Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 07.08.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/52985048.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Срд 07 Авг 2013 21:21:18
Здравствуй вечерний!
Я тян без пруфов (ну как обычно). И дело в том, что сегодня днем мне попались на глаза такие утверждения от анонов, что мужчина не должен платить за девушку, что он не должен ее обеспечивать.
Хорошо, допустим. А вот теперь объясните мне, а зачем вы нам вообще тогда нужны? Что вы нам можете дать, кроме материальной поддержки?
И я тут говорю именно про всяких омежек, бета-версий нормальных парней и прочих отбросов, у которых ни кожи ни рожи.


Срд 07 Авг 2013 21:23:33
Хуй я тебе в рот могу дать, шлюха блять ебливая.
Хотя не могу, я же омежка

Срд 07 Авг 2013 21:23:42
>>52985048
Мы можем со знанием дела рассуждать про аниму и игори. Если тебе это не интересно, то ты просто тупая пизда.

Срд 07 Авг 2013 21:23:58
>>52985113
Для этого есть с десяток тряпок во френдзоне.

Срд 07 Авг 2013 21:25:14
Такой то слог... Хотя, на харкаче может и взлететь

Срд 07 Авг 2013 21:25:48
>>52985048
А зачем нужны вы?

Срд 07 Авг 2013 21:26:05
>>52985317
А что со слогом не так?

Срд 07 Авг 2013 21:26:47
>а зачем вы нам вообще тогда нужны?
Тоже самое могу спросить у тебя, тупая шлюха.
покормил

Срд 07 Авг 2013 21:27:13
>>52985360
Задай этот вопрос где угодно вне харкача, тебе назовут сотни причин. А вот на мой вопрос пока еще никто не ответил.

Срд 07 Авг 2013 21:29:19
>>52985048
Ну если тебе кроме бабла ничего не нужно, то значит ты ни на что больше не способна и не годна, кроме как раздвигать ноги за деньги.
покормил

Срд 07 Авг 2013 21:29:34
Ну все с вами ясно, ребятки)

Срд 07 Авг 2013 21:29:48
>>52985048
Нахуя нужна ты?

Срд 07 Авг 2013 21:30:20
>>52985586
Я не говорю о нуждах, я спрашиваю о том, что вы можете дать?

Срд 07 Авг 2013 21:31:07
>>52985452
Я спрашиваю тебя и здесь, поскольку ты сомневаешься в том, что мужская половина населения может прожить без пизды. Нахуя мне тебя содержать, если поебаться можно купить по потребности, мозг будет цел, жизнь прекрасна, без лишних проблем. Нахуя мне давать тебе деньги, если кроме пизды, такая как ты, ничего не можешь предложить?
покормил

Срд 07 Авг 2013 21:31:24
>>52985663
По ебальнику

Срд 07 Авг 2013 21:31:51
>>52985048
Толсто.

Срд 07 Авг 2013 21:32:30
>>52985452
Говоришь сотни? Ну назови хотя бы 3 причины своей незаменимости.

Срд 07 Авг 2013 21:32:54
>>52985048
А что ты дать можешь, шлюха тупая?

Срд 07 Авг 2013 21:32:56
>>52985663
Вьебать тебе хорошенько, например.

Срд 07 Авг 2013 21:33:24
>>52985379
Сколько наблюдал таких тредов - для них нужен особый слог, а чтоб писать им - талант. Можно писать тоньше, можно откровенно толсто и нагло, хоть с грамматическими ошибками - главное, иметь этот талант провокатора. У тебя его нет.

Не расстраивайся, няша, желаю провести свой вечер неплохо. Потралить можно и в рядовом треде, вот только зачем.

да, ну конечно, на харкаче может и взлететь, тут и не такое взлетало

Срд 07 Авг 2013 21:33:47
>>52985048
А вы нам и не нужны. Нам и так вполне уютно. Так то. покормил?<span class="spoiler"></span>

Срд 07 Авг 2013 21:33:50
>>52985730
>ты сомневаешься в том, что мужская половина населения может прожить без пизды
Я сужу по сотням ЕОТ-тредов и бесконечному нытью омежек. Ты понял суть треда вообще?

Срд 07 Авг 2013 21:34:21
>>52985730
Можешь. Только я не возьму. Останешься девственником. Вопросы?

Срд 07 Авг 2013 21:34:46
>>52985663
наши давания напрямую зависят от ваших нужд, а если в уме только деньги, плати, иначе пошёл на хуй, то воспринимать тебя надо только как аксессуар для ебли, как рука для дрочки, как флэшлайт и т.д., только дороже. Ну если тебе нравится так, то продолжай отдаваться за деньги и не встречайся с омежкам.
ложечку за маму<span class="spoiler"> твою ебал</span>

Срд 07 Авг 2013 21:34:57
>>52985788
Я не осебе сейчас говорю.

Срд 07 Авг 2013 21:35:49
>>52985840
Учту, лол. Но все равно же взлетает!

Срд 07 Авг 2013 21:36:25
>>52985858
Тогда почему вокруг столько нытья? Почему такие вроде тебя признаются мне в любви на стеночках?

Срд 07 Авг 2013 21:36:43
>>52985048

Нормальным девушкам необходим секс.
Я повторюсь, говорю о нормальных девушках, не фригидных стерв со сбитым гормональным фоном, а обычных здоровых девушек.
Так вот, у девушек потребность в сексе такая же как и у парней. Собственно, взаимовыгодное сотрудничество.

Срд 07 Авг 2013 21:37:14
Ладно без денег, более-менее сносная внешность(некоторым же нравятся педиковатые или просто "особенные" уроды), но короткостволы, это уж увольте

Срд 07 Авг 2013 21:37:46
>>52985910
>если в уме только деньги
Вы сами цените свой доход едва ли сильнее, чем размер пипирки. Отсюда и выводы: больше ничего дать не способны.

Срд 07 Авг 2013 21:38:11
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN
WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN WE DO FOR WE MUST BECAUSE WE CAN

Срд 07 Авг 2013 21:38:36
>>52986115
даже пытаться не буду отвечать на эту херню, ты слился, зелёный

Срд 07 Авг 2013 21:38:41
>>52985860
Да, я понял суть треда: ты спрашиваешь, нахуя тебе омежка-неудачник. Ты всерьёз рассматриваешь кандидатуру омежки на роль своего ёбыря? Тогда хуле ты плачешься, ты не видишь, что перед тобой неудачник? При этом учти, что твоя пизда должна быть очень качественной, чтобы вкладывать в неё бабаки. Она у тебя настолько качественная? Претендуешь - соответствуй. И не забудь предьявить сиськи, поскольку ты знаешь правила, наивное отверстие.

Срд 07 Авг 2013 21:38:55
>>52986043
И что дальше? Речь об омежках и задротах. Разумеется секс нужен, но не с вами же)

Срд 07 Авг 2013 21:39:47
>>52986187
<span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(15, 162, 49); color: rgb(89, 217, 36);">мизулин</span>ую этого
требуешь - соответствуй
не ной, что омежка-неудачник оказался омежкой неудачником

Срд 07 Авг 2013 21:40:07
>>52985048
Каждый ищет свою половину, дополнение, то чего ему не хватает. Коль тебе не хватает бумаги пиздуй на работу

Срд 07 Авг 2013 21:40:15
>>52985985
Но не высоко: ебанутые школьники, разве это достижение?
Не знаю, возможно ли наработать умение тренировками - но попробуй.

Срд 07 Авг 2013 21:40:21
>>52986022
Бухыхы! Нахуя мне кому-то признаваться? Особенно какой то мясной дырке да ещё и без пруфов. 3D шлюхи не нужны же.

Срд 07 Авг 2013 21:41:13
>>52985048
Так куны и не нужны. Ровно как и тян. Все свои потребности можно удовлетворять и без особи другого пола. Потому противоположный пол не нужен вообще. Такие дела.

Срд 07 Авг 2013 21:41:28
>>52986187
Претендуешь это когда самостоятельно цену себе набиваешь. Я ничего не набиваю, я только пытаюсь понять почему омежки так удивляются когда их посылают.

Срд 07 Авг 2013 21:42:54
>>52985048
Так тонко, что 10/10. ОП не палиться.

Срд 07 Авг 2013 21:42:55
>>52986291
У меня-то как раз все с этим в порядке)

Срд 07 Авг 2013 21:42:57
>Без пруфов
>Троллит
>Пиздит про должны кому-то что-то.
А ты не охуела?

Срд 07 Авг 2013 21:43:12
>>52985048
>утверждения от анонов, что мужчина
>И я тут говорю именно про всяких омежек, бета-версий нормальных парней и прочих отбросов, у которых ни кожи ни рожи.
А теперь уёбывай, дура. Думаю, ты поняла свою ошибку.

Срд 07 Авг 2013 21:43:39
>>52986304
Зачем ты тут тогда? Решительно съебывай из моего треда, дорогой!

Срд 07 Авг 2013 21:43:42
>>52986387
>Что вы нам можете дать, кроме материальной поддержки?
>самостоятельно цену себе набиваешь. Я ничего не набиваю,
Ты только что повесила(л) на себя ценник.

Срд 07 Авг 2013 21:44:15
>>52985048
Нахуй. Хотя нет. Никаких тебе нормальных хуев ебанашка, иди под струю.

Срд 07 Авг 2013 21:44:35
>>52986204

С кем с вами?
Я вообще мужчина, с семьей, двумя детками, своим успешным бизнесом, отличными физическими данными и крепким здоровьем.
Сижу тут как правило read-only за чашечкой вечернего кофе, когда читаю почту. Тут много нормальных следящих за собой и вполне успешных людей.

Срд 07 Авг 2013 21:45:26
>Что вы нам можете дать
Немного сажи.

Срд 07 Авг 2013 21:45:29
>>52986480
Твое мнение очень важно для нас, спасибо.

Срд 07 Авг 2013 21:45:48
>>52985048
Торгуют пиздой - 99% тян
Торгуют хуем - 0% кунов, жопой - 29%
Если не видно разницы - зачем платить больше?
Зачем мне нужно чем то обеспечивать тебя, когда я могу пойти снять шлюху за 3000р без мозгоебства?а? Ну а если ты глиномес так можешь вообще на халяву долбиться.
Сможешь ли ты сама забить гвоздь? Сможешь ли ты в машине поменять масло? Сможешь ли ты сама построить дачу? А ребенка толковым вырасти?сможешь если ты бизнес вуман, а так даже не хуй пиздеть Так вот, такую мелочь ты сделать не сможешь. А теперь по другому, нахуя мне нужны тян? Борщ варить? В доме убираться? Тоже мне, мужик сам способен себя хавкой и стиркой обеспечить, если не последний мудак, а убираться - раз в неделю полы и самому протереть можно, вообще если один живешь можешь раз в 100 лет убираться, т.к редко мусоришь.
Я все сказал, легкодоступный генетический материал

Срд 07 Авг 2013 21:46:42
>>52986501
Омежка способен признать, что он не мужчина только тут. Передо мной такие всегда из кожи вон лезут, что бы доказать свою брутальность. Смешно так) Так что все правильно там написано.

Срд 07 Авг 2013 21:46:57
Аноны, молю,скиньте ИТТ пикчу "дырка в мясе"

Срд 07 Авг 2013 21:47:10
>>52986204
А я один раз девочке на подобие тебя нос сломал. Что самое занятное у меня справка купленная про невменяемость и мне за это ничего не было. Даже в местной газете статью писали

Срд 07 Авг 2013 21:47:31
>>52985048
А что вы нам можете дать кроме материальной поддержки? То-то и оно. Покормил-скрыл.

Срд 07 Авг 2013 21:48:00
>>52986538
Ты все-таки не понял суть. Объясняю для тебя персонально: вы ничего кроме этого не предлагаете поэтому и суждения вот такие.

Срд 07 Авг 2013 21:48:27
>>52986604
> Тут много нормальных следящих за собой и вполне успешных людей.

Сука, как же давно я так не проигрывал. Хотя тред - толстота, но ты еще более толстый тралл.

Срд 07 Авг 2013 21:48:27
>>52985048
Никто никому не нужен.
Если у людей есть взаимная симпатия, то материальный вопрос не имеет смысла. Отношения строится на взаимопомощи и взаимоуважении, а по принципу обмена услуг.
Строить отношения по всяким параметрам и анализом выгоды - идиотизм

Срд 07 Авг 2013 21:49:07
>>52985048
>Я тян
Говна поешь.

Срд 07 Авг 2013 21:50:36
>>52986477
Было бы в порядке не постила бы такую херню, а другие вопросы волновали.

Срд 07 Авг 2013 21:50:41
>>52986779
Ага, это будет так смешно и актуально))

Срд 07 Авг 2013 21:50:51
Надо спрашивать не у "нас", а у тех конкретно, кто стелится и залезает под каблук френдзоны

Срд 07 Авг 2013 21:51:23
>>52987017
Вряд ли вы способны ответить на другие вопросы, так что тред вашего уровня.

Срд 07 Авг 2013 21:51:40
Могу защитить от быдла, дать тебе в рот, выебать, сделать покушать, выгулять тебя, сделать массаж, сыпать комплиментами, рассказывать охуительные истории, научить тебя делать что-нибудь своими руками, развить твой мозг, развить твою гибкость и пластичность, и многое многое другое. Соснула.

Срд 07 Авг 2013 21:51:42
>>52985048
>зачем вы нам вообще тогда нужны
почему вы думаете что вам ктото нужен? вы сами-то зачем? тред не читал банальный вопрос.

Срд 07 Авг 2013 21:51:43
>>52986881
> а по принципу обмена услуг.
а не по принципу обмена услуг.
slowfix*

Срд 07 Авг 2013 21:52:01
>>52987034
К ним это все и адресовано в первую очередь, я не знаю зачем эти понавылезли.

Срд 07 Авг 2013 21:52:16
>>52985048
А чем ты тогда лучше шлюхи, ведь и за тебя, и за неё надо платить?

Срд 07 Авг 2013 21:52:26
>>52986851
Хорошо, если здесь не понимают твоих страданий, так может, ты не там спрашиваешь? Вот и спроси омежку, которого отшиваешь - на что ты надеешься и что можешь дать мне, не дырке в мясе, а королеве с претензиями (или без претензий - хотя вряд ли ты бессребреница и альтруист).

Срд 07 Авг 2013 21:52:30
>>52987092
Успокойся, я все равно тебя читать не стала)

Срд 07 Авг 2013 21:52:56
>>52987117
детектор пиздолисов

Срд 07 Авг 2013 21:53:12
>>52987087
Но ты в таком случае и не омежка. Тебе дальше.

Срд 07 Авг 2013 21:53:51
>>52987089
А ты почитай. Там уже есть ответ. Этот вопрос звучит уже в четвертый раз. Вот вся ваша суть)

Срд 07 Авг 2013 21:54:11
>>52987194
Я знаю это, спасибо.

мимо10из10кун

Срд 07 Авг 2013 21:54:38
>>52987074
Да тебя никакие другие вопросы, кроме как пристроить селедочную дырку и не волнуют, лол. толстяк

Срд 07 Авг 2013 21:55:16
Толсто-зелено, но вопрос интересный. Молодца, Опчик.

Срд 07 Авг 2013 21:55:40
Толсто, глупо, скрыл,
/postcount

Срд 07 Авг 2013 21:55:51
>>52987142
Ответ простой "Я без тебя не могу" или еще какие блевотные признания с претензией на романтику. Мозги-то затуманены. Я надеялась что здесь к этому подойдут более объективно.

Срд 07 Авг 2013 21:56:23
>>52987074
Ты всех под одну гребенку не чеши. Ты тоже тут если что.

Срд 07 Авг 2013 21:57:40
Слушай, пизда, а ты хикка или нормальная няшная дама?


10из10кун

Срд 07 Авг 2013 21:59:08
>>52987385
Я про кунов ИТТ. Так понятней?

Срд 07 Авг 2013 22:00:08
>>52987462
Слушай, хуй, я нормальная, от поклонников отбоя нет, они меня и навели на мысль создать этот тред.

Срд 07 Авг 2013 22:00:40
>>52985048
Слишком толсто

Срд 07 Авг 2013 22:01:00
Я знавал многих амбициозных девушек, которые брызгали слюной направо-налево. Тем временем, шли года, подружки давно вышли замуж, чувствуют себя счастливыми, растят детишек и приносят уют в семью, а наша героиня - озлобленная сучка, уже превращается в старую деву, ещё более ебанутую и остервенелую. Ей надоело сидеть со своими мыслями наедине, и поняв, что она нахуй никому не нужна такая королева, начинает робко выходить в свет. Вот типа таких вот постов на анонимной борде - первая ласточка созревания старой девы. Как правило, это либо жирные, либо худющие сучки со зловонным дыханием, небритыми подмышками, цветущим языком и язвой желудка.

Срд 07 Авг 2013 22:01:20
>>52987349
>Ответ простой "Я без тебя не могу" или еще какие блевотные признания с претензией на романтику
Ну, так тебе твои омежки всё сказали.
>Я надеялась что здесь к этому подойдут более объективно.
Почему ты решила спрашивать здесь? Твои омежки признавались, что сидят на чанах и ты решила посетить сморкачик? Твой гламур не пострадает?

Срд 07 Авг 2013 22:01:49
>>52987684
Кулстори, бро. После первой строчки стало скучно.

Срд 07 Авг 2013 22:02:50
>>52987701
Я не гламурна, даже могу быть быдлом если надо)
эти омежки мне этот сайт и показали, что бы "развлечь".

Срд 07 Авг 2013 22:02:53
Какая-то хуита происходит ИТТ.

Срд 07 Авг 2013 22:03:02
>>52987684
Двачаю этому

Срд 07 Авг 2013 22:03:20
>>52987787
Ага, а ты все улучшил, спасибо!

Срд 07 Авг 2013 22:03:38
>>52987817
Два чая этой))

Срд 07 Авг 2013 22:03:57
>>52987620
Ну тогда 2 чаю тебе.

Срд 07 Авг 2013 22:04:43
Напомните мне, какие там у тян задачи?

Срд 07 Авг 2013 22:04:48
>>52987781
>что бы "развлечь".
Ну и как, развлечение удалось?

Срд 07 Авг 2013 22:05:33
>>52987555
146% это кун.

Срд 07 Авг 2013 22:06:19
>>52987898
Угу, мне довольно весело!

Срд 07 Авг 2013 22:06:42
Загадочная натура.
>>52987684
Купе первого класса.
На диване, обитом малиновым бархатом, полулежит хорошенькая дамочка. Дорогой бахромчатый веер трещит в ее судорожно сжатой руке, pince-nez то и дело спадает с ее хорошенького носика, брошка на груди то поднимается, то опускается, точно ладья среди волн. Она взволнована... Против нее на диванчике сидит губернаторский чиновник особых поручений, молодой начинающий писатель, помещающий в губернских ведомостях небольшие рассказы или, как сам он называет, [новэллыk из великосветской жизни... Он глядит ей в лицо, глядит в упор, с видом знатока. Он наблюдает, изучает, улавливает эту эксцентрическую, загадочную натуру, понимает ее, постигает... Душа ее, вся ее психология у него как на ладони.
О, я постигаю вас! говорит чиновник особых поручений, целуя ее руку около браслета. Ваша чуткая, отзывчивая душа ищет выхода из лабиринта... Да! Борьба страшная, чудовищная, но... не унывайте! Вы будете победительницей! Да!
Опишите меня, Вольдемар! говорит дамочка, грустно улыбаясь. Жизнь моя так полна, так разнообразна, так пестра... Но главное я несчастна! Я страдалица во вкусе Достоевского... Покажите миру мою душу, Вольдемар, покажите эту бедную душу! Вы психолог. Не прошло и часа, как мы сидим в купе и говорим, а вы уже постигли меня всю, всю!
Говорите! Умоляю вас, говорите!
Слушайте. Родилась я в бедной чиновничьей семье. Отец добрый малый, умный, но... дух времени и среды... vous comprenez 1, я не виню моего бедного отца. Он пил, играл в карты... брал взятки... Мать же... Да что говорить! Нужда, борьба за кусок хлеба, сознание ничтожества... Ах, не заставляйте меня вспоминать! Мне нужно было самой пробивать себе путь... Уродливое институтское воспитание, чтение глупых романов, ошибки молодости, первая робкая любовь... А борьба со средой? Ужасно! А сомнения? А муки зарождающегося неверия в жизнь, в себя?.. Ах! Вы писатель и знаете нас, женщин. Вы поймете... К несчастью, я наделена широкой натурой... Я ждала счастья, и какого! Я жаждала быть человеком! Да! Быть человеком в этом я видела свое счастье!
Чудная! лепечет писатель, целуя руку около браслета. Не вас целую, дивная, а страдание человеческое! Помните Раскольникова? Он так целовал.
О, Вольдемар! Мне нужна была слава... шум, блеск, как для всякой к чему скромничать? недюжинной натуры. Я жаждала чего-то необыкновенного... не женского! И вот... И вот... подвернулся на моем пути богатый старик-генерал... Поймите меня, Вольдемар! Ведь это было самопожертвование, самоотречение, поймите вы! Я не могла поступить иначе. Я обогатила семью, стала путешествовать, делать добро... А как я страдала, как невыносимы, низменно-пошлы были для меня объятия этого генерала, хотя, надо отдать ему справедливость, в свое время он храбро сражался. Бывали минуты... ужасные минуты! Но меня подкрепляла мысль, что старик не сегодня завтра умрет, что я стану жить, как хотела, отдамся любимому человеку, буду счастлива... А у меня есть такой человек, Вольдемар! Видит бог, есть!
Дамочка усиленно машет веером. Лицо ее принимает плачущее выражение.
Но вот старик умер... Мне он оставил кое-что, я свободна, как птица. Теперь-то и жить мне счастливо... Не правда ли, Вольдемар? Счастье стучится ко мне в окно. Стоит только впустить его, но... нет! Вольдемар, слушайте, заклинаю вас! Теперь-то и отдаться любимому человеку, сделаться его подругой, помощницей, носительницей его идеалов, быть счастливой... отдохнуть... Но как всё пошло, гадко и глупо на этом свете! Как всё подло, Вольдемар! Я несчастна, несчастна, несчастна! На моем пути опять стоит препятствие! Опять я чувствую, что счастье мое далеко, далеко! Ах, сколько мук, если б вы знали! Сколько мук!
Но что же? Что стало на вашем пути? Умоляю вас, говорите! Что же?
Другой богатый старик...
Изломанный веер закрывает хорошенькое личико. Писатель подпирает кулаком свою многодумную голову, вздыхает и с видом знатока психолога задумывается. Локомотив свищет и шикает, краснеют от заходящего солнца оконные занавесочки...
-----------------------------
1вы понимаете (франц.).

Срд 07 Авг 2013 22:06:43
>>52987620
> я нормальная
> они меня и навели на мысль создать этот тред. на <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(175, 25, 178); color: rgb(184, 142, 207);">мизулине</span>
> нормальная
> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(175, 25, 178); color: rgb(184, 142, 207);">мизулин</span>

Срд 07 Авг 2013 22:06:47
>>52987934
Почему ты так решил? Ты что, экстрасенс?

Срд 07 Авг 2013 22:06:49
>>52987781
>нормальная
>сосач
Что-то не вяжется.

Срд 07 Авг 2013 22:07:01
>>52985048
Пфф, нахуй тогда вообще заводить отношения, если они являются завуалированным пиздежом денег?

Срд 07 Авг 2013 22:07:17
>>52987989
Что сказать-то хотел?

Срд 07 Авг 2013 22:07:35
>>52988001
Почему?

Срд 07 Авг 2013 22:08:26
>>52988015
Да вроде не завуалированным даже. Что обычно куны считают своим достоинством? Размер своей пиписьки и доход. Всё.

Срд 07 Авг 2013 22:08:51
Проходил мимо, поссал на бугуртящих омежек и на зеленого опа. Почему же тогда дохуя страшных тян и они тоже ищут красивого куна? м?

Срд 07 Авг 2013 22:08:55
>>52988001
Слышь, хуй, здесь не только ущербы сидят вроде тебя.

10из10кун

Срд 07 Авг 2013 22:09:33
>>52988116
>Почему же тогда дохуя страшных тян и они тоже ищут красивого куна? м?
Создай тред и спроси.

Срд 07 Авг 2013 22:09:48
Анон, вы чего на пизду тупую повелись-то?

Автор данной темы скорее всего подхватила хламидию трахоматис, запустила в хроническую форму, и теперь на всех мужчин затаила злобу скрытую, такую же скрытую как целый букет других инфекций передающихся половым путем.

Срд 07 Авг 2013 22:09:52
>>52987725
Вы только поглядите, стервозная сучкапросто жаждет внимания. Где же пиздолисы?

Срд 07 Авг 2013 22:10:05
>>52985048
НЕ ТАМ СПРАШИВАЕШЬ. ТУТ ДОЛБОЕБЫ ТОЛЬКО МЕЛКИЕ ОНИ НЕ ПОНИМАЮТ ЭЛЕМЕНТАРНЫХ ВЕЩЕЙ. НЕКОТОРЫЕ ДАЖЕ С ТНЯМИ НЕ ОБЩАЮТСЯ. А ПЛОТИТЬ НАДО ЧТОБЫ ВЫЕБАТЬ ПОТОМ.

Срд 07 Авг 2013 22:10:12
Задачи, мазафака? Какие у тян задачи? Зачем платить за говно без задач?

Срд 07 Авг 2013 22:10:40
>>52987971
>Угу, мне довольно весело!
Теперь твоя душа проклята, а если научишься выполнять несложные правила, одно из которых обязует любое существо, пишущее о себе в женском поле, предоставить пруф в виде фото сисек с супом, твоё существование будет ещё более весёлым и плодотворным во всех смыслах.

Срд 07 Авг 2013 22:10:41
>>52988055
Где ты видел тян на <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(185, 8, 190); color: rgb(125, 144, 111);">мизулин</span>ах, а паче нормальных. Никогда и нигде. Для нас это можно сказать вменяемо. Для шлюх с пруфами или безних это финальная стадия деградации.

Срд 07 Авг 2013 22:10:52
>>52985048
Если не нужны, значит сиди и <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(39, 201, 84); color: rgb(89, 243, 74);">мизулин</span>уй молча. Тебя никто не обязывает. Только почему именно у тян мозги забиты свадьбами-отношениями-как у людей практически с рождения? Почему в наше время именно тян в большинстве случаев является инициатором отношений?
покормил

Срд 07 Авг 2013 22:10:58
>>52988165
ахахах))

Срд 07 Авг 2013 22:11:53
>>52988185
А где надо спрашивать? Судя по некоторым моим воздыхателям, которые и показали мне этот сайт я все правильно делаю.

Срд 07 Авг 2013 22:12:43
>>52988212
Правило? Тут не такого правила. Как и души у человека)

Срд 07 Авг 2013 22:12:54
>>52985048
Хуй знает как остальные, но я могу составить компанию девушке, могу быть тренажёром для будущей семейной жизни, а именно постоянно сидеть за компом, просить приготовить пожрать, просить стирать и прочее, при этом я могу общаться на многие темы, могу выслушивать, давать советы, поднять настроение в трудную минуту и ещё дохуя всего, но это только в том случае, если от девушка не залупляется и не пытается качать права, как только она начинает открывать свой поганый рот и пиздеть на меня, то она идёт нахуй и я живу дальше спокойной размеренной жизнью.

Я это к чему, а к тому, что нельзя только требовать чего-то, нужно что-то отдавать взамен.

Покормил толстяка, саганул

Срд 07 Авг 2013 22:12:57
Сидит сейчас ОП, пизду почесывает, сутулится как мышь, блять, хихикает над комментариями.
А сама - чмошница, чепушила, нахуй никому не нужная, даже подружки от такой неудачницы отвернулись :)

Срд 07 Авг 2013 22:13:05
>>52988281
сочувствую тебе. твои воздыхатели дибилы. посылай их.

Срд 07 Авг 2013 22:13:09
Оп, ты из ДС? Пойдешь гулять с нормальным парнем?

10из10кун

Срд 07 Авг 2013 22:13:20
Мужчина сам строит мир, он воплощает свои мечты и идет к этому годами. Зачем ему что-то давать тян? Это тян следует за куном и идет к воплощению в реальность ЕГО мечты. Так что вопрос уебищен.

тред скрыл это универсальный ответ и психача.

Срд 07 Авг 2013 22:14:13
>>52988353
Посылаю, но они опять приходят или находятся новые. Вот и спрашиваю: зачем они мне? почему они решили, что смогут меня заинтересовать?

Срд 07 Авг 2013 22:14:15
>>52988222
Перечитал оп-пост. Те, о ком ты пишешь - вообще не люди, и не нужны не только тням, они вообще не нужны. Зачем нужно было о них речь вести, не понятно

Срд 07 Авг 2013 22:14:44
>>52985048
Да уж вы точно нахер не нужны. В основном кто у нас ученые, композиторы, правители, разработчики и т.д? Правильно! Не было б у вас сисек и вагины - сами бы стрелялись. Ну ничего. скоро ученые (мужики) придумают иной способ, как продолжать потомство без женщин

Срд 07 Авг 2013 22:14:44
>>52988165
Не не посоны, хватит кормить тупую блядину, пусть остаются тут с пидором который 10из10, нам такие тут ненуны.
И сам ухожу, к слову, а впрочем похуй..

Срд 07 Авг 2013 22:15:05
>>52988120
Альфача затроллил омега с <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(50, 108, 66); color: rgb(145, 62, 206);">мизулин</span>а. Смешите видеть.

Срд 07 Авг 2013 22:15:17
>>52988374
>Зачем ему что-то давать тян?
Снова заставляете меня смеяться, спасибо)

Срд 07 Авг 2013 22:15:51
>>52985048
>Что вы нам можете дать
>А что вы нам
Ебана, а как же любовь и все такое? Счастье от того, что любимый/ая рядом, разве этого не достаточно?
Покормили всем мизулиным

Срд 07 Авг 2013 22:15:55
>>52988463
Мне как то похуй и даже вас жаль.

Срд 07 Авг 2013 22:16:12
>>52988500
хуястье

Срд 07 Авг 2013 22:16:23
>>52985048
Я мог бы привнести хоть немного логики в твое животное существование, но ты не нужна.

Срд 07 Авг 2013 22:16:26
>>52985048
>Здравствуй вечерний!
Я кун без пруфов (ну как обычно). И дело в том, что сегодня днем мне попались на глаза такие утверждения от анонов-тян, что мужчина должен платить за девушку, что он должен ее обеспечивать.
Хорошо, допустим. А вот теперь объясните мне, а зачем вы нам вообще тогда нужны? Что вы нам можете дать, кроме своей промежности?
И я тут говорю именно про всяких омежек, бета-версий нормальных тней и прочих отбросов, у которых ни груди ни ногкожи ни рожи.

Inbi4 - ага,давай,кудахни про "готовить жрать/стирать одежду" - куны (если не черти) сами с этим прекрасно справляются

Срд 07 Авг 2013 22:16:29
>>52988446
Ну так почему такие вроде тебя продолжают писать мне слезные смски?

Срд 07 Авг 2013 22:16:32
>>52988329
Есть, правило 16 и, соответственно, 17.

Срд 07 Авг 2013 22:16:47
>>52988508
Хотя конечно зря, вы же ущербы ебанные.лол

Срд 07 Авг 2013 22:17:53
Тупые мочаннеры отписываются в платиновом треде.

Срд 07 Авг 2013 22:17:59
>>52988500
Вот это уже ближе к делу (впервые за весь тред). Но понятно ведь, что насильно мил не любишь, да и вообще для того чтобы влюбить в себя надо располагать некоторыми качествами, которые отсутствуют у омежек.

Срд 07 Авг 2013 22:18:01
>>52988508
Бахвались где-нибудь в другом месте.

Срд 07 Авг 2013 22:18:27
150 постов в треде. И мы так и не узнали какие у тян задачи.

Срд 07 Авг 2013 22:18:52
>>52988549
Потому что такие как я режут горло таким как ты в переулке. Ибо пользы никакой от таких как ты. За всю историю такие как ты ничего особенного так и не научились делать, кроме рожать и торговать пиздой

Срд 07 Авг 2013 22:19:02
>>52988418
они просто так решили что могут видимо. похоже не могут.

Срд 07 Авг 2013 22:19:08
>>52985048
Однобоко рассуждаешь. Если встречаешься с парнем, то значит, он тебе нравится. Следовательно, ты ему нравишься. Почему в отношениях кто-то кому-то должен. Даешь в отношениях сколько же, сколько он. Проблем нет.

Срд 07 Авг 2013 22:19:47
>>52988690
у твоей мамаши шлюхи одна задача. сосать тебе на новую одежду.

Срд 07 Авг 2013 22:19:57
>>52988657
Так любят вовсе не за альфачество/омежность.
Насильно - это уже не любовь же, нельзя кого-то влюбитьможно, конечно, но это не красиво

Срд 07 Авг 2013 22:20:04
>>52988712
>Потому что такие как я сидят на <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(249, 24, 119); color: rgb(81, 89, 86);">мизулине и кудахтают</span>

Срд 07 Авг 2013 22:20:06
Поссал на мочанек.
ПССССССССССССССССССССССССССССССССССССССССССССССССС

Срд 07 Авг 2013 22:20:07
>>52988657
Да хоть одна бы из 1000000000 обладала ОБВМ. А так одни шлюхи

Срд 07 Авг 2013 22:20:48
>>52988712
Ооо! Да ты опасный! Надо быть с тобой аккуратнее))
И на вопрос нихуя не ответил. Зачем писал-то сюда вообще? Шел бы дальше по подворотням резать таких как я)

Срд 07 Авг 2013 22:21:08
>>52988802
саги тебе урод

Срд 07 Авг 2013 22:21:16

>>52988418
да просто они либо жмоты либо у них бабла нету потому что лентяи. вот и все. были бы бапки не было бы таких вопросов. даже не бапки, а инициатива.

Срд 07 Авг 2013 22:21:27
>>52988727
Но таких сотни. И здесь в том числе. Какие-то причины ведь должны быть!

Срд 07 Авг 2013 22:22:06
>>52986851
Ну нихуя себе вы тут треп развели.
САЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАСАЖАм

Срд 07 Авг 2013 22:22:57
>>52985048
Даю тебе сажу, блять.

Срд 07 Авг 2013 22:23:17
>>52988796
Но все таки за некоторые качества. Вот как говорят "он меня покорил", сделал что-то, что стало первым звоночком к будущим отношениям. Омежка вряд ли на такое способен.

Срд 07 Авг 2013 22:23:36
>>52988887
>жмоты
>бабла
Пояснили по хардкору.

Срд 07 Авг 2013 22:23:59
>>52988905
надеются что ты понимающая и будешь с ними на равных все делать, и после этого еще и трахаться с ними. а раз они тебе ничего не должны то все нормально. а если ты просишь или ждешь чего то это значит ты тупая шлюха и все такое. как правило это тупые мысли, с возрастом все меняется. либо не меняется))

Срд 07 Авг 2013 22:24:22
>>52988887
Вот ты тоже некоторую ясность внес.

Срд 07 Авг 2013 22:25:05
sage
>>52985048
Нахуй не нужны, как и вы нам, поэтому вы там, а мы здесь - атомизация, понимаешь. Впрочем, когда тебя с личинкой бросит такой галантный и плативший за мороженое хач, может, в твоей башке что-то и зашевелится, но вряд ли в верную сторону. А через 200 лет от белых останутся только кости, которые будут изучать индусы.

Срд 07 Авг 2013 22:25:08
>>52985048
- Резче!
Раз.
Сержант Герхайм переступает через корчащиеся тела, плющит ногами пальцы, пинает по ребрам носком ботинка.
- Господи Исусе! Ты, гнида, сопишь и кряхтишь, прям как мамаша твоя, когда твой старикан ей в первый раз засадил.
Больно.
- Встать! Встать!
Два. Все мышцы уже болят.
Леонард Пратт остается лежать плашмя на горячем бетоне.
Сержант Герхайм танцующей походкой подходит к нему, глядит сверху вниз, сдвигает походный головной убор "Медвежонок Смоуки" [13] на плешивый затылок.
- Давай, гондон, выполняй!
Леонард поднимается на одно колено, в сомнении медлит, затем встает, тяжело втягивая и выпуская воздух. Ухмыляется.
Сержант Герхайм бьет Леонарда в кадык - изо всей силы. Здоровенный кулак сержанта с силой опускается на грудь Леонарда. Потом бьет в живот. Леонард скрючивается от боли. "Пятки вместе! Как стоишь? Смирно!" Сержант Герхайм шлепает Леонарда по лицу тыльной стороной ладони.
Кровь.
Леонард ухмыляется, сводит вместе каблуки. Губы его разбиты, сплошь розовые и фиолетовые, рот окровавлен, но Леонард лишь пожимает плечами и продолжает ухмыляться, будто комендор-сержант Герхайм только что вручил ему подарок в день рожденья.
* * *
Все первые четыре недели обучения Леонард не перестает лыбиться, хоть и достается ему - мало не покажется. Избиения, как нам становится ясно - обычный пункт распорядка дня на Пэррис-Айленде. И это не та чепуха типа "я с ними крут, ибо люблю их", которую показывают всяким гражданским в голливудской киношке Джека Уэбба "Инструктор" [14] и в "Песках Иводзимы" с Мистером Джоном Уэйном. Комендор-сержант Герхайм c тремя младшими инструкторами безжалостно отвешивают нам по лицу, в грудь, в живот и по спине. Кулаками. Или ботинками - тогда они пинают нас по заднице, по почкам, по ребрам, по любой части тела, где черно-фиолетовые синяки не будут на виду.
Тем не менее, хоть Леонарда и лупят до усрачки по тщательно выверенному распорядку, все равно не выходит выучить его так, как других рекрутов во взводе 30-92. Помню, в школе нас учили по психологии, что дрессировке поддаются рыбы, тараканы и даже простейшие одноклеточные организмы. На Леонарда это не распространяется.
Леонард старается изо всех сил, усерднее нас всех.
И ничего не выходит как надо.
Весь день Леонард лажается и лажается, но никогда не жалуется.
А ночью, когда все во взводе спят на двухъярусных железных шконках - Леонард начинает плакать. Шепчу ему, чтоб замолчал. Он затихает.
Рекрутам ни на секунду не положено оставаться одним.
* * *
В первый день пятой недели огребаю от сержанта Герхайма по полной программе.
Я стою навытяжку в чертогах Герхайма - каморке в конце отсека отделения.
- Веришь ли ты в Деву Марию?
- Никак нет, сэр!
Вопросик-то с подлянкой. Что ни скажешь - все не так, а откажешься от своих слов - сержант Герхайм еще больше навешает.
Сержант Герхайм резко бьет локтем прямо в солнечное сплетение.
- Вот же гниденыш, - произносит он и ставит точку кулаком. Стою по стойке "смирно", пятки вместе, равнение на середину, глотаю стоны, пытаюсь унять дрожь.
- Ты, гондон, меня от тебя тошнит, язычник хренов. Или ты сейчас же во всеуслышанье заявишь, что исполнен любви к Деве Марии, или я из тебя кишки вытопчу.
Лицо сержанта Герхайма - в дюйме от моего левого уха.
- Равнение на середину! - Брызгает слюной в щеку. - Ты ведь любишь Деву Марию, рядовой Джокер, так ведь? Отвечать!
- Сэр, никак нет, сэр!
Жду продолжения. Я знаю, что сейчас он прикажет пройти в гальюн. Рекрутов на воспитание он в душевую водит. Почти каждый день кто-нибудь из рекрутов марширует в гальюн с сержантом Герхаймом и случайно там поскальзывается - палуба в душевой-то мокрая. Рекруты вот так случайно поскальзываются столько раз, что когда выходят оттуда, то выглядят так, будто по ним автокран поездил.
Он за моей спиной. Слышу его дыхание.
- Что ты сказал, рядовой?
- Сэр, рядовой сказал "никак нет, сэр!"! Сэр!
Мясистая красная рожа сержанта Герхайма плавает передо мной как кобра, зачарованная звуками музыки. Его глава буравят мои, они соблазняют меня на ответный взгляд, бросают вызов, чтобы я на какую-то долю дюйма повел глазами.
- Узрел ты свет? Ослепительный свет? Свет великого светила? Путеводный свет? Прозрел ли ты?
- Сэр, ай-ай [15], сэр!
- Кто твой командир отделения, гондон?
- Сэр, командир отделения рядового - рядовой Хеймер, сэр!
- Хеймер, на середину!
Хеймер несется по центральному проходу и замирает по стойке "смирно" перед сержантом Герхаймом.
- Ай-ай, сэр!
- Хеймер, ты разжалован. Рядовой Джокер произведен в командиры отделения.
Хеймер сразу и не знает, что ответить.
- Ай-ай, сэр!
- Пшёл отсюда.
Хеймер выполняет "кругом", проносится обратно по отсеку, возвращается в строй, становясь у своей шконки, замирает по стойке "смирно".
Я говорю:
- Сэр, рядовой просит разрешения обратиться к инструктору!
- Говори.
- Сэр, рядовой не хочет быть командиром отделения, сэр!

Срд 07 Авг 2013 22:25:29
Что общего между пикрелейтед и тян?

Срд 07 Авг 2013 22:25:55
>>52989071
Все это кроме секса я и так могу дать, но им этого мало. Видимо и правда мужики только об этом и думают...

Срд 07 Авг 2013 22:25:58
>>52988858
Тю, те, кто пишет тебе смски - конченные дурачки без мозгов. Поэтому и пишут. Мне например нахрен не нужно такое как ты. Ей-богу, хочу найти причины, но не нахожу. Квартира у меня и без тебя есть, работа и без тебя есть. Погулять, сходить куда-то я могу и без тебя. Вот какой с тебя толк? Я и сам себе могу приготовить, а вот такие как ты даже картошку сварить не могут. Нахрен оно нужно тратить деньги на тебя и гребаные смс-ки. Вот и ответь нахуя ты нужна? Толк какой от тебя?

Срд 07 Авг 2013 22:26:20
>>52985048
Пиздюлей хороших, когда выведете, и сажи треду.

Срд 07 Авг 2013 22:26:39
>>52989138
Хачи не интересуют, проходи дальше в тему с мультиками)

Срд 07 Авг 2013 22:26:44
>>52989195
что с сексом ?

Срд 07 Авг 2013 22:27:46
>>52989027
Да, "омежке" трудно сделать первый шаг, особенно во время, когда все бабы стали такими высокомерными и меркантильными.
Поэтому остается только надеятся на случай.

Срд 07 Авг 2013 22:27:46
>>52989215
Но ты меня совсем не знаешь, а суждения строишь потому что тут так принято и ты не хочешь быть белой вороной)

Срд 07 Авг 2013 22:27:55
>>52985048
>именно про всяких омежек, бета-версий нормальных парней и прочих отбросов
а при чем тут мы? нам так и так никто не даст плати не плати.Развод-френдзона-без-вариантов. Ну только что если шлюхам платить. У них то все по-честному.
а настоящий
>мужчина не должен платить за девушку,
>не должен ее обеспечивать.

Срд 07 Авг 2013 22:28:07
>>52985048
> а зачем вы нам вообще тогда нужны?
Да мы вам и не нужны, равно как и вы нам.
/thread

Срд 07 Авг 2013 22:28:23
КАКОЙ ТО ПИДО ВАЙПАЕТ. БОМБАНУЛ ПЕРДАК У НЕУДАЧНИКА.

Срд 07 Авг 2013 22:28:38
>>52989309
Я не собираюсь заниматься сексом с такими неудачниками. Дружить, общаться пожалуйста. Тем более они и так в нашей компании иногда бывают и вроде не жалуются.

Срд 07 Авг 2013 22:29:00
>>52989312
>надеяться

самофикс

Срд 07 Авг 2013 22:29:05
>>52985048
Дров поленья, да хуй до колена. азазазазаз

Срд 07 Авг 2013 22:29:12
>>52989248
>Хачи не интересуют
Хуёво, потому что больше тебе за мороженку никто не заплатит.
>проходи
Пиздолизами на форумах будешь командовать.

Срд 07 Авг 2013 22:29:19
>>52989312
люди не меняются. часть всегда была высокомерной, другие нет. пруфоф не будет.

Срд 07 Авг 2013 22:29:21
>>52985048
Ничего не могу дать и не дам, что дальше?

Срд 07 Авг 2013 22:29:23
>>52989312
Зато ему не сложно в лицо на лестничной клетке вставать на колено и признаваться в любви (я чуть со стыда не сгорела!)

Срд 07 Авг 2013 22:29:37
>>52989369
Тоже заметила)

Срд 07 Авг 2013 22:30:41
>>52989418
иди нахуй вафел. вотки себе швабру в дырку заднюю и молчи.

Срд 07 Авг 2013 22:30:44
>>52989442
Бля, ну будь тоньше, невозможно же!

Срд 07 Авг 2013 22:31:06
>>52989426
пшел нахуй значит

Срд 07 Авг 2013 22:31:14
>>52989320
А какая разница оттого что буду знать? Ты от этого ценнее не станешь. Твоя ценность только в том, что у тебя есть дырка. И то, это ценность для тех, кому она нужна. А мне напр не надо, следовательно, твоя ценность сводится к нулю. В шахматы лучше с компьютером поиграть. Вот и выходит, что ты не ценнее и не лучше чем мусор, валяющийся на улице

Срд 07 Авг 2013 22:31:15
>>52989396
>неудачниками
Да ты охуел, зеленый. Нельзя так категорично вешать ярлыки на людей

Срд 07 Авг 2013 22:31:22
>>52989418
Почему ты еще тут? Русский мая-твая не понимать, ара?))

Срд 07 Авг 2013 22:31:27
Вы сейчас охуеете, но я расскажу вам один секрет зачем нужны тянки. Тянки нужны, не только для того что бы их ебать, но еще и для того что бы их любить, а они любилибы вас, любовь штука очень важная и нужная. Даже шлюха создает для вас иллюзию любви и тем самым вы становитесь счастливы.

Срд 07 Авг 2013 22:31:57
>>52989508
это как?

Срд 07 Авг 2013 22:31:57
Зашел в тред, тут вайпер-кун, как я и надеялся, зашел пожелать добра и всего лучшего сажеметателю, добра тебя, твоя мать достойная женщина, твой отец герой и славиться густой шевелюрой.

Срд 07 Авг 2013 22:31:56
>>52989424
Просто сейчас они такими воспитываются

Срд 07 Авг 2013 22:32:24
>>52989506
Ещё чего спизданёшь?

Срд 07 Авг 2013 22:32:38
>>52989195
Ну всё, твой тред скатывается в говно, так что, можно закрывать лавочку. Ты не там задаёшь вопросы, повторюсь, а если не хочешь пиздолисов-омежек на стене - закрой постинг, там в настройках функция есть. Омежки вырастут и поймут, какими они были жалкими дебилами, а ты не думай о себе, как о королеве - таких, как ты на пятак ведро в базарный день, не такая уж и ценность твоя пизда. Ценить же обычные человеческие отношения ты и твои омежки научитесь, когда немного подрастёте (если повезёт).

Срд 07 Авг 2013 22:33:26
>>52985048
А тебе самой хочется зависеть от кого-то материально?

мимотян

Срд 07 Авг 2013 22:33:40
>>52989650
Можешь не стараться, тред и без тебя засран

Срд 07 Авг 2013 22:33:43
>>52989595
просто ты школьник. люди всегда были такими. если в твоем окружении нет нормальных бап, это не значит что теперь их стало мало или они не выпускаются.

Срд 07 Авг 2013 22:33:45
>>52989426
еще один недоумок! Вопрос не в том дашь ли ты что-то, а в том что конкретно ты можешь дать? Вопросы? Гуляй!

Срд 07 Авг 2013 22:34:06
Успешнокун вкатился ITT. Тред не читал.

Эй, тян, а что ты можешь мне предложить? Оплатить все твои хотелки - без проблем. Обеспечивать - ок. А зачем?

Срд 07 Авг 2013 22:34:06
>>52989583
Хотя бы вот так.

Срд 07 Авг 2013 22:34:08
Тред не читал. Шлюхи не нужны. Платите за себя сами, бляди. Только в одном случае можно сделать исключение. Если не девушку не блядина, как оп, если она не выебывается, и может, в случае чего, поддержать тебя материально, если у вас с ней любовь фублять, только тогда. Но так как <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(153, 51, 84); color: rgb(206, 19, 2);">мизулин</span>ешлюхи никому нахуй не нужны, кроме хачей, то идите нахуй.

Срд 07 Авг 2013 22:34:38
Саганул школьников.
<span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(240, 124, 103); color: rgb(123, 201, 237);">мизулин</span>

Срд 07 Авг 2013 22:35:05
>>52989542
Разница в том, что твои выводы ни на чем не строятся.

Срд 07 Авг 2013 22:35:19
>>52989703
непонятно . че там написано на желтом?

Срд 07 Авг 2013 22:35:34
Тред не читал, наверное тебе уже задали такой вопрос.
А чем ты можешь заинтересовать меня, чтоб я платил за тебя и обеспечивал? Дыркой между ног? Шлюх на поебаться и без тебя хватает. Бери любую. А нахуя ты мне нужна? Что ты можешь предложить кроме внешности и пизды?

Срд 07 Авг 2013 22:35:35
>>52989702
ой олеееень.

Срд 07 Авг 2013 22:35:52
>>52989576
Вот ты тоже довольно близок к объективности.

Срд 07 Авг 2013 22:35:59
>>52989733 Если девушка не блядина. Быстрофикс

Срд 07 Авг 2013 22:35:58
>>52986753
Оно с кучей комплексов. Да еще и прыщавое. Покормил

Срд 07 Авг 2013 22:36:21
>>52989690
>что конкретно ты можешь дать?
Эх...видимо придется мне отвечать - хуй пососать могу дать конкретно.

Срд 07 Авг 2013 22:36:31
>>52989688
>просто ты школьник
Эк ты рассудил
>люди всегда были такими
Нет, сейчас гораздо хуже, т.к все усугубляется пропагандой с ТВ и т.д

Срд 07 Авг 2013 22:36:34
>>52989801
А ты цвета инвертируй.

Срд 07 Авг 2013 22:36:45
>>52989681
Зависеть? Нет конечно, это низко! Речь только о поддержке.

Срд 07 Авг 2013 22:37:05
>>52989805
девственник

Срд 07 Авг 2013 22:37:53
>>52989772
где ответ блядь? Даже ответ дать не хватает мозгов

Срд 07 Авг 2013 22:37:54
>>52989827
Ну епту, я жи 10 из 10 кун!

Срд 07 Авг 2013 22:38:05
>>52989688
бабы норм есть, но не на ссаче, очевидно же.

Срд 07 Авг 2013 22:38:26
>>52989805
Задали и продолжают задавать. Я уже устала отвечать так что лучше почитай тред.

Срд 07 Авг 2013 22:38:36
>>52985048
Пошла нахуй, Яна

Срд 07 Авг 2013 22:38:47
>>52985048 Встречаюсь с тян, не западло угостить ее кофе, или вкусняшкой какой. Как и ей меня впрочем. САСАЙ.
Поговорил с пастой - день прожит не зря

Срд 07 Авг 2013 22:38:58
>>52989976
шлюха

Срд 07 Авг 2013 22:39:16
>>52989879
я не умею я дибил. ну скажи.

Срд 07 Авг 2013 22:39:27
>>52989870
Уже такой умник до тебя был, повторяю: а я его не возьму и ты останешься девственником. Что дальше?

Срд 07 Авг 2013 22:39:27
>>52989979
победитель по жизни?

Срд 07 Авг 2013 22:39:53
>>52989978
Не видишь очевидного? гуляй, ты меня уже утомляешь.

Срд 07 Авг 2013 22:40:37
>>52990115
не то выбрал, про любовь я писал, ты сказала что я наиболее объективен

Срд 07 Авг 2013 22:40:38
>>52990097
Но я не девственник. Что дальше?

Срд 07 Авг 2013 22:40:49
>>52990028
Не угадал)

Срд 07 Авг 2013 22:41:04
Для Раскольникова наступило странное время: точно туман упал вдруг перед ним и заключил его в безвыходное и тяжелое уединение. Припоминая это время потом, уже долго спустя, он догадывался, что сознание его иногда как бы тускнело и что так продолжалось, с некоторыми промежутками, вплоть до окончательной катастрофы. Он был убежден положительно, что во многом тогда ошибался, например в сроках и времени некоторых происшествий. По крайней мере, припоминая впоследствии и силясь уяснить себе припоминаемое, он многое узнал о себе самом, уже руководясь сведениями, полученными от посторонних. Одно событие он смешивал, например, с другим; другое считал последствием происшествия, существовавшего только в его воображении. Порой овладевала им болезненно-мучительная тревога, перерождавшаяся даже в панический страх. Но он помнил тоже, что бывали минуты, часы и даже, может быть, дни, полные апатии, овладевавшей им, как бы в противоположность прежнему страху, апатии, похожей на болезненно-равнодушное состояние иных умирающих. Вообще же в эти последние дни он и сам как бы старался убежать от ясного и полного понимания своего положения; иные насущные факты, требовавшие немедленного разъяснения, особенно тяготили его; но как рад бы он был освободиться и убежать от иных забот, забвение которых грозило, впрочем, полною и неминуемою гибелью в его положении.
Особенно тревожил его Свидригайлов: можно даже было сказать, что он как будто остановился на Свидригайлове. Со времени слишком грозных для него и слишком ясно высказанных слов Свидригайлова, в квартире у Сони, в минуту смерти Катерины Ивановны, как бы нарушилось обыкновенное течение его мыслей. Но, несмотря на то что этот новый факт чрезвычайно его беспокоил, Раскольников как-то не спешил разъяснением дела. Порой, вдруг находя себя где-нибудь в отдаленной и уединенной части города, в каком-нибудь жалком трактире одного, за столом, в размышлении, и едва помня, как он попал сюда, он вспоминал вдруг о Свидригайлове: ему вдруг слишком ясно и тревожно сознавалось, что надо бы, как можно скорее, сговориться с этим человеком и, что возможно, порешить окончательно. Один раз, зайдя куда-то за заставу, он даже вообразил себе, что ждет здесь Свидригайлова и что здесь назначено у них свидание. В другой раз он проснулся пред рассветом где-то на земле, в кустах, и почти не понимал, как забрел сюда. Впрочем, в эти два-три дня после смерти Катерины Ивановны он уже раза два встречался с Свидригайловым, всегда почти в квартире у Сони, куда он заходил как-то без цели, но всегда почти на минуту. Они перекидывались всегда короткими словами и ни разу не заговорили о капитальном пункте, как будто между ними так само собою и условилось, чтобы молчать об этом до времени. Тело Катерины Ивановны еще лежало в гробу. Свидригайлов распоряжался похоронами и хлопотал. Соня тоже была очень занята. В последнюю встречу Свидригайлов объяснил Раскольникову, что с детьми Катерины Ивановны он как-то покончил, и покончил удачно; что у него, благодаря кой-каким связям, отыскались такие лица, с помощью которых можно было поместить всех троих сирот, немедленно, в весьма приличные для них заведения; что отложенные для них деньги тоже многому помогли, так как сирот с капиталом поместить гораздо легче, чем сирот нищих. Сказал он что-то и про Соню, обещал как-нибудь зайти на днях сам к Раскольникову и упомянул, что [желал бы посоветоваться; что очень надо бы поговорить, что есть такие дела...k Разговор этот происходил в сенях, у лестницы. Свидригайлов пристально смотрел в глаза Раскольникову и вдруг, помолчав и понизив голос, спросил:
Да что вы, Родион Романыч, такой сам не свой? Право! Слушаете и глядите, а как будто и не понимаете. Вы ободритесь. Вот дайте поговорим: жаль только, что дела много и чужого, и своего... Эх, Родион Романыч, прибавил он вдруг, всем человекам надобно воздуху, воздуху, воздуху-с... Прежде всего!
Он вдруг посторонился, чтобы пропустить входившего на лестницу священника и дьячка. Они шли служить панихиду. По распоряжению Свидригайлова, панихиды служились два раза в день, аккуратно. Свидригайлов пошел своей дорогой. Раскольников постоял, подумал и вошел вслед за священником в квартиру Сони.
Он стал в дверях. Начиналась служба, тихо, чинно, грустно. В сознании о смерти и в ощущении присутствия смерти всегда для него было что-то тяжелое и мистически ужасное, с самого детства; да и давно уже он не слыхал панихиды. Да и было еще тут что-то другое, слишком ужасное и беспокойное. Он смотрел на детей: все они ст

Срд 07 Авг 2013 22:41:17
олечка плакала. Сзади них, тихо и как бы робко плача, молилась Соня. [А ведь она в эти дни ни разу на меня не взглянула и слова мне не сказалаk, подумалось вдруг Раскольникову. Солнце ярко освещало комнату; кадильный дым восходил клубами; священник читал [Упокой, господиk. Раскольников отстоял всю службу. Благословляя и прощаясь, священник как-то странно осматривался. После службы Раскольников подошел к Соне. Та вдруг взяла его за обе руки и преклонила к его плечу голову. Этот короткий жест даже поразил Раскольникова недоумением; даже странно было: как? ни малейшего отвращения, ни малейшего омерзения к нему, ни малейшего содрогания в ее руке! Это уж была какая-то бесконечность собственного уничижения. Так, по крайней мере, он это понял. Соня ничего не говорила. Раскольников пожал ей руку и вышел. Ему стало ужасно тяжело. Если б возможно было уйти куда-нибудь в эту минуту и остаться совсем одному, хотя бы на всю жизнь, то он почел бы себя счастливым. Но дело в том, что он в последнее время, хоть и всегда почти был один, никак не мог почувствовать, что он один. Случалось ему уходить за город, выходить на большую дорогу, даже раз он вышел в какую-то рощу; но чем уединеннее было место, тем сильнее он сознавал как будто чье-то близкое и тревожное присутствие, не то чтобы страшное, а как-то уж очень досаждающее, так что поскорее возвращался в город, смешивался с толпой, входил в трактиры, в распивочные, шел на Толкучий, на Сенную. Здесь было уж как будто бы легче и даже уединеннее. В одной харчевне, перед вечером, пели песни: он просидел целый час, слушая, и помнил, что ему даже было очень приятно. Но под конец он вдруг стал опять беспокоен; точно угрызение совести вдруг начало его мучить: [Вот, сижу, песни слушаю, а разве то мне надобно делать!k как будто подумал он. Впрочем, он тут же догадался, что и не это одно его тревожит; было что-то, требующее немедленного разрешения, но чего ни осмыслить, ни словами нельзя было передать. Всё в какой-то клубок сматывалось. [Нет, уж лучше бы какая борьба! Лучше бы опять Порфирий... или Свидригайлов... Поскорей бы опять какой-нибудь вызов, чье-нибудь нападение... Да! да!k думал он. Он вышел из харчевни и бросился чуть не бежать. Мысль о Дуне и матери навела на него вдруг почему-то как бы панический страх. В эту-то ночь, перед утром, он и проснулся в кустах, на Крестовском острове, весь издрогнувший, в лихорадке; он пошел домой и пришел уже ранним утром. После нескольких часов сна лихорадка прошла, но проснулся он уже поздно: было два часа пополудни.
Он вспомнил, что в этот день назначены похороны Катерины Ивановны, и обрадовался, что не присутствовал на них. Настасья принесла ему есть; он ел и пил с большим аппетитом, чуть не с жадностью. Голова его была свежее, и он сам спокойнее, чем в эти последние три дня. Он даже подивился, мельком, прежним приливам своего панического страха. Дверь отворилась, и вошел Разумихин.
А! ест, стало быть, не болен! сказал Разумихин, взял стул и сел за стол против Раскольникова. Он был встревожен и не старался этого скрыть. Говорил он с видимою досадой, но не торопясь и не возвышая особенно голоса. Можно бы подумать, что в нем засело какое-то особое и даже исключительное намерение. Слушай, начал он решительно, мне там черт с вами со всеми, но по тому, что я вижу теперь, вижу ясно, что ничего не могу понять; пожалуйста, не считай, что я пришел допрашивать. Наплевать! Сам не хочу! Сам теперь всё открывай, все ваши секреты, так я еще и слушать-то, может быть, не стану, плюну и уйду. Я пришел только узнать лично и окончательно: правда ли, во-первых, что ты сумасшедший? Про тебя, видишь ли, существует убеждение (ну, там, где-нибудь), что ты, может быть, сумасшедший или очень к тому наклонен. Признаюсь тебе, я и сам сильно был наклонен поддерживать это мнение, во-первых, судя по твоим глупым и отчасти гнусным поступкам (ничем не объяснимым), а во-вторых, по твоему недавнему поведению с матерью и сестрой. Только изверг и подлец, если не сумасшедший, мог бы так поступить с ними, как ты поступил; а следственно, ты сумасшедший...
Ты давно их видел?
Сейчас. А ты с тех пор не видал? Где ты шляешься, скажи мне, пожалуйста, я

Срд 07 Авг 2013 22:41:22
>>52990040
Это не паста. Что сказать хотел? Что ты нужен для вкусняшек?

Срд 07 Авг 2013 22:41:30
>>52990015
Пошла нахуй тогда. А хуле ты можешь предложить? И так ясно: коколюбовь, заботу, секс? Охуеть.

Срд 07 Авг 2013 22:41:37
тебе три раза заходил. Мать больна со вчерашнего дня серьезно. Собралась к тебе; Авдотья Романовна стала удерживать; слушать ничего не хочет: [Если он, говорит, болен, если у него ум мешается, кто же ему поможет, как не мать?k Пришли мы сюда все, потому не бросать же нам ее одну. До самых твоих дверей упрашивали успокоиться. Вошли, тебя нет; вот здесь она и сидела. Просидела десять минут, мы над нею стояли, молча. Встала и говорит: [Если он со двора выходит, а стало быть, здоров и мать забыл, значит, неприлично и стыдно матери у порога стоять и ласки, как подачки, выпрашиватьk. Домой воротилась и слегла; теперь в жару: [Вижу, говорит, для своей у него есть времяk. Она полагает, что своя-то это Софья Семеновна, твоя невеста, или любовница, уж не знаю. Я пошел было тотчас к Софье Семеновне, потому, брат, я хотел всё разузнать, прихожу, смотрю: гроб стоит, дети плачут. Софья Семеновна траурные платьица им примеряет. Тебя нет. Посмотрел, извинился и вышел, так и Авдотье Романовне донес. Всё, стало быть, это вздор, и нет тут никакой своей, вернее всего, стало быть, сумасшествие. Но вот ты сидишь и вареную говядину жрешь, точно три дня не ел. Оно, положим, и сумасшедшие тоже едят, но хоть ты и слова со мной не сказал, но ты... не сумасшедший! В этом я поклянусь. Прежде всего, не сумасшедший. Итак, черт с вами со всеми, потому что тут какая-то тайна, какой-то секрет; а я над вашими секретами ломать головы не намерен. Так только зашел обругаться, заключил он, вставая, душу отвести, а я знаю, что мне теперь делать!
Что же ты теперь хочешь делать?
А тебе какое дело, что я теперь хочу делать?
Смотри, ты запьешь!
Почему... почему ты это узнал?
Ну вот еще!
Разумихин помолчал с минуту.
Ты всегда был очень рассудительный человек и никогда, никогда ты не был сумасшедшим, заметил он вдруг с жаром. Это так: я запью! Прощай! И он двинулся идти.
Я о тебе, третьего дня кажется, с сестрой говорил, Разумихин.
Обо мне! Да... ты где же ее мог видеть третьего дня? вдруг остановился Разумихин, даже побледнел немного. Можно было угадать, что сердце его медленно и с напряжением застучало в груди.
Она сюда приходила, одна, здесь сидела, говорила со мной.
Она!
Да, она.
Что же ты говорил... я хочу сказать, обо мне-то?
Я сказал ей, что ты очень хороший, честный и трудолюбивый человек. Что ты ее любишь, я ей не говорил, потому она это сама знает.
Сама знает?
Ну вот еще! Куда бы я ни отправился, что бы со мной ни случилось, ты бы остался у них провидением. Я, так сказать, передаю их тебе, Разумихин. Говорю это, потому что совершенно знаю, как ты ее любишь, и убежден в чистоте твоего сердца. Знаю тоже, что и она тебя может любить, и даже, может быть, уж и любит. Теперь сам решай, как знаешь лучше, надо иль не надо тебе запивать.
Родька... Видишь... Ну... Ах, черт! А ты-то куда хочешь отправиться? Видишь: если всё это секрет, то пусть! Но я... я узнаю секрет... И уверен, что непременно какой-нибудь вздор и страшные пустяки и что ты один всё и затеял. А впрочем, ты отличнейший человек! Отличнейший человек!..
А я именно хотел тебе прибавить, да ты перебил, что ты это очень хорошо давеча рассудил, чтобы тайны и секреты эти не узнавать. Оставь до времени, не беспокойся. Всё в свое время узнаешь, именно тогда, когда надо будет. Вчера мне один человек сказал, что надо воздуху человеку, воздуху, воздуху! Я хочу к нему сходить сейчас и узнать, чт

Срд 07 Авг 2013 22:42:00
зумеет.
Разумихин стоял в задумчивости и в волнении и что-то соображал.
[Это политический заговорщик! Наверно! И он накануне какого-нибудь решительного шага это наверно! Иначе быть не может и... и Дуня знает...k подумал он вдруг про себя.
Так к тебе ходит Авдотья Романовна, проговорил он, скандируя слова, а ты сам хочешь видеться с человеком, который говорит, что воздуху надо больше, воздуху и... и, стало быть, и это письмо... это тоже что-нибудь из того же, заключил он как бы про себя.
Какое письмо?
Она письмо одно получила, сегодня, ее очень встревожило. Очень. Слишком уж даже. Я заговорил о тебе просила замолчать. Потом... потом сказала, что может, мы очень скоро расстанемся, потом стала меня за что-то горячо благодарить; потом ушла к себе и заперлась.
Она письмо получила? задумчиво переспросил Раскольников.
Да, письмо; а ты не знал? Гм.
Они оба помолчали.
Прощай, Родион. Я, брат... было одно время... а впрочем, прощай, видишь, было одно время... Ну, прощай! Мне тоже пора. Пить не буду. Теперь не надо... врешь!
Он торопился; но, уже выходя и уж почти затворив за собою дверь, вдруг отворил ее снова и сказал, глядя куда-то в сторону:
Кстати! Помнишь это убийство, ну, вот Порфирий-то: старуху-то? Ну, так знай, что убийца этот отыскался, сознался сам и доказательства все представил. Это один из тех самых работников, красильщики-то, представь себе, помнишь, я их тут еще защищал? Веришь ли, что всю эту сцену драки и смеху на лестнице, с своим товарищем, когда те-то взбирались, дворник и два свидетеля, он нарочно устроил, именно для отводу. Какова хитрость, каково присутствие духа в этаком щенке! Поверить трудно; да сам разъяснил, сам во всем признался! И как я-то влопался! Что ж, по-моему, это только гений притворства и находчивости, гений юридического отвода, а стало быть, нечему особенно удивляться! Разве такие не могут быть? А что он не выдержал характера и сознался, так я ему за это еще больше верю. Правдоподобнее... Но как я-то, я-то тогда влопался! За них на стену лез!
Скажи, пожалуйста, откуда ты это узнал и почему тебя это так интересует? с видимым волнением спросил Раскольников.
Ну вот еще! Почему меня интересует! Спросил!.. А узнал я от Порфирия, в числе других. Впрочем, от него почти всё и узнал.
От Порфирия?
От Порфирия.
Что же... что же он? испуганно спросил Раскольников.
Он это отлично мне разъяснил. Психологически разъяснил, по-своему.
Он разъяснил? Сам же тебе и разъяснял?
Сам, сам; прощай! Потом еще кой-что расскажу, а теперь дело есть. Там... было одно время, что я подумал... Ну да что; потом!.. Зачем мне теперь напиваться. Ты меня и без вина напоил. Пьян ведь я, Родька! Без вина пьян теперь, ну да прощай; зайду; очень скоро.
Он вышел.
[Это, это политический заговорщик, это наверно, наверно! окончательно решил про себя Разумихин, медленно спускаясь с лестницы. И сестру втянул; это очень, очень может быть с характером Авдотьи Романовны. Свидания у них пошли... А ведь она тоже мне намекала. По многим ее словам... и словечкам... и намекам, всё это выходит именно так! Да и как иначе объяснить всю эту путаницу? Гм! А я было думал... О господи, что это я было вздумал. Да-с, это было затмение, и я пред ним виноват! Это он тогда у лампы, в коридоре, затмение на меня навел. Тьфу! Какая скверная, грубая, подлая мысль с моей стороны! Молодец Миколка, что признался... Да и прежнее теперь как всё объясняется! Эта болезнь его тогда, его странные все такие п

Срд 07 Авг 2013 22:42:13
тупки, даже и прежде, прежде, еще в университете, какой он был всегда мрачный, угрюмый... Но что же значит теперь это письмо? Тут, пожалуй, что-нибудь тоже есть. От кого это письмо? Я подозреваю... Гм. Нет, это я всё разузнаюk.
Он вспомнил и сообразил всё о Дунечке, и сердце его замерло. Он сорвался с места и побежал.
Раскольников, как только вышел Разумихин, встал, повернулся к окну, толкнулся в угол, в другой, как бы забыв о тесноте своей конуры, и... сел опять на диван. Он весь как бы обновился; опять борьба значит, нашелся исход!
[Да, значит, нашелся исход! А то уж слишком всё сперлось и закупорилось, мучительно стало давить, дурман нападал какой-то. С самой сцены с Миколкой у Порфирия начал он задыхаться без выхода, в тесноте. После Миколки, в тот же день, была сцена у Сони; вел и кончил он ее совсем, совсем не так, как бы мог воображать себе прежде... ослабел, значит, мгновенно и радикально! Разом! И ведь согласился же он тогда с Соней, сам согласился, сердцем согласился, что так ему одному с этаким делом на душе не прожить! А Свидригайлов? Свидригайлов загадка... Свидригайлов беспокоит его, правда, но как-то не с той стороны. С Свидригайловым, может быть, еще тоже предстоит борьба. Свидригайлов, может быть, тоже целый исход; но Порфирий дело другое.
Итак, Порфирий сам еще и разъяснял Разумихину, психологически ему разъяснял! Опять свою проклятую психологию подводить начал! Порфирий-то? Да чтобы Порфирий поверил хоть на одну минуту, что Миколка виновен, после того, что между ними было тогда, после той сцены, глаз на глаз, до Миколки, на которую нельзя найти правильного толкования, кроме одного? (Раскольникову несколько раз в эти дни мелькалась и вспоминалась клочками вся эта сцена с Порфирием; в целом он бы не мог вынести воспоминания). Были в то время произнесены между ними такие слова, произошли такие движения и жесты, обменялись они такими взглядами, сказано было кой-что таким голосом, доходило до таких пределов, что уж после этого не Миколке (которого Порфирий наизусть с первого слова и жеста угадал), не Миколке было поколебать самую основу его убеждений.
А каково! Даже Разумихин начал было подозревать! Сцена в коридоре, у лампы, прошла тогда не даром. Вот он бросился к Порфирию... Но с какой же стати этот-то стал его так надувать? Что у него за цель отводить глаза у Разумихина на Миколку? Ведь он непременно что-то задумал; тут есть намерения, но какие? Правда, с того утра прошло много времени, слишком, слишком много, а о Порфирии не было ни слуху, ни духу. Что ж, это, конечно, хуже...k Раскольников взял фуражку и, задумавшись, пошел из комнаты. Первый день, во всё это время, он чувствовал себя, по крайней мере, в здравом сознании. [Надо кончить с Свидригайловым, думал он, и во что бы то ни стало, как можно скорей: этот тоже, кажется, ждет, чтоб я сам к нему пришелk. И в это мгновение такая ненависть поднялась вдруг из его усталого сердца, что, может быть, он бы мог убить кого-нибудь из этих двух: Свидригайлова или Порфирия. По крайней мере, он почувствовал, что если не теперь, то впоследствии он в состоянии это сделать. [Посмотрим, посмотримk, повторял он про себя.
Но только что он отворил дверь в сени, как вдруг столкнулся с самим Порфирием. Тот входил к нему. Раскольников остолбенел на одну минуту. Странно, он не очень удивился Порфирию и почти его не испугался. Он только вздрогнул, но быстро, мгновенно приготовился. [Может быть, развязка! Но как же это он подошел тихонько, как кошка, и я ничего не слыхал? Неужели подслушивал?k
Не ждали гостя, Родион Романыч, вскричал, смеясь, Порфирий Петрович. Давно завернуть собирался, прохожу, думаю почему не зайти минут на пять проведать. Куда-то собрались? Не задержу. Только вот одну папиросочку, если позволите.
Да садитесь, Порфирий Петрович, садитесь, усаживал гостя Раскольников, с таким, по-видимому, довольным и дружеским видом, что, право, сам на себя подивился, если бы мог на себя поглядеть. Последки, подонки выскребывались! Иногда этак человек вытерпит полчаса смертного страху с разбойником, а как приложат ему нож к горлу окончательно, так тут даже и страх пройдет. Он прямо уселся пред Порфирием и, не смигнув, смотрел на него. Порфирий прищурился и начал закуривать папироску.
[Ну, говори же, говори же, как будто так и хотело выпрыгнуть из сердца Раскольникова. Ну что же, что же, что же ты не говоришь?k

Срд 07 Авг 2013 22:42:16
>>52990177
Значит просто себя не уважаешь.

Срд 07 Авг 2013 22:42:27
>>52990189
Да не пизди. Шлюха крашеная.Я твой слог и эти ебанутые пикчи всегда узнаю

Срд 07 Авг 2013 22:42:33
Ведь вот эти папироски! заговорил наконец Порфирий Петрович, кончив закуривать и отдыхнувшись, вред, чистый вред, а отстать не могу! Кашляю-с, першить начало, и одышка. Я, знаете, труслив-с, поехал намедни к Б ну, каждого больного minimum по получасу осматривает; так даже рассмеялся, на меня глядя: и стукал, и слушал, вам, говорит, между прочим, табак не годится; легкие расширены. Ну, а как я его брошу? Чем заменю? Не пью-с, вот вся и беда, хе-хе-хе, что не пью-то, беда! Всё ведь относительно, Родион Романыч, всё относительно!
[Что же это он, за свою прежнюю казенщину принимается, что ли!k с отвращением подумалось Раскольникову. Вся недавняя сцена последнего их свидания внезапно ему припомнилась, и тогдашнее чувство волною прихлынуло к его сердцу.
А ведь я к вам уже заходил третьего дня вечером; вы и не знаете? продолжал Порфирий Петрович, осматривая комнату, в комнату, в эту самую, входил. Тоже, как и сегодня, прохожу мимо дай, думаю, визитик-то ему отдам. Зашел, а комната настежь; осмотрелся, подождал, да и служанке вашей не доложился вышел. Не запираете?
Лицо Раскольникова омрачалось более и более. Порфирий точно угадал его мысли.
Объясниться пришел, голубчик Родион Романыч, объясниться-с! Должен и обязан пред вам объяснением-с, продолжал он с улыбочкой и даже слегка стукнул ладонью по коленке Раскольникова, но почти в то же мгновение лицо его вдруг приняло серьезную и озабоченную мину; даже как будто грустью подернулось, к удивлению Раскольникова. Он никогда еще не видал и не подозревал у него такого лица. Странная сцена произошла в последний раз между нами, Родион Романыч. Оно, пожалуй, и в первое наше свидание между нами происходила тоже странная сцена; но тогда... Ну теперь уж всё одно к одному! Вот что-с: я, может быть, и очень виноват перед вами выхожу; я это чувствую-с. Ведь мы как расстались-то, помните ли: у вас нервы поют и подколенки дрожат, и у меня нервы поют и подколенки дрожат. И знаете, как-то оно даже и непорядочно между нами тогда вышло, не по-джентльменски. А ведь мы все-таки джентльмены; то есть, во всяком случае, прежде всего джентльмены; это надо понимать-с. Ведь помните, до чего доходило... совсем уже даже и неприлично-с.
[Что ж это он, за кого меня принимает?k с изумлением спрашивал себя Раскольников, приподняв голову и во все глаза смотря на Порфирия.
Я рассудил, что нам по откровенности теперь действовать лучше, продолжал Порфирий Петрович, немного откинув голову и опустив глаза, как бы не желая более смущать своим взглядом свою прежнюю жертву и как бы пренебрегая своими прежними приемами и уловками, да-с, такие подозрения и такие сцены продолжаться долго не могут. Разрешил нас тогда Миколка, а то я и не знаю, до чего бы между нами дошло. Этот проклятый мещанинишка просидел у меня тогда за перегородкой, можете себе это представить? Вы, конечно, уж это знаете; да и самому мне известно, что он к вам потом заходил; но то, что вы тогда предположили, того не было: ни за кем я не посылал и ни в чем еще я тогда не распорядился. Спросите, почему не распорядился? А как вам сказать: самого меня это всё тогда как бы пристукнуло. Я и за дворниками-то едва распорядился послать. (Дворников-то, небось, заметили, проходя). Мысль тогда у меня пронеслась, так, одна, быстро, как молния; крепко уж, видите ли, убежден я был тогда, Родион Романыч. Дай же, я думаю, хоть и упущу на время одно, зато другое схвачу за хвост, своего-то, своего-то, по крайности, не упущу. Раздражительны вы уж очень, Родион Романыч, от природы-с; даже уж слиш-ком-с, при всех-то других основных свойствах вашего характера и сердца, которые, я льщу себя надеждой, что отчасти постиг-с. Ну уж, конечно, и я мог, даже и тогда, рассудить, что не всегда этак случается, чтобы вот встал человек да и брякнул вам всю подноготную. Это хоть и случается, в особенности когда человека из последнего терпения выведешь, но, во всяком случае, редко. Это и я мог рассудить. Нет, думаю, мне бы хоть черточку! хоть бы самую махочкую черточку, только одну, но только такую, чтоб уж этак руками можно взять было, чтоб уж вещь была, а не то что одну эту психологию. Потому, думал я, если человек виновен, то уж, конечно, можно, во всяком случае, чего-нибудь существенного от него дождаться; позволительно даже и на самый неожиданный результат рассчитывать. На характер ваш я тогда рассчитывал, Родион Романыч, больше всего на характер-с! Надеялся уж очень тогда на вас.
Да вы... да что же вы, теперь-то всё так говорите, пробормотал наконец Раскольников, даже не осмыслив хорошенько вопроса. [Об чем

Срд 07 Авг 2013 22:42:39
>>52990149
Ну вот ч.т.д. С тобой разговаривать как со стенкой. Так лучше со стенкой - это бесплатно.

Срд 07 Авг 2013 22:42:47
>>52990115
Прости я упорот

Срд 07 Авг 2013 22:42:50
>>52990236
Вот ты даун. Гуляй.

Срд 07 Авг 2013 22:43:03
неужели же в самом деле за невинного меня принимает?k
Что так говорю? А объясниться пришел-с, так сказать, долгом святым почитаю. Хочу вам всё дотла изложить, как всё было, всю эту историю всего этого тогдашнего, так сказать, омрачения. Много я заставил вас перестрадать, Родион Романыч. Я не изверг-с. Ведь понимаю же и я, каково это всё перетащить на себе человеку, удрученному, но гордому, властному и нетерпеливому, в особенности нетерпеливому! Я вас, во всяком случае, за человека наиблагороднейшего почитаю-с, и даже с зачатками великодушия-с, хоть и не согласен с вами во всех убеждениях ваших, о чем долгом считаю заявить наперед, прямо и с совершенною искренностию, ибо прежде всего не желаю обманывать. Познав вас, почувствовал к вам привязанность. Вы, может быть, на такие мои слова рассмеетесь? Право имеете-с. Знаю, что вы меня и с первого взгляда не полюбили, потому, в сущности, и не за что полюбить-с. Но считайте как хотите, а теперь желаю, с моей стороны, всеми средствами загладить произведенное впечатление и доказать, что и я человек с сердцем и совестью. Искренно говорю-с.
Порфирий Петрович приостановился с достоинством. Раскольников почувствовал прилив какого-то нового испуга. Мысль о том, что Порфирий считает его за невинного, начала вдруг пугать его.
Рассказывать всё по порядку, как это вдруг тогда началось, вряд ли нужно, продолжал Порфирий Петрович; я думаю, даже и лишнее. Да и вряд ли я смогу-с. Потому, как это объяснить обстоятельно? Первоначально слухи пошли. О том, какие это были слухи и от кого и когда... и по какому поводу, собственно, до вас дело дошло, тоже, я думаю, лишнее. Лично же у меня началось со случайности, с одной совершенно случайной случайности, которая в высшей степени могла быть и могла не быть, какой? Гм, я думаю, тоже нечего говорить. Всё это, и слухи и случайности, совпало у меня тогда в одну мысль. Признаюсь откровенно, потому если уж признаваться, так во всем, это я первый на вас тогда и напал. Эти там, положим, старухины отметки на вещах и прочее, и прочее всё это вздор-с. Таких штук сотню можно начесть. Имел я тоже случай тогда до подробности разузнать о сцене в конторе квартала, тоже случайно-с, и не то чтобы так мимоходом, а от рассказчика особенного, капитального, который, и сам того не ведая, удивительно эту сцену осилил. Всё ведь это одно к одному-с, одно к одному-с, Родион Романыч, голубчик! Ну как тут было не повернуться в известную сторону? Изо ста кроликов никогда не составится лошадь, изо ста подозрений никогда не составится доказательства, ведь вот как одна английская пословица говорит, да ведь это только благоразумие-с, а со страстями-то, со страстями попробуйте справиться, потому и следователь человек-с. Вспомнил тут я и вашу статейку, в журнальце-то, помните, еще в первое-то ваше посещение в подробности о ней-то говорили. Я тогда поглумился, но это для того, чтобы вас на дальнейшее вызвать. Повторяю, нетерпеливы и больны вы очень, Родион Романыч. Что вы смелы, заносчивы, серьезны и... чувствовали, много уж чувствовали, всё это я давно уже знал-с. Мне все эти ощущения знакомы, и статейку вашу я прочел как знакомую. В бессонные ночи и в исступлении она замышлялась, с подыманием и стуканьем сердца, с энтузиазмом подавленным. А опасен этот подавленный, гордый энтузиазм в молодежи! Я тогда поглумился, а теперь вам скажу, что ужасно люблю вообще, то есть как любитель, эту первую, юную, горячую пробу пера. Дым, туман, струна звенит в тумане. Статья ваша нелепа и фантастична, но в ней мелькает такая искренность, в ней гордость юная и неподкупная, в ней смелость отчаяния; она мрачная статья-с, да это хорошо-с. Статейку вашу я прочел, да и отложил, и... как отложил ее тогда, да и подумал: [Ну, с этим человеком так не пройдет!k Ну, так как же, скажите теперь, после такого предыдущего не увлечься было последующим! Ах господи! Да разве я говорю что-нибудь? Разве я что-нибудь теперь утверждаю? Я тогда только заметил. Чего тут, думаю? Тут ничего, то есть ровно ничего, и, может быть, в высшей степени ничего. Да и увлекаться этак мне, следователю, совсем даже неприлично: у меня вон Миколка на руках, и уже с фактами, там как хотите, а факты! И тоже свою психологию подводит; им надо позаняться; потому тут дело жизни и смерти. Для чего я вам теперь всё это объясняю? А чтобы вы знали и с вашим умом и сердцем не обвинили меня за мое злобное тогдашнее поведение. Не злобное-с, искренно говорю-с, хе-хе! Вы что думаете: я у вас тогда не был с обыском? Был-с, был-с, хе-хе, был-с, когда вы вот здесь больной в постельке лежали. Не официально и не своим лицом, а был-с. До последнего волоска у вас, в квартире, было осмотрено, по первым даже следам; но umsonst! 1 Думаю: теперь этот человек придет, сам придет, и очень скоро; коль виноват, так уж непременно придет. Другой не придет, а этот придет. А помните, как господин Разумихин начал вам проговариваться? Это мы устроили с тем, чтобы вас взволновать, потому мы нарочно и пустили слух, чтоб он вам проговаривался, а господин Разумихин такой человек, что негодования не выдержит. Господину Заметову прежде всего ваш гнев и ваша открытая смелость в глаза бросилась: ну ка

Срд 07 Авг 2013 22:43:17
[Я убил!k Слишком смело-с, слишком дерзко-с, и если, думаю, он виновен, то это страшный боец! Так тогда и подумал-с. Жду-с! Жду вас изо всех сил, а Заметова вы тогда просто придавили и... ведь в том-то и штука, что вся эта проклятая психология о двух концах! Ну, так жду я вас, смотрю, а вас бог и дает идете! Так у меня и стукнуло сердце. Эх! Ну зачем вам было тогда приходить? Смех-то, смех-то ваш, как вошли тогда, помните, ведь вот точно сквозь стекло я всё тогда угадал, а не жди я вас таким особенным образом, и в смехе вашем ничего бы не заметил. Вот оно что значит в настроении-то быть. И господин-то Разумихин тогда, ах! камень-то, камень-то, помните, камень-то, вот еще под которым вещи-то спрятаны? Ну вот точно вижу его где-нибудь там, в огороде, в огороде ведь говорили вы, Заметову-то, а потом у меня-то, во второй раз? А как начали мы тогда эту вашу статью перебирать, как стали вы излагать так вот каждое-то слово ваше вдвойне принимаешь, точно другое под ним сидит! Ну вот, Родион Романыч, таким-то вот образом я и дошел до последних столбов, да как стукнулся лбом, и опомнился. Нет, говорю, что это я! Ведь если захотеть, то всё это, говорю, до последней черты можно в другую сторону объяснить, даже еще натуральнее выйдет. Мука-с! [Нет, думаю, мне бы уж лучше черточку!..k Да как услышал тогда про эти колокольчики, так весь даже так и замер, даже дрожь прохватила. [Ну, думаю, вот она черточка и есть! Оно!k Да уж и не рассуждал я тогда, просто не хотел. Тысячу бы рублей в ту минуту я дал, своих собственных, чтобы только на вас в свои глаза посмотреть: как вы тогда сто шагов с мещанинишкой рядом шли, после того как он вам [убийцуk в глаза сказал, и ничего у него, целых сто шагов, спросить не посмели!.. Ну, а холод-то этот в спинном мозгу? Колокольчики-то эти, в болезни-то, в полубреде-то? Итак, Родион Романыч, что ж вам после того и удивляться, что я с вами тогда такие шутки шутил? И зачем вы сами в ту самую минуту пришли? Ведь и вас кто-то будто подталкивал, ей-богу, а если бы не развел нас Миколка, то... а Миколку-то тогда помните? Хорошо запомнили? Ведь это был гром-с! Ведь это гром грянул из тучи, громовая стрела! Ну, а как я его встретил? Стреле-то вот ни на столечко не поверил, сами изволили видеть! Да куда! Уж потом, после вас, когда он стал весьма и весьма складно на иные пункты отвечать, так что я сам удивился, и потом ему ни на грош не поверил! Вот что значит укрепился, как адамант. Нет, думаю, морген фри! Какой уж тут Миколка!
Мне Разумихин сейчас говорил, что вы и теперь обвиняете Николая и сами Разумихина в том уверяли...
Дух у него захватило, и он не докончил. Он слушал в невыразимом волнении, как человек, насквозь его раскусивший, от самого себя отрекался. Он боялся поверить и не верил. В двусмысленных еще словах он жадно искал и ловил чего-нибудь более точного и окончательного.
Господин-то Разумихин! вскричал Порфирий Петрович, точно обрадовавшись вопросу всё молчавшего Раскольникова, хе-хе-хе! Да господина Разумихина так и надо было прочь отвести: двоим любо, третий не суйся. Господин Разумихин не то-с, да и человек посторонний, прибежал ко мне весь такой бледный... Ну да бог с ним, что его сюда мешать! А насчет Миколки угодно ли вам знать, что это за сюжет, в том виде, как то есть я его понимаю? Перво-наперво это еще дитя несовершеннолетнее, и не то чтобы трус, а так, вроде как бы художника какого-нибудь. Право-с, вы не смейтесь, что я так его изъясняю. Невинен и ко всему восприимчив. Сердце имеет; фантаст. Он и петь, он и плясать, он и сказки, говорят, так рассказывает, что из других мест сходятся слушать. И в школу ходить, и хохотать до упаду оттого, что пальчик покажут, и пьянствовать до бесчувствия, не то чтоб от разврата, а так, полосами, когда напоят, по-детски еще. Он тогда вот и украл, а и сам этого не знает; потому [коли на земле поднял, что за украл?k А известно ли вам, что он из раскольников, да и не то чтоб из раскольников, а просто сектант; у него в роде бегуны быв

Срд 07 Авг 2013 22:43:31
>>52990290
Возможно, но это тут причем?
Вообще, похоже на первый троллинг в /b.

Срд 07 Авг 2013 22:43:39
>>52990309
Пикчи ни одной не постила, только в теме треда. Ты меня с кем-то путаешь)

Срд 07 Авг 2013 22:43:39
>>52990115
Кто меня звал?

Срд 07 Авг 2013 22:44:17
Расставим все точки над i.
>>Что вы нам можете дать, кроме материальной поддержки?
Ты ущербная что ли что бы тебя поддерживать? Большинство девушек которых я знаю, сами себя "поддерживают" и обижаются порой что я за них плачу, девушки платят даже за меня порой. Мы не в прошлом веке живем, где дискриминация по половому признаку присутствует, и у женщин нет права голоса. Если ты голд дигерша из мухосранска, то тогда с тобой все понятно.

Так так. Дак что-же мы можем дать "вам" кроме материальной поддержики. Лично тебе я ничего давать не хочу, могу с полной уверенностью сказать что (ты либо толстый битард) либо ты девушка которой еще нет 21 года, или ты еще не осознала что своей пилоткой мир не покорить.

А как же все обстоит на самом деле?
Я не в коем случае не опускаю важность внешнего вида и денег в кармане, но девушек привлекает совсем другое.

Уверенность в себе, харизма и много других вещей, к которым деньги не относятся.
Множество раз видел, когда с парнями стремно одетыми, живущими в квартирах на окраине города, встречались девушки модельной внешности, с богатыми родителями.
А у парня всего лишь был сформированный внутренний мир, и развитый социальные скиллы, весь секрет в этом.

А тебе, нуждающаяся, я желаю доброго вечера)

Срд 07 Авг 2013 22:45:23
>>52990389
Притом, что неуважающий себя кун меня уж и подавно не получит.

Срд 07 Авг 2013 22:45:25
>>52985048

Шлюха унижает омежек уже и на самой борде. Ай лайк зис. Как там Бодя поживает?

Срд 07 Авг 2013 22:45:54
целых два года, в деревне, у некоего старца под духовным началом был. Всё это я от Миколки и от зарайских его узнал. Да куды! просто в пустыню бежать хотел! Рвение имел, по ночам богу молился, книги старые, [истинныеk читал и зачитывался. Петербург на него сильно подействовал, особенно женский пол, ну и вино. Восприимчив-с, и старца, и всё забыл. Известно мне, его художник один здесь полюбил, к нему ходить стал, да вот этот случай и подошел! Ну, обробел вешаться! Бежать! Что ж делать с понятием, которое прошло в народе о нашей юридистике! Иному ведь страшно слово [засудятk. Кто виноват! Вот что-то новые суды скажут. Ох, дал бы бог! Ну-с, в остроге-то и вспомнился, видно, теперь честный старец; Библия тоже явилась опять. Знаете ли, Родион Романыч, что значит у иных из них [пострадать?k Это не то чтобы за кого-нибудь, а так просто [пострадать надоk; страдание, значит, принять, а от властей так тем паче. Сидел в мое время один смиреннейший арестант целый год в остроге, на печи по ночам всё Библию читал, ну и зачитался, да зачитался, знаете, совсем, да так, что ни с того ни с сего сгреб кирпич и кинул в начальника, безо всякой обиды с его стороны. Да и как кинул-то: нарочно на аршин мимо взял, чтобы какого вреда не произвести! Ну, известно, какой конец арестанту, который с оружием кидается на начальство: и [принял, значит, страданиеk. Так вот, я и подозреваю теперь, что Миколка хочет [страдание принятьk или вроде того. Это я наверно, даже по фактам, знаю-с. Он только сам не знает, что я знаю. Что, не допускаете, что ли, чтоб из такого народа выходили люди фантастические? Да сплошь! Старец теперь опять начал действовать, особенно после петли-то припомнился. А впрочем, сам мне всё расскажет, придет. Вы думаете, выдержит? Подождите, еще отопрется! С часу на час жду, что придет от показания отказываться. Я этого Миколку полюбил и его досконально исследую. И как бы вы думали! Хе-хе! На иные-то пункты весьма складно мне отвечал, очевидно, нужные сведения получил, ловко приготовился; ну а по другим пунктам просто, как в лужу, ничегошечко не знает, не ведает, да и сам не подозревает, что не ведает! Нет, батюшка Родион Романыч, тут не Миколка! Тут дело фантастическое, мрачное, дело современное, нашего времени случай-с, когда помутилось сердце человеческое; когда цитуется фраза, что кровь [освежаетk; когда вся жизнь проповедуется в комфорте. Тут книжные мечты-с, тут теоретически раздраженное сердце; тут видна решимость на первый шаг, но решимость особого рода, решился, да как с горы упал или с колокольни слетел, да и на преступление-то словно не своими ногами пришел. Дверь за собой забыл притворить, а убил, двух убил, по теории. Убил, да и денег взять не сумел, а что успел захватить, то под камень снес. Мало было ему, что муку вынес, когда за дверью сидел, а в дверь ломились и колокольчик звонил, нет, он потом уж на пустую квартиру, в полубреде, припомнить этот колокольчик идет, холоду спинного опять испытать потребовалось... Ну да это, положим, в болезни, а то вот еще: убил, да за честного человека себя почитает, людей презирает, бледным ангелом ходит, нет, уж какой тут Миколка, голубчик Родион Романыч, тут не Миколка!
Эти последние слова, после всего прежде сказанного и так похожего на отречение, были слишком уж неожиданны. Раскольников весь задрожал, как будто пронзенный.
Так... кто же... убил?.. спросил он, не выдержав, задыхающимся голосом. Порфирий Петрович даже отшатнулся на спинку стула, точно уж так неожиданно и он был изумлен вопросом.
Как кто убил?.. переговорил он, точно не веря ушам своим, да вы убили, Родион Романыч! Вы и убили-с... прибавил он почти шепотом, совершенно убежденным голосом.
Раскольников вскочил с дивана, постоял было несколько секунд и сел опять, не говоря ни слова. Мелкие конвульсии вдруг прошли по всему его лицу.
Губка-то опять, как и тогда, вздрагивает, пробормотал как бы даже с участием Порфирий Петрович. Вы меня, Родион Романыч, кажется, не так поняли-с, прибавил он, несколько помолчав, оттого так и изумились. Я именно пришел с тем, чтоб уже всё сказать и дело повести на открытую.
Это не я убил, прошептал было Раскольников, точно испуганные маленькие дети, когда их захватывают на месте преступления.
Нет, это вы-с, Родион Романыч, вы-с, и некому больше-с, строго и убежденно прошептал Порфирий.
Они оба замолчали, и молчание длилось даже до странности долго, минут с десять. Раскольников облокотился на стол и молча ерошил пальцами свои волосы. Порфирий Петрович сидел смирно и ждал. Вдруг Раскольников презрительно посмотрел на Порфирия.
Опять вы за старое, Порфирий Петрович! Всё за те же ваши приемы: как это вам не надоест, в самом деле?
Э, полноте, что мне теперь приемы! Другое бы дело, если бы тут находились свидетели; а то ведь мы один на один шепчем.

Срд 07 Авг 2013 22:46:15
я-то я и без вас убежден.
А коли так, зачем вы пришли? раздражительно спросил Раскольников. Я вам прежний вопрос задаю: если вы меня виновным считаете, зачем не берете вы меня в острог?
Ну, вот это вопрос! По пунктам вам и отвечу: во-первых, взять вас так прямо под арест мне невыгодно.
Как невыгодно! Коли вы убеждены, так вы должны...
Эй, что ж, что я убежден? Ведь всё это покамест мои мечты-с. Да и что я вас на покой-то туда посажу? Сами знаете, коли сами проситесь. Приведу я, например, уличать вас мещанинишку, а вы ему скажете: [Ты пьян аль нет? Кто меня с тобой видел? Я тебя просто за пьяного и принимал, да ты и был пьянk, ну что я вам тогда на это скажу, тем паче, что ваше-то еще правдоподобнее, чем его, потому что в его показании одна психология, что его рылу даже и неприлично, а вы-то в самую точку попадаете, потому что пьет, мерзавец, горькую и слишком даже известен. Да и сам я вам откровенно признавался, уже несколько раз, что психология эта о двух концах и что второй-то конец больше будет, да и гораздо правдоподобнее, а что, кроме этого, против вас у меня пока и нет ничего. И хоть я вас все-таки посажу и даже сам вот я пришел (совсем не по-людски) вам обо всем вперед объявить, а все-таки прямо вам говорю (тоже не по-людски), что мне это будет невыгодно. Ну-с, во-вторых, я потому к вам пришел...
Ну да, во-вторых? (Раскольников всё еще задыхался).
Потому что, как я уж и объявил давеча, считаю себя обязанным вам объяснением. Не хочу, чтобы вы меня за изверга почитали, тем паче, что искренно к вам расположен, верьте не верьте. Вследствие чего, в-третьих, и пришел к вам с открытым и прямым предложением учинить явку с повинною. Это вам будет бесчисленно выгоднее, да и мне тоже выгоднее, потому с плеч долой. Ну что, откровенно или нет с моей стороны?
Раскольников подумал с минуту.
Послушайте, Порфирий Петрович, вы ведь сами говорите: одна психология, а между тем въехали в математику. Ну что, если и сами вы теперь ошибаетесь?
Нет, Родион Романыч, не ошибаюсь. Черточку такую имею. Черточку-то эту я и тогда ведь нашел-с; послал господь!
Какую черточку?
Не скажу какую, Родион Романыч. Да и, во всяком случае, теперь и права не имею больше отсрочивать; посажу-с. Так вы рассудите: мне теперь уж всё равно, а следственно, я единственно только для вас. Ей-богу, лучше будет, Родион Романыч!
Раскольников злобно усмехнулся.
Ведь это не только смешно, это даже уж бесстыдно. Ну будь я даже виновен (чего я вовсе не говорю), ну с какой стати мне к вам являться с повинною, когда сами вы уж говорите, что я сяду к вам туда на покой?
Эх, Родион Романыч, не совсем словам верьте; может, и не совсем будет на покой! Ведь это только теория, да еще моя-с, а я вам что за авторитет? Я, может быть, и сам от вас кой-что даже и теперь скрываю-с. Не всё же мне вам так взять да и выложить, хе-хе! Второе дело: как какая выгода? Да известно ли вам, какая вам за это воспоследует сбавка? Ведь вы когда явитесь-то, в какую минуту? Вы это только рассудите! Когда другой уже на себя преступление принял и всё дело спутал? А я вам, вот самим богом клянусь, так [тамk подделаю и устрою, что ваша явка выйдет как будто совсем неожиданная. Всю эту психологию мы совсем уничтожим, все подозрения на вас в ничто обращу, так что ваше преступление вроде помрачения какого-то представится, потому, по совести, оно помрачение и есть. Я честный человек, Родион Романыч, и свое слово сдержу.
Раскольников грустно замолчал и поник головой; он долго думал и наконец опять усмехнулся, но улыбка его была уже кроткая и грустная:
Эх, не надо! проговорил он, как бы уже совсем не скрываясь с Порфирием. Не стоит! Не надо мне совсем вашей сбавки!
Ну вот этого-то я и боялся! горячо и ка

Срд 07 Авг 2013 22:46:29
т этого-то я и боялся, что не надо вам нашей сбавки.
Раскольников грустно и внушительно поглядел на него.
Эй, жизнью не брезгайте! продолжал Порфирий, много ее впереди еще будет. Как не надо сбавки, как не надо! Нетерпеливый вы человек!
Чего впереди много будет?
Жизни! Вы что за пророк, много ль вы знаете? Ищите и обрящете. Вас, может, бог на этом и ждал. Да и не навек она, цепь-то...
Сбавка будет... засмеялся Раскольников.
А что, стыда буржуазного что ли, испугались? Это может быть, что и испугались, да сами того не знаете, потому молодо! А все-таки не вам бы бояться али там стыдиться явки с повинною.
Э-эх, наплевать! презрительно и с отвращением прошептал Раскольников, как бы и говорить не желая. Он было опять привстал, точно хотел куда-нибудь выйти, но опять сел в видимом отчаянии.
То-то наплевать! Изверились да и думаете, что я вам грубо льщу; да много ль вы еще и жили-то? Много ль понимаете-то? Теорию выдумал, да и стыдно стало, что сорвалось, что уж очень не оригинально вышло! Вышло-то подло, это правда, да вы-то все-таки не безнадежный подлец. Совсем не такой подлец! По крайней мере, долго себя не морочил, разом до последних столбов дошел. Я ведь вас за кого почитаю? Я вас почитаю за одного из таких, которым хоть кишки вырезай, а он будет стоять да с улыбкой смотреть на мучителей, если только веру иль бога найдет. Ну, и найдите, и будете жить. Вам, во-первых, давно уже воздух переменить надо. Что ж, страданье тоже дело хорошее. Пострадайте. Миколка-то, может, и прав, что страданья хочет. Знаю, что не веруется, а вы лукаво не мудрствуйте; отдайтесь жизни прямо, не рассуждая; не беспокойтесь, прямо на берег вынесет и на ноги поставит. На какой берег? А я почем знаю? Я только верую, что вам еще много жить. Знаю, что вы слова мои как рацею теперь принимаете заученную; да, может, после вспомните, пригодится когда-нибудь; для того и говорю. Еще хорошо, что вы старушонку только убили. А выдумай вы другую теорию, так, пожалуй, еще и в сто миллионов раз безобразнее дело бы сделали! Еще бога, может, надо благодарить; почем вы знаете: может, вас бог для чего и бережет. А вы великое сердце имейте да поменьше бойтесь. Великого предстоящего исполнения-то струсили? Нет, тут уж стыдно трусить. Коли сделали такой шаг, так уж крепитесь. Тут уж справедливость. Вот исполните-ка, что требует справедливость. Знаю, что не веруете, а ей-богу, жизнь вынесет. Самому после слюбится. Вам теперь только воздуху надо, воздуху, воздуху!
Раскольников даже вздрогнул.
Да вы-то кто такой, вскричал он, вы-то что за пророк? С высоты какого это спокойствия величавого вы мне премудрствующие пророчества изрекаете?
Кто я? Я поконченный человек, больше ничего. Человек, пожалуй, чувствующий и сочувствующий, пожалуй, кой-что и знающий, но уж совершенно поконченный. А вы другая статья: вам бог жизнь приготовил (а кто знает, может, и у вас так только дымом пройдет, ничего не будет). Ну что ж, что вы в другой разряд людей перейдете? Не комфорта же жалеть, вам-то, с вашим-то сердцем? Что ж, что вас, может быть, слишком долго никто не увидит? Не во времени дело, а в вас самом. Станьте сол

Срд 07 Авг 2013 22:46:34
>>52990401
не слушай тут всяких дятлов. у них проблем с социализацией выше крыши. обычно тот кто гасит кого то либо обсирает посты много гавна нерешенного у самих.

Срд 07 Авг 2013 22:46:41
>>52990442
>ты еще не осознала что своей пилоткой мир не покорить.
выводы типичного девственника. Дальше читать не стала. Вы там все о своем, ребята.

Срд 07 Авг 2013 22:46:46
, вас все и увидят. Солнцу прежде всего надо быть солнцем. Вы чего опять улыбаетесь: что я такой Шиллер? И бьюсь об заклад, предполагаете, что я к вам теперь подольщаюсь! А что ж, может быть, и в самом деле подольщаюсь, хе-хе-хе! Вы мне, Родион Романыч, на слово-то, пожалуй, и не верьте, пожалуй, даже и никогда не верьте вполне, это уж такой мой норов, согласен; только вот что прибавлю: насколько я низкий человек и насколько я честный, сами, кажется, можете рассудить!
Вы когда меня думаете арестовать?
Да денька полтора али два могу еще дать вам погулять. Подумайте-ка, голубчик, помолитесь-ка богу. Да и выгоднее, ей-богу, выгоднее.
А ну как я убегу? как-то странно усмехаясь, спросил Раскольников.
Нет, не убежите. Мужик убежит, модный сектант убежит лакей чужой мысли, потому ему только кончик пальчика показать, как мичману Дырке, так он на всю жизнь во что хотите поверит. А вы ведь вашей теории уж больше не верите, с чем же вы убежите? Да и чего вам в бегах? В бегах гадко и трудно, а вам прежде всего надо жизни и положения определенного, воздуху соответственного; ну, а ваш ли там воздух? Убежите и сами воротитесь. Без нас вам нельзя обойтись. А засади я вас в тюремный-то замок ну месяц, ну два, ну три посидите, а там вдруг и, помяните мое слово, сами и явитесь, да еще как, пожалуй, себе самому неожиданно. Сами еще за час знать не будете, что придете с повинною. Я даже вот уверен, что вы [страданье надумаетесь принятьk; мне-то на слово теперь не верите, а сами на том остановитесь. Потому страданье, Родион Романыч, великая вещь; вы не глядите на то, что я отолстел, нужды нет, зато знаю; не смейтесь над этим, в страдании есть идея. Миколка-то прав. Нет, не убежите, Родион Романыч.
Раскольников встал с места и взял фуражку. Порфирий Петрович тоже встал.
Прогуляться собираетесь? Вечерок-то будет хорош, только грозы бы вот не было. А впрочем, и лучше, кабы освежило...
Он тоже взялся за фуражку.
Вы, Порфирий Петрович, пожалуйста, не заберите себе в голову, с суровою настойчивостью произнес Раскольников, что я вам сегодня сознался. Вы человек странный, и слушал я вас из одного любопытства. А я вам ни в чем не сознался... Запомните это.
Ну да уж знаю, запомню, ишь ведь, даже дрожит. Не беспокойтесь, голубчик; ваша воля да будет. Погуляйте немножко; только слишком-то уж много нельзя гулять. На всякий случай есть у меня и еще к вам просьбица, прибавил он, понизив голос, щекотливенькая она, а важная: если, то есть на всякий случай (чему я, впрочем, не верую и считаю вас вполне неспособным), если бы на случай, ну так, на всякий случай, пришла бы вам охота в эти сорок-пятьдесят часов как-нибудь дело покончить иначе, фантастическим каким образом ручки этак на себя поднять (предположение нелепое, ну да уж вы мне его простите), то оставьте краткую, но обстоятельную записочку. Так, две строчки, две только строчечки, и об камне упомяните: благороднее будет-с. Ну-с, до свидания... Добрых мыслей, благих начинаний!
Порфирий вышел, как-то согнувшись и как бы избегая глядеть на Раскольникова. Раскольников подошел к окну и с раздражительным нетерпением выжидал время, когда, по расчету, тот выйдет на улицу и отойдет подальше. Затем поспешно вышел и

Срд 07 Авг 2013 22:47:07
>>52990531
Кто такой Бодя?

Срд 07 Авг 2013 22:47:26
Он спешил к Свидригайлову. Чего он мог надеяться от этого человека он и сам не знал. Но в этом человеке таилась какая-то власть над ним. Сознав это раз, он уже не мог успокоиться, а теперь к тому же и пришло время.
Дорогой один вопрос особенно мучил его: был ли Свидригайлов у Порфирия?
Сколько он мог судить и в чем бы он присягнул нет, не был! Он подумал еще и еще, припомнил всё посещение Порфирия, сообразил: нет, не был, конечно, не был!
Но если не был еще, то пойдет или не пойдет он к Порфирию?
Теперь покамест ему казалось, что не пойдет. Почему? Он не мог бы объяснить и этого, но если б и мог объяснить, то теперь он бы не стал над этим особенно ломать голову. Всё это его мучило, и в то же время ему было как-то не до того. Странное дело, никто бы, может быть, не поверил этому, но о своей теперешней, немедленной судьбе он как-то слабо, рассеянно заботился. Его мучило что-то другое, гораздо более важное, чрезвычайное, о нем же самом и не о ком другом, но что-то другое, что-то главное. К тому же он чувствовал беспредельную нравственную усталость, хотя рассудок его в это утро работал лучше, чем во все эти последние дни.
Да и стоило ль теперь, после всего, что было, стараться побеждать все эти новые мизерные затруднения? Стоило ль, например, стараться интриговать, чтобы Свидригайлов не ходил к Порфирию; изучать, разузнавать, терять время на какого-нибудь Свидригайлова!
О, как ему всё это надоело!
А между тем он все-таки спешил к Свидригайлову; уж не ожидал ли он чего-нибудь от него нового, указаний, выхода? И за соломинку ведь хватаются! Не судьба ль, не инстинкт ли какой сводит их вместе? Может быть, это была только усталость, отчаяние; может быть, надо было не Свидригайлова, а кого-то другого, а Свидригайлов только так тут подвернулся. Соня? Да и зачем бы он пошел теперь к Соне? Опять просить у ней ее слез? Да и страшна была ему Соня. Соня представляла собою неумолимый приговор, решение без перемены. Тут или ее дорога, или его. Особенно в эту минуту он не в состоянии был ее видеть. Нет, не лучше ли испытать Свидригайлова: что это такое? И он не мог не сознаться внутри, что и действительно тот на что-то ему давно уже как бы нужен.
Ну, однако ж, что может быть между ними общего? Даже и злодейство не могло бы быть у них одинаково. Этот человек очень к тому же был неприятен, очевидно чрезвычайно развратен, непременно хитер и обманчив, может быть, очень зол. Про него ходят такие рассказы. Правда, он хлопотал за детей Катерины Ивановны; но кто знает, для че

Срд 07 Авг 2013 22:47:39
>>52990599
Да, я это уже успела заметить)

Срд 07 Авг 2013 22:47:42
ет? У этого человека вечно какие-то намерения и проекты.
Мелькала постоянно во все эти дни у Раскольникова еще одна мысль и страшно его беспокоила, хотя он даже старался прогонять ее от себя, так она была тяжела для него! Он думал иногда: Свидригайлов всё вертелся около него, да и теперь вертится; Свидригайлов узнал его тайну; Свидригайлов имел замыслы против Дуни. А если и теперь имеет? Почти наверное можно сказать, что да. А если теперь, узнав его тайну и таким образом получив над ним власть, он захочет употребить ее как оружие против Дуни?
Мысль эта иногда, даже во сне, мучила его, но в первый еще раз она явилась ему так сознательно ярко, как теперь, когда он шел к Свидригайлову. Одна уже мысль эта приводила его в мрачную ярость. Во-первых, тогда уже всё изменится, даже в его собственном положении: следует тотчас же открыть тайну Дунечке. Следует, может быть, предать самого себя, чтоб отвлечь Дунечку от какого-нибудь неосторожного шага. Письмо? Нынче утром Дуня получила какое-то письмо! От кого в Петербурге могла бы она получать письма? (Лужин разве?) Правда, там стережет Разумихин; но Разумихин ничего не знает. Может быть, следует открыться и Разумихину? Раскольников с омерзением подумал об этом.
[Во всяком случае Свидригайлова надо увидать как можно скорее, решил он про себя окончательно. Слава богу, тут не так нужны подробности, сколько сущность дела; но если, если только способен он, если Свидригайлов что-нибудь интригует против Дуни, то...k
Раскольников до того устал за всё это время, за весь этот месяц, что уже не мог разрешать теперь подобных вопросов иначе, как только одним решением: [Тогда я убью егоk, подумал он в холодном отчаянии. Тяжелое чувство сдавило его сердце; он остановился посредине улицы и стал осматриваться: по какой дороге он идет и куда он зашел? Он находился на ском проспекте, шагах в тридцати или в сорока от Сенной, которую прошел. Весь второй этаж дома налево был занят трактиром. Все окна были отворены настежь; трактир, судя по двигавшимся фигурам в окнах, был набит битком. В зале разливались песенники, звенели кларнет, скрипка и гремел турецкий барабан. Слышны были женские взвизги. Он было хотел пойти назад, недоумевая, зачем он повернул на ский проспект, как вдруг, в одном из крайних отворенных окон трактира, увидел сидевшего у самого окна, за чайным столом, с трубкою в зубах, Свидригайлова. Это страшно, до ужаса поразило его. Свидригайлов наблюдал и рассматривал его молча и, что тоже тотчас же поразило Раскольникова, кажется, хотел было вставать, чтобы потихоньку успеть уйти, пока его не заметили. Раскольников тотчас сделал вид, что как будто и сам не заметил его и смотрит, задумавшись, в сторону, а сам продолжал его наблюдать краем глаза. Сердце его тревожно билось. Так и есть: Свидригайлов очевидно не хочет, чтоб его видели. Он отвел от губ трубку и уже хотел спрятаться; но, поднявшись и отодвинув стул, вероятно, вдруг заметил, что Раскольников его видит и наблюдает. Между ними произошло нечто похожее на сцену их первого свидания у Раскольникова, во время сна. Плутовская улыбка показалась на лице Свидригайлова и всё более расширялась. И тот и другой знали, что оба видят и наблюдают друг друга. Наконец Свидригайлов громка расхохотался.
Ну, ну! входите уж, коли хотите; я здесь! крикнул он из окна.
Раскольников поднялся в трактир.
Он нашел его в очень маленькой задней комнате, в одно окно, примыкавшей к большой зале, где на двадцати маленьких столиках, при криках отчаянного хора песенников, пили чай купцы, чиновники и множество всякого люда. Откуда-то долетал стук шаров на биллиарде. На столике пред Свидригайловым стояла початая бутылка шампанского и стакан, до половины полный вина. В комнатке находились еще мальчик-шарманщик, с маленьким ручным органчиком, и здоровая, краснощекая девушка в подтыканно

Срд 07 Авг 2013 22:48:03
полосатой юбке и в тирольской шляпке с лентами, певица, лет восемнадцати, которая, несмотря на хоровую песню в другой комнате, пела под аккомпанемент органщика, довольно сиплым контральтом, какую-то лакейскую песню...
Ну и довольно! прервал ее Свидригайлов при входе Раскольникова.
Девушка тотчас же оборвала и остановилась в почтительном ожидании. Пела она свою рифмованную лакейщину тоже с каким-то серьезным и почтительным оттенком в лице.
Эй, Филипп, стакан! крикнул Свидригайлов.
Я не стану пить вина, сказал Раскольников.
Как хотите, я не для вас. Пей, Катя! Сегодня ничего больше не понадобится, ступай! Он налил ей целый стакан вина и выложил желтенький билетик. Катя выпила стакан разом, как пьют вино женщины, то есть не отрываясь, в двадцать глотков, взяла билетик, поцеловала у Свидригайлова руку, которую тот весьма серьезно допустил поцеловать, и вышла из комнаты, а за нею потащился и мальчишка с органом. Оба они были приведены с улицы. Свидригайлов и недели не жил в Петербурге, а уж всё около него было на какой-то патриархальной ноге. Трактирный лакей, Филипп, тоже был уже [знакомыйk и подобострастничал. Дверь в залу запиралась; Свидригайлов в этой комнате был как у себя и проводил в ней, может быть, целые дни. Трактир был грязный, дрянной и даже не средней руки.
Я к вам шел и вас отыскивал, начал Раскольников, но почему теперь я вдруг поворотил на ский проспект с Сенной! Я никогда сюда не поворачиваю и не захожу. Я поворачиваю с Сенной направо. Да и дорога к вам не сюда. Только поворотил, вот и вы! Это странно!
Зачем же вы прямо не скажете: это чудо!
Потому что это, может быть, только случай.
Ведь какая складка у всего этого народа! захохотал Свидригайлов, не сознается, хоть бы даже внутри и верил чуду! Ведь уж сами говорите, что [может бытьk только случай. И какие здесь всё трусишки насчет своего собственного мнения, вы представить себе не можете, Родион Романыч! Я не про вас. Вы имеете собственное мнение и не

Срд 07 Авг 2013 22:48:28
полосатой юбке и в тирольской шляпке с лентами, певица, лет восемнадцати, которая, несмотря на хоровую песню в другой комнате, пела под аккомпанемент органщика, довольно сиплым контральтом, какую-то лакейскую песню...
Ну и довольно! прервал ее Свидригайлов при входе Раскольникова.
Девушка тотчас же оборвала и остановилась в почтительном ожидании. Пела она свою рифмованную лакейщину тоже с каким-то серьезным и почтительным оттенком в лице.
Эй, Филипп, стакан! крикнул Свидригайлов.
Я не стану пить вина, сказал Раскольников.
Как хотите, я не для вас. Пей, Катя! Сегодня ничего больше не понадобится, ступай! Он налил ей целый стакан вина и выложил желтенький билетик. Катя выпила стакан разом, как пьют вино женщины, то есть не отрываясь, в двадцать глотков, взяла билетик, поцеловала у Свидригайлова руку, которую тот весьма серьезно допустил поцеловать, и вышла из комнаты, а за нею потащился и мальчишка с органом. Оба они были приведены с улицы. Свидригайлов и недели не жил в Петербурге, а уж всё около него было на какой-то патриархальной ноге. Трактирный лакей, Филипп, тоже был уже [знакомыйk и подобострастничал. Дверь в залу запиралась; Свидригайлов в этой комнате был как у себя и проводил в ней, может быть, целые дни. Трактир был грязный, дрянной и даже не средней руки.
Я к вам шел и вас отыскивал, начал Раскольников, но почему теперь я вдруг поворотил на ский проспект с Сенной! Я никогда сюда не поворачиваю и не захожу. Я поворачиваю с Сенной направо. Да и дорога к вам не сюда. Только поворотил, вот и вы! Это странно!
Зачем же вы прямо не скажете: это чудо!
Потому что это, может быть, только случай.
Ведь какая складка у всего этого народа! захохотал Свидригайлов, не сознается, хоть бы даже внутри и верил чуду! Ведь уж сами говорите, что [может бытьk только случай. И какие здесь вё трусишки насчет своего собственного мнения, вы представить себе не можете, Родион Романыч! Я не про вас. Вы имеете собственное мнение и не

Срд 07 Авг 2013 22:48:39
>>52990531
Это ты про котлету что ли?

Срд 07 Авг 2013 22:48:43
полосатой юбке и в тирольской шляпке с лентами, певица, лет восемнадцати, которая, несмотря на хоровую песню в другой комнате, пела под аккомпанемент органщика, довольно сиплым контральтом, какую-то лакейскую песню...
Ну и довольно! прервал ее Свидригайлов при входе Раскольникова.
Девушка тотчас же оборвала и остановилась в почтительном ожидании. Пела она свою рифмованную лакейщину тоже с каким-то серьезным и почтительным оттенком в лице.
Эй, Филипп, стакан! крикнул Свидригайлов.
Я не стану пить вина, сказал Раскольников.
Как хотите, я не для вас. Пей, Катя! Сегодня ничего больше не понадобится, ступай! Он налил ей целый стакан вина и выложил желтенький билетик. Катя выпила стакан разом, как пьют вино женщины, то есть не отрываясь, в двадцать глотков, взяла билетик, поцеловала у Свидригайлова руку, которую тот весьма серьезно допустил поцеловать, и вышла из комнаты, а за нею потащился и мальчишка с органом. Оба они были приведены с улицы. Свидригайлов и недели не жил в Петербурге, а уж всё около него было на какой-то патриархальной ноге. Трактирный лакей, Филипп, тоже был уже [знакомыйk и подобострастничал. Дверь в залу запиралась; Свидригайлов в этой комнате был как у себя и проводил в ней, может быть, целые дни. Трактир был грязный, дрянной и даже не средней руки.
Я к вам шел и вас отыскивал, начал Раскольников, но почему теперь я вдруг поворотил на ский проспект с Сенной! Я никогда сюда не поворачиваю и не захожу. Я поворачиваю с Сенной направо. Да и дорога к вам не сюда. Только поворотил, вот и вы! Это странно!
Зачем же вы прямо не скажете: это чудо!
Потому что это, может быть, только случай.
Ведь какая складка у всего этого народа! захохотал Свидригайлов, не сознается, хоть бы даже внутри и верил чуду! Ведь уж сами говорите, что [может бытьk только случай. И какие здесь всё трусишки насчет своего собственного мнения, вы представить себе не можете, Родион Романыч! Я не про вас. Вы имеете собственное мнение и н

Срд 07 Авг 2013 22:48:57
полосатой юбке и в тирольской шляпке с лентами, певица, лет восемнадцати, которая, несмотря на хоровую песню в другой комнате, пела под аккомпанемент органщика, довольно сиплым контральтом, какую-то лакейскую песню...
Ну и довольно! прервал ее Свидригайлов при входе Раскольникова.
Девушка тотчас же оборвала и остановилась в почтительном ожидании. Пела она свою рифмованную лакейщину тоже с каким-то серьезным и почтительным оттенком в лице.
Эй, Филипп, стакан! крикнул Свидригайлов.
Я не стану пить вина, сказал Раскольников.
Как хотите, я не для вас. Пей, Катя! Сегодня ничего больше не понадобится, ступай! Он налил ей целый стакан вина и выложил желтенький билетик. Катя выпила стакан разом, как пьют вино женщины, то есть не отрываясь, в двадцать глотков, взяла билетик, поцеловала у Свидригайлова руку, которую тот весьма серьезно допустил поцеловать, и вышла из комнаты, а за нею потащился и мальчишка с органом. Оба они были приведены с улицы. Свидригайлов и недели не жил в Петербурге, а уж всё около него было на какой-то патриархальной ноге. Трактирный лакей, Филипп, тоже был уже [знакомыйk и подобострастничал. Дверь в залу запиралась; Свидригайлов в этой комнате был как у себя и проводил в ней, может быть, целые дни. Трактир был грязный, дрянной и даже не средней руки.
Я к вам шел и вас отыскивал, начал Раскольников, но почему теперь я вдруг поворотил на ский проспект с Сенной! Я никогда сюда не поворачиваю и не захожу. Я поворачиваю с Сенной направо. Да и дорога к вам не сюда. Только поворотил, вот и вы! Это странно!
Зачем же вы прямо не скажете: это чудо!
Потому что это, может быть, только случай.
Ведь какя складка у всего этого народа! захохотал Свидригайлов, не сознается, хоть бы даже внутри и верил чуду! Ведь уж сами говорите, что [может бытьk только случай. И какие здесь всё трусишки насчет своего собственного мнения, вы представить себе не можете, Родион Романыч! Я не про вас. Вы имеете собственное мнение и не

Срд 07 Авг 2013 22:49:18
>>52985048
OCHE TONKO

Срд 07 Авг 2013 22:49:24
полосатой юбке и в тирольской шляпке с лентами, певица, лет восемнадцати, которая, несмотря на хоровую песню в другой комнате, пела под аккомпанемент органщика, довольно сиплым контральтом, какую-то лакейскую песню...
Ну и довольно! прервал ее Свидригайлов при входе Раскольникова.
Девушка тотчас же оборвала и остановилась в почтительном ожидании. Пела она свою рифмованную лакейщину тоже с каким-то серьезным и почтительным оттенком в лице.
Эй, Филипп, стакан! крикнул Свидригайлов.
Я не стану пить вина, сказал Раскольников.
Как хотите, я не для вас. Пей, Катя! Сегодня ничего больше не понадобится, ступай! Он налил ей целый стакан вина и выложил желтенький билетик. Катя выпила стакан разом, как пьют вино женщины, то есть не отрываясь, в двадцать глотков, взяла билетик, поцеловала у Свидригайлова руку, которую тот весьма серьезно допустил поцеловать, и вышла из комнаты, а за нею потащился и мальчишка с органом. Оба они были приведены с улицы. Свидригайлов и недели не жил в Петербурге, а уж всё около него было на какой-то патриархальной ноге. Трактирный лакей, Филипп, тоже был уже [знакомыйk и подобострастничал. Дверь в залу запиралась; Свидригайлов в этой комнате был как у себя и проводил в ней, может быть, целые дни. Трактир был грязный, дрянной и даже не средней руки.
Я к вам шел и вас отыскивал, начал Раскольников, но почему теперь я вдруг поворотил на ский проспект с Сенной! Я никогда сюда не поворачиваю и не захожу. Я поворачиваю с Сенной направо. Да и дорога к вам не сюда. Только поворотил, вот и вы! Это странно!
Зачем же вы прямо не скажете: это чудо!
Потому что это, может быть, только случай.
Ведь какая складка у всего этого народа! захохотал Свидригайлов, не сознается, хоть бы даже внутри и верил чуду! Ведь уж сами говорите, что [может бытьk только случай. И какие здесь всё трусишки насчет своего собственного мнения, вы представить себе не можете, Родион Романыч! Я не про вас. Вы имеете собственное мнение и не4

Срд 07 Авг 2013 22:49:42
>>52990604
улыбнула тварь)
Я свою лепту внес, дальше сама думай)

Срд 07 Авг 2013 22:49:46
>>52990795
Бля, сажу забыл

Срд 07 Авг 2013 22:49:46
полосатой юбке и в тирольской шляпке с лентами, певица, лет восемнадцати, которая, несмотря на хоровую песню в другой комнате, пела под аккомпанемент органщика, довольно сиплым контральтом, какую-то лакейскую песню...
Ну и довольно! прервал ее Свидригайлов при входе Раскольникова.
Девушка тотчас же оборвала и остановилась в почтительном ожидании. Пела она свою рифмованную лакейщину тоже с каким-то серьезным и почтительным оттенком в лице.
Эй, Филипп, стакан! крикнул Свидригайлов.
Я не стану пить вина, сказал Раскольников.
Как хотите, я не для вас. Пей, Катя! Сегодня ничего больше не понадобится, ступай! Он налил ей целый стакан вина и выложил желтенький билетик. Катя выпила стакан разом, как пьют вино женщины, то есть не отрываясь, в двадцать глотков, взяла билетик, поцеловала у Свидригайлова руку, которую тот весьма серьезно допустил поцеловать, и вышла из комнаты, а за нею потащился и мальчишка с органом. Оба они были приведены с улицы. Свидригайлов и недели не жил в Петербурге, а уж всё около него было на какой-то патриархальной ноге. Трактирный лакей, Филипп, тоже был уже [знакомыйk и подобострастничал. Дверь в залу запиралась; Свидригайлов в этой комнате был как у себя и проводил в ней, может быть, целые дни. Трактир был грязный, дрянной и даже не средней руки.
Я к вам шел и вас отыскивал, начал Раскольников, но почему теперь я вдруг поворотил на ский проспект с Сенной! Я никогда сюда не поворачиваю и не захожу. Я поворачиваю с Сенной направо. Да и дорога к вам не сюда. Только поворотил, вот и вы! Это странно!
Зачем же вы прямо не скажете: это чудо!
Потому что это, может быть, только случай.
Ведь какая складка у всего этого народа! захохотал Свидригайлов, не сознается, хоть бы даже внутри и верил чуду! Ведь уж сами говорите, что [может бытьk только случай. И какие здесь всё трусишки насчет своего собственного мнения, вы представить себе не можете, Родион Романыч! Я не про вас. Вы имеете собственное мнение и неу

Срд 07 Авг 2013 22:50:44
>>52990821
ахахах, ты так мило огрызаешься!

Срд 07 Авг 2013 22:51:16
>>52990599
А вот и пиздолис обьявился. Уёбывай.

Срд 07 Авг 2013 22:51:35
полосатой юбке и в тирольской шляпке с лентами, певица, лет восемнадцати, которая, несмотря на хоровую песню в другой комнате, пела под аккомпанемент органщика, довольно сиплым контральтом, какую-то лакейскую песню...
Ну и довольно! прервал ее Свидригайлов при входе Раскольникова.
Девушка тотчас же оборвала и остановилась в почтительном ожидании. Пела она свою рифмованную лакейщину тоже с каким-то серьезным и почтительным оттенком в лице.
Эй, Филипп, стакан! крикнул Свидригайлов.
Я не стану пить вина, сказал Раскольников.
Как хотите, я не для вас. Пей, Катя! Сегодня ничего больше не понадобится, ступай! Он налил ей целый стакан вина и выложил желтенький билетик. Катя выпила стакан разом, как пьют вино женщины, то есть не отрываясь, в двадцать глотков, взяла билетик, поцеловала у Свидригайлова руку, которую тот весьма серьезно допустил поцеловать, и вышла из комнаты, а за нею потащился и мальчишка с органом. Оба они были приведены с улицы. Свидригайлов и недели не жил в Петербурге, а уж всё около него было на какой-то патриархальной ноге. Трактирный лакей, Филипп, тоже был уже [знакомыйk и подобострастничал. Дверь в залу запиралась; Свидригайлов в этой комнате был как у себя и проводил в ней, может быть, целые дни. Трактир был грязный, дрянной и даже не средней руки.
Я к вам шел и вас отыскивал, начал Раскольников, но почему теперь я вдруг поворотил на ский проспект с Сенной! Я никогда сюда не поворачиваю и не захожу. Я поворачиваю с Сенной направо. Да и дорога к вам не сюда. Только поворотил, вот и вы! Это странно!
Зачем же вы прямо не скажете: это чудо!
Потому что это, может быть, только случай.
Ведь какая складка у всего этого народа! захохотал Свидригайлов, не сознается, хоть бы даже внутри и верил чуду! Ведь уж сами говорите, что [может бытьk только случай. И какие здесь всё трусишки насчет своего собственного4 мнения, вы представить себе не можете, Родион Романыч! Я не про вас. Вы имеете собственное мнение и не4

Срд 07 Авг 2013 22:51:51
тут есть альфа самцы у которых я могу отсосать хорошенько или нет??? или одни омеги <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(251, 34, 33); color: rgb(48, 114, 208);">мизулин</span>евские??!

Срд 07 Авг 2013 22:51:53
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намере42

Срд 07 Авг 2013 22:52:05
>>52990894
>)))))
>ахаха
Да вы охуели шоле?)))))


Срд 07 Авг 2013 22:52:13
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намере

Срд 07 Авг 2013 22:52:17
>>52985048
Ни одна шлюха мне не нужна, понимаешь!? На вас можно дрочить в интернетах, но стоит только заговорить с каким-нибудь экземпляром - всё, пиздец блять, это невероятно, какое говно у вас в голове! Какая манера общения, взгляд, жесты! Какого хуя! Каждая блядь думает, что мужик ей ДОЛЖЕН уже даже из-за того, что она с ним заговорила! КАКОГО, БЛЯТЬ, ХУЯ!? Вы там вообще охуели?
Еще большее недоумение от говноедов, которые считают, что если нет тян, то я зашкварен. Они не говорят это в лицо, но это очень заметно! Какого хуя я ДОЛЖЕН посвящать пизде своё время, которое я и сам прекрасно провожу?
Блять, сволочи, идите все нахуй! Ебаные люди.

Срд 07 Авг 2013 22:52:41
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прукйкямо сказать, что если вы держите свое прежнее намере

Срд 07 Авг 2013 22:52:42
>>52990932
я мандализ, а не пиздолиз. это разные вещи.

Срд 07 Авг 2013 22:52:51
>>52990971
тебе в /ga/

Срд 07 Авг 2013 22:53:09
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себафа больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намере

Срд 07 Авг 2013 22:53:22
>>52991000
лох

Срд 07 Авг 2013 22:53:29
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собоейцю, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намере

Срд 07 Авг 2013 22:53:30
>>52991000
>Ни одна шлюха мне не нужна, понимаешь!?
Понимаю. Дальше не читала. Иди к проституткам и им это объясняй, тут-то зачем?!

Срд 07 Авг 2013 22:53:45
>>52990894
Это кстати очень "Уважаемо" с твоей стороны, самоутверждаться на форуме фрустрированных и неуверенных в себе (большая часть форума)

Срд 07 Авг 2013 22:53:53
>>52991039
уже там. спасибо родная!

Срд 07 Авг 2013 22:54:01
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный челойквек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намере

Срд 07 Авг 2013 22:54:21
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намере5

Срд 07 Авг 2013 22:54:32
>>52991094
Нахуй иди.

Срд 07 Авг 2013 22:54:48
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою,вйк как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намере

Срд 07 Авг 2013 22:54:59
>>52991084
Нахуй иди.

Срд 07 Авг 2013 22:55:20
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 22:55:21
>>52991156
твоя мама лошадь. а ты сосунок вонючий.

Срд 07 Авг 2013 22:55:50
>>52991102
А причем тут это? Я задала вопрос, на него более менее объективно постарались ответить четыре человека. Дальше рассуждения не по теме и ругань. Вот и ты туда же, мальчик) Напоминаешь мне моих воздыхателей))

Срд 07 Авг 2013 22:56:05
>>52985048
А где указано что должен обеспечивать? В Библии. конституции, налоговом кодексе? Вот и соси хуй. Каждый сам за себя и для себя

Срд 07 Авг 2013 22:56:24
Значит зачем нужен мужик? 1 это ебарь постоянный 2 деньги от него самое главное почти 3 в доме ремонт сделает 4 поплакаться ему в плечо.
мимо-тян,люблю парней.

Срд 07 Авг 2013 22:56:26
>>52991244
покажи пикчу хоть свою.

Срд 07 Авг 2013 22:57:03
>>52991292
еще что сделать? Деловой какой))

Срд 07 Авг 2013 22:57:24
>>52991291
а что такое МИМО? мимотян вот или мимо еще что?

Срд 07 Авг 2013 22:57:34
>>52991215
Обоссал тебе лицо, бестолочь.
Всё, не хватало мне ещё в интернетах с вами общаться.

выкатился подальше от бесполезного куска мяса

Срд 07 Авг 2013 22:57:45
>>52991329
ну покажи

Срд 07 Авг 2013 22:57:46
>>52991291
Фууу, дешевка.
ОПша

Срд 07 Авг 2013 22:57:53
е, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.

Срд 07 Авг 2013 22:58:22
>>52991370
и папа твой хуй собачий тебя не воспитывает.

Срд 07 Авг 2013 22:58:25
е, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?а
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.

Срд 07 Авг 2013 22:58:34
>>52991379
ахахах, впечатление, что я тебя знаю)

Срд 07 Авг 2013 22:58:41
>>52991360 Почему интересуешься?

Срд 07 Авг 2013 22:58:46
Здравствуй вечерний!
Я куча говна без пруфов (ну как обычно). И дело в том, что сегодня днем мне попались на глаза такие утверждения от анонов, что мужчина не должен жрать говно, что он не должен его употреблять в пищу.
Хорошо, допустим. А вот теперь объясните мне, а зачем вы говну вообще тогда нужны? Что вы нам можете дать, кроме материальной поддержки?
И я тут говорю именно про всяких омежек, бета-версий нормальных говноедов и прочих отбросов, у которых ни кожи ни рожи.

Срд 07 Авг 2013 22:58:50
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 22:59:00
>>52991440
да вряд ли. я не местный.

Срд 07 Авг 2013 22:59:17
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
3

Срд 07 Авг 2013 22:59:31
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
кцк

Срд 07 Авг 2013 22:59:37
>>52991449
просто многие пишут часто мимо перед словами. а я не понимаю.

Срд 07 Авг 2013 22:59:46
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
25

Срд 07 Авг 2013 22:59:52
>>52991470
Я о том что мои воздыхатели точно также со мной и общаются. Ты ноешь также как и они)

Срд 07 Авг 2013 23:00:04
>>52991244
>на него более менее объективно постарались ответить четыре человека
и этим человеком был файпер-кун

Срд 07 Авг 2013 23:00:16
>>52991382
Дорогуша,придержи там крюки печатающие свои. Мужиками надо вертеть .Я это люблю делать.Люблю парней.

Срд 07 Авг 2013 23:00:19
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
йе6

Срд 07 Авг 2013 23:00:51
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вамк прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:00:59
>>52985048
>Что вы нам можете дать, кроме материальной поддержки?
Что вы нам можете дать, кроме живого мясного мастурбатора?
И тут я говорю про всех тян без исключения, лол.
Мы то без вас отлично проживем. Вот вы - нет.

Срд 07 Авг 2013 23:01:14
>>52991511
Пора бы понимать уже.

Срд 07 Авг 2013 23:01:16
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намкереу

Срд 07 Авг 2013 23:01:31
м Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:01:33
>>52985048
Вопрос надо ставить по другому, зачем нужна ты, и почему за тебя должны платить?

Срд 07 Авг 2013 23:01:44
>>52991555
Так ты определись, парней ты любишь или вертеть, сис. Просто судя по твоей фразе, складывается впечатление что ты готова дать за поклейку обоев.

Срд 07 Авг 2013 23:01:53
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
ыца

Срд 07 Авг 2013 23:02:11
>>52991527
я уговариваю просто . не ною совсем.

Срд 07 Авг 2013 23:02:13
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямоце на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:02:15
>>52985048
А чем ты можешь меня обеспечить?
Стирка, готовка, уборка, пиздада,да существуют флешлайты так что..... не в щет.

Срд 07 Авг 2013 23:02:20
>>52991599
Еще один, хахах

Срд 07 Авг 2013 23:02:38
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереукйк

Срд 07 Авг 2013 23:02:56
>>52991527
>воздыхатели
не льсти себе, шлюха

Срд 07 Авг 2013 23:03:05
>>52991681
Ах вот вы как это называете, УГОВОРЫ!

Срд 07 Авг 2013 23:03:07
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намеркй2еу

Срд 07 Авг 2013 23:03:22
>>52991613
как ты заебал. может расскажешь все таки?
да я еблан и нюфаг тупорылый.

Срд 07 Авг 2013 23:03:25
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
2525

Срд 07 Авг 2013 23:03:34
>>52985048
Вытирай жир.

Срд 07 Авг 2013 23:03:44
>>52991693
Нет, правда. Следуя твоей логике, омежки могут обеспечить вас хотя бы материально. Тогда чем может обеспечить меня страхуебище, на которое у меня элементарно не встанет?

Срд 07 Авг 2013 23:04:03
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, какце вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:04:07
>>52991647
Нет,это не так.Я просто люблю их использовать.На что они ведь еще нужны. Хотя мне жалко некоторых.Но слава Аллаху я с ними не завязываю отношений с самого начала.Поэтому обид особо и нет.

Срд 07 Авг 2013 23:04:10
>>52991778
Не поняла?

Срд 07 Авг 2013 23:04:24
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
пцр

Срд 07 Авг 2013 23:04:36
>>52991741
покажи пикчу слово дагестанца я должен ее увидеть

Срд 07 Авг 2013 23:04:37
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
цйе

Срд 07 Авг 2013 23:04:39
>>52991778
Сажа

Срд 07 Авг 2013 23:04:56
>>52991764
Вторая ошибка у тебя.Я тян.Теперь переписывай свою хуйню.

Срд 07 Авг 2013 23:05:05
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собоюйе, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:05:22
>>52991825
А чего тут не понять-то.

Срд 07 Авг 2013 23:05:25
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, йккак вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:05:33
>>52991789
> Следуя твоей логике, омежки могут обеспечить вас хотя бы материально.
Что?! Еще раз для тупых (хотя в начале треда это четко сказано): вопрос в том, почему омежки думают, что они способны заинтересовать тян, если дать ничего не могут. Включая материальные блага, ведь куны только этим хвастаться и могут. Ну и размерами своими еще.

Срд 07 Авг 2013 23:05:47
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя444 больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:05:48
>>52991821
Оче толсто. Съеби

Срд 07 Авг 2013 23:06:49
>>52991821
А я так не могу. Вертеть-то тоже верчу, как иначе)) Я имею ввиду что не могу прям со всеми подряд. Ну скучно это, даже неприятно как-то. И не дают ничего взамен, а это вообще мрак!

Срд 07 Авг 2013 23:07:00
>>52991880
что такое мимо?

Срд 07 Авг 2013 23:07:06
>>52991937
Правда глаза смотрю заколола. Ну сиди наивный уебок дальше.

Срд 07 Авг 2013 23:07:11
Я врядли был твоим воздыхателем, голд дигерш за километр видно.
Да и вы не интересные в разговоре даже, про деньги разговоры одни.
Такие как ты когда меня спрашивают где я работаю и где живу, я всегда отвечаю, в макдональсе работаю и живу с родителями езжу на трамвае. Такие как ты отваливаются всегда)

Но к сожалению совсем небольшая мужская земли социально образованна и опытна в отошениях с противоположным полом, поэтому и ТЫ своего дурачка найдешь)

:*


Срд 07 Авг 2013 23:07:22
>>52991851
Хачи не интересуют, я выше про это говорила уже.

Срд 07 Авг 2013 23:08:18
>>52985048
что это блять за святейшая толстота?
2ч еще ведется на такие вбросы? Борды проебаны.

Срд 07 Авг 2013 23:09:01
>>52991919
>вопрос в том, почему омежки думают
Ну так и спрашивай это у своих омежек, мы-то тут причём?

Срд 07 Авг 2013 23:09:07
>>52991919
>вопрос в том, почему омежки думают, что они способны заинтересовать тян, если дать ничего не могут.
Нет, вопрос в оп посте звучит так:
>Что вы нам можете дать, кроме материальной поддержки?
Хорошо, я согласен. Ничего. У меня встречный вопрос - может ли мне дать страшнотян хоть что-нибудь, при условии того, что секс не возможен по причине отсутствия эрекции (понятно, что роль тут играет её внешность)?

На твой вопрос я ответил. Ты так и будешь морозиться, или включишь свою голову и ответишь на мой?

Срд 07 Авг 2013 23:09:14
>>52992040
слово литовца подойдет? пикчу гони!!

Срд 07 Авг 2013 23:09:19
>>52992027
Эх, вы все о своем. тебя тоже дочитывать не стану.

Срд 07 Авг 2013 23:09:19
>>52991997
Я не со многими.Ибо самой неприятно.А дать они правда нечего кроме денег и хуя не могут.С ними толком даже не поговоришь, интересы разные ведь.

Срд 07 Авг 2013 23:09:35
>>52985048
Меркантильная потаскуха, существуют нормальные няши, которые не думают о такой хуите как вы, а осознают важность взаимоуважения и взаимопомощи. А вот такие как ты, как раз таки и мешают цивилизационному поднятию демографии и воспитания нового поколения. Ты и подобные тебе, ущербные самки, гонящиеся лишь за кайфом, следуя своим необузданным инстинктам, минуя способность думать, а только лишь потакая зову плоти и низменным желаниям.
Считаете, что вам все должны и обязаны, у таких как вы, нет истинного цивилизованного человеческого чувства, только нажива, потребление и постоянное придумывание проблем на пустом месте.
Такие существа как ты, мужчинам могут дать лишь сексуальное удовлетворение, возможную готовку пищи, иллюзорную ласку. Но эти сомнительные псевдокачества, идут в разрез с теми требованиями и мозгоеблей, которые вы перманентно извергаете из своего дефекационного чрева.




Анону на заметку:

Почему аноны такое большое значение предают сексу? Ну, потыкал ты своим фаллосом вульву, кончил, насладился оргазмом. Ну, все, молодец, теперь ты мужик. А потом снова пиздострадания, опять жажда пизды, этакие вагины - опиаты, вызывающие стойкое привыкание и вследствие ломку раба мокрой дыры. Понять можно это оперившись на природой заложенные инстинкты к размножению и человеческой тяги к удовольствию, но вы же не ебаные дельфины или обезьяны, черт побери. Вы люди, мужчины, а в современных реалиях довольно образованные и интеллектуальные (некоторые). Зачем же так пиздострадать, для чего эти угнетающие биопроблемы? Нет речи о том, что тян не нужны, они нужны, но речь не о том. Суть написанного в том что проблема в вас самих, в ваших необузданных импульсивных и необдуманных эмоциях которые в следствие превращаются в психологические расстройства, стрессы, перетекающие в болячки и прочие когнитивные девиации.
Например, мне 24 года, первый секс был в 16 лет, всего актов коитуса было 24-26 раз за всю жизнь. Я не стремлюсь найти влажный цветок и окунуть в него свое жало, мне абсолютно по хуй на тян но в случае чего я не против подкатить яйца к годной девушке. Я не альфач но и не забитый омега, хотя у меня бывают приступы адового ПА (панические атаки), при такой хуерге я стараюсь избегать бесед с кем либо и удаляюсь в безлюдное место и жду пока эта хуета не пройдет. Но все же я уверен в себе порой, эта уверенность как цунами, накатит все расхуячит (в хорошем смысле, т.е. познакомлюсь с тнями, потрахаю их, выпью с знакомыми и прочее социоблядство) Но как только это проходит, то снова наступает ПА или просто состояние покоя, когда не с кем не хочется общаться.
Подводя итог анон, можно выделить несколько вещей:
1- Не придавать сакрального и жизненно важного значения лишению девственности и последующей ебле, все произойдет само собой при условии минимальных усилий с вашей стороны.
2- Не в коем случае не становиться вульва наркоманом, ибо грозит это довольно плохими последствиями для вас.
3- Не надо стремиться быть альфачем, просто будьте спокойны и уверены в себе или думайте что вы по своему ахуительны но не показывайте и не высказывайте эти мысли не кому, просто действуйте (придает уверенности) если ты понял о чем я.
4 - Улыбка красит человека (но не улыбка долбоеба или дауна который лыбится голубям и воробушкам)
5 - Все будет хорошо, оптимизм обязателен, даже если все хуево. Так проще.
6 - Естественно не одеваться как бич, не вонять не свежим говном (систематически мыться), парфюм (не едуче-вонючий) и прочий простецкий джентльменский набор действий.
Но главное спокойствие и еще раз спокойствие, думать самому, не слушать тян но прислушиваться иногда.
Жить в свое удовольствие, все-таки живем один раз! Не заморачивайся анон, все хоршо только тогда когда ты так думаешь! Добра.

Срд 07 Авг 2013 23:09:54
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
фйафа

Срд 07 Авг 2013 23:10:02
>>52992153
Вы и есть омежки. Разве я не права? Куда не плюнь кругом бетатреды. Только у меня тут из себя альф и строите!

Срд 07 Авг 2013 23:10:10
>>52985048

ТОЛЬКО В АВГУСТЕ, НА ДВАЧАХ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР

ТЯН НЕ НУЖНЫ ТРЕДЫ. В 2 РАЗА БОЛЬШЕ В 2 РАЗА ТОЛЩЕ.

ПАРАПАПАПАМ

Срд 07 Авг 2013 23:10:28
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереуеце

Срд 07 Авг 2013 23:10:43
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
ееце

Срд 07 Авг 2013 23:11:09
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
2е2е

Срд 07 Авг 2013 23:11:15
ЧТО ТАКОЕ МИМО БЛЕАТЬ?!?!

Срд 07 Авг 2013 23:11:24
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
2626

Срд 07 Авг 2013 23:11:34
>>52992235
ай ноу зет фил, бро

Срд 07 Авг 2013 23:11:36
>>52985048
нахуй ты такая нужна?
что ты можешь дать омежке, кроме вагины? (мы же говорим о материальном)
+ если у тебя такое потребительское отношение, ты явно не дашь куну ни ласки, ни заботы нахуй ты такая нужна?

Срд 07 Авг 2013 23:11:46
>>52992160
Моя голова включена, а вот твою пришлось врубать с третьего раза, так что не груби мне тут!
На твой вопрос отвечать не буду. Создавай свой тред и там командуй, чмо.

Срд 07 Авг 2013 23:11:52
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намерецеу

Срд 07 Авг 2013 23:12:16
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо скацецзать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:12:27
>>52992194
Ну устал писать-то? Скрыла твою стену текста.

Срд 07 Авг 2013 23:12:40
>>52992325
Увидал тред ?не прошел мимо,отписался.Это и есть мимо БЛЕАТЬ.

Срд 07 Авг 2013 23:12:46
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереуур

Срд 07 Авг 2013 23:13:37
>>52992355
А ты-то нахуй нужен ответишь нет? Уже второй десяток таких "а ты?" идет. Одна извилина на всех, видимо.

Срд 07 Авг 2013 23:13:51
>>52992460
Съеби со своей сажей ,уебок жирный.

Срд 07 Авг 2013 23:13:57
>>52992355
у меня глубокий глубокий внутренний мир и я мамалыгу пилю годно

Срд 07 Авг 2013 23:14:17
>>52992370
Прям почти настоящая тп. Аплодирую тебе, жирный.

Срд 07 Авг 2013 23:14:44
>>52992194
два чая этому графоману

Срд 07 Авг 2013 23:14:50
>>52992172
Что и требовалось доказать, доброй ночи дигуша :*

Срд 07 Авг 2013 23:14:54
>>52992446
спасибо Маринчкэ

Срд 07 Авг 2013 23:14:58
Уебывай зеленый.
А если по сабжу: Вы нам не нужны, и мы вам не нужны.
закрывайте тред

Срд 07 Авг 2013 23:15:14
>>52992577
Спасибо :3. Досиди до бамплимита, увидишь срыв покровов, лол

Срд 07 Авг 2013 23:15:21
>>52985048
Возможно, уже сделали, но все же

Здравствуй вечерний!
Я кун без пруфов (а нахуя вам пруфы?). И дело в том, что сегодня днем мне попались на глаза такие утверждения от анонов, что женщина не должна заниматься сексом с парнем, что это не входит в ее обязательства и девушки парням ничего не должны.
Хорошо, допустим. А вот теперь объясните мне, а зачем вы нам вообще тогда нужны? Что вы нам можете дать, кроме плотских утех?
И я тут говорю именно про всяких шлюх, принцесс, у которых чрезмерно завышенное самомнение и потребности, просто ходячие пёзды на ножках.

Срд 07 Авг 2013 23:15:23
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
цеце

Срд 07 Авг 2013 23:15:43
>>52992617
Самому себе то есть?

Срд 07 Авг 2013 23:15:44
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
йейе

Срд 07 Авг 2013 23:16:18
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намерейеу
йейе

Срд 07 Авг 2013 23:16:25
>>52992638
мне телки нужны, у меня с ними все в порядке. мы мутим на спирт и говно по трубам, потом чпокаемся и все такое.

Срд 07 Авг 2013 23:16:35
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, ккак вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:16:57
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
пйпй

Срд 07 Авг 2013 23:17:14
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как кквы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:17:19
>>52985048
Меркантильная потаскуха, существуют нормальные няши, которые не думают о такой хуите как вы, а осознают важность взаимоуважения и взаимопомощи. А вот такие как ты, как раз таки и мешают цивилизационному поднятию демографии и воспитания нового поколения. Ты и подобные тебе, ущербные самки, гонящиеся лишь за кайфом, следуя своим необузданным инстинктам, минуя способность думать, а только лишь потакая зову плоти и низменным желаниям.
Считаете, что вам все должны и обязаны, у таких как вы, нет истинного цивилизованного человеческого чувства, только нажива, потребление и постоянное придумывание проблем на пустом месте.
Такие существа как ты, мужчинам могут дать лишь сексуальное удовлетворение, возможную готовку пищи, иллюзорную ласку. Но эти сомнительные псевдокачества, идут в разрез с теми требованиями и мозгоеблей, которые вы перманентно извергаете из своего дефекационного чрева.




Анону на заметку:

Почему аноны такое большое значение предают сексу? Ну, потыкал ты своим фаллосом вульву, кончил, насладился оргазмом. Ну, все, молодец, теперь ты мужик. А потом снова пиздострадания, опять жажда пизды, этакие вагины - опиаты, вызывающие стойкое привыкание и вследствие ломку раба мокрой дыры. Понять можно это оперившись на природой заложенные инстинкты к размножению и человеческой тяги к удовольствию, но вы же не ебаные дельфины или обезьяны, черт побери. Вы люди, мужчины, а в современных реалиях довольно образованные и интеллектуальные (некоторые). Зачем же так пиздострадать, для чего эти угнетающие биопроблемы? Нет речи о том, что тян не нужны, они нужны, но речь не о том. Суть написанного в том что проблема в вас самих, в ваших необузданных импульсивных и необдуманных эмоциях которые в следствие превращаются в психологические расстройства, стрессы, перетекающие в болячки и прочие когнитивные девиации.
Например, мне 24 года, первый секс был в 16 лет, всего актов коитуса было 24-26 раз за всю жизнь. Я не стремлюсь найти влажный цветок и окунуть в него свое жало, мне абсолютно по хуй на тян но в случае чего я не против подкатить яйца к годной девушке. Я не альфач но и не забитый омега, хотя у меня бывают приступы адового ПА (панические атаки), при такой хуерге я стараюсь избегать бесед с кем либо и удаляюсь в безлюдное место и жду пока эта хуета не пройдет. Но все же я уверен в себе порой, эта уверенность как цунами, накатит все расхуячит (в хорошем смысле, т.е. познакомлюсь с тнями, потрахаю их, выпью с знакомыми и прочее социоблядство) Но как только это проходит, то снова наступает ПА или просто состояние покоя, когда не с кем не хочется общаться.
Подводя итог анон, можно выделить несколько вещей:
1- Не придавать сакрального и жизненно важного значения лишению девственности и последующей ебле, все произойдет само собой при условии минимальных усилий с вашей стороны.
2- Не в коем случае не становиться вульва наркоманом, ибо грозит это довольно плохими последствиями для вас.
3- Не надо стремиться быть альфачем, просто будьте спокойны и уверены в себе или думайте что вы по своему ахуительны но не показывайте и не высказывайте эти мысли не кому, просто действуйте (придает уверенности) если ты понял о чем я.
4 - Улыбка красит человека (но не улыбка долбоеба или дауна который лыбится голубям и воробушкам)
5 - Все будет хорошо, оптимизм обязателен, даже если все хуево. Так проще.
6 - Естественно не одеваться как бич, не вонять не свежим говном (систематически мыться), парфюм (не едуче-вонючий) и прочий простецкий джентльменский набор действий.
Но главное спокойствие и еще раз спокойствие, думать самому, не слушать тян но прислушиваться иногда.
Жить в свое удовольствие, все-таки живем один раз! Не заморачивайся анон, все хоршо только тогда когда ты так думаешь! Добра.

Срд 07 Авг 2013 23:17:31
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:17:54
>>52992626
>дигуша
Я не понимаю молодежный сленг, а потому тебя и читать не стала. Йоу!

Срд 07 Авг 2013 23:18:05
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сйейеказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:18:27
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
ее

Срд 07 Авг 2013 23:18:34
>>52992851
Да. Кто это?

Срд 07 Авг 2013 23:18:44
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, ккккккккккак вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:19:09
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу
цкккккккккккккккккк

Срд 07 Авг 2013 23:19:30
>>52992924
твой воздыхатель)

Срд 07 Авг 2013 23:19:38
Омежки,а почему вы герои только на <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(243, 229, 91); color: rgb(173, 184, 148);">мизулин</span>е? Вы драться со мной даже в реале не выйдете.ХА-ХА.

Срд 07 Авг 2013 23:19:41
Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>Двач <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(247, 40, 51); color: rgb(241, 193, 151);">мизулин</span>

Срд 07 Авг 2013 23:19:43
>>52992970
Можешь еще раз эту историю запостить?

Срд 07 Авг 2013 23:19:54
>>52992696
Я не он
Я у мамы генератор скомканных фраз

Срд 07 Авг 2013 23:20:02
>>52992999
Конкретнее?

Срд 07 Авг 2013 23:20:21
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереупп

Срд 07 Авг 2013 23:20:36
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереуеееее

Срд 07 Авг 2013 23:20:58
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу33

Срд 07 Авг 2013 23:21:07
>>52993008
НУ ДАВАЙ ПАЙДЕМ ВЫЙДИМ!

Срд 07 Авг 2013 23:21:12
<span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(168, 247, 204); color: rgb(117, 16, 13);">мизулин</span>

Срд 07 Авг 2013 23:21:13
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереуаа

Срд 07 Авг 2013 23:21:23
>>52993033
я кун. такой высокий. ну нормальный.. общительный. коммуникабельный... ну че еще сказать. общительный. коммуникабельный.

Срд 07 Авг 2013 23:21:31
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:21:40
<span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(200, 175, 200); color: rgb(75, 135, 151);">милонов</span>е

Срд 07 Авг 2013 23:21:53
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереуее

Срд 07 Авг 2013 23:22:11
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереуаа3

Срд 07 Авг 2013 23:22:17
<span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(119, 112, 123); color: rgb(121, 22, 111);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(75, 163, 175); color: rgb(253, 249, 21);">милонов</span>

Срд 07 Авг 2013 23:22:39
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Яце вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:22:48
<span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span>
<span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(157, 96, 1); color: rgb(109, 3, 27);">мизулин</span> <span style="background: none repeat scroll 0% 0% rgb(87, 207, 116); color: rgb(109, 209, 29);">милонов</span>

Срд 07 Авг 2013 23:23:02
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел кейек вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:23:03
>>52993137
...ответственный,целеустремленный...

Срд 07 Авг 2013 23:23:04
>>52993033
я че угадал как тебя зовут чтоли??!

Срд 07 Авг 2013 23:23:06
>>52993111
А в трусы не нассышь ?

Срд 07 Авг 2013 23:23:12
Лови, незабвеннаяну или просто толстый

Срд 07 Авг 2013 23:23:13
>>52993137
Среди моих воздыхателей все скромные и зажатые. Особенно в компаниях)

Срд 07 Авг 2013 23:23:20
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как252 вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:23:56
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вецецроятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:23:57
>>52993298
Хахахах

Срд 07 Авг 2013 23:24:07
>>52985048
> что мужчина не должен платить за девушку
Конечно не должен. Это абсолютно по его усмотрению, платить за неё или нет.
> что он не должен ее обеспечивать
Тоже верно. Потому что вы хотели гендерного равноправия вы его получили.
> А вот теперь объясните мне, а зачем вы нам вообще тогда нужны?
Каждому своё. Если тебе и с тян хорошо, если вагинальной ебли живительным хуйцом тебе не надо, то тебе и не нужны.
> Что вы нам можете дать, кроме материальной поддержки?
По ебалу, например.

Срд 07 Авг 2013 23:24:15
>>52993289
твоя мамаша ссыт в трусы когда я ее ебу по вечерам за 20 рублей кобылу

Срд 07 Авг 2013 23:24:32
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я цевам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереуее

Срд 07 Авг 2013 23:24:52
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собееою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:24:58
>>52985048
КНИГА ПЕРВАЯ: ПРОЦЕСС ПРОИЗВОДСТВА КАПИТАЛА

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Труд, первый том которого я предлагаю вниманию публики, составляет продолжение опубликованного в 1859 г. моего сочинения К критике политической экономии. Длительный перерыв между началом и продолжением вызван многолетней болезнью, которая все снова и снова прерывала мою работу.

Содержание более раннего сочинения, упомянутого выше, резюмировано в первой главе этого тома. Я сделал это не только в интересах большей связности и полноты исследования. Самое изложение улучшено. Многие пункты, которые там были едва намечены, получили здесь дальнейшее развитие, поскольку это допускал предмет исследования, и наоборот, положения, обстоятельно разработанные там, лишь вкратце намечены здесь. Само собой разумеется, разделы, касающиеся исторического развития теории стоимости и денег, здесь совсем опущены. Однако читатель, знакомый с работой К критике политической экономии, найдет в примечаниях к первой главе настоящего сочинения новые источники по истории этих теорий.

Всякое начало трудно, эта истина справедлива для каждой науки. И в данном случае наибольшие трудности представляет понимание первой главы, в особенности того ее раздела, который заключает в себе анализ товара. Что касается особенно анализа субстанции стоимости и величины стоимости, то я сделал его популярным, насколько это возможно.1 Форма стоимости, получающая свои закопченный вид в денежной форме, очень бессодержательна и проста. И, тем не менее, ум человеческий тщетно пытался постигнуть ее в течение более чем 2 000 лет, между тем как, с другой стороны, ему удался, но крайней мере приблизительно, анализ гораздо более содержательных и сложных форм. Почему так? Потому что развитое тело легче изучать, чем клеточку тела. К тому же при анализе экономических форм нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции. Но товарная форма продукта труда, или форма стоимости товара, есть форма экономической клеточки буржуазного общества. Для непосвященного анализ ее покажется просто мудрствованием вокруг мелочей. И это действительно мелочи, но мелочи такого рода, с какими имеет дело, например, микроанатомия.

Срд 07 Авг 2013 23:25:03
>>52993379
Еще один плоский и серый. Мне становится скучно.

Срд 07 Авг 2013 23:25:11
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, верккккоятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереу

Срд 07 Авг 2013 23:25:34
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереуцйее

Срд 07 Авг 2013 23:25:38
>>52993444
Тебе это на лето задали?

Срд 07 Авг 2013 23:25:38
>>52993454
так ты не маринчке все таки?

Срд 07 Авг 2013 23:25:54
Больше ничем?
Да и этого ведь довольно.
Свидригайлов был, очевидно, в возбужденном состоянии, но всего только на капельку; вина выпил он всего только полстакана.
Мне кажется, вы пришли ко мне раньше, чем узнали о том, что я способен иметь то, что вы называете собственным мнением, заметил Раскольников.
Ну, тогда было дело другое. У всякого свои шаги. А насчет чуда скажу вам, что вы, кажется, эти последние два-три дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?
Забыл, отвечал с удивлением Раскольников.
Верю. Два раза я вам говорил. Адрес отчеканился у вас в памяти механически. Вы и повернули сюда механически, а между тем строго по адресу, сами того не зная. Я, и говоря-то вам тогда, не надеялся, что вы меня поняли. Очень уж вы себя выдаете, Родион Романыч. Да вот еще: я убежден, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумасшедших. Если б у нас были науки, то медики, юристы и философы могли бы сделать над Петербургом драгоценнейшие исследования, каждый по своей специальности. Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер его должен отражаться на всем. Но не в том теперь дело, а в том, что я уже несколько раз смотрел на вас сбоку. Вы выходите из дому еще держите голову прямо. С двадцати шагов вы уже ее опускаете, руки складываете назад. Вы смотрите и, очевидно, ни пред собою, ни по бокам уже ничего не видите. Наконец, начинаете шевелить губами и разговаривать сами с собой, причем иногда вы высвобождаете руку и декламируете, наконец, останавливаетесь среди дороги надолго. Это очень нехорошо-с. Может быть, вас кое-кто и замечает, кроме меня, а уж это невыгодно. Мне, в сущности, всё равно, и я вас не вылечу, но вы, конечно, меня понимаете.
А вы знаете, что за мною следят? спросил Раскольников, пытливо на него взглядывая.
Нет, ничего не знаю, как бы с удивлением ответил Свидригайлов.
Ну так и оставим меня в покое, нахмурившись, пробормотал Раскольников.
Хорошо, оставим вас в покое.
Скажите лучше, если вы сюда приходите пить и сами мне назначали два раза, чтоб я к вам сюда же пришел, то почему вы теперь, когда я смотрел в окно с улицы, прятались и хотели уйти? Я это очень хорошо заметил.
Хе-хе! А почему вы, когда я тогда стоял у вас на пороге, лежали на своей софе с закрытыми глазами и притворялись, что спите, тогда как вы вовсе не спали? Я это очень хорошо заметил.
Я мог иметь... причины... вы сами это знаете.
И я мог иметь свои причины, хотя вы их и не узнаете.
Раскольников опустил правый локоть на стол, подпер пальцами правой руки снизу свой подбородок и пристально уставился на Свидригайлова. Он рассматривал с минуту его лицо, которое всегда его поражало и прежде. Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно еще густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжел и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельем. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем.
Да неужели же мне и с вами еще тоже надо возиться, сказал вдруг Раскольников, выходя с судорожным нетерпением прямо на открытую, хотя вы, может быть, и самый опасный человек, если захотите вредить, да я-то не хочу ломать себя больше. Я вам покажу сейчас, что не так дорожу собою, как вы, вероятно, думаете. Знайте же, я пришел к вам прямо сказать, что если вы держите свое прежнее намереукйййййй

Срд 07 Авг 2013 23:25:56
За исключением раздела о форме стоимости, эта книга не представит трудностей для понимания. Я, разумеется, имею в виду читателей, которые желают научиться чему-нибудь новому и, следовательно, желают подумать самостоятельно.

Физик или наблюдает процессы природы там, где они проявляются в наиболее отчетливой форме и наименее затемняются нарушающими их влияниями, или же, если это возможно, производит эксперимент при условиях, обеспечивающих ход процесса в чистом виде. Предметом моего исследования в настоящей работе является капиталистический способ производства и соответствующие ему отношения производства и обмена. Классической страной этого способа производства является до сих пор Англия. В этом причина, почему она служит главной иллюстрацией для моих теоретических выводов. Но если немецкий читатель станет фарисейски пожимать плечами по поводу условий, в которые поставлены английские промышленные и сельскохозяйственные рабочие, или вздумает оптимистически успокаивать себя тем, что в Германии дело обстоит далеко не так плохо, то я должен буду заметить ему: De te fabula narratur! [He твоя ли история это!].

Дело здесь, само по себе, не в более или менее высокой ступени развития тех общественных антагонизмов, которые вытекают из естественных законов капиталистического производства. Дело в самих этих законах, в этих тенденциях, действующих и осуществляющихся с железной необходимостью.

Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину ее собственного будущего.

Но этого мало. Там, где у нас вполне установилось капиталистическое производство, например, на фабриках в собственном смысле, наши условия гораздо хуже английских, так как мы не имеем противовеса в виде фабричных законов. Во всех остальных областях мы, как и другие континентальные страны Западной

Срд 07 Авг 2013 23:26:18
>>52993393
Что за лепет уебка?Мы прекрасно знаем что это не так.Ты типа так шутишь?Хуево как-то.Скорее я тебя отъебу писдой своей по твоим губкам,шершавому язычку.

Срд 07 Авг 2013 23:26:19
>>52993501
Нууу.... меня так иногда называют, я поэтому и не поняла сразу кто это)

Срд 07 Авг 2013 23:26:53
>>52993501
да я хуй простой. видимо слегка угадал.

Срд 07 Авг 2013 23:27:27
>>52993500
Плоская шутка
Да твоя мамка училка когда ее поебывал в жопу умоляла меня прочитать эту книгу разрываясь от оргазма

Срд 07 Авг 2013 23:28:14
Европы, страдаем не только от развития капиталистического производства, но и от недостатка его развития. Наряду с бедствиями современной эпохи нас гнетет целый ряд унаследованных бедствий, существующих вследствие того, что продолжают прозябать стародавние, изжившие себя способы производства и сопутствующие им устарелые общественные и политические отношения. Мы страдаем не только от живых, но и от мертвых. Le mort saisit le vif! [Мертвый хватает живого!]

По сравнению с английской, социальная статистика Германии и остальных континентальных стран Западной Европы находится в жалком состоянии. Однако она приоткрывает покрывало как раз настолько, чтобы заподозрить под ним голову Медузы. Положение наших собственных дел ужаснуло бы пас, если бы наши правительства и парламенты назначали периодически, как это делается в Англии, комиссии по обследованию экономических условий, если бы эти комиссии были наделены такими же полномочиями для раскрытия истины, как в Англии, если бы удалось найти для этой цели таких же компетентных, беспристрастных и решительных людей, как английские фабричные инспектора, английские врачи, составляющие отчеты о Public Health (Здоровье населения), как члены английских комиссий, обследовавших условия эксплуатации женщин и детей, состояние жилищ, питания и т. д. Персей нуждался в шапке-невидимке, чтобы преследовать чудовищ. Мы закрываем шапкой-невидимкой глаза и уши, чтобы иметь возможность отрицать самое существование чудовищ.

Срд 07 Авг 2013 23:28:47
Нечего предаваться иллюзиям. Подобно тому как американская война XVIII столетия за независимость прозвучала набатным колоколом для европейской буржуазии, так по отношению к рабочему классу Европы ту же роль сыграла Гражданская война в Америке XIX столетия. В Англии процесс переворота стал уже вполне осязательным. Достигнув известной ступени, он должен перекинуться па континент. Он примет здесь более жестокие или более гуманные формы в зависимости от уровня развития самого рабочего класса. Таким образом, помимо каких-либо мотивов более высокого порядка, насущнейший интерес господствующих ныне классов предписывает убрать все те стесняющие развитие рабочего класса препятствия, которые поддаются законодательному регулированию. Потому-то, между прочим, я уделил в настоящем томе столь значительное место истории, содержанию и результатам английского фабричного законодательства. Всякая нация может и должна учиться у других. Общество, если даже оно напало на след естественного закона своего развития, а конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества, не может ни перескочить через естественные фазы развития, ни отменить последние декретами. Но оно может сократить и смягчить муки родов.

1

Это казалось тем более необходимым, что существенные недоразумения имеются Даже в том раздело работы Ф. Лассаля, направленной против Шульце-Делича, где дается. как заявляет автор, духовная квинтэссенция моего исследования по этому предмету. Кстати сказать: если Ф. Лассаль все общие теоретические положения своих экономических работ, например об историческом характере капитала, о связи между производственными отношениями и способом производства и т, д., заимствует из моих сочинений почти буквально, вплоть до созданной мною терминологии, и притом без указания источника, то это объясняется, конечно, соображениями пропаганды. Я не говорю, разумеется, о частных положениях и их практическом применении, к которым я совершенно непричастен



← К списку тредов