Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 14.07.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/51656650.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Вск 14 Июл 2013 20:21:26
Сап двач,я тян пруфов не будет.Уважаемые двощеры олдфаги ,почему вы прижимаете ньюфагов?


Вск 14 Июл 2013 20:22:32
>>51656671
You do it wrong

Просто игнорируйте.

Вск 14 Июл 2013 20:23:26
Единственное чем мы можем гордится, это наша олдфажность, ибо в остальном мы просрали все полимеры. А вообще САЖИ НАВЕРНИ.
/thread

Вск 14 Июл 2013 20:23:32
>>51656650
Мы просто хотим показать им их место здесь.

Вск 14 Июл 2013 20:24:44
>>51656650
Потому что ты идешь нахуй, манда.

Вск 14 Июл 2013 20:24:48
По той же причине по которой происходит травля духов дедами в армии.
Двощеры = старослужащие

Вск 14 Июл 2013 20:25:04
это вы типа как в армейке ,ньюфаги духи

Вск 14 Июл 2013 20:27:35
>>51656805
Ещё ложечку говна, моя милая :3

Вск 14 Июл 2013 20:28:26
>>51656650
Для меня "идейные онанимусы" недалеко ушли от ньюфагов.

первый раз в /b в 2008. говорю о том, что я олдфаг только в перепись тредах или когда обвиняют в ньюфажестве из-за инакомыслия.

Вск 14 Июл 2013 20:28:36
>>51656934 азаза ти меня затрел)))0

Вск 14 Июл 2013 20:33:30
>>51656993
А вообще, сириусли, есть множество годных мест, где можно не проёбывать свою жизнь. Двощи не нужны, красавица.

Вск 14 Июл 2013 20:34:00
не вижу тут ни одного вразумительного объяснения говноеды

Вск 14 Июл 2013 20:34:53
>>51657200 что тогда тут делаешь?

Вск 14 Июл 2013 20:35:25
>>51657222
Да ты ахуела. Окай, так уж и быть. Новички, приходящие сюда, являются руснявыми жертвами аборта, поехавшим быдлом и просто тупыми ебанами. Здесь такие не нужны. Поэтому к ним такое отношение. Понятно, блядь?

Вск 14 Июл 2013 20:35:37
>>51656650
Олдфаг синоним паразита.
Этот человек некогда попал в группу креативных людей, доставляющих лулзы и ориджинал контент. Сам он ничего не делал, но привык считать себя членом этого сообщества и приписывать его победы себе. Потом все креативные члены сообщества куда-то исчезли и стало оно нетортом. Dat man перестал получать порцию лулзов и контента и вознегодовал. Верните сообщество, когда оно было тортом! Поскольку сам он ничего не умеет, остаётся только ныть и ждать, когда по мановению волшебной палочки всё вдруг изменится.

Вск 14 Июл 2013 20:37:01
>>51657285 когда-то ты постареешь или выпилишься от мета ,вам нужна замена!

Вск 14 Июл 2013 20:39:11
>>51656650
Очевдно же, все ньюфажие говноеды аутисты из вконтактовских пабликов кишлаков, деградация, разложение,алсо, ничего не имею против вконтатке, хороший сайт с хорошим сервисом

Вск 14 Июл 2013 20:41:12
>>51657339
Да скоро сдохну, но не от мета. Понимаешь, как бы объяснить, нельзя битарда менять на сраное тупое быдло. Замена должна быть ЭКВИВАЛЕНТНОЙ, а не шило на мыло. Пока не будет нового поколения битардов, я не могу сдохнуть, но его надо вырастить и отсеивать дегенератов.

Вск 14 Июл 2013 20:41:15
>>51656650
Но здесь очень мало олдфагов, ты что-то путаешь. И как вообще можно "прижать" на имиджборде?



<sub>[интеллект -0.50] </sub>

Вск 14 Июл 2013 20:41:56
>>51656701 просто соси хуй

Вск 14 Июл 2013 20:43:30
>>51656701
Да сейчас, подожди пару минут, человек вежливо задал вопрос, имеет получить право ответ. Потом утопим тред в говне.

Вск 14 Июл 2013 20:43:59
>>51657518
Это понятно, бестолочь?

Вск 14 Июл 2013 20:44:41
>>51656980

>говорю о том, что я олдфаг только когда обвиняют в >ньюфажестве

Вск 14 Июл 2013 20:44:54
>>51657619 сам не захлебнись,мусье

Вск 14 Июл 2013 20:47:40
>>51657518 ну охуеть теперь-быдло кукарекает от дегенерации

Вск 14 Июл 2013 20:49:14
>>51657677
Ладно, будем считать, что ты поняла.
СКОЛЬКО ЦЕНА РОССИЙСКОЙ ДЕВКЕ? ТРИ НИКЧЁМНЫЕ КОПЕЙКИ!!!

Вск 14 Июл 2013 20:50:35
>>51657852это ты о мамке сейчас своей сказал?

Вск 14 Июл 2013 20:51:57
КРЕАТИВНЫХ ЛЮДЕЙ АЗХАЗХАЗХАЗАХ КРЕАКЛЫ ЕБАНЫЕ ХИПСТЕРЫ БЕЛОГАНДОННЫЕ

Вск 14 Июл 2013 20:56:37
Сына, а ты общаешься с девочкам?
- Папа, я не тупой как хач, чтобы за говорящую овцу время тратить!

Вск 14 Июл 2013 20:59:05
>>51657546
Я не понимаю, ты этой своей агрессией хочешь доказать нам, что ты достойна заменить хоть одного олдфага?

Вск 14 Июл 2013 21:01:03
>>51658280 я задала вопрос ,где тут агрессия,зай

Вск 14 Июл 2013 21:02:36
Хит сезона! Нарезанные шлюхи! Удобно переносить, комфортно ебать, Не ебут мозги! Спешите, количество ограниченно!

Вск 14 Июл 2013 21:02:40
>>51658360
Тебе сколько лет?

Вск 14 Июл 2013 21:02:48
>>51656650
Гнилая пизда, привет. Как черви в жопе?

Вск 14 Июл 2013 21:03:11

Вск 14 Июл 2013 21:04:10
>>51656650
Сделаю вид, что первого предложения не было.
Потому что они преимущественно со всяких вконтактиков => это рак. Ну, это в теории так.

Вск 14 Июл 2013 21:04:25
>>51658436 навернешь говнеца?

Вск 14 Июл 2013 21:10:04
>>51658360
Тебе дали ответ, а теперь проваливай.
НА ПОХОРОНАХ ПРЕКРАСНОЙ ДАМЫ. "НА ПРАВА НАСОСАЛА, А НА ЕЗДИТЬ - НЕТ!"

Вск 14 Июл 2013 21:13:04
>>51658834 Петросян лижет пизду у старых тян

Вск 14 Июл 2013 21:25:24
>>51659043
Говорят, а похоронах мамаши опа звучали столь смешные шутки, что труп старухи восстал из мертвых и отлупил опа ремнём по заднице!/b]
Прошла проверку, добро пожаловать, хуле. Советую сначала пойти в раздел /dev.

Вск 14 Июл 2013 21:38:26
>>51656650
Уходи, тупая пиздень. Когда выучишь русский, то можешь возвращаться.

Вск 14 Июл 2013 21:39:06
>>51660224
И ещё кое что, если хочешь адекватного отношения к себе, то не упоминай лишний раз свой пол :3

Вск 14 Июл 2013 21:39:41
>>51660424
Тогда.
fix

Вск 14 Июл 2013 21:39:58

51


Я имею (от нем. ich habe)

Вск 14 Июл 2013 21:40:22

XXII


Молча, лишь изредка меняясь незначительными словами, доехали наши приятели до Федота. Базаров был не совсем собою доволен. Аркадий был недоволен им. К тому же он чувствовал на сердце ту беспричинную грусть, которая знакома только одним очень молодым людям. Кучер перепряг лошадей и, взобравшись на козлы, спросил: направо аль налево?

Аркадий дрогнул. Дорога направо вела в город, а оттуда домой; дорога налево вела к Одинцовой.

Он взглянул на Базарова.

PЕвгений,P спросил он,P налево?

Базаров отвернулся.

PЭто что за глупость?P пробормотал он.

PЯ знаю, что глупость,P ответил Аркадий.P Да что за беда? Разве нам в первый раз?

Базаров надвинул картуз себе на лоб.

PКак знаешь,P проговорил он наконец.

PПошел налево!P крикнул Аркадий.

Тарантас покатил в направлении к Никольскому. Но, решившись на глупость, приятели еще упорнее прежнего молчали и даже казались сердитыми.

Уже по тому, как их встретил дворецкий на крыльце одинцовского дома, приятели могли догадаться, что они поступили неблагоразумно, поддавшись внезапно пришедшей им фантазии. Их, очевидно, не ожидали. Они просидели довольно долго и с довольно глупыми физиономиями в гостиной. Одинцова вышла к ним наконец. Она приветствовала их с обыкновенною своей любезностью, но удивилась их скорому возвращению и, сколько можно было судить по медлительности ее движений и речей, не слишком ему обрадовалась. Они поспешили объявить, что заехали только по дороге и часа через четыре отправятся дальше, в город. Она ограничилась легким восклицанием, попросила Аркадия поклониться отцу от ее имени и послала за своею теткой. Княжна явилась вся заспанная, что придавало еще более злобы выражению ее сморщенного, старого лица. Кате нездоровилось, она не выходила из своей комнаты. Аркадий вдруг почувствовал, что он, по крайней мере, столько же желал видеть Катю, сколько и самое Анну Сергеевну. Четыре часа прошло в незначительных толках о том о сем; Анна Сергеевна и слушала и говорила без улыбки. Только при самом прощании прежнее дружелюбие как будто шевельнулось в ее душе.

PНа меня теперь нашла хандра,P сказала она,P но вы не обращайте на это внимания и приезжайте опять, я вам это обоим говорю, через несколько времени.

И Базаров и Аркадий ответили ей безмолвным поклоном, сели в экипаж и, уже нигде не останавливаясь, отправились домой, в Марьино, куда и прибыли благополучно на следующий день вечером. В продолжение всей дороги ни тот, ни другой не упомянул даже имени Одинцовой; Базаров в особенности почти не раскрывал рта и все глядел в сторону, прочь от дороги, с каким-то ожесточенным напряжением.

В Марьине им все чрезвычайно обрадовались. Продолжительное отсутствие сына начинало беспокоить Николая Петровича; он вскрикнул, заболтал ногами и подпрыгнул на диване, когда Фенечка вбежала к нему с сияющими глазами и объявила о приезде [молодых господk; сам Павел Петрович почувствовал некоторое приятное волнение и снисходительно улыбался, потрясая руки возвратившихся странников. Пошли толки, расспросы; говорил больше Аркадий, особенно за ужином, который продолжался далеко за полночь. Николай Петрович велел подать несколько бутылок портера, только что привезенного из Москвы, и сам раскутился до того, что щеки у него сделались малиновые и он все смеялся каким-то не то детским, не то нервическим смехом. Всеобщее одушевление распространилось и на прислугу. Дуняша бегала взад и вперед как угорелая и то и дело хлопала дверями; а Петр даже в третьем часу ночи все еще пытался сыграть на гитаре вальс-казак. Струны жалобно и приятно звучали в неподвижном воздухе, но, за исключением небольшой первоначальной фиоритуры, ничего не выходило у образованного камердинера: природа отказала ему в музыкальной способности, как и во всех других.

А между тем жизнь не слишком красиво складывалась в Марьине, и бедному Николаю Петровичу приходилось плохо. Хлопоты по ферме росли с каждым днем хлопоты безотрадные, бестолковые. Возня с наемными работниками становилась невыносимою. Одни требовали расчета или прибавки, другие уходили, забравши задаток; лошади заболевали; сбруя горела как на огне; работы исполнялись небрежно; выписанная из Москвы молотильная машина оказалась негодною по своей тяжести; другую с первого разу испортили; половина скотного двора сгорела, оттого что слепая старуха из дворовых в ветреную погоду пошла с головешкой окуривать свою корову правда, по уверению той же старухи, вся беда произошла оттого, что барину вздумалось заводить какие-то небывалые сыры и молочные скопы. Управляющий вдруг обленился и даже начал толстеть, как толстеет всякий русский человек, попавший на [вольные хлебаk. Завидя издали Николая Петровича, он, чтобы заявить свое рвение, бросал щепкой в пробегавшего мимо поросенка или грозился полунагому мальчишке, а впрочем, больше все спал. Посаженные на оброк мужики не взносили денег в срок, крали лес; почти каждую ночь сторожа ловили, а иногда с бою забирали крестьянских лошадей на лугах [фермыk. Николай Петрович определил было денежный штраф за потраву, но дело обыкновенно кончалось тем, что, постояв день или два на господском корме, лошади возвращались к своим владельцам. К довершению всего, мужики начали между собою ссориться: братья требовали раздела, жены их не могли ужиться в одном доме; внезапно закипала драка, и все вдруг поднималось на ноги, как по команде, все сбегалось перед крылечко конторы, лезло к барину, часто с избитыми рожами, в пьяном виде, и требовало суда и расправы; возникал шум, вопль, бабий хныкающий визг вперемежку с мужскою бранью. Нужно было разбирать враждующие стороны, кричать самому до хрипоты, зная наперед, что к правильному решению все-таки прийти невозможно. Не хватало рук для жатвы: соседний однодворец, с самым благообразным лицом, порядился доставить жнецов по два рубля с десятины и надул самым бессовестным образом; свои бабы заламывали цены неслыханные, а хлеб между тем осыпался, а тут с косьбой не совладели, а тут Опекунский совет грозится и требует немедленной и безнедоимочной уплаты процентов

PСил моих нет!P не раз с отчаянием восклицал Николай Петрович.P Самому драться невозможно, посылать за становым не позволяют принципы, а без страха наказания ничего не поделаешь!

PDu calme, du calme[38 - Спокойно, спокойно (франц.)],P замечал на это Павел Петрович, а сам мурлыкал, хмурился и подергивал усы.

Базаров держался в отдалении от этих [дрязговk, да ему, как гостю, не приходилось и вмешиваться в чужие дела. На другой день после приезда в Марьино он принялся за своих лягушек, за инфузории, за химические составы и все возился с ними. Аркадий, напротив, почел своею обязанностью, если не помогать отцу, то, по крайней мере, показать вид, что он готов ему помочь. Он терпеливо его выслушивал и однажды подал какой-то совет не для того, чтобы ему последовали, а чтобы заявить свое участие. Хозяйничанье не возбуждало в нем отвращения: он даже с удовольствием мечтал об агрономической деятельности, но у него в ту пору другие мысли зароились в голове. Аркадий, к собственному изумлению, беспрестанно думал о Никольском; прежде он бы только плечами пожал, если бы кто-нибудь сказал ему, что он может соскучиться под одним кровом с Базаровым,P и е

Вск 14 Июл 2013 21:40:41

18


моя приятельница (франц.)

Вск 14 Июл 2013 21:40:44
САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА

Вск 14 Июл 2013 21:40:52
я уже знаю,кидала тред от куна,говноеды повелись

Вск 14 Июл 2013 21:41:08
САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА

Вск 14 Июл 2013 21:41:24

8


отец семейства (лат.)

Вск 14 Июл 2013 21:41:29
САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА

Вск 14 Июл 2013 21:42:09
Уходи в свой МДК, глупая тян, чтоб глаза мои тебя здесь не видели.

Вск 14 Июл 2013 21:42:10

XXVIII


Прошло шесть месяцев. Стояла белая зима с жестокою тишиной безоблачных морозов, плотным, скрипучим снегом, розовым инеем на деревьях, бледно-изумрудным небом, шапками дыма над трубами, клубами пара из мгновенно раскрытых дверей, свежими, словно укушенными лицами людей и хлопотливым бегом продрогших лошадок. Январский день уже приближался к концу; вечерний холод еще сильнее стискивал недвижимый воздух, и быстро гасла кровавая заря. В окнах марьинского дома зажигались огни; Прокофьич, в черном фраке и белых перчатках, с особенною торжественностию накрывал стол на семь приборов. Неделю тому назад, в небольшой приходской церкви, тихо и почти без свидетелей состоялись две свадьбы: Аркадия с Катей и Николая Петровича с Фенечкой; а в самый тот день Николай Петрович давал прощальный обед своему брату, который отправлялся по делам в Москву. Анна Сергеевна уехала туда же тотчас после свадьбы, щедро наделив молодых.

Ровно в три часа все собрались к столу. Митю поместили тут же; у него уже появилась нянюшка в глазетовом кокошнике. Павел Петрович восседал между Катей и Фенечкой; [мужьяk пристроились возле своих жен. Знакомцы наши изменились в последнее время: все как будто похорошели и возмужали; один Павел Петрович похудел, что, впрочем, придавало еще больше изящества и грансеньйорства его выразительным чертам Да и Фенечка стала другая. В свежем шелковом платье, с широкою бархатною наколкой на волосах, с золотою цепочкой на шее, она сидела почтительно-неподвижно, почтительно к самой себе, ко всему, что ее окружало, и так улыбалась, как будто хотела сказать: [Вы меня извините, я не виноватаk. И не она одна другие все улыбались и тоже как будто извинялись; всем было немножко неловко, немножко грустно и, в сущности, очень хорошо. Каждый прислуживал другому с забавною предупредительностию, точно все согласились разыграть какую-то простодушную комедию. Катя была спокойнее всех: она доверчиво посматривала вокруг себя, и можно было заметить, что Николай Петрович успел уже полюбить ее без памяти. Перед концом обеда он встал и, взяв бокал в руки, обратился к Павлу Петровичу.

PТы нас покидаешь ты нас покидаешь, милый брат,P начал он,P конечно, ненадолго; но все же я не могу не выразить тебе, что я что мы сколь я сколь мы Вот в том-то и беда, что мы не умеем говорить спичи! Аркадий, скажи ты.

PНет, папаша, я не приготовлялся.

PА я хорошо приготовился! Просто, брат, позволь тебя обнять, пожелать тебе всего хорошего, и вернись к нам поскорее!

Павел Петрович облобызался со всеми, не исключая, разумеется, Мити; у Фенечки он, сверх того, поцеловал руку, которую та еще не умела подавать как следует, и, выпивая вторично налитый бокал, промолвил с глубоким вздохом: [Будьте счастливы, друзья мои! Farewell![52 - Прощайте! (англ.)]k Этот английский хвостик прошел незамеченным, но все были тронуты.

PВ память Базарова,P шепнула Катя на ухо своему мужу и чокнулась с ним. Аркадий в ответ пожал ей крепко руку, но не решился громко предложить этот тост.

Казалось бы, конец? Но, быть может, кто-нибудь из читателей пожелает узнать, что делает теперь, именно теперь, каждое из выведенных нами лиц. Мы готовы удовлетворить его.

Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за одного из будущих русских деятелей, человека очень умного, законника, с крепким практическим смыслом, твердою волей и замечательным даром слова,P человека еще молодого, доброго и холодного как лед. Они живут в большом ладу друг с другом и доживутся, пожалуй, до счастья пожалуй, до любви. Княжна Х я умерла забытая в самый день смерти. Кирсановы, отец с сыном, поселились в Марьине. Дела их начинают поправляться. Аркадий сделался рьяным хозяином, и [фермаk уже приносит довольно значительный доход. Николай Петрович попал в мировые посредники и трудится изо всех сил; он беспрестанно разъезжает по своему участку; произносит длинные речи (он придерживается того мнения, что мужичков надо [вразумлятьk, то есть частым повторением одних и тех же слов доводить их до истомы) и все-таки, говоря правду, не удовлетворяет вполне ни дворян образованных, говорящих то с шиком, то с меланхолией о манципации (произнося ан в нос), ни необразованных дворян, бесцеремонно бранящих [евту мунципациюk. И для тех и для других он слишком мягок. У Катерины Сергеевны родился сын Коля, а Митя уже бегает молодцом и болтает речисто. Фенечка, Федосья Николаевна, после мужа и Мити никого так не обожает, как свою невестку, и когда та садится за фортепьяно, рада целый день не отходить от нее. Упомянем кстати о Петре. Он совсем окоченел от глупости и важности, произносит все е как ю: тюпюрь, обюспючюн, но тоже женился и взял порядочное приданое за своею невестой, дочерью городского огородника, которая отказала двум хорошим женихам только потому, что у них часов не было: а у Петра не только были часы у него были лаковые полусапожки.

В Дрездене, на Брюлевской террасе, между двумя и четырьмя часами, в самое фешенебельное время для прогулки, вы можете встретить человека лет около пятидесяти, уже совсем седого и как бы страдающего подагрой, но еще красивого, изящно одетого и с тем особенным отпечатком, который дается человеку одним лишь долгим пребыванием в высших слоях общества. Это Павел Петрович. Он уехал из Москвы за границу для поправления здоровья и остался на жительство в Дрездене, где знается больше с англичанами и с проезжими русскими. С англичанами он держится просто, почти скромно, но не без достоинства; они находят его немного скучным, но уважают в нем совершенного джентльмена, [a perfect gentlemank. С русскими он развязнее, дает волю своей желчи, трунит над самим собой и над ними; но все это выходит у него очень мило, и небрежно, и прилично. Он придерживается славянофильских воззрений: известно, что в высшем свете это считается tres distingue[53 - весьма почтенным (франц.)]. Он ничего русского не читает, но на письменном столе у него находится серебряная пепельница в виде мужицкого лаптя. Наши туристы очень за ним волочатся. Матвей Ильич Колязин, находящийся во временной оппозиции, величаво посетил его, проезжая на богемские воды; а туземцы, с которыми он, впрочем, видится мало, чуть не благоговеют перед ним. Получить билет в придворную капеллу, в театр и т.д. никто не может так легко и скоро, как der Herr Baron von Kirsanoff[54 - господин барон фон Кирсанов (нем.)]. Он все делает добро, сколько может; он все еще шумит понемножку: недаром же был он некогда львом; но жить ему тяжело тяжелей, чем он сам подозревает Стоит взглянуть на него в русской церкви, когда, прислонясь в сторонке к стене, он задумывается и долго не шевелится, горько стиснув губы, потом вдруг опомнится и начнет почти незаметно креститься

И Кукшина попала за границу. Она теперь в Гейдельберге и изучает уже не естественные науки, но архитектуру, в которой, по ее словам, она открыла новые законы. Она по-прежнему якшается с студентами, особенно с молодыми русскими физиками и химиками, которыми наполнен Гейдельберг и которые, удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же самых профессоров своим совершенным бездействием и абсолютною ленью. С такими

Вск 14 Июл 2013 21:42:16

XII


Город ***, куда отправились наши приятели, состоял в ведении губернатора из молодых, прогрессиста и деспота, как это сплошь да рядом случается на Руси. Он, в течение первого года своего управления, успел перессориться не только с губернским предводителем, отставным гвардии штабc-ротмистром, конным заводчиком и хлебосолом, но и с собственными чиновниками. Возникшие по этому поводу распри приняли наконец такие размеры, что министерство в Петербурге нашло необходимым послать доверенное лицо с поручением разобрать все на месте. Выбор начальства пал на Матвея Ильича Колязина, сына того Колязина, под попечительством которого находились некогда братья Кирсановы. Он был тоже из [молодыхk, то есть ему недавно минуло сорок лет, но он уже метил в государственные люди и на каждой стороне груди носил по звезде. Одна, правда, была иностранная, из плохоньких. Подобно губернатору, которого он приехал судить, он считался прогрессистом и, будучи уже тузом, не походил на большую часть тузов. Он имел о себе самое высокое мнение; тщеславие его не знало границ, но он держался просто, глядел одобрительно, слушал снисходительно и так добродушно смеялся, что на первых порах мог даже прослыть за [чудного малогоk. В важных случаях он умел, однако, как говорится, задать пыли. [Энергия необходима,P говаривал он тогда,P I&amp;#39;energie est la premiere qualite d&amp;#39;un homme d&amp;#39;etatk[13 - Энергия первейшее качество государственного человека (франц.)]; а со всем тем он обыкновенно оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом. Матвей Ильич отзывался с большим уважением о Гизо и старался внушить всем и каждому, что он не принадлежит к числу рутинеров и отсталых бюрократов, что он не оставляет без внимания ни одного важного проявления общественной жизни Все подобные слова были ему хорошо известны. Он даже следил, правда, с небрежною величавостию, за развитием современной литературы: так взрослый человек, встретив на улице процессию мальчишек, иногда присоединяется к ней. В сущности, Матвей Ильич недалеко ушел от тех государственных мужей Александровского времени, которые, готовясь идти на вечер к г-же Свечиной, жившей тогда в Петербурге, прочитывали поутру страницу из Кондильяка; только приемы у него были другие, более современные. Он был ловкий придворный, большой хитрец и больше ничего; в делах толку не знал, ума не имел, а умел вести свои собственные дела: тут уж никто не мог его оседлать, а ведь это главное.

Матвей Ильич принял Аркадия с свойственным просвещенному сановнику добродушием, скажем более, с игривостию. Он, однако, изумился, когда узнал, что приглашенные им родственники остались в деревне. [Чудак был твой папа всегдаk,P заметил он, побрасывая кистями своего великолепного бархатного шлафрока, и вдруг, обратясь к молодому чиновнику в благонамереннейше застегнутом вицмундире, воскликнул с озабоченным видом: [Чего?k Молодой человек, у которого от продолжительного молчания слиплись губы, приподнялся и с недоумением посмотрел на своего начальника. Но, озадачив подчиненного, Матвей Ильич уже не обращал на него внимания. Сановники наши вообще любят озадачивать подчиненных; способы, к которым они прибегают для достижения этой цели, довольно разнообразны. Следующий способ, между прочим, в большом употреблении, [is quite a favoritek[14 - самый излюбленный (англ.)], как говорят англичане: сановник вдруг перестает понимать самые простые слова, глухоту на себя напускает. Он спросит, например: какой сегодня день?

Ему почтительнейше докладывают: [Пятница сегодня, ваше с с с ствоk.

PА? Что? Что такое? Что вы говорите?P напряженно повторяет сановник.

PСегодня пятница, ваше с с ство.

PКак? Что? Что такое пятница? какая пятница?

PПятница, ваше с ссс ссс ство, день в неделе.

PНу-у, ты учить меня вздумал?

Матвей Ильич все-таки был сановник, хоть и считался либералом.

PЯ советую тебе, друг мой, съездить с визитом к губернатору,P сказал он Аркадию,P ты понимаешь, я тебе это советую не потому, чтоб я придерживался старинных понятий о необходимости ездить к властям на поклон, а просто потому, что губернатор порядочный человек; притом же ты, вероятно, желаешь познакомиться с здешним обществом ведь ты не медведь, надеюсь? А он послезавтра дает большой бал.

PВы будете на этом бале?P спросил Аркадий.

PОн для меня его дает,P проговорил Матвей Ильич почти с сожалением.P Ты танцуешь?

PТанцую, только плохо.

PЭто напрасно. Здесь есть хорошенькие, да и молодому человеку стыдно не танцевать. Опять-таки я это говорю не в силу старинных понятий; я вовсе не полагаю, что ум должен находиться в ногах, но байронизм смешон, il a fait son temps[15 - прошло его время (франц.)].

PДа я, дядюшка, вовсе не из байронизма не

PЯ познакомлю тебя с здешними барынями, я беру тебя под свое крылышко,P перебил Матвей Ильич и самодовольно засмеялся.P Тебе тепло будет, а?

Слуга вошел и доложил о приезде председателя казенной палаты, сладкоглазого старика с сморщенными губами, который чрезвычайно любил природу, особенно в летний день, когда, по его словам, [каждая пчелочка с каждого цветочка берет взяточкуk. Аркадий удалился.

Он застал Базарова в трактире, где они остановились, и долго его уговаривал пойти к губернатору. [Нечего делать!P сказал наконец Базаров.P Взялся за гуж не говори, что не дюж! Приехали смотреть помещиков давай их смотреть!k Губернатор принял молодых людей приветливо, но не посадил их и сам не сел. Он вечно суетился и спешил; с утра надевал тесный вицмундир и чрезвычайно тугой галстух, недоедал и недопивал, все распоряжался. Его в губернии прозвали Бурдалу, намекая тем не на известного французского проповедника, а на бурду. Он пригласил Кирсанова и Базарова к себе на бал и через две минуты пригласил их вторично, считая их уже братьями и называя Кайсаровыми.

Они шли к себе домой от губернатора, как вдруг из проезжающих мимо дрожек выскочил человек небольшого роста, в славянофильской венгерке, и с криком: [Евгений Васильич!k бросился к Базарову.

PА! это вы, герр Ситников,P проговорил Базаров, продолжая шагать по тротуару,P какими судьбами?

PВообразите, совершенно случайно,P отвечал тот и, обернувшись к дрожкам, махнул раз пять рукой и закричал: Ступай за нами, ступай! У моего отца здесь дело,P продолжал он, перепрыгивая через канавку,P ну, так он меня просил Я сегодня узнал о вашем приезде и уже был у вас (Действительно, приятели, возвратясь к себе в номер, нашли там карточку с загнутыми углами и с именем Ситникова, на одной стороне по-французски, на другой славянской вязью.) Я надеюсь, вы не от губернатора?

PНе надейтесь, мы прямо от него.

PА! в таком случае и я к нему пойду Евгений Васильич, познакомьте меня с вашим с ними

PСитников, Кирсанов,P проворчал, не останавливаясь, Базаров.

PМне очень лестно,P начал Ситников, выступая боком, ухмыляясь и поспешно стаскивая свои уже чересчур элегантные перчатки.P Я очень много слышал Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать его ученик. Я ему обязан моим перерождением

Аркадий посмотрел на базаровского ученика. Тревожное и тупое выражение сказывалось в маленьких, впрочем, приятных чертах его прилизанного лица; неболь

Вск 14 Июл 2013 21:42:17

22


[Зютk, [Черт возьмиk, [Пст, пст, моя крошкаk (франц.)

Вск 14 Июл 2013 21:42:17

XVI


Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла на пологом открытом холме, в недальнем расстоянии от желтой каменной церкви с зеленою крышей, белыми колоннами и живописью al fresco[26 - фреской (франц.)] над главным входом, представлявшею [Воскресение Христовоk в [итальянскомk вкусе. Особенно замечателен своими округленными контурами был распростертый на первом плане смуглый воин в шишаке. За церковью тянулось в два ряда длинное село с кое-где мелькающими трубами над соломенными крышами. Господский дом был построен в одном стиле с церковью, в том стиле, который известен у нас под именем Александровского; дом этот был также выкрашен желтою краской, и крышу имел зеленую, и белые колонны, и фронтон с гербом. Губернский архитектор воздвигнул оба здания с одобрения покойного Одинцова, не терпевшего никаких пустых и самопроизвольных, как он выражался, нововведений. К дому с обеих сторон прилегали темные деревья старинного сада, аллея стриженых елок вела к подъезду.

Приятелей наших встретили в передней два рослых лакея в ливрее; один из них тотчас побежал за дворецким. Дворецкий, толстый человек в черном фраке, немедленно явился и направил гостей по устланной коврами лестнице в особую комнату, где уже стояли две кровати со всеми принадлежностями туалета. В доме видимо царствовал порядок: все было чисто, всюду пахло каким-то приличным запахом, точно в министерских приемных.

PАнна Сергеевна просят вас пожаловать к ним через полчаса,P доложил дворецкий.P Не будет ли от вас покамест никаких приказаний?

PНикаких приказаний не будет, почтеннейший,P ответил Базаров,P разве рюмку водочки соблаговолите поднести.

PСлушаю-с,P промолвил дворецкий не без недоуменья и удалился, скрипя сапогами.

PКакой гранжанр!P заметил Базаров,P кажется, это так по-вашему называется? Герцогиня, да и полно.

PХороша герцогиня,P возразил Аркадий,P с первого раза пригласила к себе таких сильных аристократов, каковы мы с тобой.

PОсобенно я, будущий лекарь, и лекарский сын, и дьячковский внук Ведь ты знаешь, что я внук дьячка?..

PКак Сперанский,P прибавил Базаров после небольшого молчания и скривив губы.P А все-таки избаловала она себя; ох, как избаловала себя эта барыня! Уж не фраки ли нам надеть?

Аркадий только плечом пожал но и он чувствовал небольшое смущение.

Полчаса спустя Базаров с Аркадием сошли в гостиную. Это была просторная, высокая комната, убранная довольно роскошно, но без особенного вкуса. Тяжелая, дорогая мебель стояла в обычном чопорном порядке вдоль стен, обитых коричневыми обоями с золотыми разводами; покойный Одинцов выписал ее из Москвы через своего приятеля и комиссионера, винного торговца. Над средним диваном висел портрет обрюзглого белокурого мужчины и, казалось, недружелюбно глядел на гостей. [Должно быть, сам,P шепнул Базаров Аркадию и, сморщив нос, прибавил: Аль удрать?k Но в это мгновенье вошла хозяйка. На ней было легкое барежевое платье; гладко зачесанные за уши волосы придавали девическое выражение ее чистому и свежему лицу.

PБлагодарствуйте, что сдержали слово,P начала она,P погостите у меня: здесь, право, недурно. Я вас познакомлю с моей сестрою, она хорошо играет на фортепьяно. Вам, мсье Базаров, это все равно; но вы, мсье Кирсанов, кажется, любите музыку; кроме сестры, у меня живет старушка тетка, да сосед один иногда наезжает в карты играть: вот и все наше общество. А теперь сядем.

Одинцова произнесла весь этот маленький спич с особенною отчетливостью, словно она наизусть его выучила; потом она обратилась к Аркадию. Оказалось, что мать ее знавала Аркадиеву мать и была даже поверенною ее любви к Николаю Петровичу. Аркадий с жаром заговорил о покойнице; а Базаров между тем принялся рассматривать альбомы. [Какой я смирненький сталk,P думал он про себя.

Красивая борзая собака с голубым ошейником вбежала в гостиную, стуча ногтями по полу, а вслед за нею вошла девушка лет восемнадцати, черноволосая и смуглая, с несколько круглым, но приятным лицом, с небольшими темными глазами. Она держала в руках корзину, наполненную цветами.

PВот вам и моя Катя,P проговорила Одинцова, указав на нее движением головы.

Катя слегка присела, поместилась возле сестры и принялась разбирать цветы. Борзая собака, имя которой было Фифи, подошла, махая хвостом, поочередно к обоим гостям и ткнула каждого из них своим холодным носом в руку.

PЭто ты все сама нарвала?P спросила Одинцова.

PСама,P отвечала Катя.

PА тетушка придет к чаю?

PПридет.

Когда Катя говорила, она очень мило улыбалась, застенчиво и откровенно, и глядела как-то забавно-сурово, снизу вверх. Все в ней было еще молодо-зелено: и голос, и пушок на всем лице, и розовые руки с беловатыми кружками на ладонях, и чуть-чуть сжатые плечи Она беспрестанно краснела и быстро переводила дух.

Одинцова обратилась к Базарову.

PВы из приличия рассматриваете картинки, Евгений Васильич,P начала она.P Вас это не занимает. Подвиньтесь-ка лучше к нам, и давайте поспоримте о чем-нибудь.

Базаров приблизился.

PО чем прикажете-с?P промолвил он.

PО чем хотите. Предупреждаю вас, что я ужасная спорщица.

PВы?

PЯ. Вас это как будто удивляет. Почему?

PПотому что, сколько я могу судить, у вас нрав спокойный и холодный, а для спора нужно увлечение.

PКак это вы успели меня узнать так скоро? Я, во-первых, нетерпелива и настойчива, спросите лучше Катю; а во-вторых, я очень легко увлекаюсь.

Базаров поглядел на Анну Сергеевну.

PМожет быть, вам лучше знать. Итак, вам угодно спорить,P извольте. Я рассматривал виды Саксонской Швейцарии в вашем альбоме, а вы мне заметили, что это меня занять не может. Вы это сказали оттого, что не предполагаете во мне художественного смысла,P да, во мне действительно его нет; но эти виды могли меня заинтересовать с точки зрения геологической, с точки зрения формации гор, например.

PИзвините; как геолог вы скорее к книге прибегнете, к специальному сочинению, а не к рисунку.

PРисунок наглядно представит мне то, что в книге изложено на целых десяти страницах.

Анна Сергеевна помолчала.

PИ так-таки у вас ни капельки художественного смысла нет?P промолвила она, облокотясь на стол и этим самым движением приблизив свое лицо к Базарову.P Как же вы это без него обходитесь?

PА на что он нужен, позвольте спросить?

PДа хоть на то, чтоб уметь узнавать и изучать людей.

Базаров усмехнулся.

PВо-первых, на это существует жизненный опыт; а, во-вторых, доложу вам, изучать отдельные личности не стоит труда. Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой; у каждого из нас мозг, селезенка, сердце, легкие одинаково устроены; и так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие видоизменения ничего не значат. Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других. Люди, что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельною березой.

Катя, которая, не спеша, подбирала цветок к цветку, с недоумением подняла глаза на Базарова и, встретив его быстрый и небрежный взгляд, вспыхнула вся до ушей. Анна Сергеевна покачала головой.

PДеревья в лесу,P повторила она.P Стало быть, по-вашему, нет разницы между глупым и умным человеком, между добрым и злым?

PНет, есть: как между больным

Вск 14 Июл 2013 21:42:30

36


новый человек (лат.)

Вск 14 Июл 2013 21:42:40
САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА

Вск 14 Июл 2013 21:42:44
-то двумя-тремя химиками, не умеющими отличить кислорода от азота, но исполненными отрицания и самоуважения, да с великим Елисевичем Ситников, тоже готовящийся быть великим, толчется в Петербурге и, по его уверениям, продолжает [делоk Базарова. Говорят, его кто-то недавно побил, но он в долгу не остался: в одной темной статейке, тиснутой в одном темном журнальце, он намекнул, что побивший его трус. Он называет это иронией. Отец им помыкает по-прежнему, а жена считает его дурачком и литератором.

Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдаленных уголков России. Как почти все наши кладбища, оно являет вид печальный: окружающие его канавы давно заросли; серые деревянные кресты поникли и гниют под своими когда-то крашеными крышами; каменные плиты все сдвинуты, словно кто их подталкивает снизу; два-три ощипанных деревца едва дают скудную тень; овцы безвозбранно бродят по могилам Но между ними есть одна, до которой не касается человек, которую не топчет животное: одни птицы садятся на нее и поют на заре. Железная ограда ее окружает; две молодые елки посажены по обоим ее концам: Евгений Базаров похоронен в этой могиле. К ней, из недалекой деревушки, часто приходят два уже дряхлые старичка муж с женою. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшею походкой; приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго и горько плачут, и долго и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын; поменяются коротким словом, пыль смахнут с камня да ветку елки поправят, и снова молятся, и не могут покинуть это место, откуда им как будто ближе до их сына, до воспоминаний о нем Неужели их молитвы, их слезы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии [равнодушнойk природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной

Вск 14 Июл 2013 21:42:51
>>51658434 больше 18

Вск 14 Июл 2013 21:43:21

V


На другое утро Базаров раньше всех проснулся и вышел из дома. [Эге!P подумал он, посмотрев кругом,P местечко-то неказистоk. Когда Николай Петрович размежевался с своими крестьянами, ему пришлось отвести под новую усадьбу десятины четыре совершенно ровного и голого поля. Он построил дом, службы и ферму, разбил сад, выкопал пруд и два колодца; но молодые деревца плохо принимались, в пруде воды набралось очень мало, и колодцы оказались солонковатого вкуса. Одна только беседка из сирени и акаций порядочно разрослась; в ней иногда пили чай и обедали. Базаров в несколько минут обегал все дорожки сада, зашел на скотный двор, на конюшню, отыскал двух дворовых мальчишек, с которыми тотчас свел знакомство, и отправился с ними в небольшое болотце, с версту от усадьбы, за лягушками.

PНа что тебе лягушки, барин?P спросил его один из мальчиков.

PА вот на что,P отвечал ему Базаров, который владел особенным уменьем возбуждать к себе доверие в людях низших, хотя он никогда не потакал им и обходился с ними небрежно,P я лягушку распластаю да посмотрю, что у нее там внутри делается; а так как мы с тобой те же лягушки, только что на ногах ходим, я и буду знать, что и у нас внутри делается.

PДа на что тебе это?

PА чтобы не ошибиться, если ты занеможешь и мне тебя лечить придется.

PРазве ты дохтур?

PДа.

PВаська, слышь, барин говорит, что мы с тобой те же лягушки. Чудно!

PЯ их боюсь, лягушек-то,P заметил Васька, мальчик лет семи, с белою, как лен, головою, в сером казакине с стоячим воротником и босой.

PЧего бояться? разве они кусаются?

PНу, полезайте в воду, философы,P промолвил Базаров.

Между тем Николай Петрович тоже проснулся и отправился к Аркадию, которого застал одетым. Отец и сын вышли на террасу, под навес маркизы; возле перил, на столе, между большими букетами сирени, уже кипел самовар. Явилась девочка, та самая, которая накануне первая встретила приезжих на крыльце, и тонким голосом проговорила:

PФедосья Николаевна не совсем здоровы, прийти не могут; приказали вас спросить, вам самим угодно разлить чай или прислать Дуняшу?

PЯ сам разолью, сам,P поспешно подхватил Николай Петрович.P Ты, Аркадий, с чем пьешь чай, со сливками или с лимоном?

PСо сливками,P отвечал Аркадий и, помолчав немного, вопросительно произнес: Папаша?

Николай Петрович с замешательством посмотрел на сына.

PЧто?P промолвил он.

Аркадий опустил глаза.

PИзвини, папаша, если мой вопрос тебе покажется неуместным,P начал он,P но ты сам, вчерашнею своею откровенностью, меня вызываешь на откровенность ты не рассердишься?..

PГовори.

PТы мне даешь смелость спросить тебя Не оттого ли Фен не оттого ли она не приходит сюда чай разливать, что я здесь?

Николай Петрович слегка отвернулся.

PМожет быть,P проговорил он наконец,P она предполагает она стыдится

Аркадий быстро вскинул глазами на отца.

PНапрасно ж она стыдится. Во-первых, тебе известен мой образ мыслей (Аркадию очень было приятно произнести эти слова), а во-вторых захочу ли я хоть на волос стеснять твою жизнь, твои привычки? Притом, я уверен, ты не мог сделать дурной выбор; если ты позволил ей жить с тобой под одною кровлей, стало быть она это заслуживает: во всяком случае, сын отцу не судья, и в особенности я, и в особенности такому отцу, который, как ты, никогда и ни в чем не стеснял моей свободы.

Голос Аркадия дрожал сначала: он чувствовал себя великодушным, однако в то же время понимал, что читает нечто вроде наставления своему отцу; но звук собственных речей сильно действует на человека, и Аркадий произнес последние слова твердо, даже с эффектом.

PСпасибо, Аркаша,P глухо заговорил Николай Петрович, и пальцы его опять заходили по бровям и по лбу.P Твои предположения действительно справедливы. Конечно, если б эта девушка не стоила Это не легкомысленная прихоть. Мне неловко говорить с тобой об этом; но ты понимаешь, что ей трудно было прийти сюда при тебе, особенно в первый день твоего приезда.

PВ таком случае я сам пойду к ней,P воскликнул Аркадий с новым приливом великодушных чувств и вскочил со стула.P Я ей растолкую, что ей нечего меня стыдиться.

Николай Петрович тоже встал.

PАркадий,P начал он,P сделай одолжение как же можно там Я тебя не предварил

Но Аркадий уже не слушал его и убежал с террасы. Николай Петрович посмотрел ему вслед и в смущенье опустился на стул. Сердце его забилось Представилась ли ему в это мгновение неизбежная странность будущих отношений между им и сыном, сознавал ли он, что едва ли не большее бы уважение оказал ему Аркадий, если б он вовсе не касался этого дела, упрекал ли он самого себя в слабости сказать трудно; все эти чувства были в нем, но в виде ощущений и то неясных; а с лица не сходила краска, и сердце билось.

Послышались торопливые шаги, и Аркадий вошел на террасу.

PМы познакомились, отец!P воскликнул он с выражением какого-то ласкового и доброго торжества на лице.P Федосья Николаевна точно сегодня не совсем здорова и придет попозже. Но как же ты не сказал мне, что у меня есть брат? Я бы уже вчера вечером его расцеловал, как я сейчас расцеловал его.

Николай Петрович хотел что-то вымолвить, хотел подняться и раскрыть объятия Аркадий бросился ему на шею.

PЧто это? опять обнимаетесь?P раздался сзади их голос Павла Петровича.

Отец и сын одинаково обрадовались появлению его в эту минуту; бывают положения трогательные, из которых все-таки хочется поскорее выйти.

PЧему ж ты удивляешься?P весело заговорил Николай Петрович.P В кои-то веки дождался я Аркаши Я со вчерашнего дня и насмотреться на него не успел.

PЯ вовсе не удивляюсь,P заметил Павел Петрович,P я даже сам не прочь с ним обняться.

Аркадий подошел к дяде и снова почувствовал на щеках своих прикосновение его душистых усов. Павел Петрович присел к столу. На нем был изящный утренний, в английском вкусе, костюм; на голове красовалась маленькая феска. Эта феска и небрежно повязанный галстучек намекали на свободу деревенской жизни; но тугие воротнички рубашки, правда не белой, а пестренькой, как оно и следует для утреннего туалета, с обычною неумолимостью упиралась в выбритый подбородок.

PГде же новый твой приятель?P спросил он Аркадия.

PЕго дома нет; он обыкновенно встает рано и отправляется куда-нибудь. Главное, не надо обращать на него внимания: он церемоний не любит.

PДа, это заметно.P Павел Петрович начал, не торопясь, намазывать масло на хлеб.P Долго он у нас прогостит?

PКак придется. Он заехал сюда по дороге к отцу.

PА отец его где живет?

PВ нашей же губернии, верст восемьдесят отсюда. У него там небольшое именьице. Он был прежде полковым доктором.

PТэ-тэ-тэ-тэ То-то я все себя спрашивал: где слышал я эту фамилию: Базаров?.. Николай, помнится, в батюшкиной дивизии был лекарь Базаров?

PКажется, был.

PТочно, точно. Так этот лекарь его отец. Гм!P Павел Петрович повел усами.P Ну, а сам господин Базаров, собственно, что такое?P спросил он с расстановкой.

PЧто такое Базаров?P Аркадий усмехнулся.P Хотите, дядюшка, я вам скажу, что он собственно такое?

PСделай одолжение, племянничек.

PОн нигилист.

PКак?P спросил Николай Петрович, а Павел Петрович поднял на воздух нож с куском масла на конце лезвия и ос

Вск 14 Июл 2013 21:43:47
САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА

Вск 14 Июл 2013 21:44:54

III


PТак вот как, наконец ты кандидат и домой приехал,P говорил Николай Петрович, потрогивая Аркадия то по плечу, то по колену.P Наконец!

PА что дядя? здоров?P спросил Аркадий, которому, несмотря на искреннюю, почти детскую радость, его наполнявшую, хотелось поскорее перевести разговор с настроения взволнованного на обыденное.

PЗдоров. Он хотел было выехать со мной к тебе навстречу, да почему-то раздумал.

PА ты долго меня ждал?P спросил Аркадий.

PДа часов около пяти.

PДобрый папаша!

Аркадий живо повернулся к отцу и звонко поцеловал его в щеку. Николай Петрович тихонько засмеялся.

PКакую я тебе славную лошадь приготовил!P начал он,P ты увидишь. И комната твоя оклеена обоями.

PА для Базарова комната есть?

PНайдется и для него.

PПожалуйста, папаша, приласкай его. Я не могу тебе выразить, до какой степени я дорожу его дружбой.

PТы недавно с ним познакомился?

PНедавно.

PТо-то прошлою зимой я его не видал. Он чем занимается?

PГлавный предмет его естественные науки. Да он все знает. Он в будущем году хочет держать на доктора.

PА! он по медицинскому факультету,P заметил Николай Петрович и помолчал.P Петр,P прибавил он и протянул руку,P это никак наши мужики едут?

Петр глянул в сторону, куда указывал барин. Несколько телег, запряженных разнузданными лошадьми, шибко катились по узкому проселку. В каждой телеге сидело по одному, много по два мужика в тулупах нараспашку.

PТочно так-с,P промолвил Петр.

PКуда это они едут, в город, что ли?

PПолагать надо, что в город. В кабак,P прибавил он презрительно и слегка наклонился к кучеру, как бы ссылаясь на него. Но тот даже не пошевельнулся: это был человек старого закала, не разделявший новейших воззрений.

PХлопоты у меня большие с мужиками в нынешнем году,P продолжал Николай Петрович, обращаясь к сыну.P Не платят оброка. Что ты будешь делать?

PА своими наемными работниками ты доволен?

PДа,P процедил сквозь зубы Николай Петрович.P Подбивают их, вот что беда; ну, и настоящего старания все еще нету. Сбрую портят. Пахали, впрочем, ничего. Перемелется мука будет. Да разве тебя теперь хозяйство занимает?

PТени нет у вас, вот что горе,P заметил Аркадий, не отвечая на последний вопрос.

PЯ с северной стороны над балконом большую маркизу приделал,P промолвил Николай Петрович,P теперь и обедать можно на воздухе.

PЧто-то на дачу больно похоже будет а впрочем, это все пустяки. Какой зато здесь воздух! Как славно пахнет! Право, мне кажется, нигде в мире так не пахнет, как в здешних краях! Да и небо здесь

Аркадий вдруг остановился, бросил косвенный взгляд назад и умолк.

PКонечно,P заметил Николай Петрович,P ты здесь родился, тебе все должно казаться здесь чем-то особенным

PНу, папаша, это все равно, где бы человек ни родился.

PОднако

PНет, это совершенно все равно.

Николай Петрович посмотрел сбоку на сына, и коляска проехала с полверсты, прежде чем разговор возобновился между ними.

PНе помню, писал ли я тебе,P начал Николай Петрович,P твоя бывшая нянюшка, Егоровна, скончалась.

PНеужели? Бедная старуха! А Прокофьич жив?

PЖив и нисколько не изменился. Все так же брюзжит. Вообще ты больших перемен в Марьине не найдешь.

PПриказчик у тебя все тот же?

PВот разве что приказчика я сменил. Я решился не держать больше у себя вольноотпущенных, бывших дворовых, или по крайней мере, не поручать им никаких должностей, где есть ответственность. (Аркадий указал глазами на Петра.) Il est libre, en effet[1 - Он в самом деле вольный (франц.)],P заметил вполголоса Николай Петрович,P но ведь он камердинер. Теперь у меня приказчик из мещан: кажется, дельный малый. Я ему назначил двести пятьдесят рублей в год. Впрочем,P прибавил Николай Петрович, потирая лоб и брови рукою, что у него всегда служило признаком внутреннего смущения,P я тебе сейчас сказал, что ты не найдешь перемен в Марьине Это не совсем справедливо. Я считаю своим долгом предварить тебя, хотя

Он запнулся на мгновенье и продолжал уже по-французски.

PСтрогий моралист найдет мою откровенность неуместною, но, во-первых, это скрыть нельзя, а во-вторых, тебе известно, у меня всегда были особенные принципы насчет отношений отца к сыну. Впрочем, ты, конечно, будешь вправе осудить меня. В мои лета Словом, эта эта девушка, про которую ты, вероятно, уже слышал

PФенечка?P развязно спросил Аркадий.

Николай Петрович покраснел.

PНе называй ее, пожалуйста, громко Ну, да она теперь живет у меня. Я ее поместил в доме там были две небольшие комнатки. Впрочем, это все можно переменить.

PПомилуй, папаша, зачем?

PТвой приятель у нас гостить будет неловко

PНасчет Базарова ты, пожалуйста, не беспокойся. Он выше всего этого.

PНу, ты, наконец,P проговорил Николай Петрович.P Флигелек-то плох вот беда.

PПомилуй, папаша,P подхватил Аркадий,P ты как будто извиняешься; как тебе не совестно.

PКонечно, мне должно быть совестно,P отвечал Николай Петрович, все более и более краснея.

PПолно, папаша, полно, сделай одолжение!P Аркадий ласково улыбнулся. [В чем извиняется!k подумал он про себя, и чувство снисходительной нежности к доброму и мягкому отцу, смешанное с ощущением какого-то тайного превосходства, наполнило его душу.P Перестань, пожалуйста,P повторил он еще раз, невольно наслаждаясь сознанием собственной развитости и свободы.

Николай Петрович глянул на него из-под пальцев руки, которою он продолжал тереть себе лоб, и что-то кольнуло его в сердце Но он тут же обвинил себя.

PВот это уж наши поля пошли,P проговорил он после долгого молчания.

PА это впереди, кажется, наш лес?P спросил Аркадий.

PДа, наш. Только я его продал. В нынешнем году его сводить будут.

PЗачем ты его продал?

PДеньги были нужны; притом же эта земля отходит к мужикам.

PКоторые тебе оброка не платят?

PЭто уж их дело, а впрочем, будут же они когда-нибудь платить.

PЖаль леса,P заметил Аркадий и стал глядеть кругом.

Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными. Поля, все поля, тянулись вплоть до самого небосклона, то слегка вздымаясь, то опускаясь снова; кое-где виднелись небольшие леса, и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени. Попадались и речки с обрытыми берегами, и крошечные пруды с худыми плотинами, и деревеньки с низкими избенками под темными, часто до половины разметанными крышами, и покривившиеся молотильные сарайчики с плетенными из хвороста стенами и зевающими воротищами возле опустелых гумен, и церкви, то кирпичные с отвалившеюся кое-где штукатуркой, то деревянные с наклонившимися крестами и разоренными кладбищами. Сердце Аркадия понемногу сжималось. Как нарочно, мужички встречались все обтерханные, на плохих клячонках; как нищие в лохмотьях, стояли придорожные ракиты с ободранною корой и обломанными ветвями; исхудалые, шершавые, словно обглоданные, коровы жадно щипали траву по канавам. Казалось, они только что вырвались из чьих-то грозных, смертоносных когтей и, вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы с ее метелями, морозами и снегами [Нет,P под

Вск 14 Июл 2013 21:44:57
САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖАСАЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА САЖА

Вск 14 Июл 2013 21:45:00

23


если б я имел (франц.)

Вск 14 Июл 2013 21:45:37

48


уважаемый коллега (от нем. wertester Herr Collega)

Вск 14 Июл 2013 21:45:39
>>51656650
Упоминаешь что ты тян = сиськи с супом. Таковы правила. Их нельзя нарушать.

Вск 14 Июл 2013 21:45:43
Иди отсасывай хуйцы, тупая шлюха.

Вск 14 Июл 2013 21:45:52

36


новый человек (лат.)

Вск 14 Июл 2013 21:45:58
>>51660855
Сажи забыл.

Вск 14 Июл 2013 21:46:18

IV


Толпа дворовых не высыпала на крыльцо встречать господ; показалась всего одна девочка лет двенадцати, а вслед за ней вышел из дому молодой парень, очень похожий на Петра, одетый в серую ливрейную куртку с белыми гербовыми пуговицами, слуга Павла Петровича Кирсанова. Он молча отворил дверцу коляски и отстегнул фартук тарантаса. Николай Петрович с сыном и с Базаровым отправились через темную и почти пустую залу, из-за двери которой мелькнуло молодое женское лицо, в гостиную, убранную уже в новейшем вкусе.

PВот мы и дома,P промолвил Николай Петрович, снимая картуз и встряхивая волосами.P Главное, надо теперь поужинать и отдохнуть.

PПоесть действительно не худо,P заметил, потягиваясь, Базаров и опустился на диван.

PДа, да, ужинать давайте, ужинать поскорее.P Николай Петрович без всякой видимой причины потопал ногами.P Вот кстати и Прокофьич.

Вошел человек лет шестидесяти, беловолосый, худой и смуглый, в коричневом фраке с медными пуговицами и в розовом платочке на шее. Он осклабился, подошел к ручке к Аркадию и, поклонившись гостю, отступил к двери и положил руки за спину.

PВот он, Прокофьич,P начал Николай Петрович,P приехал к нам наконец Что? как ты его находишь?

PВ лучшем виде-с,P проговорил старик и осклабился опять, но тотчас же нахмурил свои густые брови.P На стол накрывать прикажете?P проговорил он внушительно.

PДа, да, пожалуйста. Но не пройдете ли вы сперва в вашу комнату, Евгений Васильич?

PНет, благодарствуйте, незачем. Прикажите только чемоданишко мой туда стащить да вот эту одеженку,P прибавил он, снимая с себя свой балахон.

PОчень хорошо. Прокофьич, возьми же их шинель. (Прокофьич, как бы с недоумением, взял обеими руками базаровскую [одеженкуk и, высоко подняв ее над головою, удалился на цыпочках.) А ты, Аркадий, пойдешь к себе на минутку?

PДа, надо почиститься,P отвечал Аркадий и направился было к дверям, но в это мгновение вошел в гостиную человек среднего роста, одетый в темный английский съют, модный низенький галстух и лаковые полусапожки, Павел Петрович Кирсанов. На вид ему было лет сорок пять: его коротко остриженные седые волосы отливали темным блеском, как новое серебро; лицо его, желчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и легким резцом, являло следы красоты замечательной; особенно хороши были светлые, черные, продолговатые глаза. Весь облик Аркадиева дяди, изящный и породистый, сохранил юношескую стройность и то стремление вверх, прочь от земли, которое большею частью исчезает после двадцатых годов.

Павел Петрович вынул из кармана панталон свою красивую руку с длинными розовыми ногтями,P руку, казавшуюся еще красивей от снежной белизны рукавчика, застегнутого одиноким крупным опалом, и подал ее племяннику. Совершив предварительно европейское [shake handsk[2 - рукопожатие (англ.)], он три раза, по-русски, поцеловался с ним, то есть три раза прикоснулся своими душистыми усами до его щек, и проговорил: [Добро пожаловатьk.

Николай Петрович представил его Базарову: Павел Петрович слегка наклонил свой гибкий стан и слегка улыбнулся, но руки не подал и даже положил ее обратно в карман.

PЯ уже думал, что вы не приедете сегодня,P заговорил он приятным голосом, любезно покачиваясь, подергивая плечами и показывая прекрасные белые зубы.P Разве что на дороге случилось?

PНичего не случилось,P отвечал Аркадий,P так, замешкались немного. Зато мы теперь голодны, как волки. Поторопи Прокофьича, папаша, а я сейчас вернусь.

PПостой, я с тобой пойду,P воскликнул Базаров, внезапно порываясь с дивана. Оба молодые человека вышли.

PКто сей?P спросил Павел Петрович.

PПриятель Аркаши, очень, по его словам, умный человек.

PОн у нас гостить будет?

PДа.

PЭтот волосатый?

PНу да.

Павел Петрович постучал ногтями по столу.

PЯ нахожу, что Аркадий s&amp;#39;est degourdi[3 - стал развязнее (франц.)],P заметил он.P Я рад его возвращению.

За ужином разговаривали мало. Особенно Базаров почти ничего не говорил, но ел много. Николай Петрович рассказывал разные случаи из своей, как он выражался фермерской жизни, толковал о предстоящих правительственных мерах, о комитетах, о депутатах, о необходимости заводить машины и т.д. Павел Петрович медленно похаживал взад и вперед по столовой (он никогда не ужинал), изредка отхлебывая из рюмки, наполненной красным вином, и еще реже произнося какое-нибудь замечание или скорее восклицание, вроде [а! эге! гм!k. Аркадий сообщил несколько петербургских новостей, но он ощущал небольшую неловкость, ту неловкость, которая обыкновенно овладевает молодым человеком, когда он только что перестал быть ребенком и возвратился в место, где привыкли видеть и считать его ребенком. Он без нужды растягивал свою речь, избегал слова [папашаk и даже раз заменил его словом [отецk, произнесенным, правда, сквозь зубы; с излишнею развязностью налил себе в стакан гораздо больше вина, чем самому хотелось, и выпил все вино. Прокофьич не спускал с него глаз и только губами пожевывал. После ужина все тотчас разошлись.

PА чудаковат у тебя дядя,P говорил Аркадию Базаров, сидя в халате возле его постели и насасывая короткую трубочку.P Щегольство какое в деревне, подумаешь! Ногти-то, ногти, хоть на выставку посылай!

PДа ведь ты не знаешь,P ответил Аркадий,P ведь он львом был в свое время. Я когда-нибудь расскажу тебе его историю. Ведь он красавцем был, голову кружил женщинам.

PДа, вот что! По старой, значит, памяти. Пленять-то здесь, жаль, некого. Я все смотрел: этакие у него удивительные воротнички, точно каменные, и подбородок так аккуратно выбрит. Аркадий Николаич, ведь это смешно?

PПожалуй; только он, право, хороший человек.

PАрхаическое явление! А отец у тебя славный малый. Стихи он напрасно читает и в хозяйстве вряд ли смыслит, но он добряк.

PОтец у меня золотой человек.

PЗаметил ли ты, что он робеет?

Аркадий качнул головою, как будто он сам не робел.

PУдивительное дело,P продолжал Базаров,P эти старенькие романтики! Разовьют в себе нервную систему до раздражения ну, равновесие и нарушено. Однако прощай! В моей комнате английский рукомойник, а дверь не запирается. Все-таки это поощрять надо английские рукомойники, то есть прогресс!

Базаров ушел, а Аркадием овладело радостное чувство. Сладко засыпать в родимом доме, на знакомой постеле, под одеялом, над которым трудились любимые руки, быть может руки нянюшки, те ласковые, добрые и неутомимые руки. Аркадий вспомнил Егоровну, и вздохнул, и пожелал ей царствия небесного О себе он не молился.

И он и Базаров заснули скоро, но другие лица в доме долго еще не спали. Возвращение сына взволновало Николая Петровича. Он лег в постель, но не загасил свечки и, подперши рукою голову, думал долгие думы. Брат его сидел далеко за полночь в своем кабинете, на широком гамбсовом кресле, перед камином, в котором слабо тлел каменный уголь. Павел Петрович не разделся, только китайские красные туфли без задков сменили на его ногах лаковые полусапожки. Он держал в руках последний нумер Galignani, но он не читал; он глядел пристально в камин, где, то замирая, то вспыхивая, вздрагивало голубоватое пламя Бог знает, где бродили его мысли, но не в одном только прошедшем бродили они: выражени

Вск 14 Июл 2013 21:46:57

XVI


Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла на пологом открытом холме, в недальнем расстоянии от желтой каменной церкви с зеленою крышей, белыми колоннами и живописью al fresco[26 - фреской (франц.)] над главным входом, представлявшею [Воскресение Христовоk в [итальянскомk вкусе. Особенно замечателен своими округленными контурами был распростертый на первом плане смуглый воин в шишаке. За церковью тянулось в два ряда длинное село с кое-где мелькающими трубами над соломенными крышами. Господский дом был построен в одном стиле с церковью, в том стиле, который известен у нас под именем Александровского; дом этот был также выкрашен желтою краской, и крышу имел зеленую, и белые колонны, и фронтон с гербом. Губернский архитектор воздвигнул оба здания с одобрения покойного Одинцова, не терпевшего никаких пустых и самопроизвольных, как он выражался, нововведений. К дому с обеих сторон прилегали темные деревья старинного сада, аллея стриженых елок вела к подъезду.

Приятелей наших встретили в передней два рослых лакея в ливрее; один из них тотчас побежал за дворецким. Дворецкий, толстый человек в черном фраке, немедленно явился и направил гостей по устланной коврами лестнице в особую комнату, где уже стояли две кровати со всеми принадлежностями туалета. В доме видимо царствовал порядок: все было чисто, всюду пахло каким-то приличным запахом, точно в министерских приемных.

PАнна Сергеевна просят вас пожаловать к ним через полчаса,P доложил дворецкий.P Не будет ли от вас покамест никаких приказаний?

PНикаких приказаний не будет, почтеннейший,P ответил Базаров,P разве рюмку водочки соблаговолите поднести.

PСлушаю-с,P промолвил дворецкий не без недоуменья и удалился, скрипя сапогами.

PКакой гранжанр!P заметил Базаров,P кажется, это так по-вашему называется? Герцогиня, да и полно.

PХороша герцогиня,P возразил Аркадий,P с первого раза пригласила к себе таких сильных аристократов, каковы мы с тобой.

PОсобенно я, будущий лекарь, и лекарский сын, и дьячковский внук Ведь ты знаешь, что я внук дьячка?..

PКак Сперанский,P прибавил Базаров после небольшого молчания и скривив губы.P А все-таки избаловала она себя; ох, как избаловала себя эта барыня! Уж не фраки ли нам надеть?

Аркадий только плечом пожал но и он чувствовал небольшое смущение.

Полчаса спустя Базаров с Аркадием сошли в гостиную. Это была просторная, высокая комната, убранная довольно роскошно, но без особенного вкуса. Тяжелая, дорогая мебель стояла в обычном чопорном порядке вдоль стен, обитых коричневыми обоями с золотыми разводами; покойный Одинцов выписал ее из Москвы через своего приятеля и комиссионера, винного торговца. Над средним диваном висел портрет обрюзглого белокурого мужчины и, казалось, недружелюбно глядел на гостей. [Должно быть, сам,P шепнул Базаров Аркадию и, сморщив нос, прибавил: Аль удрать?k Но в это мгновенье вошла хозяйка. На ней было легкое барежевое платье; гладко зачесанные за уши волосы придавали девическое выражение ее чистому и свежему лицу.

PБлагодарствуйте, что сдержали слово,P начала она,P погостите у меня: здесь, право, недурно. Я вас познакомлю с моей сестрою, она хорошо играет на фортепьяно. Вам, мсье Базаров, это все равно; но вы, мсье Кирсанов, кажется, любите музыку; кроме сестры, у меня живет старушка тетка, да сосед один иногда наезжает в карты играть: вот и все наше общество. А теперь сядем.

Одинцова произнесла весь этот маленький спич с особенною отчетливостью, словно она наизусть его выучила; потом она обратилась к Аркадию. Оказалось, что мать ее знавала Аркадиеву мать и была даже поверенною ее любви к Николаю Петровичу. Аркадий с жаром заговорил о покойнице; а Базаров между тем принялся рассматривать альбомы. [Какой я смирненький сталk,P думал он про себя.

Красивая борзая собака с голубым ошейником вбежала в гостиную, стуча ногтями по полу, а вслед за нею вошла девушка лет восемнадцати, черноволосая и смуглая, с несколько круглым, но приятным лицом, с небольшими темными глазами. Она держала в руках корзину, наполненную цветами.

PВот вам и моя Катя,P проговорила Одинцова, указав на нее движением головы.

Катя слегка присела, поместилась возле сестры и принялась разбирать цветы. Борзая собака, имя которой было Фифи, подошла, махая хвостом, поочередно к обоим гостям и ткнула каждого из них своим холодным носом в руку.

PЭто ты все сама нарвала?P спросила Одинцова.

PСама,P отвечала Катя.

PА тетушка придет к чаю?

PПридет.

Когда Катя говорила, она очень мило улыбалась, застенчиво и откровенно, и глядела как-то забавно-сурово, снизу вверх. Все в ней было еще молодо-зелено: и голос, и пушок на всем лице, и розовые руки с беловатыми кружками на ладонях, и чуть-чуть сжатые плечи Она беспрестанно краснела и быстро переводила дух.

Одинцова обратилась к Базарову.

PВы из приличия рассматриваете картинки, Евгений Васильич,P начала она.P Вас это не занимает. Подвиньтесь-ка лучше к нам, и давайте поспоримте о чем-нибудь.

Базаров приблизился.

PО чем прикажете-с?P промолвил он.

PО чем хотите. Предупреждаю вас, что я ужасная спорщица.

PВы?

PЯ. Вас это как будто удивляет. Почему?

PПотому что, сколько я могу судить, у вас нрав спокойный и холодный, а для спора нужно увлечение.

PКак это вы успели меня узнать так скоро? Я, во-первых, нетерпелива и настойчива, спросите лучше Катю; а во-вторых, я очень легко увлекаюсь.

Базаров поглядел на Анну Сергеевну.

PМожет быть, вам лучше знать. Итак, вам угодно спорить,P извольте. Я рассматривал виды Саксонской Швейцарии в вашем альбоме, а вы мне заметили, что это меня занять не может. Вы это сказали оттого, что не предполагаете во мне художественного смысла,P да, во мне действительно его нет; но эти виды могли меня заинтересовать с точки зрения геологической, с точки зрения формации гор, например.

PИзвините; как геолог вы скорее к книге прибегнете, к специальному сочинению, а не к рисунку.

PРисунок наглядно представит мне то, что в книге изложено на целых десяти страницах.

Анна Сергеевна помолчала.

PИ так-таки у вас ни капельки художественного смысла нет?P промолвила она, облокотясь на стол и этим самым движением приблизив свое лицо к Базарову.P Как же вы это без него обходитесь?

PА на что он нужен, позвольте спросить?

PДа хоть на то, чтоб уметь узнавать и изучать людей.

Базаров усмехнулся.

PВо-первых, на это существует жизненный опыт; а, во-вторых, доложу вам, изучать отдельные личности не стоит труда. Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой; у каждого из нас мозг, селезенка, сердце, легкие одинаково устроены; и так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие видоизменения ничего не значат. Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других. Люди, что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельною березой.

Катя, которая, не спеша, подбирала цветок к цветку, с недоумением подняла глаза на Базарова и, встретив его быстрый и небрежный взгляд, вспыхнула вся до ушей. Анна Сергеевна покачала головой.

PДеревья в лесу,P повторила она.P Стало быть, по-вашему, нет разницы между глупым и умным человеком, между добрым и злым?

PНет, есть: как между больным

Вск 14 Июл 2013 21:47:08

15


прошло его время (франц.)

Вск 14 Июл 2013 21:47:35
е его лица было сосредоточенно и угрюмо, чего не бывает, когда человек занят одними воспоминаниями. А в маленькой задней комнатке, на большом сундуке, сидела, в голубой душегрейке и с наброшенным белым платком на темных волосах, молодая женщина, Фенечка, и то прислушивалась, то дремала, то посматривала на растворенную дверь, из-за которой виднелась детская кроватка и слышалось ровное дыхание спящего ребенка.

Вск 14 Июл 2013 21:48:14

XII


Город ***, куда отправились наши приятели, состоял в ведении губернатора из молодых, прогрессиста и деспота, как это сплошь да рядом случается на Руси. Он, в течение первого года своего управления, успел перессориться не только с губернским предводителем, отставным гвардии штабc-ротмистром, конным заводчиком и хлебосолом, но и с собственными чиновниками. Возникшие по этому поводу распри приняли наконец такие размеры, что министерство в Петербурге нашло необходимым послать доверенное лицо с поручением разобрать все на месте. Выбор начальства пал на Матвея Ильича Колязина, сына того Колязина, под попечительством которого находились некогда братья Кирсановы. Он был тоже из [молодыхk, то есть ему недавно минуло сорок лет, но он уже метил в государственные люди и на каждой стороне груди носил по звезде. Одна, правда, была иностранная, из плохоньких. Подобно губернатору, которого он приехал судить, он считался прогрессистом и, будучи уже тузом, не походил на большую часть тузов. Он имел о себе самое высокое мнение; тщеславие его не знало границ, но он держался просто, глядел одобрительно, слушал снисходительно и так добродушно смеялся, что на первых порах мог даже прослыть за [чудного малогоk. В важных случаях он умел, однако, как говорится, задать пыли. [Энергия необходима,P говаривал он тогда,P I&amp;#39;energie est la premiere qualite d&amp;#39;un homme d&amp;#39;etatk[13 - Энергия первейшее качество государственного человека (франц.)]; а со всем тем он обыкновенно оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом. Матвей Ильич отзывался с большим уважением о Гизо и старался внушить всем и каждому, что он не принадлежит к числу рутинеров и отсталых бюрократов, что он не оставляет без внимания ни одного важного проявления общественной жизни Все подобные слова были ему хорошо известны. Он даже следил, правда, с небрежною величавостию, за развитием современной литературы: так взрослый человек, встретив на улице процессию мальчишек, иногда присоединяется к ней. В сущности, Матвей Ильич недалеко ушел от тех государственных мужей Александровского времени, которые, готовясь идти на вечер к г-же Свечиной, жившей тогда в Петербурге, прочитывали поутру страницу из Кондильяка; только приемы у него были другие, более современные. Он был ловкий придворный, большой хитрец и больше ничего; в делах толку не знал, ума не имел, а умел вести свои собственные дела: тут уж никто не мог его оседлать, а ведь это главное.

Матвей Ильич принял Аркадия с свойственным просвещенному сановнику добродушием, скажем более, с игривостию. Он, однако, изумился, когда узнал, что приглашенные им родственники остались в деревне. [Чудак был твой папа всегдаk,P заметил он, побрасывая кистями своего великолепного бархатного шлафрока, и вдруг, обратясь к молодому чиновнику в благонамереннейше застегнутом вицмундире, воскликнул с озабоченным видом: [Чего?k Молодой человек, у которого от продолжительного молчания слиплись губы, приподнялся и с недоумением посмотрел на своего начальника. Но, озадачив подчиненного, Матвей Ильич уже не обращал на него внимания. Сановники наши вообще любят озадачивать подчиненных; способы, к которым они прибегают для достижения этой цели, довольно разнообразны. Следующий способ, между прочим, в большом употреблении, [is quite a favoritek[14 - самый излюбленный (англ.)], как говорят англичане: сановник вдруг перестает понимать самые простые слова, глухоту на себя напускает. Он спросит, например: какой сегодня день?

Ему почтительнейше докладывают: [Пятница сегодня, ваше с с с ствоk.

PА? Что? Что такое? Что вы говорите?P напряженно повторяет сановник.

PСегодня пятница, ваше с с ство.

PКак? Что? Что такое пятница? какая пятница?

PПятница, ваше с ссс ссс ство, день в неделе.

PНу-у, ты учить меня вздумал?

Матвей Ильич все-таки был сановник, хоть и считался либералом.

PЯ советую тебе, друг мой, съездить с визитом к губернатору,P сказал он Аркадию,P ты понимаешь, я тебе это советую не потому, чтоб я придерживался старинных понятий о необходимости ездить к властям на поклон, а просто потому, что губернатор порядочный человек; притом же ты, вероятно, желаешь познакомиться с здешним обществом ведь ты не медведь, надеюсь? А он послезавтра дает большой бал.

PВы будете на этом бале?P спросил Аркадий.

PОн для меня его дает,P проговорил Матвей Ильич почти с сожалением.P Ты танцуешь?

PТанцую, только плохо.

PЭто напрасно. Здесь есть хорошенькие, да и молодому человеку стыдно не танцевать. Опять-таки я это говорю не в силу старинных понятий; я вовсе не полагаю, что ум должен находиться в ногах, но байронизм смешон, il a fait son temps[15 - прошло его время (франц.)].

PДа я, дядюшка, вовсе не из байронизма не

PЯ познакомлю тебя с здешними барынями, я беру тебя под свое крылышко,P перебил Матвей Ильич и самодовольно засмеялся.P Тебе тепло будет, а?

Слуга вошел и доложил о приезде председателя казенной палаты, сладкоглазого старика с сморщенными губами, который чрезвычайно любил природу, особенно в летний день, когда, по его словам, [каждая пчелочка с каждого цветочка берет взяточкуk. Аркадий удалился.

Он застал Базарова в трактире, где они остановились, и долго его уговаривал пойти к губернатору. [Нечего делать!P сказал наконец Базаров.P Взялся за гуж не говори, что не дюж! Приехали смотреть помещиков давай их смотреть!k Губернатор принял молодых людей приветливо, но не посадил их и сам не сел. Он вечно суетился и спешил; с утра надевал тесный вицмундир и чрезвычайно тугой галстух, недоедал и недопивал, все распоряжался. Его в губернии прозвали Бурдалу, намекая тем не на известного французского проповедника, а на бурду. Он пригласил Кирсанова и Базарова к себе на бал и через две минуты пригласил их вторично, считая их уже братьями и называя Кайсаровыми.

Они шли к себе домой от губернатора, как вдруг из проезжающих мимо дрожек выскочил человек небольшого роста, в славянофильской венгерке, и с криком: [Евгений Васильич!k бросился к Базарову.

PА! это вы, герр Ситников,P проговорил Базаров, продолжая шагать по тротуару,P какими судьбами?

PВообразите, совершенно случайно,P отвечал тот и, обернувшись к дрожкам, махнул раз пять рукой и закричал: Ступай за нами, ступай! У моего отца здесь дело,P продолжал он, перепрыгивая через канавку,P ну, так он меня просил Я сегодня узнал о вашем приезде и уже был у вас (Действительно, приятели, возвратясь к себе в номер, нашли там карточку с загнутыми углами и с именем Ситникова, на одной стороне по-французски, на другой славянской вязью.) Я надеюсь, вы не от губернатора?

PНе надейтесь, мы прямо от него.

PА! в таком случае и я к нему пойду Евгений Васильич, познакомьте меня с вашим с ними

PСитников, Кирсанов,P проворчал, не останавливаясь, Базаров.

PМне очень лестно,P начал Ситников, выступая боком, ухмыляясь и поспешно стаскивая свои уже чересчур элегантные перчатки.P Я очень много слышал Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать его ученик. Я ему обязан моим перерождением

Аркадий посмотрел на базаровского ученика. Тревожное и тупое выражение сказывалось в маленьких, впрочем, приятных чертах его прилизанного лица; неболь

Вск 14 Июл 2013 21:48:15
>>51660855 хуй с борщом

Вск 14 Июл 2013 21:48:32

14


самый излюбленный (англ.)

Вск 14 Июл 2013 21:49:00
шие, словно вдавленные глаза глядели пристально и беспокойно, и смеялся он беспокойно: каким-то коротким, деревянным смехом.

PПоверите ли,P продолжал он,P что когда при мне Евгений Васильевич в первый раз сказал, что не должно признавать авторитетов, я почувствовал такой восторг словно прозрел! [Вот,P подумал я,P наконец нашел я человека!k Кстати, Евгений Васильевич, вам непременно надобно сходить к одной здешней даме, которая совершенно в состоянии понять вас и для которой ваше посещение будет настоящим праздником; вы, я думаю, слыхали о ней?

PКто такая?P произнес нехотя Базаров.

PКукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура, emancipee[16 - свободная от предрассудков (франц.)] в истинном смысле слова, передовая женщина. Знаете ли что? Пойдемте теперь к ней все вместе. Она живет отсюда в двух шагах. Мы там позавтракаем. Ведь вы еще не завтракали?

PНет еще.

PНу и прекрасно. Она, вы понимаете, разъехалась с мужем, ни от кого не зависит.

PХорошенькая она?P перебил Базаров.

PН нет, этого нельзя сказать.

PТак для какого же дьявола вы нас к ней зовете?

PНу, шутник, шутник Она нам бутылку шампанского поставит.

PВот как! Сейчас виден практический человек. Кстати, ваш батюшка все по откупам?

PПо откупам,P торопливо проговорил Ситников и визгливо засмеялся.P Что же? идет?

PНе знаю, право.

PТы хотел людей смотреть, ступай,P заметил вполголоса Аркадий.

PА вы-то что ж, господин Кирсанов?P подхватил Ситников.P Пожалуйте и вы, без вас нельзя.

PДа как же это мы все разом нагрянем?

PНичего! Кукшина человек чудный.

PБутылка шампанского будет?P спросил Базаров.

PТри!P воскликнул Ситников.P За это я ручаюсь!

PЧем?

PСобственною головою.

PЛучше бы мошною батюшки. А впрочем, пойдем.

Вск 14 Июл 2013 21:49:05
>>51660852 Герр?

Вск 14 Июл 2013 21:49:26

22


[Зютk, [Черт возьмиk, [Пст, пст, моя крошкаk (франц.)

Вск 14 Июл 2013 21:50:16

XXVII


Старики Базаровы тем больше обрадовались внезапному приезду сына, чем меньше они его ожидали. Арина Власьевна до того переполошилась и взбегалась по дому, что Василий Иванович сравнил ее с [куропатицейk: куцый хвостик ее коротенькой кофточки действительно придавал ей нечто птичье. А сам он только мычал да покусывал сбоку янтарчик своего чубука да, прихватив шею пальцами, вертел головою, точно пробовал, хорошо ли она у него привинчена, и вдруг разевал широкий рот и хохотал безо всякого шума.

PЯ к тебе на целых шесть недель приехал, старина,P сказал ему Базаров,P я работать хочу, так ты уж, пожалуйста, не мешай мне.

PФизиономию мою забудешь, вот как я тебе мешать буду!P отвечал Василий Иванович.

Он сдержал свое обещание. Поместив сына по-прежнему в кабинет, он только что не прятался от него и жену свою удерживал от всяких лишних изъяснений нежности. [Мы, матушка моя,P говорил он ей,P в первый приезд Енюшки ему надоедали маленько: теперь надо быть умнейk. Арина Власьевна соглашалась с мужем, но немного от этого выигрывала, потому что видела сына только за столом и окончательно боялась с ним заговаривать. [Енюшенька!P бывало, скажет она,P а тот еще не успеет оглянуться, как уж она перебирает шнурками ридикюля и лепечет: Ничего, ничего, я так,P а потом отправится к Василию Ивановичу и говорит ему, подперши щеку: Как бы, голубчик, узнать: чего Енюша желает сегодня к обеду, щей или борщу? Да что ж ты у него сама не спросила? А надоем! Впрочем, Базаров скоро сам перестал запираться: лихорадка работы с него соскочила и заменилась тоскливою скукой и глухим беспокойством. Странная усталость замечалась во всех его движениях, даже походка его, твердая и стремительно смелая, изменилась. Он перестал гулять в одиночку и начал искать общества; пил чай в гостиной, бродил по огороду с Василием Ивановичем и курил с ним в молчанку; осведомился однажды об отце Алексее. Василий Иванович сперва обрадовался этой перемене, но радость его была непродолжительна. Енюша меня сокрушает,P жаловался он втихомолку жене,P он не то что недоволен или сердит, это бы еще ничего; он огорчен, он грустен вот что ужасно. Все молчит, хоть бы побранил нас с тобою; худеет, цвет лица такой нехороший.P Господи, Господи!P шептала старушка,P надела бы я ему ладанку на шею, да ведь он не позволит. Василий Иванович несколько раз пытался самым осторожным образом расспросить Базарова об его работе, об его здоровье, об Аркадии Но Базаров отвечал ему нехотя и небрежно и однажды, заметив, что отец в разговоре понемножку подо что-то подбирается, с досадой сказал ему: Что ты все около меня словно на цыпочках ходишь? Эта манера еще хуже прежней.P Ну, ну, ну, я ничего! поспешно отвечал бедный Василий Иванович. Так же бесплодны остались его политические намеки. Заговорив однажды, по поводу близкого освобождения крестьян, о прогрессе, он надеялся возбудить сочувствие своего сына; но тот равнодушно промолвил: Вчера я прохожу мимо забора и слышу, здешние крестьянские мальчики, вместо какой-нибудь старой песни, горланят: Время верное приходит, сердце чувствует любовь Вот тебе и прогресс.

Иногда Базаров отправлялся на деревню и, подтрунивая по обыкновению, вступал в беседу с каким-нибудь мужиком. [Ну,P говорил он ему,P излагай мне свои воззрения на жизнь, братец: ведь в вас, говорят, вся сила и будущность России, от вас начнется новая эпоха в истории,P вы нам дадите и язык настоящий, и законыk. Мужик либо не отвечал ничего, либо произносил слова вроде следующих: [А мы могим тоже, потому, значит какой положен у нас, примерно, приделk.P [Ты мне растолкуй, что такое есть ваш мир?P перебивал его Базаров,P и тот ли это самый мир, что на трех рыбах стоит?k

PЭто, батюшка, земля стоит на трех рыбах,P успокоительно, с патриархально-добродушною певучестью объяснял мужик,P а против нашего, то есть, миру, известно, господская воля; потому вы наши отцы. А чем строже барин взыщет, тем милее мужику.

Выслушав подобную речь, Базаров однажды презрительно пожал плечами и отвернулся, а мужик побрел восвояси.

PО чем толковал?P спросил у него другой мужик средних лет и угрюмого вида, издали, с порога своей избы, присутствовавший при беседе его с Базаровым.P О недоимке, что ль?

PКакое о недоимке, братец ты мой!P отвечал первый мужик, и в голосе его уже не было следа патриархальной певучести, а, напротив, слышалась какая-то небрежная суровость,P так, болтал кое-что; язык почесать захотелось. Известно, барин; разве он что понимает?

PГде понять!P отвечал другой мужик, и, тряхнув шапками и осунув кушаки, оба они принялись рассуждать о своих делах и нуждах. Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был все-таки чем-то вроде шута горохового

Впрочем, он нашел, наконец, себе занятие. Однажды, в его присутствии, Василий Иванович перевязывал мужику раненую ногу, но руки тряслись у старика, и он не мог справиться с бинтами; сын ему помог и с тех пор стал участвовать в его практике, не переставая в то же время подсмеиваться и над средствами, которые сам же советовал, и над отцом, который тотчас же пускал их в ход. Но насмешки Базарова нисколько не смущали Василия Ивановича; они даже утешали его. Придерживая свой засаленный шлафрок двумя пальцами на желудке и покуривая трубочку, он с наслаждением слушал Базарова, и чем больше злости было в его выходках, тем добродушнее хохотал, выказывая все свои черные зубы до единого, его осчастливленный отец. Он даже повторял эти, иногда тупые или бессмысленные, выходки и, например, в течение нескольких дней, ни к селу ни к городу, все твердил: [Ну, это дело девятое!k потому только, что сын его, узнав, что он ходил к заутрене, употребил это выражение. [Слава Богу! перестал хандрить!P шептал он своей супруге.P Как отделал меня сегодня, чудо!k Зато мысль, что он имеет такого помощника, приводила его в восторг, наполняла его гордостью. [Да, да,P говорил он какой-нибудь бабе в мужском армяке и рогатой кичке, вручая ей стклянку Гулярдовой воды или банку беленной мази,P ты, голубушка, должна ежеминутно Бога благодарить за то, что сын мой у меня гостит: по самой научной и новейшей методе тебя лечат теперь, понимаешь ли ты это? Император французов, Наполеон, и тот не имеет лучшего врачаk. А баба, которая приходила жаловаться, что ее [на колотики поднялоk (значения этих слов она, впрочем, сама растолковать не умела), только кланялась и лезла за пазуху, где у ней лежали четыре яйца, завернутые в конец полотенца.

Базаров раз даже вырвал зуб у заезжего разносчика с красным товаром, и, хотя этот зуб принадлежал к числу обыкновенных, однако Василий Иванович сохранил его как редкость и, показывая его отцу Алексею, беспрестанно повторял:

PВы посмотрите, что за корни! Этакая сила у Евгения! Краснорядец так на воздух и поднялся Мне кажется, дуб и тот бы вылетел вон!..

PПохвально!P промолвил, наконец, отец Алексей, не зная, что отвечать и как отделаться от пришедшего в экстаз старика.

Однажды мужичок соседней деревни привез к Василию Ивановичу своего брата, больного тифом. Лежа ни

Вск 14 Июл 2013 21:50:39

29


Гано, [Элементарный учебник экспериментальной физикиk (франц.)

Вск 14 Июл 2013 21:51:16

41


головокружение (франц.)

Вск 14 Июл 2013 21:51:53

VI


Базаров вернулся, сел за стол и начал поспешно пить чай. Оба брата молча глядели на него, а Аркадий украдкой посматривал то на отца, то на дядю.

PВы далеко отсюда ходили?P спросил наконец Николай Петрович.

PТут у вас болотце есть, возле осиновой рощи. Я взогнал штук пять бекасов; ты можешь убить их, Аркадий.

PА вы не охотник?

PНет.

PВы собственно физикой занимаетесь?P спросил, в свою очередь, Павел Петрович.

PФизикой, да; вообще естественными науками.

PГоворят, германцы в последнее время сильно успели по этой части.

PДа, немцы в этом наши учители,P небрежно отвечал Базаров.

Слово германцы, вместо немцы, Павел Петрович употребил ради иронии, которой, однако, никто не заметил.

PВы столь высокого мнения о немцах?P проговорил с изысканною учтивостью Павел Петрович. Он начинал чувствовать тайное раздражение. Его аристократическую натуру возмущала совершенная развязность Базарова. Этот лекарский сын не только не робел, он даже отвечал отрывисто и неохотно, и в звуке его голоса было что-то грубое, почти дерзкое.

PТамошние ученые дельный народ.

PТак, так. Ну, а об русских ученых вы, вероятно, но имеете столь лестного понятия?

PПожалуй, что так.

PЭто очень похвальное самоотвержение,P произнес Павел Петрович, выпрямляя стан и закидывая голову назад.P Но как же нам Аркадий Николаич сейчас сказывал, что вы не признаете никаких авторитетов? Не верите им?

PДа зачем же я стану их признавать? И чему я буду верить? Мне скажут дело, я соглашаюсь, вот и все.

PА немцы все дело говорят?P промолвил Павел Петрович, и лицо его приняло такое безучастное, отдаленное выражение, словно он весь ушел в какую-то заоблачную высь.

PНе все,P ответил с коротким зевком Базаров, которому явно не хотелось продолжать словопрение.

Павел Петрович взглянул на Аркадия, как бы желая сказать ему: [Учтив твой друг, признатьсяk.

PЧто касается до меня,P заговорил он опять, не без некоторого усилия,P я немцев, грешный человек, не жалую. О русских немцах я уже не упоминаю: известно, что это за птицы. Но и немецкие немцы мне не по нутру. Еще прежние туда-сюда; тогда у них были ну, там Шиллер, что ли. Гетте Брат вот им особенно благоприятствует А теперь пошли все какие-то химики да материалисты

PПорядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта,P перебил Базаров.

PВот как,P промолвил Павел Петрович и, словно засыпая, чуть-чуть приподнял брови.P Вы, стало быть, искусства не признаете?

PИскусство наживать деньги, или нет более геморроя!P воскликнул Базаров с презрительною усмешкой.

PТак-с, так-с. Вот как вы изволите шутить. Это вы все, стало быть, отвергаете? Положим. Значит, вы верите в одну науку?

PЯ уже доложил вам, что ни во что не верю; и что такое наука наука вообще? Есть науки, как есть ремесла, знания; а наука вообще не существует вовсе.

PОчень хорошо-с. Ну, а насчет других, в людском быту принятых, постановлений вы придерживаетесь такого же отрицательного направления?

PЧто это, допрос?P спросил Базаров.

Павел Петрович слегка побледнел Николай Петрович почел должным вмешаться в разговор.

PМы когда-нибудь поподробнее побеседуем об этом предмете с вами, любезный Евгений Васильич; и ваше мнение узнаем, и свое выскажем. С своей стороны, я очень рад, что вы занимаетесь естественными науками. Я слышал, что Либих сделал удивительные открытия насчет удобрения полей. Вы можете мне помочь в моих агрономических работах: вы можете дать мне какой-нибудь полезный совет.

PЯ к вашим услугам, Николай Петрович; но куда нам до Либиха! Сперва надо азбуке выучиться и потом уже взяться за книгу, а мы еще аза в глаза не видали.

[Ну, ты, я вижу, точно нигилистk,P подумал Николай Петрович.

PВсе-таки позвольте прибегнуть к вам при случае,P прибавил он вслух.P А теперь нам, я полагаю, брат, пора пойти потолковать с приказчиком.

Павел Петрович поднялся со стула.

PДа,P проговорил он, ни на кого не глядя,P беда пожить этак годков пять в деревне, в отдалении от великих умов! Как раз дурак дураком станешь. Ты стараешься не забыть того, чему тебя учили, а там хвать!P оказывается, что все это вздор, и тебе говорят, что путные люди этакими пустяками больше не занимаются и что ты, мол, отсталый колпак. Что делать! Видно, молодежь точно умнее нас.

Павел Петрович медленно повернулся на каблуках и медленно вышел; Николай Петрович отправился вслед за ним.

PЧто, он всегда у вас такой?P хладнокровно спросил Базаров у Аркадия, как только дверь затворилась за обоими братьями.

PПослушай, Евгений, ты уже слишком резко с ним обошелся,P заметил Аркадий.P Ты его оскорбил.

PДа, стану я их баловать, этих уездных аристократов! Ведь это все самолюбивые, львиные привычки, фатство. Ну, продолжал бы свое поприще в Петербурге, коли уж такой у него склад А впрочем, Бог с ним совсем! Я нашел довольно редкий экземпляр водяного жука, Dytiscus marginatus, знаешь? Я тебе его покажу.

PЯ тебе обещался рассказать его историю,P начал Аркадий.

PИсторию жука?

PНу полно, Евгений. Историю моего дяди. Ты увидишь, что он не такой человек, каким ты его воображаешь. Он скорее сожаления достоин, чем насмешки.

PЯ не спорю; да что он тебе так дался?

PНадо быть справедливым, Евгений.

PЭто из чего следует?

PНет, слушай

И Аркадий рассказал ему историю своего дяди. Читатель найдет ее в следующей главе.

Вск 14 Июл 2013 21:51:58
>>51661059 Niemand quaelt mich so zum Scherz

Вск 14 Июл 2013 21:53:26
>>51661185 ну охуеть ты Отцы и Дети копируешь хорошо,Семен

Вск 14 Июл 2013 21:56:54
>>51660982
Для начала и так сойдет.

Вск 14 Июл 2013 22:01:43
>>51661523 для начала мыльце кинь свое

Вск 14 Июл 2013 22:07:44
Я ньюфаг. Друг (конец 2009 года не в RO) долго кидал забавняшки, но не видел причины заходить на двач серьезно, просто глянул формат. Несколько месяцев назад понадобилось спросить что-то несущественное, не помню что. Спросил тут, ответили. Такая вот охуенная история, не с быдлятника, не школьник, 4 курс технареситета, дс2. Думаю, что стоит травить не ньюфагов, а просто неадекватов. Но всем же похуй на меня, верно? Верно. В этом и прелесть.

Вск 14 Июл 2013 22:10:28
>>51662157 точно.. няша


← К списку тредов