Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 08.08.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/53012656.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Чтв 08 Авг 2013 08:51:17
ХАЛП АНТУАН!
Ананасы, сейчас настал тот момент, когда мне нужно решить: либо я поступаю в вузик, либо я укатываю в армейку.
Понимаю, спрашивать совета на харкачике, все равно что хуйцов насосать, тем не менее, я надеюсь на вас.
Именно сейчас мне нужен толчок, потому как я ни в чем не уверен, распишите все максимально подробно, за каждый вариант.
Надеюсь на твою доброту, ананас.
unb4:уебывай, школьник.


Чтв 08 Авг 2013 08:52:15
>>53012656
Ты сам хочешь служить в армии? Видишь ли своё будущее в этом?
Уёбывай, школьник.

Чтв 08 Авг 2013 08:55:46
>>53012673
Долго. Похуй, я уёбываю. Удачно решить твою проблему, анон.

Чтв 08 Авг 2013 08:56:33
>>53012673
Нет, разумеется не хочу.
Дело просто в том, что мне придется переезжать в мухосранск-миллионник, в ебучую общагу, при этого каждый день навещать универ, наполненный тысячами людей.
Как псевдо-хиккан и титан я не просто побаиваюсь такой перспективы, а насчет армейки, я понимаю, что рано или поздно мне придется сходить, уж лучше сейчас, чем потом.
ПОКА КИПИТ МАГМА В МОИХ ЖИЛАХ!

Чтв 08 Авг 2013 08:58:07
>>53012733
Благодарю, анончик.
ОП

Чтв 08 Авг 2013 09:00:06
Бампану-ка я разок и съебу в закат.рассвет

Чтв 08 Авг 2013 09:02:25
>>53012747
Пиздюка тебя там будут шпынять, а через несколько лет возможно не будут.

Чтв 08 Авг 2013 09:05:20
>>53012873
А как же сила воли прочая хуйня?
Когда уже выйду, буду достаточно бугуртоустойчивым к ирл ситуациям, да и свободен, как никак.

Чтв 08 Авг 2013 09:05:47
>>53012656
Мне было весело в универе, хоть я и 120 киллограммовый Титан. Там то уж точно лучше чем в армейке, тем болие, что ты говоришь, что ты хиккан.

Чтв 08 Авг 2013 09:08:28
>>53012656
>Именно сейчас мне нужен толчок
Держи, браток!

Чтв 08 Авг 2013 09:10:42
>>53012947
Однако от армейки косить не хочу.сам жиробас, 172см/69кг

Чтв 08 Авг 2013 09:11:03
>>53012656
>я ни в чем не уверен, потому что я лох-анимедебил.
Конечно иди в армию. Там либо из тебя сделают человека, а не инфантильное дерьмецо, коим ты сейчас являешься, либо же твои латентные зачатки выйдут наружу и ты станешь пидором, что для тебя тоже хорошо.

Чтв 08 Авг 2013 09:11:35
>>53013009
Вы только посмотрите на этого шутника.

Чтв 08 Авг 2013 09:12:35
>>53013084
Бугурт унылого петросяши.

Чтв 08 Авг 2013 09:12:40
>>53013070
Благодарю анончик, пока этот вариант в приоритете.
ОП

Чтв 08 Авг 2013 09:13:23
>>53013101
Так и есть, анан.

Чтв 08 Авг 2013 09:27:13
>>53012656
Пиздуй учиться, быстро , решительно. В армии делать нехуй. Однако просто дичайше прокачивпется скилл общения. Повышается уверенность в себе и тд. Пилю для всех ананасов. Сугубо мое мнение.
Сколько бы не было отрицательных моментов в срочной военной службе,армия дает уникальную возможность почувствовать всю ценность свободы и благ на гражданке уже в первые дни.То что ты воспринимал как должное,уже воспринимается иначе. Немного меняется характер. У кого-то в лучшую или в худшую сторону.Вот лично у меня данный момент повысилась уверенность в себе, характер потверже,улучшилась коммуникабельность,стал более позитивным и оптимистичным,намного проще взгляды на жизнь.Обратной стороной отмечу что теперь более вспыльчивый,раздражительный,"чешутся руки".Контактируешь с абсолютно разными слоями населения. от 6 классов образования до высшего(пусть даже два высших,человек может быть говном),с разных регионов, с разными ценностями,менталитетом и так далее.Дает некотрый взгляд как обстоят дела по всей стране,чем живут люди.Дает пищу для размышлений что все так уж и плохо на гражданке было, если сильно не устраивали определенные аспекты и что для счастья на самом деле не много надо. Преневзмогаешь все лишения и трудности, прокачивается терпение и смирение ценой потраченых нервов и 1 года жизни. Если обобщить, то в армию сходить надо,но в тоже время нет.Как-то так.Даже не для показухи мол "Я служил,а ты хуй", а для себя. Понять что к чему. Если человек был говном до армии, то и после нее останется тем же, только еще больше будет кичиться. А разумный человек извлечет извлечет опредленные выводы и пользу даже из полученого негатива.

Еще немножко интересных моментов.
Человек при существенном лишении материальных благ и удобств,постоянном моральном давлении, показывает своию истинную сущность и характер. Со стороны так посмотришь, и думаешь:" Ну совсем поехавшие,как животные". Примеры:
1. Когда приходишь в столовую, некоторы так и ломятся на раздачу ,чуть ли не по головам идут. Такое ощущение что им еды не достанется и останутся голодными. Что ими движет,мне не понятно.
2. Когда приходят посылки с всякой вкусной едой, принято делить на всех. Как только владелец ставит на стол пакет и дает добро, все набрасываются как пираньи на опущенную в воду курицу. Пакет разлетается в клочья за 5 секунд. Буквально. Ладонь инстиктивно тянется к лицу. Как только народ увидит что у кого-то пакет/коробка с гостинцами, так сразу открывается филиал "чаек". Только и слышишь:"Дай.Дай.ДАЙ! И мне!Давай сейчас откроем" И т.п. И так человек 10. Полный вынос мозга в комплекте. Сразу хорошее отношение к владельцу. Как только ничего нет,так ты никто. Такую аналогию можно и провести вне армии.
3. Если человек существенно отличается от общей массы ,сразу начинается травля,издевательства. Что опять таки показывает, что человек не особо далеко ушел от животных.
Армия-зеркальное отражение страны. Какое отношение между солдатами,такое и в народных массах. Как вы поняли , все не очень радужно. 19лвл-131додомакун. Задавайте ответы.

Чтв 08 Авг 2013 09:28:00
>>53013464
Не слушай терпилу. Его макали башней в толчок просто.

Чтв 08 Авг 2013 09:50:50
>>53013490
Пропиздился с сержантами 2 раза, стоял 2 недели в нарядах через сутки, этого того стоило.
Згакомый после 1 курса ушел служить. Взял академтческий отпуск. Типа мол все служат, а я хуже что ли ?
Теперь ноет как побитая шлюха, что пошел по собственному желанию. Иди учиться, базарю.

Чтв 08 Авг 2013 09:53:58
ОП, я буду тебя мотивировать пастами.

Это произошло во время срочки. Перед дембелем мы с друганами втроём расслабились и выпили банку коктейля. С непривычке на весеннем солнце развезло, и мы попались. Нас поймали в батальоне; выше, в полк не сообщили, сразу дали по башке. Но подполковник - комбат - придумал нам страшное наказание: отвёл в медпункт, чтобы у нас капитан (доктор) промыл клизмой анал.

Мы втроём были в шоке; стоим красные, как раки, слёзы от неслыханного унижения текут, сопротивляемся насилию. Комбат вышел в коридор к телефону вызвать несколько офицеров, чтобы нас скрутили и насильно вставили нам клизму. Старый прапор, приглядывавший за нами, сказал:

- Если будете сопротивляться, то одного из вас офицеры толпой выволокут на плац и перед окнами всего полка вставят насильно клизму. Поэтому смирно стойте, разрешите доктору вставить вам клизму без огласки в медпункте, иначе опозоритесь перед всей частью.

У нас рожи скорчило от ужаса, как мы представили эту картину. Нас всех троих трясло от страха, унижения, мыслей о позоре, мы готовы были в петлю лезть после грядущей экзекуции...

Когда капитан (врач) с клизмами и фельдшер с огромной банкой тёплой воды зашли в процедурную, где мы, голые, дрожали от страха и обиды, то мы, помня о наставлениях прапора, все втроём безропотно сразу же им подчинились. Доктор смазал мне первому очко холодной мазью. Помню, как у меня очко сжималось, не давалось. Усилием воли разжал анус, палец доктора в холодной резиновой перчатке протолкнулся сквозь кольцо; со страху я безропотно разрешил доктору положить себя на кушетку и вставить шланг мне в попку. Резиновую блямбу с тёплой водой, от которой шланг шёл в задницу, всучили мне же в руки, чтобы я сам же её и держал над собой.

Когда доктор занялся другими моими друганами, я отвлёкся от ужаса ситуации и расслабился, стал ощущать посторонний предмет в попке. В животе приятно накапливалась тёплая водичка, не было боли: отвлекали присутствующие при всём этом посторонние во главе с комбатом. Они смотрели на нас, голых, во все глаза и обсуждали происходящее. Было очень стыдно, страшно и обидно. Я был как оглушённый.

Наконец, вода полностью залилась в меня, и мне велели держать ладонью воду в себе. Я послушно приткнул вытекавшие из меня капли и бегом рванул в туалет. Я остался один в кабинке просираться на очке; вода и воздух с рёвом слились из меня. И тут у меня хуй встал колом так, как никогда раньше. Было стыдно, я был унижен, мне было западло. Но я впервые в армейском неприятном туалете яростно вздрочнул; было одновременно страшно и похотливо. Кайф был сильнейший - я чуть в обморок не упал прямо на очке! Сперма не вмещалась в кулак - во как! После дрочки тело стало как сонное, и я кое-как, заторможенно вытер мокрую задницу.

В забытье я сидел и слышал, что кто-то из моих поциков так же, как я минутами раньше, бегом заскочил в соседнюю кабинку просираться. Затем я услышал, как дневальный громко объявил, что принёс нашу одежду и положил её на подоконник... В коридор я вышел уже одетый и застёгнутый, но ноги у меня всё ещё дрожали и подкашивались от непередаваемых ощущений.

Доктор мельком взглянул на очко и отпустил к комбату: так и не знаю, заметил ли он следы спермы на члене и яйцах, хотя сладковатый аромат спермы, идущий от меня, скорей всего, перебивало запахом лекарств.

Комбат потом всё удивлялся, что мы перестали сопротивляться доктору ставить нам клизму. А я ночью несколько раз потом просыпался от мощного стояка, украдкой дрочил, вспоминая произошедшее в медпункте, и хотел пойти на клизму к доктору вновь.

С остальными поциками мы эту тему не тёрли. Все остальные в роте догадывались о насильной клизме, которую нам сделали, но никто об этом даже словом не обмолвился. Спасибо всем здравым пацанам, дослужили мы нормально: сослуживцы ни о чём не болтали, наоборот, нас, как могли, морально поддержали в связи с комбатовским беспределом...

Чтв 08 Авг 2013 09:55:31
Мне (а зовут меня Лёха) было тогда 18 лет, и я только начал служить в армии.

После курса молодого бойца всех распределили по войсковым частям. После учебки жизнь в новом подразделении могла показаться раем. Во-первых, правила стали проще, а подъём вместо положенных шести утра стал чуть ли не в восемь. Мне такое положение вещей понравилось, армия стала напоминать какой-то трудовой лагерь. Но не об этом речь, дорогой читатель.

Был у нас в роте парень кавказской национальности, и очень приятной наружности, кареглазый брюнет со смуглой гладкой кожей и отличной фигурой, что неоднократно подтверждалось при посещении нами бани; его достоинство тоже выглядело прекрасно, с небольшим чёрным треугольником волос. Звали парня Анзор, был он на призыв старше нас, молодых и оттого казался взрослее что ли. Я же, наоборот, был такой худосочный и бледнокожий блондинчик с зелёными глазами.

Постепенно я начал понимать, что очарован им, и смущаться от этого, да и дружбы между нами не было, но если встречались взглядами в казарме, то меня внутри как будто током прошибало. Я стал понимать, что хочу быть с ним или, по крайней мере, чтобы он был во мне, но я понимал, этого никогда не будет. Надо сказать, что парня у меня ещё не было, и о том, гей я или нет, я даже не задумывался; на гражданке меня ждала девушка, которую я любил (или думал, что любил), собираясь жениться на ней. А тут такое! Мне в душе становилось стыдно от своих мыслей.

И вот однажды ночью мне приспичило пойти по малой нужде. Сонный, побрёл я в туалет, из одежды на мне были только армейские синие трусы. В полусне, помочившись, я обернулся и увидел его, он стоял у окна и курил, только свет уличного фонаря освещал его торс.

- Курить будешь? - спросил он меня.

- Если угостишь, то буду, - ответил я и подошёл к нему.

Анзор угостил сигаретой, я затянулся и посмотрел на него. Он смотрел на меня и, как мне казалось, как-то не так, как обычно.

- Слушай, ты же мой зёма, всё-таки из одного города.

- Ну да, - ответил я, смущаясь.

- Так, может, давай подрочим? Сначала ты мне, потом я тебе, - и глянул в мои глаза так, что мне захотелось крикнуть "давай". - Ну, не знаю - это как-то не так, наверное, будет выглядеть, - сказал я.

- Да ты не переживай, я не голубой, просто поможем друг другу спустить пар, и никто не узнает - это будет наша тайна.

- Я тоже не голубой.

- Ну и прекрасно, - и он поцеловал меня в шею, а потом вытащил свой член и протянул мою руку к нему.

Это, наверное, был самый волнительный момент в моей жизни: я держу член другого парня! Я начал подрачивать ему его, член набух и по длине стал как мой, сантиметров 18, но чуть толще моего и такой же красивый. Тем временем Анзор стал подрачивать и мне. Трусы мы сняли. Мой член тоже набух. Анзор и я поцеловались в губы, его язык оказался у меня во рту, а мой у него. Потом мы стали по очереди ласкать соски друг друга, я пошёл губами ниже по его телу.

- Я хочу его в рот, - прошептал я. - Так в чём дело? Бери, дорогой... - и я взял.

Анзор начал постанывать.

- Глубже возьми, - шептал он.

Я старался сосать и насаживаться головой на ствол как можно глубже, насколько это удавалось, но самое главное, я понял, что с членом Анзора во рту имею власть над ним.

Оторвавшись от своего занятия, я шепнул:

- Возьми мой теперь.

- С удовольствием, родной.

И - о, боже! - я впал в блаженство!

Мы, отбросив брезгливость, легли на пол валетом и стали сосать члены одновременно. Это продолжалось минут десять, потом я понял, что Анзор скоро кончит и мой "дружок" тоже.

- Кончай в рот, - попросил я.

- Ты тоже.

- Хорошо.

Тут его член начал извергать в мой рот потоки спермы. Я начал глотать её, некоторая часть её лилась по щеке. Тем временем и я кончал в рот Анзору, и он тоже с жадностью пил мои соки. Затем мы поднялись с пола и стали целоваться в губы. Смешалось всё: и тела, и наши трусы, и сперма. Голова шла кругом.

- В попку хочешь?

- Да, родной, - прошептал я.

- Ложись на подоконник.

Я прилёг, заметив, что у Анзора опять стоит, и он стал входить в меня. Испытав сначала боль, я понемногу стал привыкать к ней, и мой любовник стал двигаться во мне, слегка постанывая и правой рукой лаская мой член, отчего я опять оказался на седьмом небе от счастья.

Кончили мы опять вместе, нежно целуясь.

Чтв 08 Авг 2013 09:57:20
У меня и в мыслях не было, что я не такой, как все. Рос нормальным парнем. Был красивым, но как-то по-девичьи, правда, не было настораживающих наклонностей к своему полу.

Однако в армии моя жизнь изменилась. Там я встретил красивого парня, он мне очень понравился, но не как мужчина, а как человек. О каких-то интимных отношениях я и не помышлял.

Так получилось, что мы вместе служили в одной роте, в стройбате. У меня было много земляков, у него - тоже, так что поддержка была крепкая. Мы быстро вошли в армейскую колею, встали на ноги и пользовались авторитетом у сослуживцев. Я работал первые три месяца художником, потом стал работать диспетчером и кладовщиком на объекте. Он часто по необходимости приходил ко мне на склад за инструментами.

В первое время он казался мне человеком с очень задиристым характером: старался обидеть меня, вызывал вражду к себе грубым поведением, дело даже доходило до драк. Но это касалось только нас, и никогда мы не прибегали в спорах к помощи земляков. В конце концов, я его возненавидел, и так, что готов был убить. Но он всё чаще стал заходить ко мне: тогда он был назначен командиром отделения и имел свободное время. Мы много и доброжелательно беседовали, говорили о "гражданке" и постепенно стали хорошими друзьями, а потом и полюбили друг друга очень сильно, и всякий раз, когда он уходил со склада, целовал меня в щеку на прощание и говорил, что обожает меня, что я его младший, самый дорогой братишка. И я, глупый, в свои девятнадцать лет не подозревал даже, что он меня хочет физически. У меня и в мыслях не было этого, хотя я понимал, что мы сильно любим друг друга.

Так прошёл год. Я получил отпуск, но, поверьте, не хотел ехать домой, зная, что расстаюсь с моим любимым другом. Однако я уехал, но подгонял время отпуска, очень скучал по парню. Возвратившись в часть, я испугался его охлаждению по отношению ко мне, но вскоре всё стало по-прежнему. Мы были неразлучны, даже кровати наши стояли рядом.

Однажды его отделение и меня оставили на ночь на объекте делать срочную работу. Часа в два ночи, когда дали отбой, мы с ним у меня на складе постелили большие поролоны на пол, разделись, как обычно, до трусов и легли. Сильно тянуло ко сну, я повернулся к другу спиной и уже стал засыпать. Тут я почувствовал, как он обнял меня, прижался всем телом, стал приятно и нежно гладить, целовать в шею и вдруг зашептал на ухо:

- Понимаешь, я очень сильно люблю тебя, и если я тебя потеряю, мне будет очень плохо...

Под его признания я не мог уснуть и вдруг почувствовал его огромный твёрдый член. Без всякого стеснения я повернулся, посмотрел вниз, как бы убеждаясь в том, не показалось ли мне, и спросил:

- А что это ты так возбудился?

Какая наивность! Не правда ли?

- Я хочу тебя! - сказал он впервые.

Я подумал: как может парень хотеть парня? Но поймал себя на мысли, что тоже хочу ощутить его ласку и нежность, только я не мог сознаться в этом. Поэтому я ответил:

- Но мне будет стыдно, да и кем ты будешь считать меня после этого?!

Мой друг стал извиняться, просить прощения, он был очень взволнован и пожалел, что предложил мне это. Я обнял его сильно, прижался к нему, как только мог, и сказал:

- Я согласен, но, если у меня ничего не получится, не обижайся.

Он не обрадовался - ему всё ещё было стыдно. Продолжая извиняться, он целовал меня в шею, лицо, лоб, губы. Мне это было очень приятно. Ощущений таких я никогда не испытывал. А в нём желание, наконец, победило страх и стыд. Лёжа на мне, он обласкал меня всего, и, к моему удивлению, у меня встал член.

Мне совсем не было больно, когда он ввёл свой член в мой анус. Не вынимая его, он кончил в меня три раза подряд. Когда мы устали и подумали, что уже насытились, то помылись, легли и покурили, и у нас всё началось сначала.

Он водил членом по моему лицу, я брал его в рот, сосал, дрочил, играл этим прекрасным органом. Кончив, парень втирал членом в мою кожу сперму. Дойдя до ягодиц, он трахнул меня опять, но уже в другой позе. До утра мы с ним купались в огненном океане мужской любви. Потом мы уснули, крепко обнявшись и не одеваясь.

Утром, едва я проснулся, меня пронзил вопрос: "Что же будет дальше?". Друг открыл глаза и сказал тихо:

- Мне было очень хорошо с тобой ночью, ты - мой любимый братишка, но теперь я люблю тебя ещё больше.

Вот так из наивного парня я превратился в гея.

После демобилизации мы сняли на неделю квартиру в городе и жили там вдвоём. Трудно описать, как было тяжело нам расставаться, зная, что теперь мы будем далеки друг от друга. Перед увольнением из армии на память мы сделали наколки с инициалами друг друга.

Через год он приезжал ко мне и гостил около двух месяцев. Наши отношения не изменились. Никто об этом не догадывался, для всех мы были просто очень хорошими друзьями. Потом мы не виделись пять лет, но по-прежнему любили друг друга: ни он, ни я так и не женились.

Чтв 08 Авг 2013 09:58:50
Толика Столярова забрали в 1982 году в армию. Этого никак не должно было быть. Он с раннего возраста всё болел и на физкультуру в школе не ходил. Из-за болезней он и школу закончил уже в восемнадцать. А медкомиссия признала его годным, и попал он в стройбат.

Из ближнего Подмосковья увезли его в Сибирь. В глухой тайге, куда всех и всё доставляли вертолётами, строили одни деревянные бараки, дома, клали между ними деревянные тротуары. По слухам, после них должны были приехать другие строители и строить где-то в тайге ракетные установки. Но дело было не в этом. А в том, что с первых суток на "точке" начался для Толика кошмар.

Деды будили молодых по ночам "на физподготовку". Ни отжаться больше десяти раз, ни подтянуться хоть раз Толик не мог. И стали его за это бить каждую ночь. И днём доставалось за то, что в полусне делал всё не то и не так. Прапорщик крыл его матом, а однажды заорал:

- Ты что, москвичка, спишь на ходу? Всю ночь давала? У всей казармы хуи сосала?

Солдаты заржали.

Кое-кто в этот день стал похлопывать его по попе. Фигура у Столярова была девичья. Длинная худая шея, покатые плечи, узкая талия и неожиданно большая круглая попа.

Обед был у них больше часа. Весна, дни длинные. Рабочий день дотемна. Командиры давали отдохнуть. Вот во время отдыха трое дедов и повели Толика в недостроенный дом. Там начали щупать за жопу.

- Давай снимай штаны!

- Зачем? Я не буду...

- Ты чо, сука, базаришь? - последовал удар под дых.

- Постой, не пизди его. Столяр, давай отсоси у нас. Сам понимаешь, два года без баб. А мы тебя пиздить не будем. Будешь у нас втихаря сосать, а мы тебя никому пиздить не дадим.

- Я не пидор, я не хочу...

Удар в кадык, в живот, в ухо. От удара по голове в глазах потемнело. Кто-то сзади ударил под колено, и Толик рухнул на колени. Пока он приходил в себя, ему силой разжали рот, и чей-то пахнущий мочой член оказался там.

- Попробуй только дёрнись! Повесим здесь и скажем, что так и было! Ты понял, пидор?! - чья-то рука крепко сдавила горло.

Член во рту задвигался, стал набухать и твердеть.

Толик понял, что всё уже случилось, что теперь назад дороги нет. Поэтому он покорно подставил рот и второму, стараясь не задевать член зубами, и так же проглотил сперму, как и у первого. Третий рывком поднял Толика с колен и начал расстёгивать на нём штаны. Но тут в дом вошли прапор и старший лейтенант.

- Что здесь происходит? Вы что, избиваете его?!

- Да нет. Мы так просто, разговариваем.

- Он нам про Москву рассказывает.

- Гы-ы!

- Так, Столяров, пойдёшь с нами. А вы смотрите, не курите здесь.

Толика привели в домик, где располагалась санчасть. В одной комнате был кабинет с кушеткой за ширмой, в другой стояли две застеленные белым кровати, в третьей жил сам военврач, 25-летний старлей. Прапору было примерно столько же.

- Проходи, Столяров. Тебя как зовут?

- Толя.

- Ну что, Толя, мне нужен помощник в санчасти. Убираться, топить, воду носить, кипятить инструменты, полы мыть, стирать и так далее. Хочу взять тебя. Пойдёшь?

- Пойду.

- Смотри, не угодишь - выкину. Понял?

- Понял.

- Точно понял?

- Да.

- Прямо всё-всё понял? Всё-всё?

- Да... не знаю... Понял... вроде.

- Тогда иди с товарищем прапорщиком и принеси сюда свои личные вещи. Здесь будешь находиться круглые сутки. Ну, если ты чего-то ещё не понял, то я объясню. А если и тогда не поймёшь, пойдёшь обратно в казарму. Усёк?

- Да.

- Не "да", а "так точно".

- Так точно!

- Не ссы, Толик. Всё будет хорошо, - и старлей похлопал Толика по попе.

Вот теперь Толик понял окончательно то, о чём никак не хотел догадываться.

В сенях, которые были и кухней, прапорщик обнял его и стал щупать везде.

- Сладкий, сладкий, не бойся, мы тебя в обиду не дадим, - шептал он - и даже целовал в губы...

Вещи были перенесены в одной руке. Работы по санчасти было выше крыши. Ужинать Толика пригласили в офицерскую половину. Там он ел за вторым столом, вместе с "губарями" - охранниками гауптвахты. После ужина сходил с другими денщиками на кухню, и там им дали чайники, в которых было тушёное мясо с картошкой.

В санчасти старлей велел ему раздеться догола для медосмотра. Толик покорно разделся, и тут же его начал колотить озноб.

- Да не трясись ты. Ебать я тебя не сейчас буду, - старлей досконально осмотрел Столярова, даже давление измерил и послушал сердце и лёгкие.

В конце он надел резиновые перчатки, смазал палец вазелином и, велев Толе нагнуться, влез пальцем в самое очко. Толик охнул и съёжился.

- Что, больно?

- Мм... нет...

- Ну и не дёргайся. Постой так.

Старлей отошёл, повозился. По звукам было понятно, что он раздевается. Толик оглянулся. Старлей стоял голый и надевал на член гондон. Толик выпрямился.

- Ты чего? Давай нагнись, упрись локтями в кровать.

Толик медлил.

- Не хочешь? Собирайся и пиздуй в свою казарму! Там тебя двадцать хуёв ждут. И сорок кулаков.

Толик посмотрел на старлея измученными, полными тоски глазами и заплакал. Старлей обнял его. Он ласкал Толю, вытирал ему салфеткой слёзы, шептал нежные слова, целовал глаза, губы, уши, шею. Когда Толик успокоился, они легли на кровать, и ласки стали страстными. Старлей щупал соски и член Толика, целовал всё его тело. Хуй у Толика встал крепко. Тут старлей поднёс свой хуй к его лицу и сказал:

- Возьми, - и Толик взял.

Он старался сосать осторожно, привыкая чувствовать хуй во рту.

Вскоре старлей снова надел презерватив, развернул Толика на живот, подсунул под него две подушки.

- Сделай глубокий вдох.

- Ха-ах... Ой! Ой!

- Тихо, Толя, тихо. Сейчас всё будет хорошо. Это в первые несколько минут так, а потом будет хорошо... Одеяло закуси!

Кончив, старлей отвёл Толю в сени, научил подмываться, затем ввёл ему в попу на пару минут ватный тампон с новокаином. Потом, в постели, он снова раздрочил член Толику и отсосал. Но сперму не проглотил.

После они выпили почти неразбавленный спирт и поужинали ещё раз мясом из чайника. Толик сильно захмелел и в постели сам полез к Саше с ласками, в результате чего и был выебан вновь...

Служба в СА прошла весело.

Чтв 08 Авг 2013 10:01:44
Игорь, только что окончивший училище лейтенант, получил распределение в небольшую войсковую часть, охранявшую колонию.

- Создаём новый взвод. Им будешь командовать ты, - сказал командир. - Поезжай на призывной пункт, отберёшь и привезёшь солдат для своего взвода.

Игорь, приехав в соседнюю область на призывной пункт, был удивлён, увидев там своего сослуживца Вадима, окончившего училище тремя годами раньше. Немало приятных минут и часов они провели вместе, делясь друг с другом мужскими ласками на курсантской кровати. Вадим отобрал для Игоря подходящий "товар" из сорока пяти призывников, преимущественно из "маменьких сынков", и запер их в одном из помещений. Ночью Игорь, придя туда, вошёл в смежную комнату и по одному стал приглашать парней по списку. Беседуя с каждым из них, молодой лейтенант говорил:

- В нашем гарнизоне одни мужики, женщин нет даже среди обслуживающего персонала. Никаких увольнительных. Зато у нас в части порядок, никакой дедовщины.

При этом Игорь приказывал парням раздеться догола и во время разговора как бы невзначай касался рукой попки или члена призывника, следя за реакцией. Он осматривал ноги парня и спрашивал:

- Грибков нет?

Просил повернуться задом и наклониться, раздвигая ягодицы, заглядывал в анальное отверстие и спрашивал:

- Геморроя нет? После туалета подтираешься или подмываешься? В нашей части грязнули не нужны.

Потом, стараясь выглядеть как можно непринуждённее, брал член парня, рассматривал и мял его, оттягивая крайнюю плоть, поворачивал оголившуюся головку и вновь натягивал на неё кожицу - и так несколько раз. При этом он вновь спрашивал:

- Венерических заболеваний не было?

После прощупывания и осмотра стольких молоденьких и смазливых голых парней лицо лейтенанта пылало огнём, голос дрожал, особенно когда в руках находился очередной член, а у самого Игоря ствол торчал вперёд, был твёрд, как камень, выпирал наружу и готов был выстрелить липкой белой жидкостью со знакомым запахом. После "бесед" с призывниками в трусах у лейтенанта стало мокро от большого количества спермы.

В завершении беседы с каждым лейтенант, держа парня за член, пристально глядел ему в глаза и спрашивал:

- Ну что, ты хотел бы служить у нас? Я что-то не вижу желания, - и опускал взгляд на оголённый ствол.

От нежных прикосновений Игоря, мягких слов и призывных взглядов члены у некоторых парней начинали заметно набухать и напрягаться. Так в итоге получилось шестнадцать человек.

Так началась новая жизнь Игоря, который теперь буквально дневал и ночевал в казарме. Он окружил питомцев заботой, которые почти всё стали по совместительству и его любовниками. Многие смекнули, в чём дело, но были и такие, которые обычно не искали мужской любви. Сейчас же не было препятствий для однополого секса. Командир не мог пройти мимо, чтобы не похлопать своего подчинённого по жопе или не пошарить рукой по члену. Обычным делом было стоять в обнимку, щупать друг у друга между ног, целоваться при встрече. Каждую ночь в этой части слышался скрип кроватей, томные постанывания, хихиканье.

Когда неотлучное пребывание Игоря в казарме стало вызывать недоумение у начальства, ему пришлось перебраться в офицерское общежитие, в отдельную комнату. Там Игорь затеял ремонт, который долго не кончался. Каждый день командир взвода приводил к себе одного из солдат, чтобы тот помог ему с "ремонтом"; в результате парень оставался в комнате "работать" до утра. Самым любимым из солдат Игоря был Мишка - черноволосый, красивый, большеглазый и с чувственным ртом. Взяв его на выходные домой, офицер ходил в сладком предвкушении удовольствия. Сразу же, едва вошли в комнату, он прижал Мишку к стене, обнимая его и осыпая поцелуями. Мишка, закрыв глаза и приоткрыв алые пухлые губы, запустил язык глубоко в рот Игорю и стал нежно мять задницу любимого отца-командира. От этого по спине у Игоря побежали мурашки, и он невольно застонал от блаженства. Превозмогая себя, Игорь оторвался от своего любимца, приказал:

- Раздевайся, - и включил музыку, чтобы соседи не слышали стоны. - Сапоги оставь.

Мишка и так знал, что командир любит солдат непременно в сапогах.

Нетерпеливо и судорожно работая пальцами, не отрывая похотливого и полного огня взора от Мишкиных достоинств, Игорь быстро разделся и повалил уже стоявшего наготове любовника на кровать. Между ног у Игоря угрожающе торчал тёмно-красный кол, пышущий жаром любви.

Все воспитанники Игоря были чистюлями. Они брили лицо и подмышки, мошонку, промежность и задний проход... Лёжа на боку, Мишка взял в рот раскалённый член командира и стал нежно его посасывать, отчего у Игоря потемнело в глазах. Но уже в следующее мгновение благодарный командир обхватил губами ствол солдата и почувствовал при этом, что тот напряжён не как обычно, слабее.

- Ты что, уже трахал кого-то? - с ревностью спросил Игорь, покосившись на Мишку.

Тот, не выпуская горячий ствол изо рта, виновато кивнул в ответ. Отпираться было бесполезно.

- Я же предупреждал, что, если идёшь ко мне, никого не трахать, - рассердился Игорь, но продолжил сосать член солдата, поглаживая выпуклые и упругие ягодицы парня и потихоньку приближаясь к его анусу.

Когда пальцы добрались до желанной дырочки, Игорь почувствовал, что она уже мягкая и готова принять в себя орудие любви. Игорь приблизился языком к начисто выбритой дырке и обильно наслюнявил её, потом положил Мишку на спину, задрал его ноги так, что сапоги подошвами упёрлись ему в грудь, после чего резко всадил обсосанный солдатом член в скользкую и мягкую, мокрую и рыхлую, гладко выбритую, манящую дырочку Мишкиной задницы. Тот ойкнул от неожиданности и туго сжал мышцами член офицера.

- Ты не хочешь своего командира? - шёпотом спросил Игорь.

- Хочу, но Вы сердитесь на меня за мой поступок... - промямлил солдат, лёжа под потным телом своего начальника.

- Я не сержусь, я добрый, - и лейтенант стал целовать гладкое тёплое тело.

Парень расслабился и шире раздвинул бёдра, так что член командира легко начал двигаться в дырочке, входя до яиц и выходя полностью, смоченный сладкими соками.

Эта бойцовская половая пляска постепенно набирала темп. Солдатик начал подмахивать командиру, крутя бёдрами в такт его движениям.

Игорь, не вынимая член, лёг на спину, и теперь Миша оказался сидящим на командире. Он сразу запрыгал на нём, как заправский наездник.

- Давай, давай, милый, покажи армейский класс скакуна! - подбадривал "наездника" лежащий под ним наставник.

Он обхватил парня за талию и стал подбрасывать его, помогая члену оторваться от солдатского очка, и вновь насаживать его до упора. Член у юноши стал набираться сил и заманчиво болтаться перед глазами Игоря, словно прося взять его в рот. И тот не выдержал. При очередном прыжке "скакуна" командир приподнял голову и обхватил ртом лакомую головку! Солдатику это понравилось, он задвигал членом в глотке своего командира, одновременно продолжая скачки.

Это продолжалось до тех пор, пока Игорь не почувствовал, что член у него во рту начал пульсировать, и первая струя ударила в его горло, а вторая - ему на лицо.

- Я... нечаянно... - виновато промямлил Миша.

- Ничего, заряд был отменный, а каков мой заряд, ты ещё узнаешь...

Ох и пыхтел же Игорь над Мишкой в ту ночь! И не раз!

Чтв 08 Авг 2013 10:02:15
Надеюсь, что мотивировал тебя, ОП.

Чтв 08 Авг 2013 10:03:23
>>53014483
Почему-то паста вызывает сомнения.
ОП

Чтв 08 Авг 2013 10:05:39
Не понимаю, зачем, если не хочешь в армию, идти в нее? Что за логика тупая: все равно идти, поэтому и схожу. Тебе родина дала платные клиники, иди ищи болезнь, у тебя 100% что-то есть. Нет, хочу сделать унылое пидорашье лицо и сказать: ДАК ЧЕ, ВСЕХ БЕРУТ И МЕНЯ ВОЗЬМУТ.
Пидрила.

Чтв 08 Авг 2013 10:05:49
>>53014517
Истинно правдивые истории, ОП. Не сомневайся.

Чтв 08 Авг 2013 10:06:20
Ну хуй знает, тут прямо то и не скажешь.

Чтв 08 Авг 2013 10:10:00
>>53014598
Алсо, у меня недавно начались боли в животе, и калл пошел с кровью, причем последний раз крови было дохуя, и она была везде, даже на Аллахе.
Стоит еще отметить, порою держится температура 37,7 без каких либо на то причин, а в добавок нарушен венозный отток головного мозга.
Я уже мертв?

Чтв 08 Авг 2013 10:11:41
>>53012656
лучше в универ, мозги 23 летнего очень сильно отличаются от 18 летнего, может тебя даже пиздить там не будут

Чтв 08 Авг 2013 10:13:15
>>53012656
Если для вуза не нужна мат база в голове (проще говоря ты очередной гуманитарий), то конечно армия. Год прослужишь - не заметишь, а дальше поступай с чистой совестью куда захочешь.

Чтв 08 Авг 2013 10:15:21
>>53014775
В УНИВЕРЕ ПИЗДЯТ?!

Чтв 08 Авг 2013 10:17:59
>>53014822
Таки не нужна, но надеюсь, ты не намекаешь на отсутствие нормальных вакансий и сложности с трудоустройством оного направления?
Неужели все гуманитарии обречены на бомжевание доширака после универа?

Чтв 08 Авг 2013 10:20:04
>>53012656
Нахуя тебе эта ёбаная армия? Иди в вуз. Знаний больше будет.

Чтв 08 Авг 2013 10:21:10
>>53014982
СВОБОДНАЯ КАССА

Чтв 08 Авг 2013 10:21:13
>>53014721
Такие вещи надо фиксировать в больнице. В военкомате пригодится. Ты даже не представляешь, как легко откосить от армии, просто имея хоть что-нибудь из болезней.

Чтв 08 Авг 2013 10:56:02
>>53012656
Я хз что вы мозги ебете, ты можешь отслужить, потом пойти служить по конртакту, получать 30к, получить квартиру, и в хуй не дуть. для мухосрани заебатый варриант

Чтв 08 Авг 2013 12:27:51
>>53016540
А если я хилый жиробас?

Чтв 08 Авг 2013 12:33:51
>>53016540
Получить квартиру? Навсегда? На мои налоги? Там чо прям всем дают квартиры?


← К списку тредов