Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 12.08.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/53254201.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Пнд 12 Авг 2013 00:27:46
Писатель-кун, а ты охуенно знаменит. Твои труды в библиотеке и прямо случайно попались мне на глаза. Суть в том, что при запуске оффлайн-библиотеки отображается список авторов и поскольку автор 2ch.so то они в самом топе и попадает на глаза всем кто её запускал когда-либо. Реквестирую критиков, попробуй запостить эти тексты в тред.


Пнд 12 Авг 2013 00:28:27
Рок в преддверии Мазуира
Рок сидел в баре. Перед ним лежала тарелка, доверху наполненная густой коричневой массой, и он старался найти в ней съедобные куски. Подразумевалось, что это рагу из ящерицы, но в этом Рок не был уверен. С равным успехом это могла быть и ящерица, богоугодное животное, и кошка - отродье дьявола. Говорят, кошки очень вкусные.
Рок выудил из тарелки глаз, слишком крупный для ящерицы, и задумчиво его съел. Неплохо.
Хлопнули двери бара, и в зал вошел человек в неброской дорожной одежде. Рок повернул к нему голову. Стоптанные сапоги, старые брюки из мешковины, клетчатая рубаха, на плечах - серый плащ. Ничем не примечательное лицо обрамлено бородой. Заняв столик в дальнем углу, парень заказал себе пива. Рок вернулся к своему рагу и стал аккуратно вылавливать оттуда кусочки мяса. Служанка принесла грязный стакан, в которой шипела и пенилась кола. Рок отпил немного и снова погрузил ложку в коричневую жижу. На столик легла чья-то тень, и Рок обернулся. Рядом стоял давешний незнакомец. В руках у него была кружка с пивом.
-PЧего тебе? осведомился Рок.
-PПривет. Ты, случаем, не знаешь человека по имени Рокуэлл Мир? - дружелюбно улыбаясь, спросил парень.
-PНе знаю, - отрезал Рок.
И спросил:
-PТебе он зачем?
-PДельце хочу предложить. Можно, я сяду? - и, не дожидаясь разрешения, незнакомец уселся рядом с Роком и водрузил на стол свою кружку. - Меня, кстати, Гомер зовут. Рок кивнул, отхлебывая колу. Гомер принюхался и тут же поморщился.
-PКола? - удивился он. - Не думал, что знаменитый охотник пьет не пиво, а шипучку.
-PПиво дрянь.
-PЗря ты так, - протянул Гомер. - Пиво полезно для здоровья. В нем все витамины. От радиации первое средство. Ну, мне так монахи сказали.
-PТебя обманули.
-PМожет быть. Но мне все равно нравится пиво, с этим ничего не поделаешь. Рок пожал плечами.
-PЛадно, хватит уже, - сказал он. - Перейдем к делу. Гомер отодвинул кружку в сторону.
-PТы неплохо разбираешься в местной географии, верно? произнес он. Я слышал, ты успел посетить Заставу, был в Средеме. Видел, наверное, всякие интересные штуковины. Боевых роботов там, излучатели или еще какие-нибудь древние механизмы. Или, допустим допустим ретрансляторы. Те самые, которым молятся Мазуир и его фанатики.
-PМожет быть. Что с того?
-PОтведи нас с ребятами к этим клятым ретрансляторам. Служба нетрудная, и платим неплохо.
-PСколько? Гомер улыбнулся и хотел уже что-то произнести, когда в бар ввалились трое солдат. Каждый из них носил на лбу повязку со знаком Благодетеля Мазуира - красное поле, которое перечеркивали две молнии. Командир, которого можно было узнать по шлему с кокардой, держал в руках наполовину пустую бутыль

Пнд 12 Авг 2013 00:29:16
Альпинист
На второй день подъема у Бартона исчез мизинец. Он заметил это не сразу. Проснувшись, Бартон сложил спальный мешок, вдохнул свежий горный воздух и сел завтракать. Из рюкзака появилась банка консервированных бобов, затем кола в маленькой синей бутылочке. Пытаясь управиться с вилкой, Бартон осознал, что левая рука плохо слушается его. Ощущение было непривычным. Встревоженный, Бартон поднес ладонь к глазам. Так и есть: левый мизинец истаял за ночь. Раны не было, лишь гладкая кожа, обтягивающая сустав. Словно пальца никогда и не было. Бартон встревожился. Разумеется, он знал об опасностях, подстерегающих альпиниста во время подъема на Гору. Но это была его мечта - подняться хоть на сантиметр выше, чем другие, побить рекорд Дженевелла. Мечта глупая, детская. Бартон начал грезить об этом еще в школе, в начальных классах. Его обогнали. Некто Фредрик Лоу поднялся на пятьдесят три метра выше Дженевелла; Бартону в том году исполнилось шестнадцать. Подступиться к Горе Бартон смог только в двадцать пять лет. Туда не пускали кого попало - требовалось разрешение от Совета альпинистов. Большая часть его сбережений ушла именно на эту маленькую желтую бумажку; сейчас она лежала у него в кармане. Стоя перед Горой, Бартон почувствовал благоговение. Сверкающей антрацитовой иглой она поднималась вверх, пронзая небеса, уходя в космос, куда-то в запредельные, пустые дали, где нет места людям. Порой с Горы спускались существа, чей разум бесконечно далек от человеческого. Их безжалостно истребляли: иррациональный страх перед ними был слишком велик. Бартон не хотел встречать с чужими. Он просто хотел побить рекорд, не более. Он проверил рюкзак - вроде не болтается, плотно сидит - затем вздохнул, пробормотал "С богом!" и утопил кнопку подъема. Ноги оторвались от земли. В желудке что-то перевернулось. Двигатель, вшитый в рюкзак, использовал магнитное поле Горы. Бартон плавно скользил вдоль каменной стены, поднимаясь вверх. На этом этапе особых усилий от самого альпиниста не требовалось, и Бартон вертел головой по сторонам. Для начала он бросил взгляд через плечо, посмотрел на серое небо, затянутое облаками, потом извернулся и все-таки смог разглядеть землю. Городок и все его жители были у него как на ладони. Лес казался зеленым пятном. Удивительно. Бартон не мог оторвать взгляда от этой панормамы до тех пор, пока она не слилась в единое разноцветное пятно. Облачная зона осталась позади, и теперь в спину Бартону светило солнце. Здесь, в этих высотах, воздух был разреженным. У Бартона закружилась голова, и он приложил к лицу кислородную маску. Она работала идеально: Бартон мгновенно ощутил комфорт и спокойствие. Словно он сидел у себя дома и попивал кофе на диване. "Не так уж это и сложно", - решил Бартон. До этого он взбирался на другие горы, и ощущения от подъема были примерно те же. Он почувствовал легкое разочарование. Солнце закатилось за горизонт, и стало темно. Мир вокруг Бартона начал таять. Продолжать подъем в темноте было совсем небезопасно, поэтому Бартон сделал привал на одном из выступов. Он посидел немного, наблюдая за метаморфозами ночи, потом завернулся в спальный мешок и заснул. Ему снилась какая-то чепуха. А на второй день его мизинец истаял, и у Бартона возникло острое желание вернуться обратно. Но это было бы глупым поступком. Все то, что Гора забирала у альпиниста, она возвращала только после прохождения определенной точки. Бартон прикинул, что нужной высоты он достигнет на

Пнд 12 Авг 2013 00:30:10
Русские в Токио-3

Кто-то попадает в прошлое, кто - в будущее, а кто и вовсе - в паралельный мир. А Игорю Северянину выпала другая доля: он оказался в выдуманном и хорошо известном мире - в мире Евангелиона. Не самая плохая альтернатива смерти, между прочим. Вот только мир этот - далеко не так благополучен, как хотелось бы.
-PИгорь! - произнес Дмитрий Юрьевич, начальник Северянина. - Как прошел парад, камрад?
Игорь вытянулся в струнку и отдал честь.
-PЗдравия желаю, товарищ полковник! - воскликнул он. - Парад прошел хорошо. Мы показали этим япошкам, кто защищает их! Орлы, соколы российские! По всему Токио-3 прошли на Евах. Флаги везде, орел двухглавый, квас, борщец!
-PРодина гордится тобой, камрад! - похвалил Игоря Дмитрий Юрьевич. Он был из тех российских начальников, у кого наготове и пряник для радивого работника, и кнут - для нерадивого; в общем, прекрасный, настоящий русский человек, ариец! Здесь он был известен как Икари Гендо, командующий. Должность тяжелая - японец бы точно не справился; а вот русский человек - вполне!
А вокруг шла война с чудовищами из космоса. Из космоса ли? Вполне возможно, взрастили их в тайных лабораториях США. Кто знает? Дмитрий Юрьевич не знал; но он подозревал, а подозрение бывшего полковника ФСБ значит ой как много!
-PТоварищ полковник, а когда прилетит первый ангел? - спросил как-то Игорь, также известный как Икари Синдзи; вроде как сын командующего.
Дмитрий Юрьевич покачал тогда головой, почесал небритую щеку - легенда требовала от Икари Гендо бородки - и произнес:
-PА х*й его знает, камрад.
Ангелы все не прилетали (боялись, видимо, силы русской!), а Дмитрий Юрьевич с Игорем учили япошек уму-разуму: изобрели русскую водку, русскую матрешку, русского медведя, русскую лень и русскую же склонность ко взяткам различным - и подарили всё это глупым аборигенам. Аборигены радовались и просили еще.
Выписали из России отборные части армии (исключительно кремлевские курсанты!), числом три миллиона орлов. Ждали, что орлы будут сражаться с ангелами - а пришельцы по-прежнему не показывались. Орлы заскучали. Начался разброд, начались шатания; курсанты, говорят, пристрастились к водке и грабежу! "Неправда, - отвечал япошкам Дмитрий Юрьевич. - К водке они пристрастились еще в России. А грабеж наша национальная забава. Историю государства Российского не знаете, что ли? Эх, неучи! Вы, главное, не бойтесь. Орлы же!"
-PДмитрий Юрьевич! - подал голос Игорь. - А это... завтра парад будет еще?
-PНепременно, камрад, - ответил полковник. - Как там Аска?
Игорь смущенно порозовел.
Аска, иначе Клавдия Петровна Шафутинская, была героической бабой из-под станицы Красная Лоза. Работала в ФСБ, потом на немцев немного, потом снова на ФСБ; героическая баба, в общем!

Пнд 12 Авг 2013 00:31:09
Случай из детства Такеджимы Кано

"Мама! Русские!" - с криком Кано вбежал в дом, испугав невольно его обитателей - и унылого Ани, и не менее унылого Отоото, и старого, лысого уже Фуругучи-сана; и только маленький Юкио, что деловито жевал апельсин, не счел Кано достойным внимания.
Мать же перепугалась. Она находилась на восьмом месяце беременности, и живот ее раздулся, подобно пузырю. "Русские не станут брать брюхатую, - сказал Фуругучи-сан. - Такеджима-сан, лежите спокойно". Но мать не могла. Усталая, с распухшими ногами, она поднялась на чердак. Кано попытался взять мать за руку; он хотел, чтобы она успокоила его, приободрила - но произошло нечто прямо противоположное. Мать стиснула ладонь Кано с такой силой, что он не удержался и охнул. От матери пахло страхом - остро, тревожно. Кано спустился и стал ждать, когда же придут русские. И они пришли - шумное дыхание, скрип сапог, алкогольные пары; грубая ругань и крики "Ураа!" Русских было немного, человек десять-двенадцать. Вел их статный офицер с малиновыми погонами на плечах. К нему и обратился Фуругучи-сан:
- У нас никого нет! - сказал он по-русски. - Никого не укрываем!
Солдат насмешил его акцент. Офицер шумно втянул в себя воздух, затем отодвинул Фуругучи-сана в сторону и направился к лестнице. На лице его медленно проступала улыбка.
Кано не знал, что делать. Он стоял и смотрел, как русские один за другим поднимаются на чердак. В полной тишине вдруг раздался крик "Не надо!" - и сердце на мгновение перестало биться. Вслед за русскими, Кано бросился наверх. Фуругучи-сан закричал: "Стой, Кано-кун!" - но Кано не слышал его.
Он вбежал на чердак и замер.
Мать, растрепанная, полуобнаженная, живот вздымается и опускается; вокруг нее - русские, веселые, подвыпившие - и офицер, расстегнувший уже свой ремень. Кано не хотел, чтобы матери причинили вред. Он бросился к ней, чтобы успокоить, обнять - но один из солдат вдруг ткнул его в грудь прикладом ружья. Кано задохнулся. Он упал на колени, чувствуя, как судорожно сокращаются легкие. Солдат рассмеялся и произнес что-то по-русски.
- Ублюдки! - выдохнул Кано в ответ.
Стоя на коленях, он смотрел, как офицер склонился над матерью, как покорно она прикрыла глаза и раскинула руки в стороны. Он видел, как двигаются мышцы на спине офицера, как сжимаются его ягодицы; он слышал глухие стоны, слышал, как смеются тихо солдаты. Не выдержав, Кано поднялся - но тут же рухнул, получив прикладом по голове.
Солдаты передавали по кругу фляжку с алой звездой; бульк-бульк, дергается кадык - алкоголь стекает вниз, в желудок.
Кано попытался привстать, но тщетно. Ноги не держали его.
Офицер закончил, и место его занял один из солдат. Для них мать Кано была как фляжка - ее тоже передавали по кругу, из рук в руки, по-братски, по-товарищески. У одного из русских не получилось кончить; с пьяным хохотом он сунул меж ног матери пистолет. Офицер наградил его оплеухой. Кано даже понял, почему: товарищи так не поступают - нужно думать и о других.
Нерожденный ребенок умер, раздавленный в утробе. Мать плакала и просила убить ее. Офицер оскорбился. На ломаном японском он объяснил ей, что русские - не немцы: в женщин стрелять не станут.
Русские ушли. Забытая фляжка валялась в углу. Кано подполз к матери и попытался коснуться ее - но с криком она ударила его по руке, а потом отвернулась; ее душили рыдания.
Кано так и не смог найти нужных слов.

Был вечер, и Кано сидел на крыльце вместе с Фуругучи-саном. Ани и Отоото ушли на реку. Юкио отправился с ними. Апельсин он так и не доел.
- Если бы существовала машина времени, - сказал Фуругучи-сан, глядя куда-то вдаль, - я бы исправил прошлое. Уничтожил бы.... этих.
Кано молчал.
В нем шевелилась ненависть. Кано представил себе: по полям, занесенным снегом, маршируют русские, и лица их - улыбчивые, благожелательные, как у того офицера. Кано представил себе: прорывая облака, падают бомбы, убивая, калеча русских солдат, стирая с лиц их улыбки. Кано представил себе эту картину - и немного расслабился.
Дышать стало легче.

Пнд 12 Авг 2013 00:51:24
>>53254298
Так тут же не всё.

Пнд 12 Авг 2013 00:53:27
>>53255580
То что есть в библиотеке

Пнд 12 Авг 2013 01:44:49
>>53258631
Автор чего-то?



МастерписЪ Арка первая
Он - безумец, озлобленный на весь мир, настоящее чудовище. Она - монахиня, чистая и невинная душа. Он - безжалостный человек, не способный испытывать какие-либо чувства. Она же готова найти в его сердце то самое, заветное, ту искорку, что может перерасти в пламя любви... Кто знает, получится ли у нее?..

МастерписЪP-P1



МастерписЪ
Арка Первая:
Ересиарх

Издательский дом "На Тираче" 2011
Автор: Аноним

Глава первая

Ацумори Аяо проснулся с похмелья и вышел на балкон, чтобы выкурить сигарету и немного прийти в себя. Там, на полу, валялась маленькая девочка в костюме монашки.
Аяо не спеша вытащил сигарету из пачки, прикурил от зажигалки и с удовольствием затянулся. Затем осторожно тронул девочку ногой. Она не пошевелилась, однако ее губы произнесли едва слышимое "ски". Аяо задумчиво почесал заросший подбородок, после чего прижег маленькую тварь окурком.
Взвизгнув, девочка немедленно распахнула глаза. На ее лице было горестно-недоуменное выражение. Опираясь о стену, девочка встала на обе ноги и закричала:
-PЧто ты творишь, дес-ка? Зачем ты это сделал? Совсем ума нет, бака, дес-ка?
Аяо терпеть не мог, когда на него кричат. Поэтому он поднял руку и отвесил ей пощечину. Из глаз девочки брызнули слезы. Только теперь Аяо заметил, что у нее гетерохромные глаза, правый - зеленый, и левый - красный.
Вдруг

Пнд 12 Авг 2013 01:54:14
>>53258885
>правый - зеленый, и левый - красный.
Куклота же.


← К списку тредов