Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 21.10.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/56514168.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Пнд 21 Окт 2013 20:50:06
АНОН ВЫРУЧАЙ
Я знаю, ты можешь мне помочь, анон. Все, что от тебя требуется - расчехлить свой фейкоаккаунтик вкурятнике и подписаться на мой говнопаблик.
вдурове.ком /vportraiture
Очень надеюсь на твою поддержку.


Пнд 21 Окт 2013 20:52:19
Да ладно блядь! Годный тред.

Австро-прусско-итальянская война 1866 года, в истории Германии известна также как Австро-прусская война, в Италии известно как Третья война за независимость Италии — военный конфликт Пруссии и Италии с Австрийской империей за гегемонию в Германии и контроль над Венецианской областью, предопределившая малогерманский путь объединения Германии и завершившая войны за независимость Италии и объединения её вокруг Сардинского королевства.

В войне участвовали две коалиции, возглавлявшиеся обеими великими германскими державами — Австрией и Пруссией соответственно. На стороне Австрии выступили Бавария, Саксония, Великое герцогство Баден, Вюртемберг и Ганновер, на стороне Пруссии — Италия. Кроме того, каждый из противников смог привлечь на свою сторону несколько малозначительных германских государств. Всего 29 государств прямо участвовало в этой войне, из них 13 на стороне Австрии и 16 на стороне Пруссии.

Война длилась на протяжении семи недель (17 июня — 26 июля 1866 года). Австрия вынуждена была воевать на два фронта. Её технологическая отсталость и политическая изоляция с 1856 года привели её к поражению. По Пражскому мирному договору, заключённому 23 августа, Австрия передавала Пруссии Гольштейн и выходила из Германского союза. Италии досталась Венецианская область. Политическим результатом войны 1866 года стали окончательные отказ Австрии от объединения германских государств под своим началом и переход гегемонии в Германии к Пруссии, возглавившей Северогерманский союз — новое конфедеративное государственное образование.
После Датской войны 1864 года австрийские войска оккупировали Гольштейн, а прусские — Шлезвиг.

14 августа 1865 года в Гаштейне была подписана конвенция, согласно которой герцогство Лауэнбург отходило в полную собственность Пруссии (за уплату 2, 5 миллионов талеров золотом), Шлезвиг поступал в управление Пруссии, Гольштейн — Австрии. Последний был отделён от Австрийской империи рядом германских государств и прежде всего той же Пруссией, что делало обладание им весьма шатким и рискованным. Но, кроме того, прусский канцлер Отто фон Бисмарк осложнил дело тем, что право собственности на всю территорию обоих герцогств — Шлезвига и Гольштейна — сообща имели Австрия и Пруссия, в том смысле, что в Гольштейне должна была быть австрийская администрация, а в Шлезвиге — прусская. Император Франц Иосиф I с самого конца датской войны настаивал на том, что Австрия с удовольствием уступит все свои «сложные» права на Гольштейн в обмен за самую скромную территорию на прусско-австрийской границе, выкроенную из прусских земель. Когда Бисмарк отказал наотрез, его замысел стал совершенно ясен Францу Иосифу, и император стал искать союзников для предстоящей войны[1]. В мае 1865 года он безуспешно пытался установить контакт с Баварией как партнёром по антиавстрийскому альянсу, с тем, чтобы продемонстрировать, что истинной его целью, в том числе и в сфере союзной политики, является «совокупное решение» на мелконемецкой основе.

Бисмарк обвинил Австрию в нарушении условий Гаштейнской конвенции (Австрия не пресекала антипрусской агитации в Гольштейне). Когда Австрия поставила этот вопрос перед Союзным сеймом, Бисмарк предупредил сейм, что этот вопрос касается только Австрии и Пруссии. Тем не менее, Союзный сейм продолжал обсуждать эту проблему. В результате Бисмарк аннулировал конвенцию и представил в Союзный сейм предложение по преобразованию Германского союза и исключению из него Австрии. Это произошло в тот же день, что и заключение прусско-итальянского союза, 8 апреля 1866 года.Бисмарк придавал огромное значение подготовке к войне во внутриполитическом отношении и решил вести войну под широким лозунгом устройства Северогерманского союза. Он выдвинул официальную программу такого объединения, с резким ограничением суверенитета отдельных германских государств, с созданием единого общего парламента, избираемого на основе всеобщего тайного мужского избирательного права[2] и призванного стать противовесом центробежным стремлениям, с объединением всех вооружённых сил союза под руководством Пруссии. Эта программа, естественно, оттолкнула большинство средних и малых германских монархий. Предложение Бисмарка сейм отверг.

14 июня 1866 года он объявил Германский союз «недействительным». В результате остальные немецкие государства приняли решение о создании органа союзной исполнительной власти, направленного против правонарушителя — Пруссии. Практически война против Пруссии велась коалицией большинства немецких государств под предводительством Австрии.

Пнд 21 Окт 2013 20:53:26
Вторая итало-эфиопская война (Вторая итало-абиссинская война, Итало-эфиопская война (1935—1936 гг.) — война между Итальянским королевством и Эфиопией, итогом которой стала аннексия Эфиопии и провозглашение из нее, вместе с колониями Эритрея и Итальянское Сомали, колонии Итальянская Восточная Африка. Эта война показала несостоятельность Лиги Наций, членами которой были и Италия, и Эфиопия, в урегулировании международных конфликтов. В этой войне итальянскими войсками широко применялось запрещенное химическое оружие: иприт и фосген.

Считается предвестницей Второй мировой войны (наряду с Гражданской Войной в Испании и начавшейся в 1937 году японо-китайской войной).

Победа в войне сделала Муссолини одной из самых видных и значимых фигур европейской политики и показала силу итальянского оружия, но она же побудила его переоценить свои силы и начать вторжение в Грецию, закончившееся плачевно для итальянской армии.Пришедший к власти в Италии фашизм имел четкую идеологию национального превосходства, которой безусловно противоречило продолжавшееся существование независимого африканского государства в Эфиопии. Дуче Бенито Муссолини с начала своего правления провозгласил курс на создание великой Итальянской империи по типу Римской империи. В его планы входило установление контроля над средиземноморским бассейном и севером Африки. Муссолини обещал народу уравнять Италию с основными колониальными империями: Великобританией и Францией.

Эфиопия была самым удобным объектом для осуществления планов итальянского диктатора. На то было несколько причин. К тому времени Эфиопия оставалась практически единственной полностью независимой страной Африки. Захват Эфиопии позволил бы объединить итальянские колонии Эритрею и Итальянское Сомали. Кроме того, Эфиопия была слаба в военном отношении: многие воины из туземных племен были вооружены копьями и луками. Победа над Эфиопией позволила бы смыть тяготеющий над Италией позор поражения при Адуа.
Император Эфиопии Хайле Селассие осознавал приближение войны с Италией и предпринимал усилия по укреплению армии. В середине 1935 года он предпринял попытки закупить оружие, однако западные страны отказались продавать оружие для Эфиопии.

В июле-августе 1935 года была создана Ассоциация эфиопских патриотов, объединявшая 14 тыс. активистов[6].

В сентябре 1935 года, поняв, что война с Италией неизбежна, Хайле Селассие объявил всеобщую мобилизацию. Ему удалось мобилизовать около 500 тыс. чел.

К началу войны, эфиопская армия включала в себя части императорской гвардии (10 тыс. человек в составе подразделений, подготовленных по образцу регулярной армии), войска провинций (формировавшиеся по территориальному принципу) и ополчение (формировавшееся по племенному принципу). Несмотря на солидную численность войск, стране не хватало современных вооружений. Многие воины были вооружены копьями и луками, большую часть огнестрельного оружия составляли устаревшие винтовки, выпущенные до 1900 г. По итальянским оценкам, к началу войны эфиопские войска насчитывали от 350 до 760 тыс. чел., но лишь четверть солдат прошла хотя бы минимальную военную подготовку. Всего на армию приходилось примерно 400 тыс. винтовок различных производителей и годов выпуска, около 200 орудий устаревшей артиллерии, около 50 легких и тяжелых зенитных орудий, 5 лёгких танков. ВВС Эфиопии состояли из 12 устаревших бипланов, из которых в рабочем состоянии находились лишь 3 машины.
Основная часть итальянской армии перед вторжением в Эфиопию была развёрнута в Эритрее, куда в 1935 прибыли 5 дивизий регулярной армии и 5 дивизий чернорубашечников; в это же время в Итальянское Сомали прибыли одна дивизия регулярной армии и несколько батальонов чернорубашечников. Только эти силы (без учёта армии, уже размещённой в Восточной Африке, туземных подразделений и подразделений, прибывших в течение войны) состояли из 7 тыс. офицеров и 200 тыс. рядовых и были оснащены 6 тыс. пулемётов, 700 орудиями, 150 танкетками и 150 самолётами. Общее командование итальянскими силами в Восточной Африке до ноября 1935 осуществлял генерал Эмилио де Боно, начиная с ноября 1935 г. — фельдмаршал Пьетро Бадольо. Северный фронт (в Эритрее) состоял из пяти корпусов, 1-м командовал Ружеро Сантини, 2-м — Пьетро Маравина, 3-м — Адальбетро Бергамо (затем Этторе Бастико), Эритрейским корпусом — Алессандро Пирцио Бироли. Силы Южного фронта (в Сомали) большей частью были сведены в колонну, которой командовал генерал Родольфо Грациани.
3 октября 1935 г. в 5 часов утра, без объявления войны, итальянская армия вторглась в Эфиопию из Эритреи и Сомали; одновременно авиация Италии начала бомбардировки города Адуа. Сухопутные войска под руководством маршала Эмилио Де Боно, расквартированные на территории Эритреи, перешли пограничную реку Мареб и развернули наступление в направлении Адди-Грат — Адуа — Аксум.

Итальянская армия вторжения была разделена на три оперативных соединения, наступавших в трёх направлениях[7]:
Северный фронт (10 дивизий) — должен был нанести главный ударв направлении на Дессие и далее — на Аддис-Абебу;
Центральный фронт (1 дивизия) — имел основной задачей обеспечить внутренние фланги и защиту коммуникаций Северного и Южного фронтов, должен был наступать от Асэба через пустыню Данакиль на Аусу и далее, в направлении на Дессие;
Южный фронт (4 дивизии, командующий — генерал Родольфо Грациани) — имел задачу наступать с территории Итальянского Сомали, отвлечь и связать боем как можно больше эфиопских войск, поддержать наступление частей Северного фронта ударом в направлении Коррахе — Харэр, а затем выйти на соединение с Северным фронтом в районе Аддис-Абебы.

В 10:00 Хайле Селассие I отдал приказ о всеобщей мобилизации.

Пнд 21 Окт 2013 20:56:16
САЖА
Однако эти инструкции мало помогали эфиопским воинам в их действиях против современной армии. Большая часть эфиопских командиров была пассивна, некоторые феодалы вообще отказывались подчиняться приказам из императорской ставки, многие из самонадеянности не желали придерживаться тактики партизанской войны. Знатность в эфиопской армии с самого начала оказалась на первом месте, в ущерб талантам. Тремя командующими фронтов были назначены племенные вожди — расы Каса, Сыюм и Гетачоу.

Итальянские солдаты в Эфиопии

Сбор гуманитарной помощи для фронта в Аддис-Абебе

На боевых позициях эфиопов отрицательно сказалась разобщённость их армий на Северном и Южном фронтах. Из-за отсутствия разветвленной сети дорог и достаточного количества транспорта это мешало своевременно перебрасывать подкрепления. В отличие от итальянцев у эфиопов фактически не было центральной группы войск, противостоящей вторгшимся частям противника в районе Аусы. Эфиопы рассчитывали на вооруженные отряды султана Аусы и на труднодоступность пустынной области Данакиль; они не предвидели, что султан перейдет на сторону врага и что итальянские части, перемещавшиеся на верблюдах, будут обеспечиваться продовольствием и водой транспортными самолетами из Асэба. Однако судьба войны решалась на Северном фронте.

Опорным пунктом эфиопских войск вскоре стал город Дэссе, куда с 28 ноября 1935 г. переместилась из Аддис-Абебы ставка императора. В октябре — ноябре 1935 г. итальянцы овладели городами провинции Тигре. Попытки контрнаступления эфиопов не всегда были неудачны.

В декабре рас Имру — двоюродный брат Хайле Селассие — предпринял успешное наступление на Аксум; 15 декабря 3-тысячное войско перешло р. Тэкэзе примерно в 50 км юго-западнее Адуа. Немедленно после переправы эфиопы атаковали находившийся здесь эритрейский колониальный батальон, в тыл которому незаметно проникла другая эфиопская часть, переправившаяся через реку ниже переправы основных сил раса Имру. В сражении эфиопы уничтожили 9 итальянских офицеров, 22 итальянских солдат и 370 туземных солдат-«аскари», захватили 50 пулемётов и винтовки[9].

Хайле Селассие потребовал от расов Касы и Сыюма, действовавших на центральном направлении Северного фронта, решительных действий. Подразделение под командованием Хайлю Кэббэдэ, состоявшее из солдат расов Касы и Сыюма, в ходе кровопролитного 4-дневного боя освободило город Абби-Адди, занимавший важное стратегическое положение в Тэмбепе, лесисто-горной области к западу от Мэкэлэ. Здесь эфиопские солдаты заняли довольно крепкие позиции. Во время этого сражения эфиопские солдаты сумели захватить и вывести из строя несколько итальянских танков[10].

Пьетро Бадольо

Неудачи приводили в ярость Муссолини, для которого эта война стала его первой полноценной военной кампанией. Дуче пытался из Италии лично руководить военными действиями. Старый маршал Де Боно часто не обращал внимания на указания из Рима, хотя и не возражал Муссолини открыто, а действовал по обстановке, стараясь приспособиться к условиями Эфиопии. Между тем война выявила массу недостатков в итальянской армии. Она была плохо экипирована и плохо снабжалась, в воинских частях процветали мародерство, торговля медалями и «черный рынок». Соперничество между армейскими частями и фашистской милицией, пользовавшейся многими льготами, неблагоприятно влияло на настроения в войсках.

Сместив маршала Де Боно, Муссолини в декабре 1935 г. дал приказ новому командующему, маршалу Бадольо, применить химическое оружие, нарушая Женевскую конвенцию 1925 г. Итальянская авиация систематически совершала рейды в глубь эфиопской территории, нанося бомбовые удары по мирным целям.

Пнд 21 Окт 2013 20:57:21
Долгое время Рим и Карфаген связывали союзнические отношения, но после завоевания Италии Римом их интересы вошли в соприкосновение и, наконец, попытка Рима утвердиться в Сицилии привела к войне. Сицилия была процветающим островом, но кроме того очень важным стратегическим пунктом, поэтому Риму было важно захватить его.

Наёмники царя Сиракуз Агафокла — мамертинцы, изгнанные после его смерти из Сиракуз завоевали северо-восточную часть острова. Новый царь, Гиерон II, после тяжёлой войны оттеснил их, и в битве у Милы армия Сиракуз — 10 000 пехоты и 1500 конницы — нанесла решающее поражение (мамертинцев насчитывалось 8000 человек). Часть мамертинцев решила призвать римлян, часть — карфагенян. В Риме сенат вынес это решение на обсуждение в народном собрании и наконец было принято решение принять предложение мамертинцев.

Это являлось нарушением договора 306 до н. э., согласно которому Рим не мог иметь владений в Сицилии, а Карфаген — в Италии. Но римляне имели повод заявить, что Карфаген первый нарушил договор на заключительном этапе войны с Пирром, когда пунийский флот вошёл в гавань Тарента.

К началу этой войны Рим имел опытную и сильную армию, прошедшую войну против царя Пирра (285—265 до н. э.) — одним из последствий этой войны было введение практики укрепления лагерей, но при этом флот римлян был еще очень слабым. Этот недостаток римлянам пришлось исправлять уже в ходе войны.
Численность армии Карфагена была меньше, но карфагеняне располагали мощным флотом с опытными экипажами и флотоводцами.
В Мессину направилась эскадра, возглавляемая консулом Аппием Клавдием. Но к моменту прибытия город уже был взят под контроль Карфагеном. Тем не менее Клавдий попытался проникнуть в город, возникла стычка — несколько римских кораблей было захвачено. Когда Клавдий всё-таки вошёл в город, он сумел захватить в плен карфагенского командующего Ганнона и заставил пунийцев уйти из Мессины. Карфагеняне казнили своего адмирала и объявили Риму войну. Карфагенская армия высадилась в Сицилии, был заключён союз с Гиероном и начата осада Мессины. Из Рима была направлена армия под командованием Аппия Клавдия Кавдика — на судах, поставленных Тарентом и другими городами бывшей Великой Греции. Пунийцы были вынуждены уйти от Мессины, а римская армия опустошала владения союзников карфагенян. Но осада Сиракуз завершилась поражением и армия Аппия Клавдия переправилась через пролив в Регий.

В следующем 263 году до н. э. римляне довели свои силы в Сицилии до 4 легионов в составе двух консульских армий под командованием Мания Валерия Максима и Мания Отацилия Красса. Эти армии действовали очень успешно, они завоевали более 50 городов и заставили Гиерона вступить в союз с Римом на условиях поставки продовольствия и выплаты 100 талантов контрибуции. Но вторжение на западную — карфагенскую — часть острова завершилось безуспешно.

В 262 г. до н. э. Карфаген произвёл набор крупных контингентов наёмников. Главной базой новой армии стал Акрагант. Римская армия из 4-х легионов осадила город и после 6 месяцев осады Акрагант пал. Пунийская армия, насчитывавшая 50 000 пехоты, 6000 конницы и 60 слонов была разбита. Это имело катастрофические последствия для пунийского господства — многие города перешли на сторону Рима. Однако, пользуясь превосходством на море, карфагенский флот грабил и опустошал берега Италии.
В 260 г. до н. э., использовав выброшенную на берег карфагенскую пентеру в качестве образца, римляне в короткий срок построили флот. Он состоял из 100 пентер и 20 трирем. Первая стычка нового флота с пуническим закончилась неудачно — 16 кораблей были захвачены карфагенянами в плен. Однако очень скоро карфагенская эскадра во время набега на Италию потерпела поражение в столкновении с римским флотом. Основной причиной победы было широкое использование римлянами абордажной тактики, что стало возможным в результате введения на римских кораблях абордажного ворона. Римляне захватили 31 корабль, потопили 14 (из пунийского флота в 130 кораблей, при этом римский флот насчитывал до 200), командующий флотом Гай Дуилий за свою победу получил триумф, значение этой победы было огромно — отныне Рим стал морской державой.

Боевые действия шли в Сардинии и Сицилии с переменным успехом.

Пнд 21 Окт 2013 20:59:15
>>56514168
Оп, объясни, зачем твое говно тут нам нужно?

Пнд 21 Окт 2013 21:00:51
Вторая Пуническая война (называемая также римлянами «войной против Ганнибала» и Ганнибаловой войной[3], 218—201 до н. э.) — военный конфликт между двумя коалициями, во главе которых стояли Рим и Карфаген, за гегемонию в Средиземноморье. В разное время на стороне Рима воевали Сиракузы, Нумидия, Этолийский союз и Пергам, на стороне Карфагена — Македония, Нумидия, Сиракузы и Ахейский союз.

Официальной причиной войн стала осада и взятие испанского города Сагунта (союзника Рима) карфагенским полководцем Ганнибалом. После этого римляне объявили Карфагену войну. Поначалу карфагенская армия под предводительством Ганнибала одерживала верх над римскими войсками. Самой значительной из побед карфагенян является битва при Каннах, после которой в войну на стороне Карфагена вступила Македония. Однако римляне вскоре смогли перехватить инициативу и перешли в наступление. Последним сражением войны стала битва при Заме, после которой Карфаген запросил мира. В результате войны Карфаген потерял все свои владения за пределами Африки, Рим же стал сильнейшим государством западного Средиземноморья.
Основным источником о второй Пунической войне является труд римлянина Тита Ливия «История от основания города», книги 21-30.Ещё один римлянин Дион Кассий написал книгу «Римская история», в которой тоже описывается вторая Пуническая война.

Также важны для нас и греческие источники. Полибий во II в. до н. э. написал историческую книгу под названием «Всеобщая история», которая включает в себя события 264—146 до н. э. Плутарх в начале II в. написал труд «Сравнительные жизнеописания», в котором рассказываются биографии знаменитых греков и римлян. О второй Пунической войне рассказывается у него в биографиях Фабия Максима и Марцелла, римских полководцев в этой войне. Александриец Аппиан написал в 160-е гг.[4] книгу под названием «Римская история», которая описывает историю Рима от основания (753 до н. э.) до царствования Траяна (98-117). Вторая Пуническая война описана у него в VII книге его труда, которая называется «Ганнибалова». Также возможно Диодор Сицилийский описывал эту войну в своей «Исторической библиотеке», но, к сожалению, эти книги не сохранились.

Пнд 21 Окт 2013 21:02:34
>>56514168
ща подпишусь со своих четырех фейков) жди опонька)

Пнд 21 Окт 2013 21:04:12
>>56514707
Ожидаю.

Пнд 21 Окт 2013 21:10:54
малышки уже были месячные... Я начал дрожать от того, что я не оплодотворял свою дочь вовремя должным образом. Я снова сверился со своими планами. Нет, я не мог сделать это раньше. Я перезвонил Карэн, и сказал ей чтоб Сьюзи была готова в 20:00. Делать это с ней, как с остальными, не получалось, и не надо давать её никаких препаратов вечером, чтоб девочка ничего не заподозрила, как однажды случилось с моей сестрой Келли. Меня пробирала дрожь, когда я это вспоминал.

Моей сестре Келли было почти восемь, когда у неё начались первые месячные. Она считала, что знала причину, почему её должны оплодотворять, потому что видела, как двух её младших сестёр изнасиловали раз в месяц на протяжении года. Она ещё не была достаточно взрослой, чтоб ей можно было сказать всю правду. Когда мама испекла тыквенный пирог в ночь перед совокуплением, Келли подумала, что это касается её, и скрылась. Она вообще слишком рано созрела, и непонятно каким образом ей удавалось скрываться в течение 10 дней, правда, к тому времени это было слишком поздно. Папа старался, как мог. Он трахал мою младшую сестру три ночи подряд, но это не принесло пользы. Я никогда не забуду Келли. После этого она прожила ещё две недели и это не было очень милым зрелищем. Я до сих пор слышу её крики. Что особенно плохо, так то, что болеутоляющие не помогли. Врачи сделали всё возможное, но они знали заранее, что это бесполезно.

Я снова задрожал. Это не должно случиться со Сьюзи. Даже если бы я случайно убил девочку, всё равно же лучше чем то, что произошло с Келли. Я решил, что лучше задушу свою дочь, чем увижу её лицо, наподобие Келли. Переборов свою дрожь, я пошел в работу.

Я сказал боссу, что должен сегодня изнасиловать свою дочь впервые. Она всё поняла, улыбнулась и отпустила меня на час пораньше. Вряд ли было ошибкой приходить рано домой, хотя это могло и насторожить малышку. Мне не хотелось, чтобы повторилась история с моей младшей сестрой. Я решил пойти к могиле моей сестрички и положил ей цветы.

Той ночью я забавлялся со Сьюзи обыкновенным образом, ни больше, ни меньше. Как раз перед сном подошла Сьюзи, обняла МЕНЯ, поцеловала и прошептала на ухо: «Всё в порядке, папа. Серьёзно!» и убежала. У меня отвалилась челюсть. Сьюзи знала! Каким-то образом девочка всё поняла. И она пошла в свою комнату спокойно без борьбы. Слёзы бежали по моим щекам, когда я думал о своей любви к маленькой девочке. Ну, несмотря на (или через) мою любовь к ребенку, я не отказывался б от неё сегодня. Я бы сделал это с ней, даже если б ей было лишь четыре года. Я помнил Джейка по соседству, который убил себя после того, как его дочка умерла сразу же после первого раза. Шелли было всего пять и это было слишком жестко для неё. Его брат должен был заботиться о семье десять лет, пока сыну Джейка не исполнится четырнадцать. Я не сделал бы такого СВОЕМУ брату. Если бы моя доченька умерла сегодня вечером из-за множественных разрывов, я также предпочел бы умереть. Я продолжал бы работать, но оставался бы лишь мусором. Слишком много людей зависит от меня, чтоб я мог покончить с собой.

В течение следующего часа я попытался забыться с помощью телевизора, но это не очень помогло. Особенно, когда диктор рассказал о том, как одинокая женщина, оставшаяся в живых после беспорядков в Хэсс, как и ожидали, покончила с собой сразу же, как только родила ребенка. Все знали, что, несмотря на развитие медицины, ничто не могло спасти её теперь, когда её последний кузен умер. Нано-инженеры были все ещё далеко от решения проблемы.

Ну вот, настал этот час. Ровно в 20:00, я знал, что и так откладывал это в долгий ящик. Я поднялся с кресла, чтобы выпить таблетку, которая поможет мне сделать то, что я должен был сделать. Я и представить себе не могу, через что пришлось бы пройти малышке, если б у меня не было этих таблеток, не говоря о том, чтобы вставить ей как следует.


Пнд 21 Окт 2013 21:11:12
>>56514960
Нужно набрать массовку. Народ не хочет подписываться в пустой паблик. Стадо же ололо

Пнд 21 Окт 2013 21:11:45
малышки уже были месячные... Я начал дрожать от того, что я не оплодотворял свою дочь вовремя должным образом. Я снова сверился со своими планами. Нет, я не мог сделать это раньше. Я перезвонил Карэн, и сказал ей чтоб Сьюзи была готова в 20:00. Делать это с ней, как с остальными, не получалось, и не надо давать её никаких препаратов вечером, чтоб девочка ничего не заподозрила, как однажды случилось с моей сестрой Келли. Меня пробирала дрожь, когда я это вспоминал.

Моей сестре Келли было почти восемь, когда у неё начались первые месячные. Она считала, что знала причину, почему её должны оплодотворять, потому что видела, как двух её младших сестёр изнасиловали раз в месяц на протяжении года. Она ещё не была достаточно взрослой, чтоб ей можно было сказать всю правду. Когда мама испекла тыквенный пирог в ночь перед совокуплением, Келли подумала, что это касается её, и скрылась. Она вообще слишком рано созрела, и непонятно каким образом ей удавалось скрываться в течение 10 дней, правда, к тому времени это было слишком поздно. Папа старался, как мог. Он трахал мою младшую сестру три ночи подряд, но это не принесло пользы. Я никогда не забуду Келли. После этого она прожила ещё две недели и это не было очень милым зрелищем. Я до сих пор слышу её крики. Что особенно плохо, так то, что болеутоляющие не помогли. Врачи сделали всё возможное, но они знали заранее, что это бесполезно.

Я снова задрожал. Это не должно случиться со Сьюзи. Даже если бы я случайно убил девочку, всё равно же лучше чем то, что произошло с Келли. Я решил, что лучше задушу свою дочь, чем увижу её лицо, наподобие Келли. Переборов свою дрожь, я пошел в работу.

Я сказал боссу, что должен сегодня изнасиловать свою дочь впервые. Она всё поняла, улыбнулась и отпустила меня на час пораньше. Вряд ли было ошибкой приходить рано домой, хотя это могло и насторожить малышку. Мне не хотелось, чтобы повторилась история с моей младшей сестрой. Я решил пойти к могиле моей сестрички и положил ей цветы.

Той ночью я забавлялся со Сьюзи обыкновенным образом, ни больше, ни меньше. Как раз перед сном подошла Сьюзи, обняла МЕНЯ, поцеловала и прошептала на ухо: «Всё в порядке, папа. Серьёзно!» и убежала. У меня отвалилась челюсть. Сьюзи знала! Каким-то образом девочка всё поняла. И она пошла в свою комнату спокойно без борьбы. Слёзы бежали по моим щекам, когда я думал о своей любви к маленькой девочке. Ну, несмотря на (или через) мою любовь к ребенку, я не отказывался б от неё сегодня. Я бы сделал это с ней, даже если б ей было лишь четыре года. Я помнил Джейка по соседству, который убил себя после того, как его дочка умерла сразу же после первого раза. Шелли было всего пять и это было слишком жестко для неё. Его брат должен был заботиться о семье десять лет, пока сыну Джейка не исполнится четырнадцать. Я не сделал бы такого СВОЕМУ брату. Если бы моя доченька умерла сегодня вечером из-за множественных разрывов, я также предпочел бы умереть. Я продолжал бы работать, но оставался бы лишь мусором. Слишком много людей зависит от меня, чтоб я мог покончить с собой.

В течение следующего часа я попытался забыться с помощью телевизора, но это не очень помогло. Особенно, когда диктор рассказал о том, как одинокая женщина, оставшаяся в живых после беспорядков в Хэсс, как и ожидали, покончила с собой сразу же, как только родила ребенка. Все знали, что, несмотря на развитие медицины, ничто не могло спасти её теперь, когда её последний кузен умер. Нано-инженеры были все ещё далеко от решения проблемы.

Ну вот, настал этот час. Ровно в 20:00, я знал, что и так откладывал это в долгий ящик. Я поднялся с кресла, чтобы выпить таблетку, которая поможет мне сделать то, что я должен был сделать. Я и представить себе не могу, через что пришлось бы пройти малышке, если б у меня не было этих таблеток, не говоря о том, чтобы вставить ей как следует.

фывфвфвф

Пнд 21 Окт 2013 21:11:53
Ладно ОП, подпишусь со своего фейка рисовач в соседнем треде если что

Пнд 21 Окт 2013 21:12:33
>>56515043
Олень-тред где-то рядом.

Пнд 21 Окт 2013 21:12:56
малышки уже были месячные... Я начал дрожать от того, что я не оплодотворял свою дочь вовремя должным образом. Я снова сверился со своими планами. Нет, я не мог сделать это раньше. Я перезвонил Карэн, и сказал ей чтоб Сьюзи была готова в 20:00. Делать это с ней, как с остальными, не получалось, и не надо давать её никаких препаратов вечером, чтоб девочка ничего не заподозрила, как однажды случилось с моей сестрой Келли. Меня пробирала дрожь, когда я это вспоминал.

Моей сестре Келли было почти восемь, когда у неё начались первые месячные. Она считала, что знала причину, почему её должны оплодотворять, потому что видела, как двух её младших сестёр изнасиловали раз в месяц на протяжении года. Она ещё не была достаточно взрослой, чтоб ей можно было сказать всю правду. Когда мама испекла тыквенный пирог в ночь перед совокуплением, Келли подумала, что это касается её, и скрылась. Она вообще слишком рано созрела, и непонятно каким образом ей удавалось скрываться в течение 10 дней, правда, к тому времени это было слишком поздно. Папа старался, как мог. Он трахал мою младшую сестру три ночи подряд, но это не принесло пользы. Я никогда не забуду Келли. После этого она прожила ещё две недели и это не было очень милым зрелищем. Я до сих пор слышу её крики. Что особенно плохо, так то, что болеутоляющие не помогли. Врачи сделали всё возможное, но они знали заранее, что это бесполезно.

Я снова задрожал. Это не должно случиться со Сьюзи. Даже если бы я случайно убил девочку, всё равно же лучше чем то, что произошло с Келли. Я решил, что лучше задушу свою дочь, чем увижу её лицо, наподобие Келли. Переборов свою дрожь, я пошел в работу.

Я сказал боссу, что должен сегодня изнасиловать свою дочь впервые. Она всё поняла, улыбнулась и отпустила меня на час пораньше. Вряд ли было ошибкой приходить рано домой, хотя это могло и насторожить малышку. Мне не хотелось, чтобы повторилась история с моей младшей сестрой. Я решил пойти к могиле моей сестрички и положил ей цветы.

Той ночью я забавлялся со Сьюзи обыкновенным образом, ни больше, ни меньше. Как раз перед сном подошла Сьюзи, обняла МЕНЯ, поцеловала и прошептала на ухо: «Всё в порядке, папа. Серьёзно!» и убежала. У меня отвалилась челюсть. Сьюзи знала! Каким-то образом девочка всё поняла. И она пошла в свою комнату спокойно без борьбы. Слёзы бежали по моим щекам, когда я думал о своей любви к маленькой девочке. Ну, несмотря на (или через) мою любовь к ребенку, я не отказывался б от неё сегодня. Я бы сделал это с ней, даже если б ей было лишь четыре года. Я помнил Джейка по соседству, который убил себя после того, как его дочка умерла сразу же после первого раза. Шелли было всего пять и это было слишком жестко для неё. Его брат должен был заботиться о семье десять лет, пока сыну Джейка не исполнится четырнадцать. Я не сделал бы такого СВОЕМУ брату. Если бы моя доченька умерла сегодня вечером из-за множественных разрывов, я также предпочел бы умереть. Я продолжал бы работать, но оставался бы лишь мусором. Слишком много людей зависит от меня, чтоб я мог покончить с собой.

В течение следующего часа я попытался забыться с помощью телевизора, но это не очень помогло. Особенно, когда диктор рассказал о том, как одинокая женщина, оставшаяся в живых после беспорядков в Хэсс, как и ожидали, покончила с собой сразу же, как только родила ребенка. Все знали, что, несмотря на развитие медицины, ничто не могло спасти её теперь, когда её последний кузен умер. Нано-инженеры были все ещё далеко от решения проблемы.

Ну вот, настал этот час. Ровно в 20:00, я знал, что и так откладывал это в долгий ящик. Я поднялся с кресла, чтобы выпить таблетку, которая поможет мне сделать то, что я должен был сделать. Я и представить себе не могу, через что пришлось бы пройти малышке, если б у меня не было этих таблеток, не говоря о том, чтобы вставить ей как следует.

90олш0шо00ллд

Пнд 21 Окт 2013 21:13:50
малышки уже были месячные... Я начал дрожать от того, что я не оплодотворял свою дочь вовремя должным образом. Я снова сверился со своими планами. Нет, я не мог сделать это раньше. Я перезвонил Карэн, и сказал ей чтоб Сьюзи была готова в 20:00. Делать это с ней, как с остальными, не получалось, и не надо давать её никаких препаратов вечером, чтоб девочка ничего не заподозрила, как однажды случилось с моей сестрой Келли. Меня пробирала дрожь, когда я это вспоминал.

Моей сестре Келли было почти восемь, когда у неё начались первые месячные. Она считала, что знала причину, почему её должны оплодотворять, потому что видела, как двух её младших сестёр изнасиловали раз в месяц на протяжении года. Она ещё не была достаточно взрослой, чтоб ей можно было сказать всю правду. Когда мама испекла тыквенный пирог в ночь перед совокуплением, Келли подумала, что это касается её, и скрылась. Она вообще слишком рано созрела, и непонятно каким образом ей удавалось скрываться в течение 10 дней, правда, к тому времени это было слишком поздно. Папа старался, как мог. Он трахал мою младшую сестру три ночи подряд, но это не принесло пользы. Я никогда не забуду Келли. После этого она прожила ещё две недели и это не было очень милым зрелищем. Я до сих пор слышу её крики. Что особенно плохо, так то, что болеутоляющие не помогли. Врачи сделали всё возможное, но они знали заранее, что это бесполезно.

Я снова задрожал. Это не должно случиться со Сьюзи. Даже если бы я случайно убил девочку, всё равно же лучше чем то, что произошло с Келли. Я решил, что лучше задушу свою дочь, чем увижу её лицо, наподобие Келли. Переборов свою дрожь, я пошел в работу.

Я сказал боссу, что должен сегодня изнасиловать свою дочь впервые. Она всё поняла, улыбнулась и отпустила меня на час пораньше. Вряд ли было ошибкой приходить рано домой, хотя это могло и насторожить малышку. Мне не хотелось, чтобы повторилась история с моей младшей сестрой. Я решил пойти к могиле моей сестрички и положил ей цветы.

Той ночью я забавлялся со Сьюзи обыкновенным образом, ни больше, ни меньше. Как раз перед сном подошла Сьюзи, обняла МЕНЯ, поцеловала и прошептала на ухо: «Всё в порядке, папа. Серьёзно!» и убежала. У меня отвалилась челюсть. Сьюзи знала! Каким-то образом девочка всё поняла. И она пошла в свою комнату спокойно без борьбы. Слёзы бежали по моим щекам, когда я думал о своей любви к маленькой девочке. Ну, несмотря на (или через) мою любовь к ребенку, я не отказывался б от неё сегодня. Я бы сделал это с ней, даже если б ей было лишь четыре года. Я помнил Джейка по соседству, который убил себя после того, как его дочка умерла сразу же после первого раза. Шелли было всего пять и это было слишком жестко для неё. Его брат должен был заботиться о семье десять лет, пока сыну Джейка не исполнится четырнадцать. Я не сделал бы такого СВОЕМУ брату. Если бы моя доченька умерла сегодня вечером из-за множественных разрывов, я также предпочел бы умереть. Я продолжал бы работать, но оставался бы лишь мусором. Слишком много людей зависит от меня, чтоб я мог покончить с собой.

В течение следующего часа я попытался забыться с помощью телевизора, но это не очень помогло. Особенно, когда диктор рассказал о том, как одинокая женщина, оставшаяся в живых после беспорядков в Хэсс, как и ожидали, покончила с собой сразу же, как только родила ребенка. Все знали, что, несмотря на развитие медицины, ничто не могло спасти её теперь, когда её последний кузен умер. Нано-инженеры были все ещё далеко от решения проблемы.

Ну вот, настал этот час. Ровно в 20:00, я знал, что и так откладывал это в долгий ящик. Я поднялся с кресла, чтобы выпить таблетку, которая поможет мне сделать то, что я должен был сделать. Я и представить себе не могу, через что пришлось бы пройти малышке, если б у меня не было этих таблеток, не говоря о том, чтобы вставить ей как следует.

рпуцФУВПИАМС

Пнд 21 Окт 2013 21:13:56

Пнд 21 Окт 2013 21:15:38
малышки уже были месячные... Я начал дрожать от того, что я не оплодотворял свою дочь вовремя должным образом. Я снова сверился со своими планами. Нет, я не мог сделать это раньше. Я перезвонил Карэн, и сказал ей чтоб Сьюзи была готова в 20:00. Делать это с ней, как с остальными, не получалось, и не надо давать её никаких препаратов вечером, чтоб девочка ничего не заподозрила, как однажды случилось с моей сестрой Келли. Меня пробирала дрожь, когда я это вспоминал.

Моей сестре Келли было почти восемь, когда у неё начались первые месячные. Она считала, что знала причину, почему её должны оплодотворять, потому что видела, как двух её младших сестёр изнасиловали раз в месяц на протяжении года. Она ещё не была достаточно взрослой, чтоб ей можно было сказать всю правду. Когда мама испекла тыквенный пирог в ночь перед совокуплением, Келли подумала, что это касается её, и скрылась. Она вообще слишком рано созрела, и непонятно каким образом ей удавалось скрываться в течение 10 дней, правда, к тому времени это было слишком поздно. Папа старался, как мог. Он трахал мою младшую сестру три ночи подряд, но это не принесло пользы. Я никогда не забуду Келли. После этого она прожила ещё две недели и это не было очень милым зрелищем. Я до сих пор слышу её крики. Что особенно плохо, так то, что болеутоляющие не помогли. Врачи сделали всё возможное, но они знали заранее, что это бесполезно.

Я снова задрожал. Это не должно случиться со Сьюзи. Даже если бы я случайно убил девочку, всё равно же лучше чем то, что произошло с Келли. Я решил, что лучше задушу свою дочь, чем увижу её лицо, наподобие Келли. Переборов свою дрожь, я пошел в работу.

Я сказал боссу, что должен сегодня изнасиловать свою дочь впервые. Она всё поняла, улыбнулась и отпустила меня на час пораньше. Вряд ли было ошибкой приходить рано домой, хотя это могло и насторожить малышку. Мне не хотелось, чтобы повторилась история с моей младшей сестрой. Я решил пойти к могиле моей сестрички и положил ей цветы.

Той ночью я забавлялся со Сьюзи обыкновенным образом, ни больше, ни меньше. Как раз перед сном подошла Сьюзи, обняла МЕНЯ, поцеловала и прошептала на ухо: «Всё в порядке, папа. Серьёзно!» и убежала. У меня отвалилась челюсть. Сьюзи знала! Каким-то образом девочка всё поняла. И она пошла в свою комнату спокойно без борьбы. Слёзы бежали по моим щекам, когда я думал о своей любви к маленькой девочке. Ну, несмотря на (или через) мою любовь к ребенку, я не отказывался б от неё сегодня. Я бы сделал это с ней, даже если б ей было лишь четыре года. Я помнил Джейка по соседству, который убил себя после того, как его дочка умерла сразу же после первого раза. Шелли было всего пять и это было слишком жестко для неё. Его брат должен был заботиться о семье десять лет, пока сыну Джейка не исполнится четырнадцать. Я не сделал бы такого СВОЕМУ брату. Если бы моя доченька умерла сегодня вечером из-за множественных разрывов, я также предпочел бы умереть. Я продолжал бы работать, но оставался бы лишь мусором. Слишком много людей зависит от меня, чтоб я мог покончить с собой.

В течение следующего часа я попытался забыться с помощью телевизора, но это не очень помогло. Особенно, когда диктор рассказал о том, как одинокая женщина, оставшаяся в живых после беспорядков в Хэсс, как и ожидали, покончила с собой сразу же, как только родила ребенка. Все знали, что, несмотря на развитие медицины, ничто не могло спасти её теперь, когда её последний кузен умер. Нано-инженеры были все ещё далеко от решения проблемы.

Ну вот, настал этот час. Ровно в 20:00, я знал, что и так откладывал это в долгий ящик. Я поднялся с кресла, чтобы выпить таблетку, которая поможет мне сделать то, что я должен был сделать. Я и представить себе не могу, через что пришлось бы пройти малышке, если б у меня не было этих таблеток, не говоря о том, чтобы вставить ей как следует.
121312312

Пнд 21 Окт 2013 21:15:51
Надеюсь ты не из тех, кто впаривает ололокриловую хрень?

Пнд 21 Окт 2013 21:17:29
малышки уже были месячные... Я начал дрожать от того, что я не оплодотворял свою дочь вовремя должным образом. Я снова сверился со своими планами. Нет, я не мог сделать это раньше. Я перезвонил Карэн, и сказал ей чтоб Сьюзи была готова в 20:00. Делать это с ней, как с остальными, не получалось, и не надо давать её никаких препаратов вечером, чтоб девочка ничего не заподозрила, как однажды случилось с моей сестрой Келли. Меня пробирала дрожь, когда я это вспоминал.

Моей сестре Келли было почти восемь, когда у неё начались первые месячные. Она считала, что знала причину, почему её должны оплодотворять, потому что видела, как двух её младших сестёр изнасиловали раз в месяц на протяжении года. Она ещё не была достаточно взрослой, чтоб ей можно было сказать всю правду. Когда мама испекла тыквенный пирог в ночь перед совокуплением, Келли подумала, что это касается её, и скрылась. Она вообще слишком рано созрела, и непонятно каким образом ей удавалось скрываться в течение 10 дней, правда, к тому времени это было слишком поздно. Папа старался, как мог. Он трахал мою младшую сестру три ночи подряд, но это не принесло пользы. Я никогда не забуду Келли. После этого она прожила ещё две недели и это не было очень милым зрелищем. Я до сих пор слышу её крики. Что особенно плохо, так то, что болеутоляющие не помогли. Врачи сделали всё возможное, но они знали заранее, что это бесполезно.

Я снова задрожал. Это не должно случиться со Сьюзи. Даже если бы я случайно убил девочку, всё равно же лучше чем то, что произошло с Келли. Я решил, что лучше задушу свою дочь, чем увижу её лицо, наподобие Келли. Переборов свою дрожь, я пошел в работу.

Я сказал боссу, что должен сегодня изнасиловать свою дочь впервые. Она всё поняла, улыбнулась и отпустила меня на час пораньше. Вряд ли было ошибкой приходить рано домой, хотя это могло и насторожить малышку. Мне не хотелось, чтобы повторилась история с моей младшей сестрой. Я решил пойти к могиле моей сестрички и положил ей цветы.

Той ночью я забавлялся со Сьюзи обыкновенным образом, ни больше, ни меньше. Как раз перед сном подошла Сьюзи, обняла МЕНЯ, поцеловала и прошептала на ухо: «Всё в порядке, папа. Серьёзно!» и убежала. У меня отвалилась челюсть. Сьюзи знала! Каким-то образом девочка всё поняла. И она пошла в свою комнату спокойно без борьбы. Слёзы бежали по моим щекам, когда я думал о своей любви к маленькой девочке. Ну, несмотря на (или через) мою любовь к ребенку, я не отказывался б от неё сегодня. Я бы сделал это с ней, даже если б ей было лишь четыре года. Я помнил Джейка по соседству, который убил себя после того, как его дочка умерла сразу же после первого раза. Шелли было всего пять и это было слишком жестко для неё. Его брат должен был заботиться о семье десять лет, пока сыну Джейка не исполнится четырнадцать. Я не сделал бы такого СВОЕМУ брату. Если бы моя доченька умерла сегодня вечером из-за множественных разрывов, я также предпочел бы умереть. Я продолжал бы работать, но оставался бы лишь мусором. Слишком много людей зависит от меня, чтоб я мог покончить с собой.

В течение следующего часа я попытался забыться с помощью телевизора, но это не очень помогло. Особенно, когда диктор рассказал о том, как одинокая женщина, оставшаяся в живых после беспорядков в Хэсс, как и ожидали, покончила с собой сразу же, как только родила ребенка. Все знали, что, несмотря на развитие медицины, ничто не могло спасти её теперь, когда её последний кузен умер. Нано-инженеры были все ещё далеко от решения проблемы.

Ну вот, настал этот час. Ровно в 20:00, я знал, что и так откладывал это в долгий ящик. Я поднялся с кресла, чтобы выпить таблетку, которая поможет мне сделать то, что я должен был сделать. Я и представить себе не могу, через что пришлось бы пройти малышке, если б у меня не было этих таблеток, не говоря о том, чтобы вставить ей как следует.

ЛОЕКУЦ

Пнд 21 Окт 2013 21:27:29
>>56515263
Нет, у меня классические портреты в карандаше

Пнд 21 Окт 2013 21:29:36
>>56515767
Анджелина няшка:3

Пнд 21 Окт 2013 21:38:24
ОП, у тебя вообще есть план по раскрутке паблика? Если пилить сотню тхредов здесь, мол, подписывайтесь – ты говно.

v-like dot ru sarafanka dot com forumok dot com
будь готов платить за рекламу, окупится

Пнд 21 Окт 2013 21:39:45
>>56516260
нет, я говно и буду пилить тут сотни тредов

Пнд 21 Окт 2013 21:45:56
>>56515043
>>56515138
>>56515170
>>56515252
>>56515330
Ебать-копать, Братюнь, какая у тебя сажа охуенная!
Скажи, прошу, что это за рассказ?

Пнд 21 Окт 2013 21:56:59
>>56515861
Это кто?

Пнд 21 Окт 2013 22:07:19
>>56517543
тянка моей мечты

Пнд 21 Окт 2013 22:07:49
>>56517543
Рыба-трап же.

Пнд 21 Окт 2013 22:09:09
>>56517611
Выбери жизнь. Выбери работу. Выбери карьеру. Выбери семью. Выбери огромный телевизор, выбери стиральные машины, автомобили, проигрыватели компакт-дисков и электрические консервные ножи. Выбери хорошее здоровье, низкий уровень холестерина и стоматологическую страховку. Выбери недвижимость и платежи по фиксированной ставке. Выбери первый дом. Выбери друзей. Выбери спортивную одежду и чемоданы одного цвета. Выбери костюм-тройку в кредит из материала на твой, блядь, выбор. Выбери вариант «сделай сам» и раздумья утром в воскресенье о том, кто ты такой. Выбери этот диван, развались на нем и смотри отупляющие, жалкие игровые шоу, набивая рот едой из супермаркета. Выбери загнивание в конце жизни, проебывая последнее в жалком доме, когда не остается ничего, кроме позора перед эгоистичными ублюдками, которых ты нарожал, чтобы занять после тебя место. Выбери свое будущее. Выбери жизнь. Но зачем мне это? Я решил не выбирать жизнь. Я выбрал кое-что другое… А причины? Причин нет. Кому нужны причины, когда есть ДВАЧ?

Пнд 21 Окт 2013 22:09:34
>>56517678
Какой же это трап? Тянка ведь.

Пнд 21 Окт 2013 22:29:13
Теперь это картинок ОПа тред.

Пнд 21 Окт 2013 22:56:35
>>56519939
В стакане урина?

Пнд 21 Окт 2013 23:00:19
>Все, что от тебя требуется - расчехлить свой фейкоаккаунтик вкурятнике и подписаться на мой говнопаблик
А чё там?

Пнд 21 Окт 2013 23:03:03
>>56520011
Апельсиновый сок же.

Пнд 21 Окт 2013 23:03:50
>>56520124
Все как обычно, пикчи-рисуночки.

Пнд 21 Окт 2013 23:04:55
>>56520284
Нет, там необычные рисуночки, например пикрилейтед.


← К списку тредов