Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 23.07.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/52196953.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Втр 23 Июл 2013 19:13:22
Двач, сегодня я иду на свидание с тян, с которой познакомился тутв соц.
т.к. я хикка, я не знаю о чем мне с ней говорить и как развлечь, подскажи анон.
18 лвл


Втр 23 Июл 2013 19:18:44
>>52196953
Пиздец бля, 18 лет а вопросы как у школьника 15 летнего. Купи ей чегонибудь и уйди мирно во френдзону. Так и будет, вот увидешь.

Втр 23 Июл 2013 19:23:34
>>52197257
Да это ничего, я просто не знаю о чем с ней говорить, я ничем не интересуюсь, а по разговорам с ней я понял что она оцень социальна.

Втр 23 Июл 2013 19:23:40
>>52197257

Толсто.
Мне 21 и вообще никогда не был на свиданиях например.

Втр 23 Июл 2013 19:25:11
А я в прошлом году одногруппницу на джазовый концерт приглашал.Сказала, что не такая. Больше такой хуйней не занимаюсь.

Втр 23 Июл 2013 19:26:20
>>52197517
Да при чём тут это? Был не был?!
Просто будь собой и всё, рассказывай про свои игры, ммо, как ты прошлой ночью таки убил босса в хард моде, как ты тащил по дпсу. Расскажи какую аниму охуенную посмотрел, спроси какие она смотрела и какое нравится ей. Просто будь собой мать твою, уёбок.

Втр 23 Июл 2013 19:27:13
ты мудак, я тоже сегодня должен был идти на свидание с тян, с которой познакомился здесь, мне тоже 21, но я не такой мудак как ты и в этом вопросе всё, что мне нужно, я умею.
но если она зайдёт и увидит, то конечно же подумает на меня, так что наверни говна, у меня из-за тебя батрутдин

Втр 23 Июл 2013 19:27:31
>>52197511
О говне говори, базарю - тянам с чана это нравится.
что у меня за гифка

Втр 23 Июл 2013 19:27:39
>>52196953
>познакомился в соц.
Да ладно.

Втр 23 Июл 2013 19:27:49
>>52197603
>джазовый концерт
Пикрелейтед чтоли?

Втр 23 Июл 2013 19:28:52
>>52197738
А почему не черный хуй?

Втр 23 Июл 2013 19:29:04
>>52197603
Небось, звал ПОИГРАТЬ НА КОЖАНОМ ТРОМБОНЕ? ПОДУДЕТЬ В МЯСНОЙ КЛАРНЕТ приглашал?

Втр 23 Июл 2013 19:29:24
>>52197738
Да нет. На Чик Кори)

Втр 23 Июл 2013 19:30:40
>>52197724
Это чувак трюкач какой то дохуя, в том году еще видео с ним смотрел.

Втр 23 Июл 2013 19:31:18
>>52197890
не пизди мудак

Втр 23 Июл 2013 19:32:56
>>52197708
Ну а я мудак, который ничего кроме как играть в доту и сидеть на дваче не умею, я решил исправить это, но не знаю о чем болтать с тянками.

Втр 23 Июл 2013 19:33:09
>>52197890
Да я просто увидел в ебенях диска, захотел посмотреть

Втр 23 Июл 2013 19:34:19
>>52198010
блять обсуждай доту, ну ты мудак пиздец, заебал уже пиздуй давай, потом запили как прошла свиданка

Втр 23 Июл 2013 19:37:03
>>52197674
>будь собой и всё
Как это ни толсто, но это правда. Несу полный пиздец, а тни текут.

Втр 23 Июл 2013 19:45:59
Ещё в ЛП доставило Бандитизм

Втр 23 Июл 2013 19:46:21
>>52196953
Не парься, она сама будет говорить не умолкая.
Если она омежка стесняшка, значит можешь изображать альфача и нести любую чушь. Ей не важно что ты говоришь, у неё будет отличное настроение только от того, что ты с ней.
Но возможен и второй вариант, если ты сам навязался и ей не интересен. Тогда что бы ты не говорил, разговор не склеится. Она будет вести себя высокомерно и пассивно с отвращением. Она сделает так, что ты будешь чувствовать стыд за всё сказанное.
Есть ещё 3 вариант, если она шлюха. Тогда тебе достаточно превзойти по финансам и альфоватости остальных её хахалей. Справишься, она твоя.


Втр 23 Июл 2013 19:54:46
>>52198806
>изображать альфача и нести любую чушь
удваиваю знатока межличностной коммуникации

Втр 23 Июл 2013 19:59:04
>>52198806
Четко раскидал. Расскажи, как у людей начинается вот это вот: отношения. Ну вот встретился я с тянкой в каком-то сраном сквере, сам не зная нахуя. И что? Мне ее брать за ручку? Что сказать? Когда доставать чл Что вообще с ней делать? Не могу даже представить, это абсурд.

Втр 23 Июл 2013 19:59:26
>>52196953
> в соц

Втр 23 Июл 2013 20:05:13
>>52198101
Ты серъезно думаешь что тян это понравится?

Втр 23 Июл 2013 20:08:01
>>52199603
Ну же, анон. Нихуя не понимаю.

Втр 23 Июл 2013 20:15:08
>>52199603
Если ты собрался погулять/посидеть где-то без особого повода, то молчания быть не должно. Говорить должна она, только она, от тебя требуется задавать общие вопросы. Про учёбу, про семью, друзей, место жительства и всё такое. Ты должен будешь раз в минуту говорить - Угу. Раз в 7-10 минут вставлять шуточки связанные с её рассказом. Если ты изображаешь альфача, то шуточки могут быть с подъёбами, она не обидится. Шутки могут быть крайне тупыми и простыми, главное самому улыбаться в этот момент. Если всё идёт хорошо, то она должна ярко реагировать и заливаться истерическим хохотом. Ну это если ты ей совсем понравился.
После свидания обязательно проводи до дома, протяни руку, будто с парнем здороваешься. Она автоматически протянет свою, а ты немного нагнись и поцелуй её. Я бы потекла. На второй свиданке так же проводи, но уже поцелуй в щёчку у подъезда, и не забывай мило улыбаться. На третей можешь уже в губы целовать.
И ещё очень важно, ни в коем случае не общайся с ней вбыдлятне, скайпе или ещё где. Так ты ей только надоешь и исчерпаешь темы для разговора при встречах. А если будешь изображать занятость, то после первой свиданки она так соскучится по тебе, что не сможет сдержать улыбки при следующей встрече. И поверь, она всё это время будет думать о тебе. ну а когда хорошо узнаете и привыкнете друг к другу, новые темы для общение автоматом всплывут.

Втр 23 Июл 2013 20:17:29
>>52199974
Ни в коем случае про игрульки даже не упоминай.

Втр 23 Июл 2013 20:25:46
>>52196953
Оп, если проснёшься с фломастером в жопе, мы тебя предупреждали.

Втр 23 Июл 2013 20:27:54
>>52196953
двачующая тян не нужна, это же пиздец. Сам хоть понял на что подписался?

Втр 23 Июл 2013 20:28:48
>>52196953
И сколько ей лет? Кто мог повестись на 18 летнего питурда? Окупай педофиляй с какого числа мониторить?

Втр 23 Июл 2013 20:33:27
>>52196953
>о чем мне с ней говорить и как развлечь, подскажи анон
Откуда я, блять, знаю?
17 лет, никогда не гулял с тян

Втр 23 Июл 2013 20:35:26
>>52201437
Как же я тебя понимаю.

17 лет, никогда не гулял с тян [2]

Втр 23 Июл 2013 20:36:54
Поясните про провожание до дома. Это вы садитесь на автобус, едете вместе с ней до её дома что ли? Никогда так не делал, максимум - ждал с ней на остановке, пока автобус не придёт.

Втр 23 Июл 2013 20:38:29
>>52201587
это если живете в одном районе

Втр 23 Июл 2013 20:38:31
>>52196953
А тебе не приходило в голову, что она прочитает этот тред?

Втр 23 Июл 2013 20:39:09
>>52201664
Проиграл почему-то.

Втр 23 Июл 2013 20:39:22
>>52201664
Нормальные тян не сидят на двачах.

Втр 23 Июл 2013 20:41:28
>>52201707
>Нормальные тян не сидят на двачах.
>Двач, сегодня я иду на свидание с тян, с которой познакомился тутв соц

Втр 23 Июл 2013 20:44:24
>>52201905
Я знаю.

Втр 23 Июл 2013 20:44:43
Спрашивай свои ответы. С тян проблем нет. Из соца гулял с 7, пока совсем не охуел от них и завязал. Тян не с двоща лучше. Заодно можешь сказать как ее зовут, или ник, если ты из ДС. Может я тоже с ней гулял, а может и не только гулял.

Втр 23 Июл 2013 20:46:22
>>52201664
А я и читаю.

Втр 23 Июл 2013 20:46:47
>>52201974
Сделай так, чтобы я поебался с тян.

Втр 23 Июл 2013 20:46:56
Притворись дцпшником, говорят, работает.

Втр 23 Июл 2013 20:47:19
>>52201664
Я тут с самого начала АЗАЗА. ОП, смотри не испорти нашу свиданку. делай всё, как написала выше.

Втр 23 Июл 2013 20:47:27
>>52200575
>Я бы потекла
>потекла
Внезапно, инсайдерская инфа. В общих чертах понятно, но терпеть не могу этих неформализованных ужимок, честно говоря. Почему бы не сказать просто: ты норм, трогай меня вот здесь и здесь. Ну да ладно. Больше всего боюсь сценария, когда тян на встрече будет всем своим видом выражать немой вопрос "ну и?" или подобное выжидательное равнодушие. Насчет вреда заочного общения - хорошая ремарка.
Какие могут быть допущены грубые ошибки в общении? Чего точно не стоит делать? Когда можно трогать ее, скажем, за плечо? За руку? За талию? Обобщу еще: что вообще можно делать с тян? Гормоны мне, конечно, подсказывают в общих чертах, но все эти отношения так и остаются чем-то чрезвычайно смутным.

Втр 23 Июл 2013 20:48:00
>>52197830
Эх и дура, что не пошла. Пиздец.

Втр 23 Июл 2013 20:48:20
>>52202098
Могу только так, чтобы я поебался и то не факт. Алсо, ОП, ты хоть фоточку спросил, или ты из тех, кто готов с любой, лишь бы с тян?

Втр 23 Июл 2013 20:49:18
>>52202196
>Могу только так, чтобы я поебался
Хуита.

Втр 23 Июл 2013 20:50:28
>>52202196
>готов с любой, лишь бы с тян
А что, подводные камни?

Втр 23 Июл 2013 20:54:47
>>52201974
О чем с ними переписываться, разговаривать в скайпе? Как встретиться с ними?

Втр 23 Июл 2013 20:56:57
>>52202148
На первом свидании вообще не прикасайся ко мне. Когда встретишь, скажешь - Привет. Я отвечу, ПАУЗА. В это время с улыбкой посмотришь мне в галаз секунды 3, изображая загадочного альфача. Потом скажешь, про тихое место, где можно поговорить. Укажешь дорогу, а по пути спросишь - Как доехала, долги ли искала. За ручку можешь взять только в тмо случае, если будем проходить через толпу, типа в метро.

Втр 23 Июл 2013 20:57:36
>>52201974
Где познакомиться в интернетах с няшей-стесняшей? Контача нет. Мамба?

Втр 23 Июл 2013 21:00:17
>>52202760
в контаче. Сириусли.
>мамба
>няша-стесняша
ahaha oh wow.jpg

Втр 23 Июл 2013 21:12:50
>>52202716
И что, сразу брать быка за рога? Мол, так и так, шляпу на воротник, давай дружить, все дела? Не будет ли странно, если совершенно чужой человек назначит встречу, чтобы разузнать об учебе и семье?
Ох уж мне эти социальные игрища.

Втр 23 Июл 2013 21:14:02
>>52200575
Продолжай.

Втр 23 Июл 2013 21:14:58
Посаны, я случайно, в процессе практики понял, что тян филологи, переводчики и т.д. имеют кромешный пиздец в головах. Добавлю, что я технарь. Скажите, это я такой везучий, или всё верно? Имею в виду не то, что они не понимают принцип работы транзистора или вообще что-то, связанное не с эмоциональной стороной жизни, а общий уровень ебанутости.

Втр 23 Июл 2013 21:17:54
Отходил

>>52202760
Лучше найди сперва социальных друзей, с которыми будет приятно общаться и интересы совпадают. Как-нибудь встретишь в компании друзей друзей тян. Или можно целенаправлено знакомиться с ними на пару с кем-то, так легче. В интернетах - где угодно.

Втр 23 Июл 2013 21:20:15
>>52202326
Охуеешь от того, что может выползти. Тоже так начинал, по ходу прокачивания самоуверенности та тян из 7/10 скатилась до 2/10.

Втр 23 Июл 2013 21:21:09
>>52203887
>тян с двоща теряет всякое красноречие, если нет возможности посидеть и подумать над ответом минуты 3
Не только тян, увы.

Втр 23 Июл 2013 21:27:40
>>52203599
> совершенно чужой человек
Т.е. ты собрался встреться, чтоб поиграть в молчанку и кто кого омежнее? Ты или действуй или не тратишь моё время. Не решительные парни, хуже питурдов.

Втр 23 Июл 2013 21:27:58
>>52203931
Кручу.

Втр 23 Июл 2013 21:29:54
>>52204441
>Не решительные парни, хуже питурдов.
лол

Втр 23 Июл 2013 21:30:38
>>52204441
>Не решительные парни, хуже питурдов.
А что ты скажешь о НЕРЕШИТЕЛЬНОМ ПИТУРДЕ? А? А?!

Втр 23 Июл 2013 21:30:58
Лол, хикканы, а у меня другой вопрос. Если я начал встречаться с тянкой из рллол, странно звучит, но вы поняли, епта ну и я, типа, имею дичайшие подозрения в том, что она двачует капчу, как это узнать? inb4 спросить, да и вообще хорошо это или плохо и какие подводные камни, ну вы понели.

Втр 23 Июл 2013 21:31:58
>>52204441
Ну, тогда я лучше буду фапать и дальше. Но спасибо за лекцию.

Втр 23 Июл 2013 21:32:26
>>52204648
Ты ебанутый чтоле блять?

Втр 23 Июл 2013 21:32:49
>>52204588
ошибки уровня емдека

Втр 23 Июл 2013 21:33:23
>>52204078
Ты не парься. Помни, что та тян тоже питурд. У тян с двоща ничуть не меньше детских комплексов и прочего, проверенно. Из тех 7 тян у 5-х была не полная семья, например. У одной была, но они были на ножах. Еще одна просто двинутая. Ты думаешь,что с тян с двощей проще начинать. В каком-то смысле это так, ибо появляется пара безусловных тем для разговора, вроде сверхбанальной - "как ты попала на борды?". С другой стороны потом ты охуеешь от того на сколько же легче после этого общаться с нормальными тян.

Втр 23 Июл 2013 21:35:42
>>52204631
Не решительные питурды пусть сидят дома, смотрят мои фильмы. Я это для их же блага говорю, т.к. есть очень большая вероятность, что они опозорят себе все штаны. Потом до конца жизни будут вспоминать эти неловкие моменты, чувствовать стеснение. И уже вряд ли рискнут на свидание с другой девушкой.

Втр 23 Июл 2013 21:36:33
>>52196953
Не слушай мудаков, которые говорят: "будь собой!". Ты - скучное говно, которому хочется переебать, как только оно открывает свой гнилозубый рот. Просто вспоминай как вели себя самые успешные твои знакомые и старайся копировать их модель поведения, перенося на свои личные данные. Ну, например, не выёбывайся, если слаб физически, не кичайся если денег нету и т.д.

Втр 23 Июл 2013 21:37:03
>>52204924
Лол, я и сижу дома после того как опозорился на своей первой и последней встрече с тян.

Втр 23 Июл 2013 21:37:33
>>52202716
>Привет. Я отвечу, ПАУЗА.
НЕ ОЧЕНЬ!

Втр 23 Июл 2013 21:38:19
>>52204924
>мои фильмы
А, так ты не тян, ты поехавший башкой тридцатилетний жирный анон! или Света Баскова

Втр 23 Июл 2013 21:39:07
>>52196953
Очевидно ты настолько тупой, что спрашиваешь как развлечь тян там же, где и познакомился.
Не утруждай себя.

Втр 23 Июл 2013 21:40:02
Во, нашёл. Нефть можете высылать смс-ками.

Втр 23 Июл 2013 21:40:11
>>52205111
Не там же, доска другая!

Втр 23 Июл 2013 21:40:15
>>52204789
Это не ОП был, к слову. Я общался с девушкой один-единственный раз в жизни: в скайпе с какой-то тян из /b/. В прошлом году, но до сих пор стыдно за себя. Я страшно стеснялся. Мне стало не о чем говорить на второй день - через пару бессодержательных привет-какдела-чеделаешь. Это было ужасно. Кажется, все-таки у меня не будет тян.

Втр 23 Июл 2013 21:40:22
Брать за руку незнакомого человека на первой же встрече? Охуительные советы, не слушай местного леслиеба, получишь сразу клеймо горе-пикапера и отправишься домой дрочить.

Втр 23 Июл 2013 21:41:15
>>52204738 Нет ты, схуяли я ебанутый? Глядите на пидараса, я ему не сделал ничего, а он обзывается, охуел вообще.Хуй

Втр 23 Июл 2013 21:41:36
>>52205111
Почему-то проиграл с этого поста, но подумал о том же. Недавно ирл познакомился с одной тян, оказалось, что она сидит на бордах, у меня пригорело от этого.

Втр 23 Июл 2013 21:42:04
>>52205111
А если мы с ней няшно похиккуем в парке?

Втр 23 Июл 2013 21:42:24
>>52200575
>И ещё очень важно, ни в коем случае не общайся с ней вбыдлятне, скайпе или ещё где
ЛЮТОБЕШЕНО ДВАЧУЮ!

Втр 23 Июл 2013 21:42:36
>>52205206
>На первом свидании вообще не прикасайся ко мне
А ты, видимо, советуешь в глаза долбиться.

Втр 23 Июл 2013 21:43:13
>>52205263
Нахуй иди, поехавший.

Втр 23 Июл 2013 21:43:18
>>52203887
>Лучше найди сперва социальных друзей
Просто взять и просто найти?

Втр 23 Июл 2013 21:43:31
>>52205348
> За ручку можешь взять только в тмо случае, если будем проходить через толпу, типа в метро.

Втр 23 Июл 2013 21:43:38
>>52196953
я сама найду о чем болтать, не волнуйся

Втр 23 Июл 2013 21:44:46
>>52205412
Будете пасты по ролям разыгрывать?

Втр 23 Июл 2013 21:44:58
>>52196953
Про макдоналдс, про цвет какашек
Говори обо всем, что приходит в голову, попутно определяя интересна ли тян эта тема. Не волнуйся, если она посчитает тебя нудным или неинтересным, ведь это просто тян. Не получится - ну и хуй с ним, зато получишь некоторый опыт для пикаплвлапа

Втр 23 Июл 2013 21:45:01
>>52205412
Иди нахуй, сука, это мой кун!

Втр 23 Июл 2013 21:45:44
Алсо, ОП, как любитель гулять только с тянками с двощей, скажу: самые ламповые прогулки были с той тян, которая болтала без умолку. Все остальные лишь жалкое подобие прогулок, в напряженной тишине и унынии.

Втр 23 Июл 2013 21:46:12
>>52205197
До тебя ещё не дошло? Если ты изначально не интересуешь тян, то что бы ты не говорил, бытовуху/науку без разницы. В любом случае ты будешь чувствовать это стеснение, т.к. она не будет поддерживать разговор и не станет изображать заинтересованность. Как бы хорошо ты не рассказывал, ты будешь думать - Что за херню я несу, и зачем я ей это рассказываю?

Втр 23 Июл 2013 21:46:44
>>52196953
Какой город?

Втр 23 Июл 2013 21:47:19
>>52205565
Пошли гулять, тян, откуда ты?

Втр 23 Июл 2013 21:47:49
>>52205387 Заебал. Объясни нормально.

Втр 23 Июл 2013 21:49:36
ТЕПЕРЬ ЭТО ЗНАКОМСТВ ТРЕД
Погуляю с тян из ДС-2, оставляйте контактики, асечки, скайпики

Втр 23 Июл 2013 21:49:37
>>52205197
Так я и говорю - не выйдет в долгое общение. Тян либо соглашается идти с тобой гулять, либо идет лесом. Если попалась принцесса, которая генерирует одно безсодержательное сообщение в час, или оправдывается от предложения погулять УЧЕБОЙ - она тоже идет лесом. Есть люди, которые могут в безудержное общение буквами, а есть ты, или я. Нам не дано, не надо и тратить на это время. ы не прав только в том, что забросил после первого раза. Первый блин комом. В твоем случае максимальной неопытности с тян боюсь, что и третий тоже. Ты главное помни, что во-первых их много. Во-вторых переживать и остаться одиноким на всю жизнь из-за какой-то тни вангую, что даже фотку ее ты не видел - это максимум тупо. Она забыла о тебе на третий день, ты же год не выкидываешь из головы.

Втр 23 Июл 2013 21:49:57
>>52205631
Из ДС и с кем гулять7 С питурдом? Нет уж, я лучше в Терабитии посижу.

Втр 23 Июл 2013 21:50:22
Так, апельсинусы, а каков шанс найти на бордах действительно хорошую тян?
Которая не олокает и при каждом удобном случае засовывает тебе маркер в задницу, но и не совсем забитую хикку

Втр 23 Июл 2013 21:51:15
>>52205820
Стремятся к нулю, т.к. такие тян нарасхват.

Втр 23 Июл 2013 21:51:50
>>52205762
Сколько же в питере раков и социоблядей. Аж жуть берет.

Втр 23 Июл 2013 21:51:51
>>52204924
ТУПОЙ ДЕГЕНЕРАТ, СУКА!!! Нельзя ругать анона за истеричность, нервозность и неуверенность - это же девственник-комок-комплексов, да сам себя вспомни, скотина, в своё первое свидание, свои первые отношения. ещё болшим говном был, а теперь припёрся сюда и унижает анончика.

Терпение, сука! Терпение и снисхождение!!! Гандон ебаный, раз уж вызвался помогать - доводи дело до конца, будь терпелив и силён, будь готов выслушать любые слабости и до конца ПРИОБОДРЯТЬ И ВСЕЛЯТЬ УВЕРЕННОСТЬ! Что ж ты делаешь, он же теперь вообще в себе замкнётся, гандон ты сраный

Втр 23 Июл 2013 21:52:26
>>52205820
Минимальный. Нужны только для прокачивания навыка общения с тян, сириусли. Но шагс есть, годгые бывают.

Втр 23 Июл 2013 21:52:27
>>52205820
> не совсем забитую хикку
Как будто что-то плохое.

Втр 23 Июл 2013 21:53:11
>>52205906
Не хило у вас раковина засорилась.

Втр 23 Июл 2013 21:53:18
КАКОЙ ГОРОД ОП? ЭТО ВАЖНО. НЕ ДАЙ БОГ ТЫ С МОЕЙ НЯШЕЙ ПОЙДЕШЬ ГУЛЯТЬ.

Втр 23 Июл 2013 21:53:33
>>52205906
>большим

sellfix

Втр 23 Июл 2013 21:54:17
>>52206015
>sellfix
Почем?

Втр 23 Июл 2013 21:54:18
>>52202425
Вот альфач, из вчерашнего треда.

Втр 23 Июл 2013 21:55:20
>>52206073
КАКОЙ ГОРОД ОП? ЭТО ВАЖНО. НЕ ДАЙ БОГ ТЫ С МОЕЙ НЯШЕЙ ПОЙДЕШЬ ГУЛЯТЬ.

Втр 23 Июл 2013 21:55:38
>>52205792
Ха, привет зеленая, принцесса. Смотри, я ни разу не питурд в твоем понимании. Высок, привлекателен, занимаюсь спортом, читаю и в игори тоже могу,неплохая работа. А ты-то как? Мешаешь всех с говном, а сама чем выше уровня /b/? Хотя бы не жируха?

Втр 23 Июл 2013 21:55:40
>>52205988
Во-первых, ставлю себя на его место и понимаю, что всё, что ему нужно сейчас - это поддержка со стороны и вселение уверенности

2) ЗАЕБАЛА ЕБАНАЯ ХУЕПИЗДАНАЯ ПОСРЕДСТВЕННОСТЬ, ВО ВСЁМ, НА КАЖДОМ ШАГУ, НУ ПОЧЕМУ НИ ОДНО ДЕЛО НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ КАК СЛЕДУЕТ И ДОВОДИТЬ ДО КОНЦА, А, СУКА?!

Втр 23 Июл 2013 21:56:14
КАКОЙ ГОРОД ОП? ЭТО ВАЖНО. НЕ ДАЙ БОГ ТЫ С МОЕЙ НЯШЕЙ ПОЙДЕШЬ ГУЛЯТЬ.Ф

Втр 23 Июл 2013 21:57:23
>>52206222
Завали ебало, омежка.

Втр 23 Июл 2013 21:57:29
>>52206072
shell
ок ок, мне стыдно

Втр 23 Июл 2013 21:57:55
>>52206296
КАКОЙ ГОРОД ОП? ЭТО ВАЖНО. НЕ ДАЙ БОГ ТЫ С МОЕЙ НЯШЕЙ ПОЙДЕШЬ ГУЛЯТЬ.1

Втр 23 Июл 2013 21:58:21
>>52205906
This. Всё правильно сказал. Я реально встал и поапплодировал секунд 10. Может я поехавший, мне насрать.
бегло-просмотревший-тред-мимо-кун

Втр 23 Июл 2013 21:58:50
>>52206015
А теперь представьте себя на месте тни. Что она подумает, когда из-за какого-нибудь пустяка у вас разворотит попу и забрызгает всё дерьмом в радиусе 15 метров? Своей башкой подумайте, кому вы нафиг нужны, нытики?

Втр 23 Июл 2013 21:59:56
послушай как нибудь на пранкоте вольнов заставляет рандомную ny. говорить паровозик тыр тыр тыр. он её открыто нахуй посылал, обещал прирезать и выебать, а она хихи хаха. в общем тни так устроены что только полный даун не сможет её развеселить и затащить в постель. Всё природой продумано

Втр 23 Июл 2013 22:00:19
Гулял с 5-6 тянками с борд, спрашивайте мудрые советы.

Втр 23 Июл 2013 22:00:51
>>52206464
КАКОЙ ГОРОД? ЭТО ВАЖНО. НЕ ДАЙ БОГ ТЫ С МОЕЙ НЯШЕЙ ПОЙДЕШЬ ГУЛЯТЬ.

Втр 23 Июл 2013 22:01:05
>>52206182
Добавлю:

Типичная схема ЛЮБОГО обсуждача на личные темы:

Анон задаёт вопрос => демонстрирует свои комплексы => другой анон пытается помочь и делает это на 90% ровно до тех пор, пока ОП не доберётся до всех аргументов, и вот тогда-то он заденет комплексы АНОНА и анон начинает баттхёртить ЧТО Ж ТЫ ТАКАЯ СУКА НЕУВЕРЕННАЯ ЕСЛИ ТЫ ТАКОЙ ХУЙ ТО СДОХНИ ДРУГОГО ВЫБОРА У ТЕБЯ НЕТ

???


Профит

Втр 23 Июл 2013 22:01:20
>>52206496 няшей тоже гулял.

Втр 23 Июл 2013 22:01:24
>>52196953
>свидание с тян
Когда же вы все сдохните уже?

Втр 23 Июл 2013 22:01:53
>>52206496
>КАКОЙ ГОРОД? ЭТО ВАЖНО. НЕ ДАЙ БОГ ТЫ С МОЕЙ ШЛЮХОЙ ПОЙДЕШЬ ГУЛЯТЬ.

Починил тебя. Не благодари.

Втр 23 Июл 2013 22:02:09
>>52206178
Пикрелейтед видел? Я Богиня, я мечта. А ты, альфач, сайтом ошибся.

Втр 23 Июл 2013 22:02:21
>>52206536
ТЫ НЕПРАВИЛЬНО ИСПОЛЬЗУЕШЬ МЭМЧИК ЛЯГУШКИ)) ОНА ТИП ТОЖЕ ПО ТЯНКАМ СТРАДАЕТ ОК ДА?

Втр 23 Июл 2013 22:03:46
>>52206588
А Я И ТАК СТРАДАЮ,НИМАГУ ХОЧУ ПОЛИЗАТЬ СОЛЁНЕНЬКОЙ ПИЗДИТНКИ КАКОЙ НИБУДЬ ШКОЛЬНИЦЫ МИМИМИМИ

Втр 23 Июл 2013 22:04:11
>>52206665
ПИЗДЯТИНКИ
быстрофикс

Втр 23 Июл 2013 22:04:21
>>52206348
Поапплодировал и тебе, за твою признательность, бро. Спасибо, это приятно, значит не зря старался.

Втр 23 Июл 2013 22:04:42
>>52206379
Но, послушай, ведь ты либо псевдо-альфа-быдло, либо ТП-шлюха., либо не очень жирный тролль
В глубине души чувствительному ранимому анону нужна няша-скромняша для симбиоза, а не чтобы она его терпела или использовала. Что вы тут делаете, чёрт вас дери?

Втр 23 Июл 2013 22:06:04
>>52205906
Да вы оба дураки. Идите в скайпике друг дружку утешайте, только ИРЛ не суйтесь. Любая тян вам скажет, что дальнейшие отношения зависят от первых трёх секунд знакомства. Если вы не достаточно похожи на няшного альфача по меркам этой тян вы сразу в пролёте, как бы вы не старались.

Втр 23 Июл 2013 22:06:15
>>52206379
А никто и не призывает истерить С ТЯНКОЙ, но он же сейчас не с тянкой, а с тобой, великодушный и всезнающий анон! Так отплати же ему за его открытость и искренность искренней поддержкой, а не тыком в зад и зачмырением его самооценки ещё ниже!
Справедливо, не так?

Втр 23 Июл 2013 22:07:13
>>52203887
А если я толстяк с маленьким членом сразу звать их? И если звать то куда их вести.

Втр 23 Июл 2013 22:07:39
>>52206073
Отклеилось (блжад)

Втр 23 Июл 2013 22:08:08
>>52206812
ДА ОН ЖЕ ЧМО ЕБАНОЕ!
ткнул в зад

Втр 23 Июл 2013 22:08:25
>>52206800
Оооо, да у нас БУЙСТВО ПИЗДЫ, все за пивом

Ты говно, кто ты такая чтобы сидеть тут своей жирной жопой, выдавливать прыщи, тыкать своими пальцами жирными в клавиатуру и говорить за всех тян, кто?

Втр 23 Июл 2013 22:08:28
>>52206800
> дальнейшие отношения зависят от первых трёх секунд знакомства.
Двачую. Так что по сути от куна ничего не зависит, ну разве что одеться опрятно и перегаром не дышать.

Втр 23 Июл 2013 22:09:20
>>52206800
>дальнейшие отношения зависят от первых трёх секунд знакомства
От первых 20-25мс (это читается "миллисекунд") контакта глаза-в-глаза. Потому что нейрохимия. Потому что ты её не знаешь. Давай, упрекни меня, что я нерд. Это меня заводит, детка.

Втр 23 Июл 2013 22:09:29
>>52206580
Я не ошибся. Двощеров объединяет наличие комплексов и неудовлетворенность в жизни. Не обязательно быть омегой и не мочь с тян, анон очень разный. Твой пикрелейтед - рафинированная блондинка без души. Не отрицаю, что симпатичная Слив защитан. 30 летний фаг без пруфов строит из себя тян и дает советы уровня /b/

Втр 23 Июл 2013 22:10:30
>>52196953
Скажи ей, что не знаешь о чём общаться с девушками. Я серьёзно.
Привет, вот ты и приехала к нам в город, нас выпустят, это точно я первый раз встречаюсь с девушкой и совершенно не знаю о чём вы любите разговаривать. Не подскажешь?
Да вообще девушки тоже люди, о чём ты любишь говорить с друзьями, можешь поговорить и со мной.
(давай представим ситуацию, что ты от страха забыл даже то, о чём с друзьями трепешь, но ты должен понимать, что у тебя в голове всегда хоть одна мысль да есть, потому что невозможно совершенно ни о чём не думать хотя бы образами, ну так расскажи об этом! Вангую, что в данный момент тебя волнует то, что возникла неловкая пауза)
Ох, всё из головы вылетело, если честно))) Всегда боялся, что будут возникать такие паузы в разговоре, не знаю почему это происходит, может из-за развитой эмпатии или проекций или где-то рядом. Не совсем разбираюсь в психологии, но думаю, что ткнул в небо и попал в правильную точку. А ты как к паузам относишься?
(вот тут у неё в любом случае будет развёрнутый ответ, в котором тебя что-то может заинтересовать. Но давай представим, что тебе так страшно, что ты всё прослушал - посмотри вокруг и расскажи что-то о заинтересованном предмете)
Например:
1. Увидел машину. В детстве у отца была старая машина, на которой мы часто ездили отдыхать, а мама её ненавидела, потому что развалюха ещё та. На дачу меня на ней таскали, так что я её тоже ненавидел))) Дед постоянно твердил, что когда вырастишь, купишь себе более хорошую и будешь сам ездить. Иногда тайком пробирался в гараж и рулил, как-то включил свет и забыл, посадил аккамулятор и получил нагоняй))) (только не расплачься, сука! Потому что я тут уже почти!) Теперь вырос и у самого есть машина, лучше чем старая, но по странным стечениям обстоятельств тоже развалюха по современным меркам.
2. Увидел дерево. Во дворе все деревья спилили. С самого детства любил их за огромную тень, а в младших классах только так мог себя заставить читать летом. А теперь они кому-то помешали. Эх. Любишь природу? Отдыхать там?
3. Асфальт. Он везде есть. Тян, это жесть. Всю жизнь жил в тишине, а тут прорвало государству проложить асфальт прямо под окнами, не знаю теперь что и делать, как ты справляешься с шумом?
4. Можно и комнату свою вспомнить. Это бесконечный рассказ.

Если коротко, то говори, что думаешь.

Втр 23 Июл 2013 22:10:30
>>52206722
Опять ошибка. Влюблённые пары состоят из омежки+альфы. В любом случае кто-то должен доминировать. У омежки с омежкой жизнь будет настолько безысходная, что лучше сразу выпилиться. Хотя, терпеть они друг друга могут долго. Но стоит им затусить с весёлым другом альфачом, и к прежней нудной жизни они уже не смогут вернуться.

Втр 23 Июл 2013 22:10:50
>>52206992
Два чая этому!

Втр 23 Июл 2013 22:11:02
>>52206464
Есть что-то общее?

мимоальфач

Втр 23 Июл 2013 22:11:07
>>52205764
Ну, я уже четвертый год тут безудержно общаюсь самыми что ни на есть буквами, но общаться с пестрой и безликой массой анонимов и какой-то конкретной тян - две большие разницы. Не умею я в личные разговоры. В общем, долго можно это обсуждать.
Переживаю я не из-за тян, а из-за себя. Чай, не ЕОТ, а так, случайная шлюха с борд. Но это была отличная проверка своих коммуникативных скиллов. Стоил ли этот страшный стыд того?
Вообще говоря, в своем отношении ко всем этим забавам с тян я постепенно от болезненного недоумения перехожу к какому-то оцепенелому отчаянию. Можете меня не стыдить, что, мол, тян не нужны. Они очень нужны.

Втр 23 Июл 2013 22:12:06
>>52207156
Да, они все сидят на бордах.
Петросян.жпг

Втр 23 Июл 2013 22:12:19
>>52206952
Нихуя! Всё дело ВО ВЗГЛЯДЕ. ты должен смотреть как бы ПРОТЫКАЯ ЕЁ НАСКВОЗЬ. Им это нравится.

советы альфачей

Втр 23 Июл 2013 22:12:51
>>52206704
Мне от вас стало мерзко.

Втр 23 Июл 2013 22:14:10
>>52207319
Сперва добейся! Лох!

Втр 23 Июл 2013 22:14:40
>>52207119
Поправлю слегка:
Привет, я первый раз встречаюсь с девушкой и совершенно не знаю о чём вы любите разговаривать. Не подскажешь?
Ой, слушай, там у подружки пизда с жопой срослась, надо бежать. Потом, э-э, созвонимся. Может быть.

Втр 23 Июл 2013 22:14:43
>>52207042
> без души
Как ты быстро определил. Это ещё одно ужасное качество всех битардов, вы все эгоцентричные зазнайки.

Втр 23 Июл 2013 22:14:56
>>52207286
Ничего страшного, такое бывает. Просто у тебя PRIPEKLO

Втр 23 Июл 2013 22:15:50
>>52207286
А от чего мерзко-то? От добра и лучей признательности?

ПФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФФ
Питурды вымерли

Втр 23 Июл 2013 22:16:08
>>52207411
>сидит в б
>вы все

Втр 23 Июл 2013 22:16:16
>>52205392
Нет, сложно возьми и сложно найди. Чтобы чего-то добиться, надо встать и начать что-то делать для этого. Мечтать править миром, но лениться сходить в душ перед сном, потратив на это 4 минуты, умеет каждый. Так же и со всеми другими твоими действиями.

Втр 23 Июл 2013 22:16:31
>>52207119
>в голове всегда хоть одна мысль да есть
...ну давай, давай, сука, падаль, скажи что-нибудь остроумное, ну, ну, думай... интересно, а в том японском проне говно настоящее было?

Втр 23 Июл 2013 22:17:12
>>52207411
Ты мне поясни за сказанное. Схуяли всё зависит от ПЕРВЫХ ТРЁХ СЕКУНД ЗНАКОМСТВА, ТУПАЯ СУКА?!

Втр 23 Июл 2013 22:17:34
>>52207411
САМКИ И НОРМАЛФАГИ ДАВЯТ АВТОРИТЕТОМ!!!

Втр 23 Июл 2013 22:19:25
>>52207587
ПИТУРДЫ ВЗЫВАЮТ К НИЗМЕННЫМ ЧУВСТВАМ СТАДНОГО НАСМЕХАТЕЛЬСТВА
а что им ещё остаётся, клопам?

Втр 23 Июл 2013 22:19:29
>>52207411
Не важно. Если иы из ДС, то пошли завтра гулять. Приставать к тебе я не буду, просто интересно посмотреть на такую-то богиню. Без проблем угощу ужином, если с тобой не стыдно пойти в приличное место и ты умеешь держать вилку с ножом. Или просто погуляем.

Втр 23 Июл 2013 22:21:14
>>52207714
Браток, на пиках не она.

Втр 23 Июл 2013 22:22:13
>>52207587
Сначала объясни, почему успешность и хорошее обращение у друг другу на дваче - моветон.
Вот я так хочу. Свободное общение? Свободное? Тогда получается я имею право. Смекаешь?

Втр 23 Июл 2013 22:22:45
>Раковый тред.
>200 постов.
>Всего два с сажей.
Мое терпение лопнуло. Иди нахуй, анонимный чатик.

Втр 23 Июл 2013 22:22:51
>>52207811
Нахуя ты ему сказал?

Втр 23 Июл 2013 22:23:37
>>52207896
ebash ypizdish
vse ravno verneshsa
chmo ebanoe

Втр 23 Июл 2013 22:23:38
>>52207570
> ТУПАЯ СУКА
Попробую объяснить быдлу. Представь уродливую жируху, которая подкатывает к тебе. Сколько секунд потребуется, что бы определить какие у вас с ней будут отношения? Очевидно, только дружеские.
Разница у тней в том, что у нас уже есть куча пиздолисов, куча вариантов. И мне вполне достаточно трёх минут про секунда я погорячилась что бы сравнить тебя с остальными. Если ты хуже их, тогда ни о каких отношениях и речи быть ен может. В крайнем случае, добавлю очередного омежку в френдзону.

Втр 23 Июл 2013 22:24:27
>>52207811
Ты думаешь, что я сижу на двоще и не знаю про Зеленый мост в Бойцовский клуб? Мне не важно как она выглядит. Тащемта чем хуже, тем больше лулзов от авторитетного мнения вагини. Хотя и так ясно, что это зелень.

Втр 23 Июл 2013 22:25:56
>>52207952
Тни не определяют свои отношения таким образом, это ты всё придумал от своей озлобленности и несостоятельности в этом деле. озлобленный женоненавистнический трап. Уж я-то знаю. Мне можешь не заливать.

Втр 23 Июл 2013 22:26:40
>>52207714
> угощу ужином
> умеешь держать вилку с ножом
Сам то понял, как унизил меня таким вопросом? У всех девушек такое спрашиваешь? Хоть одна стерпела?

Втр 23 Июл 2013 22:26:47
>>52207865
ЭТА БОРДА ПЕТАРДАВ,УБИРАЙТЕСЬ!

Втр 23 Июл 2013 22:27:14
>>52207952
>добавлю очередного омежку в френдзону.
Ясно. Понятно.

Втр 23 Июл 2013 22:28:08
>>52208149
Смех без причины - признак дурачины.

Втр 23 Июл 2013 22:28:09
>>52197674
>Просто

Втр 23 Июл 2013 22:28:24
>>52208094
Если ты этого не знал, значит от тебя это хорошо скрывают. Или мало опыта.

Втр 23 Июл 2013 22:28:58
>>52207952
Но ведь мы не уродливые жиробасы. Мы - не скажу за всю Одессу, впрочем - среднекуны с психологическими и коммуникативными проблемами. Ну, покормил, но все же.

Втр 23 Июл 2013 22:29:21
>>52207952
Зелёный :з

Втр 23 Июл 2013 22:29:53
>>52208244
Они общаются с любыми кунами, которые не уроды и хоть как-то ухаживают за собой. И если в процессе общения не было таких моментов как ЛОЛШТО?, в принципе ЛЮБОЙ из парней имеет шансы на дальнейшее развитие событий.

Сосни хуйца

Втр 23 Июл 2013 22:30:39
>>52208145
У девушек из /b/ - определенно. Нет, я не общаюсь с ними в таком ключе, в конце-то концов мне от них тоже что-то надо. От тебя же, повторюсь, мне не нужно ничего, кроме как посмотреть на красивую и адекватную тян с двощей, которой ты пытаешься казаться.

Втр 23 Июл 2013 22:32:08
>>52208400
>красивую и адекватную тян с двощей

Втр 23 Июл 2013 22:32:25
I

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

Все смешалось в доме Облонских. Жена узнала, что муж был в связи с бывшею в их доме француженкою-гувернанткой, и объявила мужу, что не может жить с ним в одном доме. Положение это продолжалось уже третий день и мучительно чувствовалось и самими супругами, и всеми членами семьи, и домочадцами. Все члены семьи и домочадцы чувствовали, что нет смысла в их сожительстве и что на каждом постоялом дворе случайно сошедшиеся люди более связаны между собой, чем они, члены семьи и домочадцы Облонских. Жена не выходила из своих комнат, мужа третий день не было дома. Дети бегали по всему дому, как потерянные; англичанка поссорилась с экономкой и написала записку приятельнице, прося приискать ей новое место; повар ушел еще вчера со двора, во время обеда; черная кухарка и кучер просили расчета.

На третий день после ссоры князь Степан Аркадьич Облонский Стива, как его звали в свете, в обычный час, то есть в восемь часов утра, проснулся не в спальне жены, а в своем кабинете, на сафьянном диване Он повернул свое полное, выхоленное тело на пружинах дивана, как бы желая опять заснуть надолго, с другой стороны крепко обнял подушку и прижался к ней щекой; но вдруг вскочил, сел на диван и открыл глаза.

[Да, да, как это было? думал он, вспоминая сон. Да, как это было? Да! Алабин давал обед в Дармштадте; нет, не в Дармштадте, а что-то американское. Да, но там Дармштадт был в Америке. Да, Алабин давал обед на стеклянных столах, да, и столы пели: Il mio tesoro, и не Il mio tesoro, а что-то лучше, и какие-то маленькие графинчики, и они же женщиныk, вспоминал он.

Глаза Степана Аркадьича весело заблестели, и он задумался, улыбаясь. [Да, хорошо было, очень хорошо. Много еще там было отличного, да не скажешь словами и мыслями даже наяву не выразишьk. И, заметив полосу света, пробившуюся сбоку одной из суконных стор, он весело скинул ноги с дивана, отыскал ими шитые женой (подарок ко дню рождения в прошлом году), обделанные в золотистый сафьян туфли и по старой, девятилетней привычке, не вставая, потянулся рукой к тому месту, где в спальне у него висел халат. И тут он вспомнил вдруг, как и почему он спит не в спальне жены, а в кабинете; улыбка исчезла с его лица, он сморщил лоб.

[Ах, ах, ах! Ааа!..k замычал он, вспоминая все, что было. И его воображению представились опять все подробности ссоры с женою, вся безвыходность его положения и мучительнее всего собственная вина его.

[Да! она не простит и не может простить. И всего ужаснее то, что виной всему я, виной я, а не виноват. В этом-то вся драма, думал он. Ах, ах, ах!k приговаривал он с отчаянием, вспоминая самые тяжелые для себя впечатления из этой ссоры.

Неприятнее всего была та первая минута, когда он, вернувшись из театра, веселый и довольный, с огромною грушей для жены в руке, не нашел жены в гостиной; к удивлению, не нашел ее и в кабинете и, наконец, увидал ее в спальне с несчастною, открывшею все, запиской в руке.

Она, эта вечно озабоченная, и хлопотливая, и недалекая, какою он считал ее, Долли, неподвижно сидела с запиской в руке и с выражением ужаса, отчаяния и гнева смотрела на него.

Что это? это? спрашивала она, указывая на записку.

И при этом воспоминании, как это часто бывает, мучала Степана Аркадьича не столько самое событие, сколько то, как он ответил на эти слова жены.

С ним случилось в эту минуту то, что случается с людьми, когда они неожиданно уличены в чем-нибудь слишком постыдном. Он не сумел приготовить свое лицо к тому положению, в которое он становился перед женой после открытия его вины. Вместо того чтоб оскорбиться, отрекаться, оправдываться, просить прощения, оставаться даже равнодушным все было бы лучше того, что он сделал! его лицо совершенно невольно ([рефлексы головного мозгаk, подумал Степан Аркадьич, который любил физиологию), совершенно невольно вдруг улыбнулось привычною, доброю и потому глупою улыбкой.

Эту глупую улыбку он не мог простить себе. Увидав эту улыбку, Долли вздрогнула, как от физической боли, разразилась, со свойственною ей горячностью, потоком жестоких слов и выбежала из комнаты. С тех пор она не хотела видеть мужа.

[Всему виной эта глупая улыбкаk, думал Степан Аркадьич.

[Но что же делать? что делать?k с отчаянием говорил он себе и не находил ответа.

II

Степан Аркадьич был человек правдивый в отношении к себе самому. Он не мог обманывать себя и уверять себя, что он раскаивается в своем поступке. Он не мог теперь раскаиваться в том, что он, тридцатичетырехлетний, красивый, влюбчивый человек, не был влюблен в жену, мать пяти живых и двух умерших детей, бывшую только годом моложе его. Он раскаивался только в том, что не умел лучше скрыть от жены. Но он чувствовал всю тяжесть своего положения и жалел жену, детей и себя. Может быть, он сумел бы лучше скрыть свои грехи от жены, если б ожидал, что это известие так на нее подействует. Ясно он никогда не обдумывал этого вопроса, но смутно ему представлялось, что жена давно догадывается, что он не верен ей, и смотрит на это сквозь пальцы. Ему даже казалось, что она, истощенная, состарившаяся, уже некрасивая женщина и ничем не замечательная, простая, только добрая мать семейства, по чувству справедливости должна быть снисходительна. Оказалось совсем противное.

[Ах, ужасно! ай, ай, ай! ужасно! твердил себе Степан Аркадьич и ничего не мог придумать. И как хорошо все это было до этого, как мы хорошо жили! Она была довольна, участлива детьми, я не мешал ей ни в чем, предоставлял ей возиться с детьми, с хозяйством, как она хотела. Правда, нехорошо, что она была гувернанткой у нас в доме. Нехорошо! Есть что-то тривиальное, пошлое в ухаживанье за своею гувернанткой. Но какая гувернантка! (Он живо вспомнил черные плутовские глаза m-lle Roland и ее улыбку.) Но ведь пока она была у нас в доме, я не позволял себе ничего., И хуже всего то, что она уже Надо же это все как нарочно! Ай, ай, ай! Аяяй! Но что же, что же делать?k

Ответа не было, кроме того общего ответа, который дает жизнь на все самые сложные и неразрешимые вопросы. Ответ этот: надо жить потребностями дня, то есть забыться. Забыться сном уже нельзя, по крайней мере до ночи, нельзя уже вернуться к той музыке, которую пели графинчики-женщины; стало быть, надо забыться сном жизни.

[Там видно будет, сказал себе Степан Аркадьич и, встав, надел серый халат на голубой шелковой подкладке, закинул кисти узлом и, вдоволь забрав воздуха в свой широкий грудной ящик, привычным бодрым шагом вывернутых ног, так легко носивших его полное тело, подошел к окну, поднял стору и громко позвонил. На звонок тотчас же вошел старый друг, камердинер Матвей, неся платье, сапоги и телеграмму. Вслед за Матвеем вошел и цирюльник с припасами для бритья.

Втр 23 Июл 2013 22:32:42
О хоспади, как же люди могут расстилаться перед кем-то7 Не важно тня это или нет.
Привет, пойдём туда-то, сказать что не знаешь, о чём с девушкой разговоривать, типа сама подскажи, эмоционально прочитать тираду, что современная нейрология установила, что первых долей секунды достаточно, чтобы знать, нравлюсь я тебе на нейротрансмиттерном уровне или нет и будем ли мы вместе, так что типа не ври, искренность это главное в отношениях с обоих сторон и вообще прикольно было бы нас обоих в ЯМР томограф засунуть щас посмотреть допаминовый путь покрышки, бугага, например.
Ты пьёшь? А я выпиваю, и это нормально, раскрепощает, могу позже механизм объяснить, ну это если захочешь. Слушай, пойдём пива возьмём и сюда вернёмся, отличное место. Ну расскажи о себе что-нить, ну чтоб я знал с чем дело имею, видно что ты не тупорылая кокетка, но хочется знать больше, всё хочется знать, мне психиатр даже сказал, что я чересчур дотошный, ну а мне норм. Так что, как живёшь?
Я так со своей познакомился, 5 лет вместе. ТП не нужны, браток.
псих-химик-кун, 25лвл

Втр 23 Июл 2013 22:32:45
>>52208400
А ТЫ ВООБЩЕ ПИЗДЕЦ. ЭТАЛОННЫЙ.

Втр 23 Июл 2013 22:32:50
Из присутствия есть бумаги? спросил Степан Аркадьич, взяв телеграмму и садясь к зеркалу.

На столе, отвечал Матвей, взглянул вопросительно, с участием, на барина и, подождав немного, прибавил с хитрою улыбкой: От хозяина извозчика приходили.

Степан Аркадьич ничего не ответил и только в зеркало взглянул на Матвея; во взгляде, которым они встретились в зеркале, видно было, как они понимают друг друга. Взгляд Степана Аркадьича как будто спрашивал: [Это зачем ты говоришь? разве ты не знаешь?k

Матвей положил руки в карманы своей жакетки, отставил ногу и молча, добродушно, чуть-чуть улыбаясь, посмотрел на своего барина.

Я приказал прийти в то воскресенье, а до тех пор чтобы не беспокоили вас и себя понапрасну, сказал он, видимо, приготовленную фразу.

Степан Аркадьич понял, что Матвей хотел пошутить и обратить на себя внимание. Разорвав телеграмму, он прочел ее, догадкой поправляя перевранные, как всегда, слова, и лицо его просияло.

Матвей, сестра Анна Аркадьевна будет завтра, сказал он, остановив на минуту глянцевитую, пухлую ручку цирюльника, расчищавшего розовую дорогу между длинными кудрявыми бакенбардами.

Слава богу, сказал Матвей, этим ответом показывая, что он понимает так же, как и барин, значение этого приезда, то есть что Анна Аркадьевна, любимая сестра Степана Аркадьича, может содействовать примирению мужа с женой.

Одни или с супругом? спросил Матвей.

Степан Аркадьич не мог говорить, так как цирюльник занят был верхнею губой, и поднял один палец. Матвей в зеркало кивнул головой.

Одни. Наверху приготовить?

Дарье Александровне доложи, где прикажут.

Дарье Александровне? как бы с сомнением повторил Матвей.

Да, доложи. И вот возьми телеграмму, передай, что они скажут.

[Попробовать хотитеk, понял Матвей, но он сказал только:

Слушаю-с.

Степан Аркадьич уже был умыт и расчесан и сбирался одеваться, когда Матвей, медленно ступая поскрипывающими сапогами, с телеграммой в руке, вернулся в комнату. Цирюльника уже не было.

Дарья Александровна приказали доложить, что они уезжают. Пускай делают, как им, вам то есть, угодно, сказал он, смеясь только глазами, и, положив руки в карманы и склонив голову набок, уставился на барина.

Степан Аркадьич помолчал. Потом добрая и несколько жалкая улыбка показалась на его красивом лице.

А? Матвей? сказал он, покачивая головой.

Ничего, сударь, образуется, сказал Матвей.

Образуется?

Так точно-с.

Ты думаешь? Это кто там? спросил Степан Аркадьич, услыхав за дверью шум женского платья.

Это я-с, сказал твердый и приятный женский голос, и из-за двери высунулось строгое рябое лицо Матрены Филимоновны, нянюшки.

Ну что, Матреша? спросил Степан Аркадьич, выходя к ней в дверь.

Несмотря на то, что Степан Аркадьич был кругом виноват перед женой и сам чувствовал это, почти все в доме, даже нянюшка, главный друг Дарьи Александровны, были на его стороне.

Ну что? сказал он уныло.

Вы сходите, сударь, повинитесь еще. Авось бог даст. Очень мучаются, и смотреть жалости, да и все в доме навынтараты пошло. Детей, сударь, пожалеть надо. Повинитесь, сударь. Что делать! Люби кататься.

Да ведь не примет

А вы свое сделайте. Бог милостив, богу молитесь, сударь, богу молитесь.

Ну, хорошо, ступай, сказал Степан Аркадьич, вдруг покраснев. Ну, так давай одеваться, обратился он к Матвею и решительно скинул халат.

Матвей уже держал, сдувая что-то невидимое, хомутом приготовленную рубашку и с очевидным удовольствием облек в нее холеное тело барина.

III

Одевшись, Степан Аркадьич прыснул на себя духами, выправил рукава рубашки, привычным движением рассовал по карманам папиросы, бумажник, спички, часы с двойной цепочкой и брелоками и, встряхнув платок, чувствуя себя чистым, душистым, здоровым и физически веселым, несмотря на свое несчастье, вышел, слегка подрагивая на каждой ноге, в столовую, где уже ждал его кофе и, рядом с кофеем, письма и бумаги из присутствия.

Он прочел письма. Одно было очень неприятное от купца, покупавшего лес в имении жены. Лес этот необходимо было продать; но теперь, до примирения с женой, не могло быть о том речи. Всего же неприятнее тут было то, что этим подмешивался денежный интерес в предстоящее дело его примирения с женою. И мысль, что он может руководиться этим интересом, что он для продажи этого леса будет искать примирения с женой, эта мысль оскорбляла его.

Окончив письма, Степан Аркадьич придвинул к себе бумаги из присутствия, быстро перелистовал два дела, большим карандашом сделал несколько отметок и, отодвинув дела, взялся за кофе; за кофеем он развернул еще сырую утреннюю газету и стал читать ее.

Степан Аркадьич получал и читал либеральную газету, не крайнюю, но того направления, которого держалось большинство. И, несмотря на то, что ни наука, ни искусство, ни политика, собственно, не интересовали его, он твердо держался тех взглядов на все эти предметы, каких держалось большинство и его газета, и изменял их, только когда большинство изменяло их, или, лучше сказать, не изменял их, а они сами в нем незаметно изменялись.

Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят. А иметь взгляды ему, жившему в известном обществе, при потребности некоторой деятельности мысли, развивающейся обыкновенно в лета зрелости, было так же необходимо, как иметь шляпу. Если и была причина, почему он предпочитал либеральное направление консервативному, какого держались тоже многие из его круга, то это произошло не оттого, чтоб он находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его образу жизни. Либеральная партия говорила, что в России все дурно, и действительно, у Степана Аркадьича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная жизнь доставляла мало удовольствия Степану Аркадьичу и принуждала его лгать и притворяться, что было так противно его натуре. Либеральная партия говорила, или, лучше, подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело., Вместе с этим Степану Аркадьичу, любившему веселую шутку, было приятно иногда озадачить смирного человека тем, что если уже гордиться породой, то не следует останавливаться на Рюрике и отрекаться от первого родоначальника обезьяны. Итак, либеральное направление сделалось привычкой Степана Аркадьича, и он любил свою газету, как сигару после обеда, за легкий туман, который она производила в его голове. Он прочел руководящую статью, в которой объяснялось, что в наше время совершенно напрасно поднимается вопль о том, будто бы радикализм угрожает поглотить все консервативные элементы и будто бы правительство обязано принять меры для подавления революционной гидры, что, напротив, [по нашему мнению, опасность лежит не в мнимой революционной гидре, а в упорстве традиционности, тормозящей прогрессk, и т. д. Он прочел и другую статью, финансовую, в которой упоминалось о Бентаме и Милле и подпускались тонкие шпильки министерству. Со свойственною ему быстротою соображения он понимал значение всякой шпильки: от кого и на кого и по какому случаю она была направлена, и это, как всегда, доставляло ему некоторое удовольствие. Но сегодня удовольствие это отравлялось воспоминанием о советах Матрены Филимоновны и о том, что в доме так неблагополучно. Он прочел и о том, что граф Бейст, как слышно, проехал в Висбаден, и о том, что нет более седых волос, и о продаже легкой кареты, и предложение молодой особы; но эти сведения не доставляли ему, как прежде, тихого, иронического удовольствия.

Втр 23 Июл 2013 22:33:06
Окончив газету, вторую чашку кофе и калач с маслом, он встал, стряхнул крошки калача с жилета и, расправив широкую грудь, радостно улыбнулся, не оттого, чтоб у него на душе было что-нибудь особенно приятное, радостную улыбку вызвало хорошее пищеварение.

Но эта радостная улыбка сейчас же напомнила ему все, и он задумался.

Два детские голоса (Степан Аркадьич узнал голоса Гриши, меньшого мальчика, и Тани, старшей девочки) послышались за дверьми. Они что-то везли и уронили.

Я говорила, что на крышу нельзя сажать пассажиров, кричала по-английски девочка, вот подбирай!

[Все смешалось, подумал Степан Аркадьич, вон дети одни бегаютk. И, подойдя к двери, он кликнул их. Они бросили шкатулку, представлявшую поезд, и вошли к отцу.

Девочка, любимица отца, вбежала смело, обняла его и, смеясь, повисла у него на шее, как всегда, радуясь на знакомый запах духов, распространявшийся от его бакенбард. Поцеловав его, наконец, в покрасневшее от наклоненного положения и сияющее нежностью лицо, девочка разняла руки и хотела бежать назад; но отец удержал ее..

Что мама? спросил он, водя рукой по гладкой, нежной шейке дочери. Здравствуй, сказал он, улыбаясь здоровавшемуся мальчику.

Он сознавал, что меньше любил мальчика, и всегда старался быть ровен; но мальчик чувствовал это и не ответил улыбкой на холодную улыбку отца.

Мама? Встала, отвечала девочка.

Степан Аркадьич вздохнул. [Значит, опять не спала всю ночьk, подумал он.

Что, она весела?

Девочка знала, что между отцом и матерью была ссора, и что мать не могла быть весела, и что отец должен знать это, и что он притворяется, спрашивая об этом так легко. И она покраснела за отца. Он тотчас же понял это и также покраснел.

Не знаю, сказала она. Она не велела учиться, а велела идти гулять с мисс Гуль к бабушке.

Ну, иди, Танчурочка моя. Ах да, постой, сказал он, все-таки удерживая ее и гладя ее нежную ручку.

Он достал с камина. где вчера поставил, коробочку конфет и дал ей две, выбрав ее любимые, шоколадную и помадную.

Грише? сказала девочка, указывая на шоколадную.

Да, да. И еще раз погладив ее плечико, он поцеловал ее в корни волос, в шею и отпустил ее.

Карета готова, сказал Матвей. Да просительница, прибавил он.

Давно тут? спросил Степан Аркадьич.

С полчасика.

Сколько раз тебе приказано сейчас же докладывать!

Надо же вам дать хоть кофею откушать, сказал Матвей тем дружески грубым тоном, на который нельзя было сердиться.

Ну, проси же скорее, сказал Облонский, морщась от досады.

Просительница, штабс-капитанша Калинина, просила о невозможном и бестолковом; но Степан Аркадьич, по своему обыкновению, усадил ее, внимательно, не перебивая, выслушал ее и дал ей подробный совет, к кому и как обратиться, и даже бойко и складно своим крупным, растянутым, красивым и четким почерком написал ей записочку к лицу, которое могло ей пособить. Отпустив штабс-капитаншу. Степан Аркадьич взял шляпу и остановился, припоминая, не забыл ли чего. Оказалось, что он ничего не забыл, кроме того, что хотел забыть, жену.

[Ах да!k Он опустил голову, и красивое лицо его приняло тоскливое выражение. [Пойти или не пойти?k говорил он себе. И внутренний голос говорил ему, что ходить не надобно, что, кроме фальши, тут ничего быть не может, что поправить, починить их отношения невозможно, потому что невозможно сделать ее опять привлекательною и возбуждающею любовь или его сделать стариком, не способным любить. Кроме фальши и лжи, ничего не могло выйти теперь; а фальшь и ложь были противны его натуре.

[Однако когда-нибудь же нужно; ведь не может же это так остатьсяk, сказал он, стараясь придать себе смелости. Он выпрямил грудь, вынул папироску, закурил, пыхнул два раза, бросил ее в перламутровую раковину-пепельницу, быстрыми шагами прошел мрачную гостиную и отворил другую дверь, в спальню жены.

IV

Дарья Александровна, в кофточке и с пришпиленными на затылке косами уже редких, когда-то густых и прекрасных волоса с осунувшимся, худым лицом и большими, выдававшимися от худобы лица, испуганными глазами, стояла среди разбросанных по комнате вещей пред открытою шифоньеркой, из которой она выбирала что-то. Услыхав шаги мужа, она остановилась, глядя на дверь и тщетно пытаясь придать своему лицу строгое и презрительное выражение. Она чувствовала, что боится его и боится предстоящего свидания. Она только что пыталась сделать то, что пыталась сделать уже десятый раз в эти три дня: отобрать детские и свои вещи, которые она увезет к матери, и опять не могла на это решиться; но и теперь, как в прежние раза, она говорила себе, что это не может так остаться, что она должна предпринять что-нибудь, наказать, осрамить его, отомстить ему хоть малою частью той боли, которую он ей сделал. Она все еще говорила, что уедет от него, но чувствовала, что это невозможно; это было невозможно потому, что она не могла отвыкнуть считать его своим мужем и любить его. Кроме того, она чувствовала, что если здесь, в своем доме, она едва успевала ухаживать за своими пятью детьми, то им будет еще хуже там, куда она поедет со всеми ими. И то в эти три дня меньшой заболел оттого, что его накормили дурным бульоном, а остальные были вчера почти без обеда. Она чувствовала, что уехать невозможно; но, обманывая себя, она все-таки отбирала вещи и притворялась, что уедет.

Увидав мужа, она опустила руку в ящик шифоньерки, будто отыскивая что-то, и оглянулась на него, только когда он совсем вплоть подошел к ней. Но лицо ее, которому она хотела придать строгое и решительное выражение, выражало потерянность и страдание.

Долли! сказал он тихим, робким голосом. Он втянул голову в плечи и хотел иметь жалкий и покорный вид, но он все-таки сиял свежестью и здоровьем.

Она быстрым взглядом оглядела с головы до ног его сияющую свежестью и здоровьем фигуру. [Да, он счастлив и доволен! подумала она, а я?!. И эта доброта противная, за которую все так любят его и хвалят; я ненавижу эту его добротуk, подумала она. Рот ее сжался, мускул щеки затрясся на правой стороне бледного, нервного лица.

Что вам нужно? сказала она быстрым, не своим, грудным голосом.

Долли! повторил он с дрожанием в голосе. Анна приедет сегодня.

Ну что же мне? Я не могу ее принять! вскрикнула она.

Но надо же, однако, Долли..

Уйдите, уйдите, уйдите! не глядя на него, вскрикнула она, как будто крик этот был вызван физическою болью.

Степан Аркадьич мог быть спокоен, когда он думал о жене, мог надеяться, что все образуется, по выражению Матвея, и мог спокойно читать газету и пить кофе; но когда он увидал ее измученное, страдальческое лицо, услыхал этот звук голоса, покорный судьбе и отчаянный, ему захватило дыхание, что-то подступило к горлу, и глаза его заблестели слезами.

Втр 23 Июл 2013 22:33:23
Боже мой, что я сделал! Долли! Ради бога! Ведь он не мог продолжать, рыдание остановилось у него в горле.

Она захлопнула шифоньерку и взглянула на него.

Долли, что я могу сказать?.. Одно: прости, прости Вспомни, разве девять лет жизни не могут искупить минуты, минуты

Она опустила глаза и слушала, ожидая, что он скажет, как будто умоляя его о том, чтобы он как-нибудь разуверил ее.

Минуты минуты увлеченья выговорил он и хотел продолжать, но при этом слове, будто от физической боли, опять поджались ее губы и опять запрыгал мускул щеки на правой стороне лица.

Уйдите, уйдите отсюда! закричала она еще пронзительнее, и не говорите мне про ваши увлечения, про ваши мерзости!

Она хотела уйти, но пошатнулась и взялась за спинку стула, чтоб опереться. Лицо его расширилось, губы распухли, глаза налились слезами.

Долли! проговорил он, уже всхлипывая. Ради бога, подумай о детях, они не виноваты. Я виноват, и накажи меня, вели мне искупить свою вину. Чем я могу, я все готов! Я виноват, нет слов сказать, как я виноват! Но, Долли, прости!

Она села. Он слышал ее тяжелое, громкое дыхание, и ему было невыразимо жалко ее. Она несколько раз хотела начать говорить, но не могла. Он ждал.

Ты помнишь детей, чтоб играть с ними, а я помню и знаю, что они погибли теперь, сказала она, видимо, одну из фраз, которые она за эти три дня не раз говорила себе.

Она сказала ему [тыk, и он с благодарностью взглянул на нее и тронулся, чтобы взять ее руку, но она с отвращением отстранилась от него.

Я помню про детей и поэтому все в мире сделала бы, чтобы спасти их; но я сама не знаю, чем я спасу их: тем ли, что увезу от отца, или тем, что оставлю с развратным отцом, да, с развратным отцом Ну, скажите, после того что было, разве возможно нам жить вместе? Разве это возможно? Скажите же, разве это возможно? повторяла она, возвышая голос. После того как мой муж, отец моих детей, входит в любовную связь с гувернанткой своих детей

Но что ж делать? Что делать? говорил он жалким голосом, сам не зная, что он говорит, и все ниже и ниже опуская голову.

Вы мне гадки, отвратительны! закричала она, горячась все более и более. Ваши слезы вода! Вы никогда не любили меня; в вас нет ни сердца, ни благородства! Вы мне мерзки, гадки, чужой, да, чужой! с болью и злобой произнесла она это ужасное для себя слово чужой.

Он поглядел на нее, и злоба, выразившаяся на ее лице, испугала и удивила его. Он не понимал того, что его жалость к ней раздражала ее. Она видела в нем к себе сожаленье, но не любовь. [Нет, она ненавидит меня. Она не проститk, подумал он.

Это ужасно! Ужасно! проговорил он.

В это время в другой комнате, вероятно упавши, закричал ребенок; Дарья Александровна прислушалась, и лицо ее вдруг смягчилось.

Она, видимо, опоминалась несколько секунд, как бы не зная, где она и что ей делать, и, быстро вставши, тронулась к двери.

[Ведь любит же она моего ребенка, подумал он, заметив изменение ее лица при крике ребенка, моего ребенка; как же она может ненавидеть меня?k

Долли, еще одно слово, проговорил он, идя за нею.

Если вы пойдете за мной, я позову людей, детей! Пускай все знают, что вы подлец! Я уезжаю нынче, а вы живите здесь с своею любовницей!

И она вышла, хлопнув дверью.

Степан Аркадьич вздохнул, отер лицо и тихими шагами пошел из комнаты. [Матвей говорит: образуется; но как? Я не вижу даже возможности. Ах, ах, какой ужас! И как тривиально она кричала, говорил он сам себе, вспоминая ее крик и слова: подлец и любовница. И, может быть, девушки слыхали! Ужасно тривиально, ужасноk. Степан Аркадьич постоял несколько секунд один, отер глаза, вздохнул и, выпрямив грудь, вышел из комнаты.

Была пятница, и в столовой часовщик-немец заводил часы. Степан Аркадьич вспомнил свою шутку об этом аккуратном плешивом часовщике, что немец [сам был заведен на всю жизнь, чтобы заводить часыk, и улыбнулся. Степан Аркадьич любил хорошую шутку. [А может быть, и образуется! Хорошо словечко: образуется, подумал он. Это надо рассказатьk.

Матвей! крикнул он, так устрой же все там с Марьей в диванной для Анны Аркадьевны, сказал он явившемуся Матвею.

Слушаю-с.

Степан Аркадьич надел шубу и вышел на крыльцо.

Кушать дома не будете? сказал провожавший Матвей.

Как придется. Да вот возьми на расходы, сказал он, подавая десять рублей из бумажника. Довольно будет?

Довольно ли. не довольно, видно обойтись надо, сказал Матвей, захлопывая дверку и отступая на крыльцо.

Дарья Александровна между тем, успокоив ребенка и по звуку кареты поняв, что он уехал, вернулась опять в спальню. Это было единственное убежище ее от домашних забот, которые обступали ее, как только она выходила. Уже и теперь, в то короткое время, когда она выходила в детскую, англичанка и Матрена Филимоновна успели сделать ей несколько вопросов, не терпевших отлагательства и на которые она одна могла ответить: что надеть детям на гулянье? давать ли молоко? не послать ли за другим поваром?

Ах, оставьте, оставьте меня! сказала она и, вернувшись в спальню, села опять на то же место, где она говорила с мужем, сжав исхудавшие руки с кольцами, спускавшимися с костлявых пальцев, и принялась перебирать в воспоминании весь бывший разговор. [Уехал! Но чем же кончил он с нею? думала она. Неужели он видает ее? Зачем я не спросила его? Нет, нет, сойтись нельзя. Если мы и останемся в одном доме мы чужие. Навсегда чужие!k повторила она опять с особенным значением это страшное для нее слово. [А как я любила, боже мой, как я любила его!.. Как я любила! И теперь разве я не люблю его? Не больше ли, чем прежде, я люблю его? Ужасно, главное, тоk начала она, но не докончила своей мысли, потому что Матрена Филимоновна высунулась из двери.

Уж прикажите за братом послать, сказала она, все он изготовит обед; а то, по-вчерашнему, до шести часов дети не евши.

Ну, хорошо, я сейчас выйду и распоряжусь. Да послали ли за свежим молоком?

И Дарья Александровна погрузилась в заботы дня и потопила в них на время свое горе.

V

Степан Аркадьич в школе учился хорошо благодаря своим хорошим способностям, но был ленив и шалун и потому вышел из последних; но, несмотря на свою всегда разгульную жизнь, небольшие чины и нестарые годы, он занимал почетное и с хорошим жалованьем место начальника в одном из московских присутствий. Место это он получил чрез мужа сестры Анны, Алексея Александровича Каренина, занимавшего одно из важнейших мест в министерстве, к которому принадлежало присутствие; но если бы Каренин не назначил своего шурина на это место, то чрез сотню других лиц, братьев, сестер, родных, двоюродных, дядей, теток, Стива Облонский получил бы это место или другое подобное, тысяч в шесть жалованья, которые ему были нужны, так как дела его. несмотря на достаточное состояние жены, были расстроены.

Втр 23 Июл 2013 22:33:38
Половина Москвы и Петербурга была родня и приятели Степана Аркадьича. Он родился в среде тех людей, которые были и стали сильными мира сего. Одна треть государственных людей, стариков, были приятелями его отца и знали его в рубашечке; другая треть были с ним на [тыk, а третья треть были хорошие знакомые; следовательно, раздаватели земных благ в виде мест, аренд, концессий и тому подобного были все ему приятели и не могли обойти своего; и Облонскому не нужно было особенно стараться, чтобы получить выгодное место; нужно было только не отказываться, не завидовать, не ссориться, не обижаться, чего он, по свойственной ему доброте, никогда и не делал. Ему бы смешно показалось, если б ему сказали, что он не получит места с тем жалованьем, которое ему нужно, тем более что он и не требовал чего-нибудь чрезвычайного; он хотел только того, что получали его сверстники, а исполнять такого рода должность мог он не хуже всякого другого.

Степана Аркадьича не только любили все знавшие его за его добрый, веселый нрав и несомненную честность, но в нем, в его красивой, светлой наружности, блестящих глазах, черных бровях, волосах, белизне и румянце лица, было что-то, физически действовавшее дружелюбно и весело на людей, встречавшихся с ним. [Ага! Стива! Облонский! Вот и он!k почти всегда с радостною улыбкой говорили, встречаясь с ним. Если и случалось иногда, что после разговора с ним оказывалось, что ничего особенно радостного не случилось, на другой день, на третий опять точно так же все радовались при встрече с ним.

Занимая третий год место начальника одного из присутственных мест в Москве, Степан Аркадьич приобрел, кроме любви, и уважение сослуживцев, подчиненных, начальников и всех, кто имел до него дело. Главные качества Степана Аркадьича, заслужившие ему это общее уважение по службе, состояли, во-первых, в чрезвычайной снисходительности к людям, основанной в нем на сознании своих недостатков; во-вторых, в совершенной либеральности, не той, про которую он вычитал в газетах, но той, что у него была в крови и с которою он совершенно равно и одинаково относился ко всем людям, какого бы состояния и звания они ни были, и, в-третьих, главное в совершенном равнодушии к тому делу, которым он занимался, вследствие чего он никогда не увлекался и не делал ошибок.

Приехав к месту своего служения, Степан Аркадьич, провожаемый почтительным швейцаром, с портфелем прошел в свой маленький кабинет, надел мундир и вошел в присутствие. Писцы и служащие все встали, весело и почтительно кланяясь. Степан Аркадьич поспешно, как всегда, прошел к своему месту, пожал руки членам и сел. Он пошутил и поговорил, ровно сколько это было прилично, и начал занятия. Никто вернее Степана Аркадьича не умел найти ту границу свободы, простоты и официальности, которая нужна для приятного занятия делами. Секретарь весело и почтительно, как и все в присутствии Степана Аркадьича, подошел с бумагами и проговорил тем фамильярно-либеральным тоном, который введен был Степаном Аркадьичем:

Мы таки добились сведения из Пензенского губернского правления. Вот, не угодно ли

Получили наконец? проговорил Степан Аркадьич, закладывая пальцем бумагу. Ну-с, господа И присутствие началось.

[Если б они знали, думал он, с значительным видом склонив голову при слушании доклада, каким виноватым мальчиком полчаса тому назад был их председатель!k И глаза его смеялись при чтении доклада До двух часов занятия должны были идти не прерываясь, а в два часа перерыв и завтрак.

Еще не было двух часов, когда большие стеклянные двери залы присутствия вдруг отворились, и кто-то вошел. Все члены из-под портрета и из-за зерцала, обрадовавшись развлечению, оглянулись на дверь; но сторож, стоявший у двери, тотчас же изгнал вошедшего и затворил за ним стеклянную дверь.

Когда дело было прочтено, Степан Аркадьич встал, потянувшись, и, отдавая дань либеральности времени, в присутствии достал папироску и пошел в свой кабинет. Два товарища его, старый служака Никитин и камер-юнкер Гриневич, вышли с ним.

После завтрака успеем кончить, сказал Степан Аркадьич.

Как еще успеем! сказал Никитин.

А плут порядочный должен быть этот Фомин, сказал Гриневич об одном из лиц, участвовавших в деле, которое они разбирали.

Степан Аркадьич поморщился на слова Гриневича, давая этим чувствовать, что неприлично преждевременно составлять суждение, и ничего ему не ответил.

Кто это входил? спросил он у сторожа.

Какой-то, ваше превосходительство, без спросу влез, только я отвернулся. Вас спрашивали. Я говорю: когда выйдут члены, тогда

Где он?

Нешто вышел в сени, а то все тут ходил. Этот самый, сказал сторож, указывая на сильно сложенного широкоплечего человека с курчавою бородой, который, не снимая бараньей шапки, быстро и легко взбегал наверх по стертым ступенькам каменной лестницы. Один из сходивших вниз с портфелем худощавый чиновник, приостановившись, неодобрительно посмотрел на ноги бегущего и потом вопросительно взглянул на Облонского.

Степан Аркадьич стоял над лестницей. Добродушно сияющее лицо его из-за шитого воротника мундира просияло еще более, когда он узнал вбегавшего.

Так и есть! Левин, наконец! проговорил он с дружескою, насмешливою улыбкой, оглядывая подходившего к нему Левина. Как это ты не побрезгал найти меня в этом вертепе? сказал Степан Аркадьич, не довольствуясь пожатием руки и целуя своего приятеля. Давно ли?

Я сейчас приехал, и очень хотелось тебя видеть, отвечал Левин, застенчиво и вместе с тем сердито и беспокойно оглядываясь вокруг.

Ну, пойдем в кабинет, сказал Степан Аркадьич, знавший самолюбивую и озлобленную застенчивость своего приятеля; и, схватив его за руку, он повлек его за собой, как будто проводя между опасностями.

Степан Аркадьич был на [тыk почти со всеми своими знакомыми: со стариками шестидесяти лет, с мальчиками двадцати лет, с актерами, с министрами, с купцами и с генерал-адъютантами, так что очень многие из бывших с ним на [тыk находились на двух крайних пунктах общественной лестницы и очень бы удивились, узнав, что имеют через Облонского что-нибудь общее. Он был на [тыk со всеми, с кем пил шампанское, а пил он шампанское со всеми, и поэтому, в присутствии своих подчиненных встречаясь с своими постыдными [тыk, как он называл шутя многих из своих приятелей, он, со свойственным ему тактом, умел уменьшать неприятность этого впечатления для подчиненных. Левин не был постыдный [тыk, но Облонский с своим тактом почувствовал, что Левин думает, что он пред подчиненными может не желать выказать свою близость с ним, и потому поторопился увести его в кабинет.

Левин был почти одних лет с Облонским и с ним на [тыk не по одному шампанскому. Левин был его товарищем и другом первой молодости. Они любили друг друга, несмотря на различие характеров и вкусов, как любят друг друга приятели, сошедшиеся в первой молодости. Но, несмотря на это, как часто бывает между людьми, избравшими различные роды деятельности, каждый из них, хотя, рассуждая, и оправдывал деятельность другого, в душе презирал ее. Каждому казалось, что та жизнь, которую он сам ведет, есть одна настоящая жизнь, а которую ведет приятель есть только призрак. Облонский не мог удержать легкой насмешливой улыбки при виде Левина. Уж который раз он видел его приезжавшим в Москву из деревни, где он что-то делал, но что именно, того Степан Аркадьич никогда не мог понять хорошенько, да и не интересовался. Левин приезжал в Москву всегда взволнованный, торопливый, немножко стесненный и раздраженный этою стесненностью и большею частью с совершенно новым, неожиданным взглядом на вещи. Степан Аркадьич смеялся над этим и любил это. Точно так же и Левин в душе презирал и городской образ жизни своего приятеля и его службу, которую считал пустяками, и смеялся над этим. Но разница была в том, что Облонский, делая, что все делают, смеялся самоуверенно и добродушно, а Левин не самоуверенно и иногда сердито.

Втр 23 Июл 2013 22:33:41
>>52208495
Я тоже это знаю и так думаю. Гулял же с 7. Тут нет красивых и адекватных, максимум можно выбрать что-то одно.

Втр 23 Июл 2013 22:33:59
Мы тебя давно ждали, сказал Степан Аркадьич, войдя в кабинет и выпустив руку Левина, как бы этим показывая, что тут опасности кончились. Очень, очень рад тебя видеть, продолжал он. Ну, что ты? Как? Когда приехал?

Левин молчал, поглядывая на незнакомые ему лица двух товарищей Облонского и в особенности на руку элегантного Гриневича, с такими белыми длинными пальцами, с такими длинными желтыми, загибавшимися в конце ногтями и такими огромными блестящими запонками на рубашке, что эти руки, видимо, поглощали все его внимание и не давали ему свободы мысли. Облонский тотчас заметил это и улыбнулся.

Ах да, позвольте вас познакомить, сказал он. Мои товарищи: Филипп Иваныч Никитин, Михаил Станиславич Гриневич, и обратившись к Левину: земский деятель, новый земский человек, гимнаст, поднимающий одною рукой пять пудов, скотовод и охотник и мой друг, Константин Дмитрич Левин, брат Сергея Иваныча Кознышева.

Очень приятно, сказал старичок.

Имею честь знать вашего брата, Сергея Иваныча, сказал Гриневич, подавая свою тонкую руку с длинными ногтями.

Левин нахмурился, холодно пожал руку и тотчас же обратился к Облонскому. Хотя он имел большое уважение к своему, известному всей России, одноутробному брату писателю, однако он терпеть не мог, когда к нему обращались не как к Константину Левину, а как к брату знаменитого Кознышева.

Нет, я уже не земский деятель. Я со всеми разбранился и не езжу больше на собрания, сказал он, обращаясь к Облонскому.

Скоро же! с улыбкой сказал Облонский. Но как? отчего?

Длинная история. Я расскажу когда-нибудь, сказал Левин, но сейчас же стал рассказывать. Ну, коротко сказать, я убедился, что никакой земской деятельности нет и быть не может, заговорил он, как будто кто-то сейчас обидел его, с одной стороны, игрушка, играют в парламент, а я ни достаточно молод, ни достаточно стар, чтобы забавляться игрушками; а с другой (он заикнулся) стороны, это средство для уездной coterie наживать деньжонки Прежде были опеки, суды, а теперь земство, не в виде взяток, а в виде незаслуженного жалованья, говорил он так горячо, как будто кто-нибудь из присутствовавших оспаривал его мнение.

Эге! Да ты, я вижу, опять в новой фазе, в консервативной, сказал Степан Аркадьич. Но, впрочем, после об этом.

Да, после. Но мне нужно было тебя видеть, сказал Левин, с ненавистью вглядываясь в руку Гриневича.

Степан Аркадьич чуть заметно улыбнулся.

Как же ты говорил, что никогда больше не наденешь европейского платья? сказал он, оглядывая его новое, очевидно от французского портного, платье. Так! я вижу: новая фаза.

Левин вдруг покраснел, но не так, как краснеют взрослые люди, слегка, сами того не замечая, но так, как краснеют мальчики, чувствуя, что они смешны своей застенчивостью, и вследствие того стыдясь и краснея еще больше, почти до слез. И так странно было видеть это умное, мужественное лицо в таком детском состоянии, что Облонский перестал смотреть на него.

Да, где ж увидимся? Ведь мне очень, очень нужно поговорить с тобою, сказал Левин.

Облонский как будто задумался:

Вот что: поедем к Гурину завтракать и там поговорим. До трех я свободен.

Нет, подумав, отвечал Левин, мне еще надо съездить.

Ну, хорошо, так обедать вместе.

Обедать? Да мне ведь ничего особенного, только два слова сказать, спросить, а после потолкуем.

Так сейчас и скажи два слова, а беседовать за обедом.

Два слова вот какие, сказал Левин, впрочем, ничего особенного.

Лицо его вдруг приняло злое выражение, происходившее от усилия преодолеть свою застенчивость.

Что Щербацкие делают? Все по-старому? сказал он.

Степан Аркадьич, знавший уже давно, что Левин был влюблен в его свояченицу Кити, чуть заметно улыбнулся, и глаза его весело заблестели.

Ты сказал, два слова, а я в двух словах ответить не могу, потому что Извини на минутку

Вошел секретарь, с фамильярною почтительностью и некоторым, общим всем секретарям, скромным сознанием своего превосходства пред начальником в знании дел, подошел с бумагами к Облонскому и стал, под видом вопроса, объяснять какое-то затруднение. Степан Аркадьич, не дослушав, положил ласково свою руку на рукав секретаря.

Нет, вы уж так сделайте, как я говорил, сказал он, улыбкой смягчая замечание, и, кратко объяснив, как он понимает дело, отодвинул бумаги и сказал: Так и сделайте. Пожалуйста, так, Захар Никитич.

Сконфуженный секретарь удалился. Левин, во время совещания с секретарем совершенно оправившись от своего смущения, стоял, облокотившись обеими руками на стул, и на лице его было насмешливое внимание.

Не понимаю, не понимаю, сказал он.

Чего ты не понимаешь? так же весело улыбаясь и доставая папироску, сказал Облонский. Он ждал от Левина какой-нибудь странной выходки.

Не понимаю, что вы делаете, сказал Левин, пожимая плечами. Как ты можешь это серьезно делать?

Отчего?

Да оттого, что нечего делать.

Ты так думаешь, но мы завалены делом.

Бумажным. Ну да, у тебя дар к этому, прибавил Левин.

То есть, ты думаешь, что у меня есть недостаток чего-то?

Может быть, и да, сказал Левин. Но все-таки я любуюсь на твое величие и горжусь, что у меня друг такой великий человек. Однако ты мне не ответил на мой вопрос, прибавил он, с отчаянным усилием прямо глядя в глаза Облонскому.

Ну, хорошо, хорошо. Погоди еще, и ты придешь к этому. Хорошо, как у тебя три тысячи десятин в Каразинском уезде, да такие мускулы, да свежесть, как у двенадцатилетней девочки, а придешь и ты к нам. Да, так о том, что ты спрашивал: перемены нет, но жаль, что ты так давно не был..

А что? испуганно спросил Левин.

Да ничего, отвечал Облонский. Мы поговорим. Да ты зачем, собственно, приехал?

Ах, об этом тоже поговорим после, опять до ушей покраснев, сказал Левин.

Ну, хорошо. Понятно, сказал Степан Аркадьич. Так видишь ли: я бы позвал тебя к себе, но жена не совсем здорова. А вот что: если ты хочешь их видеть, они, наверное, нынче в Зоологическом саду от четырех до пяти. Кити на коньках катается. Ты поезжай туда, а я заеду, и вместе куда-нибудь обедать.

Прекрасно, до свидания же.

Смотри же, ты ведь, я тебя знаю, забудешь или вдруг уедешь в деревню! смеясь, прокричал Степан Аркадьич.

Нет, верно.

И, вспомнив о том, что он забыл поклониться товарищам Облонского, только когда он был уже в дверях, Левин вышел из кабинета.

Втр 23 Июл 2013 22:34:19
Должно быть, очень энергический господин, сказал Гриневич, когда Левин вышел.

Да, батюшка, сказал Степан Аркадьич, покачивая головой, вот счастливец! Три тысячи десятин в Каразинском уезде, все впереди, и свежести сколько! Не то что наш брат.

Что ж вы-то жалуетесь, Степан Аркадьич?

Да скверно, плохо, сказал Степан Аркадьич, тяжело вздохнув.

VI

Когда Облонский спросил у Левина, зачем он, собственно, приехал, Левин покраснел и рассердился на себя за то, что покраснел, потому что он не мог ответить ему: [Я приехал сделать предложение твоей свояченицеk, хотя он приехал только за этим.

Дома Левиных и Щербацких были старые дворянские московские дома и всегда были между собою в близких и дружеских отношениях. Связь эта утвердилась еще больше во время студенчества Левина. Он вместе готовился и вместе поступил в университет с молодым князем Шербацким, братом Долли и Кити. В это время Левин часто бывал в доме Щербацких и влюбился в дом Щербацких. Как это ни странно может показаться, но Константин Левин был влюблен именно в дом, в семью, в особенности в женскую половину семьи Щербацких. Сам Левин не помнил своей матери, и единственная сестра его была старше его, так что в доме Щербацких он в первый раз увидал ту самую среду старого дворянского, образованного и честного семейства, которой он был лишен смертью отца и матери. Все члены этой семьи, в особенности женская половина, представлялись ему покрытыми какою-то таинственною, поэтическою завесой, и он не только не видел в них никаких недостатков, но под этою поэтическою, покрывавшею их завесой предполагал самые возвышенные чувства и всевозможные совершенства. Для чего этим трем барышням нужно было говорить через день по-французски и по-английски; для чего они в известные часы играли попеременкам на фортепиано, звуки которого всегда слышались у брата наверху, где занимались студенты; для чего ездили эти учителя французской литературы, музыки, рисованья, танцев; для чего в известные часы все три барышни с m-lle Linon подъезжали в коляске к Тверскому бульвару в своих атласных шубках Долли в длинной, Натали в полудлинной, а Кити в совершенно короткой, так что статные ножки ее в туго натянутых красных чулках были на всем виду; для чего им, в сопровождении лакея с золотою кокардой на шляпе, нужно было ходить по Тверскому бульвару, всего этого и многого другого, что делалось в их таинственном мире, он не понимал, но знал, что все, что там делалось, было прекрасно, и был влюблен именно в эту таинственность совершавшегося.

Во время своего студенчества он чуть было не влюбился в старшую, Долли, но ее вскоре выдали замуж за Облонского. Потом он начал влюбляться во вторую. Он как будто чувствовал, что ему надо влюбиться в одну из сестер, только не мог разобрать, в какую именно. Но и Натали, только что показалась в свет, вышла замуж за дипломата Львова. Кити еще была ребенок, когда Левин вышел из университета. Молодой Щербацкий, поступив в моряки, утонул в Балтийском море, и сношения Левина с Щербацкими, несмотря на дружбу его с Облонским, стали более редки. Но когда в нынешнем году, в начале зимы, Левин приехал в Москву после года в деревне и увидал Щербацких, он понял, в кого из трех ему действительно суждено было влюбиться.

Казалось бы, ничего не могло быть проще того, чтобы ему, хорошей породы, скорее богатому, чем бедному человеку, тридцати двух лет, сделать предложение княжне Щербацкой; по всем вероятностям, его тотчас признали бы хорошею партией. Но Левин был влюблен, и поэтому ему казалось, что Кити была такое совершенство во всех отношениях, такое существо превыше всего земного, а он такое земное низменное существо, что не могло быть и мысли о том, чтобы другие и она сама признали его достойным ее.

Пробыв в Москве, как в чаду, два месяца, почти каждый день видаясь с Кити в свете, куда он стал ездить, чтобы встречаться с нею, Левин внезапно решил, что этого не может быть, и уехал в деревню.

Убеждение Левина в том, что этого не может быть, основывалось на том, что в глазах родных он невыгодная, недостойная партия для прелестной Кити, а сама Кити не может любить его. В глазах родных он не имел никакой привычной, определенной деятельности и положения в свете, тогда как его товарищи теперь, когда ему было тридцать два года, были уже который полковник и флигель-адъютант, который профессор, который директор банка и железных дорог или председатель присутствия, как Облонский; он же (он знал очень хорошо, каким он должен был казаться для других) был помещик, занимающийся разведением коров, стрелянием дупелей и постройками, то есть бездарный малый, из которого ничего не вышло, и делающий, по понятиям общества, то самое, что делают никуда не годившиеся люди.

Сама же таинственная прелестная Кити не могла любить такого некрасивого, каким он считал себя, человека, и, главное, такого простого, ничем не выдающегося человека. Кроме того, его прежние отношения к Кити отношения взрослого к ребенку, вследствие дружбы с ее братом, казались ему еще новою преградой для любви. Некрасивого, доброго человека, каким он себя считал, можно, полагал он, любить как приятеля, но чтобы быть любимым тою любовью, какою он сам любил Кити, нужно было быть красавцем, а главное особенным человеком.

Слыхал он, что женщины часто любят некрасивых, простых людей, но не верил этому, потому что судил по себе, так как сам он мог любить только красивых, таинственных и особенных женщин.

Но, пробыв два месяца один в деревне, он убедился, что это не было одно из тех влюблений, которые он испытывал в первой молодости; что чувство это не давало ему минуты покоя; что он не мог жить, не решив вопроса: будет или не будет она его женой; и что его отчаяние происходило только от его воображения, что он не имеет никаких доказательств в том, что ему будет отказано. И он приехал теперь в Москву с твердым решением сделать предложение и жениться, если его примут. Или он не мог думать о том, что с ним будет, если ему откажут.

VII

Приехав с утренним поездом в Москву, Левин остановился у своего старшего брата по матери Кознышева и, переодевшись, вошел к нему в кабинет, намереваясь тотчас же рассказать ему, для чего он приехал, и просить его совета: но брат был не один. У него сидел известный профессор философии, приехавший из Харькова, собственно, затем, чтобы разъяснить недоразумение, возникшее между ними по весьма важному философскому вопросу. Профессор вел жаркую полемику против материалистов, а Сергей Кознышев с интересом следил за этою полемикой и, прочтя последнюю статью профессора, написал ему в письме свои возражения; он упрекал профессора за слишком большие уступки материалистам. И профессор тотчас же приехал, чтобы столковаться. Речь шла о модном вопросе: есть ли граница между психическими и физиологическими явлениями в деятельности человека и где она?

Сергей Иванович встретил брата своею обычною для всех ласково-холодною улыбкой и, познакомив его с профессором, продолжал разговор.

Маленький желтый человечек в очках, с узким лбом, на мгновение отвлекся от разговора, чтобы поздороваться, и продолжал речь, не обращая внимания на Левина. Левин сел в ожидании, когда уедет профессор, но скоро заинтересовался предметом разговора.

Втр 23 Июл 2013 22:34:34
Левин встречал в журналах статьи, о которых шла речь, и читал их, интересуясь ими, как развитием знакомых ему, как естественнику по университету, основ естествознания, но никогда не сближал этих научных выводов о происхождении человека как животного, о рефлексах, о биологии и социологии с теми вопросами о значении жизни и смерти для себя самого, которые в последнее время чаще и чаще приходили ему на ум.

Слушая разговор брата с профессором, он замечал, что они связывали научные вопросы с задушевными, несколько раз почти подходили к этим вопросам, но каждый раз, как только они подходили близко к самому, главному, как ему казалось, они тотчас же поспешно отдалялись и опять углублялись в область тонких подразделений, оговорок, цитат, намеков, ссылок на авторитеты, и он с трудом понимал, о чем речь.

Я не могу допустить, сказал Сергей Иванович с обычною ему ясностью и отчетливостью выражения и изяществом дикции, я не могу ни в каком случае согласиться с Кейсом, чтобы все мое представление о внешнем мире вытекало из впечатлений. Самое основное понятие бытия получено мною не чрез ощущение, ибо нет и специального органа для передачи этого понятия.

Да, но они, Вурст, и Кнауст, и Припасов, ответят вам, что ваше сознание бытия вытекает из совокупности всех ощущений, что это сознание бытия есть результат ощущений. Вурст даже прямо говорит, что, коль скоро нет ощущения, нет и понятия бытия.

Я скажу наоборот, начал Сергей Иванович

Но тут Левину опять показалось, что они, подойдя к самому главному, опять отходят, и он решился предложить профессору вопрос.

Стало быть, если чувства мои уничтожены, если тело мое умрет, существования никакого уж не может быть? спросил он.

Профессор с досадой и как будто умственною болью от перерыва оглянулся на странного вопрошателя, похожего более на бурлака, чем на философа, и перенес глаза на Сергея Ивановича, как бы спрашивая: что ж тут говорить? Но Сергей Иванович, который далеко не с тем усилием и односторонностью говорил, как профессор, и у которого в голове оставался простор для того, чтоб и отвечать профессору и вместе понимать ту простую и естественную точку зрения, с которой был сделан вопрос, улыбнулся и сказал:

Этот вопрос мы не имеем еще права решать

Не имеем данных, подтвердил профессор и продолжал свои доводы. Нет, говорил он, я указываю на то, что если, как прямо говорит Припасов, ощущение и имеет своим основанием впечатление, то мы должны строго различать эти два понятия.

Левин не слушал больше и ждал, когда уедет профессор.

VIII

Когда профессор уехал, Сергей Иванович обратился к брату:

Очень рад, что ты приехал. Надолго? Что хозяйство?

Левин знал, что хозяйство мало интересует старшего брата и что он, только делая ему уступку, спросил его об этом, и потому ответил только о продаже пшеницы и деньгах.

Левин хотел сказать брату о своем намерении жениться и спросить его совета, он даже твердо решился на это; но когда он увидел брата, послушал его разговора с профессором, когда услыхал потом этот невольный покровительственный тон, с которым брат расспрашивал его о хозяйственных делах (материнское имение их было неделенное, и Левин заведовал обеими частями), Левин почувствовал, что не может почему-то начать говорить с братом о своем решении жениться. Он чувствовал что брат его не так, как ему бы хотелось, посмотрит на это.

Ну, что у вас земство, как? спросил Сергей Иванович, который очень интересовался земством и приписывал ему большое значение.

А, право, не знаю

Как? Ведь ты член управы?

Нет, уж не член; я вышел, отвечал Константин Левин, и не езжу больше на собрания.

Жалко! промолвил Сергей Иванович, нахмурившись.

Левин в оправдание стал рассказывать, что делалось на собраниях в его уезде.

Вот это всегда так! перебил его Сергей Иванович. Мы, русские, всегда так. Может быть, это и хорошая наша черта способность видеть свои недостатки, но мы пересаливаем, мы утешаемся иронией, которая у нас всегда готова на языке. Я скажу тебе только, что дай эти же права, как наши земские учреждения, другому европейскому народу, немцы и англичане выработали бы из них свободу, а мы вот только смеемся.

Но что же делать? виновато сказал Левин. Это был мой последний опыт. И я от всей души пытался. Не могу. Неспособен.

Не неспособен, сказал Сергей Иванович, ты не так смотришь на дело.

Может быть, уныло отвечал Левин..

А ты знаешь, брат Николай опять тут..

Брат Николай был родной и старший брат Константина Левина и одноутробный брат Сергея Ивановича, погибший человек, промотавший бЈльшую долю своего состояния, вращавшийся в самом странном и дурном обществе и поссорившийся с братьями.

Что ты говоришь? с ужасом вскрикнул Левин.

Почем ты знаешь?

Прокофий видел его на улице.

Здесь, в Москве? Где он? Ты знаешь? Левин встал со стула, как бы собираясь тотчас же идти.

Я жалею, что сказал тебе это, сказал Сергей Иваныч, покачивая головой на волнение меньшого брата. Я посылал узнать, где он живет, и послал ему вексель его Трубину, по которому я заплатил. Вот что он мне ответил.

И Сергей Иванович подал брату записку из-под пресс-папье.

Левин прочел написанное странным, родным ему почерком: [Прошу покорно оставить меня в покое. Это одно, чего я требую от своих любезных братцев. Николай Левинk.

Левин прочел это и, не поднимая головы, с запиской в руках стоял пред Сергеем Ивановичем.

В душе его боролись желание забыть теперь о несчастном брате и сознание того, что это будет дурно.

Он, очевидно, хочет оскорбить меня, продолжал Сергей Иванович, но оскорбить меня он не может, и я всей душой желал бы помочь ему, но знаю, что этого нельзя сделать.

Да, да, повторял Левин. Я понимаю и ценю твое отношение к нему; но я поеду к нему.

Если тебе хочется, съезди, но я не советую, сказал Сергей Иванович. То есть в отношении ко мне, я этого не боюсь, он тебя не поссорит со мной; но для тебя, я советую тебе лучше не ездить. Помочь нельзя. Впрочем, делай, как хочешь.

Может быть, и нельзя помочь, но я чувствую, особенно в эту минуту ну да это другое я чувствую, что я не могу быть спокоен.

Ну, этого я не понимаю, сказал Сергей Иванович. Одно я понимаю, прибавил он, это урок смирения. Я иначе и снисходительнее стал смотреть на то, что называется подлостью, после того как брат Николай стал тем, что он есть Ты знаешь, что он сделал

Ах, это ужасно, ужасно! повторял Левин.

Втр 23 Июл 2013 22:34:50
Получив от лакея Сергея Ивановича адрес брата, Левин тотчас же собрался ехать к нему, но, обдумав, решил отложить свою поездку до вечера. Прежде всего, для того чтобы иметь душевное спокойствие, надо было решить то дело, для которого он приехал в Москву. От брата Левин поехал в присутствие Облонского и, узнав о Щербацких, поехал туда, где ему сказали, что он может застать Кити.

IX

В четыре часа, чувствуя свое бьющееся сердце, Левин слез с извозчика у Зоологического сада и пошел дорожкой к горам и катку, наверное зная, что найдет ее там, потому что видел карету Щербацких у подъезда.

Был ясный морозный день. У подъезда рядами стояли кареты, сани, ваньки, жандармы. Чистый народ, блестя на ярком солнце шляпами, кишел у входа и по расчищенным дорожкам, между русскими домиками с резными князьками; старые кудрявые березы сада, обвисшие всеми ветвями от снега, казалось, были разубраны в новые торжественные ризы.

Он шел по дорожке к катку и говорил себе: [Надо не волноваться, надо успокоиться. О чем ты? Чего ты? Молчи, глупоеk, обращался он к своему сердцу. И чем больше он старался себя успокоить, тем все хуже захватывало ему дыхание. Знакомый встретился и окликнул его, но Левин даже не узнал, кто это был. Он подошел к горам, на которых гремели цепи спускаемых и поднимаемых салазок, грохотали катившиеся салазки и звучали веселые голоса. Он прошел еще несколько шагов, и пред ним открылся каток, и тотчас же среди всех катавшихся он узнал ее.

Он узнал, что она тут, по радости и страху, охватившим его сердце. Она стояла, разговаривая с дамой, на противоположном конце катка. Ничего, казалось, не было особенного ни в ее одежде, ни в ее позе; но для Левина так же легко было узнать ее в этой толпе, как розан в крапиве. Все освещалось ею. Она была улыбка, озарявшая все вокруг. [Неужели я могу сойти туда, на лед, подойти к ней?k подумал он. Место, где она была, показалось ему недоступною святыней, и была минута, что он чуть не ушел: так страшно ему стало. Ему нужно было сделать усилие над собой и рассудить, что около нее ходят всякого рода люди, что и сам он мог прийти туда кататься на коньках. Он сошел вниз, избегая подолгу смотреть на нее, как на солнце, но он видел ее, как солнце, и не глядя.

На льду собирались в этот день недели и в эту пору дня люди одного кружка, все знакомые между собою. Были тут и мастера кататься, щеголявшие искусством, и учившиеся за креслами, с робкими неловкими движениями, и мальчики, и старые люди, катавшиеся для гигиенических целей; все казались Левину избранными счастливцами, потому что они были тут, вблизи от нее. Все катавшиеся, казалось, совершенно равнодушно обгоняли, догоняли ее, даже говорили с ней и совершенно независимо от нее веселились, пользуясь отличным льдом и хорошею погодой.

Николай Щербацкий, двоюродный брат Кити, в коротенькой жакетке и узких панталонах, сидел с коньками на ногах на скамейке и, увидав Левина, закричал ему:

А, первый русский конькобежец! Давно ли? Отличный лед, надевайте же коньки.

У меня и коньков нет, отвечал Левин, удивляясь этой смелости и развязности в ее присутствии и ни на секунду не теряя ее из вида, хотя и не глядел на нее. Он чувствовал, что солнце приближалось к нему. Она была на угле и, тупо поставив узкие ножки в вы ботинках, видимо робея, катилась к нему, Отчаянно махавший руками и пригибавшийся к земле мальчик в русском платье обгонял ее. Она катилась не совсем твердо; вынув руки из маленькой муфты, висевшей на снурке, она держала их наготове и, глядя на Левина, которого она узнала, улыбалась ему и своему страху. Когда поворот кончился, она дала себе толчок упругою ножкой и подкатилась прямо к Щербацкому; и, ухватившись за него рукой, улыбаясь, кивнула Левину. Она была прекраснее, чем он воображал ее.

Когда он думал о ней, он мог себе живо представить ее всю, в особенности прелесть этой, с выражением детской ясности и доброты, небольшой белокурой головки, так свободно поставленной на статных девичьих плечах. Детскость выражения ее лица в соединении с тонкой красотою стана составляли ее особенную прелесть, которую он хорошо помнил; но, что всегда, как неожиданность поражало в ней, это было выражение ее глаз, кротких, спокойных и правдивых, и в особенности ее улыбка, всегда переносившая Левина в волшебный мир, где он чувствовал себя умиленным и смягченным, каким он мог запомнить себя в редкие дни своего раннего детства.

Давно ли вы здесь? сказала она, подавая ему руку. Благодарствуйте, прибавила она, когда он поднял платок, выпавший из ее муфты.

Я? я недавно, я вчера нынче то есть приехал, отвечал Левин, не вдруг от волнения поняв ее вопрос. Я хотел к вам ехать, сказал он и тотчас же, вспомнив, с каким намерением он искал ее, смутился и покраснел. Я не знал, что вы катаетесь на коньках, и прекрасно катаетесь.

Она внимательно посмотрела на него, как бы желая понять причину его смущения.

Вашу похвалу надо ценить. Здесь сохранились предания, что вы лучший конькобежец, сказала она, стряхивая маленькою ручкой в черной перчатке иглы инея, упавшие на муфту.

Да, я когда-то со страстью катался; мне хотелось дойти до совершенства.

Вы все, кажется, делаете со страстью, сказала она улыбаясь. Мне так хочется посмотреть, как вы катаетесь. Надевайте же коньки, и давайте кататься вместе.

[Кататься вместе! Неужели это возможно?k думал Левин, глядя на нее.

Сейчас надену, сказал он.

И он пошел надевать коньки.

Давно не бывали у нас, сударь, говорил катальщик, поддерживая ногу и навинчивая каблук. После вас никого из господ мастеров нету. Хорошо ли так будет? говорил он, натягивая ремень.

Хорошо, хорошо, поскорей, пожалуйста, отвечал Левнн, с трудом удерживая улыбку счастья, выступавшую невольно на его лице. [Да, думал он, вот это жизнь, вот это счастье! Вместе, сказала она, давайте кататься вместе. Сказать ей теперь? Но ведь я оттого и боюсь сказать, что теперь я счастлив, счастлив хоть надеждой А тогда?.. Но надо же! надо, надо! Прочь слабость!k

Левин стал на ноги, снял пальто и, разбежавшись по шершавому у домика льду, выбежал на гладкий лед и покатился без усилия, как будто одною своею волей убыстряя, укорачивая и направляя бег. Он приблизился к ней с робостью, но опять ее улыбка успокоила его.

Она подала ему руку, и они пошли рядом, прибавляя хода, и чем быстрее, тем крепче она сжимала его руку.

С вами я бы скорее выучилась, я почему-то уверена в вас, сказала она ему.

И я уверен в себе, когда вы опираетесь на меня, сказал он, но тотчас же испугался того, что сказал, и покраснел. И действительно, как только он произнес эти слова, вдруг, как солнце зашло за тучи, лицо ее утратило всю свою ласковость, и Левин узнал знакомую игру ее лица, означавшую усилие мысли: на гладком лбу ее вспухла морщинка.

У вас нет ничего неприятного? Впрочем, я не имею права спрашивать, быстро проговорил он.

Втр 23 Июл 2013 22:35:04
Отчего же?.. Нет, у меня ничего нет неприятного, отвечала она холодно и тотчас же прибавила: Вы не видели mademoiselle Linon?

Нет еще.

Подите к ней, она так вас любит.

[Что это? Я огорчил ее. Господи, помоги мне!k подумал Левин и побежал к старой француженке с седыми букольками, сидевшей на скамейке. Улыбаясь и выставляя свои фальшивые зубы, она встретила его, как старого друга.

Да, вот растем, сказала она ему, указывая глазами на Кити, и стареем. Tiny bear уже стал большой! продолжала француженка, смеясь, и напомнила ему его шутку о трех барышнях, которых он называл тремя медведями из английской сказки. Помните, вы, бывало, так говорили?

Он решительно не помнил этого, но она уже лет десять смеялась этой шутке и любила ее.

Ну, идите, идите кататься. А хорошо стала кататься наша Кити, не правда ли?

Когда Левин опять подбежал к Кити, лицо ее уже было не строго, глаза смотрели так же правдиво и ласково, но Левину показалось, что в ласковости ее был особенный, умышленно спокойный тон. И ему стало грустно. Поговорив о своей старой гувернантке, о ее странностях, она спросила его о его жизни.

Неужели вам не скучно зимою в деревне? сказала она.

Нет, не скучно, я очень занят, сказал он, чувствуя, что она подчиняет его своему спокойному тону, из которого он не в силах будет выйти, так же, как это было в начале зимы.

Вы надолго приехали? спросила его Кити.

Я не знаю, отвечал он, не думая о том, что говорит. Мысль о том, что если он поддастся этому ее тону спокойной дружбы, то он опять уедет, ничего не решив, пришла ему, и он решился возмутиться.

Как не знаете?

Не знаю. Это от вас зависит, сказал он и тотчас же ужаснулся своим словам.

Не слыхала ли она его слов, или не хотела слышать, но она как бы спотыкнулась, два раза стукнув ножкой, и поспешно покатилась прочь от него. Она подкатилась к m-lle Linon, что-то сказала ей и направилась к домику, где дамы снимали коньки.

[Боже мой, что я сделал! Господи боже мой! помоги мне, научи меняk, говорил Левин, молясь и вместе с тем чувствуя потребность сильного движения, разбегаясь и выписывая внешние и внутренние круги.

В это время один из молодых людей, лучший из новых конькобежцев, с папироской во рту, в коньках, вышел из кофейной и, разбежавшись, пустился на коньках вниз по ступеням, громыхая и подпрыгивая. Он влетел вниз и, не изменив даже свободного положения рук, покатился по льду.

Ах, это новая штука! сказал Левин и тотчас же побежал наверх, чтобы сделать эту новую штуку.

Не убейтесь, надо привычку! крикнул ему Николай Щербацкий.

Левин вошел на приступки, разбежался сверху сколько мог и пустился вниз, удерживая в непривычном движении равновесие руками. На последней ступени он зацепился, но, чуть дотронувшись до льда рукой, сделал сильное движение, справился и, смеясь, покатился дальше.

[Славный, милыйk, подумала Кити в это время, выходя из домика с m-lle Linon и глядя на него с улыбкой тихой ласки, как на любимого брата. [И неужели я виновата, неужели я сделала что-нибудь дурное? Они говорят: кокетство. Я знаю, что я люблю не его; но мне все-таки весело с ним, и он такой славный. Только зачем он это сказал?..k думала она.

Увидав уходившую Кити и мать, встречавшую ее на ступеньках, Левин, раскрасневшийся после быстрого движения, остановился и задумался. Он снял коньки и догнал у выхода сада мать с дочерью.

Очень рада вас видеть, сказала княгиня. Четверги, как всегда, мы принимаем.

Стало быть, нынче?

Очень рады будем видеть вас, сухо сказала княгиня.

Сухость эта огорчила Кити, и она не могла удержаться от желания загладить холодность матери. Она повернула голову и с улыбкой проговорила:

До свидания.

В это время Степан Аркадьич, со шляпой набоку, блестя лицом и глазами, веселым победителем входил в сад. Но, подойдя к теще, он с грустным, виноватым лицом отвечал на ее вопросы о здоровье Долли. Поговорив тихо и уныло с тещей, он выпрямил грудь и взял под руку Левина.

Ну что ж, едем? спросил он. Я все о тебе думал, и я очень рад, что ты приехал, сказал он, с значительным видом глядя ему в глаза.

Едем, едем, отвечал счастливый Левин, не перестававший слышать звук голоса, сказавший: [До свиданияk, и видеть улыбку, с которою это было сказано.

В [Англиюk или в [Эрмитажk?

Мне все равно.

Ну, в [Англиюk, сказал Степан Аркадьич, выбрав [Англиюk потому, что там он, в [Англииk, был более должен, чем в [Эрмитажеk. Он потому считал нехорошим избегать этой гостиницы. У тебя есть извозчик? Ну и прекрасно, а то я отпустил карету.

Всю дорогу приятели молчали. Левин думал о том, что означала эта перемена выражения на лице Кити, и то уверял себя, что есть надежда, то приходил в отчаяние и ясно видел, что его надежда безумна, а между тем чувствовал себя совсем другим человеком, не похожим на того, каким он был до ее улыбки и слова до свидания.

Степан Аркадьич дорогой сочинял меню.

Ты ведь любишь тюрбо? сказал он Левину, подъезжая.

Что? переспросил Левин. Тюрбо? Да, я ужасно люблю тюрбо.

X

Когда Левин вошел с Облонским в гостиницу, он не мог не заметить некоторой особенности выражения, как бы сдержанного сияния, на лице и во всей фигуре Степана Аркадьича. Облонский снял пальто и в шляпе набекрень прошел в столовую, отдавая приказания липнувшим к нему татарам во фраках и с салфетками. Кланяясь направо и налево нашедшимся и тут, как везде, радостно встречавшим его знакомым, он подошел к буфету, закусил водку рыбкой и что-то такое сказал раскрашенной, в ленточках, кружевах и завитушках француженке, сидевшей за конторкой, что даже эта француженка искренно засмеялась. Левин же только оттого не выпил водки, что ему оскорбительна была эта француженка, вся составленная, казалось, из чужих волос, poudre de riz и vinaigre de toilette. Он, как от грязного места, поспешно отошел от нее. Вся душа его была переполнена воспоминанием о Кити, и в глазах его светилась улыбка торжества и счастья.

Сюда, ваше сиятельство, пожалуйте, здесь не обеспокоят, ваше сиятельство, говорил особенно липнувший старый белесый татарин с широким тазом и расходившимися над ним фалдами фрака. Пожалуйте, ваше сиятельство, говорил он Левину, в знак почтения к Степану Аркадьичу ухаживая и за его гостем.

Мгновенно разостлав свежую скатерть на покрытый уже скатертью круглый стол под бронзовым бра, он пододвинул бархатные стулья и остановился перед Степаном Аркадьичем с салфеткой и карточкой в руках, ожидая приказаний.

Если прикажете, ваше сиятельство, отдельный кабинет сейчас опростается: князь Голицын с дамой. Устрицы свежие получены.

Втр 23 Июл 2013 22:35:20
А! устрицы.

Степан Аркадьич задумался.

Не изменить ли план, Левин? сказал он, остановив палец на карте. И лицо его выражало серьезное недоумение. Хороши ли устрицы? Ты смотри!

Фленсбургские, ваше сиятельство, остендских нет.

Фленсбургские-то фленсбургские, да свежи ли?

Вчера получены-с.

Так что ж, не начать ли с устриц, а потом уж и весь план изменить? А?

Мне все равно. Мне лучше всего щи и каша; но ведь здесь этого нет.

Каша а ла рюсс, прикажете? сказал татарин, как няня над ребенком, нагибаясь над Левиным.

Нет, без шуток, что ты выберешь, то и хорошо. Я побегал на коньках, и есть хочется. И не думай, прибавил он, заметив на лице Облонского недовольное выражение, чтоб я не оценил твоего выбора. Я с удовольствием поем хорошо.

Еще бы! Что ни говори, это одно из удовольствий жизни, оказал Степан Аркадьич. Ну, так дай ты нам, братец ты мой, устриц два, или мало три десятка, суп с кореньями

Прентаньер, подхватил татарин. Но Степан Аркадьич, видно, не хотел ему доставлять удовольствие называть по-французски кушанья.

С кореньями, знаешь? Потом тюрбо под густым соусом, потом ростбифу; да смотри, чтобы хорош был. Да каплунов, что ли, ну и консервов.

Татарин, вспомнив манеру Степана Аркадьича не называть кушанья по французской карте, не повторял за ним, но доставил себе удовольствие повторить весь заказ по карте: [Суп прентаньер, тюрбо сос Бомарше, пулард а лестрагон, маседуан де фрюиk и тотчас, как на пружинах, положив одну переплетенную карту и подхватив другую, карту вин, поднес ее Степану Аркадьичу.

Что же пить будем?

Я что хочешь, только немного, шампанское, сказал Левин.

Как? сначала? А впрочем, правда, пожалуй. Ты любишь с белою печатью?

Каше блан, подхватил татарин.

Ну, так этой марки к устрицам подай, а там видно будет.

Слушаю-с. Столового какого прикажете?

Нюи подай. Нет, уж лучше классический шабли.

Слушаю-с. Сыру вашего прикажете?

Ну да, пармезану. Или ты другой любишь?

Нет, мне все равно, не в силах удерживать улыбки, говорил Левин.

И татарин с развевающимися фалдами над широким тазом побежал и через пять минут влетел с блюдом открытых на перламутровых раковинах устриц и с бутылкой между пальцами.

Степан Аркадьич смял накрахмаленную салфетку, засунул ее себе за жилет и, положив покойно руки, взялся за устрицы.

А недурны, говорил он, сдирая серебряною вилочкой с перламутровой раковины шлюпающих устриц и проглатывая их одну за другой. Недурны, повторял он, вскидывая влажные и блестящие глаза то на Левина, то на татарина.

Левин ел и устрицы, хотя белый хлеб с сыром был ему приятнее. Но он любовался на Облонского. Даже татарин, отвинтивший пробку и разливавший игристое вино по разлатым тонким рюмкам, с заметною улыбкой удовольствия, поправляя свой белый галстук, поглядывал на Степана Аркадьича.

А ты не очень любишь устрицы? сказал Степан Аркадьич, выпивая свой бокал, или ты озабочен? А?

Ему хотелось, чтобы Левин был весел. Но Левин не то что был не весел, он был стеснен. С тем, что было у него в душе, ему жутко и неловко было в трактире, между кабинетами, где обедали с дамами, среди этой беготни и суетни; эта обстановка бронз, зеркал, газа, татар все это было ему оскорбительно. Он боялся запачкать то, что переполняло его душу.

Я? Да, я озабочен; но, кроме того, меня это все стесняет, сказал он. Ты не можешь представить себе, как для меня, деревенского жителя, все это дико, как ногти того господина, которого я видел у тебя

Да, я видел, что ногти бедного Гриневича тебя очень заинтересовали, смеясь, сказал Степан Аркадьич.

Не могу, отвечал Левин. Ты постарайся, войди в меня, стань на точку зрения деревенского жителя. Мы в деревне стараемся привести свои руки в такое положение, чтоб удобно было ими работать; для этого обстригаем ногти, засучиваем иногда рукава. А тут люди нарочно отпускают ногти, насколько они могут держаться, и прицепляют в виде запонок блюдечки, чтоб уж ничего нельзя было делать руками.

Степан Аркадьич весело улыбался.

Да, это признак того, что грубый труд ему не нужен. У него работает ум

Может быть. Но все-таки мне дико, так же как мне дико теперь то, что мы, деревенские жители, стараемся поскорее наесться, чтобы быть в состоянии делать свое дело, а мы с тобой стараемся как можно дольше не наесться и для этого едим устрицы

Ну, разумеется, подхватил Степан Аркадьич. Но в этом-то и цель образования: изо всего сделать наслаждение.

Ну, если это цель, то я желал бы быть диким.

Ты и так дик Вы все Левины дики.

Левин вздохнул. Он вспомнил о брате Николае, и ему стало совестно и больно, и он нахмурился; но Облонский заговорил о таком предмете, который тотчас же отвлек его.

Ну что ж, поедешь нынче вечером к нашим, к Щербацким то есть? сказал он, отодвигая пустые шершавые раковины, придвигая сыр и значительно блестя глазами.

Да, я непременно поеду, отвечал Левин. Хотя мне показалось, что княгиня неохотно звала меня.

Что ты! Вздор какой! Это ее манера Ну давай же, братец, суп!.. Это ее манера, grande dame, сказал Степан Аркадьич. Я тоже приеду, но мне на спевку к графине Баниной надо. Ну как же ты не дик? Чем же объяснить то, что ты вдруг исчез из Москвы? Щербацкие меня опрашивали о тебе беспрестанно, как будто я должен знать. А я знаю только одно: ты делаешь всегда то, что никто не делает.

Да, сказал Левин медленно и взволнованно. Ты прав, я дик. Но только дикость моя не в том, что я уехал, а в том, что я теперь приехал. Теперь я приехал.

О, какой ты счастливец! подхватил Степан Аркадьич, глядя в глаза Левину.

Отчего?

Узнаю коней ретивых по каким-то их таврам, юношей влюбленных узнаю по их глазам, продекламировал Степан Аркадьич. У тебя все впереди.

А у тебя разве уж назади?

Нет, хоть не назади, но у тебя будущее, а у меня настоящее так, в пересыпочку.

А что?

Да нехорошо. Ну, да я о себе же хочу говорить, и к тому же объяснить всего нельзя, сказал Степан Аркадьич. Так ты зачем же приехал в Москву?.. Эй, принимай! крикнул он татарину.

Ты догадываешься? отвечал Левин, не спуская со Степана Аркадьича своих в глубине светящихся глаз.

Догадываюсь, но не могу начать говорить об этом. Уж по этому ты можешь видеть, верно или не верно я догадываюсь, сказал Степан Аркадьич, с тонкою улыбкой глядя на Левина.

Втр 23 Июл 2013 22:35:30
>>52208314
Если человек тут сидит, значит ему ИРЛ не хватает общения. А такого быть не должно, даже если друзья с учёбы/работы, их уже должно быть достаточно. У вас в принципе не должно хватать времени на двач. Значит в вас есть что-то, что мешает вам специализироваться. Если ваши коллеги это не терпят, то с чег овы взяли, что станет терпеть тян?
Вы конечно скажете, мол это вам никто не нужен, все быдло. Тогда крайне велика вероятность, что ваша тян окажется одной из тех, с кем вы и раньеш не хотели общаться. Вы уверены, что будете соответствовать уровню желаемой тян?

Втр 23 Июл 2013 22:35:34
Ну что же ты скажешь мне? сказал Левин дрожащим голосом и чувствуя, что на лице его дрожат все мускулы. Как ты смотришь на это?

Степан Аркадьич медленно выпил свой стакан шабли, не спуская глаз с Левина.

Я? сказал Степан Аркадьич, я ничего так не желал бы, как этого, ничего. Это лучшее, что могло бы быть.

Но ты не ошибаешься? Ты знаешь, о чем мы говорим? проговорил Левин, впиваясь глазами в своего собеседника. Ты думаешь, что это возможно?

Думаю, что возможно. Отчего же невозможно?

Нет, ты точно думаешь, что это возможно? Нет, ты скажи все, что ты думаешь! Ну, а если, если меня ждет отказ?.. И я даже уверен

Отчего же ты это думаешь? улыбаясь на его волнение, сказал Степан Аркадьич.

Так мне иногда кажется. Ведь это будет ужасно и для меня и для нее.

Ну, во всяком случае для девушки тут ничего ужасного нет. Всякая девушка гордится предложением.

Да, всякая девушка, но не она.

Степан Аркадьич улыбнулся. Он так знал это чувство Левина, знал, что для него все девушки в мире разделяются на два сорта: один сорт это все девушки в мире, кроме ее, и эти девушки имеют все человеческие слабости, и девушки очень обыкновенные; другой сорт она одна, не имеющая никаких слабостей и превыше всего человеческого.

Постой, соуса возьми, сказал он, удерживая руку Левина, который отталкивал от себя соус.

Левин покорно положил себе соуса, но не дал есть Степану Аркадьичу.

Нет, ты постой, постой, сказал он. Ты пойми, что это для меня вопрос жизни и смерти. Я никогда ни с кем не говорил об этом. И ни с кем я не могу говорить об этом, как с тобою. Ведь вот мы с тобой по всему чужие: другие вкусы, взгляды, все; но я знаю, что ты меня любишь и понимаешь, и от этого я тебя ужасно люблю Но, ради бога, будь вполне откровенен.

Я тебе говорю, что я думаю, сказал Степан Аркадьич улыбаясь. Но я тебе больше скажу: моя жена удивительнейшая женщина Степан Аркадьич вздохнул, вспомнив о своих отношениях с женою, и, помолчав с минуту, продолжал: У нее есть дар предвидения. Она насквозь видит людей; но этого мало, она знает, что будет, особенно по части браков. Она, например, предсказала, что Шаховская выйдет за Брентельна. Никто этому верить не хотел, а так вышло. И она на твоей стороне.

То есть как?

Так, что она мало того что любит тебя, она говорит, что Кити будет твоею женой непременно.

При этих словах лицо Левина вдруг просияло улыбкой, тою, которая близка к слезам умиления.

Она это говорит! вскрикнул Левин. Я всегда говорил, что она прелесть, твоя жена. Ну и довольно, довольно об этом говорить, сказал он, вставая с места.

Хорошо, но садись же.

Но Левин не мог сидеть. Он прошелся два раза своими твердыми шагами по клеточке-комнате, помигал глазами, чтобы не видно было слез, и тогда только сел опять за стол.

Ты пойми, сказал он, что это не любовь. Я был влюблен, но это не то. Это не мое чувство, а какая-то сила внешняя завладела мной. Ведь я уехал, потому что решил, что этого не может быть, понимаешь как счастье, которого не бывает на земле; но я бился с собой и вижу, что без этого нет жизни. И надо решить

Для чего же ты уезжал?

Ах, постой! Ах, сколько мыслей! Сколько надо спросить! Послушай. Ты ведь не можешь представить себе, что ты сделал для меня тем, что сказал. Я так счастлив, что даже гадок стал; я все забыл Я нынче узнал, что брат Николай знаешь, он тут я и про него забыл. Мне кажется, что и он счастлив. Это вроде сумасшествия. Но одно ужасно Вот ты женился, ты знаешь это чувство Ужасно то, что мы старые, уже с прошедшим не любви, а грехов вдруг сближаемся с существом чистым, невинным; это отвратительно, и поэтому нельзя не чувствовать себя недостойным.

Ну, у тебя грехов немного.

Ах, все-таки, сказал Левин, все-таки, [с отвращением читая жизнь мою, я трепещу и проклинаю, и горько жалуюсьk Да.

Что ж делать, так мир устроен, сказал Степан Аркадьич.

Одно утешение, как в этой молитве, которую я всегда любил, что не по заслугам прости меня, а по милосердию. Так и она только простить может

XI

Левин выпил свой бокал, и они помолчали.

Одно еще я тебе должен сказать. Ты знаешь Вронского? спросил Степан Аркадьич Левина.

Нет, не знаю. Зачем ты спрашиваешь?

Подай другую, обратился Степан Аркадьич к татарину, доливавшему бокалы и вертевшемуся около них, именно когда его не нужно было.

Зачем мне знать Вронского?

А затем тебе знать Вронского, что это один из твоих конкурентов.

Что такое Вронский? сказал Левин, и лицо его из того детски-восторженного выражения, которым только что любовался Облонский, вдруг перешло в злое и неприятное.

Вронский это один из сыновей графа Кирилла Ивановича Вронского и один из самых лучших образцов золоченой молодежи петербургской. Я его узнал в Твери, когда я там служил, а он приезжал на рекрутский набор. Страшно богат, красив, большие связи, флигель-адъютант и вместе с тем очень милый, добрый малый. Но более, чем просто добрый малый. Как я его узнал здесь, он и образован и очень умен; это человек, который далеко пойдет.

Левин хмурился и молчал.

Ну-с, он появился здесь вскоре после тебя, и, как я понимаю, он по уши влюблен в Кити, и ты понимаешь, что мать

Извини меня, но я не понимаю ничего, сказал Левин, мрачно насупливаясь. И тотчас же он вспомнил о брате Николае и о том, как он гадок, что мог забыть о нем.

Ты постой, постой, сказал Степан Аркадьич, улыбаясь и трогая его руку. Я тебе сказал то, что я знаю, и повторяю, что в этом тонком и нежном деле, сколько можно догадываться, мне кажется, шансы на твоей стороне.

Левин откинулся назад на стул, лицо его было бледно.

Но я бы советовал тебе решить дело как можно скорее, продолжал Облонский, доливая ему бокал.

Нет, благодарствуй, я больше не могу пить, сказал Левин, отодвигая свой бокал. Я буду пьян Ну, ты как поживаешь? продолжал он, видимо желая переменить разговор.

Еще слово: во всяком случае, советую решить вопрос скорее. Нынче не советую говорить, сказал Степан Аркадьич. Поезжай завтра утром, классически, делать предложение, и да благословит тебя бог

Что ж ты, все хотел на охоту ко мне приехать? Вот приезжай весной, сказал Левин.

Теперь он всею душой раскаивался, что начал этот разговор со Степаном Аркадьичем. Его особенное чувство было осквернено разговором о конкуренции какого-то петербургского офицера, предположениями и советами Степана Аркадьича.

Втр 23 Июл 2013 22:35:50
Степан Аркадьич улыбнулся. Он понимал, что делалось в душе Левина.

Приеду когда-нибудь, сказал он. Да, брат, женщины это винт, на котором все вертится. Вот и мое дело плохо, очень плохо. И все от женщин. Ты мне скажи откровенно, продолжал он, достав сигару и держась одною рукой за бокал, ты мне дай совет.

Но в чем же?

Вот в чем. Положим, ты женат, ты любишь жену, но ты увлекся другою женщиной

Извини, но я решительно не понимаю этого, как бы все равно как не понимаю, как бы я теперь, наевшись, тут же пошел мимо калачной и украл бы калач.

Глаза Степана Аркадьича блестели больше обыкновенного.

Отчего же? Калач иногда так пахнет, что не удержишься. Himmlisch ist's, wenn ich bezwungen Meine irdische Begier; Aber noch wenn's nicht gelungen, Hatt'ich auch recht hubsch Plaisir!

Говоря это, Степан Аркадьич, тонко улыбался. Левин тоже не мог не улыбнуться.

Да, но без шуток, продолжал Облонский. Ты пойми, что женщина, милое, кроткое, любящее существо, бедная, одинокая и всем пожертвовала. Теперь, когда уже дело сделано, ты пойми, неужели бросить ее? Положим: расстаться, чтобы не разрушить семейную жизнь; но неужели не пожалеть ее, не устроить, не смягчить?

Ну, уж извини меня. Ты знаешь, для меня все женщины делятся на два сорта то есть нет вернее: есть женщины, и есть Я прелестных падших созданий не видал и не увижу, а такие, как та крашеная француженка у конторки, с завитками, это для меня гадины, и все падшие такие же.

А евангельская?

Ах, перестань! Христос никогда бы не сказал этих слов, если бы знал, как будут злоупотреблять ими. Изо всего евангелия только и помнят эти слова. Впрочем, я говорю не то, что думаю, а то, что чувствую. Я имею отвращение к падшим женщинам. Ты пауков боишься, а я этих гадин. Ты ведь, наверно, не изучал пауков и не знаешь их нравов: так и я.

Хорошо тебе так говорить; это все равно, как этот диккенсовский господин, который перебрасывает левою рукой через правое плечо все затруднительные вопросы. Но отрицание факта не ответ. Что ж делать, ты мне скажи, что делать? Жена стареется, а ты полон жизни. Ты не успеешь оглянуться, как ты уже чувствуешь, что ты не можешь любить любовью жену, как бы ты ни уважал ее. А тут вдруг подвернется любовь, и ты пропал, пропал! с унылым отчаянием проговорил Степан Аркадьич.

Левин усмехнулся.

Да, и пропал, продолжал Облонский. Но что же делать?

Не красть калачей.

Степан Аркадьич рассмеялся.

О моралист! Но ты пойми, есть две женщины: одна настаивает только на своих правах, и права эти твоя любовь, которой ты не можешь ей дать; а другая жертвует тебе всем и ничего не требует. Что тебе делать? Как поступить? Тут страшная драма.

Если ты хочешь мою исповедь относительно этого, то я скажу тебе, что не верю, чтобы тут была драма. И вот почему. По-моему, любовь обе любви, которые, помнишь, Платон определяет в своем [Пиреk, обе любви служат пробным камнем для людей. Одни люди понимают только одну, другие другую. И те, что понимают только неплатоническую любовь, напрасно говорят о драме. При такой любви не может быть никакой драмы. [Покорно вас благодарю за удовольствие, мое почтеньеk, вот и вся драма. А для платонической любви не может быть драмы, потому что в такой любви все ясно и чисто, потому что

В эту минуту Левин вспомнил о своих грехах и о внутренней борьбе, которую он пережил. И он неожиданно прибавил:

А впрочем, может быть, ты и прав. Очень может быть Но я не знаю, решительно не знаю.

Вот видишь ли, сказал Степан Аркадьич, ты очень цельный человек. Это твое качество и твой недостаток. Ты сам цельный характер и хочешь, чтобы вся жизнь слагалась из цельных явлений, а этого не бывает. Ты вот презираешь общественную служебную деятельность, потому что тебе хочется, чтобы дело постоянно соответствовало цели, а этого не бывает. Ты хочешь тоже, чтобы деятельность одного человека всегда имела цель, чтобы любовь и семейная жизнь всегда были одно. А этого не бывает. Все разнообразие, вся прелесть, вся красота жизни слагается из тени и света.

Левин вздохнул и ничего не ответил. Он думал о своем и не слушал Облонского.

И вдруг они оба почувствовали, что хотя они и друзья, хотя они обедали вместе и пили вино, которое должно было бы еще более сблизить их, но что каждый думает только о своем, и одному до другого нет дела. Облонский уже не раз испытывал это случающееся после обеда крайнее раздвоение вместо сближения и знал, что надо делать в этих случаях.

Счет! крикнул он и вышел в соседнюю залу, где тотчас же встретил знакомого адъютанта и вступил с ним в разговор об актрисе и ее содержателе. И тотчас же в разговоре с адъютантом Облонский почувствовал облегчение и отдохновение от разговора с Левиным, который вызывал его всегда на слишком большое умственное и душевное напряжение.

Когда татарин явился со счетом в двадцать шесть рублей с копейками и с дополнением на водку, Левин, которого в другое время, как деревенского жителя, привел бы в ужас счет на его долю в четырнадцать рублей, теперь не обратил внимания на это, расплатился и отправился домой, чтобы переодеться и ехать к Щербацким, где решится его судьба.

XII

Княжне Кити Щербацкой было восемнадцать лет. Она выезжала первую зиму. Успехи ее в свете были больше, чем обеих ее старших сестер, и больше, чем даже ожидала княгиня. Мало того, что юноши, танцующие на московских балах, почти все были влюблены в Кити, уже в первую зиму представились две серьезные партии: Левин и, тотчас же после его отъезда, граф Вронский.

Появление Левина в начале зимы, его частые посещения и явная любовь к Кити были поводом к первым серьезным разговорам между родителями Кити о ее будущности и к спорам между князем и княгинею. Князь был на стороне Левина, говорил, что он ничего не желает лучшего для Кити. Княгиня же, со свойственною женщинам привычкой обходить вопрос, говорила, что Кити слишком молода, что Левин ничем не показывает, что имеет серьезные намерения, что Кити не имеет к нему привязанности, и другие доводы; но не говорила главного, того, что она ждет лучшей партии для дочери, и что Левин несимпатичен ей, и что она не понимает его. Когда же Левин внезапно уехал, княгиня была рада и с торжеством говорила мужу: [Видишь, я была праваk. Когда же появился Вронский, она еще более была рада, утвердившись в своем мнении, что Кити должна сделать не просто хорошую, но блестящую партию.

Для матери не могло быть никакого сравнения между Вронским и Левиным. Матери не нравились в Левине и его странные и резкие суждения, и его неловкость в свете, основанная, как она полагала, на гордости, и его, по ее понятиям, дикая какая-то жизнь в деревне, с занятиями скотиной и мужиками; не нравилось очень и то, что он, влюбленный в ее дочь, ездил в дом полтора месяца, чего-то как будто ждал, высматривал, как будто боялся, не велика ли будет честь, если он сделает предложение, и не понимал, что, ездя в дом, где девушка невеста, надо было объясниться. И вдруг, не объяснившись, уехал. [Хорошо, что он так непривлекателен, что Кити не влюбилась в негоk, думала мать.

Втр 23 Июл 2013 22:36:05
Вронский удовлетворял всем желаниям матери. Очень богат, умен, знатен, на пути блестящей военной карьеры и обворожительный человек. Нельзя было ничего лучшего желать.

Вронский на балах явно ухаживал за Кити, танцевал с нею и ездил в дом, стало быть нельзя было сомневаться в серьезности его намерений. Но, несмотря на то, мать всю эту зиму находилась в страшном беспокойстве и волнении.

Сама княгиня вышла замуж тридцать лет тому назад, по сватовству тетки. Жених, о котором было все уже вперед известно, приехал, увидал невесту, и его увидали; сваха тетка узнала и передала взаимно произведенное впечатление; впечатление было хорошее; потом в назначенный день было сделано родителям и принято ожидаемое предложение. Все произошло очень легко и просто. По крайней мере так казалось княгине. Но на своих дочерях она испытала, как не легко и не просто это, кажущееся обыкновенным, дело выдавать дочерей замуж. Сколько страхов было пережито, сколько мыслей передумано, сколько денег потрачено, сколько столкновений с мужем при выдаче замуж старших двух, Дарьи и Натальи! Теперь, при вывозе меньшой, переживались те же страхи, те же сомнения и еще большие, чем из-за старших, ссоры с мужем. Старый князь, как и все отцы, был особенно щепетилен насчет чести и чистоты своих дочерей; он был неблагоразумно ревнив к дочерям, и особенно к Кити, которая была его любимица, и на каждом шагу делал сцены княгине за то, что она компрометирует дочь. Княгиня привыкла к этому еще с первыми дочерьми, но теперь она чувствовала, что щепетильность князя имеет больше оснований. Она видела, что в последнее время многое изменилось в приемах общества, что обязанности матери стали еще труднее. Она видела, что сверстницы Кити составляли какие-то общества, отправлялись на какие-то курсы, свободно обращались с мужчинами, ездили одни по улицам, многие не приседали и, главное, были все твердо уверены, что выбрать себе мужа есть их дело, а не родителей. [Нынче уж так не выдают замуж, как преждеk, думали и говорили все эти молодые девушки и все даже старые люди. Но как же нынче выдают замуж, княгиня ни от кого не могла узнать. Французский обычай родителям решать судьбу детей был не принят, осуждался. Английский обычай совершенной свободы девушки был тоже не принят и невозможен в русском обществе. Русский обычай сватовства считался чем-то безобразным, над ним смеялись, все и сама княгиня. Но как надо выходить и выдавать замуж, никто не знал. Все, с кем княгине случалось толковать об этом, говорили ей одно: [Помилуйте, в наше время уж пора оставить эту старину. Ведь молодым людям в брак вступать, а не родителям; стало быть, и надо оставить молодых людей устраиваться, как они знаютk. Но хорошо было говорить так тем, у кого не было дочерей; а княгиня понимала, что при сближении дочь могла влюбиться, и влюбиться в того, кто не захочет жениться, или в того, кто не годится в мужья. И сколько бы ни внушали княгине, что в наше время молодые люди сами должны устраивать свою судьбу, она не могла верить этому, как не могла бы верить тому, что в какое бы то ни было время для пятилетних детей самыми лучшими игрушками должны быть заряженные пистолеты. И потому княгиня беспокоилась с Кити больше, чем со старшими дочерьми.

Теперь она боялась, чтобы Вронский не ограничился одним ухаживаньем за ее дочерью. Она видела, что дочь уже влюблена в него, но утешала себя тем, что он честный человек и потому не сделает этого. Но вместе с тем она знала, как с нынешнею свободой обращения легко вскружить голову девушки и как вообще мужчины легко смотрят на эту вину. На прошлой неделе Кити рассказала матери свой разговор во время мазурки с Вронским. Разговор этот отчасти успокоил княгиню; но совершенно спокойною она не могла быть. Вронский сказал Кити, что они, оба брата, так привыкли во всем подчиняться своей матери, что никогда не решатся предпринять что-нибудь важное, не посоветовавшись с нею. [И теперь я жду, как особенного счастья, приезда матушки из Петербургаk, сказал он.

Кити рассказала это, не придавая никакого значения этим словам. Но мать поняла это иначе. Она знала, что старуху ждут со дня на день, знала, оскорбить мать, не делает предложения; однако ей так хотелось и самого брака и, более всего, успокоения от своих тревог, что она верила этому. Как ни горько было теперь княгине видеть несчастие старшей дочери Долли, сбиравшейся оставить мужа, волнение о решавшейся судьбе меньшой дочери поглощало все ее чувства. Нынешний день, с появлением Левина, ей прибавилось еще новое беспокойство. Она боялась, чтобы дочь, имевшая, как ей казалось, одно время чувство к Левину, из излишней честности, не отказала бы Вронскому и вообще чтобы приезд Левина не запутал, не задержал дела, столь близкого к окончанию.

Что он, давно ли приехал? сказала княгиня про Левина, когда они вернулись домой.

Нынче, maman.

Я одно хочу сказать, начала княгиня, и по серьезно-оживленному лицу ее Кити угадала, о чем будет речь.

Мама, сказала она, вспыхнув и быстро поворачиваясь к ней, пожалуйста, пожалуйста, не говорите ничего про это. Я знаю, я все знаю.

Она желала того же, чего желала и мать, но мотивы желания матери оскорбляли ее.

Я только хочу сказать, что, подав надежду одному

Мама, голубчик, ради бога, не говорите. Так страшно говорить про это.

Не буду, не буду, сказала мать, увидав слезы на глазах дочери, но одно, моя душа: ты мне обещала, что у тебя не будет от меня тайны. Не будет?

Никогда, мама, никакой, отвечала Кити, покраснев и взглянув прямо в лицо матери. Но мне нечего говорить теперь. Я я если бы хотела, я не знаю, что сказать и как я не знаю..

[Нет, неправду не может она сказать с этими глазамиk, подумала мать, улыбаясь на ее волнение и счастие. Княгиня улыбалась тому, как огромно и значительно кажется ей, бедняжке, то, что происходит теперь в ее душе.

XIII

Кити испытывала после обеда и до начала вечера чувство, подобное тому, какое испытывает юноша пред битвою. Сердце ее билось сильно, и мысли не могли ни на чем остановиться.

Она чувствовала, что нынешний вечер, когда они оба в первый раз встречаются, должен быть решительный в ее судьбе. И она беспрестанно представляла себе их, то каждого порознь, то вместе обоих. Когда она думала о прошедшем, она с удовольствием, с нежностью останавливалась на воспоминаниях своих отношений к Левину. Воспоминания детства и воспоминания о дружбе Левина с ее умершим братом придавали особенную поэтическую прелесть ее отношениям с ним. Его любовь к ней, в которой она была уверена, была лестна и радостна ей. И ей легко было вспомнить о Левине. В воспоминание же о Вронском примешивалось что-то неловкое, хотя он был в высшей степени светский и спокойный человек; как будто фальшь какая-то была, не в нем, он был очень прост и мил, но в ней самой, тогда как с Левиным она чувствовала себя совершенно простою и ясною. Но зато, как только она думала о будущем с Вронским, пред ней вставала перспектива блестяще-счастливая; с Левиным же будущность представлялась туманною.

Взойдя наверх одеться для вечера и взглянув в зеркало, она с радостью заметила, что она в одном из своих хороших дней и в полном обладании всеми своим силами, а это ей так нужно было для предстоящего: она чувствовала в себе внешнюю тишину и свободную грацию движений.

Втр 23 Июл 2013 22:36:19
В половине восьмого, только что она сошла в гостиную, лакей доложил: [Константин Дмитрич Левинk. Княгиня была еще в своей комнате, и князь не выходил. [Так и естьk, подумала Кити, и вся кровь прилила ей к сердцу. Она ужаснулась своей бледности, взглянув в зеркало.

Теперь она верно знала, что он затем и приехал раньше, чтобы застать ее одну и сделать предложение. И тут только в первый раз все дело представилось ей совсем с другой, новой стороны. Тут только она поняла, что вопрос касается не ее одной, с кем она будет счастлива и кого она любит, но что сию минуту она должна оскорбить человека, которого она любит. И оскорбить жестоко За что? За то, что он, милый, любит ее, влюблен в нее. Но, делать нечего, так нужно, так должно.

[Боже мой, неужели это я сама должна сказать ему? подумала она. Ну что я скажу ему? Неужели я скажу ему, что я его не люблю? Это будет неправда. Что ж я скажу ему? Скажу, что люблю другого? Нет, это невозможно. Я уйду, уйдуk.

Она уже подходила к дверям, когда услыхала его шаги. [Нет! нечестно. Чего мне бояться? Я ничего дурного не сделала. Что будет, то будет! Скажу правду. Да с ним не может быть неловко. Вот онk, сказала она себе, увидав всю его сильную и робкую фигуру с блестящими, устремленными на себя глазами. Она прямо взглянула ему в лицо, как бы умоляя его о пощаде, и подала руку.

Я не вовремя, кажется, слишком рано, сказал он, оглянув пустую гостиную. Когда он увидал, что его ожидания сбылись, что ничто не мешает ему высказаться, лицо его сделалось мрачно.

О нет, сказала Кити и села к столу.

Но я только того и хотел, чтобы застать вас одну, начал он, не садясь и не глядя на нее, чтобы не потерять смелости.

Мама сейчас выйдет. Она вчера очень устала. Вчера

Она говорила, сама не зная, что говорят ее губы, и не спуская с него умоляющего и ласкающего взгляда..

Он взглянул на нее; она покраснела и замолчала.

Я сказал вам, что не знаю, надолго ли я приехал что это от вас зависит

Она все ниже и ниже склоняла голову, не зная сама, что будет отвечать на приближавшееся.

Что это от вас зависит, повторил он. Я хотел сказать я хотел сказать Я за этим приехал что быть моею женой! проговорил он, не зная сам, что говорил; но, почувствовав, что самое страшное сказано, остановился и посмотрел на нее.

Она тяжело дышала, не глядя на него. Она испытывала восторг. Душа ее была переполнена счастьем. Она никак не ожидала, что высказанная любовь его произведет на нее такое сильное впечатление. Но это продолжалось только одно мгновение. Она вспомнила Вронского. Она подняла на Левина свои светлые правдивые глаза и, увидав его отчаянное лицо, поспешно ответила:

Этого не может быть простите меня

Как за минуту тому назад она была близка ему, как важна для его жизни! И как теперь она стала чужда и далека ему!

Это не могло быть иначе, сказал он, не глядя на нее.

Он поклонился и хотел уйти

XIV

Но в это самое время вышла княгиня. На лице ее изобразился ужас, когда она увидела их одних и их расстроенные лица. Левин поклонился ей и ничего не сказал. Кити молчала, не поднимая глаз. [Слава богу, отказалаk, подумала мать, и лицо ее просияло обычной улыбкой, с которою она встречала по четвергам гостей. Она села и начала расспрашивать Левина о его жизни в деревне. Он сел опять, ожидая приезда гостей, чтоб уехать незаметно.

Через пять минут вошла подруга Кити, прошлую зиму вышедшая замуж, графиня Нордстон.

Это была сухая, желтая, с черными блестящими глазами, болезненная и нервная женщина. Она любила Кити, и любовь ее к ней, как и всегда любовь замужних к девушкам, выражалась в желании выдать Кити по своему идеалу счастья замуж, и потому желала выдать ее за Вронского. Левин, которого она в начале зимы часто у них встречала, был всегда неприятен ей. Ее постоянное и любимое занятие при встрече с ним состояло в том, чтобы шутить над ним.

Я люблю, когда он с высоты своего величия смотрит на меня: или прекращает свой умный разговор со мной, потому что я глупа, или снисходит. Я это очень люблю: снисходит до меня! Я очень рада, что он меня терпеть не может, говорила она о нем.

Она была права, потому что действительно Левин терпеть ее не мог и презирал за то, чем она гордилась и что ставила себе в достоинство, за ее нервность, за ее утонченное презрение и равнодушие ко всему грубому и житейскому.

Между Нордстон и Левиным установилось то нередко встречающееся в свете отношение, что два человека, оставаясь по внешности в дружелюбных отношениях, презирают друг друга до такой степени, что не могут даже серьезно обращаться друг с другом и не могут даже быть оскорблены один другим.

Графиня Нордстон тотчас же накинулась на Левина.

А! Константин Дмитрич! Опять приехали в наш развратный Вавилон, сказала она, подавая ему крошечную желтую руку и вспоминая его слова, сказанные как-то в начале зимы, что Москва есть Вавилон. Что, Вавилон исправился или вы испортились? прибавила она, с усмешкой оглядываясь на Кити.

Мне очень лестно, графиня, что вы так помните мои слова, отвечал Левин, умевший оправиться и сейчас же по привычке входя в свое шуточное отношение к графине Нордстон. Верно, они на вас очень сильно действуют.

Ах, как же! Я все записываю. Ну что, Кити, ты опять каталась на коньках?..

И она стала говорить с Кити. Как ни неловко было Левину уйти теперь, ему все-таки легче было сделать эту неловкость, чем остаться весь вечер и видеть Кити, которая изредка взглядывала на него и избегала его взгляда. Он хотел встать, но княгиня, заметив, что он молчит, обратилась к нему:

Вы надолго приехали в Москву? Ведь вы, кажется, мировым земством занимаетесь, и вам нельзя надолго.

Нет, княгиня, я не занимаюсь более земством, сказал он. Я приехал на несколько дней.

[Что-то с ним особенное, подумала графиня Нордстон, вглядываясь в его строгое, серьезное лицо, что-то он не втягивается в свои рассуждения. Но я уж выведу его. Ужасно люблю сделать его дураком пред Кити, и сделаюk.

Константин Дмитрич, сказала она ему, растолкуйте мне, пожалуйста, что такое значит, вы все это знаете, у нас в калужской деревне все мужики и все бабы все пропили, что у них было, и теперь ничего нам не платят. Что это значит? Вы так хвалите всегда мужиков.

В это время еще дама вошла в комнату, и Левин встал.

Извините меня, графиня, но я, право, ничего этого не знаю и ничего не могу вам сказать, сказал он и оглянулся на входившего вслед за дамой военного.

[Это должен быть Вронскийk, подумал Левин и, чтоб убедиться в этом, взглянул на Кити. Она уже успела взглянуть на Вронского и оглянулась на Левина. И по одному этому взгляду невольно просиявших глаз ее Левин понял, что она любила этого человека, понял так же верно, как если б она сказала ему это словами. Но что же это за человек?

Втр 23 Июл 2013 22:36:40
Теперь, хорошо ли это, дурно ли, Левин не мог не остаться, ему нужно было узнать, что за человек был тот, кого она любила.

Есть люди, которые, встречая своего счастливого в чем бы то ни было соперника, готовы сейчас же отвернуться от всего хорошего, что есть в нем, и видеть в нем одно дурное; есть люди, которые, напротив, более всего желают найти в этом счастливом сопернике те качества, которыми он победил их и ищут в нем со щемящею болью в сердце одного хорошего. Левин принадлежал к таким людям. Но ему нетрудно было отыскать хорошее и привлекательное во Вронском. Оно сразу бросилось ему в глаза. Вронский был невысокий, плотно сложенный брюнет, с добродушно-красивым, чрезвычайно спокойным и твердым лицом. В его лице и фигуре, от коротко обстриженных черных волос и свежевыбритого подбородка до широкого с иголочки нового мундира, все было просто и вместе изящно. Дав дорогу входившей даме, Вронский подошел к княгине и потом к Кити.

В то время как он подходил к ней, красивые глаза его особенно нежно заблестели, и с чуть заметною счастливою и скромно-торжествующею улыбкой (так показалось Левину), почтительно и осторожно наклонясь над нею, он протянул ей свою небольшую, но широкую руку.

Со всеми поздоровавшись и сказав несколько слов, он сел, ни разу не взглянув на не спускавшего с него глаз Левина.

Позвольте вас познакомить, сказала княгиня, указывая на Левина. Константин Дмитрич Левин. Граф Алексей Кириллович Вронский.

Вронский встал и, дружелюбно глядя в глаза Левину, пожал ему руку.

Я нынче зимой должен был, кажется, обедать с вами, сказал он, улыбаясь своею простою и открытою улыбкой, но вы неожиданно уехали в деревню.

Константин Дмитрич презирает и ненавидит город и нас, горожан, сказала графиня Нордстон.

Должно быть, мои слова на вас сильно действуют, что вы их так помните, сказал Левин и, вспомнив, что он уже сказал это прежде, покраснел.

Вронский взглянул на Левина и графиню Нордстон и улыбнулся.

А вы всегда в деревне? спросил он. Я думаю, зимой скучно?

Не скучно, если есть занятия, да и с самим собой не скучно, резко ответил Левин.

Я люблю деревню, сказал Вронский, замечая и делая вид, что не замечает тона Левина.

Но надеюсь, граф, что вы бы не согласились жить всегда в деревне, сказала графиня Нордстон.

Не знаю, я не пробовал подолгу. Я испытывал странное чувство, продолжал он. Я нигде так не скучал по деревне, русской деревне, с лаптями и мужиками, как прожив с матушкой зиму в Ницце. Ницца сама по себе скучна, вы знаете. Да и Неаполь, Сорренто хорошо только на короткое время. И именно там особенно живо вспоминается Россия, и именно деревня Они точно как

Он говорил, обращаясь и к Кити и к Левину и переводя с одного на другого свой спокойный и дружелюбный взгляд, говорил, очевидно, что приходило в голову.

Заметив, что графиня Нордстон хотела что-то сказать, он остановился. не досказав начатого, и стал внимательно слушать ее.

Разговор не умолкал ни на минуту, так что старой княгине, всегда имевшей про запас, на случай неимения темы, два тяжелые орудия: классическое и реальное образование и общую воинскую повинность, не пришлось выдвигать их, а графине Нордстон не пришлось подразнить Левина.

Левин хотел и не мог вступить в общий разговор; ежеминутно говоря себе: [теперь уйтиk, он не уходил, чего-то дожидаясь.

Разговор зашел о вертящихся столах и духах, и графиня Нордстон, верившая в спиритизм, стала рассказывать чудеса, которые она видела.

Ах, графиня, непременно свезите, ради бога, свезите меня к ним! Я никогда ничего не видал необыкновенного, хотя везде отыскиваю, улыбаясь, сказал Вронский.

Хорошо, в будущую субботу, отвечала графиня Нордстон. Но вы, Константин Дмитрич, верите? спросила она Левина.

Зачем вы меня спрашиваете? Ведь вы знаете, что я скажу.

Но я хочу слышать ваше мнение.

Мое мнение только то, отвечал Левин, что эти вертящиеся столы доказывают, что так называемое образованное общество не выше мужиков. Они верят в глаз, и в порчу, и в привороты, а мы

Что ж, вы не верите?

Не могу верить, графиня.

Но если я сама видела?

И бабы рассказывают, как они сами видели домовых.

Так вы думаете, что я говорю неправду?

И она невесело засмеялась.

Да нет, Маша, Константин Дмитрич говорит, что он не может верить, сказала Кити, краснея за Левина, и Левин понял это и, еще более раздражившись, хотел отвечать, но Вронский со своею открытою веселою улыбкой сейчас же пришел на помощь разговору, угрожавшему сделаться неприятным.

Вы совсем не допускаете возможности? спросил он. Почему же? Мы допускаем существование электричества, которого мы не знаем; почему же не может быть новая сила, еще нам неизвестная, которая

Когда найдено было электричество, быстро перебил Левин, то было только открыто явление, и неизвестно было, откуда оно происходит и что оно производит, и века прошли прежде, чем подумали о приложении его. Спириты же, напротив, начали с того, что столики им пишут и духи к ним приходят, а потом уже стали говорить, что это есть сила неизвестная.

Вронский внимательно слушал Левина, как он всегда слушал, очевидно интересуясь его словами.

Да, но спириты говорят: теперь мы не знаем, что это за сила, но сила есть, и вот при каких условиях она действует. А ученые пускай раскроют, в чем состоит эта сила. Нет, я не вижу, почему это не может быть новая сила, если она

А потому, перебил Левин, что при электричестве каждый раз, как вы потрете смолу о шерсть, обнаруживается известное явление, а здесь не каждый раз стало быть это не природное явление.

Вероятно, чувствуя, что разговор принимает слишком серьезный для гостиной характер, Вронский не возражал, а, стараясь переменить предмет разговора, весело улыбнулся и повернулся к дамам.

Давайте сейчас попробуем, графиня, начал он, но Левин хотел досказать то, что он думал.

Я думаю, продолжал он, что эта попытка спиритов объяснять свои чудеса какою-то новою силой самая неудачная. Они прямо говорят о силе духов и хотят ее подвергнуть материальному опыту.

Все ждали, когда он кончит, и он чувствовал это.

А я думаю, что вы будете отличный медиум сказала графиня Нордстон, в вас есть что-то восторженное.

Левин открыл рот, хотел сказать что-то, покраснел и ничего не сказал.

Давайте сейчас, княжна, испытаем столы, пожалуйста, сказал Вронский. Княгиня, вы позволите?

И Вронский встал, отыскивая глазами столик.

Втр 23 Июл 2013 22:36:57
Кити встала за столиком и, проходя мимо, встретилась глазами с Левиным. Ей всею душой было жалко его, тем более что она жалела его в несчастии, которого сама была причиною. [Если можно меня простить, то простите, сказал ее взгляд, я так счастливаk.

[Всех ненавижу, и вас, и себяk, отвечал его взгляд, и он взялся за шляпу. Но ему не судьба была уйти. Только что хотели устроиться около столика, а Левин уйти, как вошел старый князь и, поздоровавшись с дамами, обратился к Левину.

А! начал он радостно. Давно ли? Я и не знал, что ты тут. Очень рад вас видеть.

Старый князь иногда [тыk, иногда [выk говорил Левину. Он обнял Левина и, говоря с ним, не замечал Вронского, который встал и спокойно дожидался, когда князь обратится к нему.

Кити чувствовала, как после того, что произошло, любезность отца была тяжела Левину. Она видела также как холодно отец ее, наконец, ответил на поклон Вронского и как Вронский с дружелюбным недоумением посмотрел на ее отца, стараясь понять и не понимая, как и за что можно было быть к нему недружелюбно расположенным, и она покраснела.

Князь, отпустите нам Константина Дмитрича, сказала графиня Нордстон. Мы хотим опыт делать.

Какой опыт? столы вертеть? Ну, извините меня, дамы и господа, но, по-моему, в колечко веселее играть, сказал старый князь, глядя на Вронского и догадываясь, что он затеял это. В колечке еще есть смысл.

Вронский посмотрел с удивлением на князя своими твердыми глазами и, чуть улыбнувшись, тотчас же заговорил с графиней Нордстон о предстоящем на будущей неделе большом бале.

Я надеюсь, что вы будете? обратился он к Кити.

Как только старый князь отвернулся от него, Левин незаметно вышел, и последнее впечатление, вынесенное им с этого вечера, было улыбающееся, счастливое лицо Кити, отвечавшей Вронскому на его вопрос о бале.

XV

Когда вечер кончился, Кити рассказала матери о разговоре ее с Левиным, и, несмотря на всю жалость, которую она испытала к Левину, ее радовала мысль, что ей было сделано предложение. У нее не было сомнения, что она поступила как следовало. Но в постели она долго не могла заснуть. Одно впечатление неотступно преследовало ее. Это было лицо Левина с насупленными бровями и мрачно-уныло смотрящими из-под них добрыми глазами, как он стоял, слушая отца и взглядывая на нее и на Вронского. И ей так жалко стало его, что слезы навернулись на глаза. Но тотчас же она подумала о том, на кого она променяла его. Она живо вспомнила это мужественное, твердое лицо, это благородное спокойствие и светящуюся во всем доброту ко всем; вспомнила любовь к себе того, кого она любила, и ей опять стало радостно на душе, и она с улыбкой счастия легла на подушку. [Жалко, жалко, но что же делать? Я не виноватаk, говорила она себе; но внутренний голос говорил ей другое. В том ли она раскаивалась, что завлекла Левина, или в том, что отказала, она не знала. Но счастье ее было отравлено сомнениями. [Господи помилуй, господи помилуй, господи помилуй!k говорила она про себя, пока заснула.

В это время внизу, в маленьком кабинете князя, происходила одна из часто повторявшихся между родителями сцен за любимую дочь.

Что? Вот что! кричал князь, размахивая руками и тотчас же запахивая свой беличий халат. То, что в вас нет гордости, достоинства, что вы срамите, губите дочь этим сватовством, подлым, дурацким!

Да помилуй, ради самого бога, князь, что я сделала? говорила княгиня, чуть не плача.

Она, счастливая, довольная после разговора с дочерью, пришла к князю проститься по обыкновению, хотя она не намерена была говорить ему о предложении Левина и отказе Кити, но намекнула мужу на то, что ей кажется дело с Вронским совсем конченным, что оно решится, как только приедет его мать. И тут-то, на эти слова, князь вдруг вспылил и начал выкрикивать неприличные слова.

Что вы сделали? А вот что: во-первых, вы заманиваете жениха, и вся Москва будет говорить, и резонно. Если вы делаете вечера, так зовите всех, а не избранных женишков. Позовите всех этих тютьков (так князь называл московских молодых людей), позовите тапера, в пускай пляшут, а не так, как нынче, женишков, и сводить. Мне видеть мерзко, мерзко, и вы добились, вскружили голову девчонке. Левин в тысячу раз лучше человек. А это франтик петербургский, их на машине делают, они все на одну стать, и все дрянь. Да хоть бы он принц крови был, моя дочь ни в ком не нуждается!

Да что же я сделала?

А то с гневом вскрикнул князь.

Знаю я, что если тебя слушать, перебила княгиня, то мы никогда не отдадим дочь замуж. Если так, то надо в деревню уехать..

И лучше уехать.

Да постой. Разве я заискиваю? Я нисколько не заискиваю. А молодой человек, и очень хороший, влюбился, и она, кажется

Да, вот вам кажется! А как она в самом деле влюбится, а он столько же думает жениться, как я?.. Ох! не смотрели бы мои глаза!.. [Ах, спиритизм, ах, Ницца, ах, на балеk И князь, воображая, что он представляет жену, приседал на каждом слове. А вот, как сделаем несчастье Катеньки, как она в самом деле заберет в голову

Да почему же ты думаешь?

Я не думаю, а знаю; на это глаза есть у нас, а не у баб. Я вижу человека, который имеет намерения серьезные, это Левин; и вижу перепела, как этот щелкопер, которому только повеселиться.

Ну, уж ты заберешь в голову

А вот вспомнишь, да поздно, как с Дашенькой.

Ну, хорошо, хорошо, не будем говорить, остановила его княгиня, вспомнив про несчастную Долли..

И прекрасно, и прощай!

И, перекрестив друг друга и поцеловавшись, но чувствуя, что каждый остался при своем мнении, супруги разошлись.

Княгиня была сперва твердо уверена, что нынешний вечер решил судьбу Кити и что не может быть сомнения в намерениях Вронского; но слова мужа смутили ее.

И, вернувшись к себе, она, точно так же как и Кити, с ужасом пред неизвестностью будущего, несколько раз повторила в душе: [Господи помилуй, господи помилуй, господи помилуй!k

XVI

Вронский никогда не знал семейной жизни. Мать его была в молодости блестящая светская женщина, имевшая во время замужества, и в особенности после, много романов, известных всему свету. Отца своего он почти не помнил и был воспитан в Пажеском корпусе.

Выйдя очень молодым блестящим офицером из школы, он сразу попал в колею богатых петербургских военных. Хотя он и ездил изредка в петербургский свет, все любовные интересы его были вне света.

В Москве в первый раз он испытал, после роскошной и грубой петербургской жизни, прелесть сближения со светскою милою и невинною девушкой, которая полюбила его. Ему и в голову не приходило, чтобы могло быть что-нибудь дурное в его отношениях к Кити. На балах он танцевал преимущественно с нею; он ездил к ним в дом. Он говорил с нею то, что обыкновенно говорят в свете, всякий вздор, но вздор, которому он невольно придавал особенный для нее смысл. Несмотря на то, что он ничего не сказал ей такого, чего не мог бы сказать при всех, он чувствовал, что она все более и более становилась в зависимость от него, и чем больше он это чувствовал, тем ему было приятнее и его чувство к ней становилось нежнее. Он не знал, что его образ действий относительно Кити имеет определенное название, что это есть заманиванье барышень без намерения жениться и что это заманиванье есть один из дурных поступков, обыкновенных между блестящими молодыми людьми, как он. Ему казалось, что он первый открыл это удовольствие, и он наслаждался своим открытием.

Втр 23 Июл 2013 22:37:13
Если б он мог слышать, что говорили ее родители в этот вечер, если б он мог перенестись на точку зрения семьи и узнать, что Кити будет несчастна, если он не женится на ней, он бы очень удивился и не поверил бы этому. Он не мог поверить тому, что то, что доставляло такое большое и хорошее удовольствие ему, а главное ей, могло быть дурно. Еще меньше он мог бы поверить тому, что он должен жениться.

Женитьба для него никогда не представлялась возможностью. Он не только не любил семейной жизни, но в семье, и в особенности в муже, по тому общему взгляду холостого мира, в котором он жил, он представлял себе нечто чуждое, враждебное, а всего более смешное. Но хотя Вронский и не подозревал того, что говорили родители, он, выйдя в этот вечер от Щербацких, почувствовал, что та духовная тайная связь, которая существовала между ним и Кити, утвердилась нынешний вечер так сильно, что надо предпринять что-то Но что можно и что должно было предпринять, он не мог придумать.

[То и прелестно, думал он, возвращаясь от Щербацких и вынося от них, как и всегда, приятное чувство чистоты и свежести, происходившее отчасти и оттого, что он не курил целый вечер, и вместе новое чувство умиления пред ее к себе любовью, то и прелестно, что ничего не сказано ни мной, ни ею, но мы так понимали друг друга в этом невидимом разговоре взглядов и интонаций, что нынче яснее, чем когда-нибудь, она сказала мне, что любит. И как мило, просто и, главное, доверчиво! Я сам себя чувствую лучше, чище. Я чувствую, что у меня есть сердце и что есть во мне много хорошего. Эти милые влюбленные глаза! Когда она сказала: и оченьk

[Ну так что ж? Ну и ничего. Мне хорошо, и ей хорошоk.. И он задумался о том, где ему окончить нынешний вечер.

Он прикинул воображением места, куда он мог бы ехать. [Клуб? партия безика, шампанское с Игнатовым? Нет, не поеду. Chateau de fleurs, там найду Облонского, куплеты, cancan? Нет, надоело. Вот именно за то я люблю Щербацких, что сам лучше делаюсь. Поеду домойk. Он прошел прямо в свой номер у Дюссо, велел подать себе ужинать и потом, раздевшись, только успел положить голову на подушку, заснул крепким и спокойным, как всегда, сном.

XVII

На другой день, в 11 часов утра, Вронский выехал на станцию Петербургской железной дороги встречать мать, и первое лицо, попавшееся ему на ступеньках большой лестницы, был Облонский, ожидавший с этим же поездом сестру.

А! ваше сиятельство! крикнул Облонский. Ты за кем?

Я за матушкой, улыбаясь, как и все, кто встречался с Облонским, отвечал Вронский, пожимая ему руку, и вместе с ним взошел на лестницу. Она нынче должна быть из Петербурга.

А я тебя ждал до двух часов. Куда же ты поехал от Щербацких?

Домой, отвечал Вронский. Признаться, мне так было приятно вчера после Щербацких, что никуда не хотелось.

Узнаю коней ретивых по каким-то их таврам, юношей влюбленных узнаю по их глазам, продекламировал Степан Аркадьич точно так же, как прежде Левину.

Вронский улыбнулся с таким видом, что он не отрекается от этого, но тотчас же переменил разговор. А ты кого встречаешь? спросил он.

Я? я хорошенькую женщину, сказал Облонский.

Вот как!

Honni soit qui mal y pense! Сестру Анну.

Ах, это Каренину? сказал Вронский.

Ты ее, верно, знаешь?

Кажется, знаю. Или нет Право, не помню, рассеянно отвечал Вронский, смутно представляя себе при имени Карениной что-то чопорное и скучное.

Но Алексея Александровича, моего знаменитого зятя, верно, знаешь. Его весь мир знает.

То есть знаю по репутации и по виду. Знаю, что он умный, ученый, божественный что-то Но ты знаешь, это не в моей not in my line, сказал Вронский.

Да, он очень замечательный человек; немножко консерватор, но славный человек, заметил Степан Аркадьич, славный человек.

Ну, и тем лучше для него, сказал Вронский улыбаясь. А, ты здесь, обратился он к высокому старому лакею матери, стоявшему у двери, войди сюда.

Вронский в это последнее время, кроме общей для всех приятности Степана Аркадьича, чувствовал себя привязанным к нему еще тем, что он в его воображении соединялся с Кити.

Ну что ж, в воскресенье сделаем ужин для дивы? сказал он ему, с улыбкой взяв его под руку.

Непременно. Я сберу подписку. Ах, познакомился ты вчера с моим приятелем Левиным? спросил Степан Аркадьич.

Как же. Но он что-то скоро уехал.

Он славный малый, продолжал Облонский. Не правда ли?

Я не знаю, отвечал Вронский, отчего это во всех москвичах, разумеется исключая тех, с кем говорю, шутливо вставил он, есть что-то резкое. Что-то они всь на дыбы становятся, сердятся, как будто всь хотят дать почувствовать что-то

Есть это, правда, есть весело смеясь, сказал Степан Аркадьич.

Что, скоро ли? обратился Вронский к служащему.

Поезд вышел, отвечал служитель.

Приближение поезда все более и более обозначалось движением приготовлений на станции, беганьем артельщиков, появлением жандармов и служащих и подъездом встречающих. Сквозь морозный пар виднелись рабочие в полушубках, в мягких валеных сапогах, переходившие через рельсы загибающихся путей. Слышался свист паровика на дальних рельсах и передвижение чего-то тяжелого.

Нет, сказал Степан Аркадьич, которому очень хотелось рассказать Вронскому о намерениях Левина относительно Кити. Нет, ты неверно оценил моего Левина. Он очень нервный человек и бывает неприятен, правда, но зато иногда он бывает очень мил. Это такая честная, правдивая натура, и сердце золотое. Но вчера были особенные причины, с значительною улыбкой продолжал Степан Аркадьич, совершенно забывая то искреннее сочувствие, которое он вчера испытывал к своему приятелю, и теперь испытывая такое же, только к Вронскому. Да, была причина, почему он мог быть или особенно счастлив, или особенно несчастлив.

Вронский остановился и прямо спросил:

То есть что же? Или он вчера сделал предложение твоей belle soeur?

Может быть, сказал Степан Аркадьич. Что-то мне показалось такое вчера. Да, если он рано уехал и был еще не в духе, то это так Он так давно влюблен, и мне его очень жаль.

Вот как!.. Я думаю, впрочем, что она может рассчитывать на лучшую партию, сказал Вронский и, выпрямив грудь, опять принялся ходить. Впрочем, я его не знаю, прибавил он. Да, это тяжелое положение! От этого-то большинство и предпочитает знаться с Кларами. Там неудача доказывает только, что у тебя недостало денег, а здесь твое достоинство на весах. Однако вот и поезд.

Действительно, вдали уже свистел паровоз. Через несколько минут платформа задрожала, и, пыхая сбиваемым книзу от мороза паром, прокатился паровоз с медленно и мерно нагибающимся и растягивающимся рычагом среднего колеса и с кланяющимся, обвязанным, заиндевелым машинистом; а за тендером, все медленнее и более потрясая платформу, стал проходить вагон с багажом и с визжавшею собакой; наконец, подрагивая пред остановкой, подошли пассажирские вагоны.

Втр 23 Июл 2013 22:37:26
>>52208353
Даже читать смешно. Иди одноклассникам такие истории рассказывай. Ты будешь во френдзоне ровно до тех пор, пока каким-то образом не исчезнут остальные кандидаты.

Втр 23 Июл 2013 22:37:31
Молодцеватый кондуктор, на ходу давая свисток, соскочил, и вслед за ним стали по одному сходить нетерпеливые пассажиры: гвардейский офицер, держась прямо и строго оглядываясь; вертлявый купчик с сумкой, весело улыбаясь; мужик с мешком через плечо.

Вронский, стоя рядом с Облонским, оглядывал вагоны и выходивших и совершенно забыл о матери. То, что он сейчас узнал про Кити, возбуждало и радовало его. Грудь его невольно выпрямлялась, и глаза блестели. Он чувствовал себя победителем.

Графиня Вронская в этом отделении, сказал молодцеватый кондуктор, подходя к Вронскому.

Слова кондуктора разбудили его и заставили вспомнить о матери и предстоящем свидании с ней. Он в душе своей не уважал матери и, не отдавая себе в том отчета, не любил ее, хотя по понятиям того круга, в котором жил, по воспитанию своему, не мог себе представить других к матери отношении, как в высшей степени покорных и почтительных, и тем более внешне покорных и почтительных, чем менее в душе он уважал и любил ее.

XVIII

Вронский пошел за кондуктором в вагон и при входе в отделение остановился, чтобы дать дорогу выходившей даме. С привычным тактом светского человека, по одному взгляду на внешность этой дамы, Вронский определил ее принадлежность к высшему свету. Он извинился и пошел было в вагон, но почувствовал необходимость еще раз взглянуть на нее не потому, что она была очень красива, не по тому изяществу и скромной грации, которые видны были во всей ее фигуре, но потому, что в выражении миловидного лица, когда она прошла мимо его, было что-то особенно ласковое и нежное. Когда он оглянулся, она тоже повернула голову. Блестящие, казавшиеся темными от густых ресниц, серые глаза дружелюбно, внимательно остановились на его лице, как будто она признавала его, и тотчас же перенеслись на подходившую толпу, как бы ища кого-то. В этом коротком взгляде Вронский успел заметить сдержанную оживленность, которая играла в ее лице и порхала между блестящими глазами и чуть заметной улыбкой, изгибавшею ее румяные губы. Как будто избыток чего-то так переполнял ее существо, что мимо ее воли выражался то в блеске взгляда, то в улыбке. Она потушила умышленно свет в глазах, но он светился против ее воли в чуть заметной улыбке.

Вронский вошел в вагон. Мать его, сухая старушка с черными глазами и букольками, щурилась, вглядываясь в сына, и слегка улыбалась тонкими губами. Поднявшись с диванчика и передав горничной мешочек, она подала маленькую сухую руку сыну и, подняв его голову от руки, поцеловала его в лицо.

Получил телеграмму? Здоров? Слава богу.

Хорошо доехали? сказал сын, садясь подле нее и невольно прислушиваясь к женскому голосу из-за двери. Он знал, что это был голос той дамы, которая встретилась ему при входе.

Я все-таки с вами не согласна, говорил голос дамы.

Петербургский взгляд, сударыня.

Не петербургский, а просто женский, отвечала она.

Ну-с, позвольте поцеловать вашу ручку.

До свиданья, Иван Петрович. Да посмотрите, не тут ли брат, и пошлите его ко мне, сказала дама у самой двери и снова вошла в отделение.

Что ж, нашли брата? сказала Вронская, обращаясь к даме.

Вронский вспомнил теперь, что это была Каренина.

Ваш брат здесь, сказал он, вставая. Извините меня, я не узнал вас, да и наше знакомство было так коротко, сказал Вронский, кланяясь, что вы, верно, не помните меня.

О нет, сказала она, я бы узнала вас, потому что мы с вашею матушкой, кажется, всю дорогу говорили только о вас, сказала она, позволяя, наконец, просившемуся наружу оживлению выразиться в улыбке. А брата моего все-таки нет.

Позови же его, Алеша, сказала старая графиня.

Вронский вышел на платформу и крикнул:

Облонский! Здесь!

Но Каренина не дождалась брата, а, увидав его, решительным легким шагом вышла из вагона. И, как только брат подошел к ней, она движением, поразившим Вронского своею решительностью и грацией, обхватила брата левою рукой за шею, быстро притянула к себе и крепко поцеловала. Вронский, не спуская глаз, смотрел на нее и, сам не зная чему, улыбался. Но вспомнив, что мать ждала его, он опять вошел в вагон.

Не правда ли, очень мила? сказала графиня про Каренину. Ее муж со мною посадил, и я очень рада была. Всю дорогу мы с ней проговорили. Ну, а ты, говорят vous filez le parfait amour.Tant mieux, mon cher, tant mieux.

Я не знаю, на что вы намекаете, maman, отвечал сын холодно. Что ж, maman, идем.

Каренина опять вошла в вагон, чтобы проститься с графиней.

Ну вот, графиня, вы встретили сына, а я брата, весело сказала она. И все истории мои истощились; дальше нечего было бы рассказывать.

Ну, нет, сказала графиня, взяв ее за руку, я бы с вами объехала вокруг света и не соскучилась бы., Вы одна из тех милых женщин, с которыми и поговорить и помолчать приятно. А о сыне вашем, пожалуйста, не думайте: нельзя же никогда не разлучаться.

Каренина стояла неподвижно, держась чрезвычайно прямо, и глаза ее улыбались.

У Анны Аркадьевны, сказала графиня, объясняя сыну, есть сынок восьми лет, кажется, и она никогда с ним не разлучалась и все мучается, что оставила его.

Да, мы все время с графиней говорили, я о своем, она о своем сыне, сказала Каренина, и опять улыбка осветила ее лицо, улыбка ласковая, относившаяся к нему.

Вероятно, это вам очень наскучило, сказал он, сейчас, на лету, подхватывая этот мяч кокетства, который она бросила ему. Но она, видимо, не хотела продолжать разговора в этом тоне и обратилась к старой графине:

Очень благодарю вас. Я и не видала, как провела вчерашний день. До свиданья, графиня.

Прощайте, мой дружок, отвечала графиня. Дайте поцеловать ваше хорошенькое личико. Я просто, по-старушечьи, прямо говорю, что полюбила вас.

Как ни казенна была эта фраза, Каренина, видимо, от души поверила и порадовалась этому. Она покраснела, слегка нагнулась, подставила свое лицо губам графини, опять выпрямилась и с тою же улыбкой, волновавшеюся между губами и глазами, подала руку Вронскому. Он пожал маленькую ему поданную руку и, как чему-то особенному, обрадовался тому энергическому пожатию, с которым она крепко и смело тряхнула его руку. Она вышла быстрою походкой, так странно легко носившею ее довольно полное тело.

Очень мила, сказала старушка.

То же самое думал ее сын. Он провожал ее глазами до тех пор, пока не скрылась ее грациозная фигура, и улыбка остановилась на его лице. В окно он видел, как она подошла к брату, положила ему руку на руку и что-то оживленно начала говорить ему, очевидно о чем-то не имеющем ничего общего с ним, с Вронским, и ему это показалось досадным.

Ну, что, maman, вы совершенно здоровы? повторил он, обращаясь к матери.

Втр 23 Июл 2013 22:37:45
Все хорошо, прекрасно. Alexandre очень был мил. И Marie очень хороша стала. Она очень интересна.

И опять начала рассказывать о том, что более всего интересовало ее, о крестинах внука, для которых она ездила в Петербург, и про особенную милость государя к старшему сыну.

Вот и Лаврентий, сказал Вронский, глядя в окно, теперь пойдемте, если угодно.

Старый дворецкий, ехавший с графиней, явился в вагон доложить, что все готово, и графиня поднялась, чтоб идти.

Пойдемте, теперь мало народа, сказал Вронский.

Девушка взяла мешок и собачку, дворецкий и артельщик другие мешки. Вронский взял под руку мать; но когда они уже выходили из вагона, вдруг несколько человек с испуганными лицами пробежали мимо. Пробежал и начальник станции в своей необыкновенного цвета фуражке. Очевидно, что-то случилось необыкновенное. Народ от поезда бежал назад.

Что?.. Что?.. Где?.. Бросился!.. задавило!.. слышалось между проходившими.

Степан Аркадьич с сестрой под руку, тоже с испуганными лицами, вернулись и остановились, избегая народ, у входа в вагон.

Дамы вошли в вагон, а Вронский со Степаном Аркадьичем пошли за народом узнавать подробности несчастия.

Сторож, был ли он пьян, или слишком закутан от сильного мороза, не слыхал отодвигаемого задом поезда, и его раздавили.

Еще прежде чем вернулись Вронский и Облонский, дамы узнали эти подробности от дворецкого.

Облонский и Вронский оба видели обезображенный труп. Облонский, видимо, страдал. Он морщился и, казалось, готов был плакать.

Ах, какой ужас! Ах, Анна, если бы ты видела! Ах, какой ужас! приговаривал он.

Вронский молчал, и красивое лицо его было серьезно, но совершенно спокойно.

Ах, если бы вы видели, графиня, говорил Степан Аркадьич. И жена его тут Ужасно видеть ее Она бросилась на тело. Говорят, он один кормил огромное семейство. Вот ужас!

Нельзя ли что-нибудь сделать для нее? взволнованным шепотом сказала Каренина.

Вронский взглянул на нее и тотчас же вышел из вагона.

Я сейчас приду, maman, прибавил он, обертываясь в дверях.

Когда он возвратился через несколько минут, Степан Аркадьич уже разговаривал с графиней о новой певице, а графиня нетерпеливо оглядывалась на дверь, ожидая сына.

Теперь пойдемте, сказал Вронский, входя. Они вместе вышли. Вронский шел впереди с матерью. Сзади шла Каренина с братом. У выхода к Вронскому подошел догнавший его начальник станции.

Вы передали моему помощнику двести рублей. Потрудитесь обозначить, кому вы назначаете их?

Вдове, сказал Вронский, пожимая плечами. Я не понимаю, о чем спрашивать.

Вы дали? крикнул сзади Облонский и, прижав руку сестры, прибавил: Очень мило, очень мило! Не правда ли, славный малый? Мое почтение, графиня.

И он с сестрой остановились, отыскивая ее девушку.

Когда они вышли, карета Вронских уже отъехала. Выходившие люди все еще переговаривались о том, что случилось.

Вот смерть-то ужасная! сказал какой-то господин, проходя мимо. Говорят, на два куска.

Я думаю, напротив, самая легкая, мгновенная, заметил другой.

Как это не примут мер, говорил третий.

Каренина села в карету, и Степан Аркадьич с удивлением увидал, что губы ее дрожат и она с трудом удерживает слезы.

Что с тобой, Анна? спросил он, когда они отъехали несколько сот сажен.

Дурное предзнаменование, сказала она.

Какие пустяки! сказал Степан Аркадьич. Ты приехала, это главное. Ты не можешь представить себе, как я надеюсь на тебя.

А ты давно знаешь Вронского? спросила она.

Да. Ты знаешь, мы надеемся, что он женится на Кити.

Да? тихо сказала Анна. Ну, теперь давай говорить о тебе, прибавила она, встряхивая головой, как будто хотела физически отогнать что-то лишнее и мешавшее ей. Давай говорить о твоих делах Я получила твое письмо и вот приехала.

Да, вся надежда на тебя, сказал Степан Аркадьич.

Ну, расскажи мне все.

И Степан Аркадьич стал рассказывать.

Подъехав к дому, Облонский высадил сестру, вздохнул, пожал ее руку и отправился в присутствие.

XIX

Когда Анна вошла в комнату, Долли сидела в маленькой гостиной с белоголовым пухлым мальчиком, уж теперь похожим на отца, и слушала его урок из французского чтения. Мальчик читал, вертя в руке и стараясь оторвать чуть державшуюся пуговицу курточки. Мать несколько раз отнимала руку, но пухлая ручонка опять бралась за пуговицу. Мать оторвала пуговицу и положила ее в карман.

Успокой руки, Гриша, сказала она и опять взялась за свое одеяло, давнишнюю работу, за которую она всегда бралась в тяжелые минуты, и теперь вязала нервно, закидывая пальцем и считая петли. Хотя она и велела вчера сказать мужу, что ей дела нет до того, приедет или не приедет его сестра, она все приготовила к ее приезду и с волнением ждала золовку.

Долли была убита своим горем, вся поглощена им. Однако она помнила, что Анна, золовка, была жена одного из важнейших лиц в Петербурге и петербургская grande dame. И благодаря этому обстоятельству она не исполнила сказанного мужу, то есть не забыла, что приедет золовка. [Да, наконец, Анна ни в чем не виновата, думала Долли. Я о ней ничего, кроме самого хорошего, не знаю, и в отношении к себе я видела от нее только ласку и дружбуk. Правда, сколько она могла запомнить свое впечатление в Петербурге у Карениных, ей не нравился самый дом их; что-то было фальшивое во всем складе их семейного быта. [Но за что же я не приму ее? Только бы не вздумала она утешать меня! думала Долли. Все утешения, и увещания, и прощения христианские все это я уж тысячу раз передумала, и все это не годитсяk.

Все эти дни Долли была одна с детьми. Говорить о своем горе она не хотела, а с этим горем на душе говорить о постороннем она не могла. Она знала, что, так или иначе, она Анне выскажет все, и то ее радовала мысль о том, как она выскажет, то злила необходимость говорить о своем унижении с ней, его сестрой, и слышать от нее готовые фразы увещания и утешения.

Она, как часто бывает, глядя на часы, ждала ее каждую минуту и пропустила именно ту, когда гостья приехала, так что не слыхала звонка.

Услыхав шум платья и легких шагов уже в дверях, она оглянулась, и на измученном лице ее невольно выразилось не радость, а удивление. Она встала и обняла золовку.

Как, уж приехала? сказала она, целуя ее.

Долли, как я рада тебя видеть!

И я рада, слабо улыбаясь и стараясь по выражению лица Анны узнать, знает ли она, сказала Долли. [Верно, знаетk, подумала она, заметив соболезнование на лице Анны. Ну, пойдем, я тебя проведу в твою комнату, продолжала она, стараясь отдалить сколько возможно минуту объяснения.

Втр 23 Июл 2013 22:38:45
>>52208713
Отличная попытка, салатовый, отличная попытка...
Ты просчитался лишь в одном...
Тебя не смущает тот факт, ЧТО ТЫ САМ СИДИШЬ НА ДВАЧЕ БЛЯТЬ

Втр 23 Июл 2013 22:38:48
>>52208713
>Вы уверены, что тян будет соответствовать уровню Ваших желаний?
Пофиксил, остальное всё верно.

ВАШ ТРУБИТАРТ

Втр 23 Июл 2013 22:39:49
>>52208713
> социализироваться

Втр 23 Июл 2013 22:40:35
>>52208844
Какой френдзоне? Френдзона - это понятие лузеров, у нормальных людей не бывает френдзон. Там либо отношения, либо всё-понятно-давай-пока. Чего ты мне тут затираешь, тралль.

Втр 23 Июл 2013 22:43:48
Френдзона - это такое понятие, когда сам человек начинает саомго себя загонять Я ВА ФРЕНДЗОНИ АЗАЗА и начинает заниматься немыслимой хуетой, и порти действительно хорошие отношения с тян.

Втр 23 Июл 2013 22:46:30
>>52206800
В любом случае, речь была о том, что здесь, на говначе, анона надо поддерживать и уважать.

Чтобы он не нафейлил с тян ирл.

А у тупого трапа с пиком хлои припекло и всё заверте..

Втр 23 Июл 2013 22:47:45
>>52209422
>хлои
труль на трале и трелью подгоняэ

Втр 23 Июл 2013 22:48:38
>>52209258
Это я двачую бешено.
За два года отношения переросли из дружеских в нормальные. Ни о какой френдзоне и не думал.

Втр 23 Июл 2013 22:48:44
>>52209505
ну я их путаю постоянно этех вашех вагинь

Втр 23 Июл 2013 22:48:49
>>52207120
пиздишь, зелёный, знаю две таких пары
и всё у них нормально уже по 3-4 года


Втр 23 Июл 2013 22:49:58
>>52209054
Давай, расскажи мне о френдзоне. Все близкие друзья девушки, у которых нет своих тней, вот они все на самом деле в френдзоне. Отличие от обычной женской дружбы в том, что я могу манипулировать тобой, использовать как раба. При этом ты будешь доволен, хотя в нормальной дружбе каждый отдаёт одинаково пользы.

Втр 23 Июл 2013 22:51:59
Пойду мост в терабитию посмотрю. Серьёзно. Охуенный фильм. Да, я пьян. Но кто без греха?

Втр 23 Июл 2013 22:52:29
>>52209554
Просто местным ТРАЛЛЕЙ не приходит в голову, что с ятн модно удачно дружить, не пиздолизя, и иметь у неё уважение.

Втр 23 Июл 2013 22:53:15
>>52196953
>познакомился тут, в соц
Ты, мать твою, совсем ебанутый?

Втр 23 Июл 2013 22:53:20
>>52209783
>местным траллям не приходит в голову, что с тян
эпический самопочин

Втр 23 Июл 2013 22:54:02
>>52209694
>девушки, у которых нет своих тней

Втр 23 Июл 2013 22:55:39
>>52209846
Прив, Мих, как сам?

Втр 23 Июл 2013 22:55:56
>>52209783
> удачно дружить
У нас тут омежка ламповых отношений захотел, а не дружить.

Втр 23 Июл 2013 22:56:12
>>52209694
>Все близкие друзья девушки, у которых нет своих тней
>я могу манипулировать, использовать как раба
У тебя ещё какие-то фантазии остались, или это всё?

Втр 23 Июл 2013 22:58:02
>Все близкие друзья девушки, у которых нет своих тней, вот они все на самом деле в френдзоне.
Смеялись всем тредом.

Втр 23 Июл 2013 22:59:31
>>52210024
Ты считаешь, что Богиня не сможет манипулировать омежкой?

Втр 23 Июл 2013 23:00:48
Все разговоры про френдзону созданы для того, чтобы подорвать уверенность в тех, кто относится к тян хорошо.
Всё нормально, пацаны, остужайтесь.

Втр 23 Июл 2013 23:01:57
>>52210335
> относится к тян хорошо
Вы их плохо знаете.

Втр 23 Июл 2013 23:02:04
>>52210254
Те, кто дружит с тян, не обязательно омежки.

Втр 23 Июл 2013 23:02:51
>>52209987
Здарова братан, всё норм!!!

Втр 23 Июл 2013 23:04:33
>>52210420
Я про омежек по жизни.

Втр 23 Июл 2013 23:04:37
>>52210404
Те, кто относится плохо - знает ещё хуже.

Втр 23 Июл 2013 23:05:43
>>52209694
Ладно, сыграем по твоим правилам
>cвои причины
А, у тебя свои причины. Понятно. Все вокруг сидят, потому что быдло омежное, а у тебя причины.
>Поэтому я не иду на свиданки
То есть наверняка девсвенногосподин, ни разу не ходивший на свиданки и имеющий тысячи пиздолизов-рабов во френдзоне дает итт советы лохам? Ясно.

Теперь это:
>опозорюсь.
А вот это делает из тебя того самого нерешительного питурда-омегу, которых ты так ненавидишь. Эта фобия быть опозоренным, развиваемая в тебе социумом всю жизнь, этот животный ебаный страх. Не делай, не думай, а то опозоришься. Расскажи мне больше о поведении успешных тян и их контактах с битардами.

Втр 23 Июл 2013 23:06:14
>>52210404
Но мы их получаем, а такие как ты - нет.

Втр 23 Июл 2013 23:08:01
>>52209694
Ладно, бро, хватит, пора и честь знать. Ты лучше расскажи какая у тебя семья, какие отношения, секс. предпочтения? Почти каждый может, но далеко не каждый захочет тнёй весь тред прикидываться. Ты только не сердись, браток. Все ж мы люди тута.

Втр 23 Июл 2013 23:08:38
>>52210587
А вот теперь ты уточняешь. Хороший демагог.

Втр 23 Июл 2013 23:10:09
>>52210587
>Все близкие друзья девушки
>Я про омежек по жизни.
Все друзья - омежки?
/0

Втр 23 Июл 2013 23:11:13
>>52210404
Да? Да что ты. И чего мы про них не знаем?

Втр 23 Июл 2013 23:13:14
>>52210664
>А вот это делает из тебя того самого нерешительного питурда-омегу, которых ты так ненавидишь. Эта фобия быть опозоренным, развиваемая в тебе социумом всю жизнь, этот животный ебаный страх. Не делай, не думай, а то опозоришься. Расскажи мне больше о поведении успешных тян и их контактах с битардами.
Это нормально, кстати. Нормальный страх. То, что ты так к нему относишься говорит лишь о твоих проблемах

Втр 23 Июл 2013 23:16:44
>>52211169
Я не говорю, нормально это или нет, я говорю, что трольченок, весь тред поносивший всех за этот страх, сам только что в нем признался и обосрался.
А проблем у меня никаких нет, браток.

Втр 23 Июл 2013 23:17:23
>>52210404
Это писала тян. Вечный комплекс тян - то, что они слишком хорошие. Да, они созданы любить. Но это делает их слабыми, и тут-то они и приходят на двачи, и всеми силами пытаются доказать обратное.

Втр 23 Июл 2013 23:20:45
>>52210821
С чего это я буду тебе такое рассказывать?
Я из-за вас хохлотред пропустила.

Втр 23 Июл 2013 23:25:14
>>52211435
Ну, в принципе, он подавал правильные мысли, но с неправильного ракурса.

Т.е. если тян говно и пользовались тобою ранее, не надо менять к ним отношение на плохое, и бояться попасть в какую-то выдуманную лохами для лохов френдзону.
Нормальная девушка никогда не будет таким заниматься, просто попадались невоспитанные, злые.

Не нужно бояться фиаско, нужно подходить к проблеме с более беспристрастной точки зрения, моё мнение: обеим сторонам это нужно одинаково. И ничего не случится, если одна сторона начнёт как-то себя вести. Не будет катастрофы.
Просто нужно держать себя в руках. И вести с честью, соответственно мужчине, подобающе. Раскрыться всем хочется, и расслабиться...чувствуешь, слово какое? РасСЛАБиться - почувствовать себя слабым. Только вот мужчине с этим надо быть гораздо осторожнее, и делать это далеко не в первое время знакомства. На первых порах - держаться альфачком.

За что отхуесосить нужно этого зелёного - за то, что скорее всего проецируя все эти комплексы на себя начал унижать анона за его инфантильность, слабость и нерешительность, а не придавать уверенности.

Если в тред приходит анончик и пишет что боится, это ещё не значит, что он омежка.

Втр 23 Июл 2013 23:27:32
>>52211169
Нет, нормальный страх - это стоять на краю крыши многоэтажки, например. А это социально-навязанное беспокойство со своим нечётким крайне отличным от тру-страхов механизмом, не затрагивающим паттерны ни нейроглии, ни медиаторные (ещё раз - ты не умеешь в нейрологию, хватит нести ересь, пожалуйста, прекрати). "Страх" опозориться, оплошать, быть неуверенным и т.п. никак не прописан природой нейронально, и лишь культивируется обществом. Увы, малостойкие к такому внешнему воздействию куны закрепляют это беспокойство себе нейропластически (тип ОКР, "ментальная жвачка") и впредь становятся робкими и ещё более ранимыми.

Мораль: что-то, что не представляет угрозы физическому благополучию тебя и твоих близких не нравится - шли это (его/её/ситуацию) нахуй.

И это аноны, это аноны? Как дети малые, ну.
химик-кун, уже нетрезв

Втр 23 Июл 2013 23:31:37
>>52211697
> > фобия быть опозоренным
>Надо здраво оценивать свои шансы. Подкатывать омежке к нормальной тян, это как нормальному парню к кинозвезде. Представь ситуацию: стоит перед тобой говно, которое изображает из себя альфача. Причём в своём понимании, т.е. больше похоже на быдлана. Почему-то омежкам кажется, что достаточно пренебрежительно разговаривать с тнями, как они сразу станут альфачами.

Вы все мудаки, блядь, и ты тоже
ЛЮБОЙ ОМЕЖКА МОЖЕТ И ДОЛЖЕН ПОДКАТЫВАТЬ К НОРМАЛЬНЫМ ТЯН
Это вообще хуита, просто омежка должен внушить себе что он НЕ ОМЕЖКА и ВСЁ
То что ты несёшь про ранговость это ХУЙНЯ ВСЁ

>Причём в своём понимании, т.е. больше похоже на быдлана. Почему-то омежкам кажется, что достаточно пренебрежительно разговаривать с тнями, как они сразу станут альфачами.
Блядь, но причём тут альфачи вообще? грубить тянам - это разве альфач? Вы понятие альфач понимаете вообще?

Альфач - это не список иил набор определённых действий, это мировоззрение, точка зрения, позиция. Я - лидер. У меня есть то, чего нет у других и я достоин любого человека, коорый мне понравился, потому что я знаю, что могу понравиться и ему.


Хлоя ты в натуре тупая пизда, иди нахуй.

Господи, какие дебилы, я пошёл спать

Втр 23 Июл 2013 23:35:12
>>52212118
>"Страх" опозориться, оплошать, быть неуверенным и т.п. никак не прописан природой нейронально, и лишь культивируется обществом.
Но это не означает, что он злокачествен, еблан. Если он появился - значит индиввид не сумел в общество, но он не хочет меняться, а менять общество... сам понимаешь.
Ты сам хуйню несёшь, химик-залупа ты, если кидаешь например ребенка людей в джунгли как маугли, его потом ругать за то, что он не смог адаптироваться и отстранился?

Сам хуйню же несёшь.

Втр 23 Июл 2013 23:36:56
>>52212406
> Альфач
> это мировоззрение, точка зрения, позиция. Я - лидер
Ох лол, просто невероятно.
Альфач это внешность, физическая сила, деньги, влияние в обществе.

Втр 23 Июл 2013 23:39:23
>>52212800
Тупой мудак.

Альфач это это мировоззрение, точка зрения, позиция. Я - лидер. И уже потом, внешность, физическая сила, деньги, влияние в обществе.

Втр 23 Июл 2013 23:39:28
>>52212670
Что первично - личность или общество? Нужно ли и если да, то в какой мере личности подстраиваться под общество?
Ты же понимаешь, что ты латентная социоблядь, да?

Втр 23 Июл 2013 23:40:10
>>52211697
Зашел в тред и чуть не поскользнулся - все жирное, скользкое.

Втр 23 Июл 2013 23:40:13
>>52212966
> Я - лидер
Это тебе на курсах по повышению самооценки сказали?

Втр 23 Июл 2013 23:41:26
>>52213034
Уходи, не мешай, нам весело.

Втр 23 Июл 2013 23:41:36
>>52211697
>Когда это я такое говорила?
Ты весь тред это говоришь, лень копаться и вычленять цитатки.
>позволить себе девушку
Лол, ты, как и любая уважающая себя тян, говоришь о всех тянах, а следовательно и о себе, как о вещах, продающихся за деньги. Достойно.
>общения было достаточно
Подозреваю, то, что представляют под общением те, у кого его достаточно, в моем понимании сойдет едва ли за повторение в тысячный раз одних и тех же реплик.
>я представляю
Представляешь? То есть не сталкивалась? А я представляю, как обоссаный омега ебет Меган Фокс, от представлений реальность не меняется.

Дальше вообще идет лютый пиздец, шансы какие-то блять, даже комментировать не хочу. Знаешь, дружище, а ты искусен. Либо ты прекрасно изобажаешь оче глупую тян, либо все довольно грустно.

>хохлотред
Фу.

Втр 23 Июл 2013 23:45:59
>>52213040
Ты даже не соображаешь, чего написано в том посте. Ложись спать.

Втр 23 Июл 2013 23:48:30
>>52212974
Сначала я хотел написать "личность"

Подстраиваться не нужно. Нужно делать попытки интеграции без угнетения собственного эго и собственных интересов. Если общество не соответствует, его нужно либо менять, либо уходить. В любом случае искать то окружение, которое будет лояльно к твоим задвигам с соответственной отдачей с твоей стороны, конечно же.

>Ты же понимаешь, что ты латентная социоблядь, да?
Хаха, смешно что ты мне это говоришь, при моём-то полном отсутствии контактов с социумом.
В связи с чем был сделан сей вывод? Благодаря каким наблюдениям?

Втр 23 Июл 2013 23:53:17
Так вот фобия, страх "отказа" - это боязнь не того, что откажут и быть поруганным (хотя и она тоже) а больше понимание того, что чтобы объяснить свою личность и своё эго и при этом не казаться мудаком, анону придётся приложить немалые усилия. Или его опять не поймут и он оптяь потерпит неприятный фейл, лишь усугубляя его "рефлекс павлова" - общество меня не принимает.

Втр 23 Июл 2013 23:55:20
Ай, достало ждать реплайа. Пойду пить пивас дальше.
И, что характерно, я реально буду пить и няшиться со своей тнёй. Чел, выдающий, себя за тню - перестань, ты всех доебал. Я тебе по хорошему говорю как бро, ты полное ничтожество, меняй свою жизнь пока не поздно, хватит оправдывать и компенсировать тут своё мудоёбство.
нерд-химик-кун

Срд 24 Июл 2013 00:06:32
>>52214074
Удачи, а я пойду спать.

Хлоя мудак. ОП, удачи! У тебя всё получится завтра! Запомни ты ей понравишься, и она тоже этого хочет! Не подведи нас всех

Всем спокойной ночи и добра

Срд 24 Июл 2013 00:09:55
>>52214074
> Пойду пить пивас дальше
Мда, жаль мне твою тян.


← К списку тредов