Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 02.07.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/50960175.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Втр 02 Июл 2013 23:55:11
Все как у людей
Все чаще натыкаюсь на знакомых и их же друзяшек, которые уже женились и при личинке или уже вот-вот. И это в 19-22 года. От этого припекает 22лвл, не целован. Пилите свои стори, может среди вас есть такие.


Втр 02 Июл 2013 23:56:01
>>50960175
Мой брат в 18 лет был отцом, в 19 купил машину, в 20 квартиру.
Сейчас мне 20 лет - нецелован, за ручку не держался, живу с родителями.
Мне почти норм. Большую часть времени норм.

Втр 02 Июл 2013 23:59:15
>>50960175
отчего припекает?

Срд 03 Июл 2013 00:03:12
>>50960455
То ли от того, что они ябутся, а я нет. То ли действительно не понимания нахуя так рано.

Срд 03 Июл 2013 00:12:42
Блядь, такую пасту накатал и всё пропало.>>50960700

Срд 03 Июл 2013 00:13:57

45


в девятнадцатом веке (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:00

XI


Полчаса спустя Николай Петрович отправился в сад, в свою любимую беседку. На него нашли грустные думы. Впервые он ясно сознал свое разъединение с сыном; он предчувствовал, что с каждым днем оно будет становиться все больше и больше. Стало быть, напрасно он, бывало, зимою в Петербурге по целым дням просиживал над новейшими сочинениями; напрасно прислушивался к разговорам молодых людей; напрасно радовался, когда ему удавалось вставить и свое слово в их кипучие речи. [Брат говорит, что мы правы,P думал он,P и, отложив всякое самолюбие в сторону, мне самому кажется, что они дальше от истины, нежели мы, а в то же время я чувствую, что за ними есть что-то, чего мы не имеем, какое-то преимущество над нами Молодость? Нет: не одна только молодость. Не в том ли состоит это преимущество, что в них меньше следов барства, чем в нас?k

Николай Петрович потупил голову и провел рукой по лицу.

[Но отвергать поэзию?P подумал он опять,P не сочувствовать художеству, природе?..k

И он посмотрел кругом, как бы желая понять, как можно не сочувствовать природе. Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада: тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля. Мужичок ехал рысцой на белой лошадке по темной узкой дорожке вдоль самой рощи; он весь был ясно виден, весь, до заплаты на плече, даром что ехал в тени; приятно-отчетливо мелькали ноги лошадки. Солнечные лучи с своей стороны забирались в рощу и, пробиваясь сквозь чащу, обливали стволы осин таким теплым светом, что они становились похожи на стволы сосен, а листва их почти синела и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. Ласточки летали высоко; ветер совсем замер; запоздалые пчелы лениво и сонливо жужжали в цветах сирени; мошки толклись столбом над одинокою, далеко протянутою веткою. [Как хорошо, Боже мой!k подумал Николай Петрович, и любимые стихи пришли было ему на уста; он вспомнил Аркадия, Stoff und Kraft и умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. Он любил помечтать; деревенская жизнь развила в нем эту способность. Давно ли он так же мечтал, поджидая сына на постоялом дворике, а с тех пор уже произошла перемена, уже определились, тогда еще неясные, отношения и как! Представилась ему опять покойница жена, но не такою, какою он ее знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. Вспомнил он, как он увидал ее в первый раз. Он был тогда еще студентом. Он встретил ее на лестнице квартиры, в которой он жил, и, нечаянно толкнув ее, обернулся, хотел извиниться и только мог пробормотать: [Pardon, monsieurk[12 - Извините, сударь (франц.)],P а она наклонила голову, усмехнулась и вдруг как будто испугалась и побежала, а на повороте лестницы быстро взглянула на него, приняла серьезный вид и покраснела. А потом первые робкие посещения, полуслова, полуулыбки, и недоумение, и грусть, и порывы, и, наконец, эта задыхающаяся радость Куда это все умчалось? Она стала его женой, он был счастлив, как немногие на земле [Но,P думал он,P те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?k

Он не старался уяснить самому себе свою мысль, но он чувствовал, что ему хотелось удержать то блаженное время чем-нибудь более сильным, нежели память; ему хотелось вновь осязать близость своей Марии, ощутить ее теплоту и дыхание, и ему уже чудилось, как будто над ним

PНиколай Петрович,P раздался вблизи его голос Фенечки,P где вы?

Он вздрогнул. Ему не стало ни больно, ни совестно Он не допускал даже возможности сравнения между женой и Фенечкой, но он пожалел о том, что она вздумала его отыскивать. Ее голос разом напомнил ему: его седые волосы, его старость, его настоящее

Волшебный мир, в который он уже вступал, который уже возникал из туманных волн прошедшего, шевельнулся и исчез.

PЯ здесь,P отвечал он,P я приду, ступай.P [Вот они, следы-то барстваk,P мелькнуло у него в голове. Фенечка молча заглянула к нему в беседку и скрылась, а он с изумлением заметил, что ночь успела наступить с тех пор, как он замечтался. Все потемнело и затихло кругом, и лицо Фенечки скользнуло перед ним, такое бледное и маленькое. Он приподнялся и хотел возвратиться домой; но размягченное сердце не могло успокоиться в его груди, и он стал медленно ходить по саду, то задумчиво глядя себе под ноги, то поднимая глаза к небу, где уже роились и перемигивались звезды. Он ходил много, почти до усталости, а тревога в нем, какая-то ищущая, неопределенная, печальная тревога, все не унималась. О, как Базаров посмеялся бы над ним, если б он узнал, что в нем тогда происходило! Сам Аркадий осудил бы его. У него, у сорокачетырехлетнего человека, агронома и хозяина, навертывались слезы, беспричинные слезы; это было во сто раз хуже виолончели.

Николай Петрович продолжал ходить и не мог решиться войти в дом, в это мирное и уютное гнездо, которое так приветно глядело на него всеми своими освещенными окнами; он не в силах был расстаться с темнотой, с садом, с ощущением свежего воздуха на лице и с этою грустию, с этою тревогой

На повороте дорожки встретился ему Павел Петрович.

PЧто с тобой?P спросил он Николая Петровича,P ты бледен, как привиденье; ты нездоров; отчего ты не ложишься?

Николай Петрович объяснил ему в коротких словах свое душевное состояние и удалился. Павел Петрович дошел до конца сада, и тоже задумался, и тоже поднял глаза к небу. Но в его прекрасных темных глазах не отразилось ничего, кроме света звезд. Он не был рожден романтиком, и не умела мечтать его щегольски-сухая и страстная, на французский лад мизантропическая душа

PЗнаешь ли что?P говорил в ту же ночь Базаров Аркадию.P Мне в голову пришла великолепная мысль. Твой отец сказывал сегодня, что он получил приглашение от этого вашего знатного родственника. Твой отец не поедет; махнем-ка мы с тобой в ***; ведь этот господин и тебя зовет. Вишь какая сделалась здесь погода; а мы прокатимся, город посмотрим. Поболтаемся дней пять-шесть, и баста!

PА оттуда ты вернешься сюда?

PНет, надо к отцу проехать. Ты знаешь, он от *** в тридцати верстах. Я его давно не видал, и мать тоже; надо стариков потешить. Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный. Я же у них один.

PИ долго ты у них пробудешь?

PНе думаю. Чай, скучно будет.

PА к нам на возвратном пути заедешь?

PНе знаю посмотрю. Ну, так, что ли? Мы отправимся?

PПожалуй,P лениво заметил Аркадий.

Он в душе очень обрадовался предложению своего приятеля, но почел обязанностию скрыть свое чувство. Недаром же он был нигилист!

На другой день он уехал с Базаровым в ***. Молодежь в Марьине пожалела об их отъезде; Дуняша даже всплакнула но старичкам вздохнулось легко.

Срд 03 Июл 2013 00:14:05

XIV


Несколько дней спустя состоялся бал у губернатора. Матвей Ильич был настоящим [героем праздникаk, губернский предводитель объявлял всем и каждому, что он приехал, собственно, из уважения к нему, а губернатор даже и на бале, даже оставаясь неподвижным, продолжал [распоряжатьсяk. Мягкость в обращении Матвея Ильича могла равняться только с его величавостью. Он ласкал всех одних с оттенком гадливости, других с оттенком уважения; рассыпался [en vrai chevalier francaisk[20 - как истинный кавалер-француз (франц.)] перед дамами и беспрестанно смеялся крупным, звучным и одиноким смехом, как оно и следует сановнику. Он потрепал по спине Аркадия и громко назвал его [племянничкомk, удостоил Базарова, облеченного в староватый фрак, рассеянного, но снисходительного взгляда вскользь, через щеку, и неясного, но приветливого мычанья, в котором только и можно было разобрать, что [яk да [ссьмаk; подал палец Ситникову и улыбнулся ему, но уже отвернув голову; даже самой Кукшиной, явившейся на бал безо всякой кринолины и в грязных перчатках, но с райскою птицею в волосах, даже Кукшиной он сказал: [Enchantek[21 - Очарован (франц.)]. Народу было пропасть, и в кавалерах не было недостатка; штатские более теснились вдоль стен, но военные танцевали усердно, особенно один из них, который прожил недель шесть в Париже, где он выучился разным залихватским восклицаньям вроде: [Zutk, [Ah fichtrrrek, [Pst, pst, mon bibik[22 - [Зютk, [Черт возьмиk, [Пст, пст, моя крошкаk (франц.)] и т.п. Он произносил их в совершенстве, с настоящим парижским шиком, и в то же время говорил [si j'auraisk вместо [si j'avaisk[23 - если б я имел (франц.)], [absolumentk[24 - безусловно (франц.)] в смысле: [непременноk, словом, выражался на том великорусско-французском наречии, над которым так смеются французы, когда они не имеют нужды уверять нашу братью, что мы говорим на их языке, как ангелы, [comme des angesk.

Аркадий танцевал плохо, как мы уже знаем, а Базаров вовсе не танцевал: они оба поместились в уголке; к ним присоединился Ситников. Изобразив на лице своем презрительную насмешку и отпуская ядовитые замечания, он дерзко поглядывал кругом и, казалось, чувствовал истинное наcлаждение. Вдруг лицо его изменилось и, обернувшись к Аркадию, он, как бы с смущением, проговорил: [Одинцова приехалаk.

Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в черном платье, остановившуюся в дверях залы. Она поразила его достоинством своей осанки. Обнаженные ее руки красиво лежали вдоль стройного стана; красиво падали с блестящих волос на покатые плечи легкие ветки фуксий; спокойно и умно, именно спокойно, а не задумчиво, глядели светлые глаза из-под немного нависшего белого лба, и губы улыбались едва заметною улыбкою. Какою-то ласковой и мягкой силой веяло от ее лица.

PВы с ней знакомы?P спросил Аркадий Ситникова.

PКоротко. Хотите, я вас представлю?

PПожалуй после этой кадрили.

Базаров также обратил внимание на Одинцову.

PЭто что за фигура?P проговорил он.P На остальных баб не похожа.

Дождавшись конца кадрили, Ситников подвел Аркадия к Одинцовой; но едва ли он был коротко с ней знаком: и сам он запутался в речах своих, и она глядела на него с некоторым изумлением. Однако лицо ее приняло радушное выражение, когда она услышала фамилию Аркадия. Она спросила его, не сын ли он Николая Петровича?

PТочно так.

PЯ видела вашего батюшку два раза и много слышала о нем,P продолжала она,P я очень рада с вами познакомиться.

В это мгновение подлетел к ней какой-то адъютант и пригласил ее на кадриль. Она согласилась.

PВы разве танцуете?P почтительно спросил Аркадий.

PТанцую. А вы почему думаете, что я не танцую? Или я вам кажусь слишком стара?

PПомилуйте, как можно Но в таком случае позвольте мне пригласить вас на мазурку.

Одинцова снисходительно усмехнулась.

PИзвольте,P сказал она и посмотрела на Аркадия не то чтобы свысока, а так, как замужние сестры смотрят на очень молоденьких братьев.

Одинцова была немного старше Аркадия, ей пошел двадцать девятый год, но в ее присутствии он чувствовал себя школьником, студентиком, точно разница лет между ними была гораздо значительнее. Матвей Ильич приблизился к ней с величественным видом и подобострастными речами. Аркадий отошел в сторону, но продолжал наблюдать за нею: он не спускал с нее глаз и во время кадрили. Она так же непринужденно разговаривала с своим танцором, как и с сановником, тихо поводила головой и глазами, и раза два тихо засмеялась. Нос у ней был немного толст, как почти у всех русских, и цвет кожи не был совершенно чист; со всем тем Аркадий решил, что он еще никогда не встречал такой прелестной женщины. Звук ее голоса не выходил у него из ушей; самые складки ее платья, казалось, ложились у ней иначе, чем у других, стройнее и шире, и движения ее были особенно плавны и естественны в одно и то же время.

Аркадий ощущал на сердце некоторую робость, когда, при первых звуках мазурки, он усаживался возле своей дамы и, готовясь вступить в разговор, только проводил рукой по волосам и не находил ни единого слова. Но он робел и волновался недолго; спокойствие Одинцовой сообщилось и ему: четверти часа не прошло, как уж он свободно рассказывал о своем отце, дяде, о жизни в Петербурге и в деревне. Одинцова слушала его с вежливым участием, слегка раскрывая и закрывая веер; болтовня его прерывалась, когда ее выбирали кавалеры; Ситников, между прочим, пригласил ее два раза. Она возвращалась, садилась снова, брала веер, и даже грудь ее не дышала быстрее, а Аркадий опять принимался болтать, весь проникнутый счастием находиться в ее близости, говорить с ней, глядя в ее глаза, в ее прекрасный лоб, во все ее милое, важное и умное лицо. Сама она говорила мало, но знание жизни сказывалось в ее словах; по иным ее замечаниям Аркадий заключил, что эта молодая женщина уже успела перечувствовать и передумать многое

PС кем вы это стояли,P спросила она его,P когда господин Ситников подвел вас ко мне?

PА вы его заметили?P спросил, в свою очередь, Аркадий.P Не правда ли, какое у него славное лицо? Это некто Базаров, мой приятель.

Аркадий принялся говорить о [своем приятелеk.

Он говорил о нем так подробно и с таким восторгом, что Одинцова обернулась к нему и внимательно на него посмотрела. Между тем мазурка приближалась к концу. Аркадию стало жалко расстаться с своей дамой: он так хорошо провел с ней около часа! Правда, он в течение всего этого времени постоянно чувствовал, как будто она к нему снисходила, как будто ему следовало быть ей благодарным но молодые сердца не тяготятся этим чувством.

Музыка умолкла.

PMerci,P промолвила Одинцова, вставая.P Вы обещали мне посетить меня, привезите же с собой и вашего приятеля. Мне будет очень любопытно видеть человека, который имеет смелость ни во что не верить.

Губернатор подошел к Одинцовой, объявил, что ужин готов, и с озабоченным лицом подал ей руку. Уходя, она обернулась, чтобы в последний раз улыбнуться и кивнуть Аркадию. Он низко поклонился, посмотрел ей вслед (как строен показался ему ее стан, облитый сероватым блеском черного шелка!) и, подумав: [В это мгновенье она уже забыла о моем существованииk,P почувствовал на душе какое-то изящное смирение

PНу что?P спросил Базаров

Срд 03 Июл 2013 00:14:06

XXIV


Часа два спустя он стучался в дверь к Базарову.

PЯ должен извиниться, что мешаю вам в ваших ученых занятиях,P начал он, усаживаясь на стуле у окна и опираясь обеими руками на красивую трость с набалдашником из слоновой кости (он обыкновенно хаживал без трости),P но я принужден просить вас уделить мне пять минут вашего времени не более.

PВсе мое время к вашим услугам,P ответил Базаров, у которого что-то пробежало по лицу, как только Павел Петрович переступил порог двери.

PС меня пяти минут довольно. Я пришел предложить вам один вопрос.

PВопрос? О чем это?

PА вот извольте выслушать. В начале вашего пребывания в доме моего брата, когда я еще не отказывал себе в удовольствии беседовать с вами, мне случалось слышать ваши суждения о многих предметах; но, сколько мне помнится, ни между нами, ни в моем присутствии речь никогда не заходила о поединках, о дуэли вообще. Позвольте узнать, какое ваше мнение об этом предмете?

Базаров, который встал было навстречу Павлу Петровичу, присел на край стола и скрестил руки.

PВот мое мнение,P сказал он.P С теоретической точки зрения дуэль нелепость; ну, а с практической точки зрения это дело другое.

PТо есть вы хотите сказать, если я только вас понял, что какое бы ни было ваше теоретическое воззрение на дуэль, на практике вы бы не позволили оскорбить себя, не потребовав удовлетворения?

PВы вполне отгадали мою мысль.

PОчень хорошо-с. Мне очень приятно это слышать от вас. Ваши слова выводят меня из неизвестности

PИз нерешимости, хотите вы сказать.

PЭто все равно-с; я выражаюсь так, чтобы меня поняли; я не семинарская крыса. Ваши слова избавляют меня от некоторой печальной необходимости. Я решился драться с вами.

Базаров вытаращил глаза.

PСо мной?

PНепременно с вами.

PДа за что? помилуйте.

PЯ бы мог объяснить вам причину,P начал Павел Петрович.P Но я предпочитаю умолчать о ней. Вы, на мой вкус, здесь лишний; я вас терпеть не могу, я вас презираю, и если вам этого не довольно

Глаза Павла Петровича засверкали Они вспыхнули и у Базарова.

PОчень хорошо-с,P проговорил он.P Дальнейших объяснений не нужно. Вам пришла фантазия испытать на мне свой рыцарский дух. Я бы мог отказать вам в этом удовольствии, да уж куда ни шло!

PЧувствительно вам обязан,P ответил Павел Петрович,P и могу теперь надеяться, что вы примете мой вызов, не заставив меня прибегнуть к насильственным мерам.

PТо есть, говоря без аллегорий, к этой палке?P хладнокровно заметил Базаров.P Это совершенно справедливо. Вам нисколько не нужно оскорблять меня. Оно же и не совсем безопасно. Вы можете остаться джентльменом Принимаю ваш вызов тоже по-джентльменски.

PПрекрасно,P промолвил Павел Петрович и поставил трость в угол.P Мы сейчас скажем несколько слов об условиях нашей дуэли; но я сперва желал бы узнать, считаете ли вы нужным прибегнуть к формальности небольшой ссоры, которая могла бы служить предлогом моему вызову?

PНет, лучше без формальностей.

PЯ сам так думаю. Полагаю также неуместным вникать в настоящие причины нашего столкновения. Мы друг друга терпеть не можем. Чего же больше?

PЧего же больше?P повторил иронически Базаров.

PЧто же касается до самых условий поединка, то так как у нас секундантов не будет,P ибо где ж их взять?

PИменно, где их взять?

PТо я имею честь предложить вам следующее: драться завтра рано, положим, в шесть часов, за рощей, на пистолетах; барьер в десяти шагах

PВ десяти шагах? Это так; мы на это расстояние ненавидим друг друга.

PМожно и восемь,P заметил Павел Петрович.

PМожно; отчего же!

PСтрелять два раза; а на всякий случай, каждому положить себе в карман письмецо, в котором он сам обвинит себя в своей кончине.

PВот с этим я не совсем согласен,P промолвил Базаров.P Немножко на французский роман сбивается, неправдоподобно что-то.

PБыть может. Однако согласитесь, что неприятно подвергнуться подозрению в убийстве?

PСоглашаюсь. Но есть средство избегнуть этого грустного нарекания. Секундантов у нас не будет, но может быть свидетель.

PКто именно, позвольте узнать?

PДа Петр.

PКакой Петр?

PКамердинер вашего брата. Он человек, стоящий на высоте современного образования, и исполнит свою роль со всем необходимым в подобных случаях комильфо.

PМне кажется, вы шутите, милостивый государь.

PНисколько. Обсудивши мое предложение, вы убедитесь, что оно исполнено здравого смысла и простоты. Шила в мешке не утаишь, а Петра я берусь подготовить надлежащим образом и привести на место побоища.

PВы продолжаете шутить,P произнес, вставая со стула, Павел Петрович.P Но после любезной готовности, оказанной вами, я не имею права быть на вас в претензии Итак, все устроено Кстати, пистолетов у вас нет?

PОткуда будут у меня пистолеты, Павел Петрович? Я не воин.

PВ таком случае предлагаю вам мои. Вы можете быть уверены, что вот уже пять лет, как я не стрелял из них.

PЭто очень утешительное известие.

Павел Петрович достал свою трость

PЗасим, милостивый государь, мне остается только благодарить вас и возвратить вас вашим занятиям. Честь имею кланяться.

PДо приятного свидания, милостивый государь мой,P промолвил Базаров, провожая гостя.

Павел Петрович вышел, а Базаров постоял перед дверью и вдруг воскликнул: [Фу ты, черт! как красиво и как глупо! Экую мы комедию отломали! Ученые собаки так на задних лапах танцуют. А отказать было невозможно; ведь он меня, чего доброго, ударил бы, и тогда (Базаров побледнел при одной этой мысли; вся его гордость так и поднялась на дыбы.) Тогда пришлось бы задушить его, как котенкаk. Он возвратился к своему микроскопу, но сердце у него расшевелилось, и спокойствие, необходимое для наблюдений, исчезло. [Он нас увидел сегодня,P думал он,P но неужели ж это он за брата так вступился? Да и что за важность поцелуй? Тут что-нибудь другое есть. Ба! да не влюблен ли он сам? Разумеется, влюблен; это ясно как день. Какой переплет, подумаешь!.. Скверно!P решил он наконец,P скверно, с какой стороны ни посмотри. Во-первых, надо будет подставлять лоб и во всяком случае уехать; а тут Аркадий и эта божья коровка, Николай Петрович. Скверно, скверноk.

День прошел как-то особенно тихо и вяло. Фенечки словно на свете не бывало; она сидела в своей комнатке, как мышонок в норке. Николай Петрович имел вид озабоченный. Ему донесли, что в его пшенице, на которую он особенно надеялся, показалась головня. Павел Петрович подавлял всех, даже Прокофьича, своею леденящею вежливостью. Базаров начал было письмо к отцу, да разорвал его и бросил под стол. [Умру,P подумал он,P узнают; да я не умру. Нет, я еще долго на свете маячить будуk. Он велел Петру прийти к нему на следующий день чуть свет для важного дела; Петр вообразил, что он хочет взять его с собой в Петербург. Базаров лег поздно, и всю ночь его мучили беспорядочные сны Одинцова кружилась перед ним, она же была его мать, за ней ходила кошечка с черными усиками, и эта кошечка была Фенечка; а Павел Петрович представлялся ему большим лесом, с которым он все-таки должен был драться. Петр разбудил его в четыре часа; он тотчас оделся и вышел с ним.

Утро было славное, свежее; маленькие пестрые тучки стояли барашками на бледно-ясной лазури; мелкая роса высыпала н

Срд 03 Июл 2013 00:14:09

22


[Зютk, [Черт возьмиk, [Пст, пст, моя крошкаk (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:11

13


Энергия первейшее качество государственного человека (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:11

18


моя приятельница (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:14

8


отец семейства (лат.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:18

XI


Полчаса спустя Николай Петрович отправился в сад, в свою любимую беседку. На него нашли грустные думы. Впервые он ясно сознал свое разъединение с сыном; он предчувствовал, что с каждым днем оно будет становиться все больше и больше. Стало быть, напрасно он, бывало, зимою в Петербурге по целым дням просиживал над новейшими сочинениями; напрасно прислушивался к разговорам молодых людей; напрасно радовался, когда ему удавалось вставить и свое слово в их кипучие речи. [Брат говорит, что мы правы,P думал он,P и, отложив всякое самолюбие в сторону, мне самому кажется, что они дальше от истины, нежели мы, а в то же время я чувствую, что за ними есть что-то, чего мы не имеем, какое-то преимущество над нами Молодость? Нет: не одна только молодость. Не в том ли состоит это преимущество, что в них меньше следов барства, чем в нас?k

Николай Петрович потупил голову и провел рукой по лицу.

[Но отвергать поэзию?P подумал он опять,P не сочувствовать художеству, природе?..k

И он посмотрел кругом, как бы желая понять, как можно не сочувствовать природе. Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада: тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля. Мужичок ехал рысцой на белой лошадке по темной узкой дорожке вдоль самой рощи; он весь был ясно виден, весь, до заплаты на плече, даром что ехал в тени; приятно-отчетливо мелькали ноги лошадки. Солнечные лучи с своей стороны забирались в рощу и, пробиваясь сквозь чащу, обливали стволы осин таким теплым светом, что они становились похожи на стволы сосен, а листва их почти синела и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. Ласточки летали высоко; ветер совсем замер; запоздалые пчелы лениво и сонливо жужжали в цветах сирени; мошки толклись столбом над одинокою, далеко протянутою веткою. [Как хорошо, Боже мой!k подумал Николай Петрович, и любимые стихи пришли было ему на уста; он вспомнил Аркадия, Stoff und Kraft и умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. Он любил помечтать; деревенская жизнь развила в нем эту способность. Давно ли он так же мечтал, поджидая сына на постоялом дворике, а с тех пор уже произошла перемена, уже определились, тогда еще неясные, отношения и как! Представилась ему опять покойница жена, но не такою, какою он ее знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. Вспомнил он, как он увидал ее в первый раз. Он был тогда еще студентом. Он встретил ее на лестнице квартиры, в которой он жил, и, нечаянно толкнув ее, обернулся, хотел извиниться и только мог пробормотать: [Pardon, monsieurk[12 - Извините, сударь (франц.)],P а она наклонила голову, усмехнулась и вдруг как будто испугалась и побежала, а на повороте лестницы быстро взглянула на него, приняла серьезный вид и покраснела. А потом первые робкие посещения, полуслова, полуулыбки, и недоумение, и грусть, и порывы, и, наконец, эта задыхающаяся радость Куда это все умчалось? Она стала его женой, он был счастлив, как немногие на земле [Но,P думал он,P те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?k

Он не старался уяснить самому себе свою мысль, но он чувствовал, что ему хотелось удержать то блаженное время чем-нибудь более сильным, нежели память; ему хотелось вновь осязать близость своей Марии, ощутить ее теплоту и дыхание, и ему уже чудилось, как будто над ним

PНиколай Петрович,P раздался вблизи его голос Фенечки,P где вы?

Он вздрогнул. Ему не стало ни больно, ни совестно Он не допускал даже возможности сравнения между женой и Фенечкой, но он пожалел о том, что она вздумала его отыскивать. Ее голос разом напомнил ему: его седые волосы, его старость, его настоящее

Волшебный мир, в который он уже вступал, который уже возникал из туманных волн прошедшего, шевельнулся и исчез.

PЯ здесь,P отвечал он,P я приду, ступай.P [Вот они, следы-то барстваk,P мелькнуло у него в голове. Фенечка молча заглянула к нему в беседку и скрылась, а он с изумлением заметил, что ночь успела наступить с тех пор, как он замечтался. Все потемнело и затихло кругом, и лицо Фенечки скользнуло перед ним, такое бледное и маленькое. Он приподнялся и хотел возвратиться домой; но размягченное сердце не могло успокоиться в его груди, и он стал медленно ходить по саду, то задумчиво глядя себе под ноги, то поднимая глаза к небу, где уже роились и перемигивались звезды. Он ходил много, почти до усталости, а тревога в нем, какая-то ищущая, неопределенная, печальная тревога, все не унималась. О, как Базаров посмеялся бы над ним, если б он узнал, что в нем тогда происходило! Сам Аркадий осудил бы его. У него, у сорокачетырехлетнего человека, агронома и хозяина, навертывались слезы, беспричинные слезы; это было во сто раз хуже виолончели.

Николай Петрович продолжал ходить и не мог решиться войти в дом, в это мирное и уютное гнездо, которое так приветно глядело на него всеми своими освещенными окнами; он не в силах был расстаться с темнотой, с садом, с ощущением свежего воздуха на лице и с этою грустию, с этою тревогой

На повороте дорожки встретился ему Павел Петрович.

PЧто с тобой?P спросил он Николая Петровича,P ты бледен, как привиденье; ты нездоров; отчего ты не ложишься?

Николай Петрович объяснил ему в коротких словах свое душевное состояние и удалился. Павел Петрович дошел до конца сада, и тоже задумался, и тоже поднял глаза к небу. Но в его прекрасных темных глазах не отразилось ничего, кроме света звезд. Он не был рожден романтиком, и не умела мечтать его щегольски-сухая и страстная, на французский лад мизантропическая душа

PЗнаешь ли что?P говорил в ту же ночь Базаров Аркадию.P Мне в голову пришла великолепная мысль. Твой отец сказывал сегодня, что он получил приглашение от этого вашего знатного родственника. Твой отец не поедет; махнем-ка мы с тобой в ***; ведь этот господин и тебя зовет. Вишь какая сделалась здесь погода; а мы прокатимся, город посмотрим. Поболтаемся дней пять-шесть, и баста!

PА оттуда ты вернешься сюда?

PНет, надо к отцу проехать. Ты знаешь, он от *** в тридцати верстах. Я его давно не видал, и мать тоже; надо стариков потешить. Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный. Я же у них один.

PИ долго ты у них пробудешь?

PНе думаю. Чай, скучно будет.

PА к нам на возвратном пути заедешь?

PНе знаю посмотрю. Ну, так, что ли? Мы отправимся?

PПожалуй,P лениво заметил Аркадий.

Он в душе очень обрадовался предложению своего приятеля, но почел обязанностию скрыть свое чувство. Недаром же он был нигилист!

На другой день он уехал с Базаровым в ***. Молодежь в Марьине пожалела об их отъезде; Дуняша даже всплакнула но старичкам вздохнулось легко.

Срд 03 Июл 2013 00:14:25

16


свободная от предрассудков (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:26

2


рукопожатие (англ.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:26

11


добрый вечер (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:34
Аркадия, как только тот вернулся к нему в уголок,P получил удовольствие? Мне сейчас сказывал один барин, что эта госпожа ой-ой-ой; да барин-то, кажется, дурак. Ну, а по-твоему, что она, точно ой-ой-ой?

PЯ этого определенья не совсем понимаю,P отвечал Аркадий.

PВот еще! Какой невинный!

PВ таком случае я не понимаю твоего барина. Одинцова очень мила бесспорно, но она так холодно и строго себя держит, что

PВ тихом омуте ты знаешь!P подхватил Базаров.P Ты говоришь, она холодна. В этом-то самый вкус и есть. Ведь ты любишь мороженое?

PМожет быть,P пробормотал Аркадий,P я об этом судить не могу. Она желает с тобой познакомиться и просила меня, чтоб я привез тебя к ней.

PВоображаю, как ты меня расписывал! Впрочем, ты поступил хорошо. Вези меня. Кто бы она ни была просто ли губернская львица, или [эманципеk вроде Кукшиной, только у ней такие плечи, каких я не видывал давно.

Аркадия покоробило от цинизма Базарова, но как это часто случается он упрекнул своего приятеля не за то именно, что ему в нем не понравилось

PОтчего ты не хочешь допустить свободы мысли в женщинах?P проговорил он вполголоса.

PОттого, братец, что, по моим замечаниям, свободно мыслят между женщинами только уроды.

Разговор на этом прекратился. Оба молодых человека уехали тотчас после ужина. Кукшина нервически злобно, но не без робости, засмеялась им вослед: ее самолюбие было глубоко уязвлено тем, что ни тот, ни другой не обратил на нее внимания. Она оставалась позже всех на бале и в четвертом часу ночи протанцевала польку-мазурку с Ситниковым на парижский манер. Этим поучительным зрелищем и завершился губернаторский праздник.

Срд 03 Июл 2013 00:14:40

IV


Толпа дворовых не высыпала на крыльцо встречать господ; показалась всего одна девочка лет двенадцати, а вслед за ней вышел из дому молодой парень, очень похожий на Петра, одетый в серую ливрейную куртку с белыми гербовыми пуговицами, слуга Павла Петровича Кирсанова. Он молча отворил дверцу коляски и отстегнул фартук тарантаса. Николай Петрович с сыном и с Базаровым отправились через темную и почти пустую залу, из-за двери которой мелькнуло молодое женское лицо, в гостиную, убранную уже в новейшем вкусе.

PВот мы и дома,P промолвил Николай Петрович, снимая картуз и встряхивая волосами.P Главное, надо теперь поужинать и отдохнуть.

PПоесть действительно не худо,P заметил, потягиваясь, Базаров и опустился на диван.

PДа, да, ужинать давайте, ужинать поскорее.P Николай Петрович без всякой видимой причины потопал ногами.P Вот кстати и Прокофьич.

Вошел человек лет шестидесяти, беловолосый, худой и смуглый, в коричневом фраке с медными пуговицами и в розовом платочке на шее. Он осклабился, подошел к ручке к Аркадию и, поклонившись гостю, отступил к двери и положил руки за спину.

PВот он, Прокофьич,P начал Николай Петрович,P приехал к нам наконец Что? как ты его находишь?

PВ лучшем виде-с,P проговорил старик и осклабился опять, но тотчас же нахмурил свои густые брови.P На стол накрывать прикажете?P проговорил он внушительно.

PДа, да, пожалуйста. Но не пройдете ли вы сперва в вашу комнату, Евгений Васильич?

PНет, благодарствуйте, незачем. Прикажите только чемоданишко мой туда стащить да вот эту одеженку,P прибавил он, снимая с себя свой балахон.

PОчень хорошо. Прокофьич, возьми же их шинель. (Прокофьич, как бы с недоумением, взял обеими руками базаровскую [одеженкуk и, высоко подняв ее над головою, удалился на цыпочках.) А ты, Аркадий, пойдешь к себе на минутку?

PДа, надо почиститься,P отвечал Аркадий и направился было к дверям, но в это мгновение вошел в гостиную человек среднего роста, одетый в темный английский съют, модный низенький галстух и лаковые полусапожки, Павел Петрович Кирсанов. На вид ему было лет сорок пять: его коротко остриженные седые волосы отливали темным блеском, как новое серебро; лицо его, желчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и легким резцом, являло следы красоты замечательной; особенно хороши были светлые, черные, продолговатые глаза. Весь облик Аркадиева дяди, изящный и породистый, сохранил юношескую стройность и то стремление вверх, прочь от земли, которое большею частью исчезает после двадцатых годов.

Павел Петрович вынул из кармана панталон свою красивую руку с длинными розовыми ногтями,P руку, казавшуюся еще красивей от снежной белизны рукавчика, застегнутого одиноким крупным опалом, и подал ее племяннику. Совершив предварительно европейское [shake handsk[2 - рукопожатие (англ.)], он три раза, по-русски, поцеловался с ним, то есть три раза прикоснулся своими душистыми усами до его щек, и проговорил: [Добро пожаловатьk.

Николай Петрович представил его Базарову: Павел Петрович слегка наклонил свой гибкий стан и слегка улыбнулся, но руки не подал и даже положил ее обратно в карман.

PЯ уже думал, что вы не приедете сегодня,P заговорил он приятным голосом, любезно покачиваясь, подергивая плечами и показывая прекрасные белые зубы.P Разве что на дороге случилось?

PНичего не случилось,P отвечал Аркадий,P так, замешкались немного. Зато мы теперь голодны, как волки. Поторопи Прокофьича, папаша, а я сейчас вернусь.

PПостой, я с тобой пойду,P воскликнул Базаров, внезапно порываясь с дивана. Оба молодые человека вышли.

PКто сей?P спросил Павел Петрович.

PПриятель Аркаши, очень, по его словам, умный человек.

PОн у нас гостить будет?

PДа.

PЭтот волосатый?

PНу да.

Павел Петрович постучал ногтями по столу.

PЯ нахожу, что Аркадий s'est degourdi[3 - стал развязнее (франц.)],P заметил он.P Я рад его возвращению.

За ужином разговаривали мало. Особенно Базаров почти ничего не говорил, но ел много. Николай Петрович рассказывал разные случаи из своей, как он выражался фермерской жизни, толковал о предстоящих правительственных мерах, о комитетах, о депутатах, о необходимости заводить машины и т.д. Павел Петрович медленно похаживал взад и вперед по столовой (он никогда не ужинал), изредка отхлебывая из рюмки, наполненной красным вином, и еще реже произнося какое-нибудь замечание или скорее восклицание, вроде [а! эге! гм!k. Аркадий сообщил несколько петербургских новостей, но он ощущал небольшую неловкость, ту неловкость, которая обыкновенно овладевает молодым человеком, когда он только что перестал быть ребенком и возвратился в место, где привыкли видеть и считать его ребенком. Он без нужды растягивал свою речь, избегал слова [папашаk и даже раз заменил его словом [отецk, произнесенным, правда, сквозь зубы; с излишнею развязностью налил себе в стакан гораздо больше вина, чем самому хотелось, и выпил все вино. Прокофьич не спускал с него глаз и только губами пожевывал. После ужина все тотчас разошлись.

PА чудаковат у тебя дядя,P говорил Аркадию Базаров, сидя в халате возле его постели и насасывая короткую трубочку.P Щегольство какое в деревне, подумаешь! Ногти-то, ногти, хоть на выставку посылай!

PДа ведь ты не знаешь,P ответил Аркадий,P ведь он львом был в свое время. Я когда-нибудь расскажу тебе его историю. Ведь он красавцем был, голову кружил женщинам.

PДа, вот что! По старой, значит, памяти. Пленять-то здесь, жаль, некого. Я все смотрел: этакие у него удивительные воротнички, точно каменные, и подбородок так аккуратно выбрит. Аркадий Николаич, ведь это смешно?

PПожалуй; только он, право, хороший человек.

PАрхаическое явление! А отец у тебя славный малый. Стихи он напрасно читает и в хозяйстве вряд ли смыслит, но он добряк.

PОтец у меня золотой человек.

PЗаметил ли ты, что он робеет?

Аркадий качнул головою, как будто он сам не робел.

PУдивительное дело,P продолжал Базаров,P эти старенькие романтики! Разовьют в себе нервную систему до раздражения ну, равновесие и нарушено. Однако прощай! В моей комнате английский рукомойник, а дверь не запирается. Все-таки это поощрять надо английские рукомойники, то есть прогресс!

Базаров ушел, а Аркадием овладело радостное чувство. Сладко засыпать в родимом доме, на знакомой постеле, под одеялом, над которым трудились любимые руки, быть может руки нянюшки, те ласковые, добрые и неутомимые руки. Аркадий вспомнил Егоровну, и вздохнул, и пожелал ей царствия небесного О себе он не молился.

И он и Базаров заснули скоро, но другие лица в доме долго еще не спали. Возвращение сына взволновало Николая Петровича. Он лег в постель, но не загасил свечки и, подперши рукою голову, думал долгие думы. Брат его сидел далеко за полночь в своем кабинете, на широком гамбсовом кресле, перед камином, в котором слабо тлел каменный уголь. Павел Петрович не разделся, только китайские красные туфли без задков сменили на его ногах лаковые полусапожки. Он держал в руках последний нумер Galignani, но он не читал; он глядел пристально в камин, где, то замирая, то вспыхивая, вздрагивало голубоватое пламя Бог знает, где бродили его мысли, но не в одном только прошедшем бродили они: выражени

Срд 03 Июл 2013 00:14:44

31


Всякому свое (лат.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:47
а листьях и травах, блистала серебром на паутинках; влажная темная земля, казалось, еще хранила румяный след зари; со всего неба сыпались песни жаворонков. Базаров дошел до рощи, присел в тени на опушку и только тогда открыл Петру, какой он ждал от него услуги. Образованный лакей перепугался насмерть; но Базаров успокоил его уверением, что ему другого нечего будет делать, как только стоять в отдалении да глядеть, и что ответственности он не подвергается никакой. [А между тем,P прибавил он,P подумай, какая предстоит тебе важная роль!k Петр развел руками, потупился и, весь зеленый, прислонился к березе.

Дорога из Марьина огибала лесок; легкая пыль лежала на ней, еще не тронутая со вчерашнего дня ни колесом, ни ногою. Базаров невольно посматривал вдоль той дороги, рвал и кусал траву, а сам все твердил про себя: [Экая глупость!k Утренний холодок заставил его раза два вздрогнуть Петр уныло взглянул на него, но Базаров только усмехнулся: он не трусил.

Раздался топот конских ног по дороге Мужик показался из-за деревьев. Он гнал двух спутанных лошадей перед собою и, проходя мимо Базарова, посмотрел на него как-то странно, не ломая шапки, что, видимо, смутило Петра, как недоброе предзнаменование. [Вот этот тоже рано встал,P подумал Базаров,P да, по крайней мере, за делом, а мы?k

PКажись, они идут-с,P шепнул вдруг Петр.

Базаров поднял голову и увидал Павла Петровича. Одетый в легкий клетчатый пиджак и белые, как снег, панталоны, он быстро шел по дороге; под мышкой он нес ящик, завернутый в зеленое сукно.

PИзвините, я, кажется, заставил вас ждать,P промолвил он, кланяясь сперва Базарову, потом Петру, в котором он в это мгновение уважал нечто вроде секунданта.P Я не хотел будить моего камердинера.

PНичего-с,P ответил Базаров,P мы сами только что пришли.

PА! тем лучше!P Павел Петрович оглянулся кругом.P Никого не видать, никто не помешает Мы можем приступить?

PПриступим.

PНовых объяснений вы, я полагаю, не требуете?

PНе требую.

PУгодно вам заряжать?P спросил Павел Петрович, вынимая из ящика пистолеты.

PНет; заряжайте вы, а я шаги отмеривать стану. Ноги у меня длиннее,P прибавил Базаров с усмешкой.P Раз, два, три

PЕвгений Васильич,P с трудом пролепетал Петр (он дрожал, как в лихорадке),P воля ваша, я отойду.

PЧетыре пять Отойди, братец, отойди; можешь даже за дерево стать и уши заткнуть, только глаз не закрывай; а повалится кто, беги подымать. Шесть семь восемь Базаров остановился.P Довольно?P промолвил он, обращаясь к Павлу Петровичу,P или еще два шага накинуть?

PКак угодно,P проговорил тот, заколачивая вторую пулю.

PНу, накинем еще два шага.P Базаров провел носком сапога черту по земле.P Вот и барьер. А кстати: на сколько шагов каждому из нас от барьера отойти? Это тоже важный вопрос. Вчера об этом не было дискуссии.

PЯ полагаю, на десять,P ответил Павел Петрович, подавая Базарову оба пистолета.P Соблаговолите выбрать.

PСоблаговоляю. А согласитесь, Павел Петрович, что поединок наш необычаен до смешного. Вы посмотрите только на физиономию нашего секунданта.

PВам все желательно шутить,P ответил Павел Петрович.P Я не отрицаю странности нашего поединка, но я считаю долгом предупредить вас, что я намерен драться серьезно. A bon entendeur, salut![39 - Имеющий уши да слышит! (франц.)]

PО! я не сомневаюсь в том, что мы решились истреблять друг друга; но почему же не посмеяться и не соединить utile dulci[40 - полезное с приятным (лат.)]? Так-то: вы мне по-французски, а я вам по-латыни.

PЯ буду драться серьезно,P повторил Павел Петрович и отправился на свое место. Базаров, с своей стороны, отсчитал десять шагов от барьера и остановился.

PВы готовы?P спросил Павел Петрович.

PСовершенно.

PМожем сходиться.

Базаров тихонько двинулся вперед, и Павел Петрович пошел на него, заложив левую руку в карман и постепенно поднимая дуло пистолета [Он мне прямо в нос целит,P подумал Базаров,P и как щурится старательно, разбойник! Однако это неприятное ощущение. Стану смотреть на цепочку его часовk Что-то резко зыкнуло около самого уха Базарова, и в то же мгновенье раздался выстрел. [Слышал, стало быть ничегоk,P успело мелькнуть в его голове. Он ступил еще раз и, не целясь, подавил пружинку.

Павел Петрович дрогнул слегка и хватился рукою за ляжку. Струйка крови потекла по его белым панталонам.

Базаров бросил пистолет в сторону и приблизился к своему противнику.

PВы ранены?P промолвил он.

PВы имели право подозвать меня к барьеру,P проговорил Павел Петрович,P а это пустяки. По условию каждый имеет еще по одному выстрелу.

PНу, извините, это до другого раза,P отвечал Базаров и обхватил Павла Петровича, который начинал бледнеть.P Теперь я уже не дуэлист, а доктор и прежде всего должен осмотреть вашу рану. Петр! поди сюда, Петр! куда ты спрятался?

PВсе это вздор Я не нуждаюсь ни в чьей помощи,P промолвил с расстановкой Павел Петрович,P и надо опять Он хотел было дернуть себя за ус, но рука его ослабела, глаза закатились, и он лишился чувств.

PВот новость! Обморок! С чего бы!P невольно воскликнул Базаров, опуская Павла Петровича на траву.P Посмотрим, что за штука?P Он вынул платок, отер кровь, пощупал вокруг раны Кость цела,P бормотал он сквозь зубы,P пуля прошла неглубоко насквозь, один мускул, vastus externus, задет. Хоть пляши через три недели!.. А обморок! Ох, уж эти мне нервные люди! Вишь, кожа-то какая тонкая.

PУбиты-с?P прошелестел за его спиной трепетный голос Петра.

Базаров оглянулся.

PСтупай за водой поскорее, братец, а он нас с тобой еще переживет.

Но усовершенствованный слуга, казалось, не понимал его слов и не двигался с места. Павел Петрович медленно открыл глаза. [Кончается!k шепнул Петр и начал креститься.

PВы правы Экая глупая физиономия!P проговорил с насильственною улыбкой раненый джентльмен.

PДа ступай же за водой, черт!P крикнул Базаров.

PНе нужно Это был минутный vertige[41 - головокружение (франц.)] Помогите мне сесть вот так Эту царапину стоит только чем-нибудь прихватить, и я дойду домой пешком, а не то можно дрожки за мной прислать. Дуэль, если вам угодно, не возобновляется. Вы поступили благородно сегодня, сегодня заметьте.

PО прошлом вспоминать незачем,P возразил Базаров,P а что касается до будущего, то о нем тоже не стоит голову ломать, потому что я намерен немедленно улизнуть. Дайте, я вам перевяжу теперь ногу; рана ваша не опасная, а все лучше остановить кровь. Но сперва необходимо этого смертного привести в чувство.

Базаров встряхнул Петра за ворот и послал его за дрожками.

PСмотри, брата не испугай,P сказал ему Павел Петрович,P не вздумай ему докладывать.

Петр помчался; а пока он бегал за дрожками, оба противника сидели на земле и молчали. Павел Петрович старался не глядеть на Базарова; помириться с ним он все-таки не хотел; он стыдился своей заносчивости, своей неудачи, стыдился всего затеянного им дела, хотя и чувствовал, что более благоприятным образом оно кончиться не могло. [Не будет, по крайней мере, здесь торчать,P успокаивал он себя,P и на том спасибоk. Молчание длилось, тяжелое и неловкое. Обоим было нехорошо. Каждый из них сознавал, что другой его понимает. Друзьям это сознан

Срд 03 Июл 2013 00:14:54

XI


Полчаса спустя Николай Петрович отправился в сад, в свою любимую беседку. На него нашли грустные думы. Впервые он ясно сознал свое разъединение с сыном; он предчувствовал, что с каждым днем оно будет становиться все больше и больше. Стало быть, напрасно он, бывало, зимою в Петербурге по целым дням просиживал над новейшими сочинениями; напрасно прислушивался к разговорам молодых людей; напрасно радовался, когда ему удавалось вставить и свое слово в их кипучие речи. [Брат говорит, что мы правы,P думал он,P и, отложив всякое самолюбие в сторону, мне самому кажется, что они дальше от истины, нежели мы, а в то же время я чувствую, что за ними есть что-то, чего мы не имеем, какое-то преимущество над нами Молодость? Нет: не одна только молодость. Не в том ли состоит это преимущество, что в них меньше следов барства, чем в нас?k

Николай Петрович потупил голову и провел рукой по лицу.

[Но отвергать поэзию?P подумал он опять,P не сочувствовать художеству, природе?..k

И он посмотрел кругом, как бы желая понять, как можно не сочувствовать природе. Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада: тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля. Мужичок ехал рысцой на белой лошадке по темной узкой дорожке вдоль самой рощи; он весь был ясно виден, весь, до заплаты на плече, даром что ехал в тени; приятно-отчетливо мелькали ноги лошадки. Солнечные лучи с своей стороны забирались в рощу и, пробиваясь сквозь чащу, обливали стволы осин таким теплым светом, что они становились похожи на стволы сосен, а листва их почти синела и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. Ласточки летали высоко; ветер совсем замер; запоздалые пчелы лениво и сонливо жужжали в цветах сирени; мошки толклись столбом над одинокою, далеко протянутою веткою. [Как хорошо, Боже мой!k подумал Николай Петрович, и любимые стихи пришли было ему на уста; он вспомнил Аркадия, Stoff und Kraft и умолк, но продолжал сидеть, продолжал предаваться горестной и отрадной игре одиноких дум. Он любил помечтать; деревенская жизнь развила в нем эту способность. Давно ли он так же мечтал, поджидая сына на постоялом дворике, а с тех пор уже произошла перемена, уже определились, тогда еще неясные, отношения и как! Представилась ему опять покойница жена, но не такою, какою он ее знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над детскою шейкой. Вспомнил он, как он увидал ее в первый раз. Он был тогда еще студентом. Он встретил ее на лестнице квартиры, в которой он жил, и, нечаянно толкнув ее, обернулся, хотел извиниться и только мог пробормотать: [Pardon, monsieurk[12 - Извините, сударь (франц.)],P а она наклонила голову, усмехнулась и вдруг как будто испугалась и побежала, а на повороте лестницы быстро взглянула на него, приняла серьезный вид и покраснела. А потом первые робкие посещения, полуслова, полуулыбки, и недоумение, и грусть, и порывы, и, наконец, эта задыхающаяся радость Куда это все умчалось? Она стала его женой, он был счастлив, как немногие на земле [Но,P думал он,P те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?k

Он не старался уяснить самому себе свою мысль, но он чувствовал, что ему хотелось удержать то блаженное время чем-нибудь более сильным, нежели память; ему хотелось вновь осязать близость своей Марии, ощутить ее теплоту и дыхание, и ему уже чудилось, как будто над ним

PНиколай Петрович,P раздался вблизи его голос Фенечки,P где вы?

Он вздрогнул. Ему не стало ни больно, ни совестно Он не допускал даже возможности сравнения между женой и Фенечкой, но он пожалел о том, что она вздумала его отыскивать. Ее голос разом напомнил ему: его седые волосы, его старость, его настоящее

Волшебный мир, в который он уже вступал, который уже возникал из туманных волн прошедшего, шевельнулся и исчез.

PЯ здесь,P отвечал он,P я приду, ступай.P [Вот они, следы-то барстваk,P мелькнуло у него в голове. Фенечка молча заглянула к нему в беседку и скрылась, а он с изумлением заметил, что ночь успела наступить с тех пор, как он замечтался. Все потемнело и затихло кругом, и лицо Фенечки скользнуло перед ним, такое бледное и маленькое. Он приподнялся и хотел возвратиться домой; но размягченное сердце не могло успокоиться в его груди, и он стал медленно ходить по саду, то задумчиво глядя себе под ноги, то поднимая глаза к небу, где уже роились и перемигивались звезды. Он ходил много, почти до усталости, а тревога в нем, какая-то ищущая, неопределенная, печальная тревога, все не унималась. О, как Базаров посмеялся бы над ним, если б он узнал, что в нем тогда происходило! Сам Аркадий осудил бы его. У него, у сорокачетырехлетнего человека, агронома и хозяина, навертывались слезы, беспричинные слезы; это было во сто раз хуже виолончели.

Николай Петрович продолжал ходить и не мог решиться войти в дом, в это мирное и уютное гнездо, которое так приветно глядело на него всеми своими освещенными окнами; он не в силах был расстаться с темнотой, с садом, с ощущением свежего воздуха на лице и с этою грустию, с этою тревогой

На повороте дорожки встретился ему Павел Петрович.

PЧто с тобой?P спросил он Николая Петровича,P ты бледен, как привиденье; ты нездоров; отчего ты не ложишься?

Николай Петрович объяснил ему в коротких словах свое душевное состояние и удалился. Павел Петрович дошел до конца сада, и тоже задумался, и тоже поднял глаза к небу. Но в его прекрасных темных глазах не отразилось ничего, кроме света звезд. Он не был рожден романтиком, и не умела мечтать его щегольски-сухая и страстная, на французский лад мизантропическая душа

PЗнаешь ли что?P говорил в ту же ночь Базаров Аркадию.P Мне в голову пришла великолепная мысль. Твой отец сказывал сегодня, что он получил приглашение от этого вашего знатного родственника. Твой отец не поедет; махнем-ка мы с тобой в ***; ведь этот господин и тебя зовет. Вишь какая сделалась здесь погода; а мы прокатимся, город посмотрим. Поболтаемся дней пять-шесть, и баста!

PА оттуда ты вернешься сюда?

PНет, надо к отцу проехать. Ты знаешь, он от *** в тридцати верстах. Я его давно не видал, и мать тоже; надо стариков потешить. Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный. Я же у них один.

PИ долго ты у них пробудешь?

PНе думаю. Чай, скучно будет.

PА к нам на возвратном пути заедешь?

PНе знаю посмотрю. Ну, так, что ли? Мы отправимся?

PПожалуй,P лениво заметил Аркадий.

Он в душе очень обрадовался предложению своего приятеля, но почел обязанностию скрыть свое чувство. Недаром же он был нигилист!

На другой день он уехал с Базаровым в ***. Молодежь в Марьине пожалела об их отъезде; Дуняша даже всплакнула но старичкам вздохнулось легко.

Срд 03 Июл 2013 00:14:57

31


Всякому свое (лат.)

Срд 03 Июл 2013 00:14:58

9


[Материя и силаk (нем.)

Срд 03 Июл 2013 00:15:02

IX


В тот же день и Базаров познакомился с Фенечкой. Он вместе с Аркадием ходил по саду и толковал ему, почему иные деревца, особенно дубки, не принялись.

PНадо серебристых тополей побольше здесь сажать, да елок, да, пожалуй, липок, подбавивши чернозему. Вон беседка принялась хорошо,P прибавил он,P потому что акация да сирень ребята добрые, ухода не требуют. Ба, да тут кто-то есть.

В беседке сидела Фенечка с Дуняшей и Митей. Базаров остановился, а Аркадий кивнул головою Фенечке, как старый знакомый.

PКто это?P спросил его Базаров, как только они прошли мимо.P Какая хорошенькая!

PДа ты о ком говоришь?

PИзвестно о ком: одна только хорошенькая.

Аркадий, не без замешательства, объяснил ему в коротких словах, кто была Фенечка.

PАга!P промолвил Базаров,P у твоего отца, видно, губа не дура. А он мне нравится, твой отец, ей-ей! Он молодец. Однако надо познакомиться,P прибавил он и отправился назад к беседке.

PЕвгений!P с испугом крикнул ему вослед Аркадий,P осторожней, ради Бога.

PНе волнуйся,P проговорил Базаров,P народ мы тертый, в городах живали.

Приблизясь к Фенечке, он скинул картуз.

PПозвольте представиться,P начал он с вежливым поклоном,P Аркадию Николаевичу приятель и человек смирный.

Фенечка приподнялась со скамейки и глядела на него молча.

PКакой ребенок чудесный!P продолжал Базаров.P Не беспокойтесь, я еще никого не сглазил. Что это у него щеки такие красные? Зубки, что ли, прорезаются?

PДа-с,P промолвила Фенечка,P четверо зубков у него уже прорезались, а теперь вот десны опять припухли.

PПокажите-ка да вы не бойтесь, я доктор.

Базаров взял на руки ребенка, который, к удивлению и Фенечки и Дуняши, не оказал никакого сопротивления и не испугался.

PВижу, вижу Ничего, все в порядке: зубастый будет. Если что случится, скажите мне. А сами вы здоровы?

PЗдорова, слава Богу.

PСлава Богу лучше всего. А вы?P прибавил Базаров, обращаясь к Дуняше.

Дуняша, девушка очень строгая в хоромах и хохотунья за воротами, только фыркнула ему в ответ.

PНу и прекрасно. Вот вам ваш богатырь. Фенечка приняла ребенка к себе на руки.

PКак он у вас тихо сидел,P промолвила она вполголоса.

PУ меня все дети тихо сидят,P отвечал Базаров,P я такую штуку знаю.

PДети чувствуют, кто их любит,P заметила Дуняша.

PЭто точно,P подтвердила Фенечка.P Вот и Митя, к иному ни за что на руки не пойдет.

PА ко мне пойдет?P спросил Аркадий, который, постояв некоторое время в отдалении, приблизился к беседке.

Он поманил к себе Митю, но Митя откинул голову назад и запищал, что очень смутило Фенечку.

PВ другой раз, когда привыкнуть успеет,P снисходительно промолвил Аркадий, и оба приятеля удалились.

PКак бишь ее зовут?P спросил Базаров.

PФенечкой Федосьей,P ответил Аркадий.

PА по батюшке? Это тоже нужно знать.

PНиколаевной.

PBene.[7 - Хорошо (лат.)] Мне нравится в ней то, что она не слишком конфузится? Иной, пожалуй, это-то и осудил бы в ней. Что за вздор? чего конфузиться? Она мать ну и права.

PОна-то права,P заметил Аркадий,P но вот отец мой

PИ он прав,P перебил Базаров.

PНу, нет, я не нахожу.

PВидно, лишний наследничек нам не по нутру?

PКак тебе не стыдно предполагать во мне такие мысли!P с жаром подхватил Аркадий.P Я не с этой точки зрения почитаю отца неправым; я нахожу, что он должен бы жениться на ней.

PЭге-ге!P спокойно проговорил Базаров.P Вот мы какие великодушные! Ты придаешь еще значение браку; я этого от тебя не ожидал.

Приятели сделали несколько шагов в молчанье.

PВидел я все заведения твоего отца,P начал опять Базаров.P Скот плохой, и лошади разбитые. Строения тоже подгуляли, и работники смотрят отъявленными ленивцами; а управляющий либо дурак, либо плут, я еще не разобрал хорошенько.

PСтрог же ты сегодня, Евгений Васильевич.

PИ добрые мужички надуют твоего отца всенепременно. Знаешь поговорку: [Русский мужик бога слопаетk.

PЯ начинаю соглашаться с дядей,P заметил Аркадий,P ты решительно дурного мнения о русских.

PЭка важность! Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки.

PИ природа пустяки?P проговорил Аркадий, задумчиво глядя вдаль на пестрые поля, красиво и мягко освещенные уже невысоким солнцем.

PИ природа пустяки в том значении, в каком ты ее понимаешь. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.

Медлительные звуки виолончели долетели до них из дому в это самое мгновение. Кто-то играл с чувством, хотя и неопытною рукою [Ожиданиеk Шуберта, и медом разливалась по воздуху сладостная мелодия.

PЭто что?P произнес с изумлением Базаров.

PЭто отец.

PТвой отец играет на виолончели?

PДа.

PДа сколько твоему отцу лет?

PСорок четыре.

Базаров вдруг расхохотался.

PЧему же ты смеешься?

PПомилуй! в сорок четыре года человек, pater familias[8 - отец семейства (лат.)], в м уезде играет на виолончели!

Базаров продолжал хохотать; но Аркадий, как ни благоговел перед своим учителем, на этот раз даже не улыбнулся.

Срд 03 Июл 2013 00:15:03

2


рукопожатие (англ.)

Срд 03 Июл 2013 00:15:05

34


отправился к праотцам (лат.)

Срд 03 Июл 2013 00:15:11

16


свободная от предрассудков (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:15:14

XXII


Молча, лишь изредка меняясь незначительными словами, доехали наши приятели до Федота. Базаров был не совсем собою доволен. Аркадий был недоволен им. К тому же он чувствовал на сердце ту беспричинную грусть, которая знакома только одним очень молодым людям. Кучер перепряг лошадей и, взобравшись на козлы, спросил: направо аль налево?

Аркадий дрогнул. Дорога направо вела в город, а оттуда домой; дорога налево вела к Одинцовой.

Он взглянул на Базарова.

PЕвгений,P спросил он,P налево?

Базаров отвернулся.

PЭто что за глупость?P пробормотал он.

PЯ знаю, что глупость,P ответил Аркадий.P Да что за беда? Разве нам в первый раз?

Базаров надвинул картуз себе на лоб.

PКак знаешь,P проговорил он наконец.

PПошел налево!P крикнул Аркадий.

Тарантас покатил в направлении к Никольскому. Но, решившись на глупость, приятели еще упорнее прежнего молчали и даже казались сердитыми.

Уже по тому, как их встретил дворецкий на крыльце одинцовского дома, приятели могли догадаться, что они поступили неблагоразумно, поддавшись внезапно пришедшей им фантазии. Их, очевидно, не ожидали. Они просидели довольно долго и с довольно глупыми физиономиями в гостиной. Одинцова вышла к ним наконец. Она приветствовала их с обыкновенною своей любезностью, но удивилась их скорому возвращению и, сколько можно было судить по медлительности ее движений и речей, не слишком ему обрадовалась. Они поспешили объявить, что заехали только по дороге и часа через четыре отправятся дальше, в город. Она ограничилась легким восклицанием, попросила Аркадия поклониться отцу от ее имени и послала за своею теткой. Княжна явилась вся заспанная, что придавало еще более злобы выражению ее сморщенного, старого лица. Кате нездоровилось, она не выходила из своей комнаты. Аркадий вдруг почувствовал, что он, по крайней мере, столько же желал видеть Катю, сколько и самое Анну Сергеевну. Четыре часа прошло в незначительных толках о том о сем; Анна Сергеевна и слушала и говорила без улыбки. Только при самом прощании прежнее дружелюбие как будто шевельнулось в ее душе.

PНа меня теперь нашла хандра,P сказала она,P но вы не обращайте на это внимания и приезжайте опять, я вам это обоим говорю, через несколько времени.

И Базаров и Аркадий ответили ей безмолвным поклоном, сели в экипаж и, уже нигде не останавливаясь, отправились домой, в Марьино, куда и прибыли благополучно на следующий день вечером. В продолжение всей дороги ни тот, ни другой не упомянул даже имени Одинцовой; Базаров в особенности почти не раскрывал рта и все глядел в сторону, прочь от дороги, с каким-то ожесточенным напряжением.

В Марьине им все чрезвычайно обрадовались. Продолжительное отсутствие сына начинало беспокоить Николая Петровича; он вскрикнул, заболтал ногами и подпрыгнул на диване, когда Фенечка вбежала к нему с сияющими глазами и объявила о приезде [молодых господk; сам Павел Петрович почувствовал некоторое приятное волнение и снисходительно улыбался, потрясая руки возвратившихся странников. Пошли толки, расспросы; говорил больше Аркадий, особенно за ужином, который продолжался далеко за полночь. Николай Петрович велел подать несколько бутылок портера, только что привезенного из Москвы, и сам раскутился до того, что щеки у него сделались малиновые и он все смеялся каким-то не то детским, не то нервическим смехом. Всеобщее одушевление распространилось и на прислугу. Дуняша бегала взад и вперед как угорелая и то и дело хлопала дверями; а Петр даже в третьем часу ночи все еще пытался сыграть на гитаре вальс-казак. Струны жалобно и приятно звучали в неподвижном воздухе, но, за исключением небольшой первоначальной фиоритуры, ничего не выходило у образованного камердинера: природа отказала ему в музыкальной способности, как и во всех других.

А между тем жизнь не слишком красиво складывалась в Марьине, и бедному Николаю Петровичу приходилось плохо. Хлопоты по ферме росли с каждым днем хлопоты безотрадные, бестолковые. Возня с наемными работниками становилась невыносимою. Одни требовали расчета или прибавки, другие уходили, забравши задаток; лошади заболевали; сбруя горела как на огне; работы исполнялись небрежно; выписанная из Москвы молотильная машина оказалась негодною по своей тяжести; другую с первого разу испортили; половина скотного двора сгорела, оттого что слепая старуха из дворовых в ветреную погоду пошла с головешкой окуривать свою корову правда, по уверению той же старухи, вся беда произошла оттого, что барину вздумалось заводить какие-то небывалые сыры и молочные скопы. Управляющий вдруг обленился и даже начал толстеть, как толстеет всякий русский человек, попавший на [вольные хлебаk. Завидя издали Николая Петровича, он, чтобы заявить свое рвение, бросал щепкой в пробегавшего мимо поросенка или грозился полунагому мальчишке, а впрочем, больше все спал. Посаженные на оброк мужики не взносили денег в срок, крали лес; почти каждую ночь сторожа ловили, а иногда с бою забирали крестьянских лошадей на лугах [фермыk. Николай Петрович определил было денежный штраф за потраву, но дело обыкновенно кончалось тем, что, постояв день или два на господском корме, лошади возвращались к своим владельцам. К довершению всего, мужики начали между собою ссориться: братья требовали раздела, жены их не могли ужиться в одном доме; внезапно закипала драка, и все вдруг поднималось на ноги, как по команде, все сбегалось перед крылечко конторы, лезло к барину, часто с избитыми рожами, в пьяном виде, и требовало суда и расправы; возникал шум, вопль, бабий хныкающий визг вперемежку с мужскою бранью. Нужно было разбирать враждующие стороны, кричать самому до хрипоты, зная наперед, что к правильному решению все-таки прийти невозможно. Не хватало рук для жатвы: соседний однодворец, с самым благообразным лицом, порядился доставить жнецов по два рубля с десятины и надул самым бессовестным образом; свои бабы заламывали цены неслыханные, а хлеб между тем осыпался, а тут с косьбой не совладели, а тут Опекунский совет грозится и требует немедленной и безнедоимочной уплаты процентов

PСил моих нет!P не раз с отчаянием восклицал Николай Петрович.P Самому драться невозможно, посылать за становым не позволяют принципы, а без страха наказания ничего не поделаешь!

PDu calme, du calme[38 - Спокойно, спокойно (франц.)],P замечал на это Павел Петрович, а сам мурлыкал, хмурился и подергивал усы.

Базаров держался в отдалении от этих [дрязговk, да ему, как гостю, не приходилось и вмешиваться в чужие дела. На другой день после приезда в Марьино он принялся за своих лягушек, за инфузории, за химические составы и все возился с ними. Аркадий, напротив, почел своею обязанностью, если не помогать отцу, то, по крайней мере, показать вид, что он готов ему помочь. Он терпеливо его выслушивал и однажды подал какой-то совет не для того, чтобы ему последовали, а чтобы заявить свое участие. Хозяйничанье не возбуждало в нем отвращения: он даже с удовольствием мечтал об агрономической деятельности, но у него в ту пору другие мысли зароились в голове. Аркадий, к собственному изумлению, беспрестанно думал о Никольском; прежде он бы только плечами пожал, если бы кто-нибудь сказал ему, что он может соскучиться под одним кровом с Базаровым,P и е

Срд 03 Июл 2013 00:15:16

XIX


Как ни владела собою Одинцова, как ни стояла выше всяких предрассудков, но и ей было неловко, когда она явилась в столовую к обеду. Впрочем, он прошел довольно благополучно. Порфирий Платоныч приехал, рассказал разные анекдоты; он только что вернулся из города. Между прочим, он сообщил, что губернатор, Бурдалу, приказал своим чиновникам по особым поручениям носить шпоры, на случай если он пошлет их куда-нибудь, для скорости, верхом. Аркадий вполголоса рассуждал с Катей и дипломатически прислуживался княжне. Базаров упорно и угрюмо молчал. Одинцова раза два прямо, не украдкой посмотрела на его лицо, строгое и желчное, с опущенными глазами, с отпечатком презрительной решимости в каждой черте, и подумала: [Нет нет нетk После обеда она со всем обществом отправилась в сад и, видя, что Базаров желает заговорить с нею, сделала несколько шагов в сторону и остановилась. Он приблизился к ней, но и тут не поднял глаз и глухо промолвил:

PЯ должен извиниться перед вами, Анна Сергеевна. Вы не можете не гневаться на меня.

PНет, я на вас не сержусь, Евгений Васильич,P отвечала Одинцова,P но я огорчена.

PТем хуже. Во всяком случае, я довольно наказан. Мое положение, с этим вы, вероятно, согласитесь, самое глупое. Вы мне написали: зачем уезжать? А я не могу и не хочу остаться. Завтра меня здесь не будет.

PЕвгений Васильич, зачем вы

PЗачем я уезжаю?

PНет, я не то хотела сказать.

PПрошедшего не воротишь, Анна Сергеевна а рано или поздно это должно было случиться. Следовательно, мне надобно уехать. Я понимаю только одно условие, при котором я бы мог остаться; но этому условию не бывать никогда. Ведь вы, извините мою дерзость, не любите меня и не полюбите никогда?

Глаза Базарова сверкнули на мгновенье из-под темных его бровей.

Анна Сергеевна не отвечала ему. [Я боюсь этого человекаk,P мелькнуло у ней в голове.

PПрощайте-с,P проговорил Базаров, как бы угадав ее мысль, и направился к дому.

Анна Сергеевна тихонько пошла вслед за ним и, подозвав Катю, взяла ее под руку. Она не расставалась с ней до самого вечера. В карты она играть не стала и все больше посмеивалась, что вовсе не шло к ее побледневшему и смущенному лицу. Аркадий недоумевал и наблюдал за нею, как молодые люди наблюдают, то есть постоянно вопрошал самого себя: что, мол, это значит? Базаров заперся у себя в комнате; к чаю он, однако, вернулся. Анне Сергеевне хотелось сказать ему какое-нибудь доброе слово, но она не знала, как заговорить с ним

Неожиданный случай вывел ее из затруднения: дворецкий доложил о приезде Ситникова.

Трудно передать словами, какою перепелкой влетел в комнату молодой прогрессист. Решившись, с свойственною ему назойливостью, поехать в деревню к женщине, которую он едва знал, которая никогда его не приглашала, но у которой, по собранным сведениям, гостили такие умные и близкие ему люди, он все-таки робел до мозга костей и, вместо того чтобы произнести заранее затверженные извинения и приветствия, пробормотал какую-то дрянь, что Евдоксия, дескать, Кукшина прислала его узнать о здоровье Анны Сергеевны и что Аркадий Николаевич тоже ему всегда отзывался с величайшею похвалой На этом слове он запнулся и потерялся до того, что сел на собственную шляпу. Однако, так как никто его не прогнал и Анна Сергеевна даже представила его тетке и сестре, он скоро оправился и затрещал на славу. Появление пошлости бывает часто полезно в жизни: оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им свое близкое родство с ними. С прибытием Ситникова все стало как-то тупее и проще; все даже поужинали плотней и разошлись спать получасом раньше обыкновенного.

PЯ могу тебе теперь повторить,P говорил, лежа в постели, Аркадий Базарову, который тоже разделся,P то, что ты мне сказал однажды: [Отчего ты так грустен? Верно, исполнил какой-нибудь священный долг?k

Между обоими молодыми людьми с некоторых пор установилось какое-то лжеразвязное подтрунивание, что всегда служит признаком тайного неудовольствия или невысказанных подозрений.

PЯ завтра к батьке уезжаю,P проговорил Базаров.

Аркадий приподнялся и оперся на локоть. Он и удивился и почему-то обрадовался.

PА!P промолвил он.P И ты от этого грустен?

Базаров зевнул.

PМного будешь знать, состареешься.

PА как же Анна Сергеевна?P продолжал Аркадий.

PЧто такое Анна Сергеевна?

PЯ хочу сказать: разве она тебя отпустит?

PЯ у ней не нанимался.

Аркадий задумался, а Базаров лег и повернулся лицом к стене.

Прошло несколько минут в молчании.

PЕвгений!P воскликнул вдруг Аркадий.

PНу?

PЯ завтра с тобой уеду тоже.

Базаров ничего не отвечал.

PТолько я домой поеду,P продолжал Аркадий.P Мы вместе отправимся до Хохловских выселков, а там ты возьмешь у Федота лошадей. Я бы с удовольствием познакомился с твоими, да я боюсь и их стеснить и тебя. Ведь ты потом опять приедешь к нам?

PЯ у вас свои вещи оставил,P отозвался Базаров, не оборачиваясь.

[Зачем же он меня не спрашивает, почему я еду? и так же внезапно, как и он?P подумал Аркадий.P В самом деле, зачем я еду, и зачем он едет?k продолжал он свои размышления. Он не мог отвечать удовлетворительно на собственный вопрос, а сердце его наполнялось чем-то едким. Он чувствовал, что тяжело ему будет расстаться с этою жизнью, к которой он так привык; но и оставаться одному было как-то странно. [Что-то у них произошло,P рассуждал он сам с собою,P зачем же я буду торчать перед нею после отъезда? Я ей окончательно надоем; я и последнее потеряюk. Он начал представлять себе Анну Сергеевну, потом другие черты понемногу проступили сквозь красивый облик молодой вдовы.

[Жаль и Кати!k шепнул Аркадий в подушку, на которую уже капнула слеза Он вдруг вскинул волосами и громко промолвил:

PНа какого черта этот глупец Ситников пожаловал?

Базаров сперва пошевелился на постели, а потом произнес следующее:

PТы, брат, глуп еще, я вижу. Ситниковы нам необходимы. Мне, пойми ты это, мне нужны подобные олухи. Не богам же, в самом деле, горшки обжигать!..

[Эге, ге!..P подумал про себя Аркадий, и тут только открылась ему на миг вся бездонная пропасть базаровского самолюбия.P Мы, стало быть, с тобой боги? то есть ты бог, а олух уж не я ли?k

PДа,P повторил угрюмо Базаров,P ты еще глуп.

Одинцова не изъявила особенного удивления, когда на другой день Аркадий сказал ей, что уезжает с Базаровым; она казалась рассеянною и усталою. Катя молча и серьезно посмотрела на него, княжна даже перекрестилась под своею шалью, так что он не мог этого не заметить; зато Ситников совершенно переполошился. Он только что сошел к завтраку в новом щегольском, на этот раз не славянофильском, наряде; накануне он удивил приставленного к нему человека множеством навезенного им белья, и вдруг его товарищи его покидают! Он немножко посеменил ногами, пометался, как гонный заяц на опушке леса,P и внезапно, почти с испугом, почти с криком объявил, что и он намерен уехать. Одинцова не стала его удерживать.

PУ меня очень покойная коляска,P прибавил несчастный молодой человек, обращаясь к Аркадию,P я могу вас подвезти, а Евгений Васильич может взять ваш тарантас, так оно даже удобнее будет.

PДа помилуйте, вам совсем не

Срд 03 Июл 2013 00:15:19

12


Извините, сударь (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:15:20

31


Всякому свое (лат.)

Срд 03 Июл 2013 00:15:20
е его лица было сосредоточенно и угрюмо, чего не бывает, когда человек занят одними воспоминаниями. А в маленькой задней комнатке, на большом сундуке, сидела, в голубой душегрейке и с наброшенным белым платком на темных волосах, молодая женщина, Фенечка, и то прислушивалась, то дремала, то посматривала на растворенную дверь, из-за которой виднелась детская кроватка и слышалось ровное дыхание спящего ребенка.

Срд 03 Июл 2013 00:15:27

32


вот и все (от франц. voila tout)

Срд 03 Июл 2013 00:15:34
Бля, прощу прощения, тредом промахнулся.

Срд 03 Июл 2013 00:15:36

IX


В тот же день и Базаров познакомился с Фенечкой. Он вместе с Аркадием ходил по саду и толковал ему, почему иные деревца, особенно дубки, не принялись.

PНадо серебристых тополей побольше здесь сажать, да елок, да, пожалуй, липок, подбавивши чернозему. Вон беседка принялась хорошо,P прибавил он,P потому что акация да сирень ребята добрые, ухода не требуют. Ба, да тут кто-то есть.

В беседке сидела Фенечка с Дуняшей и Митей. Базаров остановился, а Аркадий кивнул головою Фенечке, как старый знакомый.

PКто это?P спросил его Базаров, как только они прошли мимо.P Какая хорошенькая!

PДа ты о ком говоришь?

PИзвестно о ком: одна только хорошенькая.

Аркадий, не без замешательства, объяснил ему в коротких словах, кто была Фенечка.

PАга!P промолвил Базаров,P у твоего отца, видно, губа не дура. А он мне нравится, твой отец, ей-ей! Он молодец. Однако надо познакомиться,P прибавил он и отправился назад к беседке.

PЕвгений!P с испугом крикнул ему вослед Аркадий,P осторожней, ради Бога.

PНе волнуйся,P проговорил Базаров,P народ мы тертый, в городах живали.

Приблизясь к Фенечке, он скинул картуз.

PПозвольте представиться,P начал он с вежливым поклоном,P Аркадию Николаевичу приятель и человек смирный.

Фенечка приподнялась со скамейки и глядела на него молча.

PКакой ребенок чудесный!P продолжал Базаров.P Не беспокойтесь, я еще никого не сглазил. Что это у него щеки такие красные? Зубки, что ли, прорезаются?

PДа-с,P промолвила Фенечка,P четверо зубков у него уже прорезались, а теперь вот десны опять припухли.

PПокажите-ка да вы не бойтесь, я доктор.

Базаров взял на руки ребенка, который, к удивлению и Фенечки и Дуняши, не оказал никакого сопротивления и не испугался.

PВижу, вижу Ничего, все в порядке: зубастый будет. Если что случится, скажите мне. А сами вы здоровы?

PЗдорова, слава Богу.

PСлава Богу лучше всего. А вы?P прибавил Базаров, обращаясь к Дуняше.

Дуняша, девушка очень строгая в хоромах и хохотунья за воротами, только фыркнула ему в ответ.

PНу и прекрасно. Вот вам ваш богатырь. Фенечка приняла ребенка к себе на руки.

PКак он у вас тихо сидел,P промолвила она вполголоса.

PУ меня все дети тихо сидят,P отвечал Базаров,P я такую штуку знаю.

PДети чувствуют, кто их любит,P заметила Дуняша.

PЭто точно,P подтвердила Фенечка.P Вот и Митя, к иному ни за что на руки не пойдет.

PА ко мне пойдет?P спросил Аркадий, который, постояв некоторое время в отдалении, приблизился к беседке.

Он поманил к себе Митю, но Митя откинул голову назад и запищал, что очень смутило Фенечку.

PВ другой раз, когда привыкнуть успеет,P снисходительно промолвил Аркадий, и оба приятеля удалились.

PКак бишь ее зовут?P спросил Базаров.

PФенечкой Федосьей,P ответил Аркадий.

PА по батюшке? Это тоже нужно знать.

PНиколаевной.

PBene.[7 - Хорошо (лат.)] Мне нравится в ней то, что она не слишком конфузится? Иной, пожалуй, это-то и осудил бы в ней. Что за вздор? чего конфузиться? Она мать ну и права.

PОна-то права,P заметил Аркадий,P но вот отец мой

PИ он прав,P перебил Базаров.

PНу, нет, я не нахожу.

PВидно, лишний наследничек нам не по нутру?

PКак тебе не стыдно предполагать во мне такие мысли!P с жаром подхватил Аркадий.P Я не с этой точки зрения почитаю отца неправым; я нахожу, что он должен бы жениться на ней.

PЭге-ге!P спокойно проговорил Базаров.P Вот мы какие великодушные! Ты придаешь еще значение браку; я этого от тебя не ожидал.

Приятели сделали несколько шагов в молчанье.

PВидел я все заведения твоего отца,P начал опять Базаров.P Скот плохой, и лошади разбитые. Строения тоже подгуляли, и работники смотрят отъявленными ленивцами; а управляющий либо дурак, либо плут, я еще не разобрал хорошенько.

PСтрог же ты сегодня, Евгений Васильевич.

PИ добрые мужички надуют твоего отца всенепременно. Знаешь поговорку: [Русский мужик бога слопаетk.

PЯ начинаю соглашаться с дядей,P заметил Аркадий,P ты решительно дурного мнения о русских.

PЭка важность! Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки.

PИ природа пустяки?P проговорил Аркадий, задумчиво глядя вдаль на пестрые поля, красиво и мягко освещенные уже невысоким солнцем.

PИ природа пустяки в том значении, в каком ты ее понимаешь. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.

Медлительные звуки виолончели долетели до них из дому в это самое мгновение. Кто-то играл с чувством, хотя и неопытною рукою [Ожиданиеk Шуберта, и медом разливалась по воздуху сладостная мелодия.

PЭто что?P произнес с изумлением Базаров.

PЭто отец.

PТвой отец играет на виолончели?

PДа.

PДа сколько твоему отцу лет?

PСорок четыре.

Базаров вдруг расхохотался.

PЧему же ты смеешься?

PПомилуй! в сорок четыре года человек, pater familias[8 - отец семейства (лат.)], в м уезде играет на виолончели!

Базаров продолжал хохотать; но Аркадий, как ни благоговел перед своим учителем, на этот раз даже не улыбнулся.

Срд 03 Июл 2013 00:15:39

XXVIII


Прошло шесть месяцев. Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов, плотным, скрипучим снегом, розовым инеем на деревьях, бледно-изумрудным небом, шапками дыма над трубами, клубами пара из мгновенно раскрытых дверей, свежими, словно укушенными лицами людей и хлопотливым бегом продрогших лошадок. Январский день уже приближался к концу; вечерний холод еще сильнее стискивал недвижимый воздух, и быстро гасла кровавая заря. В окнах марьинского дома зажигались огни; Прокофьич, в черном фраке и белых перчатках, с особенною торжественностию накрывал стол на семь приборов. Неделю тому назад, в небольшой приходской церкви, тихо и почти без свидетелей состоялись две свадьбы: Аркадия с Катей и Николая Петровича с Фенечкой; а в самый тот день Николай Петрович давал прощальный обед своему брату, который отправлялся по делам в Москву. Анна Сергеевна уехала туда же тотчас после свадьбы, щедро наделив молодых.

Ровно в три часа все собрались к столу. Митю поместили тут же; у него уже появилась нянюшка в глазетовом кокошнике. Павел Петрович восседал между Катей и Фенечкой; [мужьяk пристроились возле своих жен. Знакомцы наши изменились в последнее время: все как будто похорошели и возмужали; один Павел Петрович похудел, что, впрочем, придавало еще больше изящества и грансеньйорства его выразительным чертам Да и Фенечка стала другая. В свежем шелковом платье, с широкою бархатною наколкой на волосах, с золотою цепочкой на шее, она сидела почтительно-неподвижно, почтительно к самой себе, ко всему, что ее окружало, и так улыбалась, как будто хотела сказать: [Вы меня извините, я не виноватаk. И не она одна другие все улыбались и тоже как будто извинялись; всем было немножко неловко, немножко грустно и, в сущности, очень хорошо. Каждый прислуживал другому с забавною предупредительностию, точно все согласились разыграть какую-то простодушную комедию. Катя была спокойнее всех: она доверчиво посматривала вокруг себя, и можно было заметить, что Николай Петрович успел уже полюбить ее без памяти. Перед концом обеда он встал и, взяв бокал в руки, обратился к Павлу Петровичу.

PТы нас покидаешь ты нас покидаешь, милый брат,P начал он,P конечно, ненадолго; но все же я не могу не выразить тебе, что я что мы сколь я сколь мы Вот в том-то и беда, что мы не умеем говорить спичи! Аркадий, скажи ты.

PНет, папаша, я не приготовлялся.

PА я хорошо приготовился! Просто, брат, позволь тебя обнять, пожелать тебе всего хорошего, и вернись к нам поскорее!

Павел Петрович облобызался со всеми, не исключая, разумеется, Мити; у Фенечки он, сверх того, поцеловал руку, которую та еще не умела подавать как следует, и, выпивая вторично налитый бокал, промолвил с глубоким вздохом: [Будьте счастливы, друзья мои! Farewell![52 - Прощайте! (англ.)]k Этот английский хвостик прошел незамеченным, но все были тронуты.

PВ память Базарова,P шепнула Катя на ухо своему мужу и чокнулась с ним. Аркадий в ответ пожал ей крепко руку, но не решился громко предложить этот тост.

Казалось бы, конец? Но, быть может, кто-нибудь из читателей пожелает узнать, что делает теперь, именно теперь, каждое из выведенных нами лиц. Мы готовы удовлетворить его.

Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за одного из будущих русских деятелей, человека очень умного, законника, с крепким практическим смыслом, твердою волей и замечательным даром слова,P человека еще молодого, доброго и холодного как лед. Они живут в большом ладу друг с другом и доживутся, пожалуй, до счастья пожалуй, до любви. Княжна Х я умерла забытая в самый день смерти. Кирсановы, отец с сыном, поселились в Марьине. Дела их начинают поправляться. Аркадий сделался рьяным хозяином, и [фермаk уже приносит довольно значительный доход. Николай Петрович попал в мировые посредники и трудится изо всех сил; он беспрестанно разъезжает по своему участку; произносит длинные речи (он придерживается того мнения, что мужичков надо [вразумлятьk, то есть частым повторением одних и тех же слов доводить их до истомы) и все-таки, говоря правду, не удовлетворяет вполне ни дворян образованных, говорящих то с шиком, то с меланхолией о манципации (произнося ан в нос), ни необразованных дворян, бесцеремонно бранящих [евту мунципациюk. И для тех и для других он слишком мягок. У Катерины Сергеевны родился сын Коля, а Митя уже бегает молодцом и болтает речисто. Фенечка, Федосья Николаевна, после мужа и Мити никого так не обожает, как свою невестку, и когда та садится за фортепьяно, рада целый день не отходить от нее. Упомянем кстати о Петре. Он совсем окоченел от глупости и важности, произносит все е как ю: тюпюрь, обюспючюн, но тоже женился и взял порядочное приданое за своею невестой, дочерью городского огородника, которая отказала двум хорошим женихам только потому, что у них часов не было: а у Петра не только были часы у него были лаковые полусапожки.

В Дрездене, на Брюлевской террасе, между двумя и четырьмя часами, в самое фешенебельное время для прогулки, вы можете встретить человека лет около пятидесяти, уже совсем седого и как бы страдающего подагрой, но еще красивого, изящно одетого и с тем особенным отпечатком, который дается человеку одним лишь долгим пребыванием в высших слоях общества. Это Павел Петрович. Он уехал из Москвы за границу для поправления здоровья и остался на жительство в Дрездене, где знается больше с англичанами и с проезжими русскими. С англичанами он держится просто, почти скромно, но не без достоинства; они находят его немного скучным, но уважают в нем совершенного джентльмена, [a perfect gentlemank. С русскими он развязнее, дает волю своей желчи, трунит над самим собой и над ними; но все это выходит у него очень мило, и небрежно, и прилично. Он придерживается славянофильских воззрений: известно, что в высшем свете это считается tres distingue[53 - весьма почтенным (франц.)]. Он ничего русского не читает, но на письменном столе у него находится серебряная пепельница в виде мужицкого лаптя. Наши туристы очень за ним волочатся. Матвей Ильич Колязин, находящийся во временной оппозиции, величаво посетил его, проезжая на богемские воды; а туземцы, с которыми он, впрочем, видится мало, чуть не благоговеют перед ним. Получить билет в придворную капеллу, в театр и т.д. никто не может так легко и скоро, как der Herr Baron von Kirsanoff[54 - господин барон фон Кирсанов (нем.)]. Он все делает добро, сколько может; он все еще шумит понемножку: недаром же был он некогда львом; но жить ему тяжело тяжелей, чем он сам подозревает Стоит взглянуть на него в русской церкви, когда, прислонясь в сторонке к стене, он задумывается и долго не шевелится, горько стиснув губы, потом вдруг опомнится и начнет почти незаметно креститься

И Кукшина попала за границу. Она теперь в Гейдельберге и изучает уже не естественные науки, но архитектуру, в которой, по ее словам, она открыла новые законы. Она по-прежнему якшается с студентами, особенно с молодыми русскими физиками и химиками, которыми наполнен Гейдельберг и которые, удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же самых профессоров своим совершенным бездействием и абсолютною ленью. С такими

Срд 03 Июл 2013 00:15:40

VII


Павел Петрович Кирсанов воспитывался сперва дома, так же как и младший брат его Николай, потом в пажеском корпусе. Он с детства отличался замечательною красотой; к тому же он был самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно желчен он не мог не нравиться. Он начал появляться всюду, как только вышел в офицеры. Его носили на руках, и он сам себя баловал, даже дурачился, даже ломался; но и это к нему шло. Женщины от него с ума сходили, мужчины называли его фатом и втайне завидовали ему. Он жил, как уже сказано, на одной квартире с братом, которого любил искренно, хотя нисколько на него не походил. Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие черные глаза и мягкие жидкие волосы; он охотно ленился, но и читал охотно, и боялся общества. Павел Петрович ни одного вечера не проводил дома, славился смелостию и ловкостию (он ввел было гимнастику в моду между светскою молодежью) и прочел всего пять, шесть французских книг. На двадцать восьмом году от роду он уже был капитаном; блестящая карьера ожидала его. Вдруг все изменилось.

В то время в петербургском свете изредка появлялась женщина, которую не забыли до сих пор, княгиня Р. У ней был благовоспитанный и приличный, но глуповатый муж и не было детей. Она внезапно уезжала за границу, внезапно возвращалась в Россию, вообще вела странную жизнь. Она слыла за легкомысленную кокетку, с увлечением предавалась всякого рода удовольствиям, танцевала до упаду, хохотала и шутила с молодыми людьми, которых принимала перед обедом в полумраке гостиной, а по ночам плакала и молилась, не находила нигде покою и часто до самого утра металась по комнате, тоскливо ломая руки, или сидела, вся бледная и холодная, над псалтырем. День наставал, и она снова превращалась в светскую даму, снова выезжала, смеялась, болтала и точно бросалась навстречу всему, что могло доставить ей малейшее развлечение. Она была удивительно сложена; ее коса золотого цвета и тяжелая, как золото, падала ниже колен, но красавицей ее никто бы не назвал; во всем ее лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза они были невелики и серы,P но взгляд их, быстрый, глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния,P загадочный взгляд. Что-то необычайное светилось в нем даже тогда, когда язык ее лепетал самые пустые речи. Одевалась она изысканно. Павел Петрович встретил ее на одном бале, протанцевал с ней мазурку, в течение которой она не сказала ни одного путного слова, и влюбился в нее страстно. Привыкший к победам, он и тут скоро достиг своей цели; но легкость торжества не охладила его. Напротив: он еще мучительнее, еще крепче привязался к этой женщине, в которой даже тогда, когда она отдавалась безвозвратно, все еще как будто оставалось что-то заветное и недоступное, куда никто не мог проникнуть. Что гнездилось в этой душе Бог весть! Казалось, она находилась во власти каких-то тайных, для нее самой неведомых сил; они играли ею, как хотели; ее небольшой ум не мог сладить с их прихотью. Все ее поведение представляло ряд несообразностей; единственные письма, которые могли бы возбудить справедливые подозрения ее мужа, она написала к человеку почти ей чужому, а любовь ее отзывалась печалью; она уже не смеялась и не шутила с тем, кого избирала, и слушала его и глядела на него с недоумением. Иногда, большею частью внезапно, это недоумение переходило в холодный ужас; лицо ее принимало выражение мертвенное и дикое; она запиралась у себя в спальне, и горничная ее могла слышать, припав ухом к замку, ее глухие рыдания. Не раз, возвращаясь к себе домой после нежного свидания, Кирсанов чувствовал на сердце ту разрывающую и горькую досаду, которая поднимается в сердце после окончательной неудачи. [Чего же хочу я еще?k спрашивал он себя, а сердце все ныло. Он однажды подарил ей кольцо с вырезанным на камне сфинксом.

PЧто это?P спросила она,P сфинкс?

PДа,P ответил он,P и этот сфинкс вы.

PЯ?P спросила она и медленно подняла на него свой загадочный взгляд.P Знаете ли, что это очень лестно?P прибавила она с незначительною усмешкой, а глаза глядели все так же странно.

Тяжело было Павлу Петровичу даже тогда, когда княгиня Р. его любила; но когда она охладела к нему, а это случилось довольно скоро, он чуть с ума не сошел. Он терзался и ревновал, не давал ей покою, таскался за ней повсюду; ей надоело его неотвязное преследование, и она уехала за границу. Он вышел в отставку, несмотря на просьбы приятелей, на увещания начальников, и отправился вслед за княгиней; года четыре провел он в чужих краях, то гоняясь за нею, то с намерением теряя ее из виду; он стыдился самого себя, он негодовал на свое малодушие но ничто не помогало. Ее образ, этот непонятный, почти бессмысленный, но обаятельный образ слишком глубоко внедрился в его душу. В Бадене он как-то опять сошелся с нею по-прежнему; казалось, никогда еще она так страстно его не любила но через месяц все уже было кончено: огонь вспыхнул в последний раз и угас навсегда. Предчувствуя неизбежную разлуку, он хотел, по крайней мере, остаться ее другом, как будто дружба с такою женщиной была возможна Она тихонько выехала из Бадена и с тех пор постоянно избегала Кирсанова. Он вернулся в Россию, попытался зажить старою жизнью, но уже не мог попасть в прежнюю колею. Как отравленный, бродил он с места на место; он еще выезжал, он сохранил все привычки светского человека; он мог похвастаться двумя, тремя новыми победами; но он уже не ждал ничего особенного ни от себя, ни от других и ничего не предпринимал. Он состарился, поседел; сидеть по вечерам в клубе, желчно скучать, равнодушно поспорить в холостом обществе стало для него потребностию,P знак, как известно, плохой. О женитьбе он, разумеется, и не думал. Десять лет прошло таким образом, бесцветно, бесплодно и быстро, страшно быстро. Нигде время так не бежит, как в России; в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорей. Однажды, за обедом, в клубе, Павел Петрович узнал о смерти княгини Р. Она скончалась в Париже, в состоянии близком к помешательству. Он встал из-за стола и долго ходил по комнатам клуба, останавливаясь как вкопанный близ карточных игроков, но не вернулся домой раньше обыкновенного. Через несколько времени он получил пакет, адресованный на его имя: в нем находилось данное им княгине кольцо. Она провела по сфинксу крестообразную черту и велела ему сказать, что крест вот разгадка.

Это случилось в начале 48-го года, в то самое время, когда Николай Петрович, лишившись жены, приезжал в Петербург. Павел Петрович почти не видался с братом с тех пор, как тот поселился в деревне: свадьба Николая Петровича совпала с самыми первыми днями знакомства Павла Петровича с княгиней. Вернувшись из-за границы, он отправился к нему с намерением погостить у него месяца два, полюбоваться его счастием, но выжил у него одну только неделю. Различие в положении обоих братьев было слишком велико. В 48-м году это различие уменьшилось: Николай Петрович потерял жену, Павел Петрович потерял свои воспоминания; после смерти княгини он старался не думать о ней. Но у Николая оставалось чувство правильно проведенной жизни, сын вырастал на его глазах; Павел, напротив, одинокий холостяк, вступал в то сму

Срд 03 Июл 2013 00:15:50
ще под каким!P под родительским кровом, а ему точно было скучно, и тянуло его вон. Он вздумал гулять до усталости, но и это не помогло. Разговаривая однажды с отцом, он узнал, что у Николая Петровича находилось несколько писем, довольно интересных, писанных некогда матерью Одинцовой к покойной его жене, и не отстал от него до тех пор, пока не получил этих писем, за которыми Николай Петрович принужден был рыться в двадцати различных ящиках и сундуках. Вступив в обладание этими полуистлевшими бумажками, Аркадий как будто успокоился, точно он увидел перед собою цель, к которой ему следовало идти. [Я вам это обоим говорю,P беспрестанно шептал он,P сама прибавила. Поеду, поеду, черт возьми!k Но он вспоминал последнее посещение, холодный прием и прежнюю неловкость, и робость овладевала им. [Авосьk молодости, тайное желание изведать свое счастие, испытать свои силы в одиночку, без чьего бы то ни было покровительства одолели наконец. Десяти дней не прошло со времени его возвращения в Марьино, как уже он опять, под предлогом изучения механизма воскресных школ, скакал в город, а оттуда в Никольское. Беспрерывно погоняя ямщика, несся он туда, как молодой офицер на сраженье: и страшно ему было, и весело, нетерпение его душило. [Главное не надо думатьk,P твердил он самому себе. Ямщик ему попался лихой; он останавливался перед каждым кабаком, приговаривая: [Чкнуть?k или: [Аль чкнуть?k но зато, чкнувши, не жалел лошадей. Вот наконец показалась высокая крыша знакомого дома [Что я делаю?P мелькнуло вдруг в голове Аркадия.P Да ведь не вернуться же!k Тройка дружно мчалась; ямщик гикал и свистал. Вот уже мостик загремел под копытами и колесами, вот уже надвинулась аллея стриженых елок Розовое женское платье мелькнуло в темной зелени, молодое лицо выглянуло из-под легкой бахромы зонтика Он узнал Катю, и она его узнала. Аркадий приказал ямщику остановить расскакавшихся лошадей, выпрыгнул из экипажа и подошел к ней. [Это вы!P промолвила она, и понемножку вся покраснела,P пойдемте к сестре, она тут, в саду; ей будет приятно вас видетьk.

Катя повела Аркадия в сад. Встреча с нею показалась ему особенно счастливым предзнаменованием; он обрадовался ей, словно родной. Все так отлично устроилось: ни дворецкого, ни доклада. На повороте дорожки он увидел Анну Сергеевну. Она стояла к нему спиной. Услышав шаги, она тихонько обернулась.

Аркадий смутился было снова, но первые слова, ею произнесенные, успокоили его тотчас. [Здравствуйте, беглец!k проговорила она своим ровным, ласковым голосом и пошла к нему навстречу, улыбаясь и щурясь от солнца и ветра: [Где ты его нашла, Катя?k

PЯ вам, Анна Сергеевна,P начал он,P привез нечто такое, чего вы никак не ожидаете

PВы себя привезли; это лучше всего.

Срд 03 Июл 2013 00:15:53

48


уважаемый коллега (от нем. wertester Herr Collega)

Срд 03 Июл 2013 00:15:54

11


добрый вечер (франц.)

Срд 03 Июл 2013 00:17:51
>>50960175
24 лвл, почти все бывшие одноклассники-сокурсники и подобное говно женаты/замужем. Смотрю на них как на говно. правда у меня есть секс, так что это им должно припекать, а не мне

Срд 03 Июл 2013 00:18:24
>>50961106
Да блин, говорю же тредом промахнулся, атеншнвхору сагаю жи есть.

Срд 03 Июл 2013 00:20:05
>>50960175
У меня брат в 23 женился. На мои вопросы "на кой хуй?" вразумительного ответа я ниразу не получил, только кое что в стиле - "ну она хотела, а мне и похуй, пущай".

Срд 03 Июл 2013 00:32:48
ТЕБЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПОХУЙ. Живи так, как нравится, быдлоценности не нужны.

Срд 03 Июл 2013 00:35:14
>>50960700
Дети вообще не нужны ящитаю, так что посочувствуй долбоёбу.


← К списку тредов