Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 12.11.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/57302009.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Втр 12 Ноя 2013 15:07:56
Крипи-треад гоу!
Расскажу тебе свою историю анон, верить или не верить в неё твоё дело, но я то знаю, что всё это было на самом деле.
Начну пожалуй с предыстории всего этого. Родился я и жил до студенческого времени в маленьком посёлке на Среднем Урале, окружённом живописными лесами, невысокими горами ну и прочими прелестями матери-природы. Рос я довольно обыкновенным парнем, ни битардом, ни хикке, да и о каком хикковании можно говорить, когда на весь посёлок компьютер был только у местного главы, да и тот говорят был просто для виду, ибо глава наш не то что включать его, он к нему притрагиваться боялся, всё о каком то излучении бормотал и стоял он у него, говорят, накрытый толстенным пледом...
А ну так вот, рос я абсолютно обыкновенным провинциальным пацаном: друзья-хулиганы, двойки в школе, ничего особенного. Кроме того, что где-то около лет эдак 11-ти я начал постоянно теряться в лесу. Звучит конечно забавно, но на самом то деле стоило мне только пойти в лес за грибами с родителями или с друзьями просто так, отдохнуть от цивилизации так-сказать, я сразу исчезал. Только те, кто был рядом со мной отворачивались, я сразу же исчезал из виду. И не помню, что я делал всё время, пока меня упускали из виду Обычно меня находили через часок-другой (а мне казалось, что я и не отходил никуда, вот только что были у меня за спиной, а теперь вдруг спереди подходят) и не придавали этому особого значения, вроде ну нравится парню на природе одному быть - что уж тут такого.
А началось всё собственно с того момента, как мы в сентябре 98-го (если кому интересно время происходивших событий) с классом отправились в что-то типа туристического похода с ночевой. Стояло бабье лето, жара почти июльская, ночи ещё совсем тёплые... наверно именно благодаря всему этому я остался жив, ибо, как говорят одноклассники, на первой серьёзной стоянке через часа 3-4 после начала похода я как обычно исчез. Сначала никто не обратил внимания, типа сам придёт, но через час я так и не объявился. Мобильная группа учителей тоже не обнаружила моих следов. Они спешно вернулись в посёлок, сообщили о пропаже, на поиски сразу отправилось куча народу, говорят даже с вертолёта искали... и в общем нашли меня на той самой стоянке на третий день поисков, будто бы я никуда и не уходил, говорят я просто молча сидел у давно уже потухшего костра с таким видом, будто бы ничего и не случилось и даже начал просить нашедших меня уже продолжить в конце концов этот поход, но потом отрубился.
Очнулся я дождливым утром через 2 дня в больничной палате. Врачи сказали, что я сильно похудел, но зато не обморозился, спасибо тому самому бабьему лету. Расспрашивали меня насчёт того, как я заблудился, что помню. В тот момент я наверное первый раз вспомнил, что со мной происходило в это время, хоть это и были просто какие-то обрывки: картины осеннего леса, горящего костра (который как мне сказали я как-то сам разжёг, хотя и спичек у меня с собой не было, забыл, хоть и рекомендовали каждому взять), какой-то речки (никакой речки кстати в километрах 10-ти от того места нет), все эти образы как будто плясали перед глазами, перемешивались, отдельные детали вспыхивали и угасали, в ушах начал появляться какой-то странный гул, не давящий, а приятный, расслабляющий, уносящий вдаль... в итоге я вырубился ещё часа на 3.
Будучи выписанным из больницы, я тотчас же получил от матери строжайший запрет подходить к любому месту, где деревьев на десяток квадратных метров больше, чем у меня пальцев на руках (ну образно говоря). Но это была сущая ерунда, ибо оказалось, что с вахты вернулся отец. Вообще он должен был вернуться на недели 2 позже, но им как-то удалось сделать всю работу намного быстрее и их отправили домой раньше, да ещё и премию выдали (точно не помню, что там отец говорил, но суть вроде передал). Но и это всё ерунда, по сравнению с тем, что он привёз мне Сегу. Купил с рук в каком-то городе, что был проездом. С целым чемоданом картриджей. Странно, что я тогда снова не вырубился, но уж о чём о чём, а о походах в лес забыл точно. Был я тогда кстати в 7 классе и до самого до выпускного (да даже до поступления в ВУЗ) ничего со мной интересного не происходило, ибо и зимой и летом я всё время просиживал за Сегой, а потом за Дримкастом (благо у меня был свой телевизор, притащил со свалки однажды, а он оказался рабочим) и иногда выходил во двор поиграть в футбол/хоккей, никаких лесных походов. Время от времени правда тот самый гул, что накрыл меня в больнице возвращался, иногда по ночам снились странные сны, о том как я хожу по лесу в каком-то странном забытье, но я не придавал этому значения, мало ли что, переиграл просто да и всё.
Но в конце концов школу я закончил. Так как у нас в посёлке был всего лишь унылый техникум и перспектива остаться в посёлке в качестве какого-нибудь электрика меня не прельщала, то я отправился поступать в ближайший крупный город. Несмотря на то, что учился я не больно то, я поступил легко - помогло то, что в том ВУЗе была какая-то специальная квота для иногородних или что-то в этом роде. И вот, за пару дней до начала учёбы староста решила, что будет отличной идеей собраться всей группой и бухнуть на природе так сказать за знакомство и укрепление отношений. К тому времени я уже совсем забыл о моих отношениях с лесом и с радостью согласился... чего конечно делать не стоило. Сначала всё было хорошо, мы добрались до милой опушки, обработанной уже наверное многими сотнями посидельцев, а вокруг был такой девственный, такой дикий лес, что сложно было поверить, что мы от ближайших дачных участков буквально то в 3-х километрах. Пришли мы с ночевой и днём сидели просто прекрасно: болтали, выпивали, играли в волейбол и просто отдыхали. Со мной всё было в порядке, лишь когда я отходил в туалет или за дровами для костра (да, в тот день бабьего лета не было, стояла осенняя, пасмурная, давящая погода, хоть и не было дождя) деревья перед глазами начинали еле заметно будто бы приплясывать, жёлтые и красные листья то тут и там вспыхивали как маленькие фонари и тут же тускнели, опуская на глаза зелёную пелену не отпускающей лето листвы, шум деревьев на ветру превращался в тот самый гул, все остальные звуки растворялись в нём... Но я любым резким движением отгонял от себя всё это, а начиная насвистывать какую-нибудь мелодию совсем освобождался от этих причудливых лесных оков. Но то днём. Как только стемнело началось всё самое интересное: втер неожиданно совсем стих и становилось всё холоднее и холоднее. Одногруппники скучились вокруг костра и дрожа начали рассказывать всякие страшилки, что будучи анекдотами могли бы опоясать бородой Сатурн вместо колец. В общем мне быстро стало скучно и я решил полежать в палатке, нахлынула на меня какая-то усталость. Моя палатка была самой дальней от костра, я встал и направился к ней.
Дальше я могу лишь опираться на воспоминания одногруппников: они изрядно набравшись уже стали готовиться ко сну, как вдруг кто-то обнаружил что меня нет. Но так как все уже были просто никакие, то решили что я просто в туалет отошёл или ещё чего, сам вернусь короче. Но я так и не вернулся, а они всю ночь не спали - вокруг палаток постоянно трещали ветки, шуршали листья (это в асболютно то безветренную погоду), у них постоянно затухал костёр, на палатки что-то падало, а к у утру ещё у всех почти пропали кое-какие вещи (что самое странное дорогие не в плане стоимости, а в плане значимости: у одной девушки пропали какие-то нужные таблетки, у другой фотография умерших родителей, у одного парня очки, у другого флэшка с какими-то нужными файлами). В общем утром они злые, напуганные, невыспавшиеся и с похмелья еле вышли оттуда, притом не там где хотели и куда шли, к дачам, а на дорогу в абсолютно другом направлении, около которой абсолютно неожиданно нашли меня. Конечно они сначала набросились на меня, думая что это я им устроил весёлую ночь, но я находился в каком-то бессознательном состоянии и лишь шевелил губами, будто бы с кем-то разговаривал...


Втр 12 Ноя 2013 15:10:12
Очнулся я снова дождливым утром, в очень похожей, хотя конечно и совсем другой больничной палате, да и в другой больнице. Рядом сидели моя мама, бабушка (которая кстати жила в этом городе), девушка, с которой познакомился, когда ехал в автобусе (она была из соседнего посёлка и поступила в тот же институт, но на другую специальность), один старый друг, что остался в посёлке и несколько одногруппников. Как оказалось я ещё и снова очнулся через те же 2 дня. Мама сразу же принялась меня отчитывать что я такой-сякой, забыл, что в лес мне ходить нельзя, показала одежду, в которой я был - она была вся грязная, зелёная от травы, местами порванная, как будто я, зацепляясь за ветки и падая, бежал по лесу. Я минут 15 выслушивал её речи, пока не зашёл врач и не попросил всех покинуть палату. Я убедил собравшихся в том, что всё со мной в порядке, попросил не беспокоиться и послушать человека в белом халате. Все разошлись, а доктор, оказавшийся психологом или кем-то подобным, начал расспрашивать меня о случившемся. На этот раз у меня в памяти не всплывало ничего, кроме кромешной темноты и говорящего со мной голоса девушки примерно моего возраста. Я ей что-то отвечал, а может спрашивал, чёрт знает, ибо язык, на котором мы говорили был мне совершенно непонятен и звучал то тихо, то очень громко, то с искажениями; во всяком случае сейчас, хотя мне смутно вспоминалось то, что мы понимали друг друга той ночью. Я не стал говорить всё это доктору, а просто убедил его, что выпил слишком много, хотя раньше пил только по бутылочке пива, да и то по выходным (чистая правда всё, кроме того, что там в лесу я НЕ ПИЛ ВООБЩЕ). Доктор посмотрел на меня с укором в конце моей крайне правдоподобной версии, попросил лучше себя контролировать и вышел. Выписали меня на следующий день, хотя той ночью мне снился тот голос, всю ночь я будто бы пытался вспомнить всё, что он говорил и расшифровать это, но ничего не вышло. Проснувшись, я чувствовал себя крайне запутанно и сконфуженно, было 31 августа. Этот день прошёл абсолютно нормально, но с первого дня осени и учёбы началось то, что довело меня до нынешнего состояния...
Я начал теряться и блуждать абсолютно везде. В институте я постоянно опаздывал на пары порой на 15-20 минут, так как не мог найти аудиторию, блуждая по казалось бесконечным коридорам и лестницам (наш институт - феерический пример карательной архитектуры, мало того, что это несколько зданий, абсолютно безумным образом объединённых, так ещё и в самих зданиях планировка лютая, когда аудитории для двух пар одного предмета, вроде семинар/лекция, находятся в абсолютно разных частях разных зданий); добираться до бабушки, жившей в районе стандартных хрущёвок, настроенных лабиринтом, до девушки, снимавшей квартиру в районе старых двухэтажных бараков, до своей общаги в перезастроенном центре города, до друга в частный сектор, да хоть куда стало настоящим мучением. Вроде бы стандартная ситуация: чужой город, большой город, поплутаешь, спросишь, найдёшь. Но не тут то было. Мои блуждания были особенными. Как только я выходил из маршрутки и начинал идти по вроде бы уже известному пути, я вдруг через буквально 3-4 минуты попадал будто бы в какой-то кисель: двигаться становилось тяжело, перед глазами всё размывалось, фонари, светящиеся окна, звёзды, всё вспыхивало и потухало, мерцало, плясало вокруг меня как те красные и жёлтые листья в августовском лесу, машины то пролетали быстро, то еле тащились по дороге, люди превращались в размытые пятна (попробуй спросить у такого пятна дорогу, особенно когда и рот открыть не можешь), деревья становились намного больше похожими на людей, потрясывая ветвями и скрипя, дома лишались углов, меняли очертания и этот гул, нарастающий, не тревожный, а уносящий вдаль... Меня спасал лишь сотовый телефон и мелодия на звонке (http://rghost.ru/21872461), она будто бы снимала с меня какое-то заклятье, рассеивала его вокруг, и я оказывался совсем не там, где вышел, порой в десятке дворов и не в нужной от остановки стороне. Звонил всегда тот, к кому я иду и интересовался, где же я опять пропал. Проходило обычно минут 10-30, я собирался с мыслями, отвечал какую-нибудь банальность типа друга встретил, заболтались или не на той остановке вышел случайно, вдыхал полную грудь неощущаемого в том потерянном состоянии воздуха, спрашивал у прохожих как отсюда добраться до такого то дома и со всех ног бежал туда, чтобы не заблудиться вновь...

Втр 12 Ноя 2013 15:12:46
Лично я всё происходившее воспринимал со странным спокойствием, но вот те с кем я общался... В институте ко мне все стали относиться крайне подозрительно ещё после того случая в лесу и постоянного опоздания на пары, а уж когда один парень даже не из моей группы разболтал о моих блужданиях по улицам в образе зомби, то на меня стали совсем косо смотреть и сторониться. Ситуация становилось всё тяжелее, меня бросила девушка после того как я направляясь к ней не обычным путём (проспал остановку) заблудился в какой-то промзоне, из которой выбрался только к рассвету (не особо это осознавая), добрался до её дома, разбудил её, и сорвался, когда она меня отчитывала; того друга из частного сектора избили до потери сознания два каких-то алкаша, я опоздал буквально на 5 минут до места нашей встречи, а в больнице оказалось, что он впал в кому; к тому же я начал теряться уже даже в общаге, от чего тоже нехило отгрёб от какого-то качка, войдя к нему в неподходящий момент. Всю осень я старался как можно меньше куда-то ходить, буквально за юбку держась одной доброй девчушки из нашей группы передвигался по институту, ездил от двери института до двери общаги на такси, всё время проводил за учебниками или книгами (отчего подтянул успеваемость и стипендии наконец стало хватать не только на такси).
Но наступила зима. Первые недели 2 декабря меня вроде даже как-то отпустило, я стал чаще выходить на улицу, начал пытаться контактировать с людьми, но 17 декабря случилось самое жуткое дерьмо в моей жизни...
В тот день у меня было 4 пары, притом ко второй, а после я должен был ехать к бабушке на пирожки (за пару дней до этого мы виделись и она заметила, что я сильно исхудал и решила, так сказать, принять меры по исправлению ситуации). К тому времени весь город уже 5-й день засыпало снегом и казалось в этот день наступил апофез снежного безумия. Все такси, в которые я звонил отказывались присылать машину, ссылаясь на то, что техника снегоуборочная работает плохо, далеко не уехать. Я какое-то время сомневался, ехать ли, ибо все эти снежные дни я вроде бы гулял в нормальном состоянии, как и 2 недели до этого, но я постоянно слышал тот голос из леса. Сначала лишь обрывки слов в гуле толпы, затем слова, фразы, а днём ранее я осознал, что часть звуков города просто заменяется этим голосом. В тот день все пары были лекциями и я вдоволь насмотрелся в разные окна. Среди пелены падающего огромными хлопьями снега я то тут то там замечал какие-то будто бы вырванные из других мест и небрежно вставленные в урбанистический пейзаж за окном объекты: зелёные кусты, ржавые металлические обломки, фонарные столбы странных форм и люди в необычно цветастых костюмах среди толп в чёрном. Но в конце концов суровый, беспощадный голод студента заглушил все мои дурные мысли и я отправился на трамвай. Остановка была недалеко и я дошёл до неё без приключений, сразу же сел в нужный мне трамвай (повезло), забитый до отказа наверное первый раз за все те годы, что в городе ездят маршрутки (они кстати тоже говорят не ездили, так что трамвай был единственным лучом света в белом царстве). Доехал до нужной остановки я тоже без приключений, вышел, прошёл с освещённого проспекта вглубь дворов... и потерялся во мраке. Так странно, ни одного горящего окна и уж тем более фонаря, только темнота и внезапно только что мной почувствованный ветер, воющий, сбивающий с ног, бросающий мне в лицо снег. Я, абсолютно дезориентированный, начал крутить головой туда-сюда, ища убежище и вдруг недалеко от себя увидел еле мерцающий свет. Со всех сил бросившись в ту сторону я за десяток шагов добежал до туда - там была лампочка, освещающая вход в подъезд; я со всех сил дёрнул дверь, раздался жуткий скрип ржавой пружины, я на секунду остолбенел, но тут же резко запрыгнул в подъезд и закрыл дверь.
В подъезде не было света, стояла жуткая, тяжёлая тишина и что самое странное - там было никапельки не теплее, чем на улице. Отдышавшись, я достал из кармана маленький фонарик (тёплый, ламповый советский, дедушкин ещё, вместо талисмана ношу с раннего детства) и включил его. Вот тут то у меня, что называется, первый кирпичик и пошёл. Я стоял вроде бы в обыкновенном подъезде хрущёвки (сначала две двери, потом слева дверь в подвал, а дальше 5 ступенек до первого этажа), но стоял я в снегу по голень. На стенах тоже каким-то образом намёрз снег, дверь в подвал была замурована, а передо мной путь на ступеньки преграждала ржавая, покрытая льдом решётка. Сначала я подумал, что может быть свернул не туда с проспекта и зашёл в хрущёвку под снос, но эта мысль, как и все другие испарились, когда я повернувшись назад и желая выйти начал вроде как толкать дверь, моя рука упёрлась в заснеженную стену. Посветив туда фонариком и убедившись, что там действительно такая же замёрзшая стена как и справа и слева, даже не замурованная дверь, я почувствовал, что у меня подкашиваются ноги и сел в снег. Просидев так минут 5-7, я основательно подмёрз, встал и будто на автомате ударил по решётке ногой, в результате чего она просто разорвалась посередине, я пролез в дырку и поднялся на первый этаж. Мысли потихоньку возвращались, но понимания происходящего не было абсолютно. Я осмотрел первый этаж: маленькая лестничная клетка, 4 квартиры, двери совсем рядом. Ох эти двери... Слева была грубая деревянная дверь, разрисованная мелками с забитым в глазок толстенным гвоздём, справа недозамурованная, обитая дешёвой кожей, за которой мне слышались какие-то размеренные стуки, будто кто-то как бы стучит по стене кулаком, отбивая такт, центральные двери сначала показались вполне обычными совковыми дверьми с мутным стеклом, но они оказались просто искусно нарисованы. Вдруг меня стало мутить, всё вокруг закружилось, стук справа усиливался, двери в центре начали будто бы открываться, я из последних сил бросился наверх и проскакав два этажа, пробив ещё решётку перед одним и разорвав какую-то то ткань перед другим, я остановился - лестничный пролёт заканчивался тупиком, в котором висело десятка 4 разнообразны почтовых ящиков: деревянные, металлические, разной формы и размеров. Я зачем то начал срывать их все и вытряхивать из них содержимое, из одних вылетала лишь пыль, из других пожелтевшие газеты на непонятных языках с выцветшими фотографиями, из третьих письма в причудливой формы конвертах, я разрывал конверты, доставал письма но все они тоже были на незнакомых мне языках... В итоге я просто запнулся за лестницу, скатился вниз, вокруг меня всё закружилось, загудело и я просто потерял сознание, снова...

Втр 12 Ноя 2013 15:17:55
Очнулся я явно не там где вырубился. Я лежал упёршись носом опять в какую-то чёртову решётку. Но это была не ржавая проволочная херня, что была до этого, а мощная, железная байда, которой обычно прикрыты окна, только размером под лестничный пролёт. А за решёткой она обрывалась, из стен кое-где торчали куски будто бы обрушившейся лестницы, а дальше сплошная темнота. Мне уже не нужен был фонарик, ибо выше по лестнице на площадке горела будто-бы кварцевая лампа. Свет этот до моего местоположения доставал с трудом, ибо лестница была невероятно длинная и угол у неё был странный, таких я ни в каких домах не видел. До площадки было где-то около 15 ступенек, а я ведь кажется лежал далеко не в её конце. Здесь было совсем не холодно, но я всё равно дрожал, от страха, от неожиданности, не знаю. Наконец придя в себя и немного успокоившись я встал и начал отряхиваться. Болела левая рука в локте, видимо сильно ушибся, сгибалась она с трудом. Я начал медленно подниматься наверх, мои шаги гулко отдавались вокруг, лампа была явно кварцевая, слышался характерный звук. Взойдя с лестницы на площадку я чуть сразу же не покатился вниз - лампа внезапно погасла и я снова остался в кромешной тьме. Включив фонарик я осмотрел площадку. Она была намного больше первой, на которой я осматривал двери. На ней было пять проходов (по два сбоку и один в дальнем конце), а в центре было нечто вроде шахты лифта. Проходы были завешены толстыми пыльными листами целлофана, трогать их мне не хотелось, так что я решил проверить шахту. Это была определённо шахта лифта, все эти провода, отделка, вспоминались кадры из фильмов. Дверей лифта не было, как и кабины в луче фонарика. Я поднял с пола какую-то железяку и бросил вниз, чего наверное делать не стоило. Она летела довольно долго, но приземлилась явно не туда, куда мне хотелось бы. Раздался мерзкий сдавленный писк и где то далеко внизу началась какая-то возня, шорохи, ещё писк и что-то начало будто бы карабкаться по стенам вверх, стук металла, провода затряслись, я тотчас же отпрянул от шахты, сердце начало колотиться и я бросился в самый дальний проход. Еле протиснувшись сквозь пыльный целлофан я побежал вперёд что есть мочи. Фонариком вокруг себя я высвечивал разрисованные непонятными знаками стены, кучу одинаковых, мощных деревянных дверей по бокам. Это определённо был некий коридор, чем дальше я бежал по нему, тем сильнее мои ноги увязали в слое пыли, дверей становилось всё меньше, стены становились всё менее разрисованными... Вдруг передо мной коридор вдруг разделился на два, я повернул налево, в этом коридоре всё было завалено какими-то старыми вещами - мебель, вёдра, какие-то игрушки, посуда, притом с каждым метром вещи становились всё стариннее и всё более покрытыми пылью, с трудом продираясь по странному коридору я в конце концов зашёл в тупик - снова металлическая решётка, а за ней чёрная пустота, ни стен, ни пола, ни потолка.
Я присел и задержал дыхание. Где-вдали я слышал как то нечто из шахты лифта топает по коридору, но тут внезапно послышался звук открывающейся тяжёлой двери, опять тот сдавленный писк, злобный крик на неизвестном мне языке мужским голосом, всё снова закружилось, загудело передо мной, пятно фонаря, застывшее на каком-то древнем тазу замерцало и я не вырубился, нет, я лишь закрыл глаза, а открыв понял, что оказался по ту сторону решётки, но не в тёмной пустоте, а вполне себе на каменном полу. Повернув голову от решётки и назад я снова испытал то жуткое чувство - не было никакой решётки, лишь стена, не замёрзшая, но влажная, от неё шёл пар, по ней тонкими струйками бежала вода. Фонарик остался где-то там, но здесь на стенах мелкие лампы, горевшие неприятным красным цветом. Встав с мокрого пола я подавленно побрёл вдоль красных лампочек, это был уже не коридор, а какой то лабиринт, по которому я шёл, придерживаясь отвратительного, бьющего по глазам красного света. Везде журчала вода, лабиринт был наполнен туманом, за заплесневелыми стенами стучали какие-то механизмы. Наконец через минут 20 ходьбы лампочки закончились, и из темноты перед собой я услышал снова тот голос, голос девушки моего возраста. Она говорила тихо, я всё так же не понимал язык, но ведомый неизвестной силой шёл сквозь темноту, пока наконец не открыл какую-то дверь и не вышел...

Втр 12 Ноя 2013 15:20:24
В странное куполообразное помещение, я стоял на маленьком выступе, и передо мной была вода, будто круглый бассейн. Вода была на пару метров ниже, но явно прибывала. Помещение освещалось ещё более мощной красной лампой. В метрах 6-ти от меня находилась каменная колонна на уровне моего выступа. На нём стояла девушка моего роста, в странной цветастой курточке с накинутым капюшоном и такой же безумно-разноцветной юбке, почему то я не могу вспомнить её ноги, хоть и не могу сказать, что она висела в воздухе. Она шептала что-то тем самым голосом и вдруг заговорила будто бы стояла рядом и говорила мне под ухо. Вот наш диалог, каким я его помню:
Она: вот ты и здесь, тебе остался всего один шаг.
Я: что, где я, какой к чёрту шаг, куда?
Она: ну как же куда? Сюда, к нам, в этот совсем близкий мир от того, в котором ты по случайной нелепости застрял.
Я: что за херню ты несёшь?
Она: разве ты всё ещё не понял? Ты потерялся в этом дурацком, прямолинейном мире, ты блуждаешь там, теряешься среди его скучной прямоты и подходишь всё ближе к нашему бесконечно меняющемуся миру, наш мир зовёт тебя, ты хочешь остаться здесь, ты так быстро нашёл меня, многие, что хотели сюда попасть так и не добрались до этой комнаты...
Я: да прекрати ты. Я хочу вернуться туда, где идёт снег, к бабушке, чёрт побери, я так голоден...
Она: пойми, ты так нужен здесь, этому миру нужна жизнь, нужны твои мысли, чтоб он не останавливался в движении, чтоб не слился с тем, в котором ты застрял, унылым и скучным. Там тебя никто не ждёт, у тебя никого нет, твои родные умрут совсем скоро, а здесь, с тобой мы будем вечны, мы будем развиваться, меняться, всегда. Просто шагни сюда и возьми меня за руку.
Колонна, на которой она стояла начала медленно двигаться ко мне. Всё вокруг снова закружилось, большая красная лампа начала делиться на десятки мелких, приятный гул начал сковывать мои движения, я уже ничего не соображал, все мысли ушли и я просто потянул к ней руку. Левую руку. Локоть пронзила острая боль, от неожиданности я зашатался и плюхнулся в воду, всё так же не будучи способным по своей воле пошевелиться, я видел как десятки мелких ламп сходятся в одну, и слыша отчаянный крик девушки потерял сознание...
Очнулся я в сугробе двора, похожего на бабушкин, совсем сухой. Но кажется это был не конец. Несмотря на то, что фонари горели и во многих окнах был свет, я чувствовал - что-то не так. У меня было крайне расфокусировано зрение, и через минуту таки приведя зрение в порядок я понял, что. Дома вокруг меня были не обычными хрущёвками - они снова меняли форму, как тогда осенью, но намного более зловеще. К ним прибавлялись ещё этажи, они разделялись, соединялись, из них выпадали отдельные части, они нарастали друг на друга, переворачивались, плясали и сжимались кольцом вокруг меня. Фонари с безумной периодичностью мерцали и потухали, лампочки в них лопались и из них струилась вода, в окнах появлялся образ той девушки, начавшийся было гул сменился её отчаянным криком. Снег падал со всех сторон, деревья принимали форму знакомых мне людей, просили остаться здесь, но внезапно... зазвонил телефон. Та самая мелодия с каждой секундой успокаивала картину вокруг но делала крик девушки всё громче. Но с последней секундой мелодии крик оборвался, всё прекратилось, мелодия заиграла повторно, в лицо мне ударил тёплый ветер, я вдохнул полную грудь воздуха и снова потерял сознание.
Да я снова проснулся утром, через два дня. И не смотря на середину декабря это было дождливое утро, говорили аномалия, раз в сотню лет такое бывает. Рядом тихо дремала бабушка...
После этого всё прекратилось, говорят, что нашли меня в соседнем с бабушкиным дворе, в сугробе. Говорить об этом случае я никому не стал и бабушке наказал молчать. За прошедший год я вернул себе большинство друзей и репутацию, снова нашёл девушку. Стал настоящим гуру пасфайндинга, лол.
Все те странные события, что происходили со мной удивительным образом стёрлись из моей памяти почти подчистую (хорошо что я в больнице тогда записал все свои воспоминания, а в новом учебном году решил оформить их в связную историю, будет что внукам рассказать если что). Конечно, порой даже я начинаю считать это плодами моего воображения, да и ты анон можешь так же подумать, ну или заклеймить меня омичом. Но дело в том, что когда меня выписали из больницы, я, одеваясь, нашёл во внутреннем кармане куртки, где раньше всегда лежал мой фонарик, письмо. Письмо, запечатанное в необычный конверт, написанное на жёсткой, приятно пахнущей бумаге странными символами. Когда я достаю его и концентрируюсь на символах, тот гул, переплетающийся с криком возвращается, только очень тихо, и картинка перед глазами мельтешит и слегка дёргается. Но я уверен, что у них, кто бы он ни были, не хватит ни сил ни возможностей снова сделать тот мир хоть настолько сильным, чтобы он мог немножко соприкоснуться с нашим, не то что уж затащить туда кого-то, кто сможет его возродить. Если я сам этого не захочу...

Втр 12 Ноя 2013 15:26:26
>>57302279
А всё эти ваши спайсы

Втр 12 Ноя 2013 15:30:38
о, о чем я вам сейчас расскажу, произошло всего несколько дней назад и навсегда изменило мою жизнь. Верить всему этому или нет – целиком и полностью ваше право. Я и сам, вспоминая детали прошедших событий и составляя из последних кусочков полную картину произошедшего, мог бы усомниться в ясности собственного рассудка, но вот флешка, которую я теперь, не выпуская ни на миг, днем и ночью сжимаю в руке, служит единственным и неоспоримым доказательством того, что я ещё не сошёл с ума. Счастливое ли стечение обстоятельств, благословление ли богов, в которых я никогда не верил, слепой ли случай – я до сих пор не знаю, что меня спасло… Впрочем, довольно пустых слов, перейдем к делу.
День первый:
Меня зовут... А, впрочем, это неважно, ведь речь пойдёт не столько обо мне. Достаточно просто упомянуть, что я студент почти третьего курса, один из многих, кто сейчас сдаёт последние экзамены и закрывает свои долги. Я не прилежный ученик, не гордость колледжа, но обычный парень, всё ещё живущий с матерью, любящий посидеть за компьютером, копаясь на Facebook'e или зависнув в какой-нибудь новой игрушке. С недавнего времени я увлекся игрой Terraria и иной раз проводил целые вечера напролет за раскопками комплексов пещер и возводя на поверхности огромные и роскошные замки. У меня уже две недели как отключили интернет, а платить за него было нечем, поэтому я и воевал с одними только скелетами и прочей компьютерной нечистью, не имея возможности вырваться в желаемый мультиплеер и поучаствовать в каком-нибудь масштабном проекте. Признаться, это и не особо меня заботило, но всё равно было скучно, поэтому, когда мой друг, чьё имя тоже не играет особой роли в моём рассказе, позвонил мне и рассказал о выходе версии 1.0.5, возбужденно перечислив самые лакомые кусочки из списка изменений, я немедленно попросил его принести мне игру на флешке. Как впоследствии оказалось, я совершил огромную ошибку.
На следующий день, двадцать четвертого июня, я уже перекидывал новую взломанную версию игры на компьютер и краем уха выслушивал «ценные советы» друга, подсмотренные им в официальном превью. Дождавшись, пока он уйдёт и оставит меня наедине с желанной игрой, я запустил клиент, удовлетворенно скользнул взглядом по надписи «1.0.5» в левом нижнем углу окна и зашёл в одиночную игру. Все карты и персонажи с 1.0.4 уже были бережно упакованы мной в zip-архив и убраны из соответствующих папок, чтобы я мог с нуля начать новый мир. Кликнув на «create character» я по-быстрому создал вполне обычного персонажа – парень, шатен, в ярко-зеленой куртке, синих штанах и коричневых ботинках, со стандартным цветом кожи. Естественно, что первым же делом мне захотелось опробовать новый уровень сложности, поэтому я без малейших раздумий сменил его на хардкор.
Персонажа я назвал первым же пришедшим в голову именем, Мэтт, но палец предательски соскочил с клавиши и вместо M написал N. Я клацнул на продолжение раньше, чем успел заметить свою ошибку, поэтому персонаж был назван Natt. Снова создавать и раскрашивать персонажа мне не хотелось, поэтому я приступил к созданию мира, выбрав средний размер. Игра, странное дело, даже не спросила, как я хочу назвать создаваемый мир, но меня это и не капли не расстроило, я всё равно всегда оставлял название стандартным. Спустя минуту мир был создан и автоматически назван «!born». Удивлённый этим странным названием, больше похожим на сид генерации мира, я начал игру.
Первым же, что бросилось мне в глаза после загрузки мира, была абсолютно ужасная его генерация. Друг, конечно, предупреждал меня, что в 1.0.5 Blue что-то намудрил с генерацией миров, отчего те получались гораздо менее красивыми, чем раньше, но к такой разительной перемене я всё равно не был готов. Оценив новые возможности гида и вдоволь поспрашивав у него про назначение всякой ерунды, вроде желудей или деревянных перекладин, я перешёл к суматошному строительству хижины на первую ночь. В процессе рубки дерева обнаружилось, что на западе от спауна, всего в двух экранах от него, расположена зараженная зона, что на некоторое время закрыло мне путь на запад. Вскоре хижина была построена, впрочем, скорее для виду, так как Нэтт всю ночь протанцевал за её стенами, отбиваясь найденным копьём от настойчивых зомби и собирая с них желаемые пятьдесят серебряных. Следующий игровой день ушёл на строительство небольших домиков для гида и ожидаемых NPC, а затем началось привычное исследование мира, поиск вооружения, добыча руды и сражение с бесконечными монстрами.
За это время Нэтт несколько раз умер, и каждый раз после его смерти игра выкидывала меня в главное меню, откуда, повторно выбрав его из списка персонажей, можно было начать игру на спауне без всей своей экипировки. Тогда я был вполне уверен, что так и должно быть, а выходы в главное меню после смерти – просто часть хардкорного режима, запланированная разработчиками.

Втр 12 Ноя 2013 15:31:11
>>57302521
Нэтт в окончательно достроенной деревне. Решил опробовать зелье гравитации и заснял результат.
Спустя несколько игровых дней и внеигровых часов у меня в деревне уже появилась дриада, а Нэтт был одет в теневую броню, поэтому приоритетной целью я поставил нападение на Скелетрона и разорение подземелья, после которого с чистой душой можно было спускаться в Ад, строить себе ферму для алхимических нужд и просто получать удовольствие от внутриигрового всевластия. Так как на восток карта была уже изведана до самого океана, я отправился на запад, по пути опустошая зараженные зоны и убивая злившихся на разрушение теневых шаров червей. Спустя некоторое время подземелье было обнаружено, но…
Оно выглядело странно. Во-первых, отсутствовала пристройка-колоннада, в которой меня обычно встречал Скелетрон. Просто башня над входом в землю, внутри которой всё равно устало бродил проклятый старик, вместо своего обычного «Come back again at night if you wish to enter» говоря мне «Come back again at night if you wish to see my Master» . Я счел это намеком на то, что внутри подземелья меня ждёт новый босс, добавленный разработчиками в 1.0.5, и только удивился, что друг не упомянул мне о нём.
Во-вторых, что куда важнее, идя из глубины подземелья и пробиваясь через проломанную крышу башни, поднимался неизвестный мне стебель странного, телесного вида. Он был текстурой на заднем фоне, но крюк за него цеплялся, поэтому я, раздираемый любопытством, полез наверх, узнать, куда же ведет этот стебель. Блоков через триста, когда я уже почти уверился в том, что стебель исключительно декоративный и куда более интересные открытия ждут меня на дне подземелья, тема мира поменялась, задний фон стал немного темнее, а небо стало нехорошего красного цвета. По аналогии с «Кровавой Луной» мне сразу же пришло в голову «Кровавое Солнце», что довольно точно описывало внешний вид мира. В колонках зазвучал какой-то неразборчивый шум, похожий на чьё-то тихое бормотание, но и эту деталь я мысленно отнес к желанию разработчиков сделать пока неизвестную мне новую локацию как можно более атмосферной.

Втр 12 Ноя 2013 15:31:38
>>57302538
Вход в подземелье, пуповина.
Спустя пару экранов подъёма вверх я вздрогнул, увидев, к чему прицепился крюк. Это был огромный, перекрученный и сгорбившийся эмбрион, размером с летающий остров, но состоящий не из отдельных блоков, а цельный, как цельны все монстры и боссы Террарии. Я на секунду замер, чувствуя учащенное биение собственного сердца и буквально уговаривая себя собраться с мыслями и подняться ещё выше, чтобы побывать на спине эмбриона. В конце концов, на Глаз Ктулху у меня в свое время была примерно такая же реакция, вот только он атаковал меня, а этот эмбрион… он… не делал ровным счетом ничего, только грудь мерно поднималась и опускалась при ритмичном, спокойном дыхании. Пересилив себя, я в несколько прыжков забрался на эмбриона и, походя по его спине и не найдя ровным счетом ничего интересного, на пробу ударил его киркой.
Раздался ужасный крик, чуть ли не самый громкий и пронзительный, который я когда-либо слышал, и Нэтта в буквальном смысле разорвало на кусочки без всякой видимой на то причины. Я испуганно отпрыгнул от монитора вместе со стулом, переводя дыхание. Разработчикам точно пора заканчивать с лавкрафтовскими ужасами, подумалось мне, тем более настолько внезапными. Игра снова вышла на главный экран, а я, потянувшись за мышкой, щелкнул на “одиночную игру» и, наведя мышку на Нэтта, в очередной раз остолбенел. Мурашки пробежали по моей спине, а на лбу выступили капли пота – Нэтт изменился. Он поседел, побледнел, его одежда выцвела, а глаза стали тусклее, как будто бы он многие годы не видел белого света, находясь в заточении где-то глубоко под землей. Еле заставив себя клацнуть сперва на его имя, а потом на название мира, я откинулся на спинку стула, мысленно уверяя себя, что разработчики просто переборщили с реалистичностью своего очередного монстра. Как только мир загрузился, я был удивлен ещё раз, хотя думал, что был готов к каким бы то ни было странностям.
Моя небольшая деревенька выглядела так, будто за эти две минуты моего отсутствия в мире прошло, как минимум, столетие. В стенах были бреши, местами висела паутина, почти все предметы обстановки, кроме сундуков, исчезли, а во всей деревне не было видно ни одного NPC. Впрочем, скоро я нашёл этому причину – немного восточнее деревни появилось небольшое кладбище с указанием имен всех моих торговцев, гида, дриады и медсестры, хотя, конечно же, раньше эти имена нигде не упоминались. Как ни странно, эта деталь меня успокоила – я поверил в то, что всё это просто хитрая и убедительная уловка разработчиков. А когда спустя пару минут ко мне в деревню снова пришли все NPC, каждый из которых ничем не отличался от предыдущих, я окончательно уверился в правоте своей теории.

Втр 12 Ноя 2013 15:31:57
>>57302009
тест

Втр 12 Ноя 2013 15:32:18
>>57302551
Нэтт у кладбища рядом с уже восстановленной деревней.
Ещё два игровых дня у меня ушло на восстановление всего своего обмундирования, после чего было решено отправиться в повторный поход в подземелье. Дойдя до него, я сразу же, не давая себе времени на размышления, направился к старику. Несмотря на то, что была поздняя ночь, он всё равно твердил лишь «They call me Old Man» и, как оказалось, не мешал моему продвижению. Оставив явно глючащего NPC на поверхности и понимая, что увидеть торговца одеждой мне увидеть не суждено, я спустился в подземелье. По всей вертикальной шахте вилась та самая пуповина, навевая на меня плохие мысли о том, что ждёт меня на другом её конце. В трех боковых ответвлениях основного туннеля я не нашёл ровным счетом ничего интересного, и только уже внизу, где, уходя от пуповины, во все стороны расходились цепочки катакомб, мне начало везти с добычей. Отбиваясь от скелетов и летающих черепов, я привычно грабил сундуки, взвешивая в уме, что именно мне стоило бы взять с собой, а что оставить, и, незаметно для себя, продвигаясь всё дальше и дальше на запад.
В какой-то момент я понял, что обстановка целиком изменилась. Теперь это место хотелось назвать не подземельем, а дворцом. Пол и стены были выложены из никогда ранее не виданных мною двухцветных блоков, на стенах висели картины смутного содержания, на полу стояли диваны, длинные обеденные столы из резного черного дерева, вазы с цветами, под потолком висели огромные хрустальные люстры, и всё это было изображено вплоть до мельчайших деталей, которые только позволяет максимальное разрешение предметов. Вряд ли я совру, если скажу, что имел понятие, как крафтится хоть один из увиденных мною там предметов. Все мои попытки сломать молотом или взрывчаткой хоть что-нибудь гарантированно венчались провалом. Также изменились и враги – на смену скелетам пришли люди, будто бы случайно сгенерированные игроки с случайно выданным игровым оружием. Мечники, маги, лучники и подрывники – все они единой толпой атаковали меня, ведя себя гораздо умнее обычного ИИ, как будто… Как будто я действительно играл против живых людей.

Втр 12 Ноя 2013 15:33:23
>>57302567
Путь к дворцу, сгенерированные "монстры".
Наконец, мой путь уперся в последнюю огромную комнату, похожую на тронный зал, на стенах которого в позолоченных рамах висели портреты неизвестных мне людей. В западном краю зала на золотом троне сидел некто, кого, если верить всплывающей надписи, звали Отец, The Father. В его присутствии все враги, атакующие меня, немедленно становились нейтральными и спешно покидали тронный зал, будто бы боясь своего, без всякого сомнения, повелителя. Отец встал с трона и, медленно спускаясь по ступеням, подошёл к Нэтту и начал разговор. От всех остальных существ Террарии его отличала невероятная детализация действий – он моргал, свободно жестикулировал при общении, реалистично переставлял ноги, даже иногда задумчиво чесал собственную бороду, и при этом не выглядел как заскриптованная сцена.
Когда он заговорил со мной, открылось широкое окошко диалога. Не тонкая полоса с заготовленным текстом наверху экрана, а широкий интерфейс, на котором слова проявлялись по одному, как будто Отец диктовал их невидимому рукописцу. Вместо кнопок продолжения или конца разговора было небольшое поле внизу, в которое можно было написать всё, что угодно и enter-ом ответить Отцу. В тот момент мне даже не пришло в голову попробовать написать что-то не имеющее смысла или на l33t-спике чтобы проверить, как на это среагирует мой «собеседник», я был слишком напуган и возбужден всем происходящим со мной.
Отец в туманных выражениях рассказал мне, что эмбрион над башней – дьявольское дитя, которое должно быть убито ради блага всего мира, и убить которое возможно, только если спуститься ещё ниже, в некую Утробу, чтобы найти там основание пуповины и перерезать его. Любые мои вопросы о его личности Отец игнорировал, но на один вопрос всё же ответил - «А что случится, если я не сделаю этого?». Отец повернулся лицом к экрану, смотря прямо на меня, и произнес «Ты умрешь». В этот момент мне показалось, что я даже слышу его голос, произносящий эти простые слова, которые, однако, напугали меня гораздо сильнее, чем даже страшная находка в небе. Они, и я теперь понимал это точно, пускай и отказывался поверить в это, были адресованы не моему персонажу, а именно мне, сидящему перед экраном и дрожащему от страха. И снова я с трудом успокоил себя мыслями о том, что всё это – часть красивых и очень убедительных нововведений, квест от NPC, хотя большое количество увиденных странностей не давало мне покоя.
Отец замолчал и больше не говорил ни слова, не отвечая и на многочисленные вопросы, которые я пытался ему задавать. Мне не оставалось больше ничего, как возвращаться через опустевшие коридоры дворца обратно в подземелье, терзаясь смутным и нехорошим предчувствием. Дойдя до пуповины, я почувствовал сильное, стихийное желание закрыть и удалить игру, раз и навсегда, чтобы больше никогда не заходить в неё и не рассказывать никому, что именно со мной сегодня произошло. К сожалению, тогда я смог пересилить это желание, в очередной раз убеждая себя, что пока не случилось ничего, что в теории не могло бы быть добавлено разработчиками в новую версию, и начал спускаться по пуповине.
Спустя некоторое время спуска начали происходить уже действительно странные вещи. Во-первых, мелодия подземелья постепенно стихла и сменилась на ту, которая звучала, когда я увидел того эмбриона. Во-вторых, исчезли привычные монстры, а в колонках стали постоянно звучать те шуршащие звуки, которые обычно проигрываются при появлении червей или костяных драконов, хотя при этом никто похожий так и не появился. Постепенно блоки, из которых состоял проход, уже казавшийся мне бесконечным, стали всё чаще и чаще заменяться на новые, неизвестные мне, больше похожие на полумертвую, реалистичную зеленоватую плоть, а со временем и задний фон сменился на постоянно пульсирующую бледную ткань с дрожащими зелеными венами. Мне даже казалось, что я могу почувствовать тошнотворный запах, исходящий из этого странного места, хотя теперь я почти уверен, что мне отнюдь не казалось.
Вне всякого сомнения, это и была Утроба, вот только пуповина всё никак не собиралась заканчиваться. Мне стало действительно страшно – я собирался сегодня поиграть в «песочницу», поубивать боссов, поэкспериментировать с нововведениями и фичами, словом, развлечься вдоволь, но уж никак не извергать из себя кирпичи пулеметной очередью. С другой стороны, до определенного момента это было действительно интересно, хотелось пройти этот нежданный квест и окончательно увериться в том, что никаких странностей в игре нет. Увы, так не случилось.
Со временем в Утробе, наконец, появились монстры. Они разительно отличались от всех остальных монстров игры – сплошные куски излишне реалистичного мяса, каждый раз разные, некоторые были во много раз больше персонажа и могли только ползать по туннелям, некоторые, наоборот, были размером в несколько пикселей и летали стаями. При наведении курсора на любого их них не указывалось ни имя, ни количество жизней, при ударах не всплывало количество понесенного урона (хотя убить монстров было возможно, пускай и весьма проблематично), а единственным лутом с этих тварей были оторванные части тела. Впоследствии я показывал их гайду, который, как только я пытался перенести конечности, головы или внутренние органы в его окошко помощи по крафтингу, немедленно и быстро уходил как можно дальше от персонажа, пока не застревал в ближайшей яме или не погибал каким бы то ни было образом.
По мере моего продвижения вниз, у Утробы обнаружилось ещё два странных качества. Когда я, наконец, заподозрил, что как для среднего по размеру мира, который я создавал, этот туннель уходит слишком глубоко, и пришёл в Утробу с экипированным измерителем глубины, тот упорно показывал “????? feet below”, разладившись впоследствии и на поверхности. Единожды одетый в Утробе глубиномер вместо всех цифр начинал показывать вопросительные знаки, определяя только количество чисел и уровень «выше-ниже». Впрочем, пятизначный показатель глубины уже действительно испугал меня. Даже большие карты заканчивались на глубине пяти тысяч блоков, а тут средняя идёт уже точно больше десяти тысяч…
Второй и самой пугающей из новообнаруженных странностей этого места было то, что чем ниже спускался Нэтт, тем меньше светили любые его источники света. Приблизительно на двадцати тысячах блоков, если я не ошибался в расчетах, уже ничто не могло разогнать темноту, окутавшую это место. Факела, светящиеся лампы, водные свечи, выброшенные упавшие звезды, каска шахтера, заклинания, зелья ночного зрения, метеоритная броня, выстрелы из космического пистолета – вообще ничто. Передвигаться приходилось в кромешной темноте, и только через каждые два-три экрана встречались синие блуждающие огоньки, неуловимо похожие на те, которыми глубоководные рыбы заманивают доверчивых рыбешек поменьше.

Втр 12 Ноя 2013 15:33:59
>>57302601
Это было действительно страшно – перебираться под тихие стенания «музыки» этого места и шуршание невидимых червей в стенах, прыжками перебегать через темные пространства, в которых меня поджидали очередные неизвестные монстры, испуганно жаться к огонькам и переводить дыхание между этими рывками. Пуповина, иногда попадающая в зону освещения «светлячков», всё ещё указывала мне, что я двигаюсь по верному пути. Вскоре у одного из светлячков я нашёл золотой сундук, в котором лежало три меча Night's Edge и один, названный Mystery Blade, похожий на окровавленную Мурамасу. Когда я попытался взять его, внизу экрана высветилась надпись «Not yet». Из сундука можно было достать только один Night’s Edge, впрочем, и его мне хватало с головой. Как оказалось, только взмах этого клинка мог немного рассеять темноту Утробы, и с этого момента «светлячки» переставали попадаться на моем пути вниз.
В этот момент я наконец-то смог оторваться от игры. За окном уже темнело, хотя играть я начал рано утром, и я вдруг понял, что не ел и не пил ровным счетом ничего весь день. Вернувшись к последнему «светлячку» и, на всякий случай, построив вокруг себя наспех сделанный деревянный купол, я свернул игру и встал. Губы пересохли, а сердце предательски громко билось, когда я, пугаясь каждого шороха, вышел на кухню чтобы сделать хотя бы глоток воды и перекусить наспех приготовленным сэндвичем. Мама ещё не вернулась с работы, поэтому пустая, темная квартира выглядела в свете последних событий выглядела пугающе. Не успел я и налить себе стакан воды, как из комнаты раздался жуткий крик, точь-в-точь такой же, какой я слышал тогда, на эмбрионе. Я буквально почувствовал, как мои волосы на голове встали дыбом и, выронив стакан, побежал обратно в комнату.
Игра была развернута на весь экран, а посередине монитора горела надпись «You were slain…». Купол, построенный мною, был изнутри забрызган кровью, которая выглядела как настоящая, стекая по деревянным стенкам и мерно капая с низкого потолка. Пол был усеян излишне детализированными конечностями и внутренностями, а на заднем фоне мелькнуло что-то неразборчивое, после чего игра сразу же вылетела в главное меню. Дрожащей рукой я нащупал мышку и, без всякого на то желания, механически кликнул на «single player». Нэтт исчез.
В этот момент я был близок к тому, чтобы закричать от ужаса. Как одна последняя соломинка может сломать спину верблюду, так и этой детали, казалось, могло хватить для того, чтобы я окончательно свихнулся. Я ударом по кнопке питания на системном блоке выключил компьютер, и, выпив двойную дозу успокоительного-снотворного, попытался лечь и заснуть, чтобы на утро понять, что всё это был сон или моё разыгравшееся воображение. Снились мне кошмары, как будто моя комната стала частью Утробы: стены пульсировали прожилками трупно-синих вен, в углу копошилось что-то отвратительное и пугающее, а из экрана монитора ко мне тянулась та самая пуповина… Дважды за ночь я просыпался в холодом поту, включал светильник и подолгу успокаивал себя.

Втр 12 Ноя 2013 15:37:33
>>57302601
Это было действительно страшно – перебираться под тихие стенания «музыки» этого места и шуршание невидимых червей в стенах, прыжками перебегать через темные пространства, в которых меня поджидали очередные неизвестные монстры, испуганно жаться к огонькам и переводить дыхание между этими рывками. Пуповина, иногда попадающая в зону освещения «светлячков», всё ещё указывала мне, что я двигаюсь по верному пути. Вскоре у одного из светлячков я нашёл золотой сундук, в котором лежало три меча Night's Edge и один, названный Mystery Blade, похожий на окровавленную Мурамасу. Когда я попытался взять его, внизу экрана высветилась надпись «Not yet». Из сундука можно было достать только один Night’s Edge, впрочем, и его мне хватало с головой. Как оказалось, только взмах этого клинка мог немного рассеять темноту Утробы, и с этого момента «светлячки» переставали попадаться на моем пути вниз.
В этот момент я наконец-то смог оторваться от игры. За окном уже темнело, хотя играть я начал рано утром, и я вдруг понял, что не ел и не пил ровным счетом ничего весь день. Вернувшись к последнему «светлячку» и, на всякий случай, построив вокруг себя наспех сделанный деревянный купол, я свернул игру и встал. Губы пересохли, а сердце предательски громко билось, когда я, пугаясь каждого шороха, вышел на кухню чтобы сделать хотя бы глоток воды и перекусить наспех приготовленным сэндвичем. Мама ещё не вернулась с работы, поэтому пустая, темная квартира выглядела в свете последних событий выглядела пугающе. Не успел я и налить себе стакан воды, как из комнаты раздался жуткий крик, точь-в-точь такой же, какой я слышал тогда, на эмбрионе. Я буквально почувствовал, как мои волосы на голове встали дыбом и, выронив стакан, побежал обратно в комнату.
Игра была развернута на весь экран, а посередине монитора горела надпись «You were slain…». Купол, построенный мною, был изнутри забрызган кровью, которая выглядела как настоящая, стекая по деревянным стенкам и мерно капая с низкого потолка. Пол был усеян излишне детализированными конечностями и внутренностями, а на заднем фоне мелькнуло что-то неразборчивое, после чего игра сразу же вылетела в главное меню. Дрожащей рукой я нащупал мышку и, без всякого на то желания, механически кликнул на «single player». Нэтт исчез.
В этот момент я был близок к тому, чтобы закричать от ужаса. Как одна последняя соломинка может сломать спину верблюду, так и этой детали, казалось, могло хватить для того, чтобы я окончательно свихнулся. Я ударом по кнопке питания на системном блоке выключил компьютер, и, выпив двойную дозу успокоительного-снотворного, попытался лечь и заснуть, чтобы на утро понять, что всё это был сон или моё разыгравшееся воображение. Снились мне кошмары, как будто моя комната стала частью Утробы: стены пульсировали прожилками трупно-синих вен, в углу копошилось что-то отвратительное и пугающее, а из экрана монитора ко мне тянулась та самая пуповина… Дважды за ночь я просыпался в холодом поту, включал светильник и подолгу успокаивал себя.

Втр 12 Ноя 2013 15:38:07
>>57302713
День второй:
Стоит ли говорить, что на следующее утро я не имел ровным счётом никакого желания играть в «Террарию»? Даже не включая компьютер, я оделся, позавтракал и вышел подышать свежим воздухом, чтобы немного развеяться. Эта прогулка подействовала на меня успокаивающе – на фоне красивой неизменности реального мира вчерашние виртуальные ужасы казались надуманными и мелочными, поэтому я решил позвонить другу, который принес мне игру, и рассказать обо всём случившемся. Тот выслушал меня с возбужденным интересом - сам он ещё не играл в 1.0.5, потратив весь вчерашний день на борьбу с заполонившими его компьютер вирусами, но воспринимал всё случившееся со мной так же, как это хотел понимать и я, то есть как просто очень детально продуманный квест от разработчиков. В конце концов, любопытство пересилило страх и я, вернувшись домой, снова включил игру.
Нэтт действительно пропал без вести, поэтому мне не оставалось ничего иного, кроме как создать нового персонажа, чернокожую девушку Alice. «!born» загрузился и я продолжил играть. В мире ничего не изменилось, NPC бесцельно ходили по восстановленной деревеньке, изредка забредая на кладбище, которое я так и не решился снести…
Кладбище… Что-то в нём привлекло моё внимание, что-то я вспомнил такое, что могло мне помочь… Надгробия! Точно же, на месте смерти Нэтта ведь оставалось надгробие, и на нем должно было быть написано, как именно он умер! Не то что бы я сомневался в том, что это была какая-то «бэкграундовая» тварь, просто стало чертовски интересно узнать, что же там будет написано. Плюс, примерно в том же месте остался сундук с мечами, без которых продолжать спуск совершенно не хотелось, да и не представлялось возможным, ведь черт знает, сколько ещё времени пришлось бы спускаться всё ниже.
Вооружившись из запасов, которые предусмотрительно хранил в сундуке на случай очередной неожиданной смерти, я собирался уже направиться к подземелью, как вдруг запоздало обнаружил, что совершенно лишен зелий здоровья. Вернулся к торговцу, поговорил с ним, зашёл в меню торговли, скупился и, уже прекращая разговор, понял, что что-то не так. Обратился повторно и замер – «Ah, they will tell tales of Natt some day». Я и не знал, как это понимать, казалось, торговец был осведомлен о смерти Нэтта и будто намекал на что-то… Впрочем, со следующего же обращения всё стало на свои места – «Natt, is it? I’ve heard good things, friend!». Торговец, по-видимому, принимал моего персонажа за Нэтта из-за какого-то глюка. Впрочем, не только торговец, но и все остальные NPC, у каждого из которых появились «личные» обращения к игроку - «Hey, Natt, wanna buy a big freaking gun, huh?» , «My god, Natt, were you bathing in lava?!», «Natt? Such a good name… I’ll name my next bomb N.A.T.T.!» и подобные.
Глюк был незначительный, но его вполне хватило для того, чтобы в моей душе снова зародилось нехорошее предчувствие. Полностью вооружившись, я снова отправился на запад и, дойдя до входа в «подземелье», начал длинный спуск. В этот раз, как мне показалось, блоки Утробы начались куда ближе к дворцу, чем раньше, как будто бы она увеличивалась в размерах, поедая блоки камня и кирпичей подземелья, и это пугало. Кроме глубиномера, у меня с собой были и часы. Сразу же после входа в Утробу они разладились и перестали показывать время, отображая только «wo:mb», «h:ll» и «pa:th» в зависимости от того, где в данный момент находилась Элис.
«Темнеть» в Утробе в этот раз стало явно раньше, чем в предыдущий, а зловещая музыка на заднем плане постепенно делалась всё громче и отчетливее. Сквозь пробирающую до костей, мрачную музыку, состоявшую в основном из размеренных гулких ударов барабанов и низких нот какого-то струнного инструмента, начали пробиваться стонущие голоса, которые ассоциировались у меня только с грешниками из второго круга Ада Данте, и от правдоподобности которых меня бросало в дрожь. Их было слышно и раньше, но теперь это точно стало чем-то большим, чем простой звук окружения. В это же время, насколько я мог разглядеть в тусклом свете «фонариков», с задним фоном Утробы что-то происходило. Казалось, на нём начали проявляться какие-то лица или части тел, но, как сильно я не вглядывался, я всё никак не мог окончательно удостовериться в том, что это не плод моей взбудораженной фантазии.

Втр 12 Ноя 2013 15:38:58
>>57302731

Я продолжал спуск, а монстры становились всё реалистичнее и страшнее. Попытавшись ради интереса уйти в темный боковой туннель, отходящий от центрального пути с пуповиной, я почти сразу же наткнулся на что-то, нанесшее мне полторы сотни урона одним ударом и, отпрыгнув, хаотично замахал мечом. Тотчас же, будто издеваясь, из центрального туннеля прилетел один светлячок, освещая моего врага. Им оказалась гигантская полуразложившаяся голова без нижней челюсти и с вываленным длинным языком, которая была настолько реалистично прорисована, что я ощутил рвотные позывы и рывком отвернулся от экрана, лишь бы больше не видеть её. Когда я, наконец, справившись с собой, снова повернулся к экрану, головы уже не было, только тупик из всё той же пульсирующей плоти и рванувшийся обратно «светлячок». Оставаться в темном коридоре, тем более после случившегося, мне отнюдь не хотелось, поэтому я вернулся к пуповине и продолжил идти вниз.
Вскоре я добрался до места, где погиб Нэтт. Всё оставалось на своих местах – золотой сундук, импровизированный купол, не спасший персонажа от смерти, его части тел, кровь повсюду, надгробие… При виде этого зрелища, несмотря на то, что всё было нарисованным, мне стало дурно. Тела же пропадают после смерти? В Террарии ведь нет такой реалистичности убийств? В ней ведь нет крови? Черт побери, это же всё игра?!
Я взял себя в руки. Да, это игра. Да, реалистичность смертей – фича от разработчиков, равно как и всё это место. Да, мне уже надоело обманывать себя этой глупой отговоркой, но что ещё я мог сказать? Всё, что происходило со мной и моими персонажами, вполне можно было оправдать логикой разработчиков, хотя какая-та интуитивная часть моего рассудка и противилась этой мысли. Элис подошла к надгробию, и я прочёл причину смерти Нэтта.
“Natt has been taken by Mother”
Что?! Черт знает в какой раз за последние два дня меня охватил панический страх, захотелось немедленно выйти из игры, удалить её и больше никогда не вспоминать про своё несостоявшееся путешествие по Утробе, но мне не хватало храбрости. В голове кружились глупые, абсурдные мысли, я представлял себе, что будет, если я не убью то Дитя, о чем меня предупреждал Отец, я представлял, как меня, настоящего, ночью поглотят пульсирующие стены или что ещё хуже…
Стоп.
Среди всего нахлынувшего на меня безумия пробилась одна внятная мысль. Отец, Дитя, Утроба и Мать. Эти названия, несмотря на свою простоту, точно не были случайными, в них крылся какой-то тайный, пока необнаруженный мною смысл. И если Отца, Дитя и Утробу я уже видел, то вот кто такая Мать, я не имел ни малейшего понятия. Моё рационалистическое эго явно говорило, что это будет некий босс на дне Утробы, ради которого и совершается весь этот пугающий квест, оно уже рисовало мне гигантского червя или что-нибудь подобное, от чего начинается пуповина, но вот одна только беда – это место не подчинялось рациональному суждению. Точнее, подчинялось, конечно же, но будто бы маскируясь под реальность, чтобы не выдать своей сути. От этих мыслей мне стало ещё хуже, но надо было продолжать.

Втр 12 Ноя 2013 15:39:47
>>57302749
Один из многочисленных снимков Утробы. Все до единого были неудачными, а иногда и по очертаниям не совпадали с тем местом, которое я пытался снять. На снимке Элис с Night's Edge.

Втр 12 Ноя 2013 15:40:24
>>57302773
Я достал из сундука ещё один Night's Edge, и, освещая его взмахами себе путь, продолжил идти вниз по пуповине, отбиваясь от «органических» монстров. Несколько раз мне хотелось остановиться и, если не выйти из игры, то хотя бы сходить на кухню и перекусить чего-нибудь съестного. В то же время, как мне казалось, я уже опустился на добрых сорок тысяч футов ниже уровня моря, и возвращаться на спаун или, тем более, снова строить вокруг себя купол и ставить игру на паузу мне точно не хотелось, поэтому, борясь с голодом, жаждой и усталостью, я продолжал и продолжал спускаться. Голоса на заднем фоне стали ещё громче, перекрывая уже и музыку. Они перешептывались друг с другом на языке, который я не мог определить даже примерно. Это было больше похоже на подражание ястребиному клекоту, чем на человеческую речь, а стоны со временем переросли в всхлипы, плач и, иногда, даже крики боли. Я приглушил колонки, чтобы мама не услышала странных звуков через две стенки, но это не особенно помогало.
Внезапно всё изменилось. Экран дернулся, на секунду потух, снова зажегся и, хотя на первый взгляд ничего не изменилось, я почти сразу же заметил, что задний фон деформируется и будто бы стекается к тому месту, где находилась Элис. Я испугался и побежал вниз ещё быстрее, не оставаясь на месте и на секунду, но это что-то на заднем фоне было быстрее. Голоса перестали перешептываться и затянули долгую, протяжную ноту, сперва низкую, как гул виолончели, затем всё повышающуюся и повышающуюся, пока, наконец, не перешли в пронзительный и страшный визг. Внизу экрана высветилось «It’s wrath has awoken», а плоть Утробы на заднем плане скрутилась, от неё отделилось что-то большое, в несколько раз больше персонажа, продолговатое, со стальными острыми зубами и, увеличившись почти на весь бэкграундый экран, сомкнуло свои челюсти на Элис, после чего сразу же снова исчезло. Одновременно со страшным и безумно реалистичным скрипом сомкнувшихся челюстей, голоса умолкли, оборвав высокую ноту.
Я, застыв, остекленевшими глазами уставился в монитор, не в силах даже пошевелиться перед этим зрелищем. Когда всё было кончено, я насилу разжал до боли сжавшиеся кулаки и потянулся к клавиатуре, чтобы понять, что произошло, но Элис не двигалась так, как мне того хотелось. Она, повернутая к экрану левым боком, медленно качалась, будто бы удерживала равновесие на одной левой ноге, после чего вдруг, совершенно невозможной по реалистичности для Террарии анимацией повернулась к экрану другой стороной и упала. У неё отсутствовала вся правая половина тела, которую откусило это нечто, и можно было разглядеть абсолютно всё, внутренности, кости, сечение черепа, всё было чертовски реалистично, как будто бы настоящего человека разрезали идеально ровным лезвием, сфотографировали и сделали это текстурой тела для Элис… Посередине экрана меланхолично загорелась надпись «You were slain…» и, спустя секунду, ещё одна – «…again…», после чего игра снова вылетела в главное меню. Элис исчезла из списка персонажей.
Моё сердце билось так, что, казалось, в любой момент пробьёт грудную клетку или вовсе разорвется, не выдержав такого темпа, но мои мысли были пусты. Это казалось какой-то тихой истерикой – я будто бы отстраненно наблюдал за собой, без мыслей и переживаний, в то время как должен был умирать от страха. Наверное, в этот момент мои нервы не выдержали всей этой нагрузки, и я отдался в плен этой дьявольщины. Что бы это не было, подумалось мне, и чего бы мне это не стоило, но я обязан дойти до конца. Всё так же отрешенно, я зашёл в одиночную игру, создал нового персонажа, старика по имени Erich, загрузил !born и продолжил игру.
Здесь мой рассудок вернулся ко мне, мгновенно окутавшись липкой паутиной страха. Теперь, казалось, не только игра будто бы не хотела отпускать меня, но и я стал зависим от той тайны, которая ожидала меня в конце. В мире, насколько я видел, внешне ничего не изменилось, поэтому я, всё ещё безумно напуганный произошедшим, стал вооружать Эриха. Торговцы всё ещё принимали персонажа за Нэтта, но теперь стали как будто бы осторожнее, недоверчивее. До определенного времени я принимал это за плод собственного взбудораженного воображения, которое подстраивало фантазии под реальность, но потом…

Втр 12 Ноя 2013 15:41:06
>>57302790

Потом случилось нечто неожиданное. Скрафтив Phoenix Blaster (да, к этому времени я уже побывал в аду и убедился, что через него в Утробу попасть невозможно, равно как и просто опутиться ниже обычного края карты), я сперва долго ждал падения метеорита, чтобы сделать из него патронов, но потом, так и не дождавшись, направился к торговцу оружием, чтобы закупиться его хоть и плохими, но всё же какими-никакими патронами. Уже тогда, когда при разговоре с ним у меня открылось то же окошко, что и в разговоре с Отцом, я отчетливо понял, что сейчас произойдет что-то ужасное.
- Natt?.. Stop… You’re not Natt. You’re not! – слова печатались по одному, как будто торговец произносил их, - What have you done? I… I know… gods’ pain… blood… womb… They’re all gonna pay… They’re all gonna die, Natt, can you hear me?! THEY’RE ALL GONNA DIE!!! And you, devil child, you will be the first one!
Чрезвычайно прорисованным движением он выхватил, по-видимому, из подплечной кобуры пистолет, передернул затвор, и дважды выстрелил в голову Эриха. Я вздрогнул – звуки были совсем не те, которыми они были обычно. Не жалкое пиканье слабого игрушечного пистолета, а настоящие, громкие и гулкие выстрелы, сопровождаемые отчетливо слышимым спуском с предохранителя и звуком упавших гильз. Пули прошли сквозь Эриха, не причинив ему никакого вреда и врезавшись в стенку, а торговец оружием попятился, опустив оружие. На секунду я разглядел на его лице настоящий, неподдельный ужас и в всё ещё открытом окошке добавилось « Well then…». Окно закрылось, а торговец, развернувшись, побежал через открытые двери домов, в каждом из них всаживая по несколько пуль в их обитателей. Звуки выстрелов раздавались из колонок буквально пулеметной очередью, а внизу экрана появлялись надписи «Matha-Naeg’on killed Clayton Brawl», «Emilio Consigliori had tasted Matha-Naeg’on’s deal», «Airwing Skyslide has been shooted by Matha-Naeg’on» и подобные. Я побежал за ним, на бегу с ужасом осматривая результаты настоящей резни, которую Матса учинил всего за несколько секунд. Пули точно находили своих жертв, кровь уже обильно оросила стены, предметы обстановки, иногда целые оторванные куски мяса лежали рядом с недвижимыми трупами. Пробежав через все дома, я понял, что свихнувшийся торговец был на кладбище.

Втр 12 Ноя 2013 15:41:13
Тут сборище наркоманов штоле?

Втр 12 Ноя 2013 15:41:40
>>57302809
Последний удавшийся снимок, Эрих и Матса-Найг'он
В утренних сумерках, когда луна уже скрылась за горизонтом, а солнце ещё не вышло, Матса-Найг'он стоял на коленях у самой дальней могилы, что-то шепча себе под нос, и его неразборчивое шептание доносилось уже из колонок. Мгновенно я понял, что уже слышал этот шепот в глубине Утробы, среди десятков других пугающих монологов. Матса-Найг'он вынул обойму из пистолета, осмотрел её, отчетливо произнес «The last one» и, напоследок оглянувшись через плечо на Эриха, вставил дуло в рот и нажал на спусковой крючок. Кровь, вперемешку с мозгами, мясом и осколками черепа, струёй вылетела из его затылка, а сам Матса, повернувшись зияющей раной к экрану, упал на бок и замер.
«Now all of them are dead, Natt» - запоздало появилось внизу экрана.
Солнце никак не всходило, а сумеречное небо приобрело кровавый оттенок. Время замерло, и теперь даже только что скрафченные часы показывали только «pa:th». Впрочем, мне было всё равно. Отдельный участок времени просто вывалился из моей памяти, и я пришёл в себя только тогда, когда Эрих же стоял у входа в подземелье, которое уже и перестало быть таковым. Теперь каждый блок, бывший некогда кирпичом, стал частью той самой органики, из которой состояла утроба, а часы уже на входе сразу же переключились на «wo:mb». Очевидно, что подземелье просто перестало существовать, став частью Утробы.
Спустившись до того места, где раньше начинался дворец, я рискнул отойти от пуповины и уйти на запад, с целью снова увидеть Отца. Все те случайно сгенерированные персонажи, которые нападали на меня здесь раньше, значительно изменились. Теперь они выглядели так, будто их наскоро сшили из оторванных кусков собственных тел, а оружие из привычного мне заменилось на окровавленные крюки, похожие на средневековые орудия пыток. Каждый из этих ходячих мертвецов нашептывал что-то, что я уже точно слышал в хороводе голосов, преследующих меня в утробе. Когда же, наконец, я пробил себе путь к тронному залу, там всё выглядело кардинально иначе – портреты аристократов на стенах изменились на спрайты тех органических монстров, которых я встречал в утробе, все предметы обстановки наполовину сгнили, а на том месте, где раньше был трон Отца, возвышалась та самая голова с оторванной челюстью. Не в силах больше выдерживать это зрелище, и еле сдерживаясь перед тем, чтобы не закричать на всю квартиру, я, не останавливаясь, помчался к пуповине, продолжив свой спуск, так и не представляя себе собственную цель. Уже вслепую ориентируясь в почти сразу же окружившей меня темноте, я добрался до того самого золотого сундука, где погиб Нэтт, и открыл его. Внутри лежали один «Night’s Edge» и всё тот же «Mystery Blade». Последний всё ещё нельзя было забрать, поэтому, вооружившись оставшимся Night's Edge, Эрих продолжил продвигаться вглубь Утробы, освещая себе путь краткими вспышками от взмахов оружия.
После, насколько я понимал, пятидесяти тысяч блоков глубины, с экрана пропал курсор, а вскоре и все остальных элементы интерфейса, оставив только пустой экран с персонажем и Утробой. Escape больше не открывал инвентарь, а подобранные предметы не высвечивались в всплывающей надписи. Монстры с заднего фона, наподобие того, который убил Элис, продолжали появляться на больших глубинах, но против них я буквально сразу же выработал тактику – сперва как можно дальше уходил вниз, затем резко менял направление и поднимался вверх. Смертоносные укусы проходили мимо, пускай подобные маневры и сильно замедляли моё продвижение вниз. Некоторые боковые туннели, ранее встречавшиеся в Утробе, частично заросли плотью, хотя пробраться в них, при желании, было вполне возможно, но вот самого желанияу меня не возникало.

Втр 12 Ноя 2013 15:42:28
>>57302824
Приблизительно с семидесяти тысяч блоков глубины монстры с заднего плана перестали появляться. Казалось, игра поняла, что этим меня теперь не возьмешь, и теперь спешно вырабатывала иную тактику. В определенный момент голоса стихли, а на смену им пришло шуршание и чавканье, отчетливо звучавшее для меня как звук гниющего мяса, которое кидают в пасть оголодавшим собакам, а поверхность блоков, организующих туннель, стала меняться. Почти сразу же я заметил, что органика стала двигаться, будто бы была покрыта тысячами мелких щупалец, а в прежде беспорядочном пульсирующем движении стен появилась какая-то синхронность и закономерность. Теперь это место было похоже на живой организм, стремившийся поглотить вторгшегося в него противника.
Вскоре на стенах Утробы начали появляться шиповатые наросты, щупальца удлинились, а сама прежде просто пульсирующая плоть начала ритмично содрогаться подобно мышцам. Откуда-то раздался тихий хлюпающий звук, с каждым повтором становившийся всё громче и громче, пока не превратился, наконец, в отчетливый нечеловеческий крик. Нечто, по-видимому, приближалось из глубины туннеля, и стены Утробы отзывались на каждый вопль этого неизвестного существа. Экран начал мигать, причём абсолютно невозможно было определить, темнела ли Утроба или сам монитор, а в промежутках между вскриками по краям экрана проходил «белый шум». Из-за слишком громких шумов я попытался выключить колонки, но сам переключатель на них, казалось, заел, а заставить себя хоть на секунду оторваться от экрана и вынуть шнур из розетки я просто не мог. Впрочем, и не хотел.
И снова, на пике истошного крика, позади Эриха пронеслась неопределимая тень. Точнее, она будто бы влилась в него с заднего плана, а я потерял управление над персонажем. Эрих судорожно дернулся и как-то неестественно медленно повернулся к экрану. Его рот беззвучно шевелился, будто бы Эрих пытался что-то сказать, но я не смог ничего прочитать по губам, как не старался. Внезапно старик выгнулся всем телом и, с ужасающей легкостью запустив себе руки в грудную клетку, разорвал её с отвратительно реалистичным звуком рвущейся кожи и ломающихся костей. Но вместо внутренностей, скелета или чего-либо ещё, внутри была только пульсирующая темнота, чернее самого черного цвета, которая, будто бы нехотя, выпустила тонкие щупальца из груди всё ещё стоявшего старика, и запустила их во всё его остальное тело. Эрих оторвался от места, где его застало это нечто, медленно поднялся в воздух и начал изменяться. Ноги удлинились и покрылись шиповатыми наростами, из плеч выросла дополнительная пара конечностей, наподобие то ли серпов богомола, то ли сложенных крыльев, голова втянулась в уплотнившийся торс, а посередине бывшей груди открылся глаз с тремя зрачками, каждый из которых, двигаясь независимо от остальных, заскользил по экрану, почти сразу же сфокусировавшись на… Мне? То, что только что было моим персонажем, подбоченилось, собралось в комок и рвануло прямо на экран, мгновенно увеличившись в размерах. Последним, что я в этот раз увидел, была протянутая к экрану лапа, на ладони которой тысячами мелких и безумно острых зубов скалилась пасть. «Finally, you were slain…» - высветилось на черном экране, а игра снова вылетела в главное меню. Светила в нем не двигались, небо приобрело тот самый красный оттенок, музыка пропала, заменившись на общий гул голосов Утробы, а единственным пунктом было «See the end».
Наверное, я всё ещё был в состоянии сильнейшего стресса – только этим можно объяснить то, что рука потянулась не к кнопке выключения компьютера или монитора, не к шнуру, идущему от розетки к блоку питания, не к телефону, а к мышке, чтобы клацнуть на единственно возможный вариант. Просто закричать у меня уже не было сил, да и я, сам не заметив, до боли прокусил себе язык и теперь судорожно сглатывал соленую кровь. Тряслась, казалось, каждая клеточка моего тела, страх полностью оккупировал моё сознание и завладел моими мыслями. Не страх перед чем-то явным, перед реалистичностью происходящего с моими персонажами, нет, но животный страх перед неизвестным, перед тем, что ожидает меня на дне Утробы.
Но это был конец. Даже если бы в главном меню игры ничего не изменилось, и на пути к Утробе меня не ждал бы последний клинок, «Mystery Blade», я бы всё равно уже с кристальной ясностью понимал бы, что это будет мой последний спуск в Утробу, просто чувствовал бы. И теперь я просто обязан был узнать, чем всё это кончится. Не поймите меня неправильно: если бы я видел себя со стороны, то уже утром заставил бы себя удалить игру и забыть о ней, но одно дело наблюдать со стороны, и совсем другое – участвовать в этом самому.

Втр 12 Ноя 2013 15:43:15
>>57302840

Мир загрузился сразу же, даже без создания нового персонажа и загрузки. Персонажем оказался Нэтт, такой, каким он был с самого начала, без какой бы то ни было брони. Интерфейс так и не появился, и открыть инвентарь или сундуки было попросту невозможно. Мир всё ещё «застрял» на стадии кровавых сумерек, в деревне не изменилось ровным счетом ничего, тела NPC, никуда не исчезая, лежали на своих местах в неизменных, крайне реалистичных позах, а их кровь всё ещё покрывала стены и пол. Нэтт был экипирован весьма странно – в его руках появлялся инструмент тогда, когда он был мне нужен. Если мне, сидящему за экраном, хотелось использовать крюк, то Нэтт так и делал, если хотелось стрелять – стрелял, если бить мечом – бил, копать – копал. Он буквально угадывал все мои мысли, даже когда я пытался использовать инструмент или оружие не по назначению.
Впрочем, поправка. Использовать инструменты или оружие по назначению было попросту невозможно. Во всем мире произошло три перемены: из него пропали абсолютно все монстры, как обычные, так и органические, а местами под землей начали появляться куски пульсирующей плоти, точь-в-точь такой же, из какой состояла Утроба. Перестроить мир стало невозможно – даже обычные блоки земли не разбивались неизвестно откуда взятой раскаленной киркой. Единственное, что оставалось рабочим и неизменным, был крюк, к которому мне пришлось несколько раз прибегнуть по пути к бывшему подземелью. Кроме того, на Нэтте постоянно были экипированы часы, теперь везде показывавшие wo:mb, и глубиномер.
Я направился к Утробе, одновременно осматривая то, во что превратился этот мир. Его разъедала пришедшая из Утробы зараза - там, где она соприкасалась с поверхностью, вместо травы росли те самые шевелящиеся отростки, а деревья превращались в перекрученные конечности цвета сырого мяса. Зараженные водоемы приобретали багровый оттенок, как будто были наполнены… кровью? Мне даже не хотелось об этом думать, чтобы не сойти с ума. Вместо одного из холмов, находящихся по пути на запад, я обнаружил огромную груду шевелящегося мяса, к которому даже не рискнул прикасаться, обнося его деревянным куполом. И, как уже было сказано, во всём мире пропали монстры.
Это пугало даже больше, чем те неимоверные ужасы, таящиеся в темноте Утробы. Если любого монстра можно было попытаться объяснить как ИИ, то вот за пустотой, мрачностью и решительностью этого мира, казалось, скрывался чей-то хладнокровный и жестокий рассудок, поставивший пьесу, в которой мне отводилась роль жертвы. Тогда я даже примерно не мог представить, насколько я был прав в этих страшных и суматошных мыслях.
Когда я добрался до входа в бывшее подземелье, мне вдруг захотелось увидеть Дитя. Пуповина всё ещё росла через крышу органической башни и, цепляясь за неё крюком, Нэтт забрался наверх. Это уже не был эмбрион. Когда я увидел его в первый раз, он занимал в общей сумме четыре экрана, как летающий остров, но теперь… Теперь он занимал в разы больше пространства и выглядел как полностью сформировавшийся человеческий младенец. Он готов был родиться, но вот только что означало его рождение для этого мира и, что куда главнее, для меня?..
Я не мог оставаться на нем. Это было просто… отвратительно, что ли? Нэтт спрыгнул вниз, я даже не задумался о том, что он может разбиться. Впрочем, этого не произошло – зараженные блоки рядом с башней будто бы прогнулись, останавливая падение Нэтта, и спустя секунду вытолкнули его наружу. Утроба не хочет, чтобы я погиб, подумалось мне тогда, она заготовила мне совсем другую смерть. Я словил себя на том, что уже отождествляю себя и Нэтта, и мне стало жутко. В любом случае единственным путем был путь вниз, я и обязан был теперь его пройти. Нэтт начал спуск.

Втр 12 Ноя 2013 15:43:50
>>57302858
Утроба изменилась только в одном – все боковые проходы и ответвления, включая бывший дворец, заросли, и теперь путь, по которому я шел, ни на йоту не отходил от пуповины. Я так и не встретил ни одного монстра, но временами казалось, что где-то на грани мрака и тени появляются силуэты…. Персонажей? NPC? Иногда мне казалось, что я вижу в тени ухмыляющегося Матса-Найг'она с дырой в черепе, замечаю проскользнувшую на заднем плане тень измененного Эриха, вижу поседевшего Нэтта и остальных, кто встречался мне за последние два дня и за кого я играл. В ноздри забивался отвратительный, неизвестно откуда взявшийся запах Утробы, но голоса исчезли. Абсолютная тишина, только звуки самого персонажа, мерное, хриплое дыхание Утробы и моё бешено бьющееся сердце. Страшно было даже открыть рот и произнести хоть что-то, казалось, что Утроба услышит меня.
Между тем, Нэтт добрался до золотого сундука. Курсора всё ещё не было, да и весь интерфейс так и не появился, поэтому я задумался, как буду доставать оттуда последний меч. Впрочем, этого и не понадобилось – как только я подвёл Нэтта к сундуку, он сам, опять-таки, несуществующей в Террарии анимацией открыл его и достал оттуда клинок. Тот выглядел пугающе – он сочился кровью, безумно реалистичной кровью, которая при каждом движении капала с клинка, отдаваясь эхом в колонках. Кроме того, его нельзя было использовать чаще, чем раз в пять секунд, но свет от удара освещал сразу весь экран, хотя и быстро угасал. Вооружившись последним мечом, Нэтт продолжил спуск, а я между тем восстанавливал в памяти события, произошедшие в Утробе с предыдущими персонажами.
Здесь погиб Нэтт, купол, под которым я надеялся его спрятать, так никуда и делся, а кровь всё ещё стекала по его стенкам. Здесь я свернул, чтобы увидеть ту самую отрубленную голову, но теперь проход зарос плотью Утробы. Вот здесь нечто зверски убило Элис, кровь всё ещё текла с того самого места, как будто труп никуда не исчезал. Здесь Утроба впервые начала изменяться, на пульсирующих стенах всё так же шевелились мелкие щупальца. А вот здесь что-то вселилось в Эриха и пыталось напасть на меня. При каждом новом взмахе этого медлительного меча проявлялась не только картинка на экране, но и в моей памяти всплывал образ этого же места, когда Утроба была более нормальной, что ли… В любом случае, когда я видел монстров, мне было куда легче. Я знал, кого мне надо бить, я примерно догадывался, чего мне нужно бояться, я видел цель. А теперь… Сплошная неизвестность. И это угнетало.
Внезапно Утроба кончилась. Проход расширился и вывел меня в огромную каверну, похожую на увеличенный Ад, в котором вместо блоков пыли и адского камня были плоть и кости, а вместо лавы – кровь. Глубиномер, будто бы подождав, пока я увижу, что на нем отображено ?????? feet below, исчез вместе с часами, оставив меня наедине с темнотой. Я преодолел сто тысяч блоков глубины, и теперь настало время узнать, зачем всё это вообще случилось.
Пещера вела меня на запад, но недолго. Спустя некоторое время появился… дворец. Тот самый, который был в подземелье, но измененный. Каждая клетка в нем состояла из тщательно смешанных частей тел людей и монстров. Пол, стены, предметы обстановки – абсолютно всё было на своих местах, как в прежнем роскошном дворце, но на смену той красоте пришла скверна. Это было отвратительно: в стенах в качестве кирпичей лежали руки, ноги, головы, крылья, кости, слизни, летучие мыши, целые части боссов - всё смешалось для того, чтобы создать это жуткое место.

Втр 12 Ноя 2013 15:44:36
>>57302871
Почти сразу же я вышел в главный зал. Портреты в зале заменились на изображения всех моих погибших персонажей и NPC. Нэтт, Элис, Эрих, Матса-Найг'он, все остальные торговцы – все они были изображены на портретах такими, какими были в момент своей смерти. В самом дальнем краю зала вместо трона снова была та самая голова, изо лба которой и начиналась пуповина, а на её вывалившемся языке, как на троне, сидел Отец, скучающе опираясь на руку и смотря на Нэтта и лежащие перед ним останки…
Останки всех тех, кто был изображен на портретах.
Отец медленно встал со своего «трона», держась так же высокомерно, как и прежде, спустился по ступенькам к Нэтту и заговорил. Я вздрогнул – голос Отца звучал не в колонках, а прямо у меня в голове.
- Итак, ты пришёл, Нэтт. Наконец-то мы можем покончить с этим. Тебе есть, что сказать перед своей смертью?
- Я… я… - я даже не обратил внимание на то, что у меня не было микрофона. И так было ясно, что для того, чтобы общаться с Отцом, он не нужен. Я еле выдавил из себя единственный вопрос, который тогда сильнее всего меня мучал, - К-к-кто ты?!
- А… - тот протянул несколько разочарованно, - Если ты ещё не догадался… В твоём мире, я – ошибка генерации виртуальных данных. Скажем так: из-за дыры в коде моего мира, создался тот, кому положено было быть ответственным за беды всего мира. Я – ответ карты на вопрос, который никогда не приходил в твою голову просто потому, что это вне твоих границ мышлений. Кто проклял старика, охраняющего подземелья? Кто создал само подземелье? Откуда берутся монстры во всём мире? Откуда произошли зоны заражения и глаза Ктулху? Для тебя это всё – выдумка разработчиков. Для них – тоже. Но вот моему миру этого мало. Я – консистенция всего зла, заразившего неисчислимые миры, которые вы создаете ради своей потехи. И это дает мне право на некоторые… привилегии…
Отец прошёл мимо Нэтта и, оказавшись позади, развернулся к экрану левой стороной тела, которой никогда не поворачивался прежде. Там… Там была даже не тьма или отсутствие текстуры. Там была абсолютная, сосущая пустота, до которой было страшно дотрагиваться через стекло монитора, которая будто поглощала абсолютно всё, что находилось рядом.
- Так лучше? – в голосе Отца промелькнула толика холодной издевки садиста, мучающего свою жертву, - Что теперь хочешь узнать? Кто такая Мать, что такое Дитя, зачем я заманивал тебя в Утробу?
Я судорожно кивнул, не в силах произнести ни звука, но Отцу, казалось, этого было достаточно.
- Ну что ж, спешить некуда, ты уже всё равно никуда не денешься, - к моему облегчению (если это слово вообще применимо к тому состоянию, в котором я находился), Отец снова развернулся к экрану «нормальной» стороной и вернулся на «трон», - Мать… Признаться, я удивлен, что ты не догадался. Мать – весь этот мир, а Дитя – мой своеобразный преемник, которого она выращивает через созданную мною Утробу. Но есть одна небольшая разница – я ограничен рамками этих выдуманных миров, а вот Дитя – нет. Как только оно появится на свет, оно окажется сразу же в обоих мирах, Нэтт, и в твоём, и в моём. Оно создаст новую Утробу в твоём мире и заразит его точно так же, как заразило этот. Но невозможно же силами одного мира создать что-то, выходящее за его пределы, поэтому нам и нужны были жертвоприношения, Нэтт. Да, жертвоприношения. Каждый из тех, кого ты предпочитаешь называть своими персонажами, для этого мира – вторженец. Ты спускал его в Утробу и буквально скармливал Матери, которая с помощью полученной энергии растила дитя. Затем и жители твоей деревни стали отдельными личностями, результат тебе известен. И вот теперь, Нэтт, ты здесь, и ты – последняя живая душа в этом мире. Все остальные уже пошли в расход, на поддержку Матери до того времени, как ты доберешься сюда. Ты – последнее звено в моем плане, Нэтт, и я благодарен тебе за то, что ты пришёл вовремя. А теперь, будь так добр, умри.
- САМ СДОХНИ! – я крикнул это в полный голос, уже нисколько не отдавая себе отчета в том, что делаю, и Нэтт побежал на Отца, размахивая мечом. С ужасом я понял, что могу разглядеть самодовольную улыбку на его губах, но было уже поздно. В тот момент, когда меч должен был разрубить его пополам, Отец ушел на задний план, показным движением выдернул клинок из рук Нэтта и одним ударом отрубил ему голову. Из шеи вырвался кровавый фонтан, а тело грузно осело, но и это не было главным…

Втр 12 Ноя 2013 15:45:23
>>57302891

Экран затрясся и начал мигать. С потолка упало несколько тел, а Отец, закинув меч на плечо, стоял и с улыбкой смотрел прямо на меня, через монитор. Последнее, что я тогда увидел – надпись внизу «The Child was born» и сразу же ударил рукой по кнопке питания системного блока. Компьютер немедленно и с готовностью выключился, но этого мне показалось мало. Одержимый единственной мыслью немедленно удалить игру и всё с ней связанное, а лучше попросту отформатировать диск, я снова включил компьютер. Тот включился без всякой загрузки и сразу же показал мне трясущийся экран с Отцом, разгуливающим по останкам всех моих персонажей. Он посмотрел на меня и спокойно произнес: «Слишком поздно».
Я перевел взгляд на свои руки. К моему неописуемому ужасу, клавиатура превратилась в ту самую органику из Утробы, а клавиши на ней заменились целым лесом склизких щупалец, вцепившихся в мои пальцы. Мышь покрылась костями, став похожей на грудную клетку, из которой вместо шнура шла та самая пуповина. Экран расплылся, а стенки системного блока превратились в стены Утробы. Я закричал и рванувшись назад, упал вместе со стулом. Одновременно с этим в соседней комнате раздался топот и в комнату ворвалась моя мама.
- Что случилось?! – Я не мог ничего ответить, только тыкал пальцем в ставший вполне обычным компьютер. Безумным, как мне потом рассказывала мама, взглядом окинув его, я вскочил на ноги и, будто одержимый чем-то, сорвал с системника боковую крышку. Внутри я увидел в этот раз уже абсолютно реальный кусок плоти из Утробы, образовавшийся на месте жесткого диска, который тянул ко мне свои тонкие склизкие щупальца. Тогда я, схватив сразу весь системник, выдергивая шнуры и уронив на пол монитор, подбежал к окну и бросил системный блок прямо в него, выбивая стекло. Системник пролетел двенадцать этажей и врезался в припаркованную внизу машину, а я на месте потерял сознание.
Думаю, вы и сами понимаете, что произошло потом. Меня долго проверяли на употребление наркотиков, на психическое состояние и в результате не нашли ничего, кроме сильного переутомления и стресса, отягченного временным помрачением рассудка. Мне выписали какие-то таблетки, и уже третью неделю я сижу без компьютера, но этим всё и ограничилось. Мы выплатили компенсацию владельцу машины, но вот в системнике, который обыскивали в то время, когда я был в отключке, так и не нашли жесткий диск, о котором я постоянно бредил. Единственным доказательством того, что всё это происходило не в бреду, остаются снимки, которые я делал на протяжении игры. Я диктую этот текст моему другу, потому что теперь я боюсь приближаться к компьютеру…
И знаете что? Я не буду говорить вам «не играйте в Террарию». Это глупо, я и сам понимаю, даже с точки зрения истории, рассказанной Отцом, не в каждом же мире генерируется квинтэссенция зла. Просто я хочу сказать… Бывают моменты, когда стоит наплевать на это треклятое любопытство. Не повторяйте моих ошибок.
P.S.: С тех пор мне каждую ночь снится Утроба.

Втр 12 Ноя 2013 15:48:26
Что блять происходит итт??777
??

Втр 12 Ноя 2013 15:49:36
>>57302987
Происходит крипи-тред, мудло. Может быть ты закончишь уже школу ебаную, чтобы хоть немного улучшить скилл разбирания тебя во всяких ситуациях?

Втр 12 Ноя 2013 15:52:19
>>57302009
> Крипи-треад гоу!
> 15:07
Кокой ты.

Втр 12 Ноя 2013 15:54:56
Опубликовано 23.05.2011 Автор: vault101
Кое-кто из заядлых игроков в Morrowind еще помнит шумиху, вызванную несколько лет назад одним странным модом. Файл с ним назывался jvk1166z.esp и ни разу не публиковался ни в одном из крупных сообществ игроков, изредка всплывая на мелких форумах и в ролевых группах. Я слышал, что некоторые получили его в почтовой рассылке для «избранных», но, кажется, длилась она всего несколько дней. Шумиха была вызвана тем, что этот мод считался вирусом или, по крайней мере, походил на один из них. Если вы попытаетесь запустить с ним игру, то в течение часа будете наблюдать лишь экран загрузки, после чего приложение закроется и выбросит вас на рабочий стол, а игровой клиент и все файлы с сохранениями окажутся повреждены. Абсолютно никто не знал, что пытался сделать этот мод, поскольку открыть его в Construction Set было невозможно. Игроки предупредили друг друга, что это вирус, и всё стихло. Около года спустя на форуме, который я почитывал, он объявился снова. Автор поста рассказал, что получил личное сообщение с модом от аккаунта Lurker, который был удалён сразу же после отправки. Также автор сообщил, что отправитель посоветовал ему запускать мод через DOSbox. По необъяснимой причине, он работал... частично. Игра заметно тормозила, а вы не могли попасть в настройки, меню загрузки или консоль — никуда, кроме самого игрового процесса. Впрочем, быстрые загрузка и сохранение работали через горячие клавиши, но файл с сохранением оставался где-то внутри клиента, из-за чего и не мог быть извлечен. Некоторые предположили, что в моде используются графические пакеты самых старых версией, без которых запустить игру вне DOSbox было невозможно. На первый взгляд, абсолютно никаких различий в графике не было. Дальше — немного личного опыта. Вы запускаете новую игру в JVK (так на форуме решили называть этот мод), проходите обычную процедуру регистрации в офисе и попадаете на свободу. Первое, что вы видите — то самое сообщение со словами «Со смертью этого персонажа нить вашей судьбы обрывается». Причина довольно быстро становится очевидной. Все НПС, принимающие участие в основном квесте, мертвы. Единственным исключением стал Ягрум Багарн, последний из Двемеров. Их трупы никогда не пропадают, и в любой момент игры вы можете проверить их присутствие на своих местах. Таким образом, вы начинаете в мире, где начала нет. Второе, что вы заметите — постепенная потеря здоровья. Совсем на чуть-чуть, но не так уж редко. Кажется, что очки здоровья начинают убывать быстрее, если вы стоите на месте. Если вы позволите этому убить вас, то обнаружите причину: существо, которое мы окрестили Ассасином из-за его доспеха, весьма похожего на броню Темного Братства из Трибунала, хотя ни одно дополнение и не работает в JVK. Оно полностью черное, абсолютно без текстур и выглядит, как дыра в пространстве. То, как оно передвигается... впервые я увидел ЭТО рядом со своим мертвым телом. Оно ползёт абсолютно бесчеловечно, растопырив руки и ноги, как гигантский паук. Обычно вы будете видеть его после своей смерти до того момента, как появится окно загрузки. Но иногда его фигуру можно мельком заметить за углом, ползущей по стене или даже потолку. Именно из-за него ночью играть становится гораздо сложнее. Кроме этого, есть только одно заметное отличие игры ночью — в случайные промежутки времени все НПС выходят наружу на несколько минут. Единственное, что можно услышать от них в это время — «Посмотри на небо». Затем все они возвращаются к своим обычным занятиям. Немногим позже один игрок на форуме обнаружил нового персонажа по имени Тиерас, мужчину-данмера в храме у Призрачных Врат. Две вещи отличают его от остальных: полностью уникальный предмет одежды, роба, на ткани которой мерцают звезды, из-за чего она похожа на вырванный кусок ночного неба. Второе отличие — все его фразы сопровождались голосом, кроме обычного текста в окошке диалога. Вы можете не обратить на это внимание, так как его голос очень похож на обычный мужской голос данмера. Кое-кто заметил, что голос совсем немного отличается, как будто это очень качественная имитация. Не буду вдаваться в подробности, но по квестовой линии он отправляет вас в подземелье с простым названием «Цитадель». Не менее простыми были и сами задания — «откройте секреты древних». Вход в подземелье находится на мелком острове далеко к западу от самого Морровинда. В конце концов, я обнаружил, что использование Свитка Полета Икариана с крайней западной точки основной земли и прыжок ровно на запад приведут вас почти к точному местоположению островка. Хотя подземелье и называется Цитаделью, коридоры ведут глубоко под землю. Оно превосходит все остальные подобные места по размеру и сложности. Из пещер природного происхождения сначала вы попадете в зону, похожую на древнюю гробницу, затем — в руины даэдр и двемеров. Мне удалось добраться до двемерских руин, прежде чем я вышел. Создания здесь очень сильны и опасны даже для персонажа 20 уровня, консоль недоступна, а единственные ваши инструменты — быстрое сохранение и загрузка. Здесь очень легко погибнуть, оказавшись в невозможной для выживания ситуации.

Втр 12 Ноя 2013 15:59:27
>>57303155
После смерти у меня уже не было сил начинать всё сначала. Те немногие, кому удалось спуститься ниже, рассказывали, что после двемерских руин вы попадаете на уровень, подобный предыдущему, но более темный. Вместе обычной бронзы все поверхности и существа приобретают черный цвет. Звуки механизмов тут гораздо громче. Также нечто вроде пара или тумана ограничивает ваше зрение на расстояние около 10 футов. Если у вас получится выжить, то вы попадете в место, которое назвали Комнатой Портретов. Подобно огню в факелах или других эффектам из ранних 3D-игр, эта комната содержит рамки, которые всегда повернуты к вам, с какой стороны вы бы не смотрели. Изображения внутри рамок выбираются случайным образом из папки «Мои рисунки». На форуме выложили несколько забавных скриншотов Комнаты Портретов с самыми разными картинками в рамках (разумеется, чаще всего там было порно). В конце коридора вы увидите запертую дверь. Когда все попытки открыть её провалятся и вы, признав поражение, вернетесь к Тиерасу, всё, что он скажет своим сиплым голосом — «Посмотри на небо». Более того, теперь никто в игре не скажет вам НИЧЕГО. Вы будете видеть лишь полностью пустое окошно диалога, в котором нету даже обычных приветствий. Единственное исключение — ночное время, когда НПС выходят наружу. «Посмотри на небо». И только тогда один из игроков (мой друг с форума) заметил, что над ним уже не обычное ночное небо Тамриэля. Оно заменилось изображением реального ночного неба. И меняется. Всё, о чем я расскажу дальше, основано на словах только одного человека. В конце концов, он ушел с нашего форума, но я старался держать контакт с ним как можно дольше. По его словам, над персонажем начинает отображаться земное небо по состоянию на февраль 2005 года. Если вы погибнете, загрузитесь или вернетесь в Цитадель — цикл начнется снова. В течение дня небо выглядит абсолютно обычным, но ночью движение продолжается. За одну ночь оно изменяется примерно на два месяца. Этот игрок предположил, что дверь откроется одновременно с каким-нибудь звездным событием. Очевидно, что для ожидания необходимо держать игру запущенной, а благодаря нашему старому другу Ассасину её нельзя оставлять без внимания. Мой друг решил провести целый день только для того, чтобы узнать, что именно произойдет. Это случилось примерно через год после начала движения неба. Вот сообщение, что он написал в конце своего эксперимента: «Я загрузился в Сейда Нин, где все началось. Было не слишком сложно, мне просто пришлось постоянно перемещаться и залечивать раны, чтобы не погибнуть. Нужно было проверить, что же там! И ровно через 24 часа Ассасин сделал кое-что новое. ОН ГРОМКО ЗАКРИЧАЛ!!!! Я читал, когда этот сумасшедший крик чуть не заставил меня нагадить в штаны. Это было круче, чем в фильме ужасов! Я увидел, как он присел прямо передо мной. Как только я сделал движение, он убежал. Я поспешил в Комнату Портретов и увидел, что дверь все еще закрыта. БЛЯТЬ, БЛЯТЬ, БЛЯТЬ!» Позже мой знакомый решил, что ждать придется три дня — три года, ведь личное сообщение с советом попробовать DOSbox пришло в феврале 2008 года. «После первого крика Ассасин прекращает атаковать вас из ниоткуда, отнимая крохи здоровья. Теперь он кричит, и если вы не станете двигаться в течение нескольких секунд, то он атакует вас. Думаю, что создатель мода пытался таким образом помочь. Ночью я одел наушники и дремал... как только он будил меня криком, я сдвигал мышь и продолжал жить!» Вот сообщение, которое он отправил со своего ноутбука через два дня. Когда всё уже закончилось... «БЛЯТЬ БЛЯТЬ БЛЯТЬ БЛЯТЬ БЛЯТЬ! ПИЗДЕЕЕЕЕЕЕЕЦ! Это ЕБАНЫЙ пиздец!

Втр 12 Ноя 2013 16:00:22
>>57303269
Итак, в течение трёх дней я ждал, пока Ассасин не начал кричать даже после того, как я только что переместился. Я огляделся и увидел, что все персонажи стоят снаружи и говорят „Посмотри на небо“. Не вижу ничего особенного, пока в игре не становится темно... ДЕЙСТВИТЕЛЬНО темно. Я увеличил яркость монитора до максимума, и всё равно не мог почти ничего разглядеть. Единственное, что было видно — мелкие фигуры, которые бегают на расстоянии от меня. Если я пытаюсь подойти к ним, то они отбегают. С выключенным светом и темным экраном монитора было очень жутко, но я не хотел пропустить ничего. но НИЧЕГО, блять, не менялось. В конце концов, я вернулся в Цитадель... вокруг всё еще темно, и я плыву, наблюдая. как эти парни плывут вокруг меня. Внутри Цитадели свет вернулся, и я заволновался. Ну и разумеется, ЕБАНАЯ Дверь Портретов ВСЕ ЕЩЕ ЗАКРЫТА. Я вышел наружу, и ВСЁ НАЧАЛОСЬ СНАЧАЛА. Хватит. Я заебался и иду спать. Конец.» Затем произошли еще две вещи. Во-первых, некоторые игроки, добравшиеся до Комнаты Портретов, утверждали, что Ассасин начал появляться в обычном Морровинде (Поясню, что установленный в другую папку второй Морровинд позволит иметь обе версии на одном компьютере). Конечно, вероятнее всего, что на парней повлияло их собственное сверхактивное воображение, но один из них уж слишком подробно рассказывал о черной фигуре, которую видел прямо перед собой. Второй говорил, что не уверен, Ассасин ли это, потому что видел черную фигуру всегда на далеком расстоянии и в течение пары секунд, после чего она пропадала. Тем временем, мой друг начал получать множество сообщений с угрозами, так как перестал рассказывать про JVK. Это заставило его покинуть форум и не появляться в течение некоторого времени, но через несколько недель я всё-таки написал ему на электронную почту. Вот часть его ответа: «Я знаю, что ошибся, но вместе с каникулами у меня появилось некоторое количество свободного времени, и я заново попытался завершить JVK. Был почти 2011 год... и, кажется, я начинаю бредить от недосыпа. Но вокруг кое-что происходит! Снаружи всё еще темно и не становится светлее. Темнота все такая же гнетущая. Все жители Сейди Нина несколько месяцев назад укрылись в небольшой пещере неподалеку. Они убили всех бандитов внутри и просто стоят на одном месте. Теперь они не говорят абсолютно ничего, они даже не реагируют, если пытаться кликнуть на них. Я сохранился и убил одного — он не оказывал никакого сопротивления и стоял, пока не умер. И теперь так повсюду. Если пытаться исследовать мир, то видно, что все города опустели, а их жители спустились в ближайшие пещеры и гробницы. Те, кто жил в Вивеке, теперь стоят в канализациях. Сейчас я отправлюсь к Призрачным Вратам... хочу увидеть Тиераса. Я напишу тебе, когда получу его ответ!» Я ответил ему и попросил рассказать продолжение, затем еще раз — в течение суток он не отвечал. Но затем, после моего очередного напоминания, через несколько часов я получил сообщение: «Извини, совсем забыл. Сейчас уже 2014 год, вокруг царит вечная ночь, и звезды не прекращают движения. Экран полностью черный, но еще можно разглядеть самые яркие звезды. Тиерас ушел... Ушли все, кто был в Призрачных Вратах. Понятия не имею, куда они отправились, потому что ни в одном из ближайших пещер их нет. Но кое-что изменилось... люди все еще молчат, но теперь их глаза начали кровоточить. Из-за темноты вам придется встать вплотную к ним и применить заклинание света, тогда ненадолго вы заметите темные потоки, идущие из их глаз. Думаю, нужно ждать дальше. Я понимаю, что веду себя, как идиот, и что результат может не оправдать всех сил, которые я вложил в игру, но я должен, просто должен узнать, чем всё закончится!» Следующей ночью я получил от него очередное письмо: «Некоторые из планет уже не движутся правильно. Это пугает меня... ведь так я могу потерять последнюю возможность следить за течением времени. Кажется, сейчас почти 2015 год. Блять. Ты знаешь, только что я заметил, что ни одного монстра уже не осталось. Снаружи я совсем один, хотя трупы НПС от главного квеста все еще лежат на своих местах. Я специально пошел, чтобы проверить их. Мне уже не нужны наушники, поэтому я просто снял их. Кажется, что его крики раздаются прямо над моим ухом. Наверно, это из-за того, что я могу заранее предсказать, в какой момент раздастся очередной крик. Теперь он ползает гораздо ближе ко мне. В этом его отличие от тех фигур, который начали появляться тогда, давно. Помнишь? Они всегда вокруг меня, но не везде я могу увидеть их. Должен признать, что мне становится всё страшнее. Иногда, когда я иду в туалет, краем глаза постоянно замечаю какие-то движения. Теперь свет постоянно включен по всей квартире.» В ответе я написал ему, пошутив, что это все ему приснилось. Спустя два дня на мой ящик упало новое письмо. Это было последнее, что я получил от своего друга. После этого он уже никогда не отвечал: «Только что мне снился полный пиздец. Я пытался отдохнуть на кровати, когда прямо у моего уха раздался крик Ассасина. Я открыл глаза и увидел его фигуру, нависшую надо мной. Его руки и ноги были еще длиннее, чем обычно, что как никогда делало его похожим на паука. Я попытался оттолкнуть его, но руки увязли в чем-то, похожем на смолу. Я проснулся, Ассасина рядом, конечно, не было. Но, взглянув на монитор, я увидел, что нахожусь не там, где был раньше. Теперь я в Корпрусариуме, а рядом — Ягрум. Вокруг более-менее светло, и я хорошо вижу его механические конечности, так похожие на паучьи лапы. Я сел за компьютер, и он заговорил со мной. Не в игре, а со мной у монитора. Голосом Тиераса. Он знал обо мне всё. Он рассказал вещи, которые я никогда никому не говорил и начал уже забывать. Он сказал, что почти никому не удалось продвинуться так же далеко, как мне. Он сказал, что совсем скоро дверь откроется. Осталось лишь чуть-чуть подождать, и я (по его словам) стану первым, кто узнает, что скрывается за ней. Тут я проснулся. Снова. Сидя за компьютером. И в игре я снова совсем не в том месте, где раньше. Теперь я плыл как можно дальше от Цитадели. Я постоянно слышу тихий стук. Он прямо за моим окном, слева от меня. Ноутбук лежит на диване, который справа. Из звуков только тук-тук-тук... как будто кто-то барабанит пальцами по стеклу. Кажется, я всё ещё сплю." Это конец истории, которую я могу рассказать. Известны несколько других фактов про JVK, но только в этом я уверен. Прочитав последнее письмо друга, я удалил свою копию мода, но сейчас был бы не против найти его снова. Может быть, у кого-нибудь осталась копия того файла? Я хочу увидеть всё сам.

Втр 12 Ноя 2013 16:03:31
>>57303023
Крипи-тред на дневном...ты ебанулся?

Втр 12 Ноя 2013 16:06:21
>>57303385
Слышь, у меня ночь уже.

Втр 12 Ноя 2013 16:09:21
>>57302009
Ясно.

Втр 12 Ноя 2013 16:15:35
>>57302279
Пруфы письма давай.

Втр 12 Ноя 2013 16:17:40
>>57303385
Ну да, обмудок безграмотный. Ты не подумал о том, что у Дальневосточных анонов уже ночь!

Втр 12 Ноя 2013 16:22:12
Реквестирую пасту о том, как мужика выгнали из дома и он постепенно превращался в нех, а затем убил мужика, который его выгнал из дома.

Втр 12 Ноя 2013 16:36:39
бамп. накидайте еще криппипаст!

Втр 12 Ноя 2013 16:37:21
Ну вот я и дома. Засиделся допоздна, но сдал проект, который взвалил на меня начальник. Все-таки это было не зря — впереди меня ждал прекрасный день. Но больше всего я радовался тому, что увижу сына. Я наконец выиграл борьбу за право опеки у бывшей жены и получил право видеться с ним. Для него я отремонтировал старую спальню, хотя она и невзрачно смотрелась вся в побелке. Потом у нас будет время переделать в ней все, что вздумается.

Я тяжелым шагом поднялся по лестнице. Когда сын услышал, что я пришел, он тут же позвал меня к себе в комнату:

— Папа, я не могу заснуть, там в окне чудовище!

Чудовище. Н-да, весьма неожиданно для ребенка.

— Ой, да не волнуйся. Это же ветки на ветру качаются, видишь?

Я показал ему на ветку, стучавшую по стеклу. Он мне поверил, успокоился. Я его поцеловал и пожелал спокойной ночи.

Ну наконец-то спать! Я уже еле размыкал веки от усталости. Прошел по коридору и рухнул в кровать. Умаялся, мне уже не до чудовищ. Завтра надо сводить сына в школу в нашем районе, куда я его записал. Надо школьную форму купить... Я уже почти ничего не соображал.

И тут он снова позвал меня. Черт возьми, сына я, конечно, люблю, но спать-то тоже охота!

— Папа, чудовище вернулось! — кричал он.

Я зашел к нему, посмотрел в окно — опять только ветки. Я открыл окно и повернулся к нему:

— Видишь, это просто дерево, я же говорил! Давай теперь спать, тебе завтра в школу.

Насколько я мог разглядеть, сын был немного напуган, но что поделать — я слишком устал. Я вернулся к себе снова повалился на мягкую постель. Затем раздался плач, и я понял, что с меня хватит. Вернулся к нему в комнату, откинул красное одеяло и лег рядом с ребенком:

— Ладно, буду спать с тобой. Увидишь чудовищ — просто прижмись покрепче.

Я лежал с закрытыми глазами, а в голову лезло черт знает что. Я же вроде белые простыни покупал? Затем я увидел перерезанное горло сына и понял свою ошибку. А потом услышал звуки, издаваемые чудовищем, только оно уже не стучало по стеклу — я слышал звуки шагов, приближались ко мне со стороны открытого окна. Я не выдержал и рассмеялся — ну как же я забыл, что у меня во дворе нет деревьев?..

Втр 12 Ноя 2013 16:38:42
Я проснулся ночью от чувства тревоги. Решил посцать и покурить, раз уж проснулся. Встал, сунул ноги в тапки и побрел в темноте на толкан. Посцал, закурил, сижу курю и думаю, вот блядь, уже ночью стал просыпаться курить. Короче докурил, в темноте вернулся в комнату, лег, и вдруг голос жены: "Давай в попу разок". Я прикинул, вроде можно, нащупал ее в темноте и давай драть в жопень. Деру и в этот момент до меня доходит, что жена умерла месяц назад, я окончательно просыпаюсь, пугаюсь, аж мурахи по коже проскочили стадом, но продолжаю совершать поступательно-возвратные движения. Потом вдруг резко отскакиваю, включаю свет, а на моей кровати действительно моя умершая жена. У меня аж яйца свело от ужаса, а она как засмеется и хохочет, хохочет так зловеще и на меня смотрит. А потом вдруг встала, я вижу что явно труп, бледная, синеватая даже, глаза какие-то неживые. Подошла и обняла меня. Меня обжег холод ее прикосновения. Потом опустилась на колени и давай сосать, но хуй от ужаса чуть ли не вовнутрь залез, а она все равно его мусолит. Я говорю дрожащим голосом: Люда, ты же умерла? Она отвечает: Да. И как цапнет зубами за хуй. Мне больно, хуй в крови, у мертвеца зубы гнилые повываливались. Она вскочила и бежать в подъезд, я за ней. Бегу, тряся хуем, не спрашивайте зачем. Где в конце двора вижу портал, она туда прыг и я следом успел. Ночь сменилась днем. Но таким серым унылым пасмурным днем. Что-то типа лесочка жиденького. Думаю, в ад попал. Жены нет. Выхожу из лесочка, унылое поле бурьяна до самого горизонта с нависшим над ним свинцовым небом. Но есть дорога. Мелкая морось типа дождя сменилась мелкими снежинками. Иду, холодно. Никого нет. Долго шел, но пейзаж изменился незначительно. Снег усиливался. Я решил посрать, так как сильно привалило, сел за кустик и сру. Дальше провал в памяти. Очнулся дома. Через 62 года, в 2013 году. Я постарел, мне сейчас 88 и непомню своей жизни после того эпизода в 26 лет. Оказывается, у меня есть сын и дочь, я живу в хрущевке, они иногда приходят, вспоминают акую-то жизнь, но всего этого не помню. Помню только мертвую Лиду, ад, или что это было и всё. Так и живу уже второй год.

Втр 12 Ноя 2013 16:39:24
>>57303292

>>57303269

напомнило

Втр 12 Ноя 2013 16:43:14
Это произошло со мной три года назад. Я стоял на остановке в наушниках, и тут внезапно перестала играть музыка. Не успел я дотянуться до кармана, чтобы снова её включить, как она снова заиграла. Но в эту секунду, пока она не играла, в ушах стрельнуло и как будто током чуть-чуть ударило. Я не особо обратил на это внимание и просто протёр наушники. Подъехал автобус, я сел в него и доехал до своей остановки. Выйдя из автобуса, я увидел на той стороне улицы мужчину с большими чёрными усами, в белом халате. Он стоял и пристально смотрел на меня. Я мельком посмотрел на него и пошёл по своим делам.

И началось. Я начал видеть этого мужика каждый день — на остановках, в метро, просто на улице. Я всегда его видел в таких ситуациях, когда просто не мог к нему подойти. В метро на встречном эскалаторе; на перроне, когда поезд уже отъезжает со станции; я подхожу к зданию университета, а он на меня из окна на втором этаже смотрит; ну и так далее. Во всех случаях я никак не мог к нему приблизиться.

Так продолжалось 11 дней. И вот я увидел его в очередной раз — ехал в трамвае, а он стоит на улице и смотрит на меня в окно. Я не вытерпел и закричал водителю:

— Остановите, мне срочно нужно выйти!

Хотя там и не было остановки, водитель остановился. Не сводя глаз с мужчины, я шёл прямо к нему. Он по-прежнему спокойно стоял и смотрел на меня. Я подошёл к нему и спросил:

— Кто ты? Чего ты от меня хочешь?

В ответ он спокойно взял меня за руку и начал говорить:

— Ну, молодец, давай теперь просыпайся.

Я не знал, что делать, и стоял в ступоре. А он продолжал:

— Просыпайся! Посмотри вокруг, разве не видишь, где ты?..

Я начал оглядываться, и вдруг словно что-то в голове щелкнуло. Я вскрикнул, дернулся и... проснулся на больничной койке.

Оказывается, на остановке меня и ещё трёх людей сбил автомобиль, и я впал в кому. Всё, что со мной происходило, было бредом травмированного мозга. А этот мужчина в белом халате, которого я постоянно видел, оказался моим врачом (кстати, в реальности прошло всего 6 дней, а не 11).

Когда я полностью пришёл в себя, я рассказал врачу об этом. Он спокойно меня выслушал и сказал, что не стоит обращать на это внимание, что из-за сотрясения мозг человека способен выдавать и не такие фокусы.

После этого прошло уже три года, и меня преследует навязчивая мысль, что я до сих пор «там». Ну или «тут», не знаю, как это объяснить.

Втр 12 Ноя 2013 16:43:29
>>57304228
Подрочил

Втр 12 Ноя 2013 16:45:31
>>57304228
вместо сиги был спайс инфа 100%

Втр 12 Ноя 2013 16:47:12
>>57302009
Короче я работал на почте курьером, и как-то раз ко мне в дверь кто-то постучал. Я открываю, а там мужик стоит, заросший, он представился, оказалось, что он геолог из сибири. Я говорю, че хотел то. А он открыл гугл мапс и усмехается. Начал короче рассказывать, что у них на почте курьера своего нет, нес какую-то хуйню, что лес плачет без мужика. Я думал он поехавший, но когда узнал про зарплату, решил - а хули бы и нет, инет какой-никакой у них есть, платят в три раза больше. Ну говорю, значит туда мне с тобой и дорога. И поехал. Уже когда подъезжали, я почувствовал себя как-то неуютно, во-первых облака куда-то спрятались, оче быстро, и видны были звезды, которые вдалеке падали в эти дебри. Отработал там неделю, и мне стали снится такие стремные сны, вроде как сказки, только черные. Во сне я видел как мне их поют огромные деревья, снег весь розовый. И вот я иду по лесу, слушаю пение деревьев, и вижу как Сатана сам лично идет по лесу, и собирает свеженькие душонки, и тут я понимаю, что весь снег розовый потому, что это зима получила новую кровь, и я думаю, блядь может это намек, может она и меня получит? Открываю глаза, и все та же ебаная картина, облаков нет, и звезды в лес падают периодически. И вот как спать? Короче мне нужен совет, съебывать отсюда или нет? Дело в том, что в моем мухосранске столько платить не будут, но и тут оставаться стремно. Как проклятое место какое-то.

Втр 12 Ноя 2013 16:51:24
>>57304398
Бля. Аж попробывать захотелось.

Втр 12 Ноя 2013 16:54:20
>>57304440
Отличная паста!

Втр 12 Ноя 2013 16:55:36
>>57304440
Агата кристи не палится.

Втр 12 Ноя 2013 16:56:32
>>57302126
До этой части неплохое графоманство было.

Втр 12 Ноя 2013 17:35:22
>>57304700
Анончик какой-то недавно написал.
Было бы интересно его самого услышать. Как у него теперь дела там и прочее.

Втр 12 Ноя 2013 17:38:55
Эта история произошла со мной пару лет назад. Даже не знаю, как начать.. Был вечер, над городом уже сгустились сумерки. После тяжёлого рабочего дня я стоял на остановке в ожидании автобуса. В этот раз было довольно безлюдно, лишь изредка проезжали машины. Я сел на остановочную скамейку рядом со спящим бомжом и начал вглядываться в окна жилых домов, находящихся на противоположной улице: люди возвращались с работы и зажигали свет, некоторые уже выключали. Я как загипнотизированный наблюдал за этой картиной, совершенно не заметив, как к остановке подошла девушка. Я даже не слышал её приближающихся шагов, она как будто возникла из ниоткуда. Светлые волосы, стройная фигура, белое платье до колен. Она была повёрнута ко мне спиной, и я не видел её лица. Я наблюдал за тем, как ветер развевал её прямые волосы. Я не мог оторвать взгляд от неё, и пошевелиться тоже. Меня как будто парализовало, и лишь спустя минуту я смог прийти в себя. Она всё так же продолжала неподвижно стоять ко мне спиной, глядя куда-то вдаль. Вдруг неожиданно резким движением она повернулась ко мне. Лицо у неё было очень красивое, но отдавалось какой-то грустью в её зелёных глазах. Боль, страх и ненависть излучали они, казалось, что всё зло этого мира сосредоточилось в одном целом, в её глазах. От этого наваждения меня отвлёк лежащий рядом бомж, который начал дёргать меня за рукав куртки. Я повернулся к нему.
— Эй, парень! — прошипел он своим пропитым голосом. — У тебя мелочи не найдётся, братишка?
Я повернул голову обратно на девушку, но её уже не было — она просто исчезла, так же незаметно, как и появилась.
— Ты не видел тут девушку в белом платье? — спросил я своего грязного соседа.
— Чё? Какую девушку, ты о чём? Мелочи мне дай, опохмелиться надо, братишка.
Подъехал мой автобус.

Той ночью я не мог заснуть, всё время думая об этой девушке. Кем она была и откуда взялась?
Я выпил корвалола и погрузился в сон, в жуткий и странный сон…
Я стоял перед большой чёрной дверью, а за ней раздавался громкий, я бы даже сказал, дикий плачь младенца. Он становился всё громче и, казалось, его уже ничем не заткнуть. Я попытался открыть дверь, но она была заперта. Я бил её руками и ногами, я хотел чтобы этот плачь прекратился, чтобы он успокоился, но всё тщетно…
Проснувшись утром, я обнаружил что за ночь исцарапал себе весь живот и шею. Я наложил несколько пластырей и, как ни в чём не бывало, пошёл на работу.

На работе коллегам сказал что царапины оставила строптивая шлюшка, которую вчера успел закадрить в каком-то дешёвом клубе. На самом деле в клубы я не хожу и никогда не ходил, ибо это удел быдла. Мой рабочий день прошёл довольно быстро. Я практически не вспоминал о своём сне и о той странной девушке. Закончив с делами, я с чистой совестью отправился домой.
Я подошёл к остановке и, купив пачку сигарет, стал ждать своего автобуса. На этот раз бомжа не было, и скамейка пустовала. Я закурил и, как обычно, начал вглядываться в окна жилых домов на противоположной улице, в которых методично начинал загораться свет. Мимо меня проезжали машины, по тротуару изредка проходили подвыпившие компании молодых людей, но я не обращал на них внимания. Я сел на остановочную скамейку, ещё раз затянул в себя сигаретный дым и закрыл глаза. В воздухе пахло какой-то гарью и блевотиной, оставленной моим вчерашним бездомным соседом. Я был словно в вакууме. Там, сидя на остановке, мне казалось, что я отрёкся от всего внешнего мира, погрузившись в собственное, созданное мной бытие.
Я открыл глаза и увидел белый силуэт на противоположной улице — это была та загадочная девушка в белом платье. Она стояла неподвижно и смотрела на меня, будто маня к себе. Меня охватила дрожь, я не знал, как мне реагировать на это и я просто смотрел на неё в ответ. Немного помешкавшись, я решился. Бросив сигарету я, не отрывая от неё взгляда, направился к пешеходному переходу. Быстро перебежав дорогу, я подошёл к ней:
— Простите, мы не знакомы? — спросил я, пристально вглядываясь в её зелёные глаза.
Она всё так же молча продолжала смотреть на меня, как будто изучая.
— Ты.. Ты должен мне помочь, — испуганным голосом сказала она.
— Как помочь? Что случилось?
— Иди за мной.
Сердце бешено билось в груди, но я всё же согласился.
Всё то время что мы с ней шли, мне казалось, что у проходящих мимо нас людей не было лиц — я был словно во сне. Мы прошли с ней несколько кварталов и зашли в арку жилого дома, пройдя несколько дворов мы остановились у небольшого, старого двухэтажного дома с облезшими стенами.
— Зачем мы пришли сюда? Что всё это значит?
Ветер усиливался, растрёпывая её светлые волосы. Луна в ночном небе светила ярче, чем обычно; будто кто-то из дальнего космоса фонариком освещал этот грешный город.
— Мы уже почти пришли.
Она открыла старую деревянную дверь в подъезд и жестом позвала меня. Войдя, мне в нос сразу же ударил запах сырости и оставленного кем-то дерьма в углу, от которого я чуть не блеванул, но сдержался и сразу же закрыл нос курткой. Она спокойно начала подниматься по лестнице на второй этаж и я последовал за ней, стараясь смотреть под ноги и не касаться стен, что было довольно сложно при таком тусклом освящении. Поднявшись, мы подошли к единственной двери на этом этаже.
— Ключ под ковриком — сказала она тихим голосом.
Я посмотрел вниз и еле как разглядел в темноте входной коврик с надписью: «Добро пожаловать!». Подняв его, я ничего не обнаружил, но заметил, что одна из деревянных досок как-то криво лежит. Я поднял её и действительно, там лежал небольшой ключ. Мне уже стало совсем хреново, я обернулся, но девушки уже не было. Она снова исчезла, оставив меня одного в этой клоаке, чёртова сучка! Я попытался выстроить логическую цепочку, но вся эта ситуация не поддавалась никакой логике. Девушка, дом, ключи. Жуткую тишину нарушало лишь биение моего сердца, которое, казалось, сейчас вылетит из груди. Я немного успокоился и решил действовать до конца. Освещая дверной замок светом от экрана мобильного телефона, я сунул ключ в замочную скважину и пару раз повернул против часовой стрелки. Открыв дверь, я ещё несколько секунд потупил, но всё же зашёл туда. Освещая перед собой мобилой, я начал осматриваться: обои на стенах были ободраны, мебели почти не было, на полу валялись запылившиеся иконы. Пройдя прихожую, я наткнулся на дверь в комнату, но она была заперта, и мои попытки открыть её силой не увенчались успехом. Я отошёл немного назад и с разбегу выбил её ногой. То, что я увидел дальше, заставило меня высрать не один десяток кирпичей. Комната с облезшими стенами, на полу валялись куски от обоев, окно было забито деревянными досками, а под ним хохла ебали, в жопу.

Втр 12 Ноя 2013 17:40:48
>>57304228

проиграл с пасты


← К списку тредов