Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 21.12.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/59330458.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Суб 21 Дек 2013 18:00:11
Сап би, оцени этот графоманский высер



"Зачем вообще что-то делать? Что -то решать? Люди говно, жизнь говно, бабы шлюхи, лучше пойду напьюсь, будь что будет, похуй вообще". Закрыв вкладки с двачем и лурком, Максим посмотрел на время: "18.46, еще успею". Жил он отдельно от родителей, оставшихся в родном селе, друзей у него не было, как и девушки, не считая кота Пуджа, который, кажется, опять нассал в коридоре. "Чертов пушистый ублюдок! Как ты меня заебал!" - Максим пнул кота босой ногой и пошел за тряпкой в ванную. "Как ты меня заебал, пидор толстый" - услышал он в ответ и на миг опешил. Но вспомнив, что не спал уже почти сутки, успокоился.
Отложив книгу, Витя набрал номер отца. Тот ответил почти сразу: - Да, че ты хотел Вить, говори быстрее, я на объекте, - сквозь шум и голоса людей Витя с трудом различил голос отца. - Пап, мне непонятны некоторые моменты в библии. - Сын, ты не в себе что ли? Мне некогда о таких вещах разговаривать, сходи в церковь к дяде Жене...к отцу Евгению, вечером буду. Отец Вити недавно уверовал в истинного Бога, и пытался обратить в это и своего сына, на что тот откликнулся не очень тепло, но принялся штудировать соответствующую литературу, силясь постичь Истину, обрести просветление, или как там еще говорят верующие. Он любил отца и всегда старался его поддерживать, но его новое увлечение вызывало пока только вопросы в голове Виктора. Он посмотрел на свои японские часы и начал собираться, надеясь еще застать святого отца.
Тьма окутала маленький город, и только кое-где уличные фонари разбавляли ее тусклыми желтыми пятнами, вяло растекавшимися по полупустым улицам. Максим шел за убийцей времени и профилактикой депрессии, надеясь что-то исправить арсенальным крепким, но продавец разбил его надежды, как римские легионы непокорных, потребовав паспорт, который по неудачному стечению обстоятельств остался в другой куртке. - Бля, братан, мне уже 22, вот татуха даже есть, в армейке набил, - Максим показал запястье, где была набита непонятная аббревиатура: "22ТБ". - Не брат ты мне, понял? И похуй мне на твои писульки, паспорт давай или уебывай отсюда, или же получишь в табло, козел. Приходят блять школьники ебаные, а мне потом отвечать сука, на кой хуй думаешь камера стоит вон?Все, иди отсюда, парень, и так проблем хватает. Продавец, грузный парень лет 25, достал телефон и принялся сосредоточенно тыкать пальцем в экран какого-то дешевого смартфона. А Максим в это время уже выходил из магазина с мыслями, что когда-нибудь непременно отомстит и продавцу быдлану, и всем тем шакалам, которых он так ненавидит. Желания возвращаться домой за документами не было, и решение было принято почти мгновенно - посидеть, покурить, подумать. Расположиться Максим решил на площадке возле12й школы, в которой он когда-то учился, благо мороза не было, и посидеть минут 20 до озарения очередной гениальной идеей можно было вполне, что и было сделано. На второй сигарете размышления были беспардонно прерваны вкрадчивым голосом откуда-то из-за спины: "Старший сержант патрульно-постовой службы Сединов...".
Двери церкви были прикрыты, внутри горел свет. Витя предположил, что, возможно, по какой-то причине батюшка задержался, и тихо открыл дверь. Благоговейно вступив в дом Божий, он оглянулся по сторонам. Не обращая внимания на великолепие и роскошь вокруг, он шел вперед, к алтарю, услышав там чьи-то голоса. Подойдя к двери, Витя остановился - его привел в замешательство недовольный детский голос, упорно твердивший: "Не хочу, нет, от вас воняет, я домой хочу". Мысли роем злых ос пронеслись в голове Виктора, жаля его одна за другой своей чудовищностью. Недолго думая, он толкнул дверь и увидел, как отец Евгений, зажав в крепких объятиях девочку лет 11, пытается стянуть с нее простую длинную юбку. Вдыхая запах перегара, исходивший от попа, и не тратя время на созерцание его ошеломленного лица, Витя молча врезал ему с левой, затем схватил дядю Женю, уже отпустившего девочку, за грудки, и швырнул головой об жертвенник. Глухим звуком удара растекся священник, из виска струилась кровь. Переполнявшее Виктора бешенство сменилось на страх при виде крови и глаз, смотревших в никуда с лица мерзкого лицемера, и он бросился бежать, позабыв о девочке, рыдавшей в углу.
"Опа". Максим не стал тушить сигарету и повернулся к полицейскому. - Ну здрасти, начальник. - Штраф на месте оплатим, или в отделение пройдем? - старший сержант кивнул на тлеющую в руке Максима сигарету. - Да похуй мне, щенок ебаный, - сказал Максим и плюнул в лицо мусору, как он называл этих людей за глаза. Чувствуя, что сказал, да и сделал что-то лишнее, он попытался отогнать эти мысли другими - "Будь что будет, в рот я ебал эту жизнь". - А это ты зря, падла, - процедил мент, вытирая слюни со своего толстого усатого лица. Следующим движением его был удар в голову, снесший Максима с лавки и лишивший его сознания.
- Пачку винстона синего и зажигалку, - предупреждая просьбу продавца, Витя протянул ему паспорт. - Зажигалку какую? - Любую, без сдачи. Трясущимися руками он протянул сотенную купюру молодому продавцу, лет 25 на вид. Забрав немногочисленные покупки, Витя вышел из магазина и закурил прямо на порожках. Стекло его мировоззрения давало трещины после попадания в него увиденного и предотвращенного им камня греха, и мысли судорожно метались в голове, подобно напуганным волком овцам. Постояв так минут 10, Виктор неспешно направился домой, надеясь застать дома отца. По пути он набрал номер полиции на своем сотовом, и после ответа дежурного произнес: "Здравствуйте, в церкви святого андрея только что...".
Максим не знал, сколько он пролежал бес сознания. Сейчас он чувствовал себя так, будто пиво ему все же продали, и еще в подарок водку дали. Голова раскалывалась от удара мента подобно дровам после умелых ударов дровосека, но Максим все же встал, и, пошатываясь, побрел в сторону дома. "Пидор усатый, даже сигареты взял". Обшарив карманы, он обнаружил там лишь пустоту, и даже его дешевых электронных часов не оказалось на руке. Почему-то болели ребра.
"Надо такси поймать", - подумал Витя. Ему было противно, ему было страшно, ему было пусто. Он ощущал себя Римом, который опустошили варвары. В этот раз варварами были последние события. В таком состоянии совершенно не хотелось идти пешком. Виктор вышел на обочину, выглядывая транспорт шоферов-наемников, то бишь такси, но дорога была пуста и безлюдна. Спустя пару сигарет послышался рев мотора, и повернувшись на звук, он увидел дальний свет фар. Свет слепил глаза, машина стремительно приближалась, разрезая тишину города дивной песней мощного немецкого двигателя. "Бэха" - успел подумать Витя, прежде чем мощный удар забросил его на крышу стоявшего невдалеке ларька.
- Вот это поворот, - ошарашенно произнес Максим, наблюдая, как какой-то парень залетел на ларек, а следом в этот же злосчастный ларек, визжа тормозами, влетел гордый немецкий жеребец. Заструился дымок из-под покореженного капота, и заструились мысли в гудящей голове Максима. Как в тумане, он побежал в магазин, чтобы вызвать врачей и полицию. О своем же конфликте с силами правопорядка он почему-то умолчал.
Стоя с сигаретой на балконе и читая местную газету, которую он выдворил из своего почтового ящика, Максим все больше убеждался в своих мизантропии и атеизме. Но зацепила его одна фраза из напечатанного в газете интервью задержанного священника-педофила: "Я не раскаиваюсь в преступлении. Никогда не жалейте о содеянном, если вы были счастливы в этот момент...". "Черт возьми. Тот мусор наверняка получал удовольствие, когда снимал с меня часы и бил ногами, а пьяный водила, летя на огромной скорости по пустой дороге. Зачем еще жить, если не для удовольствия?". Поскольку друзей у Максима не было, обсудить это открытие ему было не с кем, и он просто запостил свои мысли на борде, а затем достал из шкафа отцовскую "Сайгу", зарядил ее, высыпав остаток патронов в карман штанов, в которых он вернулся из армии, и пошел становиться счастливым.



← К списку тредов