Сон для глупых маменькиных сынков и дочек!
ТЫ толкал мячик и он как обычно убегал от тебя. Он всегда боялся твоих сильных копыт и рожка! Ха! Но вот он убежал к дверце в твою клетку. Иногда сюда заглядывали люди. Они делали тебе и твоим братьям и сестрам болезненные штуки с помощью металлического монстра, которого они называли шприц. Ну и еще они давали вам еду. Но ты же взрослый? Ты ничего не боишься! Ты побежал за мячиком. Здесь, возле решетки ты решил остановиться. Отсюда ты видел как огромен тот мир, в котором вы живете! Мир был похож на твой дом. Здесь были четыре стены пол и потолок, и штуки, которые давали слабый свет. Там было много флаффи, распределенных по клеткам. Ты чувствовал себя настоящим первооткрывателем! Не то что твои глупые сестрички-братики!
В комнате, что ты видел из-за своей решетки появился человек. Он нес с собой взрослого самца флаффи. Это был крепкий синий земной флаффи. Он выглядел, как самый сильный флаффи, что ты когда-либо видел. Человек поставил его на стол в центре зала, погладил его по гриве, а сам направился к клеткам. Что же он искал? Он несколько секунд постоял возле одного из рядов, наконец он что-то утвердительно крякнул и извлек из одной из клеток безногую голубую пегасиху. Ты слышал про безногих. Люди забирали у флаффи ножки, если те плохо себя вели, или же часто делали больно сами себе. Ну а еще они отрезали ножки у маленьких девочек-жеребят, которые по их мнению выглядели ну очень красиво!
Самочка флаффи что-то пищит, плачет. Видимо она только что спала, как и большинство этих глупых флаффи! Услышав ее писк синий самец флаффи, что сейчас находился на столе, привстал и нетерпеливо стал переминаться с ноги на ногу.
- Вот, Дилдо! одобрительно сказал человек поднимая самочку над головой Твой сегодняшний десерт!
- Десевть! истекая слюной пробормотал самец.
Неужели он будет есть эту самочку? Тебе стало немного страшно, но любопытство было сильнее страха и ты не стал прикрывать глазки копытцами, а только обкакался.
Тем временем человек положил на стол какую-то странную подушку, сверху нее он уложил и самку.
- Нефь, не хосю обнимаси Хосю бегась и игвась Где нёвки?
- Сясь Дивдё бузеть деваась спесиавьние обнимаси! С рычанием произносит самец. Ты им просто восхищен! Даже если он сечас начнет есть эту несчастную, он все равно останется твоим кумиром.
Но нет, он не ест ее. Он просто подходит сзади и крепко обнимает ее. Человек зачем то держит безногую за хвост. Интересно, зачем? Пыхтя, синий Дилдо начинает дергаться. Тебе кажется что ему больно, но он улыбается. Наверное это очень приятно! Ты сам очень любишь обниматься! Ты обнимаешь и маму и своих глупых братиков и сестричек. Но так видимо обнимаются только большие флаффи!
Твоему специальному месту почему-то становится очень тепло и немного щекотно. Теперь ты решил сам для себя! Ты уже взрослый, а значит ты скоро будешь обниматься по взрослому. Ведь это так приятно и так делают только большие и взрослые флаффи.
С того самого дня ты все свои силы тратишь нато, чтобы стать взрослым. Мамочка не дает тебе почему-то обнимать своих глупых братиков и сестричек, в том числе и ее ножку или хвостик по-взрослому. Она ругает тебя или больно бьет копытцем. Говорит, что так делают только плохие флаффи. Ха! Глупенькая мама! Тот синий самец флаффи не был плохим. Ведь плохих флаффи люди обычно бьют, а этого человек не трогал, и даже гладил! Так что ты остаешься при своем мнении. Ты стараешься больше всех остальных кушать. Когда у тебя отбирают мамино молочное место ты злишься, раздуваешь щечки, стучишь копытцами по полу, если глупые братики сами не отдают тебе еду ты бьешь их копытцами по спинкам. Когда вы вместе играете ты тоже больно их бьешь, чтобы они отдали больше игрушек тебе.
Через некоторое время ты уже не хочешь пить мамино молочко. Тем более она сама тебе его уже не дает, называет плохим малышом. Она говорит, что даст тебе молочка, только когда твои братья и сестры наедятся. Ты не будешь умолять ее. Ты лучше съешь мамины нямки! Мамины нямки твердые, но вкусные. Тебе они нравятся. Глупая мамочка! Если она не хочет давать тебе твои нямки, то ты не дашь ей ее! Очень скоро ты действительно выглядишь взрослее своих сверстников. Ты теперь большой и сильный, а твоя шерска теперь самая пушистая. Но почему не приходит человек, и не дает тебе безногую самочку, чтобы обниматься по-взрослому? И вот однажды такой день наступил. Тебя пришли забирать от мамочки.
- Вот этот, самый пушистый. Смотрю он самый сильный раздался голос с другой стороны решетки. В это время ты как раз прижимал к полу своего слабенького глупенького братика-пегаса своими копытцами, чтобы отобрать у него его кубики.
- Да, настоящий альфа-самец! говорит другой человек Вы умеете выбирать.
- Конечно. Я люблю сильных зверушек. а вот жене подавай пушистых. Кажется это два в одном.
Ты конечно ничего не понимаешь. Но вот клетка открывается и человеческая рука вытаскивает тебя. Ты пищишь, потому что ты ожидал не такого обращения. Твоя мама заливается слезами, просит вернуть тебя, но ее затыкают щелчком по носу. И правильно глупенькая мамашка! ведь тебя несут туда, где ты сможешь обниматься по-взрослому!
Но вот тебя кладут в какую-то странную тесную коробку. И снова куда-то тащат. странно ведь стол для обнимашек по-взрослому был совсем не далеко. Видимо ты просчитал с расстоянием.
Но ты оказался не на столе! Из коробки тебя извлекла женщина с светлыми волосами и раскрашенным яркими красками лицом. Это твоя новая мамочка! Она крепко обнимает тебя, целует и сюсюкает, как та твоя бывшая, глупая мамочка.
-Какая же прелесть, какая же прелесть! повторяет она сходя но короткий визг -Люблю тебя милый, люблю!
Ты думаешь, что это она говорит тебе. Ты же в свою очередь обнимаешь ее руку и тоже говоришь:
-Вювю мямю!
От этого она начинает визжать еще сильнее. В это же время, ты ощущаешь, что рука женщины такая теплая. Интересно, она хочет, чтобы ее обняли по-взрослому? Ты прижимаешь ее своими копытцами крепче. Вот, сейчас-сейчас и ты станешь совсем большим! Но нет, другой человек берет тебя за гриву. Тебе больно и обидно. От этого ты начинаешь плакать. Твоя новая мама очень расстроена. Не то от твоих слезок, не то от того что ты не обнял ее руку по-взрослому. Это все из-за этого большого человека! Он наверное монстр! Ты пытаешься назвать его глупым но рот тебе затыкают леденцом. Ты знаешь, что сосут только жалкие маленькие детишки, а ты уже большой! Но леденец такой сладкий, что ты успокаиваешься.
Теперь у тебя есть новый дом, имя Степлер много игрушек, вкусная еда и любящая мамочка! Она конеч

Втр 02 Июл 2013 08:12:25
Степлер

Ты упитанный розовый единорог флаффи. Формально ты еще жеребенок, и как и твои сестрички и братья выкармливаешься своей мамой ее вкусным и жирным молочком. Но ты уже сам для себя решил, что все твои братики и сестрички маленькие сосунки, а ты уже большой!
Эта мысль тебя посетила аж вчера вечером. Пока твои родственники спали в углу вашей клетки ты никак не мог заснуть. Глупая мамочка заставляла тебя лечь маленькой кучкой в ее меху. Но ты же взрослый, ты сам решаешь, когда тебе спать а когда нет! И вот, когда она задремала ты слез с ее мягкой спинки и отправился играть со своим мячиком. Сон для глупых маменькиных сынков и дочек!
ТЫ толкал мячик и он как обычно убегал от тебя. Он всегда боялся твоих сильных копыт и рожка! Ха! Но вот он убежал к дверце в твою клетку. Иногда сюда заглядывали люди. Они делали тебе и твоим братьям и сестрам болезненные штуки с помощью металлического монстра, которого они называли шприц. Ну и еще они давали вам еду. Но ты же взрослый? Ты ничего не боишься! Ты побежал за мячиком. Здесь, возле решетки ты решил остановиться. Отсюда ты видел как огромен тот мир, в котором вы живете! Мир был похож на твой дом. Здесь были четыре стены пол и потолок, и штуки, которые давали слабый свет. Там было много флаффи, распределенных по клеткам. Ты чувствовал себя настоящим первооткрывателем! Не то что твои глупые сестрички-братики!
В комнате, что ты видел из-за своей решетки появился человек. Он нес с собой взрослого самца флаффи. Это был крепкий синий земной флаффи. Он выглядел, как самый сильный флаффи, что ты когда-либо видел. Человек поставил его на стол в центре зала, погладил его по гриве, а сам направился к клеткам. Что же он искал? Он несколько секунд постоял возле одного из рядов, наконец он что-то утвердительно крякнул и извлек из одной из клеток безногую голубую пегасиху. Ты слышал про безногих. Люди забирали у флаффи ножки, если те плохо себя вели, или же часто делали больно сами себе. Ну а еще они отрезали ножки у маленьких девочек-жеребят, которые по их мнению выглядели ну очень красиво!
Самочка флаффи что-то пищит, плачет. Видимо она только что спала, как и большинство этих глупых флаффи! Услышав ее писк синий самец флаффи, что сейчас находился на столе, привстал и нетерпеливо стал переминаться с ноги на ногу.
- Вот, Дилдо! одобрительно сказал человек поднимая самочку над головой Твой сегодняшний десерт!
- Десевть! истекая слюной пробормотал самец.
Неужели он будет есть эту самочку? Тебе стало немного страшно, но любопытство было сильнее страха и ты не стал прикрывать глазки копытцами, а только обкакался.
Тем временем человек положил на стол какую-то странную подушку, сверху нее он уложил и самку.
- Нефь, не хосю обнимаси Хосю бегась и игвась Где нёвки?
- Сясь Дивдё бузеть деваась спесиавьние обнимаси! С рычанием произносит самец. Ты им просто восхищен! Даже если он сечас начнет есть эту несчастную, он все равно останется твоим кумиром.
Но нет, он не ест ее. Он просто подходит сзади и крепко обнимает ее. Человек зачем то держит безногую за хвост. Интересно, зачем? Пыхтя, синий Дилдо начинает дергаться. Тебе кажется что ему больно, но он улыбается. Наверное это очень приятно! Ты сам очень любишь обниматься! Ты обнимаешь и маму и своих глупых братиков и сестричек. Но так видимо обнимаются только большие флаффи!
Твоему специальному месту почему-то становится очень тепло и немного щекотно. Теперь ты решил сам для себя! Ты уже взрослый, а значит ты скоро будешь обниматься по взрослому. Ведь это так приятно и так делают только большие и взрослые флаффи.
С того самого дня ты все свои силы тратишь нато, чтобы стать взрослым. Мамочка не дает тебе почему-то обнимать своих глупых братиков и сестричек, в том числе и ее ножку или хвостик по-взрослому. Она ругает тебя или больно бьет копытцем. Говорит, что так делают только плохие флаффи. Ха! Глупенькая мама! Тот синий самец флаффи не был плохим. Ведь плохих флаффи люди обычно бьют, а этого человек не трогал, и даже гладил! Так что ты остаешься при своем мнении. Ты стараешься больше всех остальных кушать. Когда у тебя отбирают мамино молочное место ты злишься, раздуваешь щечки, стучишь копытцами по полу, если глупые братики сами не отдают тебе еду ты бьешь их копытцами по спинкам. Когда вы вместе играете ты тоже больно их бьешь, чтобы они отдали больше игрушек тебе.
Через некоторое время ты уже не хочешь пить мамино молочко. Тем более она сама тебе его уже не дает, называет плохим малышом. Она говорит, что даст тебе молочка, только когда твои братья и сестры наедятся. Ты не будешь умолять ее. Ты лучше съешь мамины нямки! Мамины нямки твердые, но вкусные. Тебе они нравятся. Глупая мамочка! Если она не хочет давать тебе твои нямки, то ты не дашь ей ее! Очень скоро ты действительно выглядишь взрослее своих сверстников. Ты теперь большой и сильный, а твоя шерска теперь самая пушистая. Но почему не приходит человек, и не дает тебе безногую самочку, чтобы обниматься по-взрослому? И вот однажды такой день наступил. Тебя пришли забирать от мамочки.
- Вот этот, самый пушистый. Смотрю он самый сильный раздался голос с другой стороны решетки. В это время ты как раз прижимал к полу своего слабенького глупенького братика-пегаса своими копытцами, чтобы отобрать у него его кубики.
- Да, настоящий альфа-самец! говорит другой человек Вы умеете выбирать.
- Конечно. Я люблю сильных зверушек. а вот жене подавай пушистых. Кажется это два в одном.
Ты конечно ничего не понимаешь. Но вот клетка открывается и человеческая рука вытаскивает тебя. Ты пищишь, потому что ты ожидал не такого обращения. Твоя мама заливается слезами, просит вернуть тебя, но ее затыкают щелчком по носу. И правильно глупенькая мамашка! ведь тебя несут туда, где ты сможешь обниматься по-взрослому!
Но вот тебя кладут в какую-то странную тесную коробку. И снова куда-то тащат. странно ведь стол для обнимашек по-взрослому был совсем не далеко. Видимо ты просчитал с расстоянием.
Но ты оказался не на столе! Из коробки тебя извлекла женщина с светлыми волосами и раскрашенным яркими красками лицом. Это твоя новая мамочка! Она крепко обнимает тебя, целует и сюсюкает, как та твоя бывшая, глупая мамочка.
-Какая же прелесть, какая же прелесть! повторяет она сходя но короткий визг -Люблю тебя милый, люблю!
Ты думаешь, что это она говорит тебе. Ты же в свою очередь обнимаешь ее руку и тоже говоришь:
-Вювю мямю!
От этого она начинает визжать еще сильнее. В это же время, ты ощущаешь, что рука женщины такая теплая. Интересно, она хочет, чтобы ее обняли по-взрослому? Ты прижимаешь ее своими копытцами крепче. Вот, сейчас-сейчас и ты станешь совсем большим! Но нет, другой человек берет тебя за гриву. Тебе больно и обидно. От этого ты начинаешь плакать. Твоя новая мама очень расстроена. Не то от твоих слезок, не то от того что ты не обнял ее руку по-взрослому. Это все из-за этого большого человека! Он наверное монстр! Ты пытаешься назвать его глупым но рот тебе затыкают леденцом. Ты знаешь, что сосут только жалкие маленькие детишки, а ты уже большой! Но леденец такой сладкий, что ты успокаиваешься.
Теперь у тебя есть новый дом, имя Степлер много игрушек, вкусная еда и любящая мамочка! Она конеч

Втр 02 Июл 2013 08:12:25
Счастливчик
Ты желтый флаффи-пегас с белой гривой по имени Счастливчик.
Когда-то тебя отняли у мамочки. Ты тогда был еще совсем юным. Ты только начал разделять с мамочкой [вкусняшкиk, которыми ее кормили, однако был все еще не прочь отведать маминого молочка. Тогда-то человек и забрал тебя у нее.
Мамочка громко рыдала, пытаясь дотянуться до тебя, но у нее ничего не вышло. Человек же отшлепал и накричал на нее.
Ты свернулся в клубок и плакал не переставая. Тебе было очень обидно за мамочку, когда человек стал бить ее и кричать.
Потом человек принялся купать тебя. Быть в воде тебе совсем не нравилось, но когда ты начинал плакать, человек шлепал тебя по попе.
Наконец, он достал тебя из воды и вытер насухо. Затем уже другой человек посадил тебя в маленькую темную коробку, после чего ты почувствовал, что коробка (и ты вместе с ней) пришла в движение. По прошествии некоторого времени, показавшегося тебе вечностью, коробку все же открыли. Перед собой ты увидел небольшого человека. Человек выглядел довольно мило и был одет в красивое платьице. Девочка пощекотала тебя под подбородком и погладила.
Твои маленькие крылышки затрепетали, когда она угостила тебя сладкой клубникой. Постепенно ты стал забывать о мамочке. Твоя хозяйка устроила тебе маленькую кроватку рядом со своей. Иногда она кормила тебя из бутылочки, и это было почти как мамино молочко, но не такое сладкое. Тебе нравилось укутываться в свое одеяльце и, обнимая ее пальчик, тихонько ворковать с ней. Хозяйка часто обнимала тебя, а ты радостно лепетал что-то в ответ.
Дни становились все короче и холоднее, и твоя хозяйка стала каждый день на долгое время уходить из дома.
Ее папочка называл это [школаk. Там она узнавала разные вещи. Странно Неужели она не могла узнавать что-то новое не выходя их дома, как это делал ты? Ты стал видеть ее все реже и реже. Иногда, когда ты хотел поиграть с ней, она начинала злиться и объясняла, что сейчас не время, и что ей надо делать дурацкое домашнее задание. Но если задание было дурацким, зачем вообще его было делать? И ты решил помочь Если у хозяйки не будет домашнего задания, то ей не придется его делать, ведь так? Поэтому ты изжевал некоторые из бумаг, на которых она писала. Плохие бумаги! Ты так хотел поиграть, а они только мешали! Однако это было не такой уж хорошей идеей: хозяйка разозлилась, а следом за ней разозлился и ее папочка.
Они отшлепали тебя, заставили долгое время просидеть на улице в холоде и не покормили. Ты плакал и кричал, пока, наконец, тебя не впустили. Ты пытался извиниться перед своей хозяйкой, но она все так же осталась зла на тебя. Ты даже пытался обнять ее, ведь обнимашки могут все исправить и сделать лучше! Но она даже не посмотрела на тебя. Ты улегся в своей кроватке и плакал, пока не заснул.
А после дела становились только хуже. Например, как в тот раз, когда хозяйка пригласила к себе своих друзей поиграть. И ты, конечно, тоже хотел играть! Ты даже принес свой любимый мячик, но над тобой только посмеялись. А потом один из них злой мальчишка взял тебя на руки и стал дергать за крылышки!
Ты расплакался, но он в ответ лишь рассмеялся, а потом даже попытался засунуть что-то в тебе в попку! Его все же вскоре остановили, но ты не мог сдержать слез: ты всего лишь хотел поиграть, а противный человек сделал больно крылышкам и попке! Когда никто не видел, он отшлепал тебя, назвал глупым за то, что ты доставил ему неприятностей. Но ты был ни в чем не виноват! Ты просто хотел поиграть, а он сделал тебе больно!
А однажды хозяйка решила, что не хочет больше видеть тебя в своей комнате. Ее папочка обустроил тебе отдельную комнату и перенес туда твои кроватку, лоток, миски с едой и водой. Тебе приходилось оставаться в своей комнате почти постоянно.
Хозяйка больше не хотела играть. Ее мамочка и папочка только изредка выпускали тебя погулять во дворе. Все остальное время ты в одиночестве играл со своим мячиком и кубиками. Иногда ты начинал плакать, надеясь, что тебя услышат, ведь ты очень хотел обнять кого-нибудь или с кем-то поиграть, но никто так и не приходил. Каждый день тебе приносили свежую еду и чистили лоток, а каждые два дня приносили свежую воду. Иногда давали новое чистое одеяльце. Но тебе было так одиноко Ты хотел просто взмахнуть своими крылышками и улететь отсюда. Но крылышки не могли поднять тебя в воздух.
Ты совсем прекратил играть, едва прикасался к еде. Ты целыми днями лежал в кроватке.
Однажды ты закрыл свои глаза и больше уже никогда не открывал их.
- Но доктор, он выглядел совсем здоровым и ему был всего год от роду. Что с ним могло случиться? Может это от вздутия живота?
- Вряд ли, флаффи не подвержены этому заболеванию. Скажите-ка как часто вы с ним контактировали?
- Не особо часто. После того как дочка перестала с ним играть, мы держали его в безопасной комнате.
- Что ж, это может прозвучать глупо, но я уверен, что флаффи умер от недостатка внимания.
- Да ладно вам, бросьте
- Я говорю на полном серьезе, мистер Миллз. Флаффи были созданы для того чтобы составлять кому-нибудь компанию. Чтобы оставаться здоровыми им нужны любовь и внимание. А без них Они могут в буквальном смысле умереть от тоски. Почти как кролики, у которых от волнения может случиться сердечный приступ.
- Господи! Кэйтилин убьет меня
- По правде говоря, если она все это время игнорировала Счастливчика, то ответственна за случившееся так же, как и вы с женой.
- Здорово. Теперь мы все убийцы флаффи.
- Может это и не мое дело, но я считаю, что именно поэтому домашних животных не следует просто преподносить в качестве подарка.
- Что ж, вы правы, доктор. Спасибо, что уделили мне время.
Наблюдаешь за тем, как мистер Миллз покидает твой кабинет. Качая головой заполняешь медицинскую карту. Еще один флаффи умер с разбитым сердцем. Когда же, наконец, люди поймут?
- Доктор Клемонс? Ваш пациент на 14:30 уже здесь. Немецкая овчарка. Гонялась за кроликом, вывернула емкость с кипятком себе на лапу.
- Поместите ее в смотровую номер два, я скоро приду.
[Ни одно животное не заслуживает участи умереть без любви и в полном одиночествеk, думаешь про себя ты.
Время возвращаться к работе.

Жизнь на маминой спине

Ты белый единорог-жеребенок, с яркой голубой гривой и хвостиком, которые конечно в твоем возрасте еще не выросли.
Ты сидишь на спине у матери вместе со своей сестренкой зеленой пегасихой. Если честно ты вообще не знаешь ничего, кроме материнской спины. Это единственное твое прибежище в этом огромном и страшном мире. Иногда твоя мать встает и идет куда-то, скорее всего искать нямки, чтобы у тебя всегда было молочко. Но потом она обязательно остановится, когда у тебя или у твоей сестренки начнут болеть животики. Она ищет какое-нибудь темное место, где ложится на бок и ты можешь переползти на ее живот, где для тебя готова вкусная еда.
Раньше твоя мама ложилась на бок чтобы кормить тебя, или чтобы спать только в одной большой картонной коробке. Но некоторое время назад страшный монстр с маленьким сухим деревом в руках забрал коробку, чтобы кинуть туда всякие мелкие вещи, сухую землю и прочий мусор. Теперь она постоянно куда-то идет, останавливаясь лишь на то, чтобы кормить малышей или поспать. И правильно? Зачем нужна глупая коробка, когда есть мам

Втр 02 Июл 2013 08:12:52
а? Тебе и так хорошо! Ты думаешь, что так будет всегда. Ты хочешь этого всем своим маленьким сердечком.
В этот день твоя мама пришла в какое то странное место. Его окружает большой решетчатый забор, но она находит дырочку чтобы проникнуть внутрь. Здесь вас ждет нечто грандиозное. Здесь много игрушек. Даже таких, каких ты не видел! Красивые яркие мячики, кубики и много ярких непонятных штучек, что так привлекают твое с сестренкой внимание. Вы приподнимаетесь на маминой спине, вам так интересно здесь. От трепета вы даже начинаете вилять своими маленькими хвостиками. Но ваша мама волнуется, она в пол голоса просит вас пригнуться и не создавать шума. Но как можно не создавать шума, когда вокруг столько всего интересного?
Странно и то, что ваша мама стала идти медленнее, немного сгибая свои ножки и практически передвигаться ползком на брюшке.
Через некоторое время ты понимаешь почему. в этом красивом месте много монстров. Они очень похожи на того монстра с сухим деревом, только они гораздо меньше. И они почему-то радуются! веселой толпой они бегут к тебе и твоей маме, может быть они хотят поиграть с разноцветными флаффи? А может они хотят вас обнять?
Но твоя мама, совсем прижавшись к земле просит вас с сестренкой спрятаться в ее шерстке.Ты не понимаешь ее, ведь монстры такие радостные! Но ты и сестренка хорошие флаффи, вы должны слушаться маму. Вы поглубже зарываетесь в ее синей шерстке, здесь тепло но почти ничего не видно!
Монстры начинают гладить твою маму. Ну почти. Ты можешь чувствовать как шерсть пригибается под их руками, иногда они гладят слишком сильно. Это очень неприятно, особенно когда давят прямо на тебя. Тебе немного больно и страшно. Ты начинаешь плакать.
Слыша, что ты начал попискивать в ее шерсти, мать понимает, что сейчас маленькие дети поймут, что у нее есть жеребята. Чтобы отвлечь маленьких человечков от тебя и твоей сестренки она сама начинает плакать.
-Плохая флаффи! Мы тебя гладим звучат звонкие голоса детсадовцев Неблагодарная!
Твою маму начинают шлепать. Сначала бьют ладонью, потом тонким гибким прутиком. Она пытается встать, но детей слишком много, они удерживают ее на месте. Ты чувствуешь, как твоя мать всхлипывает под тобой. Тебе жалко ее, и вы с сестренкой крепко начинаете ее обнимать, чтобы ей стало лучше.
Но лучше маме не становится, хоть она слегка и притихает со своими всхлипываниями и плачем.
- Фаффи тёко хосеть куфась! говорит она Дяйте нями?
Но дети не прекращают свою игру. Хотя среди детворы находится какие-то добрые девочки, которые прямо вр от пихают бедной кобылке траву.
- На, кушай говорят они.
- Нё твявкя невкусняя. Не могю куфась! плачет кобылка Живосик бо-во!
-Неблагодарная звучат мальчишеские голоса. И удары прутиком сыпятся с новой силой.
Но вдруг они все резко замолкают. От этой тишины тебе становится очень страшно! Ты даже делаешь пугливые какашки прямо под себя на маму!
-Что здесь раздается визгливый женский голос. Это пришел большой монстр.
Фу, какая гадость с отвращением кричит женщина, увидев то, вокруг чего столпилась детвора. Все живо мыть руки! Это же зараза!
Куфять с последним всхлипом просит твоя мама.
Но тут происходит резкий рывок. Монстр схватил маму! Теперь вы движетесь гораздо быстрее чем обычно.
- Иди жрать то, что обычно жрешь произносит женский голос с отвращением Помои!
Тут ты испытываешь ощущение полета. Это приятно, а твоя сестренка вообще рассмеялась расправив крылышки и поднявшись на копытца. Но зря. Мгновение и вы резко останавливаетесь. Тело мамы на секунду деформируется, и изгибается. Ты больно бьёшься об нее носом. Твоя сестренка же не удерживается на своем месте и продолжает куда-то лететь. Куда? ты не знаешь, но ты слышишь только небольшой звук удара о что-то металлическое и ее тихий вскрик.
а еще ты слышишь странный хруст. Твоя мама начинает плакать еще громче чем обычно. Она зовет твою сестренку, одновременно жалуясь на больные ножки. Тебе больно страшно и очень обидно за твою маму. Но ты все же выглядываешь наружу. Вы сидите в большой-прибольшой металлической коробке. вокруг много неприятно пахнущего мусора. Твоя мама продолжает лежать на животике, ее лапки в крови а из одной торчит какой-то непонятный беленький стерженек. Она изо всех сил тянется к твоей сестренке, которая лежит чуть поодаль, но ее лапки не шевелятся. Ты обнимаешь свою маму, и ей становится легче.
Но нет худа без добра чуть позже на вас высыпают целую коробку сломанных игрушек! Они старые, но не все ли равно тебе, маленькому жеребенку-флаффи? Ты счастлив! Твоя сестренка, видимо, тоже, ведь ты не видишь ее. видимо она нашла что-то очень красивое и яркое, и теперь тихо играется с этим где-то в этой коробке.
Вы больше никуда не идете. Мама по прежнему плачет и вылизывает свою раненную ножку. Но она все же переворачивается, чтобы накормить тебя. Ты любишь маму, ты любишь в греться в ее мягкой шерстке, пусть теперь она и в пыли. Ты нежно обнимаешь ее каждый раз, как она начинает плакать, а плачет она чаще. Она постоянно зовет твою сестренку, но твоя сестренка плохая флаффи! Она не слушается маму и не поделилась с тобой самой красивой игрушкой! Ну и ладно тебе достанется больше маминого молочка. странно, а откуда здесь в коробке взялось столько больного сока?
Каждый раз твоя мама плачет все тише наверное ей становится легче. Она просит кушать, но никто не дает ей еду. а еще ее больная лапка покрылась какой-то странной белой водичкой, интересно что это? На вкус это не молочко!
Она еще теплая, она греет тебя своим теплом. На ночь она поет тебе колыбельную как обычно, но почему-то она очень грустная. К утру она больше не плачет. Она продолжает спать. Она не такая теплая, как раньше но тебе все равно приятно кутаться в ее шерсть.
Ты любил жизнь на спине своей мамы-флаффи. Ты хотел, чтобы эта жизнь продолжалась всегда.

Втр 02 Июл 2013 08:12:58
Степлер

Ты упитанный розовый единорог флаффи. Формально ты еще жеребенок, и как и твои сестрички и братья выкармливаешься своей мамой ее вкусным и жирным молочком. Но ты уже сам для себя решил, что все твои братики и сестрички маленькие сосунки, а ты уже большой!
Эта мысль тебя посетила аж вчера вечером. Пока твои родственники спали в углу вашей клетки ты никак не мог заснуть. Глупая мамочка заставляла тебя лечь маленькой кучкой в ее меху. Но ты же взрослый, ты сам решаешь, когда тебе спать а когда нет! И вот, когда она задремала ты слез с ее мягкой спинки и отправился играть со своим мячиком. Сон для глупых маменькиных сынков и дочек!
ТЫ толкал мячик и он как обычно убегал от тебя. Он всегда боялся твоих сильных копыт и рожка! Ха! Но вот он убежал к дверце в твою клетку. Иногда сюда заглядывали люди. Они делали тебе и твоим братьям и сестрам болезненные штуки с помощью металлического монстра, которого они называли шприц. Ну и еще они давали вам еду. Но ты же взрослый? Ты ничего не боишься! Ты побежал за мячиком. Здесь, возле решетки ты решил остановиться. Отсюда ты видел как огромен тот мир, в котором вы живете! Мир был похож на твой дом. Здесь были четыре стены пол и потолок, и штуки, которые давали слабый свет. Там было много флаффи, распределенных по клеткам. Ты чувствовал себя настоящим первооткрывателем! Не то что твои глупые сестрички-братики!
В комнате, что ты видел из-за своей решетки появился человек. Он нес с собой взрослого самца флаффи. Это был крепкий синий земной флаффи. Он выглядел, как самый сильный флаффи, что ты когда-либо видел. Человек поставил его на стол в центре зала, погладил его по гриве, а сам направился к клеткам. Что же он искал? Он несколько секунд постоял возле одного из рядов, наконец он что-то утвердительно крякнул и извлек из одной из клеток безногую голубую пегасиху. Ты слышал про безногих. Люди забирали у флаффи ножки, если те плохо себя вели, или же часто делали больно сами себе. Ну а еще они отрезали ножки у маленьких девочек-жеребят, которые по их мнению выглядели ну очень красиво!
Самочка флаффи что-то пищит, плачет. Видимо она только что спала, как и большинство этих глупых флаффи! Услышав ее писк синий самец флаффи, что сейчас находился на столе, привстал и нетерпеливо стал переминаться с ноги на ногу.
- Вот, Дилдо! одобрительно сказал человек поднимая самочку над головой Твой сегодняшний десерт!
- Десевть! истекая слюной пробормотал самец.
Неужели он будет есть эту самочку? Тебе стало немного страшно, но любопытство было сильнее страха и ты не стал прикрывать глазки копытцами, а только обкакался.
Тем временем человек положил на стол какую-то странную подушку, сверху нее он уложил и самку.
- Нефь, не хосю обнимаси Хосю бегась и игвась Где нёвки?
- Сясь Дивдё бузеть деваась спесиавьние обнимаси! С рычанием произносит самец. Ты им просто восхищен! Даже если он сечас начнет есть эту несчастную, он все равно останется твоим кумиром.
Но нет, он не ест ее. Он просто подходит сзади и крепко обнимает ее. Человек зачем то держит безногую за хвост. Интересно, зачем? Пыхтя, синий Дилдо начинает дергаться. Тебе кажется что ему больно, но он улыбается. Наверное это очень приятно! Ты сам очень любишь обниматься! Ты обнимаешь и маму и своих глупых братиков и сестричек. Но так видимо обнимаются только большие флаффи!
Твоему специальному месту почему-то становится очень тепло и немного щекотно. Теперь ты решил сам для себя! Ты уже взрослый, а значит ты скоро будешь обниматься по взрослому. Ведь это так приятно и так делают только большие и взрослые флаффи.
С того самого дня ты все свои силы тратишь нато, чтобы стать взрослым. Мамочка не дает тебе почему-то обнимать своих глупых братиков и сестричек, в том числе и ее ножку или хвостик по-взрослому. Она ругает тебя или больно бьет копытцем. Говорит, что так делают только плохие флаффи. Ха! Глупенькая мама! Тот синий самец флаффи не был плохим. Ведь плохих флаффи люди обычно бьют, а этого человек не трогал, и даже гладил! Так что ты остаешься при своем мнении. Ты стараешься больше всех остальных кушать. Когда у тебя отбирают мамино молочное место ты злишься, раздуваешь щечки, стучишь копытцами по полу, если глупые братики сами не отдают тебе еду ты бьешь их копытцами по спинкам. Когда вы вместе играете ты тоже больно их бьешь, чтобы они отдали больше игрушек тебе.
Через некоторое время ты уже не хочешь пить мамино молочко. Тем более она сама тебе его уже не дает, называет плохим малышом. Она говорит, что даст тебе молочка, только когда твои братья и сестры наедятся. Ты не будешь умолять ее. Ты лучше съешь мамины нямки! Мамины нямки твердые, но вкусные. Тебе они нравятся. Глупая мамочка! Если она не хочет давать тебе твои нямки, то ты не дашь ей ее! Очень скоро ты действительно выглядишь взрослее своих сверстников. Ты теперь большой и сильный, а твоя шерска теперь самая пушистая. Но почему не приходит человек, и не дает тебе безногую самочку, чтобы обниматься по-взрослому? И вот однажды такой день наступил. Тебя пришли забирать от мамочки.
- Вот этот, самый пушистый. Смотрю он самый сильный раздался голос с другой стороны решетки. В это время ты как раз прижимал к полу своего слабенького глупенького братика-пегаса своими копытцами, чтобы отобрать у него его кубики.
- Да, настоящий альфа-самец! говорит другой человек Вы умеете выбирать.
- Конечно. Я люблю сильных зверушек. а вот жене подавай пушистых. Кажется это два в одном.
Ты конечно ничего не понимаешь. Но вот клетка открывается и человеческая рука вытаскивает тебя. Ты пищишь, потому что ты ожидал не такого обращения. Твоя мама заливается слезами, просит вернуть тебя, но ее затыкают щелчком по носу. И правильно глупенькая мамашка! ведь тебя несут туда, где ты сможешь обниматься по-взрослому!
Но вот тебя кладут в какую-то странную тесную коробку. И снова куда-то тащат. странно ведь стол для обнимашек по-взрослому был совсем не далеко. Видимо ты просчитал с расстоянием.
Но ты оказался не на столе! Из коробки тебя извлекла женщина с светлыми волосами и раскрашенным яркими красками лицом. Это твоя новая мамочка! Она крепко обнимает тебя, целует и сюсюкает, как та твоя бывшая, глупая мамочка.
-Какая же прелесть, какая же прелесть! повторяет она сходя но короткий визг -Люблю тебя милый, люблю!
Ты думаешь, что это она говорит тебе. Ты же в свою очередь обнимаешь ее руку и тоже говоришь:
-Вювю мямю!
От этого она начинает визжать еще сильнее. В это же время, ты ощущаешь, что рука женщины такая теплая. Интересно, она хочет, чтобы ее обняли по-взрослому? Ты прижимаешь ее своими копытцами крепче. Вот, сейчас-сейчас и ты станешь совсем большим! Но нет, другой человек берет тебя за гриву. Тебе больно и обидно. От этого ты начинаешь плакать. Твоя новая мама очень расстроена. Не то от твоих слезок, не то от того что ты не обнял ее руку по-взрослому. Это все из-за этого большого человека! Он наверное монстр! Ты пытаешься назвать его глупым но рот тебе затыкают леденцом. Ты знаешь, что сосут только жалкие маленькие детишки, а ты уже большой! Но леденец такой сладкий, что ты успокаиваешься.
Теперь у тебя есть новый дом, имя Степлер много игрушек, вкусная еда и любящая мамочка! Она конеч

Втр 02 Июл 2013 08:12:58
Степлер

Ты упитанный розовый единорог флаффи. Формально ты еще жеребенок, и как и твои сестрички и братья выкармливаешься своей мамой ее вкусным и жирным молочком. Но ты уже сам для себя решил, что все твои братики и сестрички маленькие сосунки, а ты уже большой!
Эта мысль тебя посетила аж вчера вечером. Пока твои родственники спали в углу вашей клетки ты никак не мог заснуть. Глупая мамочка заставляла тебя лечь маленькой кучкой в ее меху. Но ты же взрослый, ты сам решаешь, когда тебе спать а когда нет! И вот, когда она задремала ты слез с ее мягкой спинки и отправился играть со своим мячиком. Сон для глупых маменькиных сынков и дочек!
ТЫ толкал мячик и он как обычно убегал от тебя. Он всегда боялся твоих сильных копыт и рожка! Ха! Но вот он убежал к дверце в твою клетку. Иногда сюда заглядывали люди. Они делали тебе и твоим братьям и сестрам болезненные штуки с помощью металлического монстра, которого они называли шприц. Ну и еще они давали вам еду. Но ты же взрослый? Ты ничего не боишься! Ты побежал за мячиком. Здесь, возле решетки ты решил остановиться. Отсюда ты видел как огромен тот мир, в котором вы живете! Мир был похож на твой дом. Здесь были четыре стены пол и потолок, и штуки, которые давали слабый свет. Там было много флаффи, распределенных по клеткам. Ты чувствовал себя настоящим первооткрывателем! Не то что твои глупые сестрички-братики!
В комнате, что ты видел из-за своей решетки появился человек. Он нес с собой взрослого самца флаффи. Это был крепкий синий земной флаффи. Он выглядел, как самый сильный флаффи, что ты когда-либо видел. Человек поставил его на стол в центре зала, погладил его по гриве, а сам направился к клеткам. Что же он искал? Он несколько секунд постоял возле одного из рядов, наконец он что-то утвердительно крякнул и извлек из одной из клеток безногую голубую пегасиху. Ты слышал про безногих. Люди забирали у флаффи ножки, если те плохо себя вели, или же часто делали больно сами себе. Ну а еще они отрезали ножки у маленьких девочек-жеребят, которые по их мнению выглядели ну очень красиво!
Самочка флаффи что-то пищит, плачет. Видимо она только что спала, как и большинство этих глупых флаффи! Услышав ее писк синий самец флаффи, что сейчас находился на столе, привстал и нетерпеливо стал переминаться с ноги на ногу.
- Вот, Дилдо! одобрительно сказал человек поднимая самочку над головой Твой сегодняшний десерт!
- Десевть! истекая слюной пробормотал самец.
Неужели он будет есть эту самочку? Тебе стало немного страшно, но любопытство было сильнее страха и ты не стал прикрывать глазки копытцами, а только обкакался.
Тем временем человек положил на стол какую-то странную подушку, сверху нее он уложил и самку.
- Нефь, не хосю обнимаси Хосю бегась и игвась Где нёвки?
- Сясь Дивдё бузеть деваась спесиавьние обнимаси! С рычанием произносит самец. Ты им просто восхищен! Даже если он сечас начнет есть эту несчастную, он все равно останется твоим кумиром.
Но нет, он не ест ее. Он просто подходит сзади и крепко обнимает ее. Человек зачем то держит безногую за хвост. Интересно, зачем? Пыхтя, синий Дилдо начинает дергаться. Тебе кажется что ему больно, но он улыбается. Наверное это очень приятно! Ты сам очень любишь обниматься! Ты обнимаешь и маму и своих глупых братиков и сестричек. Но так видимо обнимаются только большие флаффи!
Твоему специальному месту почему-то становится очень тепло и немного щекотно. Теперь ты решил сам для себя! Ты уже взрослый, а значит ты скоро будешь обниматься по взрослому. Ведь это так приятно и так делают только большие и взрослые флаффи.
С того самого дня ты все свои силы тратишь нато, чтобы стать взрослым. Мамочка не дает тебе почему-то обнимать своих глупых братиков и сестричек, в том числе и ее ножку или хвостик по-взрослому. Она ругает тебя или больно бьет копытцем. Говорит, что так делают только плохие флаффи. Ха! Глупенькая мама! Тот синий самец флаффи не был плохим. Ведь плохих флаффи люди обычно бьют, а этого человек не трогал, и даже гладил! Так что ты остаешься при своем мнении. Ты стараешься больше всех остальных кушать. Когда у тебя отбирают мамино молочное место ты злишься, раздуваешь щечки, стучишь копытцами по полу, если глупые братики сами не отдают тебе еду ты бьешь их копытцами по спинкам. Когда вы вместе играете ты тоже больно их бьешь, чтобы они отдали больше игрушек тебе.
Через некоторое время ты уже не хочешь пить мамино молочко. Тем более она сама тебе его уже не дает, называет плохим малышом. Она говорит, что даст тебе молочка, только когда твои братья и сестры наедятся. Ты не будешь умолять ее. Ты лучше съешь мамины нямки! Мамины нямки твердые, но вкусные. Тебе они нравятся. Глупая мамочка! Если она не хочет давать тебе твои нямки, то ты не дашь ей ее! Очень скоро ты действительно выглядишь взрослее своих сверстников. Ты теперь большой и сильный, а твоя шерска теперь самая пушистая. Но почему не приходит человек, и не дает тебе безногую самочку, чтобы обниматься по-взрослому? И вот однажды такой день наступил. Тебя пришли забирать от мамочки.
- Вот этот, самый пушистый. Смотрю он самый сильный раздался голос с другой стороны решетки. В это время ты как раз прижимал к полу своего слабенького глупенького братика-пегаса своими копытцами, чтобы отобрать у него его кубики.
- Да, настоящий альфа-самец! говорит другой человек Вы умеете выбирать.
- Конечно. Я люблю сильных зверушек. а вот жене подавай пушистых. Кажется это два в одном.
Ты конечно ничего не понимаешь. Но вот клетка открывается и человеческая рука вытаскивает тебя. Ты пищишь, потому что ты ожидал не такого обращения. Твоя мама заливается слезами, просит вернуть тебя, но ее затыкают щелчком по носу. И правильно глупенькая мамашка! ведь тебя несут туда, где ты сможешь обниматься по-взрослому!
Но вот тебя кладут в какую-то странную тесную коробку. И снова куда-то тащат. странно ведь стол для обнимашек по-взрослому был совсем не далеко. Видимо ты просчитал с расстоянием.
Но ты оказался не на столе! Из коробки тебя извлекла женщина с светлыми волосами и раскрашенным яркими красками лицом. Это твоя новая мамочка! Она крепко обнимает тебя, целует и сюсюкает, как та твоя бывшая, глупая мамочка.
-Какая же прелесть, какая же прелесть! повторяет она сходя но короткий визг -Люблю тебя милый, люблю!
Ты думаешь, что это она говорит тебе. Ты же в свою очередь обнимаешь ее руку и тоже говоришь:
-Вювю мямю!
От этого она начинает визжать еще сильнее. В это же время, ты ощущаешь, что рука женщины такая теплая. Интересно, она хочет, чтобы ее обняли по-взрослому? Ты прижимаешь ее своими копытцами крепче. Вот, сейчас-сейчас и ты станешь совсем большим! Но нет, другой человек берет тебя за гриву. Тебе больно и обидно. От этого ты начинаешь плакать. Твоя новая мама очень расстроена. Не то от твоих слезок, не то от того что ты не обнял ее руку по-взрослому. Это все из-за этого большого человека! Он наверное монстр! Ты пытаешься назвать его глупым но рот тебе затыкают леденцом. Ты знаешь, что сосут только жалкие маленькие детишки, а ты уже большой! Но леденец такой сладкий, что ты успокаиваешься.
Теперь у тебя есть новый дом, имя Степлер много игрушек, вкусная еда и любящая мамочка! Она конеч

Втр 02 Июл 2013 08:13:23
но не сильно умнее той твоей мамочке. Но кажется ты о ней уже забыл. И вроде бы все хорошо, но только теперь у тебя есть еще монстр-папочка. Он не особенно гладит тебя, но и хорошо! Ты боишься к нему подходить. К нему и его вещам. Он вечно наказывает тебя за все взрослые деяния, что ты совершаешь. Например за то, что ты не ходишь какать в свой лоток. Он больно бьет тебя крепкой палкой, после чего место удара словно печет огнем! Наверное потому что папочка монстр глупенький! Ведь ты взрослый! И волен поступать как тебе заблагорассудится! Вот к примеру твоя добрая мамочка не стесняется за тобой убирать да еще и вкусно кормить каждый раз. Хорошая мамочка плохой монстр-папя!
И есть еще однин плохой факт тебе так и не дали обняться по-взрослому. Когда ты обнимаешь теплые мамину руки или ноги, то твоему специальному месту никак не найти специального места твоей мамочки. Взрослые обнимашки из-за этого совсем не такие приятные, как тебе кажется. Так еще же в это вмешивается монстр-папя! Он сперва легонько шлепал тебя по попе, потом стал бить сильнее, потом вообще ударил тебя по головке, от чего у тебя звенело в ушах. Но мамочка отругала его за это! Молодец мамочка! Но по-взрослому обнимать маму ты при нем все же не будешь, он хоть и глупый, но все же монстр.
Но однажды тебе повезло! Мамочка оставила в своей комнате одну из своих ненастоящих флаффи, что она надевала на ноги. Они такие же розовые как ты. Заметив это ты был крайне заинтригован. Эта ненастоящая флаффи лежала к тебе [попкойk у нее так же не было ножек, как и у той флаффи, что ты видел из своей клетки. На полусогнутых, боясь ее спугнуть ты подкрался к ней, и, вспоминая как это делал синий жеребец Дилдо стал обнимать тапок по взрослому! Тебе было приятно, так приятно что ты зажмурился.
- Дивдё,дивдя, дивдё! повторял ты пыхтя. Ты так был увлечет, что не заметил, как к тебе подошел папя-монстр!
ТЫ понял это, только когда на твоей спинке опять [загорелисьk адской болью несколько полос от его палки.
- Ах ты озобоченный мутант! кричал папа Этот флаффи совсем испортился!
Тебе было так обидно, как никогда в жизни! Мало того, что папя-монстр опозорил тебя перед тапочком и сделал тебе очень больно! Он еще и прервал твоё занятие в самый ответственный момент, когда искорка самого приятного ощущения должна была буквально взорваться в твоем животике! Ты расплакался, прикрываясь копытцами. а еще ты обкакался, пачкая ковер и тапочек. Ну и папину ногу до кучи.
-Ах ты мелкий паразит! -закричал папа-монстр и снова сильно стал лупить тебя по попке.
-Мамя, мам-мя сквозь слезы верещал ты, что сказать верещать громко ты мел! Папя-моньстя девяеть Степвеву бо-бо! Степвевь ни винявять!Фпаси Степвева! Вуаааа!
Но твои слова только злили папу-монстра! Он продолжал тебя бить и делать тебе больно. Но все же мамочка спасла тебя!
Она пришла, отобрала тебя у папы монстра, погладила и накормила. А еще помыла пахнущего клубникой шампунем. А папу монстра она сильно отругала. Собственно эти двое вообще поругались. Они так громко кричали что ты от испугу сделал еще одни каки. Но дальше стало все тихо. Твой папя-моснтр теперь спал в другой комнате. Поделом ему!
Ты счастлив! твоя мама любит тебя, ты можешь без труда обнимать ее тапочки по-взрослому! Папа-монстра совсем отстал от тебя, он только злобно смотрит на тебя и сжимает зубы. Глупыйй монстр! что он тебе сделает? ведь у тебя есть оружие против него! Ты можешь в любой момент позвать мамочку, и она спасет тебя! Тебе нравится это, ведь ты показал себя как самый умный флаффи в мире.
Но папочка-монстр что-то затевает. Сегодня он принес какую-то бумажку. Он злобно смотрит на тебя и даже улыбается. Наверное он хочет перехитрить тебя! Глупый папочка!
Эту бумажку он показал твоей мамочке. Та как-то печально смотрела на тебя но все же сказала [нетk. Интересно, о чем это они? Ты несколько взволнован. Что же. Если глупый папочка-монстр хочет войны то ты атакуешь первым, и наверное выгонишь глупого монстра из своего теплого домика. А если у тебя не получится то это сделает мамочка!
Папа монстр очень любит свои черные штуки, которые он надевает на ноги. Он каждый вечер чистит их, мажет черной грязью и они начинают блестеть. Эти черные штуки будут твоей целью. Ты прокрадываешься в прихожую пока никто не видит. Ты очень хочешь сделать каки. И ты делаешь Хорошие каки прямо в папины черные штуки! Но тут появляется папочка. Он злой.
- Что ты делаешь, кусок говна? кричит он что ты делаешь, я спрашиваю!?
-Папя-моснтв похой! Рычишь ты, раздувая щечки и готовясь к битве Степвев выгонить папю монста из дёмика!
Ты бросаешься в бой, вот вот и ты собьешь его своим рожком но нога папы-монстра оказывается крепче, чем кажется. Правда рожок сделал ему больно, но он погнулся и тоже болит!
Тебе очень больно, ты поражен и ты упал на пол. Время для фазы два! Ты начинаешь громко плакать, обвиняя папу-монстра в том, что он сделал тебе большущие ой-ой! Но почему-то мама не идет к тебе на помощь. Упс кажется ты просчитался! Точнее ты забыл, что мамочка с другими тетеньками куда-то ушла.
-Аааа- протягивает папочка монстр злорадно Больше тебе некому помочь? Ну что же, сделаем из тебя ХОРОШЕГО ФЛАФФИ!
Он бросает тебя в узкую коробочку. Ты не можешь в ней шевелиться. Ты пытаешься рыдать во весь голос, но тебя все равно никто не слышит.
Куда, куда папа-монстр несет тебя?
- Я бы хотел узнать об услуге Ампутации слышишь ты голос папы-монстра доносящийся с той стороны коробки.
- Вы хотите сделать свое флаффи более [безопаснымk? спрашивает другой голос Вы по адресу! Ампутация крыльев, ног, хвоста.
- А хвост то зачем?
-Ну, обычно флаффи при испражнении пачкают его шерсть фикалиями, там могут появится болезнетворные бактерии, так что нет шерсти нет бактерий!
- А ну хорошо. А рога удаляете?
- Да, точнее мы их оплавляем, пока они не станут округлыми и абсолютно безопасными.
- Замечательно.
- И так, какую выберете анестезию? Местную, общую или заморозку.
- А сколько стоит?
Другой человек называет цену.
- О нет, вы шутите? Я заплатил за этого засранца в разы меньше!
- У нас есть услуга и без анестезии. Только пожалуйста не распространяйтесь об этом.
- Я унесу это в могилу Папа монстр видимо очень рад.
О чем это они? какая ампутация? какая анестезия? Ты не понимаешь этих слов!
Тем временем к этим двум прибавился третий. Они что-то обсуждают и на чем-то соглашаются. Наконец коробка открывается и тебя извлекают из нее на свет. Свет слишком яркий, особенно после темноты, ты слегка попискиваешь, прикрывая глазки копытцами, но ты все же видишь, что обстановка вокруг тебе знакома: ряды клеток, металлический стол, голоски сотен флаффи и слабый свет.
Человек что тебя держит скрывает свое лицо на половину за марлей. Твой папочка же стоит в сторонке и улыбается.
- Отлично, я так понял он вас достал? говорит человек вращая тебя из стороны в сторону.
- Он стал мнить себя умненьким спокойно ответил папа-монстр посорил нас с женой, стал творить отвратительные вещи, совсем от рук отбился. Жена запрещает мне его воспитывать, она любит его как очередную мягкую игрушку. а еще он очень озабочен и импульсивен.
- Так мы проводим кастрацию?
- Нет, ампутируйте ему ноги, пусть пому

Втр 02 Июл 2013 08:13:23
но не сильно умнее той твоей мамочке. Но кажется ты о ней уже забыл. И вроде бы все хорошо, но только теперь у тебя есть еще монстр-папочка. Он не особенно гладит тебя, но и хорошо! Ты боишься к нему подходить. К нему и его вещам. Он вечно наказывает тебя за все взрослые деяния, что ты совершаешь. Например за то, что ты не ходишь какать в свой лоток. Он больно бьет тебя крепкой палкой, после чего место удара словно печет огнем! Наверное потому что папочка монстр глупенький! Ведь ты взрослый! И волен поступать как тебе заблагорассудится! Вот к примеру твоя добрая мамочка не стесняется за тобой убирать да еще и вкусно кормить каждый раз. Хорошая мамочка плохой монстр-папя!
И есть еще однин плохой факт тебе так и не дали обняться по-взрослому. Когда ты обнимаешь теплые мамину руки или ноги, то твоему специальному месту никак не найти специального места твоей мамочки. Взрослые обнимашки из-за этого совсем не такие приятные, как тебе кажется. Так еще же в это вмешивается монстр-папя! Он сперва легонько шлепал тебя по попе, потом стал бить сильнее, потом вообще ударил тебя по головке, от чего у тебя звенело в ушах. Но мамочка отругала его за это! Молодец мамочка! Но по-взрослому обнимать маму ты при нем все же не будешь, он хоть и глупый, но все же монстр.
Но однажды тебе повезло! Мамочка оставила в своей комнате одну из своих ненастоящих флаффи, что она надевала на ноги. Они такие же розовые как ты. Заметив это ты был крайне заинтригован. Эта ненастоящая флаффи лежала к тебе [попкойk у нее так же не было ножек, как и у той флаффи, что ты видел из своей клетки. На полусогнутых, боясь ее спугнуть ты подкрался к ней, и, вспоминая как это делал синий жеребец Дилдо стал обнимать тапок по взрослому! Тебе было приятно, так приятно что ты зажмурился.
- Дивдё,дивдя, дивдё! повторял ты пыхтя. Ты так был увлечет, что не заметил, как к тебе подошел папя-монстр!
ТЫ понял это, только когда на твоей спинке опять [загорелисьk адской болью несколько полос от его палки.
- Ах ты озобоченный мутант! кричал папа Этот флаффи совсем испортился!
Тебе было так обидно, как никогда в жизни! Мало того, что папя-монстр опозорил тебя перед тапочком и сделал тебе очень больно! Он еще и прервал твоё занятие в самый ответственный момент, когда искорка самого приятного ощущения должна была буквально взорваться в твоем животике! Ты расплакался, прикрываясь копытцами. а еще ты обкакался, пачкая ковер и тапочек. Ну и папину ногу до кучи.
-Ах ты мелкий паразит! -закричал папа-монстр и снова сильно стал лупить тебя по попке.
-Мамя, мам-мя сквозь слезы верещал ты, что сказать верещать громко ты мел! Папя-моньстя девяеть Степвеву бо-бо! Степвевь ни винявять!Фпаси Степвева! Вуаааа!
Но твои слова только злили папу-монстра! Он продолжал тебя бить и делать тебе больно. Но все же мамочка спасла тебя!
Она пришла, отобрала тебя у папы монстра, погладила и накормила. А еще помыла пахнущего клубникой шампунем. А папу монстра она сильно отругала. Собственно эти двое вообще поругались. Они так громко кричали что ты от испугу сделал еще одни каки. Но дальше стало все тихо. Твой папя-моснтр теперь спал в другой комнате. Поделом ему!
Ты счастлив! твоя мама любит тебя, ты можешь без труда обнимать ее тапочки по-взрослому! Папа-монстра совсем отстал от тебя, он только злобно смотрит на тебя и сжимает зубы. Глупыйй монстр! что он тебе сделает? ведь у тебя есть оружие против него! Ты можешь в любой момент позвать мамочку, и она спасет тебя! Тебе нравится это, ведь ты показал себя как самый умный флаффи в мире.
Но папочка-монстр что-то затевает. Сегодня он принес какую-то бумажку. Он злобно смотрит на тебя и даже улыбается. Наверное он хочет перехитрить тебя! Глупый папочка!
Эту бумажку он показал твоей мамочке. Та как-то печально смотрела на тебя но все же сказала [нетk. Интересно, о чем это они? Ты несколько взволнован. Что же. Если глупый папочка-монстр хочет войны то ты атакуешь первым, и наверное выгонишь глупого монстра из своего теплого домика. А если у тебя не получится то это сделает мамочка!
Папа монстр очень любит свои черные штуки, которые он надевает на ноги. Он каждый вечер чистит их, мажет черной грязью и они начинают блестеть. Эти черные штуки будут твоей целью. Ты прокрадываешься в прихожую пока никто не видит. Ты очень хочешь сделать каки. И ты делаешь Хорошие каки прямо в папины черные штуки! Но тут появляется папочка. Он злой.
- Что ты делаешь, кусок говна? кричит он что ты делаешь, я спрашиваю!?
-Папя-моснтв похой! Рычишь ты, раздувая щечки и готовясь к битве Степвев выгонить папю монста из дёмика!
Ты бросаешься в бой, вот вот и ты собьешь его своим рожком но нога папы-монстра оказывается крепче, чем кажется. Правда рожок сделал ему больно, но он погнулся и тоже болит!
Тебе очень больно, ты поражен и ты упал на пол. Время для фазы два! Ты начинаешь громко плакать, обвиняя папу-монстра в том, что он сделал тебе большущие ой-ой! Но почему-то мама не идет к тебе на помощь. Упс кажется ты просчитался! Точнее ты забыл, что мамочка с другими тетеньками куда-то ушла.
-Аааа- протягивает папочка монстр злорадно Больше тебе некому помочь? Ну что же, сделаем из тебя ХОРОШЕГО ФЛАФФИ!
Он бросает тебя в узкую коробочку. Ты не можешь в ней шевелиться. Ты пытаешься рыдать во весь голос, но тебя все равно никто не слышит.
Куда, куда папа-монстр несет тебя?
- Я бы хотел узнать об услуге Ампутации слышишь ты голос папы-монстра доносящийся с той стороны коробки.
- Вы хотите сделать свое флаффи более [безопаснымk? спрашивает другой голос Вы по адресу! Ампутация крыльев, ног, хвоста.
- А хвост то зачем?
-Ну, обычно флаффи при испражнении пачкают его шерсть фикалиями, там могут появится болезнетворные бактерии, так что нет шерсти нет бактерий!
- А ну хорошо. А рога удаляете?
- Да, точнее мы их оплавляем, пока они не станут округлыми и абсолютно безопасными.
- Замечательно.
- И так, какую выберете анестезию? Местную, общую или заморозку.
- А сколько стоит?
Другой человек называет цену.
- О нет, вы шутите? Я заплатил за этого засранца в разы меньше!
- У нас есть услуга и без анестезии. Только пожалуйста не распространяйтесь об этом.
- Я унесу это в могилу Папа монстр видимо очень рад.
О чем это они? какая ампутация? какая анестезия? Ты не понимаешь этих слов!
Тем временем к этим двум прибавился третий. Они что-то обсуждают и на чем-то соглашаются. Наконец коробка открывается и тебя извлекают из нее на свет. Свет слишком яркий, особенно после темноты, ты слегка попискиваешь, прикрывая глазки копытцами, но ты все же видишь, что обстановка вокруг тебе знакома: ряды клеток, металлический стол, голоски сотен флаффи и слабый свет.
Человек что тебя держит скрывает свое лицо на половину за марлей. Твой папочка же стоит в сторонке и улыбается.
- Отлично, я так понял он вас достал? говорит человек вращая тебя из стороны в сторону.
- Он стал мнить себя умненьким спокойно ответил папа-монстр посорил нас с женой, стал творить отвратительные вещи, совсем от рук отбился. Жена запрещает мне его воспитывать, она любит его как очередную мягкую игрушку. а еще он очень озабочен и импульсивен.
- Так мы проводим кастрацию?
- Нет, ампутируйте ему ноги, пусть пому

Втр 02 Июл 2013 08:13:34
но не сильно умнее той твоей мамочке. Но кажется ты о ней уже забыл. И вроде бы все хорошо, но только теперь у тебя есть еще монстр-папочка. Он не особенно гладит тебя, но и хорошо! Ты боишься к нему подходить. К нему и его вещам. Он вечно наказывает тебя за все взрослые деяния, что ты совершаешь. Например за то, что ты не ходишь какать в свой лоток. Он больно бьет тебя крепкой палкой, после чего место удара словно печет огнем! Наверное потому что папочка монстр глупенький! Ведь ты взрослый! И волен поступать как тебе заблагорассудится! Вот к примеру твоя добрая мамочка не стесняется за тобой убирать да еще и вкусно кормить каждый раз. Хорошая мамочка плохой монстр-папя!
И есть еще однин плохой факт тебе так и не дали обняться по-взрослому. Когда ты обнимаешь теплые мамину руки или ноги, то твоему специальному месту никак не найти специального места твоей мамочки. Взрослые обнимашки из-за этого совсем не такие приятные, как тебе кажется. Так еще же в это вмешивается монстр-папя! Он сперва легонько шлепал тебя по попе, потом стал бить сильнее, потом вообще ударил тебя по головке, от чего у тебя звенело в ушах. Но мамочка отругала его за это! Молодец мамочка! Но по-взрослому обнимать маму ты при нем все же не будешь, он хоть и глупый, но все же монстр.
Но однажды тебе повезло! Мамочка оставила в своей комнате одну из своих ненастоящих флаффи, что она надевала на ноги. Они такие же розовые как ты. Заметив это ты был крайне заинтригован. Эта ненастоящая флаффи лежала к тебе [попкойk у нее так же не было ножек, как и у той флаффи, что ты видел из своей клетки. На полусогнутых, боясь ее спугнуть ты подкрался к ней, и, вспоминая как это делал синий жеребец Дилдо стал обнимать тапок по взрослому! Тебе было приятно, так приятно что ты зажмурился.
- Дивдё,дивдя, дивдё! повторял ты пыхтя. Ты так был увлечет, что не заметил, как к тебе подошел папя-монстр!
ТЫ понял это, только когда на твоей спинке опять [загорелисьk адской болью несколько полос от его палки.
- Ах ты озобоченный мутант! кричал папа Этот флаффи совсем испортился!
Тебе было так обидно, как никогда в жизни! Мало того, что папя-монстр опозорил тебя перед тапочком и сделал тебе очень больно! Он еще и прервал твоё занятие в самый ответственный момент, когда искорка самого приятного ощущения должна была буквально взорваться в твоем животике! Ты расплакался, прикрываясь копытцами. а еще ты обкакался, пачкая ковер и тапочек. Ну и папину ногу до кучи.
-Ах ты мелкий паразит! -закричал папа-монстр и снова сильно стал лупить тебя по попке.
-Мамя, мам-мя сквозь слезы верещал ты, что сказать верещать громко ты мел! Папя-моньстя девяеть Степвеву бо-бо! Степвевь ни винявять!Фпаси Степвева! Вуаааа!
Но твои слова только злили папу-монстра! Он продолжал тебя бить и делать тебе больно. Но все же мамочка спасла тебя!
Она пришла, отобрала тебя у папы монстра, погладила и накормила. А еще помыла пахнущего клубникой шампунем. А папу монстра она сильно отругала. Собственно эти двое вообще поругались. Они так громко кричали что ты от испугу сделал еще одни каки. Но дальше стало все тихо. Твой папя-моснтр теперь спал в другой комнате. Поделом ему!
Ты счастлив! твоя мама любит тебя, ты можешь без труда обнимать ее тапочки по-взрослому! Папа-монстра совсем отстал от тебя, он только злобно смотрит на тебя и сжимает зубы. Глупыйй монстр! что он тебе сделает? ведь у тебя есть оружие против него! Ты можешь в любой момент позвать мамочку, и она спасет тебя! Тебе нравится это, ведь ты показал себя как самый умный флаффи в мире.
Но папочка-монстр что-то затевает. Сегодня он принес какую-то бумажку. Он злобно смотрит на тебя и даже улыбается. Наверное он хочет перехитрить тебя! Глупый папочка!
Эту бумажку он показал твоей мамочке. Та как-то печально смотрела на тебя но все же сказала [нетk. Интересно, о чем это они? Ты несколько взволнован. Что же. Если глупый папочка-монстр хочет войны то ты атакуешь первым, и наверное выгонишь глупого монстра из своего теплого домика. А если у тебя не получится то это сделает мамочка!
Папа монстр очень любит свои черные штуки, которые он надевает на ноги. Он каждый вечер чистит их, мажет черной грязью и они начинают блестеть. Эти черные штуки будут твоей целью. Ты прокрадываешься в прихожую пока никто не видит. Ты очень хочешь сделать каки. И ты делаешь Хорошие каки прямо в папины черные штуки! Но тут появляется папочка. Он злой.
- Что ты делаешь, кусок говна? кричит он что ты делаешь, я спрашиваю!?
-Папя-моснтв похой! Рычишь ты, раздувая щечки и готовясь к битве Степвев выгонить папю монста из дёмика!
Ты бросаешься в бой, вот вот и ты собьешь его своим рожком но нога папы-монстра оказывается крепче, чем кажется. Правда рожок сделал ему больно, но он погнулся и тоже болит!
Тебе очень больно, ты поражен и ты упал на пол. Время для фазы два! Ты начинаешь громко плакать, обвиняя папу-монстра в том, что он сделал тебе большущие ой-ой! Но почему-то мама не идет к тебе на помощь. Упс кажется ты просчитался! Точнее ты забыл, что мамочка с другими тетеньками куда-то ушла.
-Аааа- протягивает папочка монстр злорадно Больше тебе некому помочь? Ну что же, сделаем из тебя ХОРОШЕГО ФЛАФФИ!
Он бросает тебя в узкую коробочку. Ты не можешь в ней шевелиться. Ты пытаешься рыдать во весь голос, но тебя все равно никто не слышит.
Куда, куда папа-монстр несет тебя?
- Я бы хотел узнать об услуге Ампутации слышишь ты голос папы-монстра доносящийся с той стороны коробки.
- Вы хотите сделать свое флаффи более [безопаснымk? спрашивает другой голос Вы по адресу! Ампутация крыльев, ног, хвоста.
- А хвост то зачем?
-Ну, обычно флаффи при испражнении пачкают его шерсть фикалиями, там могут появится болезнетворные бактерии, так что нет шерсти нет бактерий!
- А ну хорошо. А рога удаляете?
- Да, точнее мы их оплавляем, пока они не станут округлыми и абсолютно безопасными.
- Замечательно.
- И так, какую выберете анестезию? Местную, общую или заморозку.
- А сколько стоит?
Другой человек называет цену.
- О нет, вы шутите? Я заплатил за этого засранца в разы меньше!
- У нас есть услуга и без анестезии. Только пожалуйста не распространяйтесь об этом.
- Я унесу это в могилу Папа монстр видимо очень рад.
О чем это они? какая ампутация? какая анестезия? Ты не понимаешь этих слов!
Тем временем к этим двум прибавился третий. Они что-то обсуждают и на чем-то соглашаются. Наконец коробка открывается и тебя извлекают из нее на свет. Свет слишком яркий, особенно после темноты, ты слегка попискиваешь, прикрывая глазки копытцами, но ты все же видишь, что обстановка вокруг тебе знакома: ряды клеток, металлический стол, голоски сотен флаффи и слабый свет.
Человек что тебя держит скрывает свое лицо на половину за марлей. Твой папочка же стоит в сторонке и улыбается.
- Отлично, я так понял он вас достал? говорит человек вращая тебя из стороны в сторону.
- Он стал мнить себя умненьким спокойно ответил папа-монстр посорил нас с женой, стал творить отвратительные вещи, совсем от рук отбился. Жена запрещает мне его воспитывать, она любит его как очередную мягкую игрушку. а еще он очень озабочен и импульсивен.
- Так мы проводим кастрацию?
- Нет, ампутируйте ему ноги, пусть пому

Втр 02 Июл 2013 08:13:48
чается. Жена будет очень зла, если узнает что я его наказываю. Так я ему скажу что он упал и сломал себе все конечности. Тем более он сегодня напал на меня.
- Хорошо, вашей жене понравится ее новая ручная зверушка! подождите за дверью, я сообщу вам.
Папа монстр уходит оставляя тебя с неизвестным дядей.
- Пуфти, дятя просишь ты, но дедя ничего не отвечает тебе. Он кладет тебя на металлический стол. Неужели? Неужели тебе сейчас дадут обниматься по-взрослому с настоящей флаффи!? Ой как ты рад!
-Спефиавьние обнимаси? радостно кричишь ты Уля! Хасю спефиальние обнимаси!
- Да, твой папа сказал, что ты озабоченный! Ну мы это исправим.
Человек чуть прижимает тебя и твои копытца расползаются в разные стороны. Нет, так не делают специальные обнимашки! Но дядя говорит, чтобы ты подождал и ты ждешь. Твое специальное место так напряжено, и так сильно упирается в металлическую поверхность стола, что тебе немного больно. Но эта боль отличная цена для обнимашек по-взрослому. В предвкушении ты просто истекаешь слюной и виляешь хвостиком.
Тем временем дядечка берет какую-то катушку и отрывает от нее кусочки прозрачной веревочки. Зачем он прикрепляет твои лапки к столу?
Потом он идет к одной из клеток и достает оттуда белую с серыми пятнами кобылку без ножек. Он кладет ее перед тобой на некотором расстоянии.
- Хочешь специальных обнимашек? спрашивает он ехидно
- Хосю,хосю,хосю только и можешь кричать ты. Но странно, ты же не можешь даже встать и подойти к кобылке. А ее специальное место ТАК ПАХНЕТ!
-Глюпая вевевька! Пуфти Степвева девать спесиавьние обнимаси!!! кричишь ты.
- Нет, сперва это сделает с ней Дилдо! говорит дядечка. И вот он приносит того самого флаффи. Твоего кумира!
Синий жеребец смотрит на тебя с каким то пренебрежением и спокойно следует к приготовленной кобылке.
Он обнимает ее. Сильно. Ты тоже хочешь! Тебе даже кажется, что если ты сейчас это не сделаешь твое специальное место взорвется. И ты тоже в такт движениям Дилдо шевелишь своим тазом. Но твое специальное место только трется о металлическую поверхность стола.
Когда Дилдо закончил ты просто верещишь от желания. Дядечка уносит кобылку. Может он хочет дать тебе другую?
- Дятя! кричишь ты дяй Степвеву фаффи двя спефиальних обнимасей!
- Нет возражает дяденька у нас и так полно розовых жеребят. Да и маленький ты еще. Дилдо, этот малыш хочет специальных обнимашек. Помоги ему.
- Халясё папя Дилдо как то странно смотрит на тебя Дивдо вдевает Пвиятьно мавыфу! Попя мавыфа узькая! Будеть холосо!
Нет! что он делает? Он подходит к тебе сзади и хватает твоймаленький хвостик зубами! Ты пытаешься бежать но лапки не двигаются!
- Неееефь! хнычишь ты Не хосю спефиавьних обнимасей!!
- Но ты же этого так хотел? спрашивает дядечка Наслаждайся!
Дедечка отвлекается на какие то острые блестящие штуки. В это же время что-то твердое и горячее входит в твою маленькую попку, а копытца Дилдо сильно сжимают твою спинку Сначало Оно просто давит на тебя, но потом с рывком оно врывается внутрь тебя. Что-то трещит. Тебе очень больно!
- Попя бовьнё плачешь ты Попя БОВЬНЁЁЁЁЁЁ!!!!
-Мавыс-уф-увенький-уф! звучит у тебя над ухом Дивдо вюбить когда мавыф помогяеть Дивдо девась спесиавьние обнимаси! Помёгяй!
Последние слова он просто прокрикивает тебе на ухо. Ты не знаешь что тебе делать. Ты пытаешься вырваться но Дилдо каждый раз все крепче сжимает твое тельце.
- Помёгяй! а тё Дивдё дясть БО-БО!
Сперва ты ему не веришь, но потом его зубы вонзаются тебе в ушко! Тебе больно там ну и там тоже. Тебе приходится помогать Дилдо, каждый раз двигаясь на встречу его специальному месту. Как же тебе стыдно больно и обидно! Ведь сейчас на тебя смотрят сотни глаз других флаффи.
-Степвев не вюбись спефиальние обнимаси! плачешь ты
- Неть! говорит Дилдо Степвев Вюить! Вюбить я сказяль!
Он снова вонзается в тебя зубами и тебе нсова становится больно.
- Дяяяяя- Вюбить спефиавьние обнимаси кричишь ты сквозь слезы.
С каждым разом Дилдо действует все быстрее. Он погружается в тебя глубже и глубже. Тебе кажется, что твоя попка треснула пополам. Наконец он заканчивает. Ты перепачкан чем-то горячим и липким. а еще ты весь в своих каках и в больном соке.
Ты рыдаешь, тебе больно. Ужасно больно.
- Дивдо фдевав холосые обнимаси радуется Дилдо виляя хвостом
- Молодец! Ты получишь хорошую порцию скетти! хвалит его дядечка.
- Мавыф холосяя гвявная флюха шепчет Дилдо тебе на ухо.
Дальше дядечка уносит его куда-то и снова возвращается.
- Ну что, малыш спрашивает он Хочешь еще специальных обнимашек?
-Ниееесь- плачешь ты, разачарованный в своем герое Не вядо обнимасей Ниееесь!
- Тогда приступим к ампутации говорит дядечка, натягивая резиновые перчатки и придвигая к столу поднос со страшными штуковинами.
Дядечка долго смотрел на тебя, что-то прикидывая в уме. одновременно он взял какую-то длинную острую штуку, что так страшно поблескивала в полумраке и стал держать ее над трепещущим жидким синеньким огоньком горелке.
- Фтё тядя деваеть начал беспокоиться ты Фтё дядя деваеть!?
Наконец он сдавил твою ножку пальцами и дотронулся да нее нагретым железом. Одно такое прикосновение было весьма болезненным. Но дальше было хуже. Железяка проникла внутрь, что-то захрустело и наконец она опустилась на стол. На столе стало еще больше больного сока, а твоей ножке было нестерпимо больно!
- Ниеефь! кричал ты Монстя позязя не твогяй нёфьку, нёфке бовьнё!
Но больший ужас тебя охватил когда ты понял, что теперь ножка не часть твоего тела! Ты даже застыл дрожа от боли и страха. а злой монстр продолжил свое дело. Одна за другой твои ножки отрезались от тела. Острая боль пронизывала все твое флаффи естество! Боль одновременно была горячая, как огонь и холодная как жидкий азот.
Последним был твой хвостик. Ты почувствовал, как до твоей воспаленной попки дотронулось что-то очень горячее.Это было само по себе больно, но дальше было хуже. Вжик хруст и твой милый пушистый хвостик лежит перед тобой весь перепачканный в каках и крови.
- О, кажется я отрезал слишком мало не унимался злой монстр. И он снова стал резать твои ножки. Точнее культи, которые у тебя остались.
Снова острая штука, снова острая боль! Ты уричишь и бьешься в истерике, как же так? Твои ножки! Твои милые красивые ножки! как ты теперь будешь бегать и обниматься? Хотя специальные обнимашки тебе больше не нужны. Глупые специальные обнимашки!
- Застёёёё- рыдаешь ты. Твои слезы топят твои слова, ты немного задыхаешься -Зястё моньст сдевавь Степвеву бовьнё? Потяму отобвал у Степвева нёфки и хвотик!?
- Потому что я могу спокойно отвечает монстр. Он берет небольшую чтучку с огнем и подносит ее к твоему рогу. Пахнет очене неприятно. Рог горячий, и этот жар греет и твою черепушку. Тебе кажется что голова вот вот взорвется!
Наконец он смазывает твои больные места жгучей водичкой. От этого тебе становится еще больнее, ведь твои ранки теперь просто горят! Дядя же обрабатывает места оставшиеся от надрезов и твою попку йодом и прилепляет к ним противные пластыри, которые кусают твою шерстку.
- Позязя- хосю обнимаси! плачешь ты Хосю обнимаси фтёби бо-бо уфло!
Но наконец тебя снимают со стола.
- Видели? говорит дядя обращаясь к рядам клеток так б

Втр 02 Июл 2013 08:13:57
чается. Жена будет очень зла, если узнает что я его наказываю. Так я ему скажу что он упал и сломал себе все конечности. Тем более он сегодня напал на меня.
- Хорошо, вашей жене понравится ее новая ручная зверушка! подождите за дверью, я сообщу вам.
Папа монстр уходит оставляя тебя с неизвестным дядей.
- Пуфти, дятя просишь ты, но дедя ничего не отвечает тебе. Он кладет тебя на металлический стол. Неужели? Неужели тебе сейчас дадут обниматься по-взрослому с настоящей флаффи!? Ой как ты рад!
-Спефиавьние обнимаси? радостно кричишь ты Уля! Хасю спефиальние обнимаси!
- Да, твой папа сказал, что ты озабоченный! Ну мы это исправим.
Человек чуть прижимает тебя и твои копытца расползаются в разные стороны. Нет, так не делают специальные обнимашки! Но дядя говорит, чтобы ты подождал и ты ждешь. Твое специальное место так напряжено, и так сильно упирается в металлическую поверхность стола, что тебе немного больно. Но эта боль отличная цена для обнимашек по-взрослому. В предвкушении ты просто истекаешь слюной и виляешь хвостиком.
Тем временем дядечка берет какую-то катушку и отрывает от нее кусочки прозрачной веревочки. Зачем он прикрепляет твои лапки к столу?
Потом он идет к одной из клеток и достает оттуда белую с серыми пятнами кобылку без ножек. Он кладет ее перед тобой на некотором расстоянии.
- Хочешь специальных обнимашек? спрашивает он ехидно
- Хосю,хосю,хосю только и можешь кричать ты. Но странно, ты же не можешь даже встать и подойти к кобылке. А ее специальное место ТАК ПАХНЕТ!
-Глюпая вевевька! Пуфти Степвева девать спесиавьние обнимаси!!! кричишь ты.
- Нет, сперва это сделает с ней Дилдо! говорит дядечка. И вот он приносит того самого флаффи. Твоего кумира!
Синий жеребец смотрит на тебя с каким то пренебрежением и спокойно следует к приготовленной кобылке.
Он обнимает ее. Сильно. Ты тоже хочешь! Тебе даже кажется, что если ты сейчас это не сделаешь твое специальное место взорвется. И ты тоже в такт движениям Дилдо шевелишь своим тазом. Но твое специальное место только трется о металлическую поверхность стола.
Когда Дилдо закончил ты просто верещишь от желания. Дядечка уносит кобылку. Может он хочет дать тебе другую?
- Дятя! кричишь ты дяй Степвеву фаффи двя спефиальних обнимасей!
- Нет возражает дяденька у нас и так полно розовых жеребят. Да и маленький ты еще. Дилдо, этот малыш хочет специальных обнимашек. Помоги ему.
- Халясё папя Дилдо как то странно смотрит на тебя Дивдо вдевает Пвиятьно мавыфу! Попя мавыфа узькая! Будеть холосо!
Нет! что он делает? Он подходит к тебе сзади и хватает твоймаленький хвостик зубами! Ты пытаешься бежать но лапки не двигаются!
- Неееефь! хнычишь ты Не хосю спефиавьних обнимасей!!
- Но ты же этого так хотел? спрашивает дядечка Наслаждайся!
Дедечка отвлекается на какие то острые блестящие штуки. В это же время что-то твердое и горячее входит в твою маленькую попку, а копытца Дилдо сильно сжимают твою спинку Сначало Оно просто давит на тебя, но потом с рывком оно врывается внутрь тебя. Что-то трещит. Тебе очень больно!
- Попя бовьнё плачешь ты Попя БОВЬНЁЁЁЁЁЁ!!!!
-Мавыс-уф-увенький-уф! звучит у тебя над ухом Дивдо вюбить когда мавыф помогяеть Дивдо девась спесиавьние обнимаси! Помёгяй!
Последние слова он просто прокрикивает тебе на ухо. Ты не знаешь что тебе делать. Ты пытаешься вырваться но Дилдо каждый раз все крепче сжимает твое тельце.
- Помёгяй! а тё Дивдё дясть БО-БО!
Сперва ты ему не веришь, но потом его зубы вонзаются тебе в ушко! Тебе больно там ну и там тоже. Тебе приходится помогать Дилдо, каждый раз двигаясь на встречу его специальному месту. Как же тебе стыдно больно и обидно! Ведь сейчас на тебя смотрят сотни глаз других флаффи.
-Степвев не вюбись спефиальние обнимаси! плачешь ты
- Неть! говорит Дилдо Степвев Вюить! Вюбить я сказяль!
Он снова вонзается в тебя зубами и тебе нсова становится больно.
- Дяяяяя- Вюбить спефиавьние обнимаси кричишь ты сквозь слезы.
С каждым разом Дилдо действует все быстрее. Он погружается в тебя глубже и глубже. Тебе кажется, что твоя попка треснула пополам. Наконец он заканчивает. Ты перепачкан чем-то горячим и липким. а еще ты весь в своих каках и в больном соке.
Ты рыдаешь, тебе больно. Ужасно больно.
- Дивдо фдевав холосые обнимаси радуется Дилдо виляя хвостом
- Молодец! Ты получишь хорошую порцию скетти! хвалит его дядечка.
- Мавыф холосяя гвявная флюха шепчет Дилдо тебе на ухо.
Дальше дядечка уносит его куда-то и снова возвращается.
- Ну что, малыш спрашивает он Хочешь еще специальных обнимашек?
-Ниееесь- плачешь ты, разачарованный в своем герое Не вядо обнимасей Ниееесь!
- Тогда приступим к ампутации говорит дядечка, натягивая резиновые перчатки и придвигая к столу поднос со страшными штуковинами.
Дядечка долго смотрел на тебя, что-то прикидывая в уме. одновременно он взял какую-то длинную острую штуку, что так страшно поблескивала в полумраке и стал держать ее над трепещущим жидким синеньким огоньком горелке.
- Фтё тядя деваеть начал беспокоиться ты Фтё дядя деваеть!?
Наконец он сдавил твою ножку пальцами и дотронулся да нее нагретым железом. Одно такое прикосновение было весьма болезненным. Но дальше было хуже. Железяка проникла внутрь, что-то захрустело и наконец она опустилась на стол. На столе стало еще больше больного сока, а твоей ножке было нестерпимо больно!
- Ниеефь! кричал ты Монстя позязя не твогяй нёфьку, нёфке бовьнё!
Но больший ужас тебя охватил когда ты понял, что теперь ножка не часть твоего тела! Ты даже застыл дрожа от боли и страха. а злой монстр продолжил свое дело. Одна за другой твои ножки отрезались от тела. Острая боль пронизывала все твое флаффи естество! Боль одновременно была горячая, как огонь и холодная как жидкий азот.
Последним был твой хвостик. Ты почувствовал, как до твоей воспаленной попки дотронулось что-то очень горячее.Это было само по себе больно, но дальше было хуже. Вжик хруст и твой милый пушистый хвостик лежит перед тобой весь перепачканный в каках и крови.
- О, кажется я отрезал слишком мало не унимался злой монстр. И он снова стал резать твои ножки. Точнее культи, которые у тебя остались.
Снова острая штука, снова острая боль! Ты уричишь и бьешься в истерике, как же так? Твои ножки! Твои милые красивые ножки! как ты теперь будешь бегать и обниматься? Хотя специальные обнимашки тебе больше не нужны. Глупые специальные обнимашки!
- Застёёёё- рыдаешь ты. Твои слезы топят твои слова, ты немного задыхаешься -Зястё моньст сдевавь Степвеву бовьнё? Потяму отобвал у Степвева нёфки и хвотик!?
- Потому что я могу спокойно отвечает монстр. Он берет небольшую чтучку с огнем и подносит ее к твоему рогу. Пахнет очене неприятно. Рог горячий, и этот жар греет и твою черепушку. Тебе кажется что голова вот вот взорвется!
Наконец он смазывает твои больные места жгучей водичкой. От этого тебе становится еще больнее, ведь твои ранки теперь просто горят! Дядя же обрабатывает места оставшиеся от надрезов и твою попку йодом и прилепляет к ним противные пластыри, которые кусают твою шерстку.
- Позязя- хосю обнимаси! плачешь ты Хосю обнимаси фтёби бо-бо уфло!
Но наконец тебя снимают со стола.
- Видели? говорит дядя обращаясь к рядам клеток так б

Втр 02 Июл 2013 08:14:13
удет с каждым!
Тебя выносят к твоему папочке. Ты так рад его видеть!
- Папя фпаси от монста! Монста девасть бо-бо жалуешься ты. И папочка забирает тебя. Папочка спас тебя!
-Вювю папоську плачешь ты, но обнять его ты больше не можешь
- Господи! Да вы волшебник восклицает папочка вот Степлер, теперь ты в безопасности!
-Бевопафновти!- повторяешь ты с благоговением.
- Это моя работа улыбается монстр Я ее очень люблю. Кстати не забудьте купить специальную миску для ампутированных, она вам пригодится.
Папа дает монстру какие-то дурацкие бумажки и вы уходите. Теперь твоя коробка не кажется тебе тесной. Правда от тряски ты постоянно бьешься своими ранками об ее стены.
По приходу домой, твой папа рассказывает маме, которая явно взволнованна таким твоим положением, что ты напал на него и сломал себе все ноги, а он спас тебя. Тебе стыдно, за то что ты хотел сделать папе бо-бо, ведь он действительно спас тебя от монстра!
Но мама обнимает и целует тебя, и тебе становится лучше. Теперь твоя жизнь просто сказка. У тебя есть еда ода и удобная миска. Правда, когда ты из нее ешь теперь, в еде иногда попадаются твои собственные каки и волосы, но это не делает скетти менее вкусными, так же? Мама чаще обнимает тебя, и играет с тобой в карандаши. Теперь ты можешь играть только ртом. На как сказал папочка Теперь ты в безопасности. Ты не можешь бегать и обнимать все подряд, но тебе этого и не нужно. когда мама и папа обнимают друг друга по-взрослому ты какаешься и тебя тошнит. Так что теперь тебя иногда накрывают темной тряпочкой. Но тряпочка мягкая и теплая, как мама. Твоя попочка хоть и не болит так сильно, как раньше, но все равно ты не желаешь больше знать про специальные обнимашки. Теперь ты хороший флаффи.
Не канон- пока на тебя не опрокидывают случайно кастрюлю с кипятком и ты, еле живой, не оказываешься на помойке доживать свои последние минуты, со слезшей кожей и сплавившимися нахуй глазами!

Втр 02 Июл 2013 08:14:14
чается. Жена будет очень зла, если узнает что я его наказываю. Так я ему скажу что он упал и сломал себе все конечности. Тем более он сегодня напал на меня.
- Хорошо, вашей жене понравится ее новая ручная зверушка! подождите за дверью, я сообщу вам.
Папа монстр уходит оставляя тебя с неизвестным дядей.
- Пуфти, дятя просишь ты, но дедя ничего не отвечает тебе. Он кладет тебя на металлический стол. Неужели? Неужели тебе сейчас дадут обниматься по-взрослому с настоящей флаффи!? Ой как ты рад!
-Спефиавьние обнимаси? радостно кричишь ты Уля! Хасю спефиальние обнимаси!
- Да, твой папа сказал, что ты озабоченный! Ну мы это исправим.
Человек чуть прижимает тебя и твои копытца расползаются в разные стороны. Нет, так не делают специальные обнимашки! Но дядя говорит, чтобы ты подождал и ты ждешь. Твое специальное место так напряжено, и так сильно упирается в металлическую поверхность стола, что тебе немного больно. Но эта боль отличная цена для обнимашек по-взрослому. В предвкушении ты просто истекаешь слюной и виляешь хвостиком.
Тем временем дядечка берет какую-то катушку и отрывает от нее кусочки прозрачной веревочки. Зачем он прикрепляет твои лапки к столу?
Потом он идет к одной из клеток и достает оттуда белую с серыми пятнами кобылку без ножек. Он кладет ее перед тобой на некотором расстоянии.
- Хочешь специальных обнимашек? спрашивает он ехидно
- Хосю,хосю,хосю только и можешь кричать ты. Но странно, ты же не можешь даже встать и подойти к кобылке. А ее специальное место ТАК ПАХНЕТ!
-Глюпая вевевька! Пуфти Степвева девать спесиавьние обнимаси!!! кричишь ты.
- Нет, сперва это сделает с ней Дилдо! говорит дядечка. И вот он приносит того самого флаффи. Твоего кумира!
Синий жеребец смотрит на тебя с каким то пренебрежением и спокойно следует к приготовленной кобылке.
Он обнимает ее. Сильно. Ты тоже хочешь! Тебе даже кажется, что если ты сейчас это не сделаешь твое специальное место взорвется. И ты тоже в такт движениям Дилдо шевелишь своим тазом. Но твое специальное место только трется о металлическую поверхность стола.
Когда Дилдо закончил ты просто верещишь от желания. Дядечка уносит кобылку. Может он хочет дать тебе другую?
- Дятя! кричишь ты дяй Степвеву фаффи двя спефиальних обнимасей!
- Нет возражает дяденька у нас и так полно розовых жеребят. Да и маленький ты еще. Дилдо, этот малыш хочет специальных обнимашек. Помоги ему.
- Халясё папя Дилдо как то странно смотрит на тебя Дивдо вдевает Пвиятьно мавыфу! Попя мавыфа узькая! Будеть холосо!
Нет! что он делает? Он подходит к тебе сзади и хватает твоймаленький хвостик зубами! Ты пытаешься бежать но лапки не двигаются!
- Неееефь! хнычишь ты Не хосю спефиавьних обнимасей!!
- Но ты же этого так хотел? спрашивает дядечка Наслаждайся!
Дедечка отвлекается на какие то острые блестящие штуки. В это же время что-то твердое и горячее входит в твою маленькую попку, а копытца Дилдо сильно сжимают твою спинку Сначало Оно просто давит на тебя, но потом с рывком оно врывается внутрь тебя. Что-то трещит. Тебе очень больно!
- Попя бовьнё плачешь ты Попя БОВЬНЁЁЁЁЁЁ!!!!
-Мавыс-уф-увенький-уф! звучит у тебя над ухом Дивдо вюбить когда мавыф помогяеть Дивдо девась спесиавьние обнимаси! Помёгяй!
Последние слова он просто прокрикивает тебе на ухо. Ты не знаешь что тебе делать. Ты пытаешься вырваться но Дилдо каждый раз все крепче сжимает твое тельце.
- Помёгяй! а тё Дивдё дясть БО-БО!
Сперва ты ему не веришь, но потом его зубы вонзаются тебе в ушко! Тебе больно там ну и там тоже. Тебе приходится помогать Дилдо, каждый раз двигаясь на встречу его специальному месту. Как же тебе стыдно больно и обидно! Ведь сейчас на тебя смотрят сотни глаз других флаффи.
-Степвев не вюбись спефиальние обнимаси! плачешь ты
- Неть! говорит Дилдо Степвев Вюить! Вюбить я сказяль!
Он снова вонзается в тебя зубами и тебе нсова становится больно.
- Дяяяяя- Вюбить спефиавьние обнимаси кричишь ты сквозь слезы.
С каждым разом Дилдо действует все быстрее. Он погружается в тебя глубже и глубже. Тебе кажется, что твоя попка треснула пополам. Наконец он заканчивает. Ты перепачкан чем-то горячим и липким. а еще ты весь в своих каках и в больном соке.
Ты рыдаешь, тебе больно. Ужасно больно.
- Дивдо фдевав холосые обнимаси радуется Дилдо виляя хвостом
- Молодец! Ты получишь хорошую порцию скетти! хвалит его дядечка.
- Мавыф холосяя гвявная флюха шепчет Дилдо тебе на ухо.
Дальше дядечка уносит его куда-то и снова возвращается.
- Ну что, малыш спрашивает он Хочешь еще специальных обнимашек?
-Ниееесь- плачешь ты, разачарованный в своем герое Не вядо обнимасей Ниееесь!
- Тогда приступим к ампутации говорит дядечка, натягивая резиновые перчатки и придвигая к столу поднос со страшными штуковинами.
Дядечка долго смотрел на тебя, что-то прикидывая в уме. одновременно он взял какую-то длинную острую штуку, что так страшно поблескивала в полумраке и стал держать ее над трепещущим жидким синеньким огоньком горелке.
- Фтё тядя деваеть начал беспокоиться ты Фтё дядя деваеть!?
Наконец он сдавил твою ножку пальцами и дотронулся да нее нагретым железом. Одно такое прикосновение было весьма болезненным. Но дальше было хуже. Железяка проникла внутрь, что-то захрустело и наконец она опустилась на стол. На столе стало еще больше больного сока, а твоей ножке было нестерпимо больно!
- Ниеефь! кричал ты Монстя позязя не твогяй нёфьку, нёфке бовьнё!
Но больший ужас тебя охватил когда ты понял, что теперь ножка не часть твоего тела! Ты даже застыл дрожа от боли и страха. а злой монстр продолжил свое дело. Одна за другой твои ножки отрезались от тела. Острая боль пронизывала все твое флаффи естество! Боль одновременно была горячая, как огонь и холодная как жидкий азот.
Последним был твой хвостик. Ты почувствовал, как до твоей воспаленной попки дотронулось что-то очень горячее.Это было само по себе больно, но дальше было хуже. Вжик хруст и твой милый пушистый хвостик лежит перед тобой весь перепачканный в каках и крови.
- О, кажется я отрезал слишком мало не унимался злой монстр. И он снова стал резать твои ножки. Точнее культи, которые у тебя остались.
Снова острая штука, снова острая боль! Ты уричишь и бьешься в истерике, как же так? Твои ножки! Твои милые красивые ножки! как ты теперь будешь бегать и обниматься? Хотя специальные обнимашки тебе больше не нужны. Глупые специальные обнимашки!
- Застёёёё- рыдаешь ты. Твои слезы топят твои слова, ты немного задыхаешься -Зястё моньст сдевавь Степвеву бовьнё? Потяму отобвал у Степвева нёфки и хвотик!?
- Потому что я могу спокойно отвечает монстр. Он берет небольшую чтучку с огнем и подносит ее к твоему рогу. Пахнет очене неприятно. Рог горячий, и этот жар греет и твою черепушку. Тебе кажется что голова вот вот взорвется!
Наконец он смазывает твои больные места жгучей водичкой. От этого тебе становится еще больнее, ведь твои ранки теперь просто горят! Дядя же обрабатывает места оставшиеся от надрезов и твою попку йодом и прилепляет к ним противные пластыри, которые кусают твою шерстку.
- Позязя- хосю обнимаси! плачешь ты Хосю обнимаси фтёби бо-бо уфло!
Но наконец тебя снимают со стола.
- Видели? говорит дядя обращаясь к рядам клеток так б

Втр 02 Июл 2013 08:14:22
удет с каждым!
Тебя выносят к твоему папочке. Ты так рад его видеть!
- Папя фпаси от монста! Монста девасть бо-бо жалуешься ты. И папочка забирает тебя. Папочка спас тебя!
-Вювю папоську плачешь ты, но обнять его ты больше не можешь
- Господи! Да вы волшебник восклицает папочка вот Степлер, теперь ты в безопасности!
-Бевопафновти!- повторяешь ты с благоговением.
- Это моя работа улыбается монстр Я ее очень люблю. Кстати не забудьте купить специальную миску для ампутированных, она вам пригодится.
Папа дает монстру какие-то дурацкие бумажки и вы уходите. Теперь твоя коробка не кажется тебе тесной. Правда от тряски ты постоянно бьешься своими ранками об ее стены.
По приходу домой, твой папа рассказывает маме, которая явно взволнованна таким твоим положением, что ты напал на него и сломал себе все ноги, а он спас тебя. Тебе стыдно, за то что ты хотел сделать папе бо-бо, ведь он действительно спас тебя от монстра!
Но мама обнимает и целует тебя, и тебе становится лучше. Теперь твоя жизнь просто сказка. У тебя есть еда ода и удобная миска. Правда, когда ты из нее ешь теперь, в еде иногда попадаются твои собственные каки и волосы, но это не делает скетти менее вкусными, так же? Мама чаще обнимает тебя, и играет с тобой в карандаши. Теперь ты можешь играть только ртом. На как сказал папочка Теперь ты в безопасности. Ты не можешь бегать и обнимать все подряд, но тебе этого и не нужно. когда мама и папа обнимают друг друга по-взрослому ты какаешься и тебя тошнит. Так что теперь тебя иногда накрывают темной тряпочкой. Но тряпочка мягкая и теплая, как мама. Твоя попочка хоть и не болит так сильно, как раньше, но все равно ты не желаешь больше знать про специальные обнимашки. Теперь ты хороший флаффи.
Не канон- пока на тебя не опрокидывают случайно кастрюлю с кипятком и ты, еле живой, не оказываешься на помойке доживать свои последние минуты, со слезшей кожей и сплавившимися нахуй глазами!

Втр 02 Июл 2013 08:17:09
>>50915062
>хотела бы с ним погулять
>негулящая симпатичная
Ту фет

Втр 02 Июл 2013 08:17:23
>>50915062
Ты из Кемерово? Вообще из Кузбасса?

Втр 02 Июл 2013 08:18:50
>>50915062
Тебе нужно смазать палец подсолнечным маслом, неожиданно вставить пальчик ему в анус и помассировать простату. Он сразу все поймет, станет послушный как песик и будет лизать тебе писечку два часа.

Втр 02 Июл 2013 08:20:25
Играй с ним в эту игру и не выебывайся.

Втр 02 Июл 2013 08:20:50
>>50915062
Такое же писало недавно, грозилось приехатьлол к незнакомому куну и лечить. Слава Аллаху, отговорил.

Втр 02 Июл 2013 08:28:45
>>50915062
>не выходит из дома никуда кроме как на работу
Хикки не работают.

трухикка

Втр 02 Июл 2013 08:36:15
>>50917321
Почему? Может, они еще и по клубасам не ходят?
мимо хикка, люблю шляться по клубасам

Втр 02 Июл 2013 08:48:48
>>50917467
Двачую этого.
Я хикка и частенько бываю с тян и друзьями в клубах, да и вообще люблю тусы, ни одной пати на хате не пропускаю.
мимо хикка весельчак

Втр 02 Июл 2013 08:50:29
>>50915153
Ты хочешь сказать, что все твои знакомые знают какие у тебя сиськи?

Втр 02 Июл 2013 08:50:37
>>50915169
Лойс с сажей)

Втр 02 Июл 2013 08:53:27
>>50915062
>Я хикка, домашняя негулящая симпатичная 23 лвл.
Инб4 овердохуя постов "нахуй он тебе сдался, иди со мной погуляй, я тоже хикка и задрот".

Втр 02 Июл 2013 08:57:15
>>50915153
я блядь в ахуе с современных школьников, мало того что хуячат жир непрекрытый, так еще хуйню несут феерическую.
ВЕСЬ ИНТЕРНЕТ у тебя блядь знакомый, толстячок малолетка?

Втр 02 Июл 2013 09:01:59
>>50917698
Дай пять, я тоже хикка,но иногда люблю на всю ночь уйти в клуб, благо тян доверяет

Втр 02 Июл 2013 09:17:23
>>50915062
>Как ему можно намекнуть что я хотела бы с ним погулять?
Сказать ему, что ты хотела бы с ним погулять.

Втр 02 Июл 2013 09:20:35
>>50915062
>Я хикка, домашняя негулящая симпатичная 23 лвл.
пиздишь, наверняка жируха мерзкая.
Ксюш, ты?

Втр 02 Июл 2013 09:31:14
>>50918294
Илья?

Втр 02 Июл 2013 09:32:24
>>50915062
Отстань от человека.

Интересно, а если бы мне предложили?

Втр 02 Июл 2013 09:36:10
>>50915062
>снова эта паста

Втр 02 Июл 2013 09:38:53
Введение в логику, ч.1
>>50917847
если все знакомые сидят здесь, то не значит что все кто сидит здесь - знакомые

Втр 02 Июл 2013 09:47:31
Хикка за хикку так у нас повелось


← К списку тредов