Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 31.12.2013. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/59864577.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Втр 31 Дек 2013 04:14:30
Сестролюбов тред новогодний [26]
Сестролюбов тред новогодний [26]Привет, няши.
В этот замечательный день, 31 декабря, мы мечтаем об осущесталении всех желаний вместе с нашими любыми сестренками. Как обычно говорим о наших сестренках двоюродные тоже считаются, о наших с ними отношениях, о новогоднем волшебстве и об аниме, но это не аниметред.

Главный вопрос: хотели бы вы поняшиться с сестрой, а если нет, то почему?

Предыдущие треды вместе с пастами и со списком сестренок:
https://docs.google.com/document/d/1Pq4lsNRIhZ0COpueAafPIg75GuyJlnVtLF[...]li=1#

Первая версия сестролюбского оста готова:
http://troloload.ru/f/15921_siscon_ost_2013.rar
http://yadi.sk/d/OJxcN3wnEphBG

Вторая версия ещё обсуждается.
Потихоньку допиливается список сестролюбских тайтлов/книг/манги.

С новым годом, няши!


Втр 31 Дек 2013 04:16:12
Фу блять, моя сестра мне лютый враг, стукач и подлая шлюха, как можно ебать такое уёбище?

Втр 31 Дек 2013 04:17:10
>>59864625
Из-за неё родители мне сокращают финансирование в два ёбаных раза

Втр 31 Дек 2013 04:17:40
>>59864649
Чтоб она сдохла сцуко, ненавижу

Втр 31 Дек 2013 04:18:27
>>59864625
Зачем ебать? Объясни ей, что она нехорошо поступает, дай понять ей, что ты ей лучший друг, и продолжай дальше.

Втр 31 Дек 2013 04:18:29
>>59864625
А моя сдохла-таки, блядина конченная, хуесоска поганая. Туда ей и дорога, мразоте поганой, ненавижу.

Втр 31 Дек 2013 04:18:30
>>59864665
У меня пк в 15 лет забрали из-за неё

Втр 31 Дек 2013 04:19:24
>>59864705
Завидую тебе. Надеюсь мою тоже хачи порежут, шлюху ёбаную

Втр 31 Дек 2013 04:20:26
>>59864734
Так толсто, что даже грустно.

Втр 31 Дек 2013 04:20:27
>>59864734
А у тебя-то что, бывший бро по несчастью?

Втр 31 Дек 2013 04:21:40
>>59864765
Не толсто, истина.

Втр 31 Дек 2013 04:22:03
>>59864766
Ну сукпздц тип заебала и все такое.

Втр 31 Дек 2013 04:22:38
>>59864808
Не истина, толсто.

Втр 31 Дек 2013 04:22:46
>>59864699
С хуя ли ей это не делать, если от этого у неё профиты от родителей

Втр 31 Дек 2013 04:23:17
>>59864766
Дак я в треде же писал

Втр 31 Дек 2013 04:23:55
>>59864855
Понятно.

Втр 31 Дек 2013 04:24:50
>>59864820
А, понятно. Примерно то же самое - отравляла жизнь с самого своего триждыблядского рождения, вечно строила из себя пиздецлюбящую (при том, что малолетка тупая, ничем реально помочь не могущая) и все такое. Раз за разом дергала, отвлекала, деньги родителям пришлось делить на двоих.

Втр 31 Дек 2013 04:24:57
>>59864766
И ладно бы, просто шлюховала, так она ещё и на родительские деньги блядует, сцуко, в результате я без денег, так как она девочка нахуй.

Втр 31 Дек 2013 04:25:01
>>59864837
Сколько ей?

Втр 31 Дек 2013 04:25:01
Как-то Оп-пост резко контрастирует с дискачем, вы не находите?

Втр 31 Дек 2013 04:26:26
>>59864914
Ну да - девочке надо больше денег чтобы красоваться и вообще тыжмужик сам заработаешь.


>>59864918
>Как-то Оп-пост резко контрастирует с дискачем, вы не находите?
Жизнь не аниму, увы.

Втр 31 Дек 2013 04:26:46
>>59864918
Щито поделать, сосач.

Втр 31 Дек 2013 04:27:25
>>59864908
И самое, блять, говёное в моей похожей ситуации то, что родители хотят чтобы мы были дружные, а из этого такие ебанутые вещи выплывают, что вообще хоть газовый баллончик используй.

Втр 31 Дек 2013 04:27:45
>>59864971
Пиздуй куда еще, если не нравится.

Втр 31 Дек 2013 04:28:21
>>59864966
Спешу уверить, ваша ситуация - не единственный вариант развития событий отношений.

Втр 31 Дек 2013 04:28:39
Хаха. Сосачевский тред мне более по нраву.

Поясните, господа, что значит "сестра не петух" с обложки старого треда?

Втр 31 Дек 2013 04:29:04
>>59865007
Или что?

Втр 31 Дек 2013 04:29:26
>>59864996
Угу, знаю это все.
НУ ВЫ ЖЕ РОДНЯ АХ-ХАХ, ПРОСТО НЕДОРАЗУМЕНИЕ, ПРОВЕДИТЕ БОЛЬШЕ ВРЕМЕНИ И СДРУЖИТЕСЬ.
ОХ, У НИХ ЭТО ПОДРАСТКОВОЕ ( ага, блядь).

Втр 31 Дек 2013 04:30:41
>>59865058
Или страдай от несовершенста борды.

>>59865035
Угу, сдружиться и выебать.

Втр 31 Дек 2013 04:30:54
>>59865073
>ПОДРОСТКОВОЕ
У брльшинства корзиночек это подростковое.

Втр 31 Дек 2013 04:31:02
>>59864966
>тыжмужик сам заработаешь.
Это, наверное, самое ядерное, что припекает мне жопу. Блядь, только вдумайтесь в эту фразу. Где я блядь заработаю, когда я студент/школьник? У меня блядь денег нет не то что на новую одежду брендовую, у меня блядь нет денег на вещи с рынка нахуй. В данный момент мой пердак горячее солнца и радиоактивнее уранового лома.

Втр 31 Дек 2013 04:31:57
Тест.

Втр 31 Дек 2013 04:32:46
>>59865113
Это ПАДРАСТКОВОЕ (с таким вот характерным повизгиванием) длилось всю нашу совместную жизнь.
Нет, если б мы существовали в разных квартирах, это одно, но здесь...

Втр 31 Дек 2013 04:33:19
>>59865113
Вот с этого ещё хуёвее. Что мне, до 30 в таком случае говно жрать? Да пошли они нахуй.

Втр 31 Дек 2013 04:33:38
>>59865103
Не гони меня из моего дома, пожалуйста, пидор.

Втр 31 Дек 2013 04:34:23
>>59865163
Это от вас самих еще зависит, я со своей двоюродной все детство провел, были лучшими друзьями.

Втр 31 Дек 2013 04:34:54
>>59865176
Бывают и исключения.

Втр 31 Дек 2013 04:35:15
>>59865115
Да, у тебя нет потребностей - ты мужик. Тебе не хочется уюта, ласки, комфорта, внимания, хорошо одеваться и выглядеть - ты мужик.
Нет желания приятно отдохнуть, меньше рпботать, легко жить - ты же мужик.
А она девочка - слабая и беспомощная, которую нужно холить и лелеять.

Втр 31 Дек 2013 04:36:52
>>59865163
У нас ещё хуже - однушка блять, вечные труселя блять, эта ебучая вонь, разговоры по телефону блять, обсуждение МЕНЯ ЖЕ ПРИ МНЕ по телефону, разговоры о том, что я пидор, что я сцуко домашнее животное. При мне блять. Пиздец, а я корзиночка же, в щщи переебать боюсь, придёт батя обидится, а как ему поясняю про суть - не придумывай. Пиздец

Втр 31 Дек 2013 04:37:17
>>59865192
Ты сам себя гонишь.



>>59865218
О сопутствующих факторах аля внимание, перетягивание одеяла профитов на ее сторону не забываем.

Втр 31 Дек 2013 04:38:19
>>59865238
Ну вас нахуй, я лучше пидором буду, чем с этими шлюхами жизнь связывать.

Втр 31 Дек 2013 04:38:26
>>59865294
Я? Себя? Ой, иди нахуй, пиздобол.

Втр 31 Дек 2013 04:38:56
>>59865283
Ну так, а как же не перетереть кости братцу-то? Небось еще и тон ехидный делает - мол я мученица, а этот мудак изводит бедняжку.

Втр 31 Дек 2013 04:40:30
>>59865322
В роли пассива? И сам станешь сорт оф шлюхой? Или активом и будешь обеспечивать куна-шюху.
Нет выхода - это единая модель для всех.

Втр 31 Дек 2013 04:40:50
>>59865335
Мне нечего добавить. Особенно "бедняжку". Знали бы они, чем эта бедняжка занимается нахуй. И самое главное - хуй мне кто верит.

Втр 31 Дек 2013 04:43:29
>>59865397
Ой, не наговаривай тут. У девочки и без тебя трудный период, возраст...женские нюансы.
Лучше бы собой занялся - толку ноль, лишь бездельем маешься.

Втр 31 Дек 2013 04:44:17

Втр 31 Дек 2013 04:45:09
Я, кстати, всеръёз задумывался о заказе выпиливания этой шлюхи как о выходе.

Втр 31 Дек 2013 04:45:14
Порепостите сюда репорты, что ли, на правах бпмпа.

Втр 31 Дек 2013 04:45:57
>>59865538
Влажные фантазии, ты хотел сказать.

Втр 31 Дек 2013 04:47:05
>>59865534
А деньги, а люди? Догадайся кого будут трясти в первую очередь.
Она же не может исчезнуть. Труп-то найдут.

Втр 31 Дек 2013 04:47:05
>>59865551
Если хочешь, пусть будут фантазии

Втр 31 Дек 2013 04:47:29
>>59865538
Бампы? Зачем они нужны сейчас, когда обсуждение идет? Ты ньюфаг? Зойчем нужно, чтобы тред держался на нулевой?
Пасты можешь почитать в гугле, по запросу "инцест библиотека бесплатно".

Втр 31 Дек 2013 04:47:51
>>59865583
Смысла нет - они в оппосте.

Втр 31 Дек 2013 04:48:31
>>59865593
Ну ведь тред должны всие видеть 112

Втр 31 Дек 2013 04:51:23
>>59865582
Денег алкаши много не попросят, тем более мотива особого нет, ну не дружили и не дружили, чего поделать, не будет же брат убивать, лел, но как-то не идёт вся эта затея. Алкаши могут сдать, да и самих алкашей ещё поискать надо, очень рискованно, а через тор - пиздец цены, да ещё и наебать могут. На тупиковую ситуацию похоже.

Втр 31 Дек 2013 04:51:45
>>59865625
Тоньше будь.

Втр 31 Дек 2013 04:54:26
>>59865702
Хочешь сделать хорошо - делай сам, например.

Втр 31 Дек 2013 04:55:06
>>59865702
Разве что несчастный случай. Но для начала нужно подпортить репутацию в семье - мол что бы знали, что это не пай девочка, а любительница шляться где попало.
А там гляди и не удивительно, если упадет с лестницы по пьяни, что-то на голову упадет в неположенном месте, заснет с сигаретой в постели. Ну ты понял.
Просто подумай сможешь ли сам потом с этим жить, серьезно.

Втр 31 Дек 2013 04:55:11
>>59865787
Я не могу, боюсь спалиться/сойти с ума.

Втр 31 Дек 2013 04:56:48
>>59865808
Каким образом это сделать? Я уже собираю всякие материалы типа записи разговоров, но есть одна проблемная хуйня - родители не принимают. Однажды я тупо поставил батю перед фактом, предоставив доказательства. Батя просто впал в неадекват и стал меня ругать, материть, без причины, блять, пиздец. Я в ахуе.

Втр 31 Дек 2013 04:58:56
>>59865862
А вариант 'съебать на съемную' ты принципиально не рассматриваешь?

Втр 31 Дек 2013 05:00:33
>>59865862
Не выставляй себя, иначе ты заинтересованное лицо.
Пусть это будут звонки ( ты же сможешь чуть изменить голос на быдло манер) ее ухожеров. Случайно забытые на видном месте женские штучки вроде противозачаточных итд
Не подставляйся сам.

Втр 31 Дек 2013 05:01:39
>>59865907
А ей съебать? А деньги есть у него? Это его дом и не он, а ему отравляют жизнь.

Втр 31 Дек 2013 05:03:13
>>59865947
> ухожеров
Проиграл! Зачем они жрут ее уши?

Донт тэйк эни эдвайс фром /б

Втр 31 Дек 2013 05:03:59
>>59865947
ОСТАВЬТЕ СВОЕ СООБЩЕНИЕ ПОСЛЕ ГУДКА. ПИ-И-И-И. АЛЛЬО СЛЮШЯЙ Я ТИБЕ ТАМ ТАБЛЭТКИ АСТАВИЛ ШТОБЫ РИБЬОНОК НЕ БЫЛО. ВЫПИЙ, ДА?

Втр 31 Дек 2013 05:04:10
>>59864665
набашорг, быстро, решительно

Втр 31 Дек 2013 05:04:15
Есть проблемы в общении с человеком? Убей его.
Фантазеры-фантазерчики.

Втр 31 Дек 2013 05:04:29
>>59866005
Ну ошибся, прости. Напишу ЕБЫРЕЙ, если так тебе больше по душе.

Втр 31 Дек 2013 05:06:21
>>59866020
Але, тян-нейм можно. Вот блядь как нет? От сука тупая - сказала же, что во столько звонить. А еще.бабло должна. Ну ничего - засажу по глотку за это.

Ты понял в общем.

Втр 31 Дек 2013 05:08:51
>>59865907
Да чувак, это вопрос тот ещё. Как бы тебе сказать. В месяц есть пассивный доход $100(стипендии нет, если стараться, может быть, это +$100), не более. Этого не хватит на еду+квартиру, родители мне на еду давать не будут точно, общагу мне не дают, так как дс. Я студент, фултайм, не работаю пока что, так как ещё нет навыков почти, да и хуй их получишь при постоянном сраче. В данный момент ожидаю мая - в мае я уеду по программе Work∓Travel за океан от всей этой ебанутой семейки. Далее есть два выхода - или я остаюсь, и либо работаю, развиваюсь, на опыте работы (которого в данный момент нет и не предвидится) выезжаю на уровень выпускников местных, либо же каким-то хуем достаю денег и поступаю в какой-то говновуз там же. Либо же второй вариант - возвращаюсь, подработав, затем покупаю авто, в котором в перспективе смогу проводить дохуя времени, даже спать, если очень хуёво всё. Вот такая вот хуйня. Но блять, чувак, ты не представляешь, какой это ад и пиздец, терпеть. Ладно ещё, на каникулах можно просто спрятаться под одеяло (ага блять, 19 летний под одеяло весь день, ебанутость) и капчевать с мобилы, ибо монитор же палится круглосуточно, в случае чего "ахахахахах, смотрите, порнушка" и пиздюли. Но блять, во время учебного семестра - пиздец. Я, по своему распиздяйству, поступил на сложный факультет, там всякие чертежи, блять, читать ёбаные конспекты, делать лабы, часов по 2 в день, если размазать по неделе на уровне "сделать на отъебись, не более", но это же невозможно нахуй, хотя может я такой ебанутый, ну хуле они хотят, за столько лет не ебануться надо быть уже заранее ебанутым. Вот такая хуйня. Во время семестра хочется тупо выпилиться, но сцуко храбрости не хватает.

Втр 31 Дек 2013 05:09:43
>>59866025
Да убивать не нужно - разрушить хорошее отношение родителей, дающих деньги и все. Сама сбежит или заткнется.

Втр 31 Дек 2013 05:11:18
>>59866133
Ну вот - сам же признал себя мусором, а с сестрички толк еще выйдет!
Так что фиг тебе, а не деньги.

Втр 31 Дек 2013 05:11:37
>>59865947
>противозачаточных
Кстати, это может быть дохуя вин. Реально дохуя вин. Ведь на меня точно подозрение не упадёт, так как я же не ебанутый противозачаточные покупать, а если внезапно найдутся они где-нибудь в необычном месте, это же КАК МИНИМУМ "ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ БЕСЕДА", лол. Хотя могут опять-таки повысить ей финансирование, "на контрацептивы" так сказать, чтоб не залетела.

Втр 31 Дек 2013 05:13:07
>>59866067
Лол, ну у тебя и ебнутые планы.

Втр 31 Дек 2013 05:13:23
>>59866157
Мне в голову ничего не приходит на тему разрушения отношения родителей. Родители видели историю её компа с поревом, видели её вк со шлюхофотками с хачами и прочими гопобыдланами. Противозачаточные - может быть, надо продумать. Но хотелось бы ещё.

Втр 31 Дек 2013 05:14:26
>>59864577
> ебать сестёр
> 2014
Ну даже не знаю, труднее зашквариться это надо постараться.

Втр 31 Дек 2013 05:14:55
>>59866209
Где я себя мусором признаю? А с неё реально толк может выйти, в плане блядства, о таких говорят "далеко пойдёт". Только мне совсем не вариант ждать до тех пор, пока она наебётся и пойдёт к какому-нибудь мажору на домохозяйство.

Втр 31 Дек 2013 05:15:02
>>59866256
Хоть что-то.


>>59866217
Она станет отнекиваться же. А родителям такое не нравится - раз не признает, значит и без самого факта ебли есть что скрывать. В комплексе с теми же звонками и прочим может помочь.

Втр 31 Дек 2013 05:15:35
>>59866288
Тред почитай, лол.

Втр 31 Дек 2013 05:15:35
>>59866288
Но ведь сестра - не петух. Где тут зашквар?
Да и не в ебле дело

Втр 31 Дек 2013 05:15:39
>>59866288
> 2013
> 2014
Ну даже не знаю, труднее зашквариться это надо постараться.

Втр 31 Дек 2013 05:16:02
>>59866304
Ой-ой, а гвоздь-то в стену сможешь вбить?

Втр 31 Дек 2013 05:16:30
>>59864577
Охуенный оп-пик, добра ОПу.

Втр 31 Дек 2013 05:17:13
>>59866133
Так и оставайся там. Полагаю, здесь тебя ничего не держит да и будущего особо нет.

Втр 31 Дек 2013 05:17:24
>>59866310
Звонки совсем не вариант, так как сам я вряд ли смогу говорить так, чтоб меня нельзя было узнать, друзей просить не вариант, так как не поймут, а анонов - зашквар. Да, есть обходные пути, типа записать анона и пустить запись когда надо, но это всё равно слишком палевно. Хоть и звучит годно, но очень геморно.

Втр 31 Дек 2013 05:17:42
>>59866328
В бетонную?

Втр 31 Дек 2013 05:17:46
>>59866288
>Не нящиться с сестрами
>2014

Втр 31 Дек 2013 05:17:51
http://arhivach.org/thread/9424/

Втр 31 Дек 2013 05:18:01
>>59866328
А теперь развернулся и пошёл нахуй.

Втр 31 Дек 2013 05:18:28
>>59866361
Воксморфер в помощь же. Запиши и затем проиграй запись - делов-то.

Втр 31 Дек 2013 05:19:21
>>59866356
Просто тут есть перспектива получить вышку, ну и нарабатывать опыт в условно-тёплых условиях, то есть меня, как минимум, кормят, есть где спать. Там, да, я смогу жить, даже лучше, чем сейчас здесь, но перспективы туманны, ведь там я буду хуй без образования.

Втр 31 Дек 2013 05:19:39
>>59866337
Спасибо, но это не моя заслуга.

Втр 31 Дек 2013 05:19:48
>>59866368
Да!


>>59866378
Ты как со старшими говоришь, щенок!? Я в твоем возрасте варенные ремни жрал, а ты, паскуда такая, рот на меня открываешь?

Втр 31 Дек 2013 05:20:46


>>59866415
Ты хоть что-то в этой жизни сделал? Даже оп-пик не твой.

Втр 31 Дек 2013 05:21:40
>>59866385
Просто есть подозрение, что мою манеру говорения довольно просто опознать. Хотя, кстати, ей уже названивают какие-то мужики, лол, родители в ахуе, но нихуя не говорят. Самый годный вариант попросить сказать анона, это минимизирует риск, но очень длительный вариант.

Втр 31 Дек 2013 05:22:27
>>59866443
Что ты подразумеваешь под "этой жизнью"?

Втр 31 Дек 2013 05:24:14
>>59866455
Кстати, а что если поискать подобного рода пасты?
Даже больше - есть хорошие женские синтезаторы речи.
Что если запилить пасту с угрозами от лица другой тни, у которой сестра уводтит мужика?

Втр 31 Дек 2013 05:24:58
>>59866483
То и подразумеваю - ничего не добился. Даже в сычевании омежка.

Втр 31 Дек 2013 05:25:28
>>59866514
Кому, родителям? Типа она звонит РОДИТЕЛЯМ разлучницы? Ну, не знаю, это не очень реалистично выглядит. Реально не очень реалистично.

Втр 31 Дек 2013 05:25:30
>>59866529
Продолжай...

Втр 31 Дек 2013 05:26:26
> сестра уводтит мужика
Повод - Ахуеть просто.

Втр 31 Дек 2013 05:27:40
>>59866536
Не родителям, родители взяли трубку и услышали истерику. Ведь истеричная тян не поняла, что трубку взяла не та тян, а ее мамка.

Втр 31 Дек 2013 05:28:31
100 постов дерейла.

Втр 31 Дек 2013 05:28:37
>>59866560
Мужа...

Втр 31 Дек 2013 05:29:08
>>59866603
Нахуй съебал ок да )

Втр 31 Дек 2013 05:29:37
>>59866619
Нет ты.

Втр 31 Дек 2013 05:29:41
Почитал я вас и в очередной раз порадовался, что в семье я единственный выблядок. Прозреваю что будь у меня сестра - я бы не смог до 26 лет хикковать дома и нихуя не делать. На меня бы просто забили хуй и выпнули нахуй из дома. А так я всё-равно любимый сыночка, утютю. А ну и да - я тоже угораю по сестроёбству. Лучшая сестра - воображаемая. На неё всегда колом стоит. А реальные сёстры - сорняки в огороде жизни, ибо как и все самки - не люди.

Втр 31 Дек 2013 05:30:26
>>59866632
Поц блядь.

Втр 31 Дек 2013 05:30:28
>>59866635
Двобродные - решение.

Втр 31 Дек 2013 05:30:58
>>59866635
Двачую просветленного.

Втр 31 Дек 2013 05:31:06
>>59866649
>Двоюродные

Втр 31 Дек 2013 05:31:20
>>59866635
Двачую брат! ТНН! Все тянки блядины) Истребить всех нахуй лооол))
Ясно.

Втр 31 Дек 2013 05:32:16
>>59866667
Дебил.

Втр 31 Дек 2013 05:32:33
>>59866415
Что нового в тредах? Лень всё подряд читать. Кто-нибудь из постоянных поняшил сестрёнку?

Втр 31 Дек 2013 05:32:48
>>59866690
Харкачир не умеет в сарказм.

Втр 31 Дек 2013 05:33:53
>>59866699
> харкачир
> подразумевая, что сам не местный
Поссал на тебя на всякий случай, пока не начал пиарить парашу.

Втр 31 Дек 2013 05:34:12
>>59866694
Я. Ебал пока из очка не потекло говно с кровью.

Втр 31 Дек 2013 05:34:38
>>59866694
Архивариус руку сломал. Кун с близняшками на хоббита сходил, сейчас с ними на даче, у хохла не чувствительный хуец, прочитай лучше.

Втр 31 Дек 2013 05:34:42
>>59866699
Откуда это чмо вылезло?

Втр 31 Дек 2013 05:35:43
>>59866717
Я с того нульчана, быдло.

Втр 31 Дек 2013 05:35:46
>>59866635
Ты прав, но некоторые не понимают этого. Но ничего, я летом работал монтажником сетей, так там одна квартира была вообще пиздец - однушка, ТРОЕ БЛЯДЬ ДЕТЕЙ, разность в возрасте лет 5, в одной комнате - полный набор "всё как у людей". Да-да, там столько вещей было, что ходить негде. Зато как у людей - и попугай, и плазма поперёк комнаты, блять, и санки/коляски, дети спят на НАДУВНОМ БЛЯТЬ МАТРАСЕ. Ну хуй знает, ладно бы один ребёнок - ещё ок, на балконе можно было бы сделать имитацию комнаты, как у моего друга, но то, что я увидел - пиздец.

Втр 31 Дек 2013 05:36:22
>>59866754
Ну и пиздуй отседава хуйлан.

Втр 31 Дек 2013 05:37:02
>>59866763
Или маме расскажешь?

Втр 31 Дек 2013 05:37:17
>>59866730
Шо за мудаков ты перечислил?

Втр 31 Дек 2013 05:38:08
>>59866731
Откуда вы лезете?

Втр 31 Дек 2013 05:38:10
Короче, хуй знает, походу все проблемы из-за нищебродства, в результате чего идёт в прямом смысле БОЙ ЗА РЕСУРСЫ - в т.ч. за еду, за, блять, жилплощадь даже.

Втр 31 Дек 2013 05:38:14
>>59866775
Ээ уася ты чего тут кукарекаешь да? Сильно дерзкий? Давай пиздуй перья теряй.

Втр 31 Дек 2013 05:39:11
>>59866801
Что ты несешь, няша? Ну вот сам подумай.

Втр 31 Дек 2013 05:39:47
Обоссал всех итт.

Втр 31 Дек 2013 05:40:05
>>59866763
>>59866775
>>59866803
>>59866801
Лучше бы посоветовали мне способов дискредитировать сестру-шлюху, или хотя бы лишить её доверия я знаю о чём вы, петросяны, думаете, чтоб мы были РАВНЫ В ПРАВАХ блять, а то действительно, я как какой-то неполноценный, лол.

Втр 31 Дек 2013 05:40:30
>>59866825
Извини, не к тебе адресовал.

>>59866801-> >>59866725

Втр 31 Дек 2013 05:40:55
Бля посаны выебал сестренку, а мама повела ту к гинекологу. Мне пиздец?
Ебал в сраку.

Втр 31 Дек 2013 05:41:44

Втр 31 Дек 2013 05:42:16
>>59866869
Как проснешься, проверь, не обосрался ли ты.

Втр 31 Дек 2013 05:42:23
>>59866848
Тебе в друной тред лучше, если у тебя родители будут ее вынораживать ыо всем, то бесполезно разберись в себе, проблема, возможно, внутри.

Втр 31 Дек 2013 05:42:45
>>59866848
Тебе сказали - сам не пались, подставляй по-черному (хоть наркоту подбрось и ментам сдай) , пускай слухи среди подружек мол парней отбивает.

Втр 31 Дек 2013 05:43:10
>>59866869
Нахуя ты её ебал? Нахуя ты мамке рассказал? Ок, она рассказала. ТАк, я не понял, давай ещё раз, зачем ты её ебал? Ты извращенец блять? Что она говорила? Ты понимаешь, что так не делают? Хотя, хуй знает, может из-за этого ты не окажешься в ситуации, как тот анон, которого травят у него же дома, лол.

Втр 31 Дек 2013 05:44:33
>>59866903

>>59866889
А серьезно? Вроде целку не рвал, но очко наверняка растянуто. Ведь так? Я ж не знал, что в тот день ее и поведут.

Втр 31 Дек 2013 05:45:16
>>59866906 >>59866906
>разберись в себе, проблема, возможно, внутри.
Последний раз я это слышал в 7 классе от психолога, после чего меня лишили компа до 10 класса, по приказу, таким образом трактованного, того же психолога. Проблема во мне не может быть, даже если она есть, это не мои проблемы, мои проблемы блять в данный момент меня тревожат.

Втр 31 Дек 2013 05:46:00
>>59866930
Дурная голова, признаю. Но ведь было охуенно и ей понравилось. У тому же эти ваши треды про отношения... В общем как-то так вышло.

Втр 31 Дек 2013 05:46:12
>>59866961
На очко похуй, но ты же понимаешь, что она расскажет мамаше-шлюхе твоей? Очко сразу, скорее всего, сжалось до первоначального вида. Разве что она бы на приёма ПУКАЛА СПЕРМОЙ

Втр 31 Дек 2013 05:47:07
Итак, я расскажу свою историю.

Итак от нечего делать я добавлял людей из /soc/
Нашёл там одну тян, которая со мной няшно общалась по скайпу.
Предложил ей стать сестрой, так как моей маме, после попытки родить мне братика, перевязали трубы. Так что родить мне сестру она не может.
Так мы говорили полтора дня и предложил ей забрать у меня фигурки пони, так как мы были в ДС.
Когда она пришла ко мне, она меня разбудила звонком в дверь ибо я думал что не придёт, да и спал я только 4 часа.
Но главное - она была рада тому, что получила пони. Плюс она мне купила сигареты ибо тогда у меня не было денег.
Через 2 дня снова пришла ко мне, смотрели вместе поняш, 3 раза обнялись и няшно сидели в позе её ногами под моими.
Хочу с ней посмотреть следующую серию поняш.
Мы оба любим лоли, сестра хочет потрогать сиськи тян и я полностью ей помогу в этом.
Мы обмениваемся контактами тян, которые мы нашли, но пока что только сестра лидирует в этом.
И сейчас ищем тян до 18ти лет для дружбы.

У сестры очень хорошо получается играть сестру, она считает меня своим братиком, я даже чувствую к ней любовь как к родственнику.
И хочу сделать её счастливой сестрой.

Втр 31 Дек 2013 05:47:14
>>59866978
Я же тралирую, вообще проблема редко в тебе, с детства мне вбивали, что во всех своих проблемах виноват я, виноваты скорее все вокруг тебя, но они это не поймут.

Втр 31 Дек 2013 05:47:23
>>59866869
Съеби, толстота.

Втр 31 Дек 2013 05:47:26
>>59866996
Но смысл в чем? Зачем ей подставлять меня? Или ох щи, ты кажется прав - может шантажировать же.

Втр 31 Дек 2013 05:48:02
>>59866919
Не, наркота не вариант - сразу на меня подумают, менты сразу сдадут меня ментам, разве что каким-то образом подбросить на улице, но тогда тоже мне перепадёт, ибо родители с 100% вероятностью приплетут меня. Неужели среди баб, если расскзать про кого-то, что она парней отбивает, они как-то перестанут общаться?

Втр 31 Дек 2013 05:48:21
>>59867022
Ой мудааак, ой подсосок

Втр 31 Дек 2013 05:49:10
>>59867023
Как зачем? Ты что не знаешь, как эти шлюхи с мамашами близки блять? Они друг другу рассказывают даже блять ТЕМПЕРАТУРУ МЕСЯЧНЫХ нахуй, ты думаешь мамаша не разведёт её на откровенный разговор? Лол.

Втр 31 Дек 2013 05:49:33
>>59867039
А ты как думаешь? Имея тян избегал ли бы ты куна зная, что он 100% подкатит яйца к твоей тне? Думаю да.

Втр 31 Дек 2013 05:49:56
>>59866930
>Нахуя ты её ебал?
>Сестролюбов тред

ВОТ ВЫ И ПОПАЛИСЬ ШКОЛЬНИКИ-ФАНТАЗЕРЫ.
Вся суть таких тредов. Фантазируют как ебали сестру, а как появляется реальный анон, то сразу все говном кидаются.

Втр 31 Дек 2013 05:50:57
>>59867018
Хуй знает, самое обидное, анон, во всей этой ситуации то, что я от всего этого схожу с ума. То есть я и сам понимаю, что у меня едет крыша от этого. И это так хуёво, анон. Так хуёво, ты даже не представляешь, когда понимаешь, что ты с каждым месяцем становишься более поехавшим, и причина - да вот эта блять причина. Пиздец. Я не знаю, что делать.

Втр 31 Дек 2013 05:51:26
>>59867062
А со мной никто таких разговоров откровенных не вел. Ну что за хуйня, антоши? Чем хуже-то? Вроде и послушным был и учился хорошо, а отношения вроде: есть и хорошо, сдох и хуй с ним.

Втр 31 Дек 2013 05:52:00
>>59867017
Ты ебанутый, иди нахуй.

Втр 31 Дек 2013 05:52:43
>>59867083
Как в аниму же, тупенький биопроблемник. Чай, печеньки, носочки, няшканья.

Втр 31 Дек 2013 05:52:59
>>59867106
Нарвись на батю, чтобы ударил и напиши заявление, этим и шантажируй.

Втр 31 Дек 2013 05:53:20
>>59867075
Ну почему, лично(без тян) бы не переставал с ним общаться, но вот вместе с тян не общался бы с ним часто. Как-то так. Они же не 100 процентов времени с кунами, наверное.

Втр 31 Дек 2013 05:54:20
>>59867114
потому что ты не дочь. Мамаша с самого рождения ассоциирует тебя с "тем мерзавцем, который после работы к любовнице ходит"

Втр 31 Дек 2013 05:54:54
>>59867158
Лол, вот и разница в мышлении. А как же выебнуться презентабельным куном перед неудачницей сучкой-подружкой?

Втр 31 Дек 2013 05:55:43
>>59867150
Если я буду шантажировать батю, то мне он, с большой вероятностью, поломает пека (уже обливал водой, лол, к счастью нихуя не произошло), обрубит финансирование.

Втр 31 Дек 2013 05:55:58
>>59867169
Спасибо, припеклоу, несите сухой лед.
А как что купить, донести тяжелое.... Ясно-понятно.

Втр 31 Дек 2013 05:56:53
>>59867214
Да-да. Зато ты у бати СЫН.

Втр 31 Дек 2013 05:57:20
>>59867206
Не слушай того долбоеба. Родители тебе нужны и нужны в хороших отношениях. Твой враг - сестра. И даже не она, а то, что ей позволяют родители.

Втр 31 Дек 2013 05:57:52
>>59867184
Хм, не знал, лол. Запомню.

Втр 31 Дек 2013 05:58:51
>>59867239
Это я отчасти понимаю, и родителей уважаю, но блять, я не знаю, кто им внушил, что баба важнее или ещё какую-то хуйню. И как с этим бороться - я гребу.

Втр 31 Дек 2013 05:58:56
>>59866755
В ТЕСНОТЕ ДА НЕ В ОБИДЕ

Втр 31 Дек 2013 05:59:23
>>59867230
-Э...сына, молодец шо получил пятерку.
Щелк-щелк каналами
-Ага да все так, конечно (даже не слушая о чем речь).

Вот вам и курва пиздарики, аноны.

Втр 31 Дек 2013 05:59:54
>>59867126 Почему? просто делюсь своей историей, я мечтаю о сестре, но мама не может её мне сделать.

Втр 31 Дек 2013 06:01:17
>>59867272
Тебе уже все объяснили, хочешь еще помощи, создай свой тред.

Втр 31 Дек 2013 06:02:01
>>59867272
Тебе их не надо уважать, пойми. Тебе их надо доить. А для этого нужно, что бы они думали, что ты в них души не чаишь.
И не надо переубеждать их в гендерной несправедливости - не выйдет и профитов не даст. Достаточно просто перекрытия финансирования и льгот сестре.
А для этого она должна стать позором и угрозой из репутации.

Втр 31 Дек 2013 06:02:20
>>59867286
А хули ты ожидал? "Сына, еби тян?", или "Сына, го в стриптиз-бар"?

Втр 31 Дек 2013 06:03:34
>>59867351
Ну ты со мной-то общаешься. А они просто так вот поговорить и не могут. Это и обидно, антош.

Втр 31 Дек 2013 06:05:08
>>59867346
Походу тут и кроется суть, так как именно сестра им всячески подлизывает и, как говорят, "души не чает", но при этом нихуя не уважает. Походу за это ей и прощают всё блядство, дают деньги. А я блять не хочу подлизывать, ради денег, хули, это же не начальник, это родители.

Втр 31 Дек 2013 06:05:46
>>59867377
Один в семье, никто не говорит, и похуй. Ты заебал, тред о сестролюбстве, а не о том как дискрелитировать сестру в лице родителей.

Втр 31 Дек 2013 06:08:06
>>59867377
Они, как я понял, считают тебя ещё ребёнком. О чём им с тобой говорить? "Как ты там в кс захедшотил ерохина"? У них другие интересы, ты уже перерос тот возраст, когда с тобой надо играться, а время, когда они смогут говорить с тобой наравне никогда не настанет ещё не наступило. Хотя, хуй знает, если ты начнёшь тему, которая интересует их, может они и продолжат беседу с тобой.

Втр 31 Дек 2013 06:08:44
>>59867400
Так что ты тогда хочешь? Устраивайся на работу и имей свои доходы.

Втр 31 Дек 2013 06:09:25
>>59867415
Он не я, он просто хочет общения с родителями, а я хочу дискредитировать сестру-шлюху. А тред о сестроебстве не взлетел, так что ему, тонуть теперь? Пусть лучше мы пообщеаемся в нём, не пропадать же треду, лол.

Втр 31 Дек 2013 06:10:33
>>59867481
Я чисто физически не успеваю и работать и учиться, хоть в это слабо верится.

Втр 31 Дек 2013 06:10:35
>>59867494
Еще не вечер, он у нас более суток весеть может, обрати внимание на номер.

Втр 31 Дек 2013 06:10:55
>>59867415
Давай поговорим какия выебал сестру и измазался говном. Она еще и с глистами была, так что по хую ползали личинки, кои я не сразу отличил от родных белых точек.

Втр 31 Дек 2013 06:11:05
>>59867517
>Висеть

Втр 31 Дек 2013 06:11:35
>>59867517
Это у вас за год 26ой? Я так понял, вы тут друг-друга все знаете, какой-то архиватор, который сломал руку, ещё кто-то с кровью и какашками.

Втр 31 Дек 2013 06:11:54
>>59867400
Опизди её. Охуенно так, ногами по еблу. Если она будет тебя бояться - а для этого как раз достаточно один раз серьёзно отпиздить - значительная часть твоих проблем саморазрешится, ибо она будет ссаться лишней раз делать тебе какую-нибудь хуйню. Да конечно, родители охуеют и ты можешь знатно отхватить, если закатить истерику, как сильно мол она тебя доебала, сил твоих нет - со времене всё уляжется, а отношения с имоутой выйдут на правильные рельсы. Глядись она ещё потечёт и даст тебе.

Втр 31 Дек 2013 06:12:13
>>59867545
С кровью и какашками - мамкие траль.

Втр 31 Дек 2013 06:12:22
>>59867525
Блядь, что ты творишь, я же ем сцуко, и то что я ем дохуя на глистов похоже. Ну спасибо, отложу в холодильник до нг.

Втр 31 Дек 2013 06:12:26
>>59867516
Значит придется выбирать из 2 стульев. И это лишь начало.
Да хуево, да мерзко, но ничего не поделать.

Втр 31 Дек 2013 06:13:56
>>59867563
Вермишельку? Холодная вермишелька похожа на мозги трупа консистенцией, кстати.

Втр 31 Дек 2013 06:14:57
>>59867559
Погоди, архиватор же сломал руку когда срал, да?

Втр 31 Дек 2013 06:16:51
Архиваторы, говны, трупы - шо за пиздец? И все всех знают.

Втр 31 Дек 2013 06:16:55
>>59867601
Пошути еще про батю в труханах.

Втр 31 Дек 2013 06:17:44
Моя история не понравилась сестролюбам.

Втр 31 Дек 2013 06:17:53
>>59867545
Нет, не все.

Втр 31 Дек 2013 06:18:10
>>59867634
Я тебя не знаю. Ты кто такой? Я тебя не звал. Иди нахуй.

Втр 31 Дек 2013 06:18:58
>>59867636
Я серьезно - переживаю ведь. Насколько понял, пол в туалете уложен плиткой и когда он поднимался с сидушки, то нассал на него, потому и поскользнулся.
Бедняжка архиватор.

Втр 31 Дек 2013 06:19:10
>>59867649
Понравилась, просто у нас тут обсуждают как дискредитировать сестру, ты не причем, виноваты харкачеры.

Втр 31 Дек 2013 06:20:13
>>59867675
Сука проклятый анафем не семен.

Втр 31 Дек 2013 06:20:14
>>59867551
Кстати, в этом есть небольшая суть тоже - с самого детства, мне не было разрешено как-то воспитывать и вообще наказывать её, то есть она пусть творит что хочет, если надо - мы её накажем, ты не имеешь права на неё даже кричать, не то что пиздить, в результате многолетней дрессировки я как собака павлова - тупо боюсь её отпиздить, лол. Да и хуй знает, как это. Ну, до недавнего времени, с недавних пор я и сам хочу её отпиздить, особенно за называние меня пидором по телефону ПРИ МНЕ же. И она, походу, догадывается об этом, так как пытается ни при каких обстоятельтвах (почти) не оставаться со мной наедине. Как только получается так, что оба родителя не в квартире - она тоже съебывает. Хотя да, бывают случаи, когда мы вдвоём, но тогда, даже если я её отпижжу - я отхвачу, хуй знает, ну я уже не отхвачу, хуле, но пк мой пострадает конкретно, и вещи. Ну, вы же знаете, когда корзиночку уже хуй попиздишь, начинается отрыв на вещах пеку обливаем водой, монитор из окна, одежду ножом, да хуй знает, я думаю они и ментов вызовут, лол. Короче, это будет своего рода переломный момент. Но даже если допустить, что я спрячу подальше всё самое ценное, то как её пиздить? С ноги по голове? А вдруг она умрёт? алсо однажды разбил ей ебало лет в 10, но тогда меня сами родители убедили, что я был не прав, лол. Ну и пиздинг, естественно. Или по корпусу? Я вообще хуй знает как её пиздить, лол. Можно взять весло (у нас дохуя вёсел, лол) по ебалу. В общем, я хуй знает как её пиздить. Мб вначале с ноги по ебалу, чтоб она упала, потом пиздить веслом по корпусу и ногами по ногам, чтоб не нанести тяжких увечий, я же не хочу сгущенку, так как родители скорее всего позовут ментов, лол, в "воспитательных целях".

Втр 31 Дек 2013 06:21:10
>>59867692
А кто ты такой, что бы ее воспитывать? Такой же ребенок.

Втр 31 Дек 2013 06:21:23
>>59867585
Не чувак, мозги меня не пугают, а почему-то глисты с говном немного подпортили аппетит.

Втр 31 Дек 2013 06:21:47

Втр 31 Дек 2013 06:22:20
>>59867690
Чини детектор.

Втр 31 Дек 2013 06:22:25
>>59867692
Обмотай полотенцем кулак и заряди этой кобыле в грудак.
Синяков не останется, инфа 100%, испытано на бывшетян.

Втр 31 Дек 2013 06:22:58
>>59867706
Ты здесь недавно, я прав?

Втр 31 Дек 2013 06:23:36
>>59867713
>2014
>пикчи
МДК стайл детектед.

Втр 31 Дек 2013 06:24:50
>>59867739
>Харкач
>Мдк

Втр 31 Дек 2013 06:25:03
>>59867723
А я своей в нос дал, потом огреб от ее бати.

Втр 31 Дек 2013 06:26:26
>>59867723
Лол, приму на вооружение. Алсо, я уже писал выше, до лета как-нибудь дотерплю или нет, хз, а потом уже, если вернусь, поясню, кто в доме мужиг и где место бабы, даже если с ментами. В конце-концов, всегда можно забить на учёбу и пойти работать, но попытаться нормализовать свою жизнь для учёбы попытаться стоит, да и эту шлюху давно пора отпиздить, много она мне жизни испортила. Ладно, я думаю, что не следует более мешать местным сестроёбам, лол, но я так и не понял, неужели архиварус правда сломал руку в толчке? Это же пиздец.

Втр 31 Дек 2013 06:27:07
>>59867761
Батю не варик отпиздить? Или заяву?

Втр 31 Дек 2013 06:28:06
>>59867786
Он немного наркоман просто. Ну и чуток глуповатый.

Втр 31 Дек 2013 06:28:16
>>59867786
>Сестролббов тред
>Разговоры о том как пиздить сестру
Создай свой тред и там обсуждай, как ты не любишь свою сестру.

Втр 31 Дек 2013 06:29:05
>>59867798
Не, это ж не тян, куда там. Хотя пару синяков на руке это не разбитое в кровь еблище шлюхи.

Втр 31 Дек 2013 06:30:00
>>59867820
Надо будет создать, но ближе к переломному моменту. Сейчас я наиболее уязвимый. Да и кушать я хочу уже, но внезапно застрял здесь.

Втр 31 Дек 2013 06:30:44
>>59867820
А я люблю сестренку. Выискиваю в мусорном ведре ее тампоны и ложу себе в рот. Под действием слюны кровяные катышки намокают и отваливаются, наполняя рот непередаваемым вкусом.

Втр 31 Дек 2013 06:30:50
>>59867843
Прекрати нести анрилейтедщину.

Втр 31 Дек 2013 06:31:52
>>59867843
Ты няша и пришел по адресу. Не слушай того тролля - он залетный.
Тебе все здесь рады и спасибо за беседу.

Втр 31 Дек 2013 06:32:25
>>59867861
>анрил

Ты ебу дал, пидор?

Втр 31 Дек 2013 06:33:16
>>59867861
Ты хочешь обсуждать это >>59867858 ? Серьёзно? Ну тогда я оставлю вас, ибо это настолько мерзко, что у меня ком к горлу подошёл. Прошу прощения за анрилейтедщину, не смею более тратить драгоценные посты до бамплимита этого треда, которому предстоит провисеть ещё сутки

Втр 31 Дек 2013 06:35:41
>>59867894

>>59867873
И да - тот пост это типичное поведения большинства местных. Тот же архиватор пишет и того хуже.

Втр 31 Дек 2013 06:36:27
Вернулся к сестре, как приехал, сразу обняла меня, попытаюсь сегодня поговорить. Как мне начать разговор? Она, кстати, купила нам одинаковые свитеры.
Как приехал, сразу стал ощущать заботу и тепло.

Втр 31 Дек 2013 06:38:18
>>59867894
Что не так? Тебе не передать этот горчичный вкус, этот медный запах...
Вообще-то с дества я изучал свою сестричку - пробовал ее сопельки на вкус, подбирая носовички, ушную серу с палочек (сладковато-горькая). В общем она няшка :3

Втр 31 Дек 2013 06:38:54
>>59867972
Каникулы?

Втр 31 Дек 2013 06:39:27
>>59867940
Реальная история, не тролль? По 5 футболок в день ненароком меняет?

Втр 31 Дек 2013 06:41:04
>>59867692
Не так. Нужно делать БОЛЬНО, а не носы/черепа ломать. Лучше всего душить и выворачивать нахуй руки, делая болевые приёмы. Угрозы для жизни никакой, случайно не угробишь, а эффект фантастический. Когда ты просто бьёшь - удары не осознаются в должной степени и не дают нужного эффекта. Нужны продолжительные действия, призванные показать её беспомощность и твоё превосходство, сопровождаемые максимально возможной болью или страхом за свою жизнь. Желательно всё вместе. Поэтому рикомендую проявлять максимальный неадекват и к процессу физического насилия добавлять оскорбления и угрозы. Можешь сломать ей пару пальцев. Сделать легко, а память останется надолго. Проверял в своё время на охуевшей мамке, так она сразу расхотела как-то провоцировать меня на драку и старается лишний раз не провоцировать. Я её как раз душил, пока она не начинала задыхаться и не умоляла остановиться. Ты ведь в любом случае будешь сильнее бабы и один на один у тебя проблем не должно возникнуть, даже если ты нихуя не спортсмен. В общем используй силу Люк.

Втр 31 Дек 2013 06:41:06
>>59867983
Да, у нее сейчас каникулы. Она у меня очень хорошо учится. Думаю это из-за устроенной мною белковой диеты о которой она не знает.

Втр 31 Дек 2013 06:41:55
>>59867990
Да, реальная, в прошлом треде отписывался. Меняет, всмысле при мне?

Втр 31 Дек 2013 06:43:11
>>59868010
Вот кстати есть версия, что архиватору сломала руку сестра. В параше. Мокнув туда головой.

Втр 31 Дек 2013 06:43:54
>>59868025
Бляяя просто уйди.

Втр 31 Дек 2013 06:44:45
>>59868057
Зачем?

Втр 31 Дек 2013 06:45:37
>>59868067
Мне хуево просто. Наверное я отравился.

Втр 31 Дек 2013 06:45:54
>>59868010
Спасибо, анон, возьму на заметку. Так и представил, как выломал ей одну руку, воткнул ебалом в ковёр и кричу "ТВОЯ МАТЬ ШЛЮХА" Просто надо ещё как-то постараться, чтоб это не было похоже на попытку изнасилования, хуй знает, не хочется зашквариваться. А душить, хм, неплохой вариант, главное не перестараться.

Втр 31 Дек 2013 06:46:36
>>59868079
Я не тот, кто про тампоны пишет.

Втр 31 Дек 2013 06:47:01
>>59868079
я не уйду, пока ты не изгонишь меня из организма своего путём КОЛОССАЛЬНОГО калоизвержения

Втр 31 Дек 2013 06:48:22
>>59868099
Это я еще не писал про мидии, учтите.

Втр 31 Дек 2013 06:49:22
>>59868125
Пиши где-нибудь в другом месте.

Втр 31 Дек 2013 06:49:32
>>59868125
Да ты поехавший, о чём с тобой говорить, подкаблучник ёбаный

Втр 31 Дек 2013 06:49:40
>>59868107
Ладно, оставайся, но если увидешь растянувшегося посреди треда анончика, не удивляйся - это я.

Втр 31 Дек 2013 06:50:54
>>59868142
Ты напрашиваешься на историю о мидиях, которые напоминали запахом и выделениями писечку моей сестренки.

Втр 31 Дек 2013 06:53:38
>>59868163
Я твоб мамку ебал сука блядь, ты пидарас ебучий, пошёл нахуй их треда пока я тебя по айпи не вычислил и не переебал ковшом экскаватора магистраль твоему провайдеру, чтоб ты на новый год без двачика остался сцуко. Ей-богу пидарас нахуй, хорошо что я забыл, какие на вкус мидии.

Втр 31 Дек 2013 06:58:53
>>59868201
А еще у моей сестренки как-то появилась перхоть. Она очень печалилась по этому поводу, глупенькая.
А перхоть была большая такая, крупная, целые хлопья.
Я очень любил ее собирать, правда она не понимала что я делаю. Тогда мы брались за руки, набирая полную пригоршень этих россыпей и подпрыгивая кричали - ПЕРХОТЬ, УХОДИ.
Потом нас правда мамка била веником, но это ничего.
А еще я ее ел. Ел просто так и как добавку к блюдам, бросая на сковороду, политую маслом.

Втр 31 Дек 2013 07:01:31
Поехал покупать нам с сестренкой, удачи вам с мамкиным тралем.

Втр 31 Дек 2013 07:03:21
>>59868294
Что ты поехал покупать? Гранату?

Втр 31 Дек 2013 07:05:51
>>59864577
А что с линком на гугл? Есть не сломаный?

Втр 31 Дек 2013 07:06:01
>>59868318
Долбится будем азазаза в пцкан вот и еду покупать, все вангуют, что наебут и первое января мы проведем в отходняках.

Втр 31 Дек 2013 07:06:07
>>59868262
Все, я умер, выносите из тре

Втр 31 Дек 2013 07:07:14
>>59868358
Ты ж уехал уже, лол.

Вы где ж отмечать собрались, что запасы устраиваете?

Втр 31 Дек 2013 07:07:37
>>59868358
Отклеилось.

Втр 31 Дек 2013 07:09:05
>>59868375
Дома, может погуляем и заглянем к моим друзьям.
Ну как поехал, я только одеваюсь.

Втр 31 Дек 2013 07:09:21
>>59868354
https://docs.google.com/document/d/1Pq4lsNRIhZ0COpueAafPIg75GuyJlnVtLFlc-7qg44A/edit?pli=1#

Втр 31 Дек 2013 07:10:51

Втр 31 Дек 2013 07:11:37

Втр 31 Дек 2013 07:11:37

Втр 31 Дек 2013 07:11:37

https://www.youtube.com/watch?v=sBbeE3tn20w
до конца смотреть

Втр 31 Дек 2013 07:13:21
>>59868383 >>59868401
Какой настырный анимедаун, сьеби нахуй тсюда со своими тредами.


Втр 31 Дек 2013 07:14:41
>>59868473
Или что?

Втр 31 Дек 2013 07:15:38
>>59868473
>>59868303
Ну давай разберем по частям, тобою написанное )) Складывается впечатление что ты реально контуженный , обиженный жизнью имбицил )) Могу тебе и в глаза сказать, готов подойти послушать) Вся та хуйня тобою написанное это простое пиздабольство , паладин ты комнатный)) от того что ты много написал, жизнь твоя лучше не станет)) пиздеть не мешки ворочить, много вас таких по весне оттаяло )) Про таких как ты говорят Мама не хотела, папа не старался) Вникай в моё послание тебе постарайся проанализировать и сделать выводы для себя ))

Втр 31 Дек 2013 07:16:48
>>59868440
Физачер как он есть.

Втр 31 Дек 2013 07:19:42
>>59865283
На диктофон записывай всё. И подольше во времени. Потом предъявишь родителям лучшие моменты.

Втр 31 Дек 2013 07:20:57

Втр 31 Дек 2013 07:23:53
>>59868594
Я б тебя обоссал.

Втр 31 Дек 2013 07:29:25
>>59868404
Добра

Втр 31 Дек 2013 07:32:04

Втр 31 Дек 2013 08:04:00
Да, аноны, никогда не сублимируйте свою ненависть к сестре. Никогда.
У меня была подобная ситуация - однушка, мамка, охуевшая блядина по кличке "сестра" и я. Просто не накапливайте в себе все то говно, что выливают на тебя ежедневно. Откинувшись, я говорю, не надо. Пиздите, но не сублимируйте.

Втр 31 Дек 2013 08:05:01
>>59868401
Оп, ты - слоу, надо было раньше покупать, сейчас купишь втридорога какую-нибудь хуйню.

Втр 31 Дек 2013 08:39:48
bump

Втр 31 Дек 2013 08:49:49
>>59869327
Какие вы странные. У меня младшая сестра, отношения ноомальные. Я ей помогаю, она меня прикрывает в случае чего. Живем с ней вдвоем на съемной хате.

Втр 31 Дек 2013 08:53:35
>>59870122
Не у всех же все как у них, они не виноваты в этом, они лишь жертвы.

Втр 31 Дек 2013 08:56:31
>>59870188
Все же не надо разводить дерейл "как завалить сестру".
У меня старшая, отношения прекрасные, дружим с детства, внешность 9/10, иногда мне хочется ее поняшить, но все таки мне кажется я не смогу перебороть свое неприятие инцеста.

Втр 31 Дек 2013 09:00:51
>>59870254
Просто обнимай, тискай ее, это лучше ебли в разы.

Втр 31 Дек 2013 09:01:45
>>59870188
Лол, забыл добавить - мы оба дружим с Марьей. Может поэтому все хорошо?

Втр 31 Дек 2013 09:02:56
>>59870390
Оп со своей похоже тоже подружит.

Втр 31 Дек 2013 09:22:50
Давненько на сосачике не был. Бампну свежим.
Сестра засиделась вчера с маманей у дебилизора, болтали о чем-то своем, женском. Меня у пеки сморило что-то, пошел спать. Видимо, сестренка тоже отрубилась там, т.к. ночью слышу шлеп-шлеп босых ног по линолеуму, мозг на малой мощности выходит из спящего режима дабы оценить обстановку, что-то маленькое и теплое забирается ко мне под одеяло, обнимаю ее, она привычно утыкается носом мне в грудь, я вдыхаю запах ее волос мозг анализирует ситуацию, выдает "все хорошо, сестренка рядом, можно спать". Желаю ей приятных снов, целую в лобик и почти отключаюсь.
Блять, мы ж не дома!!!
Теперь-то понимаю, что надо было просто ее перенести на другую кровать, благо она у меня спит крепко, что позволяет проводить такие манипуляции. Но в тот момент соображал хуево и не нашел ничего лучше, чем потихоньку вылезти из-под одеяла и пойти на ее кровать.
Сегодня утром был разбужен не бодрым маманиным ДЕТИ ПОДЪЕМ!!!, а фразой "Ты чего, дурак что ли? Ты зачем нас местами поменял?" и взъерошенной удивленно лыбящейся сестрой. Рассказал ей как было. Никак не хочет верить. Считает, что это очередная моя шутка с переносом ее спящей бывало такое. Говорит, ничего не знаю, я пришла и легла на свою кровать, к тебе не залезала под пледик, лал. Ни в какую не хочет верить брату. Вот и чего с ней делать?

>>59868401
Аясэ, сам в этот кружок ходишь хуй с ним, но записывать туда сестренку пусть и по ее просьбе хуевое дело.
Клюшка

Втр 31 Дек 2013 10:09:23
>>59868665
Спешу тебя огорчить, боец диванного спецназа. Я двухметровый, широкоплечий качёк. И всё, что ты сможешь сделать, встреть ты меня в реальности, это обоссать себе штаны изнутри.

Втр 31 Дек 2013 10:18:30
>>59872149
> качёк
Писька набочёк.

>>59870918
>но записывать туда сестренку хуевое дело
Удваиваю. Глупости это.

Обложку оценил?

А вот и вайпер подтянулся, лал.

Втр 31 Дек 2013 10:19:54
>>59872400
Ясно.

Втр 31 Дек 2013 10:21:31
>>59864577
>мы мечтаем об осущесталении
У тебя руки трясутся, говно?
От всей души желаю тебе умереть в следующем году.
Ты это ждал?

Втр 31 Дек 2013 10:25:26
>>59872461
Что "это"?

Втр 31 Дек 2013 10:26:32
Проскроллил, сестротед уже не торт.
как раз сидел, пересматривал сестрёнкины фоточки, жалел что не поняшил её под хвостик, когда была возможность

Втр 31 Дек 2013 10:27:22
>>59872626
Все из-за вайпов, няша.

Втр 31 Дек 2013 10:29:07
>>59864577
Ненавижу ебаную шлюху. Годные сестры бывают только в онимэ.

Втр 31 Дек 2013 10:30:24
>>59872383
Что-то тут селёдкой потянуло.

Втр 31 Дек 2013 10:38:05
>>59872722
Даже в онимэ они далеко не годны.

Втр 31 Дек 2013 10:42:11
А разницу между вайпом картинками и бампом ими наша моча назвать не может, конечно же. Ну ладно, тогда будем читать классиков.

Втр 31 Дек 2013 10:42:49
Часть первая

БИМИНИ

I

Дом был построен на самом высоком месте узкой косы между гаванью и открытым морем. Построен он был прочно, как корабль, и выдержал три урагана. Его защищали от солнца высокие кокосовые пальмы, пригнутые пассатами, а с океанской стороны крутой спуск вел прямо от двери к белому песчаному пляжу, который омывался Гольфстримом. В безветренную погоду вода здесь была совсем синяя, если смотреть на нее с берега. Но вблизи она зелено светилась над мучнистым белым песком, и тень крупной рыбы мелькала в ней задолго до того, как рыба подплывала близко.
Днем это было отличное и вполне безопасное место для купания, а вот ночью купаться здесь нельзя было. По ночам близко к берегу подплывали акулы, охотившиеся у края Гольфстрима, и в тихую погоду с верхней веранды было слышно, как плещет в воде испуганная рыба, а если спуститься на пляж, можно было увидеть фосфоресцирующий след, который акулы оставляли за собой. По ночам они ничего не боялись, а все остальное боялось их. Но днем они старались держаться подальше от светлого прибрежного песка, а если какая-нибудь и сунулась бы к берегу, то можно было по тени издалека заметить ее приближение.
Человека, который жил в доме, звали Томас Хадсон. Он был хороший художник и большую часть года проводил за работой дома и на острове. Когда долго живешь в этих широтах, привыкаешь ценить здесь смену времен года не меньше, чем в других местах, и Томасу Хадсону, любившему этот остров, жаль было пропустить хоть одну весну или лето, осень или зиму.
Лето порой выдавалось слишком знойное если пассаты слабели в июне и в июле или вовсе не дули в августе. В сентябре же и в октябре, даже в начале ноября всегда можно было ожидать урагана, а какая-нибудь шальная тропическая буря могла налететь в любое время начиная с июня. Но даже в самый сезон ураганов выпадали, при затишье, чудесные дни.

Втр 31 Дек 2013 10:43:09
>>59873161
Ты не плач, успокося.

Втр 31 Дек 2013 10:43:20
Томас Хадсон за много лет хорошо изучил тропическую погоду и, глядя на небо, мог предсказать надвигающуюся бурю задолго до того, как ее покажет барометр. Он умел составлять карту бурь и знал, какие нужно принимать меры предосторожности. Он знал также, что значит пережить ураган вместе с другими обитателями острова и как подобное испытание роднит тех, для кого оно было общим. Знал он и то, что бывают такие страшные ураганы, в которых никто и ничто уцелеть не может. Но он давно решил, что, уж если случится такое, лучше быть здесь и погибнуть вместе с домом.
В этом доме он чувствовал себя почти как на корабле. Построенный так, чтобы выдержать любую бурю, дом словно врос в остров, стал его частью; из всех окон видно было море, и комнаты продувало насквозь, так что даже в самые жаркие ночи спать было прохладно. Он был покрашен в белый цвет, чтобы лучше сохранять прохладу в летние дни, и его издалека можно было разглядеть с моря. Выше его поднимались только верхушки выраженных рядами казуариновых деревьев первое, что вы замечали, приближаясь к острову. Вскоре после того, как на горизонте темным пятном замаячат посадки казуарины, появлялся перед глазами белый куб дома. А потом, по мере приближения к берегу, разворачивалась вся панорама острова с кокосовыми пальмами, с домиками, обшитыми тесом, с белой полосой пляжа и темной зеленью острова Южного на горизонте. У Томаса Хадсона, когда бы он ни завидел дом издали, становилось хорошо на душе. В мыслях дом был для него живым существом, как корабль для моряка. Зимой, когда задувал норд-вест и становилось холодно не на шутку, в доме было уютно и тепло, потому что в нем, единственном из всех домов на острове, имелся камин. Камин был большой, открытый, и Томас Хадсон топил его плавником.

Втр 31 Дек 2013 10:43:56
Целая куча плавника была сложена за домом, у южной стены. Добела высушенные солнцем, обточенные ветром и песком, некоторые куски дерева так нравились Томасу Хадсону, что ему жаль было жечь их. Плавника много оставалось на берегу после каждой сильной бури, и в конце концов Томас Хадсон сжигал с удовольствием даже особенно нравившиеся ему куски. Он знал, что море наготовит еще, и в холодные вечера он сидел в большом кресле у огня и читал при свете лампы, стоявшей на дощатом столе, временами поднимая голову от книги, чтобы прислушаться к реву ветра и посмотреть, как горит в камине обесцвеченное морем дерево.
Иногда он гасил лампу и, растянувшись на ковре, вглядывался в цветные ободки пламени, возникавшие там, где сгорали остатки песка и морской соли. Когда он лежал, глаза его приходились вровень с подом камина и ему видно было, как пламя отрывается от поверхности дерева, и от этого становилось и грустно и хорошо. Всегда с ним бывало так, когда он смотрел в огонь. А если горел плавник, это вызывало у него особое чувство, которое трудно было определить. Вероятно, думал он, нехорошо жечь то, что тебе так нравилось; но вины он не ощущал.
Лежа на полу, он как будто укрывался от ветра, хотя на самом деле ветер хлестал по нижним углам дома и по самой короткой на острове травке и забирался в сухие водоросли на берегу и даже в самый песок. Пол под ним сотрясался от глухих ударов прибоя, как когда-то в юности сотрясалась земля от залпов тяжелых орудий, когда он лежал невдалеке от полевой батареи.
Великое дело был этот камин зимой, и все незимние месяцы он поглядывал на него с нежностью и думал о том, как будет, когда опять настанет зима. Пожалуй, зима была лучшей порой на острове, и все остальное время он заранее радовался ее возвращению.

Втр 31 Дек 2013 10:44:27
II

Зима уже прошла и весна была на исходе, когда сыновья Томаса Хадсона в этом году приехали на остров. По уговору, они все трое должны были съехаться в Нью-Йорке, а оттуда поездом, а потом самолетом добираться до места. С матерью двоих младших, как всегда, не обошлось без осложнений. Она задумала путешествие по Европе, разумеется не предупредив отца мальчиков, и вдруг объявила, что на лето отпустить их не может. Пусть он их берет к себе на рождественские каникулы, только после рождества, разумеется. Рождество они должны провести с ней.
Томас Хадсон уже привык к этим фокусам, и дело, как всегда, кончилось компромиссом. Решено было, что мальчики погостят у отца на острове пять недель, а потом вернутся в Нью-Йорк и оттуда поплывут пароходом французской компании по школьному тарифу. С матерью они встретятся в Париже, где она тем временем успеет сделать необходимые покупки к лету. В пути они будут находиться под присмотром старшего брата, Тома-младшего. А из Парижа Том-младший уедет к своей матери, которая снималась на юге Франции.
Мать Тома-младшего не требовала его к себе и охотно оставила бы у отца на все лето. Но она, конечно, обрадуется ему, и в общем это был достойный компромисс при той железной решимости, которой обладала мать двух других братьев. Эту прелестную, очаровательную женщину ничто в мире не заставило бы отступить от раз принятого плана. Планы свои она строила в глубокой тайне, как опытный полководец, и так же неуклонно проводила их в жизнь. Компромисс еще допускался. Но коренное изменение плана никогда, возник ли этот план среди бессонной ночи, или скучным утром, или вечером, при содействии джина.

Втр 31 Дек 2013 10:45:02
План был планом, и уж тем более решение было решением, и Томас Хадсон, отлично зная это и пройдя хорошую школу бракоразводного процесса, радовался, что компромисса удалось достигнуть и дети приедут хотя бы на пять недель. Пять недель не так уж мало, если можно провести их с теми, кого любишь и с кем хотел бы всегда быть вместе. А зачем вообще я расстался с матерью Тома? Лучше не задумывайся об этом, сказал он себе. Это такая вещь, о которой лучше не задумываться. И та, вторая, родила тебе чудесных детей. Очень непростые, очень, своеобразные оба, но ты знаешь, как много хорошего они унаследовали именно от нее. Она прекрасная женщина, и с ней тебе тоже не следовало расставаться. Тут он сказал себе: нет. Иначе нельзя было.
Но все эти мысли теперь не слишком его волновали. Он давно уже перестал волноваться, и свою вину, точно заклятием, отгонял работой, и сейчас думал только об одном: вот приедут мальчики, и нужно, чтобы они хорошо отдохнули здесь это время. А когда они уедут, он вернётся к своей работе.
Он сумел сделать так, что работа заменила ему почти все, кроме детей, работа и та размеренная, спокойная трудовая жизнь, которую он себе создал на острове. Он верил, что обрел нечто прочное и надежное, то, что надолго и крепко удержит его здесь. Теперь, если на него нападала тоска по Парижу, он просто вспоминал о Париже, вместо того чтобы ехать туда. И так было с другими местами в Европе и со многими в Азии и в Африке.
Ему приходили на память слова Ренуара, сказанные, когда тот узнал, что Гоген уехал писать свои картины на Таити: [Зачем так далеко охать и тратить столько денег, когда так отлично пишется здесь, в Батиньоле?k (по-французски это выходило лучше: [Quand on peint si bien aux Batignolles?k), и Томас Хадсон думал об острове, как о своем quartier3. Здесь он чувствовал себя дома, знал всех соседей кругом и работал усердно, как никогда, разве что в Париже, когда Том-младший был еще ребенком.
Иногда он ненадолго уезжал с острова половить рыбу у берегов Кубы или осенью побродить в горах. Свое монтанское ранчо он сдал в аренду, потому что лучшее время в Монтане это лето и осень, а к осени мальчики теперь должны были возвращаться в школу.

Втр 31 Дек 2013 10:45:36
Иногда ему приходилось ездить в Нью-Йорк, к своему агенту. Но чаще агент теперь приезжал к нему и увозил с собой законченные полотна. Томас Хадсон был художник с именем, широко признанный и на родине, и в Европе. Кроме того, ему приносили регулярный доход разработки нефти, которые велись на земле, когда-то принадлежавшей его деду. Земля была продана под пастбища, и по условиям аренды право эксплуатации недр сохранялось за прежним владельцем. Половина этих денег шла на алименты, но и того, что оставалось, было довольно, чтобы обеспечить ему существование, и поэтому, он мог писать что хотел и как хотел; нужда на него не давила. И жить мог там, где ему нравилось, и путешествовать, если приходила охота.
Успех сопутствовал ему во всем, кроме семейной жизни, хотя, в сущности, он никогда не думал об успехе. Думал он о живописи и о своих детях и до сих пор любил ту женщину, которая была его первой любовью. После нее он был влюблен во многих женщин, некоторые даже гостили у него на острове. У него была потребность видеть женщин, и поначалу он всегда радовался, когда они приезжали. Ему приятно было их присутствие в доме, иногда даже довольно долгое время. Но в конце концов он провожал их с чувством облегчения, даже если это был кто-то, кто ему очень нравился. Он выработал в себе умение не ссориться с женщинами и не жениться на них. Научиться этим двум вещам было не легче, чем упорядочить свою жизнь и привыкнуть работать размеренно и ровно. Однако он научился, и теперь уже, думалось, навсегда. Владеть кистью он умел давно и считал, что делает это с каждым годом лучше и лучше. Но внести порядок в свою жизнь и дисциплинировать свою работу ему оказалось очень и очень трудно, потому что было в его жизни время, когда он был далек от всякой дисциплины. Безответственным он никогда не был, но был недисциплинирован, эгоцентричен и беспощаден. Теперь он знал это не только потому, что многие женщины ему об этом говорили, но потому, что в конце концов сам к этому пришел. И тогда он решил, что впредь будет эгоцентричен только в своих картинах, беспощаден только в работе и что сумеет дисциплинировать себя и примириться с дисциплиной.

Втр 31 Дек 2013 10:46:05
Вам книжки читать задают, не знал.

Втр 31 Дек 2013 10:46:09
Он будет наслаждаться жизнью в рамках той дисциплины, которую предписал себе, и усиленно работать. А сегодня он чувствовал себя счастливым, потому что утром должны были приехать его дети.
Мистер Том, вам ничего не нужно? спросил Джозеф, его слуга. Вы сегодня уже свое отработали?
Джозеф был высокого роста, с очень черным, очень длинным лицом и большими руками и ногами. Он ходил в белой куртке и белых брюках, но босиком.
Спасибо, Джозеф. Пожалуй, мне ничего не нужно.
Может, джину с тоником?
Нет. Я, пожалуй, зайду к мистеру Бобби, там выпью.
Пейте лучше дома. Дешевле. Я мистера Бобби видел, он сегодня не в духе. Замучился, говорит, с этими коктейлями. Какая-то с яхты спросила что-то под названием [Белая дамаk, а он ей подал американской минеральной воды знаете, на которой нарисован ручей, а у ручья дама в белом платье, похожем на москитную сетку.
Все-таки я пойду.
Дайте я вам хоть одну порцию дома приготовлю. На рейсовом судне привезли почту. Почитаете письма и выпьете коктейль, а потом пойдете к мистеру Бобби.
Ну ладно, согласен.
Вот и хорошо, сказал Джозеф. А то ведь я уже приготовил. Почта сегодня ничего интересного, мистер Том.
А где она?
Внизу, на кухне. Сейчас принесу. Два письма с женским почерком на конвертах. Одно из Нью-Йорка. Одно из Палм-Бич. Красивый почерк. Одно от господина, который продает ваши картины в Нью-Йорке. Еще два не знаю от кого.
Может, ответишь за меня на все эти письма?
Пожалуйста, сэр. Если вы желаете. Я ведь кое-чему учился, хоть мне это было и не по карману.
Да нет уж, лучше принеси их сюда.
Слушаю, сэр, мистер Том. Там еще и газета есть.
Газету прибереги к завтраку.
Томас Хадсон сел и стал читать письма, потягивая прохладное питье. Одно письмо он прочел дважды, потом спрятал всю пачку в ящик стола.
Джозеф! крикнул он. У тебя для мальчиков все готово?
Да, сэр, мистер Том. Даже два лишних ящика кока-колы. Том-младший, верно, уже меня перерос, а?
Ну, нет еще.
Как вы думаете, сможет он теперь меня побороть?
Едва ли.
Мы с ним часто боролись в мое свободное время, сказал Джозеф. Чудно все-таки называть такого парнишку [мистерk. Мистер Том. Мистер Дэвид. Мистер Эндрю. Замечательные ребята, прямо как на подбор. А Эндрю из всех троих самый хитрющий.
Он и маленький был хитрец, сказал Томас Хадсон.
А чем дальше, тем больше, сказал Джозеф с восхищением.
Ты им будь хорошим примером это время.
Мистер Том, как вы хотите, чтобы я теперь был им хороший примером? Три-четыре года назад, в невинном возрасте, это бы еще можно. Я сам думаю взять себе за образец Тома. Он учится в дорогой школе, у него и манеры такие, что дорого стоят. Я, конечно, не могу стать на него похожим. Но держаться, как он, этому я могу научиться. Чтобы и свободно, и легко, и вежливо в то же время. А умом я попробую быть похожим на Дэва. Это, пожалуй, будет трудней всего. И еще постараюсь выведать у Энди, как ему удается быть таким хитрым.
Ты только здесь потом не вздумай хитрить.
Что вы, мистер Том, вы меня плохо поняли. У вас в доме мне хитрость ни к чему. Она мне пригодится в мое свободное время.
А хорошо, что они приезжают, правда?
Мистер Том, такого великого события не было со времен большого пожара. Я считаю, что это стоит второго пришествия. Хорошо ли, вы меня спрашиваете? Не то что хорошо прекрасно.
Надо будет подумать, как их развлекать, чтобы они не скучали.
Нет, мистер Том, сказал Джозеф. Нам надо будет подумать, как их уберечь от всяких их собственных опасных затей. Тут нам Эдди поможет. Он их лучше знает, чем я. И я им приятель, это затрудняет дело.
Как он сейчас, Эдди?
Немножко выпил по случаю дня рождения королевы. Но при этом в самом лучшем виде.
Пойду-ка я все же к мистеру Бобби, он, должно быть, до сих пор не в духе.
Он про вас спрашивал, мистер Том. Мистер Бобби джентльмен до мозга костей, и его иногда утомляет всякий сброд, который сюда наезжает на яхтах. У него был очень утомленный вид, когда я уходил оттуда.
А что ты там вообще делал?
Пошел за кока-колой, а заодно решил погонять немножко шары на бильярде.
Стол все такой же?
Еще хуже.
Пойду, сказал Томас Хадсон. Вот только приму душ и переоденусь.
Я вам все чистое приготовил, лежит на кровати, сказал Джозеф. Еще джину с тоником не хотите?
Нет, спасибо.
Мистер Роджер приехал.
Отлично. Я его разыщу.
Он будет гостить у нас?
Может быть.
Я ему приготовлю постель на всякий случай.
Отлично.

Втр 31 Дек 2013 10:46:52
>>59873226
Ты вручную вайпаешь?

Втр 31 Дек 2013 10:47:15
III

Томас Хадсон принял душ, намылил голову и потом долго стоял под колючими, острыми, напористыми струйками воды. Он был крупным мужчиной и голый казался еще крупней, чем в одежде. Кожа у него была загорелая, а волосы полосами выцвели на солнце. Он встал на весы сто девяносто два фунта, ничего лишнего.
Надо было пойти поплавать до душа, подумал он. Но я уже утром далеко плавал перед тем, как начать работать, а сейчас я устал. Еще наплаваемся, когда ребята приедут. И Роджер здесь. Это хорошо.
Он надел свежие шорты, старую баскскую рубашку и мокасины, вышел из дома и спустился к калитке, которая вывела его на сверкающий, выбеленный солнцем коралловый известняк Королевского шоссе.
Рослый, с очень прямой спиной, старик негр в черном пиджаке из альпака и отутюженных брюках сошел с крыльца дощатой хижины, каких много стояло в тени кокосовых пальм у обочины дороги, и зашагал по шоссе впереди Томаса Хадсона. Когда он выходил на шоссе, Томас Хадсон успел разглядеть его красивое черное лицо.
Где-то за хижинами детский голос насмешливо затянул на мотив старой английской песенки:

Дядюшка Эдвард приехал из Нассау,
Конфеты он продает.
Я съел конфетку, и ты съел конфетку,
И у нас заболел живот


Дядюшка Эдвард оглянулся, его красивое лицо было сердитое и грустное в ярком свете дня.
Я тебя знаю, сказал он. Я тебя не вижу, но я знаю, кто ты такой. Вот пожалуюсь на тебя констеблю.
Невидимый мальчишка запел еще звонче и веселей:

Ах, Эдвард,
Ох, Эдвард,
Старый шут-плут-спрут Эдвард,
Конфеты твои просто дрянь

Втр 31 Дек 2013 10:47:53
>>59873342
Да. Интервалы по времени смотри.
Все расскажу констеблю, сказал дядюшка Эдвард. Констебль на тебя найдет управу.
Привез сегодня своих дрянных конфет, дядюшка Эдвард? крикнул мальчишка. Он предусмотрительно не показывался на глаза.
Травят человека, сказал дядюшка Эдвард, продолжая идти вперед и ни к кому не обращаясь. Хотят унизить человека, сорвать с него покровы достоинства. Прости им, боже, ибо не ведают, что творят.
Впереди на Королевском шоссе тоже слышалось пение. Оно неслось из раскрытых окон над баром [Понсе-де-Леонk. Томаса Хадсона нагнал молодой негр, почти бегом бежавший по коралловому шоссе.
Скандал там, мистер Том, сказал он. А может, уже и драка. Господин с яхты выбрасывает вещи в окно.
Какие вещи, Луис?
Всякие вещи, мистер Том. Все, что под руку попадет. Дама его хотела ему помешать, так он сказал, что и даму выбросит тоже.
А что это за господин?
Какой-то богач с Севера. Хвалился, что может купить и продать весь наш остров. Пожалуй, цена будет невелика, если он все кругом порасшвыряет.
А что же констебль?
Ничего, мистер Том. Констебля пока не звали. Но все думают, без констебля дело не обойдется.
Так ты, значит, сейчас при них, Луис? А я думал, ты мне приготовишь наживки на завтра.
Слушаю, сэр, мистер Том. Наживка у вас будет. Вы насчет наживки не беспокойтесь. При них-то я при них. Они меня подрядили сегодня с утра выйти с ними на рыбную ловлю, и с тех пор я при них. Но только никакой рыбной ловли не было. Нет, сэр. Если только выбрасывать чашки, плошки, тарелки, стулья и всякий раз, когда мистер Бобби пытается подать счет, рвать этот счет в клочки и ругать мистера Бобби бандитом и мошенником и сволочью если только все это не называется рыбной ловлей.
Видно, господин из таких, с кем нелегко сладить, Луис.
Мистер Том, я никого хуже никогда не видал и не увижу. Потребовал он, чтобы я им пел. Вы знаете, я не умею так хорошо петь, как Джози, но я пою, как умею, иногда даже лучше. Стараюсь, чтоб было лучше. Вы знаете. Вам приходилось слышать, как я пою. Поправилась ему одна песня про маму, которой не надобен был ни рис, ни горох, ни кокосовый сок, и другой он не хочет. Как допою ее, давай опять сначала. Это старая песня, надоело мне ее петь, я и говорю: [Сэр, я знаю новые песни. Хорошие песни. Красивые песни. И старых песен я еще много знаю, вот хотя бы про то, как Джон Джекоб Астор погиб на Титанике, когда тот наскочил на айсберг и пошел ко дну, и я рад буду спеть их вам вместо Ни рис, ни горох, если пожелаетеk. Тихо так, вежливо сказал, вы же меня знаете. А он в ответ: [Ах ты поганый черномазый неуч, да у меня заводов, и магазинов, и газет больше, чем твой Джон Джекоб Астор за всю свою жизнь в горшки наложил, простите за грубое слово, сэр, и я вот возьму тебя и обмакну в эти горшки головой, чтоб ты мне по указывал, какие песни слушатьk. Тут его дама вступилась и говорит: [Милый, ну зачем ты с ним так? Право, он очень хорошо пел, и я с удовольствием послушала бы какие-нибудь новые песниk. А он на это: [Не будешь ты их слушать, и он их не будет петь. Заруби это себе на носуk. Очень странный господин, мистер Том. А дама только сказала: [Ох, милый, до чего с тобой трудно сладитьk. Мистер Том, новорожденному мартышонку, только что из материнской утробы, легче сладить с дизель-мотором, чем кому-нибудь с этим господином. Вы уж извините, что я так разболтался. Очень он меня расстроил. Он и свою даму вконец расстроил.
Что же ты теперь с ними думаешь делать, Луис?
Вот раздобыл для дамы ракушечного жемчуга.

Втр 31 Дек 2013 10:48:01
>>59873342
Он слишком зол, он не ответит.

Втр 31 Дек 2013 10:48:31
Они стояли в тени придорожной пальмы, куда отошли в начале разговора, и Луис, достав из кармана чистую тряпицу, бережно развернул ее и показал несколько блестящих, перламутрово-розовых, очень мало похожих на жемчуг горошин, какие иногда находят местные жители при очистке раковин. Ни одна из знакомых Томасу Хадсону женщин, кроме королевы Марии Английской, не позарилась бы на такой жемчуг. Не то чтобы Томас Хадсон мог считать королеву Марию своей знакомой он ее видел только на картинках и в кино да еще в [Нью-Йоркереk, где часто мелькал ее профиль; но оттого, что она любила ракушечный жемчуг, ему казалось, что он ее знает лучше многих своих давних знакомых. Королева Мария любит ракушечный жемчуг, а сегодня весь остров празднует ее день рождения, думал он, но едва ли ракушечный жемчуг послужит утешением для спутницы того господина, о котором рассказывал Луис. Впрочем, может быть, и королева Мария говорила, что любит этот жемчуг, просто чтобы сделать приятное своим подданным на Багамских островах.
Они шли дальше по направлению к [Понсе-де-Леонk, и Луис говорил:
Эта его дама плакала, мистер Том. Она плакала горькими слезами. Тут я и предложил, что схожу к Рою и принесу ей ракушечного жемчуга, пусть посмотрит.
Наверно, это ее очень порадует, сказал Томас Хадсон. Если она любит ракушечный жемчуг.
Надеюсь, что порадует. Сейчас отнесу ей.
Томас Хадсон вошел в бар, прохладный и даже темноватый на первый взгляд после сверкания коралловой дороги, и выпил джину с тоником и кусочком лимонной корки, прибавив в стакан несколько капель ангостуры. Мистер Бобби стоял за стойкой с мрачнейшим видом. Четверо молодых негров играли на бильярде, слегка приподнимая одну его сторону, когда по ходу игры предстоял особо сложный карамболь. Пение наверху прекратилось, и в баре было очень тихо, только пощелкивали бильярдные шары. У стойки сидели двое матросов с яхты, ошвартованной у причала. Постепенно глаза Томаса Хадсона привыкли к освещению бара, и ему стало прохладно и приятно. Пришел сверху Луис.
Господин уснул, сказал он. Я оставил жемчужины его даме. Она смотрит на них и плачет.
Томас Хадсон заметил, как матросы с яхты переглянулись, но не сказали ни слова. Он стоял, держа в руках стакан с приятно-горьковатым напитком, все еще смакуя первый долгий глоток, напомнивший ему Тангу, Момбасу и Ламу и все то побережье, и его вдруг охватила тоска по Африке. Вот он так прочно осел здесь, на этом острове, а ведь мог бы сейчас быть в Африке. Кой черт, подумал он, я всегда могу туда поехать. Нужно находить главное в себе самом, где бы ты ни был. А здесь это мне неплохо удается.
Том, вам правда нравится эта штука? спросил его Бобби.
Конечно. Иначе я бы не стал ее пить.
Я раз по ошибке откупорил бутылку, так словно хины глотнул.
А там есть хина.
С ума сходят люди, честное слово, сказал Бобби. Человек может выбрать себе любой напиток. У него есть чем заплатить. Кажется, пей и получай удовольствие так нет, он берет и портит добрый джин, наливая туда индийской водички с хиной.
Мне нравится. Я люблю вкус хины в сочетании с лимонной коркой. От этого коктейля словно все поры в желудке раскрываются. Никакой другой напиток меня так не бодрит. Я себя после него отлично чувствую.
Знаю. Вы себя всегда хорошо чувствуете, когда выпьете. А я отвратительно. Где Роджер?

Втр 31 Дек 2013 10:49:04
Роджер был приятель Томаса Хадсона, купивший себе рыбацкую хижину на другой стороне острова.
Скоро появится. Мы с ним сегодня обедаем у Джонни Гуднера.
Не пойму, что за интерес таким людям, как вы, Роджер Дэвис и Джонни Гуднер, торчать на этом острове.
Это прекрасный остров. Вы же торчите.
Я торчу, потому что я здесь деньги зарабатываю.
Могли бы и в Нассау зарабатывать.
Черт с ним, с Нассау. Здесь веселее. По части веселья лучше этого острова не найти. И кой-кому здесь случалось сколотить состояние.
По-моему, здесь жить очень славно.
Еще бы, сказал Бобби. По-моему, тоже. Если можно зарабатывать деньги. Вы эти картины продаете, над которыми все время трудитесь?
На них сейчас много покупателей.
Платить деньги за картины, на которых нарисован дядюшка Эдвард! Или негры в воде. Негры на берегу. Негры в лодке. Ловцы черепах. Ловцы губок. Буря на море. Смерч. Шхуна, разбитая волнами. Шхуна, еще не достроенная. Все то, что можно увидеть бесплатно. Неужели их правда покупают?
Ну конечно. Раз в год в Нью-Йорке устраивается выставка и выставленные картины продаются.
С аукциона?
Нет. Тот, кто устраивает выставку, назначает каждой картине цену. Люди смотрят и покупают. Бывает, что и музей купит какую-нибудь.
А сами вы можете их продавать?
Конечно.
Я бы, пожалуй, купил у вас смерч, сказал Бобби. Здоровенный чтоб был смерч, черный как дьявол. Или еще лучше два смерча, как они несутся над отмелью с таким ревом, что больше ничего не слышно кругом. Всасывают воду и пугают людей до смерти. И я на своей лодочке выехал ловить губку и попался. А смерч бушует, сорвал у меня стеклянный щиток. Чуть не всосал и лодку вместе с водой. Такой смерч, что господь бог ему сам не рад. Сколько бы вы с меня взяли за такую картину? Я бы ее прямо вот здесь и повесил. Или у себя дома, если моя старуха не умрет со страху.
Цена зависит от размера картины.
Делайте любого размера, какой вам захочется, величественно разрешил Бобби. Такую картину, черт побери, маленькую не сделаешь. Знаете что, нарисуйте даже три смерча. Я раз видел три смерча у острова Андроса, вот как сейчас вас вижу. Они закручивались до самого неба, а один всосал лодку ловца губок, так когда она упала, мотор насквозь пробил днище.
Вопрос в том, сколько будет стоить холст, сказал Томас Хадсон. Я с вас возьму только стоимость холста.
Ну, тогда покупайте холст побольше, сказал Бобби. Мы такие изобразим смерчи, что, кто ни взглянет, со страху тут же выкатится из бара, а то и вовсе удерет с этого чертова острова.
Он был потрясен грандиозностью замысла, но заложенные тут возможности лишь постепенно раскрывались перед ним.
Том, дружище, а целый ураган вы бы не могли изобразить? Самую завируху, когда с одной стороны уже отбушевало и успокоилось, а с другой только начинается. Чтобы все как есть было нарисовано: от негров, которых швыряет на кокосовые пальмы, и до кораблей, что с волной перекатываются через весь остров. И вырванные доски, как гарпуны, летят по воздуху, и мертвые пеликаны несутся мимо, будто они вылились из тучи вместе с дождем. Нарисуйте барометр, который стоит на двадцати семи, и ветроуказатель, сорванный с места. Нарисуйте большую отмель, залитую водой, и луну, которая выглядывает в просвет между тучами. Пусть там будет водяная стена, как она встает и обрушивается, хороня под собой все живое. Пусть будут женщины, которых смыло в море, а ветер сорвал с них одежду. Пусть мертвые негры качаются на волнах и взлетают в воздух

Втр 31 Дек 2013 10:49:40
Понадобится очень большой холст, сказал Томас Хадсон.
Плевать на холст! сказал Бобби. Я вам достану грот-марсель со шхуны. Мы с вами напишем такую, черт побери, картину, какой еще мир не видал, и наши имена войдут в историю. Довольно вам малевать всякие ерундовые картинки.
Лучше все-таки я напишу смерч, сказал Томас Хадсон.
Валяйте, сказал Бобби, неохотно спускаясь с высот своего грандиозного замысла. Это разумно. Но, ей-богу, со всем тем, что мы оба видели и знаем, а к тому же еще с вашим умением, у нас получились бы замечательные картины.
Я завтра же начну работать над смерчем.
Ладно, сказал Бобби. Это будет начало. Но, ей-богу, хорошо бы нам с вами написать и этот ураган тоже. А что, гибель [Титаникаk кто-нибудь изображал?
В больших масштабах нет.
Может, нам за это взяться? Меня всегда увлекали такие сюжеты. Вы бы постарались передать на картине холод айсберга, когда он отходит после толчка. А кругом все в густом тумане. Изобразите все подробности. Изобразите того человека, что сел в шлюпку с женщинами, потому что он, мол, яхтсмен и сможет их спасти. Нарисуйте, как он лезет в шлюпку, этот верзила, наступая прямо на женщин сапогами. Он, наверно, был похож на того типа, который сейчас спит наверху. Вот вы бы поднялись сейчас туда и нарисовали его, пока он спит, пригодится для картины.
Мне кажется, лучше нам все-таки начать со смерча.
Том, я хочу, чтоб вы были по-настоящему великим художником, сказал Бобби. Бросьте все эти ваши детские забавы. Вы просто растрачиваете себя по-пустому. Смотрите, меньше чем в полчаса мы с вами сочинили три картины, а я еще даже не открыл кранов своей фантазии. Ну, чем вы до сих пор занимались? Рисовали негра, который ловит на берегу черепаху. Даже не зеленую черепаху. Самую обыкновенную черепаху. Или двух негров в лодке, где на дне копошится куча лангустов. По-пустому, по-пустому растрачиваете свою жизнь.
Он умолк и, достав из-под стойки бутылку, торопливо глотнул из горлышка.
Это не считается, сказал он Томасу Хадсону. Вы этого не видели. Слушайте, Том, три картины, что мы тут сочинили, замечательные картины. Великие картины. Мировые картины. Могли бы висеть в Хрустальном дворце среди шедевров всех времен. Ну, кроме первой, пожалуй, там сюжет поскромнее. А ведь мы еще не принялись за работу. Что нам мешает написать такую картину, которая бы превзошла все эти три? Как вы насчет этого?
Он еще раз глотнул из бутылки.
Насчет чего?
Бобби перегнулся через стойку, чтобы его никто больше не слышал.
Вы только не шарахайтесь, сказал он. Пусть вас не смущает размах. Нужно дерзать, Том. Давайте напишем с вами конец света. Он выдержал паузу. В натуральную величину.
Ого.
Ничего не [огоk. Вот слушайте. Только что разверзся ад. Трясуны собрались на радение в свою церковь на горе и голосят на непонятных языках. И тут же черт с вилами, он их сгребает и грузит на повозку, а они стонут, и вопят, и взывают к Иегове. Повсюду валяются распростертые на земле негры, а вокруг них и прямо по их телам ползают лангусты, мурены и морские пауки. В одном месте что-то вроде большого открытого люка, из которого идет пар; черти волокут туда и негров, и трясунов, и священников, и всех сваливают в этот люк, и больше мы их не видим. А в бурном море вокруг острова кишмя кишат акулы и колючие, и сельдевые, и нокотницы, и пилоносы; и кто пытается спастись вплавь, чтобы черти его не загребли вилами, тот сразу попадает акулам в пасть. Пьяницы спешат хлебнуть напоследок и отбиваются от чертей бутылками. Но черти все-таки загребают их или же их волной смывает в море, где уже к тем акулам прибавились новые, а дальше кружат по воде киты, и кашалоты, и еще разные морские чудища, так что кого не сожрут акулы, тому все равно далеко не уйти. Склоны холмов усеяны собаками и кошками, за ними тоже охотятся черти со своими вилами, собаки скулят и увертываются, а кошки царапают чертей когтями, и шерсть на них стоит дыбом, и в конце концов они бросаются в море и плывут во всю мочь. Иная акула ударит хвостом, и видно, как она скрывается под водой. Но многим удается проскочить.

Втр 31 Дек 2013 10:50:11
Из люка уже пышет удушливым жаром, а некоторые черти пообломали о священников свои вилы, и теперь им приходится тащить туда людей вручную. А в самом центре картины стоим мы с вами и спокойно смотрим на все, что творится кругом. Вы чего-то записываете в блокноте, а я то и дело прикладываюсь к бутылке, чтобы освежиться, и вам тоже даю. Порой какой-нибудь черт, весь взмокший от натуги, тащит чуть не прямо на нас жирного священника, а тот упирается, цепляясь пальцами за песок и истошным голосом призывая Иегову, и черт говорит нам: [Пардон, мистер Том. Пардон, мистер Бобби.. Совсем запарился сегодняk. А на обратном пути, когда он бежит за следующим священником, утирая с морды пот и грязь, я ему предлагаю выпить, но он отвечает: [Нет, мистер Бобби, спасибо. На работе не употребляюk. Ох, и картина же получится, Том, если мы сумеем придать ей нужный размах и движение.
Ну, мне кажется, на сегодня мы уже сочинили больше чем требуется.
Да, черт побери, пожалуй, вы правы, сказал Бобби. Тем более что от этого занятия сочинять картины у меня в горле сохнет.
Был один человек, Босх, он писал в таком духе и очень здорово.
Это тот, что по электричеству?
Нет. Иероним Босх. Он жил очень давно. Очень хороший художник. И у Питера Брейгеля есть такие сюжеты.
Он тоже давно жил?
Очень давно. Очень хороший художник. Вам бы понравился.
К чертям всех старых художников, сказал Бобби. Им до нас далеко. И потом конец света до сих пор не наступил, так откуда этому Босху было знать о нем больше, чем знаем мы?
С ним нелегко будет тягаться.
И слышать этого не хочу, сказал Бобби. После нашей картины о нем никто и не вспомнит.
Бобби, нельзя ли повторить?
Фу, черт! Совсем забыл, что я за стойкой. А какой сегодня день, мы тоже забыли! Боже, храни королеву. Выпьем за ее здоровье, Том, я угощаю.
Он налил себе стаканчик рому, а Томасу Хадсону протянул бутылку бутсовского желтого джину, блюдечко с лимоном и бутылку, индийского тоника [Швеппсk.
Стряпайте себе свое питье сами. Терпеть не могу эту мешанину.
Томас Хадсон налил поровну того и другого, добавил несколько капель из сосуда со вставленным в пробку перышком чайки и поднял было стакан, но оглянулся на матросов, сидевших у другого конца стойки.
Вы что пьете? Скажите, как называется, если знаете.
[Песья головаk, ответил один из них.
Точно, [Песья головаk, сказал Бобби и, сунув руку в ящик со. льдом, достал им по бутылке холодного эля. Вот только стаканов нет, сказал он. Нашлись тут пьяницы, целый день швыряли стаканы в окно. Ну как, теперь у всех есть? За королеву, джентльмены! Не думаю, что ей так уж интересен этот остров, и сомневаюсь, чтобы она себя хорошо чувствовала здесь. Но за королеву, джентльмены! Храни ее бог.
Все выпили.
Замечательная, должно быть, женщина, сказал Бобби. Пожалуй, только чересчур чопорная для меня. Вот королева Александра, та больше в моем вкусе. Люблю таких. Но день рождения королевы мы отпразднуем, как положено. Хоть остров наш маленький, патриотизма нам не занимать стать. Один здешний житель участвовал в войне, и ему оторвало руку. Это ли не патриотизм!
Чей, говорите, сегодня день рождения? спросил один из матросов.
Королевы Марии Английской, сказал Бобби. Матери нынешнего короля-императора.
Это та, что ли, в честь которой судно названо? спросил другой матрос.
Том, сказал Бобби. Следующий тост мы будем пить с вами вдвоем.

Втр 31 Дек 2013 10:50:42
IV

Стемнело, и подул легкий ветер, так что и комары и мошки исчезли и суда уже вернулись в гавань, подняв на борт аутриггеры еще в проливе, и теперь стояли у причалов, которые тянулись от береговой линии в гавань. Отлив шел быстро, и огни судов дрожали на воде, отсвечивавшей зеленым и так стремительно убывавшей, что ее засасывало под настил причала и крутило воронкой за кормой большого катера, на который поднялся Томас Хадсон. В воде там, где огни плескались между обшивкой катера и некрашеным настилом причала с кранцами из старых автомобильных шин, темными кругами отражавшимися в темноте у камней, стояли, держась против течения, сарганы, приплывшие сюда на свет. Длинные, плоские, с прозеленью, как и вода, они не кормились тут, не играли; они только, подрагивая хвостами, держались против течения, зачарованные светом.
[Нарвалk катер Джонни Гуднера, где они с Томасом Хадсоном ждали Роджера Дэвиса, утыкался носом в убывающую воду, а кормой к корме за ним стояла яхта того самого человека, который весь день провел у Бобби. Джонни Гуднер сидел на стуле, положив ноги на другой стул, в правой руке у него был стакан [Томми Коллинзаk, а в левой длинный зеленый стручок мексиканского перца.
Замечательно, сказал он. Я откусываю помаленьку, и во рту у меня начинается пожар, а я остужаю его вот этим.
Он откусил первый кусочек, проглотил его, выдохнул [х-х!k сквозь свернутый трубочкой язык и потом долго тянул из высокого стакана. Его полная нижняя губа посасывала тонкую, типично ирландскую верхнюю, а улыбались одни серые глаза. Уголки губ у него всегда были приподняты, и поэтому казалось, что он вот-вот улыбнется или только что улыбнулся. Но рот мало что говорил о нем, если бы не тонкая верхняя губа. Присматриваться следовало к глазам. Рост и сложение у Джонни Гуднера были, как у немного отяжелевшего боксера среднего веса, но сейчас, развалившись на двух стульях, он выглядел складно. А человека, потерявшего форму, такая вольная поза сразу выдает. Лицо у него было покрыто ровным загаром, лупились только нос и лоб, уходивший назад вместе с редеющими волосами. Шрам на подбородке мог бы сойти за ямочку, если бы приходился ближе к серединке, а переносица была чуть приплюснута. Сам по себе нос был не плоский. Он будто вышел из рук современного скульптора, который работал сразу в мраморе и стесал тут самую малость больше, чем следовало.
Том, пропащая твоя душа. Чем ты был занят это время?
Работал, и довольно упорно.
Ну еще бы! сказал Джонни Гуднер и отправил в рот второй кусок зелёного перца. Стручок был очень вялый, сморщенный, дюймов шести в длину.
Только поначалу жжет, сказал он. Как любовь.
Черта с два. Перец жжет не только поначалу.
А любовь?
К черту любовь, сказал Томас Хадсон.
Это что за настроения? Что за разговоры? Ты в кого это превращаешься у нас на острове? В чокнутого овцевода при отаре?
Здесь овец нет, Джонни.
Ну, в чокнутого крабовода, оказал Джонни. Мы не собираемся держать тебя здесь на привязи. Возьми попробуй перца.
Я уже пробовал, сказал Томас Хадсон.
Про твои прошлые дела я все знаю, сказал Джонни. Не щеголяй передо мной своим славным прошлым. Ты, может, всех их выдумал. Знаю, знаю. Ты, может, первый ввез их на вьючных яках в Патагонию? Ну а я человек современный. Слушай, Томми. Перец фаршируют лососиной. Фаршируют морским окунем. Фаршируют чилийской скумбрией. Грудкой мексиканской горлицы. Индюшатиной и кротовым мясом. Мне его чем угодно фаршируй, я все беру. Вот, мол, я какой магнат, черт меня подери. Но это все извращения. Нет ничего лучше такого вот длинного, вялого, скучного, совсем не соблазнительного, без всякого фарша, простого перчика под коричневым соусом из чупанго. Ух ты, зверюга, он снова дыхнул, высунув сложенный трубочкой язык, пожалуй, я тебя все-таки малость перебрал.

Втр 31 Дек 2013 10:51:17
Он приложился к стакану.
Этот перец дает мне лишний повод выпить, пояснил он. Остужаю свою пасть. А ты что будешь?
Пожалуй, еще одну порцию джина с тоником.
Бой! крикнул Джонни. Еще порцию джина с тоником бване М'Кубва.
Фред, один из местных негров, которых капитан катера нанял для Джонни, подал стакан Томасу Хадсону.
Пожалуйста, мистер Том.
Спасибо, Фред, сказал Томас Хадсон. За королеву, дай ей бог здоровья!
И они выпили.
А где наш милейший распутник?
Он у себя дома. Скоро придет.
Джонни съел еще один стручок, на сей раз без всяких комментариев, допил виски и сказал:
А на самом-то деле, как ты тут, старик?
О'кей, сказал Томас Хадсон. Я уже научился жить в одиночку, да и работы хватает.
Тебе нравится здесь? Если осесть навсегда?
Нравится. Надоело мыкаться со всем, что есть на душе. Лучше уж на одном месте. Мне тут неплохо, Джонни. Совсем неплохо.
Здесь хорошо, сказал Джонни. Для такого, как ты, с внутренним содержанием, здесь хорошо. А для такого, как я, который то гоняется за этим самым, то от этого удирает, тут погибель. А правда, что наш Роджер в красивые записался?
Значит, уже пошли толки?
Я слышал кое-что, когда был в Калифорнии.
А что с ним там случилось?
Да я всего не знаю. Но, кажется, дело было плохо.
Действительно плохо?
У них там на этот счет свои понятия. Не то чтобы растление, если ты об этом. Но понимаешь, при тамошнем климате, да на свежих овощах, да все такое прочее, там не только футболисты здоровенные вырастают. Пятнадцатилетняя девчонка выглядит на все двадцать четыре. А в двадцать четыре она что твоя Мэй Уитти. Если жениться не собираешься, посмотри внимательно на ее зубы. Впрочем, и по зубам возраста не определишь. И у всех у них мамаша или папаша, а то и оба, и все они голодные. Климат такой аппетит очень развивается. Беда в том, что человек иной раз взыграет, и нет того чтобы поинтересоваться, есть ли у нее водительские права или карточка социальнего страхования. По-моему, в таких случаях надо бы судить по росту, по весу, а не только по возрасту и вообще проверять, на что они способны. Если судить только по возрасту, то часто получается несправедливо. И для нас и для них. В других видах спорта раннее развитие не наказуемо. Наоборот. Для юниоров особые нормы вот это было бы справедливо. Как на скачках. Меня раз здорово подковали. Но Роджер погорел не на этом.

Втр 31 Дек 2013 10:51:48
А на чем я погорел? спросил Роджер Дэвис.
В туфлях на веревочной подошве он бесшумно спрыгнул с причала на палубу и стал огромный, в спортивном свитере, размера на три больше, чем нужно, и в тесно облегающих поношенных брюках из бумажной материи.
Привет! сказал Джонни. Я не слышал вашего звонка. Вот говорю Тому: за что вас сцапали, не знаю, только не за малолетнюю.
Прекрасно, сказал Роджер. И на этом точка.
А вы не командуйте, сказал Джонни.
А я не командую, сказал Роджер. Я вежливо. А что, пить здесь разрешается? Он посмотрел на яхту, которая стояла кормой к ним. Это еще кто?
Это те самые, из [Понсеk. Вы разве не слыхали?
А-а! сказал Роджер. Давайте все-таки выпьем, хотя они и подали нам дурной пример.
Бой! крикнул Джонни.
Фред вышел из кубрика.
Да, сэр, сказал он.
Выясни, чего желают сагибы.
Что прикажете, господа? спросил Фред.
Мне того же, что пьет мистер Том, сказал Роджер. Он мой наставник и воспитатель.
Много в этом году мальчиков в лагере? спросил Джонни.
Пока только двое, сказал Роджер. Я с моим воспитателем.
Надо говорить: мы с моим воспитателем, сказал Джонни. А еще книжки пишете!
Можно нанять человека, пусть исправляет грамматику.
Еще нанимать. Лучше дарового найдите, сказал Джонни. Я тут побеседовал с вашим воспитателем.
Воспитатель говорит, ему здесь хорошо, он всем доволен. Он надолго здесь высадился.
Ты бы сходил посмотреть, как мы живем-поживаем, сказал Том. Кое-когда он отпускает меня, и я хожу выпить.
Женщины?
Никаких женщин.
Что же вы, мальчики, делаете?
У меня весь день занят.
Но вы и раньше здесь жили, а тогда что делали?
Купались, ели, пили. Том работает, читаем, разговариваем, читаем, рыбачим, рыбачим, купаемся, пьем, спим
И никаких женщин?
И никаких женщин.
А это не вредно? Атмосфера вроде нездоровая. А опиума вы, мальчики, много курите?
Как, Том? спросил Роджер.
Только высший сорт, сказал Томас Хадсон.
Выращиваете хороший урожай марихуаны?
Выращиваем, Том? спросил Роджер.
Год плохой, сказал Томас Хадсон. Дожди все к чертовой матери залили.
Нездоровая, на мой взгляд, атмосфера. Джонни выпил. Единственное спасительное обстоятельство это то, что вы еще пьете. Вы, мальчики, не ударились ли в религию? Может, Тома осенил свет божий?
Как, Том? спросил Роджер.
Отношения с богом без существенных перемен, сказал Томас Хадсон.
Теплые?
Мы народ терпимый, сказал Томас Хадсон. Пожалуйста, упражняйтесь в любой вере. На острове есть бейсбольная площадка, можете там поупражняться.
Я этому боженьке пошлю мяч повыше, в самый пуп, если он попробует выйти к столбу, сказал Роджер.
Роджер, укоризненно сказал Джонни. Уже темнеет. Вы разве не видите, что наступают сумерки, сгущается тьма и мрак окутывает землю? А ведь вы писатель. В темноте неуважительно отзываться о боге не рекомендуется. А вдруг он стоит у вас за плечами с занесенной битой.
К столбу он выйдет обязательно, сказал Роджер. Я недавно видел, как он пристраивался.
Не сомневайтесь, сэр, сказал Джонни. Да так запустит мяч, что мозги вам вышибет. Я видел, как он отбивает.
Да. Надо думать, видели, согласился с ним Роджер. И Том видел, и я. Но мне все-таки хочется, чтобы он промазал.
Давайте прекратим теологический спор, сказал Джонни. Надо чего-нибудь поесть.
Этот старый сморчок, которому ты позволяешь водить твою посудину по океану, еще не разучился готовить? спросил Томас Хадсон.
Будет тушеная рыба, сказал Джонни. И еще ржанка с желтым рисом. Золотистая ржанка.
Расписываешь, как специалист по интерьеру, сказал Том. В это время года никакого золота на них нет. Где ты подстрелил этих ржанок?
На острове Южном. Мы там бросили якорь, чтобы выкупаться. Я два раза подсвистывал стаю и шлепал их одну за другой. Угощаю по две на брата.

Втр 31 Дек 2013 10:52:18
Вечер был мягкий, и, пообедав, они сидели на корме, лили кофе, курили сигары, с другого катера пришли двое бездельников с гитарой и банджо, а на причале собрались негры, и оттуда то и дело слышалось пение. В темноте на причале негры заводили какую-нибудь песню, и тогда ее подхватывал Фред Уилсон, у которого была гитара, а Франк Харт тренькал на банджо. Томас Хадсон не умел петь, он сидел в темноте, откинувшись на спинку стула, и слушал.
На берегу у Бобби праздновали вовсю, и из открытой двери на воду падал яркий свет. Отлив все еще продолжался, и там, где вода была подсвечена, прыгала рыба. Все больше серые снепперы, подумал Том. Хватают пущенных на приманку рыбешек, которых относит от берега отливом. Несколько негритянских мальчишек сидели с лесками, и слышны были их разговоры, и негромкая брань, когда рыба срывалась с крючка, и шлепки выловленных снепперов о настил причала. Снепперы были крупные, а ребята ловили их на мякоть марлина, которого еще утром привезли на одном из катеров и уже взвесили, вздёрнули на крюк, сфотографировали и разделали на куски.
Слушать пение на причале собралась большая толпа, и Руперт Пиндер огромный негр, который считал себя могучим бойцом и, по рассказам, как-то раз один дотащил на спине рояль с правительственного причала в старый клуб, который потом снесло ураганом, крикнул:
Капитан Джон, ребята говорят, у них во рту пересохло!
Купи им чего-нибудь недорогого и полезного для здоровья.
Слушаю, сэр, капитан Джон. Рому.
Вот именно, оказал Джон. И бери сразу бутыль. Дешевле встанет.
Большое спасибо, капитан Джон, сказал Руперт. Он пошел сквозь толпу, которая торопливо расступалась, давая ему дорогу, и снова смыкалась позади него. Томасу Хадсону было видно, что все они двинулись к кабачку Роя.
В эту минуту с одного из катеров, стоявших у причала Брауна, с шипением взмыла в небо ракета и с треском вспыхнула, осветив пролив. Вторая, шипя, взлетела вкось и вспыхнула как раз над ближним концом их причала.
Ах ты, черт! сказал Фред Уилсон. Чего же мы-то не послали за ракетами в Майами!
Ночь то и дело освещали вспышки с треском разрывавшихся ракет. Руперт со своей свитой снова появился на причале, неся на плече большую оплетенную бутыль.
С одного из катеров тоже запустили ракету, и она взорвалась над самой пристанью, осветив толпу, темные лица, шеи, и руки, и плоское лицо Руперта, его широкие плечи, и могучую шею, и оплетенную сеткой бутыль, нежно и горделиво прижавшуюся к его голове.
Кружек, сказал он своей свите, бросив это слово через плечо. Эмалированных кружек.
Есть жестяные, Руперт, сказал кто-то.
Эмалированные кружки, сказал Руперт. Достаньте. Купите у Роя. Вот деньги.
Фрэнк, давай нашу ракетницу, сказал Фред Уилсон. Расстреляем те патроны, что есть, а новые где-нибудь достанем.
Пока Руперт величественно ждал эмалированных кружек, кто-то принес кастрюлю, и Руперт налил в нее рому, и она пошла по кругу.
За маленьких людишек! сказал Руперт. Пейте, скромные людишки.
Пение не умолкало, но пели без особенного складу. Заодно с запуском ракет на некоторых катерах палили из винтовок и пистолетов, а с причала Брауна стрекотал пистолет-пулемет, стрелявший трассирующими пулями. Сначала он дал две очереди из трех и четырех пуль, а потом выпустил целую обойму, перекинув над гаванью красивую арку из красных трассирующих пуль.
Фрэнк Харт спрыгнул на корму с ракетницей в чехле и с пачкой патронов, и как раз в эту минуту подоспели кружки, и один из подручных Руперта стал разливать ром и подавать кружки всем по очереди.
Боже, храни королеву, сказал Фрэнк Харт, зарядил ракетницу и послал сигнальный патрон вдоль причала прямо в открытые двери бара мистера Бобби. Патрон ударил в бетонную стену правее двери, взорвался и ярко вспыхнул на коралловой дороге, осветив все белым огнем.
Легче, легче, сказал Томас Хадсон. Так можно людей обжечь.
Катись ты со своим [легчеk, сказал Фрэнк. Посмотрим, удастся ли мне вдарить по комиссарскому дому.
Смотрите, как бы не поджечь, сказал ему Роджер.

Втр 31 Дек 2013 10:52:51
Я подожгу, я и за поджог буду платить, сказал Фрэнк.
Ракета описала полукруг, но не долетела до большого белого дома, где жил английский правительственный комиссар, и ярко вспыхнула, упав у его веранды.
Милый наш комиссар! Фрэнк снова зарядил ракетницу. Будешь знать, подлец, патриоты мы или нет.
Легче, Фрэнк, легче, останавливал его Том. Не надо дебоширить.
Сегодня моя ночка, сказал Фрэнк. Королевина и моя. Не мешай мне, Том, сейчас буду лупить по причалу Брауна.
Там бензин, сказал Роджер.
Недолго он там простоит, ответил ему Фрэнк.
Трудно было сказать, мажет ли он, чтобы подразнить Роджера и Томаса Хадсона, или просто не умеет стрелять. Ни Роджер, ни Томас Хадсон не могли определить это, но оба они знали, что из ракетницы попадать точно в цель нелегко. А на причале был бензин.
Фрэнк встал, старательно прицелился, вытянув левую руку вдоль туловища, как дуэлянт, и выстрелил. Ракета попала не туда, где стояли баки с бензином, а на противоположный конец и рикошетом отлетела в пролив.
Эй, там! крикнул кто-то с одного из катеров, стоявших на приколе у Брауна. Какого черта балуетесь!
Почти в самую точку, сказал Фрэнк. Теперь опять попробую по комиссару.
А ну прекрати, сказал ему Томас Хадсон.
Руперт! крикнул Фрэнк, не обращая внимания на Томаса Хадсона. Дай выпить, а?
Слушаю, сэр, капитан Фрэнк, сказал Руперт. Кружка у вас есть?
Принеси кружку, сказал Фрэнк Фреду, который стоял рядом и наблюдал за ним.
Слушаю, сэр, мистер Фрэнк.
Фред соскочил вниз и вернулся с кружкой. Он так и сиял от волнения и удовольствия.
Вы хотите поджечь комиссара, мистер Фрэнк?
Если он загорится, сказал Фрэнк.
Он подал кружку Руперту, и тот налил ее на три четверти и протянул ему.
За королеву, храни ее бог! Фрэнк выпил все до дна.
Надо же было хватить такую порцию рому, да еще одним духом!
Храни ее бог! Храни ее бог, капитан Фрэнк! торжественно проговорил Руперт, и остальные подхватили:
Храни ее бог! И правда, храни ее бог!
А теперь примемся за комиссара, сказал Фрэнк. Он выстрелил из ракетницы прямо вверх, чуть по ветру. Ракетница была заряжена парашютным патроном, и ветер понес яркую, белую вспышку вниз, прямо над яхтой, стоявшей у них за кормой.
Так вы в комиссара не попадете, сказал Руперт. Что же вы, капитан Фрэнк?
Мне хотелось осветить эту прелестную сценку, сказал Фрэнк. С комиссаром торопиться некуда.
Комиссар хорошо бы загорелся, капитан Фрэнк, говорил ему Руперт. Я не хочу вам подсказывать, но на острове уже два месяца не было дождя, и комиссарский дом сухой, как труха.
А где констебль? спросил Фрэнк.
Констебль держится в стороне, сказал Руперт. Насчет констебля не беспокойтесь. Если отсюда кто выстрелит, ни одна душа этого не заметит.
На причале все лягут ничком, и никто ничего, послышался чей-то голос из задних рядов. Ничего не слыхали, ничего не видали.
Я дам команду, подстрекал его Руперт. Все отвернутся. И добавил, подбадривая: Дом сухой, как трут.
А ну, проверим, как это у тебя получится, сказал Фрэнк.

Втр 31 Дек 2013 10:53:46
Он снова зарядил ракетницу парашютным патроном и выстрелил вверх и по ветру. При ослепительной, падающей вниз вспышке было видно, как люди лежат на причале ничком или стоят на четвереньках, зажмурив глаза.
Да хранит вас бог, капитан Фрэнк, послышался из темноты низкий торжественный голос Руперта, как только вспышка погасла. Да сподобит он вас по великой милости своей поджечь комиссара.
А где его жена и дети? спросил Фрэнк.
Мы их вытащим. Не беспокойтесь, сказал Руперт. Без вины никто не пострадает.
Ну как, подожжем комиссара? Фрэнк повернулся к тем, кто был в кокпите.
Да брось ты, ради бога, сказал Томас Хадсон. Что в самом деле!
Я утром уезжаю, сказал Фрэнк. Так что с меня взятки гладки.
Давайте спалим его, сказал Фред Уилсон. Местным, видно, это по душе.
Спалите комиссара, капитан Фрэнк, подзуживал его Руперт. А вы как скажете, ребята? обратился он к толпе.
Спалите его. Спалите. Да сподобит вас господь поджечь его дом, зашумели негры на причале.
Есть такие, кто против? спросил их Фрэнк.
Спалите его, капитан Фрэнк. Никто ничего не видал. Никто ничего не слышал. Никто ничего не говорил. Спалите его.
Надо малость попрактиковаться, сказал Фрэнк.
Если будешь его поджигать, проваливай с катера, сказал Джонни.
Фрэнк посмотрел на него и покачал головой, но так, что ни Руперт, ни остальные на причале этого не заметили.
Ну считайте, один пепел от него остался, сказал он. Налей мне еще, Руперт, чтобы я укрепился в своем решении.
Он протянул наверх свою кружку.
Капитан Фрэнк, Руперт нагнулся к нему, это будет самое лучшее, что вы сделали в жизни.
Негры на причале затянули новую песню:

Капитан Фрэнк в порту,
Значит, вечером будет потеха.


Потом пауза и чуть выше:

Капитан Фрэнк в порту,
Значит, вечером будет потеха.


Вторую строку прогудели так, будто били в барабан. И дальше:

Комиссар обозвал Руперта черномазым псом.
Капитан Фрэнк выстрелил из ракетницы,
И гори, губернатор, огнем.


Потом снова перешли на ритмы Африки, которые четверо на катере слыхали у негров у тех, что тянули канат на паромах через реки, пересекающие дорогу к Момбасе, Малинди и Ламу. Негры дружно тянули канат и пели тут же сочиненные песни, описывая и высмеивая своих белых пассажиров.

Капитан Фрэнк в порту,
Значит, вечером будет потеха,
Капитан Фрэнк в порту.


Вызов, оскорбительный, отчаянный вызов звучал в минорной мелодии. Потом припев, гулкий, как рокот барабана:

Значит, вечером будет потеха.

Втр 31 Дек 2013 10:54:23
Вот видите, капитан Фрэнк? подзуживал его Руперт, наклоняясь над кокпитом. Вы еще ничем не отличились, а песню про вас уже поют.
Я уже отличился, да еще как! сказал Фрэнк Томасу Хадсону. Потом Руперту: Пальну еще разок для тренировки.
Тренировка великое дело, радостно проговорил Руперт.
Капитан Фрэнк тренируется, как убивать, сказал кто-то на причале.
Капитан Фрэнк злее дикого кабана, послышался другой голос.
Капитан Фрэнк настоящий мужчина.
Руперт, сказал Фрэнк, налей-ка еще кружку. Это не для храбрости. Просто чтобы рука не подвела.
Господь да направит вашу руку, капитан Фрэнк. Руперт протянул ему кружку. Пойте песню про капитана Фрэнка, ребята.
Фрэнк выпил все до дна.
Последний тренировочный выстрел, сказал он, пустил ракету, и она, пролетев над яхтой, стоявшей у них за кормой, ударилась об один из бензиновых баков на причале у Брауна и отлетела в воду.
Сволочь ты эдакая, тихо сказал ему Томас Хадсон.
Молчи, ханжа, сказал Томасу Хадсону Фрэнк. Это был мой шедевр.
В эту минуту из каюты на яхте вышел на палубу мужчина в пижамных штанах без куртки и закричал:
Эй вы, свиньи! Прекратите немедленно! Здесь на яхте дама из-за вас заснуть не может!
Дама? переспросил Уилсон.
Да, черт вас дери, дама, сказал человек в пижамных штанах. Моя жена. Запускают тут ракеты, стервецы, мешают ей спать. Разве заснешь под такой грохот?
А вы бы дали ей снотворного, сказал Фрэнк. Руперт, пошли кого-нибудь за снотворным.
Что же вы делаете, полковник? сказал Уилсон. Вели бы себя, как полагается порядочному супругу. Вот ваша жена и заснула бы. Ей, наверно, приходится угнетать свои порывы. Наверно, она обманулась в своих ожиданиях. Моей жене психоаналитик всегда так говорит.
Фрэнк и Уилсон были отпетые ребята, и Фрэнк, конечно, был кругом неправ, но владелец яхты, весь день бушевавший у Бобби, взял сейчас совершенно неправильный тон. Джон, Роджер и Томас Хадсон не сказали ни слова. Зато те двое времени не теряли, и, как только яхтсмен выскочил на палубу с криком [свиньиk, они взялись за дело дружно, точно партнеры по бейсболу.
Свиньи поганые, сказал яхтсмен. Словарь у него, видимо, не отличался богатством. Ему было лет тридцать пять сорок, определить точнее было трудно, хотя он включил фонарь на палубе. Выглядел он лучше, чем ожидал Томас Хадсон, наслушавшись про него за день: наверно, успел выспаться. Тут Томас Хадсон вспомнил, что этот тип отсыпался еще у Бобби.
Я бы посоветовал ей нембутал, доверительным тоном сказал Фрэнк. Если, конечно, у нее нет к нему аллергии.
Не понимаю, почему она чувствует такую неудовлетворенность, сказал Фред Уилсон. В физическом смысле вы же прекрасный экземпляр. Вид у вас просто великолепный. Вы, наверно, гроза теннисного клуба. Такую форму сохраняете во что вам это обходится? Погляди на него, Фрэнк. Ты видал когда-нибудь такую дорогостоящую верхушку у мужчины?
А все-таки вы допустили ошибку, уважаемый, сказал Фрэнк. Не ту часть пижамы надели. Честно говоря, я впервые вижу, чтобы мужчина щеголял в одних пижамных штанах. Вы и в постель так ложитесь?
Не мешайте даме уснуть, трепачи паршивые, сказал яхтсмен.
Спустились бы вы лучше вниз, сказал ему Фрэнк. А то как бы вам не влипнуть тут в историю из-за ваших словечек. Кто за вами присмотрит, шофера-то при вас нет. Вас в школу всегда шофер возит?
Он не школьник, Фрэнк, сказал Фред Уилсон, откладывая в сторону гитару. Он уже большой. Он бизнесмен. Что, ты не можешь распознать бизнесмена, который ворочает крупными делами?
Ты бизнесмен, сынок? спросил Фрэнк. Тогда беги вниз в каюту, это самое лучшее для тебя дело. А торчать здесь, наверху, это вообще не дело.
Он прав, сказал Фред Уилсон: На нас ты не наживешься. Ступай лучше к себе в каюту. А к шуму, ничего, привыкнешь.
Свиньи грязные, сказал яхтсмен, переводя взгляд с одного на другого.
Уноси свое роскошное тело в каюту, слышал? сказал Уилсон, А дама твоя уж как-нибудь заснет. Я в этом не сомневаюсь.
Свиньи, сказал яхтсмен. Свиньи паршивые.
А другого словечка ты не придумаешь? сказал Фрэнк. Свиньи начинают здорово надоедать. Ступай вниз, ступай, а то простудишься. Будь у меня столь роскошный торс, я бы не стал рисковать им в такой ветреный вечер.

Втр 31 Дек 2013 10:55:05
Яхтсмен оглядел их всех, точно стараясь запомнить.
Ты нас не позабудешь, сказал ему Фрэнк. А забудешь, так я сам тебе напомню при встрече.
Падаль, сказал яхтсмен, повернулся и ушел вниз.
Кто он такой? спросил Джонни Гуднер. Я будто видел его где-то.
Я его знаю, и он меня знает, сказал Фрэнк. Дрянь человек.
А кто он такой, ты не помнишь? спросил Джонни.
Он барахло, сказал Франк. Какая разница, кто он, что он, если это барахло.
Пожалуй, никакой, сказал Томас Хадсон. Но вы оба уж очень на него навалились.
А с барахлом так и надо. Наваливайся на него. Но мы не так уж грубо с ним обошлись.
Свою антипатию вы от него, по-моему, не скрыли, сказал Томас Хадсон.
Я слышал собачий лай, сказал Роджер. Ракеты, наверно, напугали его собаку. Хватит этих ракет. Я знаю, вы развлекаетесь, Фрэнк. Вам везет, что никакой беды вы не натворили. Но зачем пугать несчастную собачонку?
Это его жена лаяла, весело сказал Фрэнк. Давайте пальнем ему в каюту и осветим семейную сценку.
Я отсюда ухожу, сказал Роджер. Мне ваши шутки не нравятся. По-моему, всякие выкрутасы с автомобилями это не смешно. По-моему, когда самолет ведет пьяный летчик это не смешно. По-моему, пугать собак тоже не смешно.
А вас тут никто не держит, сказал Фрэнк. Вы последнее время всем в печенку въелись.
Вот как?
Конечно. Вы с Томом оба стали ханжами. Портите всякое веселье. Исправились, видите ли. Раньше сами не дураки были повеселиться. А теперь никто не смей. Сознательные, видите ли, стали.
Значит, это сознательность во мне заговорила, если я не хочу, чтоб подожгли причал Брауна?
Конечно. Она и так может проявиться. А у вас ее хоть отбавляй. Слышал я, что вы там вытворяли в Калифорнии.
Знаешь что, взял бы ты свой пистолет и пошел бы куда-нибудь в другое место развлекаться, сказал Фрэнку Джонни Гуднер. Нам было весело, пока ты не начал безобразничать.
Значит, ты тоже такой, сказал Фрэнк.
А нельзя ли все-таки полегче? предостерег его Роджер.
Я здесь единственный, кто еще умеет веселиться, сказал Фрэнк. А вы все переростки, религиозные психи, лицемеры, благотворители
Капитан Фрэнк! Руперт наклонился над бортом причала.
Руперт мой единственный друг. Фрэнк поднял голову. Да, Руперт?
Капитан Фрэнк, а как же с комиссаром?
Мы подожжем его, Руперт, подожжем, дружок.
Дай бог вам здоровья, капитан Фрэнк, сказал Руперт. Рому не хотите?
Мне и так хорошо, сказал ему Фрэнк. Ну, ложись!
Ложись! скомандовал Руперт. Лицом вниз!
Фрэнк выстрелил над бортом причала, и ракета вспыхнула на усыпанной гравием дорожке почти у самой веранды комиссарского дома и сгорела там. Негры на причале охнули.
Вот дьявол! сказал Руперт. Самую малость не попали. Не повезло. Еще раз, капитан Фрэнк.
В кокпите яхты, стоявшей у них за кормой, загорелся фонарь, и ее хозяин снова вышел из каюты. На сей раз он явился в белой рубашке, белых парусиновых брюках и в спортивных туфлях. Волосы у него были гладко причесаны, а лицо красное, в белых пятнах. Ближе всех, спиной к нему, стоял на корме Джон, а за ним с мрачным видом сидел Роджер. Между обоими судами было фута три воды; яхтсмен вышел на палубу и уставил палец на Роджера.
Паскуда, сказал он. Вонючая, грязная паскуда.

Втр 31 Дек 2013 10:55:08
А у меня сестер нет :(

Втр 31 Дек 2013 10:55:35
Роджер поднял голову и удивленно взглянул на него.
Вы, наверно, имеете в виду меня? крикнул ему Фрэнк. Тогда свинья, а не паскуда.
Яхтсмен не обратил на него внимания и снова набросился на Роджера.
Паскуда толстомордая. Он почти задыхался. Жулик. Шарлатан. Жулик подзаборный. Паршивый писатель и дерьмовый художник.
Что это вы? Кому вы все это говорите? Роджер встал.
Тебе. Тебе, паскуда. Тебе, шарлатан. Тебе, трус. Ах ты, паскуда. Паскуда грязная.
Вы сошли с ума, спокойно сказал Роджер.
Паскуда! Яхтсмен кричал через три фута воды, отделявшие одно судно от другого, будто дразня зверей в современном зоопарке, где их отгораживают от зрителей не решетки, а рвы. Жулик.
Это он про меня, радостно сказал Фрэнк. Вы разве со мной не знакомы? Я же свинья.
Нет, про него. Яхтсмен показал пальцем на Роджера: Жулик.
Слушайте, сказал ему Роджер. Вы же это не для меня говорите. Вы сыплете руганью только затем, чтобы потом повторить в Нью-Йорке все, что вы мне тут наговорили.
Это было сказано разумно, сдержанно, точно он на самом деле хотел, чтобы этот человек понял его и замолчал.
Паскуда! крикнул яхтсмен, все больше и больше распаляясь и вгоняя себя в истерику, ради которой он и оделся. Грязная, вонючая паскуда!
Вы это не для меня говорите, еще спокойнее повторил Роджер, и Томас Хадсон понял, что дальнейшее у него уже решено. Советую вам замолчать. А если хотите поговорить со мной, поднимитесь на причал.
Роджер пошел к причалу, и, против всех ожиданий, яхтсмен тоже полез туда как миленький. Правда, ему понадобилось прежде взвинтить себя, довести себя до точки. Негры подались назад, а потом окружили их кольцом, оставив им достаточно места для драки.
Томасу Хадсону было непонятно, на что рассчитывал этот человек, поднимаясь на причал. Они не обменялись ни словом, вокруг виднелись одни черные лица, и он развернулся в свинге, а Роджер ударил его по зубам левой, и на губах яхтсмена выступила кровь. Он снова развернулся, и Роджер ответил сильным двойным хуком по правому глазу. Он сделал захват, и Роджер правой дал ему кулаком в живот с такой силой, что порвал свой свитер, а потом, оттолкнув, съездил его по лицу тыльной стороной открытой левой.
Негры наблюдали за дракой молча. Они держали их обоих в кольце, оставив им достаточно места для схватки. Кто-то включил на причале фонарь (наверно, Фред бой Джонни, подумал Том), и все было хорошо видно.
Роджер кинулся на противника и сделал три быстрых хука по голове. Яхтсмен снова сделал захват, свитер на Роджере разорвался еще в другом месте, когда он оттолкнул противника и дал ему два раза по зубам.
Хватит левой! заорал Фрэнк. Правой давай, правой! Врежь ему, стервецу!
Имеете что-нибудь сообщить мне? сказал Роджер и ударил его хуком по зубам.
Изо рта у яхтсмена хлестала кровь, вся правая сторона лица вспухла, правый глаз почти закрылся.
Яхтсмен вцепился в Роджера, и Роджер захватил его и не дал ему упасть. Дышал он тяжело и не говорил ни слова. Роджер держал его за локти, и Том видел, как он потирает ему изнутри большими пальцами сухожилия между бицепсами и предплечьем.
Не хлещи на меня своей кровищей, сволочь! сказал Роджер и, размахнувшись левой, отогнул ему голову назад и снова ударил тыльной стороной руки по лицу. Заказывай себе новый нос, сказал он.
Врежь ему, Роджер, врежь ему! умолял его Фрэнк.
Ты, болван, не видишь, что он делает! сказал Фред Уилсон. Изничтожает человека.
Яхтсмен вцепился в Роджера, но Роджер оттолкнул его.
Ну, бей! сказал он. Что же ты? Бей!
Яхтсмен ударил его длинным боковым, но Роджер сделал нырок и вошел с ним в клинч.

Втр 31 Дек 2013 10:56:02
>>59873669
Даже двоюродных-троюродных?

Втр 31 Дек 2013 10:56:30
>>59873669
Тогда присоединяйся.
Тебя как зовут? спросил он.
Яхтсмен ничего не ответил. Он только тяжело переводил дух, точно умирал от приступа астмы.
Роджер снова схватил его за локти.
А ты, подлец, сильный, сказал он. Но кто тебе говорил, что ты умеешь драться?
Яхтсмен сделал слабый замах, и Роджер сгреб его, рванул на себя, крутнул разок и дважды ударил правым кулаком по уху.
Ну как, постиг, что нельзя приставать к людям? спросил он.
Посмотрите на его ухо, сказал Руперт. Как виноградная гроздь.
Роджер снова держал яхтсмена за локти, нажимая с внутренней стороны на сухожилия ниже бицепсов. Томас Хадсон следил за выражением лица яхтсмена. Вначале оно испуга не выражало, просто было подлое, как у свиньи, как у подлейшего кабана. Но теперь он был перепуган насмерть. Ему, наверно, не приходилось слышать, что бывают драки, которые никто не останавливает. А может, в мозгу у него шевельнулось воспоминание о прочитанном где-то, когда упавшего затаптывают ногами. Он все еще пытался драться. Каждый раз, когда Роджер говорил ему: [Ну, бей!k или отталкивал от себя, он пытался ударить его. Сдаваться он не хотел.
Роджер снова оттолкнул его прочь. Он стоял, не сводя с Роджера глаз. Как только Роджер разжимал свою хватку, которая делала этого человека совершенно беспомощным, страх его немного ослабевал и возвращалась подлость. Он стоял перепуганный, избитый лицо изуродовано, губы в крови, а ухо как перезрелая фига, потому что мелкие кровоизлияния в нем слились под кожей в большую гематому. И пока он стоял так, не чувствуя на себе рук Роджера, страх его ослабевал, а вместо страха накипала неистребимая подлость.
Ну, что скажете? спросил Роджер.
Паскуда, сказал он. И, сказав, прижал подбородок к груди, поднял стиснутые кулаки и стал боком к Роджеру, похожий на мальчишку, чье упрямство трудно переломить.
Ну держись! крикнул Руперт. Ну, теперь будет по всем правилам.
Но то, что за этим последовало, не было ни особенно эффектным, ни особенно поучительным. Роджер быстро шагнул к своему противнику, поднял левое плечо и, замахнувшись правым кулаком снизу, ударил его справа по голове. Яхтсмен упал на четвереньки и уткнулся в настил лбом. Постоял так с минуту, упираясь лбом в доски настила, и потом мягко повалился на бок. Роджер посмотрел на него, подошел к краю причала и спрыгнул на катер.
Матросы понесли хозяина домой. Они не вмешивались в то, что происходило на причале, просто подошли туда, где он лежал на боку, подняли и понесли провисавшее у них на руках тело. Кто-то из негров помог им спустить его с причала и внести в каюту. Тело внесли, и дверь за ним затворилась.
Надо бы вызвать врача, сказал Томас Хадсон.
Он не очень сильно стукнулся, когда рухнул, сказал Роджер. Я беспокоился за причал.
Последний удар по уху не пойдет ему на пользу, сказал Джонни Гуднер.
Физиономию вы ему загубили, сказал Фрэнк. А уж ухо! Первый раз вижу, чтобы ухо так разнесло. Сначала оно было как виноградная гроздь, а потом стало как апельсин.
Голые руки вещь опасная, сказал Роджер. Люди понятия не имеют, что ими можно натворить. В глаза бы мне не видать этого типа.
Теперь, если встретитесь с ним, сразу его узнаете.
Надеюсь, он очухается, сказал Роджер.
Драку вы провели просто блистательно, мистер Роджер, сказал Фред.
Ну ее к черту, эту драку, сказал Роджер. И кому она была нужна?
Он сам во всем виноват, сказал Фред.
Бросьте огорчаться, сказал Роджеру Фрэнк. Я этих битых много перевидал. Ничего ему не сделается.
Негры расходились с причала, толкуя между собой о драке. Их смутил вид этого белого человека, когда его уносили на яхту, и вся их бравада насчет поджога комиссарского дома понемногу испарилась.
Всего вам хорошего, капитан Фрэнк, сказал Руперт.
Уходишь, Руперт? спросил его Фрэнк.
Да, мы хотим заглянуть к мистеру Бобби, посмотрим, что там делается.
Всего хорошего, Руперт, сказал Роджер. До завтра.
Роджер сидел мрачный, левая рука у него распухла и стала величиной с грейпфрут. Правую тоже разнесло, но не так сильно. Больше ничто не говорило о том, что он участвовал в драке, разве только оторванный ворот свитера, болтавшийся на груди. Один удар пришелся ему по голове, и на лбу вскочила небольшая шишка. Джон смазал ему ободранные, кровоточащие костяшки пальцев меркурохромом. Роджер даже не посмотрел на свои руки.
Пошли к Бобби, поглядим, может, там идет веселье, сказал Фрэнк.
Вы не огорчайтесь, Родж, сказал Фред Уилсон и взобрался на причал. Только сосунки огорчаются.
Они зашагали по причалу один с гитарой, другой с банджо и пошли прямо на огни и пение, доносившееся из открытых дверей [Понсе-де-Леонk.

Втр 31 Дек 2013 10:57:10
Славный малый Фредди, сказал Джонни Томасу Хадсону.
Он всегда был славным малым, сказал Томас Хадсон. Но в паре с Фрэнком ему быть вредно.
Роджер молчал, и Томасу Хадсону было неспокойно за него за него и за многое другое.
Может, пора домой? сказал ему Томас Хадсон.
У меня все еще кошки на сердце скребут из-за этого типа, сказал Роджер.
Он сидел спиной к корме и правой рукой держал левую.
Пусть больше не скребут, вполголоса сказал Джон. Он уже на ногах.
Да-а?
Вон вышел, да еще с ружьем.
Ой, худо мне будет! сказал Роджер. Но голос у него был веселый. Он сидел спиной к корме и даже не оглянулся.
Яхтсмен вышел на корму, на сей раз в пижамных штанах и в куртке, но прежде всего бросалось в глаза ружье. Уже после ружья Томас Хадсон перевел взгляд на лицо, а лицо было страшное. Кто-то обработал его, на щеках были полоски пластыря, марли и мазки меркурохрома. Только с ухом ничего не сделали. От боли до него, наверно, и дотронуться нельзя, подумал Томас Хадсон, и оно торчит жесткое, раздутое и выделяется теперь больше всего. Они молчали, и он тоже молчал, повернув к ним свою изуродованную физиономию и сжимая в руках ружье. Глаза у него так затекли, что он, должно быть, почти ничего не видел. Все молчали.
Роджер медленно повернул голову, увидел его и бросил через плечо:
Идите поставьте ружье на место и ложитесь спать.
Он все стоял с ружьем в руках. Его распухшие губы шевельнулись, но он не мог выговорить ни слова.
Выстрелить человеку в спину на это подлости у вас хватит, только кишка тонка, спокойно бросил через плечо Роджер. Идите поставьте ружье на место и ложитесь спать.
Роджер сидел все так же спиной к нему. И вдруг он решился на выходку, которая Томасу Хадсону показалась отчаянной.
Вам не кажется, что этот тип напоминает леди Макбет, когда она выходит из своей опочивальни в ночной сорочке? сказал он, обращаясь к остальным, кто был с ним на корме.
Томас Хадсон замер в ожидании. Но ничего не случилось, и, постояв еще немного, яхтсмен повернулся и ушел в каюту, унося с собой ружье.
Вот теперь я вздохну свободно, сказал Роджер. Я чувствовал, как пот катится у меня из-под мышек прямо к ногам. Пошли домой, Том. Он очухался.
Не очень-то он очухался, сказал Джонни.
Хватит с него, сказал Роджер. Тоже называется человек.
Пошли, Роджер, сказал Томас Хадсон. Пойдем, побудешь у меня.
Ладно.
Они простились с Джоном и пошли по Королевскому шоссе к дому. Кругом все еще праздновали день рождения королевы.
Хочешь, зайдем в [Понсе-де-Леонk? спросил Томас Хадсон.
Ой, нет, сказал Роджер.
Я хотел сказать Фредди, что этот тип очухался.
Ну и скажи. А я пойду к тебе.

Втр 31 Дек 2013 10:57:44
Когда Томас Хадсон вернулся домой, Роджер ничком лежал на кровати в дальнем конце крытой веранды, обращенном в глубь острова. Было совсем темно, и праздничный шум еле доносился сюда из бара.
Спишь? спросил Томас Хадсон.
Нет.
Выпить хочешь?
Да нет, пожалуй. Спасибо.
Как рука?
Распухла и болит. Но это пустяки.
Тебе снова не по себе?
Да. Накатило, да как!
Завтра утром приедут ребята.
Вот и хорошо.
Ты правда не хочешь выпить?
Нет, дружок. А ты пей.
Я, пожалуй, хлебну виски на сон грядущий.
Томас Хадсон подошел к холодильнику, приготовил себе стакан виски с содовой, вернулся на веранду и сел там в темноте рядом с Роджером, лежавшим на кровати.
Сколько же всякой сволочи гуляет по белу свету, сказал Роджер. Этот тип порядочная дрянь, Том.
Ты его кое-чему научил.
Нет. Вряд ли. Я осрамил его и немножечко подпортил. Но он отыграется на ком-нибудь другом.
Он сам напросился на драку.
Конечно. Но я не довел дела до конца.
Ты его только что не убил.
Вот об этом я и говорю. Он теперь еще подлее будет.
А может, ты его все-таки проучил, дал ему хороший урок?
Нет. Вряд ли. То же самое было и в Калифорнии.
А что там случилось? Ты мне так ничего и не рассказал.
Была драка вроде сегодняшней.
С кем?
Роджер назвал имя человека, занимавшего высокий пост в том, что именуется индустрией.
Я не имел ни малейшего желания связываться с ним, сказал он. Это случилось в доме, где у меня возникли некоторые осложнения с женщиной, и, собственно говоря, мне там быть не полагалось. Весь вечер этот субъект донимал, и донимал, и донимал меня куда хуже, чем это было сегодня. Наконец терпение мое лопнуло, и я дал ему, дал как следует, ни на что не глядя, и он неловко ударился головой о мраморные ступеньки бассейна. На беду, бассейн был рядом. В себя он пришел к началу третьего дня в [Ливанских кедрахk, так что убийцей я не стал. Но у них все было на мази. Таких свидетелей вымуштровали, что, если б осудили за непреднамеренное убийство, считалось бы, что я легко отделался.

Втр 31 Дек 2013 10:58:16
Ну а дальше?
А дальше, когда он смог вернуться к делам, мне такое обвинение припаяли, только держись. На все сто. Дальше некуда.
В чем же тебя обвинили?
Во всем. Пачками сыпали.
Не хочешь мне сказать?
Нет. Тебе это ни к чему. Поверь мне на слово, что это было подстроено. Такое на меня возвели, что люди и не заговаривают со мной об этом. Ты разве не заметил?
Пожалуй.
Поэтому я и скис после сегодняшней драки. Всякая дрянь гуляет на белом свете. Отпетые мерзавцы. Бить их это еще ничего не решает. Отчасти потому они и провоцируют нас. Он повернулся на кровати и лег навзничь. Знаешь, Томми, зло страшная вещь. И оно изощряется, как дьявол. А ведь в старину были какие-то понятия о добре и зле.
Пожалуй, мало кто отнесет твои деяния в рубрику абсолютного добра, сказал ему Томас Хадсон.
Конечно. Да я и не претендую на это. Хотя мне жаль, что я такой. Борьба со злом не делает человека поборником добра. Сегодня я боролся с ним, а потом сам поддался злу. Оно поднималось во мне, как прилив.
Всякая драка мерзость.
Знаю. Ну а как быть?
Раз уж начал побеждай.
Правильно. Но мне стоило начать, и я сразу увлекся.
Ты увлекся бы еще больше, если бы он действительно дрался.
Надеюсь, сказал Роджер. Хотя кто его знает. Мне хочется уничтожить всю эту мерзость. Но если увлекаешься, значит, сам недалеко ушел от тех, с кем дерешься.
Он омерзительный тип, сказал Томас Хадсон.
Не омерзительнее, чем тот, в Калифорнии. Вся беда в том, что их слишком уж много. Они всюду, в каждой стране, Томми, и все больше и больше забирают власть. Мы живем в плохие времена, Томми.
Когда они были хорошими?
Были дни, когда нам с тобой жилось хорошо.
Правильно. Нам хорошо жилось в разных хороших местах. Но времена-то были плохие.
Я этого не понимал, сказал Роджер. Люди говорили, что времена хорошие, а потом от этих людей дым сошел. У всех тогда были деньги, а у меня не было. Потом и у меня завелись, а дела стали дрянь. Но все-таки тогда люди не казались такими подлецами и мерзавцами.
Ты тоже знаешься с порядочной дрянью.
Попадаются и хорошие люди.
Таких немного.
Но есть. Ты всех моих друзей не знаешь.
Ты водишься со всякой шантрапой.
А чьи там сегодня были друзья? Твои или мои?
Наши общие. Они не так уж плохи. Ничтожества, но не злостные.
Да, сказал Роджер. Не злостные. Фрэнк дрянцо. Порядочное дрянцо. Впрочем, злостным я его не считаю. Но теперь я на многое смотрю иначе. А они с Фредом что-то очень уж быстро стали зловредными.
Я отличаю добро от зла. И не говорю, что все это непонятно и не моего ума дело.
А я с добром не очень знаком. У меня с ним никогда не получалось. Зло это по моей части. Зло я сразу могу опознать.
Скверно сегодня получилось. Жаль.
Просто на меня хандра нашла.
Ну как, спать? Спи здесь.
Спасибо. Если можно, здесь и лягу. Но сначала я посижу в библиотеке, почитаю немножко. Где у тебя те австралийские рассказы, я в последний свой приезд их здесь видал.
Генри Лоусон?
Да.
Сейчас разыщу.
Томас Хадсон лег спать, и, когда он проснулся среди ночи, свет в библиотеке все еще горел.

Втр 31 Дек 2013 10:58:40
>>59864577
няшить сестёр - это зашквар и вырождение

Втр 31 Дек 2013 10:58:49
V

Когда Томас Хадсон проснулся, с востока дул легкий бриз и песок на пляже казался белым, как кость, под ярко-голубым небом, и маленькие облачка, бежавшие высоко вместе с ветром, отбрасывали на зеленую воду темные движущиеся пятна. Флюгер поворачивался на ветру, и утро было чудесное, пронизывавшее свежестью.
Роджер уже ушел, и Томас Хадсон позавтракал один и прочитал мэрилендскую газету, доставленную накануне. Он отложил ее с вечера, не читая, с тем чтобы просмотреть за завтраком.
Когда мальчики приедут? спросил Джозеф.
Часов в двенадцать.
Значит, к ленчу будут?
Да.
Я пришел, а мистера Роджера уже не было, сказал Джозеф. Он не завтракал.
Может, к ленчу придет.
Бой сказал, он вышел на веслах в море.
Кончив завтракать и прочитав газету, Томас Хадсон перешел на веранду, обращенную к морю, и принялся за работу. Работалось ему отлично, и он уже кончал, когда услышал шаги Роджера.
Хорошо получается, сказал Роджер, заглянув ему через плечо.
Еще неизвестно.
Где ты видал такие смерчи?
Таких никогда не видал. Это я пишу на заказ. Как твоя рука?
Припухлость еще есть.
Роджер следил за его кистью, а он не оглядывался.
Кабы не рука, все это будто приснилось в дурном сне.
Да, сон был дурной.
Как ты думаешь, этот тип всерьез вышел с ружьем?
Не знаю, сказал Томас Хадсон. И знать не хочу.
Виноват, сказал Роджер. Мне уйти?
Нет. Посиди здесь. Я сейчас кончу. Я не буду обращать на тебя внимания.
Они ушли на рассвете, сказал Роджер. Я видел, как они ушли.
А что ты там делал в такой час?
Я кончил читать, а заснуть не мог, и вообще собственное общество не доставляет мне удовольствия. Решил пройтись до причала и посидел там с ребятами. [Понсеk так и не закрывалось на ночь. Я видел Джозефа.
Джозеф говорил, что ты ушел в море на веслах.
Греб правой. Пробовал разработать ее. И ничего, помогло. Теперь боли совсем нет.
Вот. На сегодня, пожалуй, хватит, сказал Томас Хадсон и стал промывать кисти и прибирать свое хозяйство. Мальчики, наверно, сейчас вылетают. Он посмотрел на часы. А что, если мы пропустим на скорую руку?
Прекрасно. Мне это весьма кстати.
Двенадцати еще нет.
А какая разница? Ты работать кончил, я на отдыхе. Но если у тебя такое правило, давай подождем до двенадцати.
Ладно.
Я тоже придерживался такого правила. Но иной раз утром, когда выпил бы и сразу ожил, хуже таких запретов ничего нет.
Давай нарушим это правило, сказал Томас Хадсон. Перед встречей с ними я всегда здорово волнуюсь, пояснил он.
Знаю.
Джо! крикнул Томас Хадсон. Принеси шейкер и что нужно для мартини.
Слушаю, сэр. У меня уже все готово.
Что это ты спозаранку? Мы, по-твоему, пропойцы, что ли?
Нет, сэр, мистер Роджер. Просто я сообразил, для чего вы пустой желудок бережете.

Втр 31 Дек 2013 10:59:20
За нас и за мальчиков, сказал Роджер.
В этом году они у меня повеселятся. И ты оставайся с нами. Будут они тебе действовать на нервы, уйдешь в свою рыбацкую хижину.
Что ж, поживу здесь, если тебе это не помешает.
Ты мне никогда не мешаешь.
С ними будет хорошо.

И с ними действительно было хорошо. Эти славные ребята жили в доме уже неделю. Лов тунца кончился, судов в гавани осталось мало, и жизнь снова текла медленно и спокойно, и погода была, как всегда в начале лета.
Мальчики спали на койках на застекленной веранде, и человеку не так одиноко спать, когда, просыпаясь среди ночи, он слышит детское дыхание. С отмели дул ветер, и ночи стояли прохладные, а когда ветер стихал, прохлада приходила с моря.
Первое время мальчики держались немного скованно и были гораздо аккуратнее, чем потом. Впрочем, особой аккуратности не требовалось, лишь бы смахивали песок с ног при входе в дом, вешали снаружи мокрые шорты и надевали сухие. Утром, стеля постели, Джозеф проветривал их пижамы, вешал их на солнце, а потом складывал и убирал, и разбрасывать оставалось только рубашки и свитеры, которые они надевали по вечерам. Во всяком случае, теоретически было так. А на деле все их снаряжение валялось где придется. Томаса Хадсона это не раздражало. Когда человек живет в доме один, у него появляются очень строгие привычки, и соблюдать их ему только в удовольствие. Но если кое-что из заведенного порядка нарушается, это даже приятно. Он знал, что привычки снова вернутся к нему, когда мальчики уедут.
Сидя за работой на веранде, выходящей к морю, он видел, что большой его сын, средний и маленький лежат на пляже с Роджером. Они разговаривали, копались в песке и спорили, но о чем, ему не было слышно.
Старший мальчик был длинный и смуглый, шея, плечи и длинные ноги пловца и большие ступни, как у Томаса Хадсона. Лицом он смахивал на индейца, и был он веселого нрава, хотя в покое лицо у него принимало почти трагическое выражение.
Томас Хадсон однажды посмотрел на сына, когда тот сидел грустный, и спросил: [О чем ты думаешь, дружок?k
[О наживкеk, ответил мальчик, и лицо у него сразу осветилось. Глаза и рот вот что в минуты задумчивости придавало трагическое выражение его лицу, но стоило ему заговорить, и лицо сразу оживало.
Средний сын напоминал Томасу Хадсону бобренка. Волосы у него были того же оттенка, что и бобровый мех, и на ощупь такие же, как у водяного зверька, и загорал он весь с ног до головы необычным, темно-золотистым загаром. Он всегда напоминал отцу звереныша, который живет сам по себе, здоровой и отзывчивой на шутку жизнью. Бобры и медведи очень любят шутить, а уж кто больше похож на человека, чем медведь. Этот мальчик никогда не будет по-медвежьи сильным и широким в плечах, и он никогда не будет спортсменом и не хочет им быть, но в нем есть чудесные свойства мелкого зверька, и голова у него работает хорошо, и жизнь налажена своя собственная. Он привязчивый и наделен чувством справедливости, и быть рядом с ним интересно. К тому же он всегда во всем сомневается, как истинный картезианец, и любит яростно спорить и поддразнивать умеет хорошо и беззлобно, хотя иной раз и перебарщивает. У него были и другие качества, о которых никто не знал, и двое других мальчиков питали к нему огромное уважение, хотя и поддразнивали его и разносили в пух и прах, если только удавалось нащупать уязвимое место. Как водится, они ссорились между собой и довольно ядовито дразнили друг друга, но воспитаны были хорошо и к взрослым относились уважительно.
Младший мальчик был светлый, а сложением настоящий карманный крейсер. Физически он в точности повторял Томаса Хадсона, только в меньшем масштабе, короче и шире. Загорая, он покрывался веснушками, лицо у него было насмешливое, и вредным старикашкой он был с рождения. Но не только старикашкой, а также и чертенком. Он любил задевать своих старших братьев была в его натуре темная сторона, которую никто, кроме Томаса Хадсона, не мог понять. Ни отец, ни сын об этом не задумывались, но они различали друг в друге эту особенность, знали, что это плохо, и отец относился к ней всерьез и понимал, откуда это у сына. Они были очень близки между собой, хотя Томас Хадсон жил с ним под одной крышей меньше, чем с остальными детьми. Этот младший мальчик, Эндрю, был отличный спортсмен настоящий вундеркинд и с первого же своего выезда обходился с лошадьми, как заправский лошадник. Братья гордились им, но задаваться ему не позволяли. В подвиги этого мальчугана трудно было поверить, однако его видели в седле, видели, как он берет препятствия, и чувствовали в нем холодную профессиональную скромность. Он родился каверзным мальчишкой, а казался очень хорошим, и свою каверзность подменял чем-то вроде задиристой веселости. И все-таки по натуре он был дурной мальчик, и все знали это, и он сам знал. Он просто по-хорошему держался, пока дурное зрело в нем.

Втр 31 Дек 2013 10:59:49
>>59873817
Няшить в смыссле ебать?

Втр 31 Дек 2013 10:59:56
Они лежали на песке вчетвером под обращенной к морю верандой: справа от Роджера старший сын, Том-младший, по другую сторону самый маленький, Эндрю, а средний, Дэвид, вытянулся на спине, с закрытыми глазами, рядом с Томом. Томас Хадсон промыл кисти и спустился к ним.
Привет, папа, сказал старший мальчик. Ну как тебе работалось хорошо?
Папа, ты пойдешь купаться? спросил средний.
Вода что надо, папа, сказал самый младший.
Здравствуйте, папаша, с улыбкой сказал Роджер. Ну, как ваши малярные дела, мистер Хадсон?
С малярными делами на сегодня покончено, джентльмены.
Вот здорово! сказал средний мальчик, Дэвид. Поедем на подводную охоту?
Поедем, но после ленча.
Чудесно! сказал старший.
А если будет большая волна? спросил младший, Эндрю.
Для тебя, может, и большая, сказал ему старший брат, Том.
Нет, Томми, для всех.
Когда море неспокойное, рыба забивается между камнями, сказал Дэвид. Боится большой волны не меньше нас. У них, наверно, и морская болезнь бывает. Папа, бывает у рыбы морская болезнь?
Конечно, сказал Томас Хадсон. В большую волну груперы заболевают морской болезнью в садках на шхунах и дохнут.
Что я тебе говорил? сказал Дэвид старшему брату.
Заболевают и дохнут, сказал Том-младший. Но откуда известно, что это от морской болезни?
Морской болезнью они, по-моему, в самом деле болеют, сказал Томас Хадсон. Но вот не знаю, мучает она их или нет, когда они плавают свободно.
Но, папа, ведь среди рифов рыба тоже не может свободно плавать, сказал Дэвид. У них там разные ямы и норы, куда они прячутся. А в ямы они забиваются, потому что боятся крупной рыбы, и бьет их там не меньше, чем в садке на шхуне.
Ну, все-таки не так сильно, возразил ему Том-младший.
Может, и не так сильно, рассудительно подтвердил Дэвид.
Но все-таки, сказал Эндрю. И прошептал отцу: Если они еще проспорят, мы никуда не поедем.
А ты разве не любишь плавать в маске?
Ужасно люблю, только боюсь.
Чего же ты боишься?
Под водой все страшно. Как только сделаю выдох, так мне становится страшно. Томми плавает замечательно, но под водой ему тоже страшно. Под водой из нас только Дэвид ничего не боится.
Мне сколько раз было страшно, сказал ему Томас Хадсон.
Правда?
По-моему, все боятся.
Дэвид не боится. Где бы ни плавал. Зато теперь Дэвид боится лошадей, потому что они столько раз его сбрасывали.
Эй ты, сопляк! Дэвид слышал, что он говорил. Почему меня лошади сбрасывали?
Не знаю. Это столько раз было, я всего не помню.
Так вот слушай. Я-то знаю, почему меня сбрасывали. В прошлом году я ездил на Красотке, а она ухитрялась так раздувать брюхо, когда ей затягивали подпругу, что потом седло сползало на бок вместе со мной.
А у меня с ней таких неприятностей никогда не было, съязвил Эндрю.
У-у, сатана! сказал Дэвид. Она, конечно, полюбила тебя, как все тебя любят. Может, ее надоумили, кто ты такой.
Я вслух ей читал, что про меня пишут в газетах, сказал Эндрю.
Ну, тогда она, наверно, брала с места в карьер, сказал Томас Хадсон. Вся беда в том, что Дэвид сразу сел на ту старую запаленную лошадь. Ее у нас подлечили, а скакать ей было негде, по пересеченной местности не очень-то поскачешь.
А я, папа, не хвалюсь, что усидел бы на ней, сказал Эндрю.
Еще бы ты хвалился, сказал Дэвид. Потом: А черт тебя знает, может, и усидел бы. Конечно, усидел бы. Знаешь, Энди, как она ходила под седлом первое время! А потом я стал бояться. Боялся, как бы не напороться на луку.
Папа, а мы поедем на подводную охоту? спросил Эндрю.
В большую волну не поедем.
А кто будет решать большая или не большая?
Я буду решать.
Ладно, сказал Энди. По-моему, волна очень большая. Папа, а Красотка все еще у тебя на ранчо? спросил он.
Наверно, сказал Томас Хадсон. Я ведь сдал ранчо в аренду.
Сдал в аренду?
Да. В конце прошлого года.
Но нам можно будет туда поехать? быстро спросил Дэвид.
Ну, конечно. Там же есть большая хижина на берегу реки.
Нигде мне так хорошо не было, как на твоем ранчо, сказал Энди. Конечно, не считая здешних мест.
Насколько я помню, тебе больше всего нравилось в Рочестере, поддел его Дэвид. В Рочестере Энди оставляли с нянькой на летние месяцы, когда остальные мальчики уезжали на Запад.
Правильно. В Рочестере было замечательно.
А помнишь, Дэви, мы вернулись домой той осенью, когда убили трех медведей, и ты стал ему рассказывать про это, и что он тебе ответил? спросил Томас Хадсон.
Нет, папа, такие давние вещи я плохо помню.
Это было в буфетной, где вы, ребята, ели. Вам подали детский ужин, и ты стал ему рассказывать про медведей, и Анна сказала: [Ой, Дэви, как интересно! А дальше вы что сделали?k И вот этот вредный старикашка ему было тогда лет пять-шесть взял и сказал: [Тем, кого такие вещи интересуют, это, может, интересно. Но у нас в Рочестере медведи не водятсяk.
Слышишь, наездник? сказал Дэвид. Хорош ты был тогда?
Ладно, папа, сказал Эндрю. Расскажи ему, как он ничего не читал, кроме комиксов. Мы едем по Южной Флориде, а он читает комиксы и ни на что не желает смотреть. Это все после той школы, куда его отдали осенью, когда мы жили в Нью-Йорке и где он набрался всякой фанаберии.
Я все помню, сказал Дэвид. Папа может не рассказывать.
С тебя это быстро скатило, сказал Томас Хадсон.
И хорошо, что скатило. Было бы ужасно, если б я таким остался.
Расскажи им про меня, когда я был маленький, сказал Том-младший, перевалившись на живот и схватив Дэвида за щиколотку. Никогда в жизни я не буду таким паинькой, как про меня рассказывают про маленького.
Я помню тебя маленьким, сказал Томас Хадсон. Ты был очень странным человечком.
Он был странный, потому что жил в странных местах, сказал младший мальчик. Я тоже мог бы сделаться странным, если бы жил и в Париже, и в Испании, и в Австрии.
Он и сейчас странный, сказал Дэвид. Экзотический фон ему не требуется, наездник.
Какой такой экзотический фон?

Втр 31 Дек 2013 11:00:13
>>59873817
обоснуй

Втр 31 Дек 2013 11:00:33
Такой, какого у тебя нет.
Нет, так будет.
Замолчите, и пусть папа говорит, сказал Том-младший. Расскажи им, как мы с тобой ходили по Парижу.
Тогда ты не был таким уж странным, сказал Томас Хадсон. В младенчестве ты отличался весьма здравым смыслом. В той квартире над лесопилкой мы с мамой часто оставляли тебя одного в люльке из бельевой корзины, и Ф. Кис наш большой кот укладывался у тебя в ногах и никого к тебе близко не подпускал. Ты окрестил себя Г'Нинг-Г'Нинг, и мы тебя называли Г'Нинг-Г'Нинг Грозный.
Как это я мог выдумать такое имя?
Наверно, слыхал в трамвае, в автобусе. Звонок кондуктора.
А по-французски я говорил?
Нет, тогда еще плоховато.
А расскажи, что было потом, когда я научился говорить по-французски?
Потом я возил тебя в коляске в дешевой, очень легкой, складной колясочке по нашей улице и до [Клозери де Лилаk, где мы завтракали, и я прочитывал газету, а ты наблюдал за всеми, кто проезжал и проходил по бульвару. Потом после завтрака
А что было на завтрак?
Бриошь и cafe' au lait4.
И мне тоже?
Тебе капелька кофе в чашке с молоком.
Это я помню. А куда мы оттуда шли?
Я катил тебя через улицу от [Клозери де Лилаk, мимо фонтана с бронзовыми конями, и с рыбой, и с русалками и по длинным каштановым аллеям, где играли французские ребятишки, а их няньки сидели на скамейках вдоль посыпанных гравием дорожек
А налево Эльзасское училище, сказал Том-младший.
А направо жилые дома
Жилые дома и дома со стеклянными крышами, где помещались мастерские художников, а эта улица вдет вниз и налево, и она такая triste5 от темных каменных стен, потому что эти дома на теневой стороне.
А это осенью, зимой или весной? спросил Томас Хадсон.
Поздней осенью.
Потом лицо у тебя начинало мерзнуть, щеки и нос краснели, и мы входили в железные ворота в верхней части Люксембургского сада и шли вниз, к озеру, и огибали озеро один раз, а потом поворачивали направо к фонтану Медичи и статуям и выходили из ворот напротив Одеона и переулками к бульвару Сен-Мишель
Буль-Миш
И по Буль-Миш мимо Клюни
А Клюни справа
Темный, мрачный, и по бульвару Сен-Жермен
Это была самая интересная улица, и движение там было самое большое. Странно! Почему она казалась такой интересной и опасной? А ближе к улице Ренни, между [Двух макакk и перекрестком у [Липпаk, там всегда было совершенно спокойно. Почему это, папа?
Не знаю, дружок.
Хоть бы что-нибудь там у вас случилось, не все же одни названия улиц слушать, сказал Эндрю. Надоели мне названия улиц в городе, где я никогда не был.
Ну пусть что-нибудь случится, папа, сказал Том-младший. Про улицы мы с тобой одни поговорим.
Тогда ничего особенного не случалось, сказал Томас Хадсон. Мы шли к площади Сен-Мишель и садились на террасе кафе, и твой папа рисовал, а на столе перед ним стоял cafe' creme6, тебе же подавали пиво.
Я и тогда любил пиво?
Да, любил его хлебнуть. Но за едой предпочитал воду с капелькой красного вина.
Помню. L'eau rougie7.
Exactement8, сказал Томас Хадсон. Ты здорово налегал на l'eau rougie, но иногда не отказывался и от пива.
А в Австралии я помню, как мы ехали на luge9, и помню нашу собаку Шнауца и снег.
А рождество там помнишь?
Нет. Тебя помню, и снег, и нашу собаку Шнауца, и мою няню. Она была очень красивая. И еще я помню маму на лыжах и какая она была красивая. Помню, я видел: вы с мамой спускаетесь на лыжах через фруктовый сад. Вот где это было, не знаю. Но Люксембургский сад я помню хорошо. Помню лодки днем на озере у фонтана в большом саду и деревья. Дорожки среди деревьев были посыпаны гравием, а когда мы шли к дворцу, слева под деревьями мужчины играли в кегли, а на дворце высоко-высоко часы. Осенью начинался листопад, и я помню, как деревья стояли голые, а дорожки были все в листьях. Больше всего я люблю вспоминать осень.
Почему? спросил Дэвид.
Причин много. Как все пахло осенью, и карнавалы, и как гравий сверху был сухой, а под ним все сырое, и как ветер подгонял лодки на озере и сбрасывал с деревьев листья. Я помню, как голуби, теплые, с шелковистыми перышками, лежали у меня под одеялом. Ты убивал их перед самой темнотой, и я гладил их, и держал обеими руками, и грелся о них по дороге домой, пока они не остывали.
А где ты их убивал, папа? спросил Дэвид.
Обычно около фонтана Медичи, перед самым закрытием сада. Он огорожен высокой железной решеткой, ворота запирают с наступлением темноты и всех оттуда выпроваживают. Сторожа ходят, предупреждают людей, что пора уходить, и запирают ворота. Они пройдут вперед, а я стреляю в голубей из рогатки, когда они опускаются на землю у фонтана. Во Франции делают замечательные рогатки.
А ты сам их не делал? Ведь вы были бедные? спросил Эндрю.
Конечно, делал. Самая первая у меня была из ветки с развилиной, которую я срезал с молодого деревца в лесу Рамбуйе, когда мы гуляли там с матерью Тома. Я обстрогал эту ветку, и в писчебумажном магазине на площади Сен-Мишель мы купили широкие резинки, а из старой перчатки матери Тома сделали к рогатке кожаный мешочек.
А чем ты стрелял?
Галькой.
А подходил к голубям близко?
Подходил как можно ближе, чтобы сразу их подобрать с земли и сразу сунуть под одеяло.

Втр 31 Дек 2013 11:01:09
Помню одного еще живого, сказал Том-младший. Я припрятал его и всю дорогу не обмолвился о нем ни словом, потому что мне хотелось, чтобы он остался у меня. Голубь был очень крупный перья почти пурпурные, шейка длинная и чудесная головка, а крылышки с белым, и ты позволил мне держать его на кухне, пока мы не достанем ему клетку. Ты привязал его там за лапку. Но в ту же ночь наш кот сцапал его и притащил ко мне в постель. Кот шел очень гордый, и тащил его точно тигр туземца, и вспрыгнул с ним ко мне на кровать. Эта кровать квадратная была у меня после бельевой корзины. Корзинку я не помню. Вы с мамой ушли в кафе, и мы с котом остались дома одни, и я помню, что окна были открыты, а над лесопилкой стояла большая луна, и тогда была зима, и я чувствовал запах опилок. Помню, как наш большой кот шел ко мне, высоко задрав голову и волоча голубя по полу, а потом прыгнул и опустился ко мне на кровать. Я ужасно расстроился, что кот придушил моего голубя, но он был так горд и так радовался, и мы с ним так дружили, что я тоже возгордился и обрадовался. Помню, он играл с голубем, а потом стал месить лапами у меня на груди и мурлыкать, а потом опять стал играть с ним. А под конец и он, и я, и голубь все мы заснули. Я держал одну руку на голубе, и он держал одну лапу на голубе, и ночью я проснулся, а он ест его и громко мурлычет, точно тигр.
Вот это гораздо интереснее, чем названия улиц, сказал Эндрю. Томми, а ты не испугался, когда он начал есть его?
Нет. Этот кот был тогда моим другом. Самым близким другом. Ему, наверно, было бы приятно, если б я тоже стал есть его голубя.
А ты бы попробовал, сказал Эндрю, Расскажи что-нибудь еще про ваши рогатки.
Мама подарила тебе на рождество другую рогатку, сказал Том-младший. Она увидела ее в охотничьем магазине, ей хотелось купить тебе ружье, но, как всегда, не хватало денег. Она проходила мимо этого магазина, когда шла в e'picerie10, и каждый раз останавливалась посмотреть на ружья в витрине, и однажды увидела там рогатку и купила ее, потому что боялась, как бы эту рогатку не продали кому-нибудь, и припрятала ее до рождества. Ей пришлось подделать счета, чтобы ты ни о чем не догадался. Она сколько раз мне об этом рассказывала. Я помню, как ты получил рогатку в подарок на рождество, а старую отдал мне. Но у меня тогда не хватало сил ее натягивать.
Папа, а мы были когда-нибудь бедные? спросил Эндрю.
Нет. К тому времени, когда вы оба родились, я уже перестал нуждаться. Мы часто сидели без денег, но никогда не нуждались, как с матерью Тома.
Расскажи еще про Париж, сказал Дэвид. Что вы еще делали с Томом?
Что мы с тобой делали, дружок?
Осенью? Мы покупали жареные каштаны у продавца на улице, и я согревал о них руки. Мы ходили в цирк и видали там крокодилов капитана Валя.
Ты и это помнишь?
Очень хорошо помню. Капитан Валь боролся с крокодилами (он произносил это слово [кругодилk, как [кругk), а красивая девочка тыкала в них трезубцем. Но самые большие крокодилы не желали даже двигаться. Цирк был очень красивый круглый, красный с золотом, и там пахло цирковыми лошадьми. Ты ходил за кулисы выпить с мистером Кросби, и с укротителем львов, и с его женой.
Ты помнишь мистера Кросби?
Он не носил ни шляпы, ни пальто, как бы холодно ни было, а его дочка ходила с распущенными волосами, точно Алиса в стране Чудес. На картинках, конечно. Мистер Кросби был очень нервный.
А кого ты еще помнишь?
Мистера Джойса.
Какой он был?
Он был высокий и худой, и у него были усы и бородка клинышком, и он носил очки с толстыми-претолстыми стеклами и ходил, высоко подняв голову. Помню, как он прошел мимо нас на улице без единого слова, и ты заговорил с ним, он остановился, разглядел нас сквозь свои очки, будто смотрел из аквариума, и сказал: [А, Хадсон, а я вас ищуk, и мы пошли втроем в кафе, на террасе было холодно, и мы сели в уголке около этой штуки как она называется?
Brazier.
А что это такое? спросил Эндрю.
Это такая жестянка с дырками, их топят каменным или древесным углем и обогревают ими террасы, например, в кафе сядешь к ним поближе, и сразу тепло или беседки на скачках, где все стоят и тоже около них согреваются, пояснил Том-младший. В том кафе, куда мы ходили с папой и мистером Джойсом, они стояли вдоль всей террасы, и там было тепло и уютно даже в самую холодную погоду.
Я вижу, ты провел большую часть своей жизни в кафе, в барах и во всяких таких местечках, сказал младший мальчик.
Что ж, и провел, сказал Том. Правда, папа?
И спал крепким сном в коляске, пока папа забегал пропустить на скорую руку, сказал Дэвид. Вот уж чего я терпеть не могу, так это выражение [пропустить на скорую рукуk. По-моему, [на скорую рукуk это самая затяжная вещь на свете.
О чем же мистер Джойс говорил? спросил Тома-младшего Роджер.
Ой, мистер Дэвис, я те времена плохо помню. Кажется, об итальянских писателях и о мистере Форде. Мистер Джойс терпеть не мог мистера Форда. Мистер Паунд тоже его раздражал. [Эзра просто взбесился, Хадсонk, сказал он раз папе. Вот это я запомнил, потому что мне казалось, бесятся только собаки, и помню, я сидел и смотрел мистеру Джойсу в лицо, оно было у него румяное, как на морозе, и одно стекло в очках даже толще другого. Я сидел, смотрел и думал о мистере Паунде он был рыжий, с остроконечной бородкой, и взгляд такой приятный, а во рту у него клубится что-то белое, как мыльная пена. Я думал, какой ужас, что мистер Паунд взбесился, и надеялся, что мы не наткнемся на него. Потом мистер Джойс сказал: [Форд Мэдокс Форд давным-давно сошел с умаk, и мне представился мистер Форд лицо у него большое, бледное, какое-то смешное, глаза белесые, и рот с редкими зубами всегда полуоткрытый, и на подбородке у него тоже пена.

Втр 31 Дек 2013 11:01:45
Не надо больше, сказал Эндрю. А то мне это приснится.
Рассказывай, рассказывай, попросил Дэвид. Это все равно как оборотни. Мама спрятала книжку про оборотней, потому что у Эндрю были кошмары.
А мистер Паунд никого не искусал? спросил Эндрю.
Нет, наездник, сказал ему Дэвид. Это просто так говорится. Бешеный значит не в своем уме. Собаки тут ни при чем. А почему он считал, что они бешеные?
Не знаю, сказал Том-младший. Я был уже не такой маленький, как когда мы стреляли голубей в саду. Но я же не мог все запомнить, а кроме того, мистер Паунд и мистер Форд, которые пускают жуткие слюни, да еще, того и гляди, укусят, вышибли у меня из головы все остальное. Мистер Дэвис, а вы знали мистера Джойса?
Знал. Он, твой отец и я мы были большими друзьями.
Папа был гораздо моложе мистера Джойса.
Папа был тогда моложе всех.
Но не моложе меня, с гордостью сказал Том-младший. Я, верно, был самым молодым другом мистера Джойса.
Ах, как он о тебе, должно быть, соскучился, сказал Эндрю.
Какая жалость, что он с тобой не познакомился, сказал ему Дэвид. Если бы ты не сидел в Рочестере, он мог бы удостоиться такой чести.
Мистер Джойс знаменитый человек, сказал Том-младший. Нужны ему были два таких сопляка!
Это ты так думаешь, сказал Эндрю. А мистер Джойс вполне мог бы дружить с Дэвидом. Дэвид тоже пишет, для школьной газеты.
Папа, расскажи нам еще про то время, когда ты, и Томми, и Томмина мама были бедными. Вы были настоящими бедняками, да?
Они были очень бедные, сказал Роджер. Помню, ваш папа с утра готовил Тому-младшему его бутылочки на весь день, а потом шел на рынок купить овощи подешевле и получше. Я, бывало, иду в кафе завтракать, а он уже возвращается с рынка.
Никто лучше меня во всем шестом арондисмане не умел выбрать poireaux, сказал Томас Хадсон мальчикам.
Что такое poireaux?
Лук-порей.
Это вроде такой длинной-длинной зеленой луковицы, сказал Том-младший. Только обыкновенный лук блестит, как полированный, а этот нет. У этого блеск тусклый. И листья зеленые, а на концах белые. Его варят и потом едят холодным с оливковым маслом, уксусом, солью и перцем. Весь целиком едят. Ух, вкусно. Я его столько съел наверно, больше всех на свете.
А что такое шестой этот, как его? спросил Эндрю.
Ты своими вопросами мешаешь разговаривать, сказал ему Дэвид.
Раз я не понимаю по-французски, должен же я спросить.
Париж разделен на двадцать арондисманов, то есть районов. Мы жили в шестом.
Может, ты нам что-нибудь другое расскажешь, папа, чтобы без арондисманов, попросил Эндрю.
Эх ты, спортсмен, до чего ж ты нелюбознательный, сказал Дэвид.
Неправда, я любознательный, сказал Эндрю. Но до арондисманов я не дорос. Мне всегда говорят: ты еще не дорос до того, до этого. Ну вот, я признаю: до арондисманов я не дорос. Это мне трудно.
Какой был средний результат у Тая Кобба? спросил его Дэвид.
Триста шестьдесят семь.
Это тебе не трудно?
Отстань, Дэвид. Тебя интересуют арондисманы, а других интересует бейсбол.
У нас в Рочестере, кажется, нет арондисманов.
Да отстань же, наконец. Я только подумал, что папа и мистер Дэвис знают много такого, что для всех интересней этих фу, черт, даже запомнить не могу.
Пожалуйста, не чертыхайся при нас, сказал ему Томас Хадсон.
Извини, папа, сказал мальчуган. Но если мне мало лет, это же не моя вина, черт побери. Ой, извини еще раз. Я хотел сказать просто, что это не моя вина.
Он обиделся и расстроился. Дэвид был мастер дразнить его.
Мало лет это недостаток, который скоро проходит, сказал ему Томас Хадсон. Я знаю, трудно не чертыхнуться, когда разволнуешься. Но не нужно этого делать при взрослых. Когда вы одни, говорите себе что хотите.
Ну, папа. Ведь я уже извинился.
Ладно, ладно, сказал Томас Хадсон. Я и не браню тебя. Я просто объясняю. Мы так редко видимся, что приходится очень много объяснять.

Втр 31 Дек 2013 11:02:16
Не так уж много, папа, сказал Дэвид.
Да, пожалуй, сказал Томас Хадсон. В общем немного.
При маме Эндрю никогда не чертыхается и не ругается, сказал Дэвид.
Если вы, ребята, хотите знать, какие бывают ругательства, сказал Том-младший, советую вам почитать мистера Джойса.
Мне довольно и тех, которые я знаю, сказал Дэвид. Пока довольно.
У моего друга мистера Джойса можно найти такие слова и выражения, каких я и не встречал никогда. Наверно, в этом его никто ни на каком языке не переплюнет.
А он и создал потом целый новый язык, сказал Роджер. Он лежал на спине, с закрытыми глазами.
Я этого его нового языка не понимаю, сказал Том-младший. Тоже не дорос, должно быть. Но послушаю, что вы, ребята, скажете, когда прочтете [Улиссаk.
Это не детское чтение, сказал Томас Хадсон. Совсем не детское. Вы там ничего не поймете, да и не нужно вам понимать. Серьезно. Подождите, пока станете старше.
А я читал, сказал Том-младший. И ты прав, папа: когда я читал первый раз, я ничего не мог попять. Но я читал еще и еще, и теперь я уже одну главу понимаю и могу объяснить другим. Я очень горжусь, что был другом мистера Джойса.
Папа, мистер Джойс правда считал его своим другом? спросил Эндрю.
Мистер Джойс всегда спрашивал про него.
Конечно, черт побери, я был его другом, сказал Том-младший. У меня мало было таких друзей, как он.
Мне кажется, объяснять эту книгу другим тебе, во всяком случае, рано, сказал Томас Хадсон. Повремени немного. А какую это главу ты так хорошо понял?
Последнюю. Где дама разговаривает сама с собой.
Монолог, сказал Дэвид.
А ты что, тоже читал?
Конечно, сказал Дэвид. Верней, Томми мне читал
И объяснял?
Объяснял как мог. Там есть вещи, до которых мы, видно, оба еще не доросли.
А где ты взял эту книгу, Томми?
В книжном шкафу у нас дома. Я ее захватил с собой в школу.
Что-о?
Я читал ребятам вслух отдельные места и рассказывал про мистера Джойса, как он был моим другом и сколько времени мы с ним проводили вместе.
И ребятам нравилась книга?
Были такие пай-мальчики, которые находили ее слишком смелой.
А учителя не проведали об этих чтениях?
Как не проведали! Ты разве не знаешь, папа? Хотя да, ты в это время был в Абиссинии. Директор даже хотел меня исключить, но я ему объяснил, что мистер Джойс знаменитый писатель и мой личный друг, и дело кончилось тем, что директор забрал у меня книгу и сказал, что отправит ее маме, а с меня взял слово, что без его разрешения я больше ничего не буду читать ребятам и не буду объяснять им то, чего они не понимают у классиков. Сначала, когда он еще хотел меня исключить, он сказал, что у меня испорченное воображение. Но оно у меня вовсе не испорченное, папа. Не больше испорченное, чем у других.
А книгу-то он отправил?
Отправил. Он было хотел ее конфисковать, но я ему объяснил, что это первое издание, и мистер Джойс сам подарил ее тебе с надписью, и как же можно ее конфисковать, раз она не моя. И он согласился, что нельзя, но, по-моему, ему было очень жаль.
А мне когда можно будет прочесть эту книгу, папа? спросил Эндрю.
Еще не скоро.
Томми же читал.
Томми друг мистера Джойса.
Вот именно, сказал Том-младший. Папа, а с Бальзаком мы не были знакомы?
Нет. Он жил в другую эпоху.
А с Готье? Я нашел в шкафу еще две мировые книжки [Озорные рассказыk Бальзака и [Мадемуазель де Мопенk Готье. Я пока не очень понимаю [Мадемуазель де Мопенk, но читаю и стараюсь понять, и, по-моему, это здорово. Но раз мы с ними не были знакомы, не стоит, пожалуй, читать их ребятам, а то уж тут меня наверняка исключат.
Хорошие это книги, Томми? спросил Дэвид.
Замечательные. Тебе обе понравятся, вот увидишь.

Втр 31 Дек 2013 11:02:52
А ты спроси директора, может, он тебе разрешит читать их ребятам, сказал Роджер. Это куда лучше, чем то, что ребята добывают сами.
Нет, мистер Дэвис, я думаю, этого не надо делать. А то он опять станет говорить, что у меня испорченное воображение. И потом, если эти писатели не были моими друзьями, как мистер Джойс, ребята тоже отнесутся по-другому. Я не все понимаю в [Мадемуазель де Мопенk, и мои объяснения не будут иметь веса, раз я не могу сослаться на дружбу с автором, как это было с книгой мистера Джойса.
Хотел бы я послушать эти объяснения, сказал Роджер.
Что вы, мистер Дэвис. Для вас они слишком примитивные. Какой вам интерес их слушать. Вы же сами отлично все понимаете, что там написано, разве нет?
Более или менее.
Жаль все-таки, что мы не знали Бальзака и Готье так же, как мистера Джойса.
Мне самому жаль, сказал Томас Хадсон.
Но мы знали многих хороших писателей, правда?
Безусловно, сказал Томас Хадсон. Лежать на песке было тепло и приятно, и после утра, проведенного за работой, его совсем разморило. Он с удовольствием слушал болтовню сыновей.
Пошли поплаваем, и домой, сказал Роджер. Уже становится жарко.
Томас Хадсон смотрел на них с берега. Все четверо неторопливо плыли в зеленой воде, отбрасывая тень на песчаное светлое дно. Ему видно было, как тела устремляются вперед, а тени скользят за ними, чуть сдвинутые преломлением солнечных лучей, как взлетают загорелые руки, врезаются в воду и, упираясь ладонями, разгребают ее в стороны и назад, как ритмично бьют по воде ноги и вскидываются головы, чтобы набрать воздуху в мерно и свободно дышащую грудь. Томас Хадсон стоял и смотрел, как они плывут по ветру, и чувствовал нежность ко всем четверым. Хорошо бы написать их так, думал он, только это очень трудно. Надо будет все-таки попробовать этим летом.
Самому ему лень было идти купаться, но он знал, что надо, и в конце концов пошел, чувствуя, как остуженная бризом вода приятно холодит горячие от солнца ноги, поднимаясь все выше, к паху, а потом он нырнул в теплую струю Гольфстрима и поплыл навстречу возвращавшейся четверке. Теперь, когда его голова была на одном уровне с ними, все выглядело иначе, тем более что они теперь плыли против ветра и волны захлестывали Эндрю с Дэвидом, которым приходилось делать усилия, чтобы продвигаться вперед. Томасу Хадсону они больше не казались четверкой каких-то морских животных. Их движения уже не были так свободны и красивы; видно было, что младшим мальчикам трудно преодолевать сопротивление ветра и воды. Может быть, это было не так уж и трудно. Но вода уже не казалась их родной стихией, как тогда, когда они плыли от берега. Получались две разные картины, и, может быть, вторая была даже лучше первой.
Все пятеро вышли из воды и направились к дому.
Вот почему мне больше нравится плавать под водой, сказал Дэвид. Не надо заботиться о дыхании.
Ну и отправляйся после обеда на подводную охоту с папой и с Томми, сказал ему Эндрю. А я останусь с мистером Дэвисом.
Вы разве остаетесь, мистер Дэвис?
Могу и остаться.
Если из-за меня, так не нужно, сказал Эндрю. Я себе найду сколько угодно занятий. Я просто думал, вы все равно хотите остаться.

Втр 31 Дек 2013 11:03:30
Пожалуй, я останусь, сказал Роджер. Полежу, почитаю.
Вы только ему не поддавайтесь, мистер Дэвис. А то ведь он кого угодно околдует.
Да нет, я в самом деле хочу остаться, сказал Роджер.
Они все успели переодеться в сухие шорты и собрались на нижней веранде. Джозеф принес миску салата с разной морской живностью, и все мальчики его ели, а Том-младший еще запивал пивом. Томас Хадсон сидел, откинувшись на спинку кресла, а Роджер стоял рядом с шейкером в руке.
Меня всегда клонит ко сну после еды, сказал он.
Без вас будет скучно, мистер Дэвис, сказал Том-младший. Может, и мне остаться?
Оставайся, Том, сказал Эндрю. Пусть папа и Дэвид отправляются вдвоем.
Не воображай, что я буду играть с тобой в бейсбол, сказал Том-младший.
А мне и не нужно, чтобы ты играл. Тут есть один паренек, негр, он со мной поиграет.
Все равно из тебя бейсболиста не получится, сказал Том-младший. Ростом не выйдешь.
Я буду такого роста, как Дик Рудольф и Дик Керр.
Понятия о них не имею, сказал Том-младший.
Скажите мне имя какого-нибудь жокея, шепнул Дэвид Роджеру.
Эрл Сэнди.
Ты будешь такого роста, как Эрл Сэнди, сказал Дэвид.
Слушай, отправляйся ты на свою подводную охоту, сказал Эндрю. Мы с мистером Дэвисом будем друзьями, как Том и мистер Джойс. Да, мистер Дэвис? И я тогда смогу говорить в школе: [Это было в то лето, когда мы с мистером Дэвисом жили на острове в тропиках и писали свои неприличные рассказы, а мой папа в это время рисовал картины с голыми женщинами, которые вы все виделиk. Ведь ты же рисуешь голых женщин, папа?
Случается. Правда, у них довольно темная кожа.
Вот еще, сказал Эндрю. Не все ли равно, какая у них кожа. А Том пусть себе остается при своем мистере Джойсе.
Ты на эти картины и смотреть не решишься, сказал ему Дэвид.
Может быть. Но я себя постепенно приучу.
Папины этюды обнаженной натуры пустяк по сравнению с той главой у мистера Джойса, сказал Том-младший. Просто ты еще малыш, вот тебе и кажется, что в обнаженной натуре есть что-то такое особенное.
Ну и пусть. А я все равно возьму мистера Дэвиса с папиными иллюстрациями. Кто-то из ребят в школе говорил, что мистер Дэвис пишет очень неприличные рассказы.
А я тоже возьму мистера Дэвиса. Я старый-престарый друг мистера Дэвиса.
И мистера Пикассо, и мистера Брака, и мистера Миро, и мистера Массона, и мистера Паскина, сказал Томас Хадсон. Ты всех их знал.
И мистера Уолдо Пирса, сказал Том-младший. Видишь, Энди, тебе со мной не сравняться. Слишком поздно начинаешь. Никак тебе со мной не сравняться. Ты еще сидел в Рочестере и даже еще на свет не родился, а мы с папой уже где только не побывали. Я знал лично чуть не всех нынешних знаменитых художников. Многие из них были моими лучшими друзьями.
Когда-нибудь должен же я начать, сказал Эндрю. Вот я и возьму мистера Дэвиса для начала. Вы можете не писать неприличные рассказы, если не хотите, мистер Дэвис. Я сам все буду выдумывать, как Томми выдумывает. Вы мне расскажете какие-нибудь ужасные случаи из своей жизни, а я все изображу так, как будто я при этом был.

Втр 31 Дек 2013 11:04:08
С чего это ты взял, что я выдумываю, сказал Том-младший. Папа и мистер Дэвис только мне помогают иногда освежать что-то в памяти. А я на самом деле был очевидцем и участником целой эпохи в живописи и литературе и, если нужно, могу хоть сейчас сесть писать мемуары.
Томми, да ты совсем спятил, сказал Эндрю. Думай, что говоришь.
Не рассказывайте ему ничего, мистер Дэвис, сказал Том-младший. Пусть пробивается своими силами, как мы пробивались.
А ты не лезь, сказал Эндрю. Мы с мистером Дэвисом разберемся без тебя.
Папа, расскажи, еще что-нибудь про моих друзей, сказал Том-младший. Я знаю, что они были и что мы с ними встречались в разных кафе, но мне бы хотелось знать про них поподробнее. Ну хотя бы как про мистера Джойса.
Ты мистера Паскина помнишь?
Нет. То есть не очень. Какой он был из себя?
Хорош друг, если ты даже не помнишь, какой он был из себя, сказал Эндрю. Что ж, я, по-твоему, через несколько лет забуду, какой из себя мистер Дэвис?
Заткнись ты, сказал ему Том-младший. Пожалуйста, папа, расскажи про мистера Паскина.
У мистера Паскина были рисунки, которые могли бы служить иллюстрациями к той главе [Улиссаk, что тебе понравилась.
Да ну? Ух ты, вот здорово.
Иногда, сидя против тебя в кафе, он рисовал на салфетке твой портрет. Он был невысок ростом, задира и большой чудак. Почти круглый год ходил в котелке и был замечательный художник. Всегда у него был такой вид, как будто он владеет каким-то секретом, чем-то, что он только что узнал и что ему очень интересно. Иногда этот секрет радовал его, а иногда делал очень грустным. Но всегда видно было, что у него есть секрет и что ему это интересно.
Что же это был за секрет?
Секрет пьянства, и наркотиков, и того, что так хорошо знал мистер Джойс в той последней главе, и умения писать замечательные картины. Лучше его в то время никто не умел писать, и это тоже входило в его секрет, а ему было все равно. То есть он считал, что ему все равно, а на самом деле было не все равно.
Он был распутный?
О да. Он был очень распутный, и это тоже составляло часть его секрета. Ему нравилось быть распутным, и совесть его не мучила.
А мы с ним дружили?
Да, очень. Он тебя называл Чудовище.
Ух ты, сказал обрадованно Том-младший. Чудовище.
Папа, а у нас есть картины мистера Паскина? спросил Дэвид.
Есть две или три.
А маслом он Томми никогда не писал?
Нет. Он его рисовал карандашом, чаще всего на салфетке или на мраморной доске столика в кафе. И называл его Страшным пивным чудовищем с Левого берега.
Запиши себе, Том, сказал Дэвид.
У мистера Паскина было испорченное воображение? спросил Эндрю.
Вероятно.
Ты разве не знаешь?
Не знаю, но могу предположить. Пожалуй, это тоже была часть его секрета.
А у мистера Джойса нет?
Нет.
И у тебя нет?
Нет, сказал Томас Хадсон. Думаю, что нет.
А у вас испорченное воображение, мистер Дэвис? спросил Том-младший.
Думаю, что нет.
Вот и хорошо, сказал Том-младший. Я уже говорил директору школы, что и у папы и у мистера Джойса воображение не испорченное, а теперь и про мистера Дэвиса смогу сказать, если он спросит. Насчет меня его очень трудно было разубедить. Но я не беспокоился. В школе есть один мальчик с испорченным воображением, так это сразу заметно. А как звали мистера Паскина?
Жюль.
Это как пишется? спросил Дэвид.
Томас Хадсон сказал ему по буквам.
А где теперь мистер Паскин? спросил Том-младший.
Он повесился.
Ух ты! сказал Эндрю.
Бедный мистер Паскин, набожно сказал Том-младший. Я сегодня на ночь помолюсь за него.
А я буду молиться за мистера Дэвиса, сказал Эндрю.
Делай это почаще, сказал Роджер.

Втр 31 Дек 2013 11:04:44
VI

Вечером, когда мальчики уже улеглись, Томас Хадсон и Роджер Дэвис сидели в большой комнате и разговаривали. Подводную охоту пришлось отменить из-за волнения на море, но после ужина мальчики выходили с Джозефом на ловлю снепперов. Вернулись они усталые и довольные и сразу же распрощались и ушли спать. Некоторое время еще слышно было, как они переговариваются между собой, но скоро все стихло.
Эндрю боялся темноты, и братья это знали, но никогда не дразнили его этим.
Как ты думаешь, почему он боится темноты? спросил Роджер.
Не знаю, сказал Томас Хадсон. А ты никогда не боялся?
Кажется, нет.
А я боялся, сказал Томас Хадсон. Это о чем-нибудь говорит?
Не знаю, сказал Роджер. Я боялся умереть и еще, что с моим братом что-нибудь случится.
Я и не знал, что у тебя есть брат. Где он?
Умер, сказал Роджер.
Прости, пожалуйста.
Да нет, ничего. Мы тогда еще были мальчишками.
Он был старше тебя?
На год моложе.
А что произошло?
Мы катались на каноэ, и оно перевернулось.
Сколько тебе тогда было лет?
Двенадцать.
Ты не рассказывай, если тебе тяжело.
Вероятно, это не украсило мою жизнь. А ты в самом деле ничего не слыхал?
Ничего и никогда.
Мне долгое время казалось, что всем на свете это известно. В детстве все воспринимается по-особому. Вода была очень холодная, он, наверно, сразу сдал. Но как бы там ни было, важно, что я вернулся домой, а он нет.
Бедный мой Роджер.
Не надо, сказал Роджер. Конечно, в двенадцать лет рано сталкиваться с такими вещами. И потом, я его очень любил и всегда боялся, что с ним что-нибудь случится. Мне ведь тоже пришлось плыть в холодной воде, но не мог же я говорить об этом.
Где вы тогда жили?
В штате Мэн. Отец, кажется, так мне этого и не простил, хоть старался быть справедливым. Не было потом дня, когда бы я не жалел, что это случилось не со мной. Но нельзя жить так всю жизнь.
Как звали брата?
Дэв.
Ах, черт! Ты потому сегодня отказался от подводной охоты?
Может быть. Хотя я достаточно часто занимаюсь подводной охотой. Но тут ведь не рассуждаешь, это как-то само собой решается.
Ты уже не мальчик, чтоб так говорить.
Я тогда нырял за ним несколько раз, но не мог найти, сказал Роджер. Было слишком глубоко, и вода очень холодная.
Дэвид Дэвис, сказал Томас Хадсон.
Да. В нашем роду старший сын всегда Роджер, а второй Дэвид.
Родж, но ты все-таки сумел это превозмочь?
Нет, сказал Роджер. Такое превозмочь нельзя, и рано или поздно приходится в этом сознаться. Мне стыдно, когда я об этом думаю, так же как вчера было стыдно из-за драки на причале.
Тут тебе нечего было стыдиться.
Было чего. Я тебе уже раз сказал. Не будем возвращаться к этому.
Хорошо, не будем.
Больше я никогда не стану драться. Никогда. Ты же не дерешься, хоть мог бы драться не хуже меня.
Нет, не мог бы. А кроме того, я дал себе слово никогда не драться.
И я тоже не буду драться, и исправлюсь, и перестану писать всякую дрянь.
Вот это я очень рад услышать, сказал Томас Хадсон.
А как ты думаешь, сумею я написать что-нибудь стоящее?
Попробуй. Почему ты бросил живопись?
Потому что мне надоело себя обманывать. А теперь и с литературой то же самое.
Что же ты надумал?
Уеду куда-нибудь и напишу честный хороший роман если выйдет.
А зачем тебе уезжать? Оставайся здесь и пиши, когда ребята уедут. У тебя слишком жарко, чтобы работать.
А тебе это не помешает?
Нет, Родж. Мне ведь тоже бывает тоскливо одному. Нельзя все время от чего-то убегать. Но я, кажется, впадаю в риторику. Ладно, замолчал.
Нет. Говори. Мне нужно, чтобы ты говорил.
Если ты серьезно решил начать работать, начинай здесь.
А ты не думаешь, что на Западе у меня бы лучше пошло дело?
Для работы все места одинаковы. Главное это не убегать.

Втр 31 Дек 2013 11:05:23
Нет, не все места одинаковы, возразил Роджер. Уж я знаю. Но там, где поначалу хорошо, потом становится плохо.
Верно. Но здесь сейчас очень хорошо. Может быть, потом это изменится, но сейчас здесь прекрасно. И ты не будешь один вечером после работы, и я не буду один. Мешать друг другу мы не станем, и увидишь, что тебе пойдет на пользу такая жизнь.
Ты в самом деле веришь, что я могу написать хороший роман?
Чтобы знать, нужно попробовать. То, что ты мне сегодня рассказал, великолепный материал для романа, если только ты захочешь писать об этом. Начни с каноэ
А кончить чем?
Дальше, после каноэ, уже пойдет вымысел.
К чертям собачьим, сказал Роджер. Я настолько развращен, что стоит мне упомянуть о каноэ, и сейчас же в нем окажется прекрасная дева-индианка, а потом туда вскочит молодой Джонс, который спешит предупредить поселенцев о приближении Сесиля де Милля и пробирается вплавь, одной рукой цепляясь за сплетения водорослей, а в другой сжимая доброе старое кремневое ружье, и прекрасная индианка при виде него воскликнет: [Это ты, Джонс! Предадимся же любви, пока наш утлый челн скользит к водопаду, который когда-нибудь станет Ниагаройk.
Нет, сказал Томас Хадсон. Ты опишешь каноэ, и холодную воду озера, и как твой братишка
Дэвид Дэвис. Одиннадцати лет.
Да. А потом будет вымысел, до самого конца.
Не люблю концов, сказал Роджер.
Никто, вероятно, не любит, сказал Томас Хадсон. Но все имеет конец.
Давай замолчим, сказал Роджер. Мне пора начать думать над этим романом. Томми, почему хорошо писать картины удовольствие, а хорошо писать книги сплошная мука? Я никогда не был хорошим художником, но даже мои картины доставляли мне удовольствие.
Не знаю, сказал Томас Хадсон. Может быть, в живописи яснее традиция и направление и есть больше такого, на что можно опереться. Даже если отклонишься от главного направления большого искусства, все равно оно есть и может служить тебе опорой.
А потом, мне кажется, живописью занимаются более достойные люди, сказал Роджер. Будь я стоящим человеком, из меня, может, и вышел бы хороший художник. Но, может, я такая сволочь, что из меня получится хороший писатель.
Ну, знаешь, это чересчур упрощенный подход.
А я всегда все чересчур упрощаю, объявил Роджер. Это одна из причин, почему я ни на что не гожусь.
Ладно, пошли спать.
Я еще посижу, почитаю, сказал Роджер.
Спали они хорошо. Томас Хадсон даже не проснулся, когда Роджер, уже далеко за полночь, вышел на веранду, служившую спальней. Утром, когда все сошлись к завтраку, оказалось, что ветер улегся, на небе ни облачка и можно посвятить день подводной охоте.
Вы поедете, мистер Дэвис? спросил Эндрю.
Непременно поеду.
Вот и хорошо, сказал Эндрю. Я рад.
Как твое настроение, Энди? спросил Томас Хадсон.
Боюсь, сказал Эндрю. Как всегда. Но раз мистер Дэвис едет, я уже меньше боюсь.
Никогда не надо бояться, Энди, сказал Роджер. Нестоящее это дело. Так меня учил твой папа.
Все так учат, сказал Эндрю. Только тому и учат. А из всех умных ребят, которых я знаю, один Дэвид не боится.
Закройся, сказал Дэвид. Воображаешь о себе невесть что.
Мы с мистером Дэвисом всегда боимся, сказал Эндрю. Наверно, потому, что мы лучше всех все понимаем.
Будь осторожен, Дэви, обещаешь? сказал Томас Хадсон.
Обещаю, папа.
Эндрю взглянул на Роджера и пожал плечами.

Втр 31 Дек 2013 11:06:18
VII

За длинным рифом, куда они вышли в тот день на подводную охоту, лежали в глубине железные обломки старого развалившегося парохода, и ржавый металл его котлов торчал над водой даже в часы прилива. Ветер дул с юга, и Томас Хадсон стал на якорь с подветренной стороны рифа, но не вплотную и нему, а Роджер и мальчики держали наготове гарпуны и маски. Гарпуны эти были самые примитивные и все разные, у каждого на свой вкус.
Джозеф тоже вышел в море на гребной шлюпке. Он взял с собой Эндрю, и они вдвоем отправились к рифу, а остальные прыгнули с борта катера и поплыли.
Папа, а ты что же? крикнул Дэвид отцу, который стоял на мостике своего рыболовного катера. Маска с овалом стекла над глазами, носом и лбом Дэвида, резиновый ободок, плотно прилегающий под носом к щекам и вдавливающийся в лоб, и тугая резиновая полоска, которая охватывала затылок, делали его похожим на героя псевдонаучных комиксов.
Я потом к вам присоединюсь.
Только не задерживайся, а то дождешься, что мы всю рыбу распугаем.
Риф большой. Весь его вы не оплывете.
Но я знаю две замечательные ямы там, за котлами. Нашел их, когда мы были здесь одни. Туда никто еще не совался. Там полно рыбы, и я решил оставить их на тот случай, когда мы будем здесь все.
Да, помню. Через час я вас догоню.
Я приберегу их для тебя, сказал Дэвид и поплыл за остальными, держа в правой руке шестифутовый гарпун о двух зубьях, куском крепкой лески примотанных к грабовому древку. Он плыл, опустив лицо в воду, и разглядывал дно сквозь стекло маски. Дэвид был настоящим подводным существом, и теперь, когда он, такой загорелый, плыл, выставив из воды только мокрый затылок, Томас Хадсон больше чем когда-либо находил в нем сходство с бобренком.
Он следил, как Дэвид не спеша, ровно двигается вперед, взмахивая левой рукой и сгибая в коленях свои длинные ноги, и лишь изредка, с каждым разом все реже и реже кладет голову чуть набок, чтобы сделать вдох. Роджер и Том-младший плыли, сдвинув маски на лоб, и были далеко впереди. Эндрю и Джозеф сидели в шлюпке по ту сторону рифа. Эндрю еще не прыгнул в воду. Дул легкий ветер, вода за рифом светло пенилась, а риф был бурый, и за ним густо синело море.
Томас Хадсон спустился вниз, в камбуз, где Эдди чистил картошку над ведром, стоявшим у него между колен. Он то и дело посматривал через иллюминатор камбуза в сторону рифа.
Нельзя мальчикам разъединяться, сказал он. Надо поближе к шлюпке.
Думаешь, что-нибудь появится из-за рифа?
Вода высокая. Это же весенний прилив.
А прозрачная-то она какая, сказал Томас Хадсон.
В океане много всяких гадин, сказал Эдди. Здесь в океане шутки плохи, если они учуют запах рыбы.
Еще никто ни одной рыбы не поймал.
Скоро поймают. И пусть сразу складывают ее в шлюпку, пока волна не подхватит запаха рыбы или запаха крови.
Я поплыву к ним.
Не надо. Крикните, чтобы держались вместе и бросали рыбу в шлюпку.
Томас Хадсон вышел на палубу и крикнул Роджеру то, что ему сказал Эдди. Роджер поднял гарпун и помахал им в знак того, что понял.
Эдди вышел в кокпит с кастрюлей, полной картошки, в одной руке и с ножом в другой.
Возьмите то маленькое ружье, оно хорошее, и ступайте на палубу, мистер Том, сказал он. Не нравится мне это. Не нравится мне, что мальчики плавают там в такой сильный прилив. Мы ведь уже почти в океане.
Загоним их сюда.
Нет. Я, может, просто психую. Плохо спал ночью. Я их так люблю, будто они мои собственные, и у меня из-за них на сердце черт-те что творится. Он поставил кастрюлю с картофелем на пол. Знаете, как мы сделаем? Запустите мотор, а я выберу якорь, и мы подойдем к рифу поближе и станем там. При таком сильном приливе и на ветру катер развернется. Давайте поближе к рифу.
Томас Хадсон запустил большой мотор и стал к штурвалу. Когда Эдди выбрал якорь, он увидел всех четверых в воде, и тут же Дэвид вынырнул на поверхность с высоко поднятым вверх гарпуном, на котором трепыхалась рыба, и Томас Хадсон услышал, как он окликнул шлюпку.
К рифу поворачивайте! крикнул Эдди, стоя на носу и держа в руках якорь.
Томас Хадсон медленно подвел катер почти вплотную к рифу и увидел большие бурые коралловые полипы, черных морских ежей на песке и лиловые опахала морского пера, покачивавшиеся ему навстречу вместе с приливом. Эдди бросил якорь, Томас Хадсон дал задний ход. Катер развернулся, и риф скользнул в сторону. Эдди травил канат до тех пор, пока он не натянулся как струна. Томас Хадсон выключил мотор, и они закачались на месте.
Теперь мы за ними уследим, сказал Эдди, стоя на носу. Не могу я себе позволить такое беспокойство, из-за этих мальчишек. Нарушает пищеварение, черт бы его побрал. А у меня с ним и так неладно.
Я буду наблюдать за ними отсюда.
Сейчас подам вам ружье, а сам займусь этой проклятой картошкой. Мальчики ведь любят картофельный салат по нашему рецепту?
Еще бы. Роджер тоже любит. Только положи в него побольше крутых яиц и лука.
Картофелины у меня будут целенькие, не разварятся. Вот, возьмите ружье.
Томас Хадсон коснулся ружья, и оно показалось ему бесформенным, тяжелым в своем чехле из овчины с подстриженной шерстью, пропитанной маслом, чтобы ружье не заржавело на морском воздухе. Он вытащил его за приклад и засунул чехол под настил мостика. Это был [манлихер-шенауер-256k с восемнадцатидюймовым стволом устаревшего образца, уже снятый с продажи. Ложа и цевье у него побурели, как ядро грецкого ореха, от смазки и трения, а ствол, в прошлом месяцами тершийся о седельный подсумок, был маслянистый, без единого пятнышка ржавчины. То место на прикладе, куда стрелок прижимается щекой, гладко лоснилось, и, отведя затвор, он увидел вращающуюся магазинную коробку, заполненную тремя пузатыми гильзами с длинными, тонкими, как карандаши, пулями, блеснувшими свинцом своих головок.
Ружье было слишком хорошее, чтобы держать его на катере, но Томас Хадсон так его любил и оно напоминало ему столько всяких событий, столько людей и столько мест, что он предпочитал иметь его при себе, тем более что в овчинном чехле с подстриженной, пропитанной маслом шерстью соленый воздух ружью ничуть не вредил. Ружье для того и существует, думал он, чтобы из него стреляли, а не хранили в чехле. Это ружье очень хорошее, и стрелять из него легко, и обучать стрельбе легко, и оно весьма кстати на катере. Ни одно другое из тех, что у него были, не давало ему такой уверенности в наводке и на близком и на среднем расстоянии, и он с удовольствием вынул его из чехла, отвел затвор и послал патрон в ствол.
Катер стоял почти неподвижно под ветром на прибывающей воде, и Томас Хадсон накинул ремень ружья на одну из рукояток штурвала так, чтобы оно было под рукой, и лег на разложенный тут же на мостике надувной матрас. Лежа ничком и подставляя солнцу спину, он смотрел туда, где Роджер и мальчики ловили рыбу. Все они то и дело ныряли, оставались под водой кто сколько мог, высовывали головы, чтобы набрать воздуха в легкие, опять исчезали и кое-когда появлялись с рыбой на гарпуне. Джозеф разъезжал на шлюпке от одного к другому, снимал рыбу с зубьев гарпуна и бросал ее в шлюпку. Томас Хадсон слышал его возгласы и смех, и, когда Джозеф стряхивал или снимал рукой рыбу с зубцов и швырял ее в тень на корме шлюпки, Томасу Хадсону была видна яркая рыбья чешуя красная, или красная с коричневыми крапинками, или красная с желтым, или в желтую полосу.
Эдди, будь добр, дай мне чего-нибудь выпить! крикнул он.
А чего вы хотите? Эдди высунулся из кокпита. Он был в старой фетровой шляпе, в белой рубашке, от яркого солнца глаза у него налились кровью, и Томас Хадсон заметил, что его губы смазаны меркурохромом.

Втр 31 Дек 2013 11:06:51
Что это у тебя со ртом? спросил он.
Так, кое-какие неприятности вчера вечером. Я только сейчас смазал. А что, очень заметно?
Ты похож на захолустную шлюху.
Ч-черт! сказал Эдди. Мазнул в темноте, не глядя. Просто так, на ощупь. Что же вам дать с кокосовой водичкой? У меня кокосовая водичка есть.
Прекрасно.
А [Зеленого Айзекаk не хотите?
Еще лучше. Давай [Зеленого Айзекаk.
Томас Хадсон лежал на матрасе, пряча голову в тени приборной доски, и когда Эдди взошел на мостик с высоким стаканом холодного питья, составленного из джина, лимонного сока, зеленоватой кокосовой воды и мелкого льда с несколькими каплями ангостурской настойки для придания ему ржаво-розового цвета, он поставил бокал в тень, чтобы лед не растаял, пока он смотрит на море.
Дела у мальчиков идут неплохо, сказал Эдди. Рыбы на обед нам хватит.
А что будет еще?
К рыбе картофельное пюре. Еще салат из помидоров. Да вот этот, картофельный. С него и начнем.
Звучит аппетитно. А картофельный готов?
Картофель еще не остыл, Том.
Эдди, а ты ведь любишь заниматься стряпней?
Еще как люблю! Я люблю ходить в море на катере, и я люблю стряпать. А чего не люблю, так это скандалить, драться и попадать во всякие истории.
Во всяких историях ты обычно держался молодцом.
Я старался не ввязываться в них. Иной раз не избежишь, но я всегда старался.
А что случилось вчера вечером?
Ничего.
Ему не хотелось говорить об этом. Он никогда не говорил и о своем прошлом, где всяких историй было предостаточно.
Ладно. А чем ты нас еще угостишь? Ребят надо кормить как следует. Они растут.
Я испек дома пирог и захватил его сюда. На льду лежат два свежих ананаса. Нарежу их ломтиками.
Отлично. А как рыба будет приготовлена?
Как вам угодно. Выберем что получше из их улова и сварим или поджарим, кто как захочет. Дэвид только что поймал хорошую американскую сельдь. У него еще одна была, но он ее упустил. А эта большая. Только вот далеко он заплыл, слишком далеко. И рыбу все еще не отдал Джозефу, а тот, дьявол, гонит со своей шлюпкой к Энди.
Томас Хадсон поставил стакан в тень и поднялся.
О господи! сказал Эдди. Смотрите.
Выделяясь на синей воде, точно коричневый шлюпочный парус, вспарывая волны, двигаясь вперед могучими, стремительными посылами хвоста, высокий треугольный плавник приближался к той яме у конца рифа, где мальчик в маске высоко поднимал над водой руку, в которой была рыба.
О господи! сказал Эдди. Молот-рыба, сука окаянная. О господи, Том! О господи!
Поздней Томас Хадсон вспоминал, что его больше всего поразила высота плавника и то, как он поворачивался и вздрагивал, точно собака, идущая по следу, и как он прорывался вперед, будто рыскал из стороны в сторону.
Он поднял свой [манлихерk и выстрелил, упреждая плавник. Получился перелет, вода фонтаном взметнулась вверх, и он вспомнил, что ствол ружья покрыт смазкой. Плавник по-прежнему буравил воду.
Бросай ей рыбу, бросай рыбу! крикнул Дэвиду Эдди и спрыгнул с края рубки в кокпит.
Томас Хадсон снова выстрелил, и фонтан воды взметнулся теперь позади плавника. Он почувствовал, как ему свело желудок, будто что-то схватило его изнутри и держит, и выстрелил снова, стараясь целиться как можно точнее и чтобы рука не дрогнула, понимая все значение этого выстрела, и водяной фонтан взлетел впереди плавника. Плавник шел все с тем же страшным напором. У Томаса Хадсона остался один выстрел, запасных патронов не было, а громадная акула была ярдах в тридцати от мальчика и двигалась к нему, все так же вспарывая воду. Дэвид снял рыбу с гарпуна и держал ее в руке, маска была сдвинута у него на лоб, и он пристально смотрел на приближавшуюся акулу.
Томас Хадсон заставлял себя преодолеть скованность и собраться, заставлял себя сдерживать дыхание и не думать ни о чем другом, кроме выстрела; нажать на спуск и метить, чуть упреждая, в основание плавника, который подрагивал теперь сильнее, чем вначале. И вдруг он услышал, как с кормы застрочил автомат, и увидел, как вокруг плавника запрыгали фонтанчики. Потом короткая очередь, и вода вскипела у самого основания плавника. Он выстрелил, и стрекот послышался снова дробный, тугой, и плавник завалился, вода вокруг него закипела, а потом молот-рыба такая большая, какой он никогда не видел, поднялась из моря белым брюхом вверх и начала бешено крутиться на спине, взбаламучивая воду, как акваплан. Брюхо отсвечивало непристойной белизной, пасть шириной в ярд была как опрокинутая ухмылка, рога огромные, с глазами на концах. Она подскакивала и скользила по воде. Эдди строчил по ней из автомата, всаживал пули в ее белое брюхо, рвал его, оставляя на нем темные пятна, которые сразу же алели, и наконец она перевернулась на бок и пошла вниз, и Томас Хадсон увидел, как она крутится волчком, уходя под воду.

Втр 31 Дек 2013 11:07:28
Сюда их, окаянных, гоните, услышал он голос Эдди. Не могу я больше на это смотреть.
Роджер быстро подплывал к Дэвиду, а Джозеф уже спешил к ним, втащив Энди в шлюпку.
Господи, твоя воля! сказал Эдди. Видали вы когда-нибудь такую акулищу? Слава богу, что они выходят на поверхность, когда идут за добычей. Слава богу! Они, сволочи, всегда плывут поверху. Видали, как она шла?
Дай мне коробку с патронами, сказал Томас Хадсон. Он еле держался на ногах, его мутило. Все сюда! крикнул он.
Они приблизились к шлюпке, и Роджер подсаживал в нее Дэвида.
Теперь уж пусть ловят рыбу, сказал Эдди. Теперь все здешние акулы на эту набросятся. Эта весь океан сюда соберет. Видали, как она перевернулась брюхом вверх, а потом давай и давай крутиться? О господи, вот это молот-рыба! А мальчишка-то, видали, собирался ей рыбу бросить. Ах, Дэви, голубчик! Какой же ты у нас молодец!
Пусть лучше будут на катере.
Конечно, лучше на катере. Это я просто так говорю. Сейчас их подвезут. Подвезут, не беспокойтесь.
Господи, какой это был ужас! Откуда у тебя взялся автомат?
Комиссар стал ко мне вязаться, что я держу его дома, вот я и переправил его с берега на катер и сунул в ящик под койкой.
Стрелять ты умеешь.
Да как тут не суметь, когда на нашего Дэви, голубчика, шла акула, а он спокойно ждал ее, хотел бросить ей рыбу. Так прямо на акулу и глядел. Пусть я больше ничего в жизни не увижу после того, чего сейчас навидался.
Шлюпка подошла к борту, и все четверо поднялись на катер. Мальчики были мокрые и очень взбудораженные, а Роджер сам не свой от волнения. Он подошел к Эдди и пожал ему руку, и Эдди сказал:
Нельзя было нам пускать их туда в такой прилив.
Роджер покачал головой и обнял Эдди за плечи.
Это моя вина, сказал Эдди. Я здешний. А вы нет. Вы тут ни при чем. Я один в ответе.
И ответили как надо, сказал Роджер.
Да ну вас! сказал Эдди. На таком расстоянии кто промахнется.
Ты ее видел, Дэв? очень вежливо спросил Эндрю.
Сначала один плавник, только под конец всю. Я всю ее увидел еще до того, как Эдди выстрелил по ней, а потом она нырнула и всплыла на спине.
Эдди растирал Дэвида полотенцем, и Томасу Хадсону видно было, что ноги, спина и плечи у мальчика все еще покрыты мурашками.
Первый раз в жизни вижу что-либо подобное, сказал Том-младший. Как она вынырнула из воды и перевалилась на спину! Первый раз в жизни такое вижу.
И вряд ли еще увидишь, сказал ему отец.
Весу в ней, наверно, вся тысяча фунтов будет, сказал Эдди. Наверно, крупнее и не бывает. Господи, Роджер, видели, какой у нее плавник?
Видел, сказал Роджер.
А может, мы ее выловим? спросил Дэвид.
А ну ее к дьяволу, сказал Эдди. Она так кувырком и пошла ко дну, и черт ее знает, где опустится. Футов на пятьсот заляжет, и весь океан будет ее жрать. Наверно, все туда ринулись.
Жалко, мы ее не поймали, сказал Дэвид.
Спокойно, Дэвид, спокойно, милый. Вон по тебе еще мурашки бегают.
Ты очень испугался, Дэв? спросил Эндрю.
Да, ответил ему Дэвид.
А что бы ты стал делать? почтительным тоном спросил его Том-младший.
Швырнул бы ей рыбу, сказал Дэвид, и Томас Хадсон увидел, как его плечи окатило короткой волной мурашек. А потом ударил бы гарпуном в самую морду.
О господи! сказал Эдди и отвернулся, не выпуская полотенца из рук. Роджер, что вы будете пить?
Яда у вас никакого нет? спросил его Роджер.
Перестань, Роджер, сказал Томас Хадсон. Мы все за это ответственны.
Безответственны.
Дело прошлое.
Ладно.
Я приготовлю коктейль на джине, сказал Эдди. Том как раз пил джин, когда это случилось.
Мой коктейль так там и стоит.
Теперь он уже невкусный; сказал Эдди. Я вам другой приготовлю.
Ты молодец, Дэви, с гордостью сказал брату Том-младший. Вот подожди, я расскажу про тебя ребятам в школе.
Они не поверят, сказал Дэвид. Если я тоже буду там учиться, не надо им говорить.
Почему? спросил Том-младший.
Не знаю, сказал Дэвид. И заплакал как маленький. Я не стерплю, если они не поверят.
Томас Хадсон поднял его на руки, и он прижался головой к его груди, а двое других отвернулись, и Роджер тоже отвел глаза в сторону, и тут Эдди вышел из камбуза с тремя стаканами в руках, опустив большой палец в один из них. Томас Хадсон понял, что он уже хватил спиртного внизу.
Ты что это, Дэви? спросил Эдди.
Ничего.
Вот и хорошо, сказал Эдди. Такие слова и слушать приятно. Слезай с рук, чертова перечница, кончай хныкать и дай отцу спокойно выпить.

Втр 31 Дек 2013 11:08:00
Дэвид стал рядом с ним, вытянувшись во весь рост.
А в отлив здесь можно ловить рыбу? спросил он Эдди.
Лови, никто тебя не тронет, сказал Эдди. Мурены попадаются. Но крупнее их ничего не будет. В малую воду крупная рыба сюда не проходит.
Папа, можно мы в отлив опять сюда приедем?
Что ж, если Эдди разрешит. Эдди теперь главный командир.
Да ну вас, Том, сказал Эдди. Он был счастлив, и его губы, красные от меркурохрома, были счастливы, а счастливее всего были его налитые кровью глаза. Кто не сумел бы врезать этой паршивой акуле из той штуки, тому эту штуку надо выкинуть подальше от беды.
Здорово ты этой акуле врезал! сказал Томас Хадсон. Просто замечательно. Так врезал, я и выразить не могу.
И не выражайте, сказал Эдди. Я эту мерзкую сволочь до конца дней своих буду помнить как она извернулась брюхом вверх. Видели вы когда-нибудь такую мерзость?
Они сидели в ожидании ленча, и Томас Хадсон смотрел на море, на Джозефа как он подплывал в шлюпке к тому месту, где акула ушла под воду. Джозеф перегнулся через борт и смотрел в оптическую трубку.
Видно что-нибудь? крикнул ему Томас Хадсон.
Глубина слишком большая, мистер Том. Она под риф ушла. Лежит, наверно, на самом дне.
Эх, достать бы ее челюсти! сказал Том-младший. Отбелить бы их и повесить. Да, папа?
Меня бы, наверно, кошмары из-за них мучили, сказал Эндрю. Очень хорошо, что у нас нет этих челюстей.
Вот был бы трофей! сказал Том-младший. Его бы в школе показать.

Втр 31 Дек 2013 11:08:31
Если бы мы достали эти челюсти, их получил бы Дэв, сказал Эндрю.
Нет. Их бы получил Эдди, сказал Том-младший. Но если бы я попросил, думаю, он бы мне их отдал.
Он отдал бы их Дэви, сказал Эндрю.
Пожалуй, не стоит тебе опять идти в воду, Дэв, сказал Томас Хадсон.
Да это же не скоро, еще сколько времени после ленча пройдет, сказал Дэвид. Ведь надо ждать отлива.
Я говорю о подводной охоте.
Эдди сказал, что можно.
Да, знаю. Но я все еще не отошел от испуга.
Но Эдди-то знает.
А может, ты сделаешь мне такой подарок и не пойдешь?
Если хочешь, папа, пожалуйста. Но я так люблю плавать под водой. Больше всего на свете люблю. И если Эдди говорит, что
Хорошо. И вообще подарки выпрашивать не полагается.
Да нет, папа, я, может, не так сказал. Если ты против, я не пойду. Но Эдди говорит
Ну а мурены? Эдди говорил про мурен.
Папа, мурены всегда бывают. Ты сам учил меня не бояться мурен, говорил, как их отгоняют, и откуда их ждать, и в каких ямах они живут.
Да, правильно. Но я же позволил тебе плавать там, где была эта акула.
Папа, ведь мы все там были. Не взваливай на себя какую-то особенную вину. Я просто слишком далеко заплыл, у меня сорвалась хорошая сельдь с гарпуна и напустила в воду крови, а ее кровь почуяла акула.
А как она примчалась как гончая, сказал Томас Хадсон. Он пытался освободиться от волнения. Мне приходилось видеть, как они мчат на такой скорости. Одна жила недалеко от Сигнальной скалы и каждый раз приплывала на запах наживки. Мне стыдно, что я не попал в эту.
Твои пули ложились почти в цель, сказал Том-младший.
Вот именно, почти, а убить ее я все-таки не убил.
Папа, она не за мной примчалась, сказал Давид. Она за рыбой.
Заодно и с тобой бы расправилась, сказал Эдди. Он накрывал на стол. Не обольщайся, миленький, и ты бы не уцелел. От тебя пахло рыбой, и рыбья кровь в воде. Она бы и на лошадь напала. На все бы напала, что ей ни подвернись. О господи! Перестань болтать, хватит. Придется мне еще выпить.
Эдди, сказал Дэвид. А в отлив правда не опасно?
Конечно, нет. Я же тебе говорил.
Ты это для того, чтобы доказать что-то? спросил Дэвида Томас Хадсон. Он успокоился и перестал смотреть на море. Он знал: Дэвид поступает так, как ему нужно; зачем, почему не важно; и он знал, что не должен тут быть эгоистом.
Да папа, просто я больше всего на свете это люблю, и день сегодня такой подходящий, и как знать, а вдруг налетит
И Эдди говорит перебил его Томас Хадсон
И Эдди говорит во весь рот улыбнулся Дэвид.
Эдди говорит, пропадите вы все пропадом. Садитесь ешьте, пока я всю еду за борт не выбросил. Он стоял, держа на подносе салатницу, блюдо с подрумяненной рыбой и картофельное пюре. Где этот Джо?
Он поехал искать акулу.
Вот псих!
Когда Эдди спустился вниз, а Том-младший стал передавать по столу тарелки с едой, Эндрю шепнул отцу:
Папа, Эдди пьяница?
Томас Хадсон пододвинул к себе холодный салат из картофеля под маринадом, посыпанного черным перцем крупного помола. Он научил Эдди готовить его, как готовили в Париже у [Липпаk, и это было одно из лучших блюд, которыми Эдди угощал на катере.
А ты видел, как он подстрелил акулу?
Конечно, видел.
Пьяницы так не стреляют.
Он положил салата на тарелку Эндрю и потом взял себе.
Я потому спрашиваю, что мне отсюда виден камбуз, и, пока мы тут сидим, он уже раз восемь прикладывался к бутылке.
Это его бутылка, пояснил Томас Хадсон и положил Эндрю еще салату. Эндрю был сверхбыстрый едок. Он говорил, что научился этому в школе. Энди, ешь помедленнее. Эдди всегда приносит на катер собственную бутылку. Хорошие повара почти все немножко выпивают. А некоторые и сильно пьют.
Он восемь раз прикладывался, я видел. Стойте. Вот уже девятый.
Иди ты к черту, Эндрю, сказал Дэвид.
Перестаньте, сказал им обоим Томас Хадсон.
Вмешался Том-младший:
Замечательный, прекрасный человек спасает жизнь твоему брату, но стоит ему сделать глоток или несколько глотков из бутылки, как ты обзываешь его пьяницей. Не место тебе среди людей, Энди.
Я не обзывал его, а просто спросил папу, пьяница он или нет. Я не против пьяниц. Просто мне хочется знать, кто пьяница, а кто не пьяница.
Как только у меня заведутся деньги, я куплю Эдди бутылку того, что он любит, и разопью ее с ним, величественно объявил Том-младший.
Это что такое? Над трапом появилась голова Эдди с сигарой в уголке смазанного меркурохромом рта и в старой фетровой шляпе, сдвинутой на затылок, так что осталась белая полоска над загорелой частью лица. Если я увижу, что вы не пиво пьете, а спиртное, смертным боем вас изобью. Всех троих. И хватит этих разговоров. Хотите еще картофельного пюре?
Пожалуйста, Эдди, сказал Том-младший, и Эдди спустился в камбуз.
Вот уже десятый раз, сказал Эндрю, глядя вниз.
Замолчи, наездник, сказал ему Том-младший. Имей уважение к достойному человеку.

Втр 31 Дек 2013 11:09:07
Возьми еще рыбы, Дэвид, сказал Томас Хадсон.
А где тут моя большая сельдь?
По-моему, она еще не поджарена.
Тогда я возьму вот эту.
До чего же они сладкие.
Когда ловишь гарпуном, они еще вкуснее, если сразу есть, потому что из них вся кровь вышла.
Папа, можно я позову Эдди выпить с нами? спросил Том-младший.
Конечно, сказал Томас Хадсон.
Он уже пил с нами. Вы разве не помните? перебил их Эндрю. Мы пришли, и он сразу с нами выпил. Помните?
Папа, можно я позову его выпить с нами еще раз и поесть с нами тоже?
Пожалуйста, сказал Томас Хадсон.
Том-младший сбежал вниз, и Томас Хадсон услышал, как он сказал:
Эдди, папа говорит, чтобы вы приготовили себе стаканчик, поднялись наверх и выпили и поели с нами.
Да ну, Томми, сказал Эдди. Я среди дня никогда не ем. Позавтракаю утром, а потом вечером чего-нибудь пожую.
Ну хоть выпейте с нами за компанию.
Я уже парочку пропустил, Томми.
Давайте со мной выпьем, а я буду пить пиво.
Давай, Томми, давай, сказал Эдди. Томас Хадсон услышал, как открылась и захлопнулась дверца холодильника. За твое здоровье, Томми!
Томас Хадсон услышал, как они чокнулись двумя бутылками. Он взглянул на Роджера, но Роджер смотрел на океан.
За ваше здоровье, Эдди! услышал он Тома-младшего. Выпить с вами для меня большая честь.
Томми! сказал ему Эдди. А для меня большая честь выпить с тобой. Самочувствие у меня замечательное, Томми. Ты видел, как я подстрелил эту акулищу?
Конечно, видел, Эдди. А вы не хотите немножко закусить с нами?
Нет, Томми. Правда не хочу.
Можно мне остаться здесь, чтобы вам не пришлось пить в одиночку?
Брось, Томми, брось. Ты что-то не то надумал. Пить мне совсем не надо. И ничего мне не надо, только малость покухарить и заработать себе на жизнь. Самочувствие у меня отличное, Томми. Ты видел, как я подстрелил ее? Правда, видел?
Эдди, лучше этого мне ничего не приходилось видеть. Я просто думал: может, вам хочется побыть с кем-нибудь, чтобы не чувствовать себя одиноким?
В жизни своей не знал, что такое одиночество, сказал ему Эдди. Мне хорошо, и у меня есть здесь кое-что, от чего будет еще лучше.
Эдди, а мне хочется побыть с вами.
Нет, Томми. Вот возьми это блюдо с рыбой и иди наверх, где тебе место.
А я вернусь и посижу с вами.
Томми, я не болен. Будь я болен, мне было бы приятно, что ты со мной. А самочувствие, черт подери, у меня сейчас такое, какого никогда не было.
Эдди, а вам хватит этой бутылки?
Конечно, хватит! А нет, так я займу у Роджера или у твоего старика.
Ну что ж, понесу рыбу наверх, сказал Том-младший. Мне очень приятно, что у вас хорошее самочувствие, Эдди. Это просто замечательно.
Том-младший принес в кокпит блюдо с американской сельдью, с желтыми и белыми окунями и серебрянкой. Все рыбы были с золотистой корочкой и глубоко, до белого мяса надрезаны по бокам треугольниками, и Том-младший стал передавать блюдо всем за столом.
Эдди просил поблагодарить тебя, но он уже выпил, сказал Том-младший. И среди дня он никогда не ест. Ну как рыба, вкусная?
Великолепная, сказал ему Томас Хадсон. Ешь, пожалуйста, сказал он Роджеру.
Хорошо, сказал Роджер. Буду есть.
А вы еще ничего не ели, мистер Дэвис? спросил Эндрю.
Да, Энди. Но теперь поем.

Втр 31 Дек 2013 11:10:04
VIII

Просыпаясь ночью, Томас Хадсон слышал ровное дыхание спящих сыновей и в лунном свете видел их всех троих и спящего Роджера тоже. Роджер теперь спал крепко, почти не ворочаясь во сне.
Томас Хадсон был счастлив, что они здесь, у него, и не хотел думать о том, что они снова уедут. Он и раньше, до их приезда, был по-своему счастлив, он давно уже научился жить и работать, не давая чувству одиночества достигнуть невыносимой остроты. Приезд мальчиков нарушал весь уклад жизни, созданный им для самозащиты, но к этим нарушениям он уже тоже привык.
По этому укладу, спокойному и необременительному, всему было свое время и место: усиленной работе, разным житейским делам, содержанию вещей в чистоте и порядке, еде и выпивке и приятному ожиданию того и другого, чтению новых книг и перечитыванию многих старых. По этому укладу прибытие ежедневной газеты было событием, но, поскольку ее доставляли не слишком аккуратно, неприбытие тоже особенно не огорчало. Входили в этот уклад разные мелкие уловки, с помощью которых одинокие люди обороняются от одиночества и даже умудряются вовсе его не ощущать: Томас Хадсон сам их придумывал и вводил в обиход, прибегая к ним и сознательно и бессознательно. Но с приездом мальчиков необходимость в них отпадала, и это само по себе было облегчением.
Тем трудней будет, думал он, когда придется все это начинать сначала. Он очень хорошо знал, как это будет. Первые полдня покажется даже приятно, что в доме тихо и чисто, и ничьи разговоры не мешают читать или думать, и можно молча смотреть на предметы, никому ничего не объясняя, и работать в полную силу, без помех, но потом, он знал, подступит одиночество. Сыновья успели снова заполнить собой большое место у него внутри, и, когда они оттуда уйдут, останется пустота, и некоторое время это будет очень трудно.
Его жизнь обрела прочные устои в работе, и в близости Гольфстрима, и в быте острова, и эти устои помогут ей выровняться. Все его привычки, повадки, ухищрения рассчитаны на то, чтобы справляться с одиночеством, хоть теперь он открыл одиночеству просторы, куда оно сразу же устремится, как только уедут мальчики. Но с этим ничего не поделаешь. Все равно это будет, а раз так, что пользы страшиться этого раньше времени.
Пока что лето складывалось благоприятно, удачно и радостно. Многое, что могло кончиться плохо, кончилось хорошо. Это относилось не только к таким драматическим происшествиям, как драка Роджера на причале, которая могла кончиться очень плохо, или встреча Дэвида с акулой; даже всякие мелкие происшествия кончались хорошо. Говорят, счастье скучно, думал он, лежа с открытыми глазами, но это потому, что скучные люди нередко бывают очень счастливы, а люди интересные и умные умудряются отравлять существование и себе и всем вокруг. Томасу Хадсону счастье никогда не казалось скучным. Он верил, что счастье самая замечательная вещь на свете, и для тех, кто умеет быть счастливым, оно может быть таким же глубоким, как печаль. Может быть, это и не так, но он так считал очень долгое время, а этим летом счастье уже длилось целый месяц, и, хотя оно еще не оборвалось, ночью он уже тосковал по нему.

Втр 31 Дек 2013 11:11:36
Он узнал почти все, что можно узнать, о жизни в одиночестве; и что значит жить с теми, кого любишь и кто любит тебя, это он тоже знал. Он всегда любил своих детей, но раньше не сознавал, как сильно он их любит и как это плохо, что он живет с ними врозь. Ему бы хотелось, чтобы они всегда были с ним и чтобы мать Тома до сих пор оставалась его женой. Глупое желание, подумал он; с таким же успехом можно желать, чтобы тебе принадлежали все сокровища мира и ты мог бы справедливо распоряжаться ими по своему разумению; или чтобы ты рисовал, как Леонардо, и был живописцем не хуже Питера Брейгеля; или пользовался бы непререкаемой властью над всяким злом и умел безошибочно распознавать его в самом начале и пресекать легко и просто чем-нибудь вроде нажатия кнопки; и ко всему тому был бы всегда здоров и жил вечно, не разрушаясь ни телом, ни душой. А хорошо бы все это было так, думал Томас Хадсон в эту ночь. Хорошо, но невозможно, как невозможно, чтобы дети были с тобой или чтобы те, кого ты любишь, были живы, если они умерли или ушли из твоей жизни. Но среди всего невозможного кое-что все-таки возможно и прежде всего способность чувствовать выпавшее тебе счастье и радоваться ему, пока оно есть и пока все хорошо. Было много такого, что в свое время делало его счастливым. Но то, что за этот месяц дали ему эти четверо, во многом не уступало тому, что когда-то умел дать один человек, а печалиться ему пока было не о чем. Совсем не о чем было печалиться.
Даже то, что он не спит, не огорчало его, а он помнил ту полосу в жизни, когда он совсем не мог спать и целые ночи лежал и думал о том, как это вышло, что он утерял всех своих сыновей, каким дураком он был. Думал обо всем том, что он делал потому, что не мог иначе, или ему казалось, что он не может иначе, и из одной гибельной ошибки впадал и другую, еще более гибельную. Но теперь это все уже прошлое, и он уже примирился с этим, и раскаяние уже не терзало его. Он был дураком, а дураков он не любил. Но это уже позади, а сейчас мальчики здесь, и они любят его, и он их любит. И пусть все будет так, как оно есть.
Они пробудут с ним весь намеченный срок, а потом уедут, и тогда снова наступит одиночество. Но это будет лишь этап на пути, который минует, и они приедут опять. Если Роджер захочет остаться работать здесь, он не будет в доме один и все будет гораздо легче. Но с Роджером никогда не знаешь, на что можно рассчитывать и чего ожидать. Думая о Роджере, он улыбнулся в ночной тишине. Он было пожалел его, но тут же подумал, что это нечестно по отношению к Роджеру, потому что Роджер не принял бы жалости, и он отогнал ее и под мерное дыхание спящих скоро уснул и сам.
Его разбудил лунный свет, добравшийся до его изголовья, и он стал думать о Роджере и о тех женщинах, с которыми у него возникали осложнения в жизни. Оба они, и он и Роджер, вели себя с женщинами глупо и неправильно. Думать о собственных глупостях ему не хотелось, и он решил думать о глупостях Роджера.
Жалеть его я не буду, сказал он себе, так что ничего нечестного тут нет. У меня самого достаточно было осложнений, а потому нет ничего нечестного в том, что я думаю об осложнениях, которые были у Роджера. Со мной все это по-другому, я только одну женщину любил по-настоящему, и я ее потерял. Я отлично знаю, почему так случилось. Но об этом я больше не хочу и не стану думать. Так что, пожалуй, не стоит мне думать и о Роджере. Но лунный свет не давал ему уснуть, он всегда плохо спал при луне, и он все-таки стал думать о Роджере и его осложнениях с женщинами, иногда серьезных, иногда смешных.
Он вспомнил последнюю парижскую любовь Роджера они оба тогда жили в Париже, как она была хороша и какой фальшивой показалась ему с первого раза, когда Роджер привел ее в мастерскую. Роджер не замечал в ней никакой фальши. Она была его очередной иллюзией, и он щедро тратил на нее талант верности, данный ему природой, пока не отпали препятствия к их браку. А тогда за один месяц Роджеру открылось в ней то, что всегда было ясно всем, кто ее знал. Вероятно, первый день прозрения был для него нелегким днем, но в мастерскую к Томасу Хадсону он явился тогда, когда процесс уже шел полным ходом. Он долго смотрел новые работы, умно и метко покритиковал их. А потом объявил:
Я сказал этой Айре, что я на ней не женюсь.
Рад слышать, сказал Томас Хадсон. Она была поражена?
Не очень. У нас уже были кое-какие разговоры. Она подделка.
Да ну, сказал Томас Хадсон. В каком смысле?
Во всех. С какой стороны ни возьми.
А я считал, что она тебе нравится.
Нет. Я старался, чтобы она мне понравилась. Но ничего не получалось, разве что в самом начале. Я просто был в нее влюблен.
А что это значит влюблен?
Ты бы должен знать.
Да, сказал Томас Хадсон. Я бы должен знать.

Втр 31 Дек 2013 11:12:25
Разве тебе она не нравилась?
Нет. Я ее с трудом выносил.
Почему же ты молчал?
Она была твоей любовью. И ты меня не спрашивал.
Я ей сказал. Но нужно, чтобы так на том и осталось.
Уезжай куда-нибудь.
Нет, сказал Роджер. Пусть она уважает.
Мне казалось, что так будет проще.
Этот город столько же мой, сколько ее.
Знаю, сказал Томас Хадсон.
Тебе ведь тоже случалось выходить из игры, верно? спросил Роджер.
Да. В этой игре выиграть нельзя. Но выйти из игры можно. Может, тебе стоит хотя бы переменить quartier?
Мне и здесь хорошо.
Знакомая формула. Je me trouve tre's birn ici et je vous prie de me laisser tranquille11.
Начинается она со слов je refuse de recevoir ma femme12, сказал Роджер. И ее произносят, когда является huissier13. Но это ведь не развод. Это только разрыв.
А не будет тебе тяжело встречаться с ней?
Нет. Это меня быстрей излечит. Особенно если приведется слышать ее разговоры.
А с ней что будет?
Пусть сама соображает. Хитрости у нее хватит. Хватало же все эти четыре года.
Пять, сказал Томас Хадсон.
Ну, в первый год она едва ли хитрила.
Тебе лучше уехать, сказал Томас Хадсон. Если ты считаешь, что она не хитрила в первый год, тебе лучше уехать, и подальше.
Ты не знаешь, какие она умеет писать письма. Если я уеду, будет еще хуже. Нет. Останусь здесь и загуляю вовсю. Это мне поможет излечиться окончательно.
После разрыва с той женщиной в Париже Роджер и в самом деле загулял вовсю. Он сам шутил и смеялся по этому поводу; но внутренне он был зол на себя, что свалял такого дурака, и всячески старался заглушить свой талант быть верным в любви и в дружбе лучшее, что в нем было; наряду с талантом художника и писателя и со многими славными человеческими и животными чертами. Он всем был неприятен в эту пору загула и себе и другим, и он это знал, и злился из-за этого, и с еще большим азартом крушил столпы храма. А храм был прекрасный и прочно выстроенный, и такой храм внутри себя нелегко сокрушить. Но он делал для этого все что мог.
У него были три любовницы одна за другой, женщины, с которыми Томас Хадсон мог в лучшем случае оставаться в рамках общепринятой вежливости, причем двух последних можно было объяснить разве что их сходством с первой. Эту первую он завел сразу же после своего неудачного романа; она была вроде бы такого пошиба, до какого он прежде не опускался, однако впоследствии сумела сделать карьеру, и не только в постели, отхватила кусок одного из крупнейших состояний в Америке, а другое, не меньшее, закрепила за собой посредством законного брака. Ее звали Танис; Томас Хадсон помнил, как Роджер ежился при звуке этого имени и никогда не произносил его сам. Он ее называл суперстервой. Брюнетка с чудесной кожей, она выглядела юным, выхоленным, изощренно-порочным отпрыском фамилии Ченчи. Это было существо с нравственностью пылесоса и душой тотализатора, с хорошей фигурой и с лицом, которому порочное выражение придавало особую прелесть. С Роджером она пробыла ровно столько, сколько ей понадобилось, чтобы приготовиться к начальному скачку вверх.
Она была первой женщиной, бросившей Роджера, а не брошенной им, и это произвело на него такое сильное впечатление, что он нашел себе еще двух, похожих на нее, как сестры. Обеих, впрочем, он бросил сам, бросил почти буквально и, как казалось Томасу Хадсону, испытал от этого облегчение, хоть и не такое уж полное.
Вероятно, есть более тонкие и деликатные способы бросать женщин, чем без всяких ссор и обид попросту спросить разрешения отлучиться в мужскую комнату ресторана [21k и не вернуться назад. Но Роджер уверял, что он, во всяком случае, аккуратно расплачивался по счету, кроме того, ему приятно запомнить спутницу такой, какой он видел ее последний раз одну за столиком в углу ресторанного зала, в привычной и милой ей обстановке.
Последнюю он хотел было бросить в [Аистеk, ее излюбленном ресторане, но побоялся, что это не понравится мистеру Биллингели, а он как раз собирался занять у мистера Биллингели денег.
Где же ты ее в конце концов бросил? спросил Томас Хадсон.
В [Эль-Мороккоk. Пусть она остается у меня в памяти на фоне полосатых зебр. [Эль-Мороккоk она тоже любила. Но заветным ее местечком, пожалуй, был [Кубикk.
На смену им пришла одна из самых обманчивых на вид женщин, каких Томас Хадсон встречал на своем веку. Она была полной противоположностью тому типу Ченчи или Борджиа с Парк-авеню, к которому относились предыдущие три. Крепкая, ладная, с рыжеватыми волосами и длинными стройными ногами, с живым умным лицом. Не красавица, но куда привлекательней многих красоток. Особенно хороши были у нее глаза. Она с первого раза покоряла своим умом, обаянием и любезностью и при этом была законченной алкоголичкой. Она не напивалась до безобразия, и пьянство еще не сказалось на ее внешности. Но она уже не могла жить без алкоголя. Обычно пьяницу можно узнать по глазам; у Роджера, например, по глазам сразу было видно, если он запил. Но у этой Кэтлин были удивительно красивые карие глаза, под цвет волос и милой россыпи веснушек на носу и щеках знак здоровья и добродушного нрава, и по этим глазам ничего нельзя было распознать. Она выглядела как человек, ведущий здоровую жизнь на лоне природы, и как человек, который очень счастлив. А на самом деле она вела жизнь пьяницы. Она мчалась по неизвестной дороге неизвестно куда и на какое-то время прихватила с собой и Роджера.
Как-то утром он пришел в мастерскую, снятую Томасом Хадсоном по приезде в Нью-Йорк, и Томас Хадсон увидел, что вся тыльная сторона его левой руки покрыта ожогами от сигареты. Выглядело это так, как бывает, когда гасят окурок за окурком о крышку стола, только стол заменяла тыльная сторона руки.
Это она так забавлялась вчера, сказал он. У тебя есть йод? Мне не хотелось идти с этим в аптеку.
Кто она?
Кэтлин. Счастливое дитя природы.
А зачем ты позволил?

Втр 31 Дек 2013 11:13:01
Ее это развлекало, а наше дело заботиться об их развлечениях.
У тебя вся кожа на руке сожжена.
Ничего, пройдет. Но теперь я на время уеду из Нью-Йорка.
От себя все равно нельзя убежать.
Да. Но зато от других можно.
Куда же ты думаешь?
Куда-нибудь на Запад.
География слабое средство против того, что тебя гложет.
Согласен. Но спокойно пожить и как следует поработать это всегда на пользу. Пусть я не излечусь, если перестану пить. Но если не перестану, мне наверняка будет еще хуже.
Ну тогда уезжай ко всем чертям. Может, хочешь на мое ранчо?
А оно все еще твое?
Частично.
А удобно это, чтобы я туда поехал?
Вполне, ответил ему Томас Хадсон. Только жить там до весны трудновато, да и весной не очень-то легко.
Чем трудней, тем лучше, сказал Роджер. Я хочу все начать сначала.
Сколько раз ты уже начинал сначала?
Много, сказал Роджер. И нечего тыкать мне это в нос.
И вот теперь он опять собирается начинать сначала, и любопытно, как оно у него получится на этот раз. Неужели он думает, что, впустую расходуя свой талант и работая на заказ, по готовой формуле добывания верных денег, можно научиться хорошо и правдиво писать? Все, что ни создает художник или писатель, часть его ученичества и подготовки к тому главному, что еще предстоит сделать. Роджер извел, истощил, разменял на мелочи свой талант. Но, может быть, в нем еще хватит животных сил и свободы ума, чтобы начать все снова? Всякий честный писатель, наделенный талантом, может написать хотя бы один хороший роман, думал Томас Хадсон. Но в те годы, что должны были быть годами ученичества, Роджер нещадно эксплуатировал свой талант, и кто знает, не растратил ли он его до конца. Не говоря уже о me'tier14, думал он. Не наивно ли думать, что можно не ценить и не совершенствовать мастерства, пренебрегать им, пусть даже это пренебрежение только поза, и в то же время рассчитывать, что, когда придет время, твой мозг и твои руки будут по-прежнему мозгом и руками мастера. Мастерству заменителей нет, думал Томас Хадсон. И таланту нет заменителей, и ни то ни другое не хранят в священном сосуде. Мастерство оно в тебе. В твоем сердце, в твоей голове, в каждой частице тебя. И талант тоже в тебе, думал он. Это не набор инструментов, которыми ты наловчился орудовать.
Художникам лучше, думал он, потому что в их работе участвует больше вещей. И работаем мы руками, и наше metier осязаемо и конкретно. А вот Роджеру сейчас нужно снова браться за то, что он притупил, испортил, опошлил, а существует все это только у него в голове. Но основа осталась, и эта основа нечто тонкое, разумное и прекрасное. Прекрасное вот слово, которое я бы употреблял с большой осторожностью, будь я писателем, подумал он. Но у Роджера есть то, что есть его сущность, и, если бы он мог так писать, как он тогда дрался на причале, получалось бы жестоко, но очень здорово. И если бы он размышлял так разумно, как тогда, после драки, тоже было бы здорово.
Лунный свет соскользнул с его изголовья, и постепенно он перестал думать о Роджере. Думать все равно не поможет. Либо он сумеет написать этот роман, либо нет. А как бы хорошо, если б он сумел. Я рад бы помочь ему. Может быть, мне это удастся, подумал он и с тем заснул.

Втр 31 Дек 2013 11:14:00
IX

Утреннее солнце разбудило Томаса Хадсона, он спустился на берег, поплавал немного и успел позавтракать раньше, чем встали остальные. Эдди сказал, что сильного ветра ждать не приходится, может быть, даже будет полный штиль. Вся снасть на катере уже подготовлена, сказал он, и посланный мальчишка должен принести наживку.
Томас Хадсон спросил, проверил ли он снасть, ведь катер давно уже не выходил на лов крупной рыбы, и Эдди сказал, что проверил и выбросил ту леску, которая пришла в негодность. Он сказал, что хорошо бы еще запасти побольше лески в двадцать четыре нити и немного в тридцать шесть нитей, и Томас Хадсон обещал позаботиться об этом. А пока что Эдди заменил всю негодную леску, так что на обеих больших катушках намотано сколько нужно. Он также почистил и наточил все большие крючки и проверил все поводки и шарниры.
Когда же ты все это успел?
А я всю прошлую ночь возился со снастью, сказал Эдди. И новую сеть тоже привел в порядок. Все равно чертова луна спать не давала.
Тебе тоже не спится в полнолуние?
Прямо хоть не ложись, черт бы ее побрал.
Эдди, ты думаешь, правда нехорошо спать, когда луна светит в лицо?
Так старики говорят. Я не знаю. Но мне всегда скверно в такие ночи.
Как по-твоему, поймаем что-нибудь сегодня?
Кто его знает. В это время года здесь попадается здоровенная рыба. Вы что, хотите идти к Айзексову маяку?
Мальчики просятся туда.
Тогда надо выходить сразу же после завтрака. Для ленча я ничего стряпать не буду. Есть у меня картофельный салат, салат из крабов и пиво, еще приготовлю сандвичи. Для сандвичей есть ветчина из последней доставки и латук, а приправить можно горчицей и чатни15. Ребятам горчица не вредна?
По-моему, нет.
Когда я был мальчишкой, мы горчицу не ели. А хорошая штука этот самый чатни. Не пробовали сандвичи с ним?
Нет.
Его когда первый раз прислали, я не знал, что это такое, и намазал на хлеб вместо джема. Здорово получилось. А теперь я им сдабриваю овсянку.
У нас давно кэрри16 не было.
Мне на будущей неделе должны доставить баранью ногу. Раза на два нам хватит на жаркое, а может, и на один при таких едоках, как Том-младший и Эндрю, а потом сделаем кэрри.
Отлично. Что-нибудь от меня нужно до выхода в море?
Ничего не нужно, Том. Поднимайте ребят и Роджера. Выпить хотите? Сегодня у вас нерабочий день. Можно и с утра пропустить стаканчик.
Я выпью за завтраком холодного пива.
Правильно. Ничто так не прочищает глотку.
Джо здесь?
Нет. Пошел искать мальчишку, которого я послал за наживкой. Сейчас дам вам позавтракать.
Я пойду на катер.
Нет, выпейте пива, прочитайте газету. На катере все в порядке, можете не беспокоиться. Уже несу завтрак.
На завтрак была скоблянка из солонины, залитая яйцами, кофе с молоком и большой стакан охлажденного сока грейпфрута. Томас Хадсон ни кофе, ни сока пить не стал, а съел скоблянку, запивая ее очень холодным гейнекенским пивом.
Поставлю пока на холод сок для ребят, сказал Эдди. А верно, хорошо начать день с бутылки такого пива?
Так и спиться недолго, а, Эдди?
Вы никогда не сопьетесь. Вы слишком любите работу.
Но все-таки славно, когда с утра выпьешь немного.
Еще бы не славно, черт побери. Да еще такое пиво.
Но работать я бы после него не мог.
А у вас сегодня день нерабочий, так какого черта? Допивайте бутылку, я вам другую принесу.
Нет. Одной мне довольно.
Они отчалили в девять часов, когда уже начался отлив. Томас Хадсон стоял на мостике у штурвала и, пройдя через банку, покрытую водой, взял курс прямо туда, где темнел Гольфстрим. Вода была так спокойна и так прозрачна, что при глубине тридцать морских саженей ясно видно было дно, и при сорока оно еще было видно, но уже словно в тумане, а потом вода потемнела, и дно исчезло, и вокруг была лишь темная синь Гольфстрима.
День, наверно, будет чудесный, папа, сказал Том-младший. И море тихое.
Да, совсем, тихое. Вон только вдоль кромки Гольфстрима вода закручивается воронками.
Разве вода не та же самая, что у нашего берега?
Не всегда, Томми. Сейчас отлив, и Гольфстрим отогнало от входа в гавань. А там, где береговая линия непрерывна, он уже опять подходит ближе.
Отсюда кажется, что вода там такая же синяя, как здесь. Папа, а почему Гольфстрим такой синий?
Плотность воды другая. Да и по составу она отличается.
Чем глубже, тем вода вообще темнее.
Только если смотришь сверху. А бывает, она почти лиловая от планктона.
Почему?
Вероятно, потому, что к синему примешивается красное. А вот Красное море оттого так и называется, что от планктона вода там совсем красная. Его там несметное количество.
Тебе понравилось Красное море, папа?
Очень. Жара была несусветная, но таких красивых рифов нигде больше не увидишь, и рыбы там много и в период зимних муссонов и летних. Тебе бы понравилось.
Я читал две книги о Красном море мистера де Монтфрида. Очень хорошие книги. Он был работорговцем. Не в том смысле, как теперь говорят, если кто поставляет белых рабынь, а настоящий работорговец старых времен. Он приятель мистера Дэвиса.
Знаю, сказал Томас Хадсон. Я с ним тоже знаком.
Мистер Дэвис рассказывал мне, что однажды мистер де Монтфрид приехал в Париж отдохнуть от своей работорговли, так если он вечером ехал куда-нибудь с дамой в такси, он требовал, чтобы шофер откинул у машины верх, и по звездам указывал путь. Ну, например, ему нужно было проехать от моста Согласия к Мадлен. Так он не говорил шоферу просто, как сказал бы ты или я: везите меня к Мадлен или пересеките площадь Согласия, а потом поезжайте по Королевской улице. Нет, он определял путь к Мадлен по Северной звезде.
Этого анекдота я не слыхал, сказал Томас Хадсон. Но я слышал про мистера Монтфрида много других анекдотов.
Таким способом довольно трудно ездить по Парижу, верно, папа? Мистер Дэвис тоже одно время хотел заняться работорговлей вместе с мистером де Монтфридом, но что-то помешало, не помню что. Ах да, вспомнил. Мистер де Монтфрид бросил работорговлю и перешел на торговлю опиумом. Точно, точно.
А торговлей опиумом мистер Дэвис не хотел заниматься?
Нет. Он тогда говорил, что пусть уж опиумом занимаются мистер Де Куинси и мистер Кокто. Они это делают так хорошо, сказал он, что несправедливо было бы мешать им. Я не совсем понял, что означали эти его слова. Папа, ты всегда объясняешь мне, что я ни спрошу, но, если все время задавать вопросы, это очень затрудняет разговор, так я решил лучше запоминать все, что мне непонятно, и как-нибудь обо всем сразу спрошу. Вот и это будет один из вопросов.
У тебя их, наверно, накопились целые залежи.
Да, порядочно. Сто, а может, и тысяча. Но до многого я с годами дохожу сам. Хотя кое о чем все равно придется спрашивать. Я, пожалуй, составлю список самого нужного и зимой использую для школьного сочинения. Есть много такого, что очень хорошо подойдет для сочинения.
Ты любишь школу, Том?
По-моему, школа просто необходимость, с которой приходится мириться. А любить ее едва ли кто любит, особенно если человек попробовал в жизни что-то другое.
Не знаю. Я, например, терпеть не мог школу.
И художественную школу тоже?
Да. Я любил рисовать, но не любил уроки рисования.
Я в общем ничего дурного про школу не скажу. Но когда привыкнешь жить среди таких людей, как мистер Джойс, и мистер Паскин, и ты, и мистер Дэвис, так общество мальчиков уже как-то не удовлетворяет.
Разве тебе скучно в школе?
Нет, почему? У меня много товарищей, и я люблю спорт кроме тех игр, где все сводится к тому, чтобы перекидываться мячом, и я очень серьезно занимаюсь по всем предметам. Но понимаешь, папа, это все-таки очень ограниченная жизнь.

Втр 31 Дек 2013 11:15:19
Мне и самому всегда так казалось, сказал Томас Хадсон. Но ведь ты ее разнообразишь как можешь.
Да, конечно. Я стараюсь ее разнообразить. Но не так уж много тут можно сделать.
Томас Хадсон оглянулся туда, где за кормой бежала пенистая дорожка и две наживки волочились по ней, то прячась, то подпрыгивая на крутых завитках вспоротой катером воды. Дэвид и Эндрю сидели в рыболовных креслах с удилищами в руках. Томас Хадсон видел только их спины. Не поворачивая головы, они следили за наживкой. Он перевел взгляд и увидел резвившуюся в стороне макрель: то одна, то две рыбки выскакивали и снова ныряли головой вниз, без шума и плеска только сверкнут на солнце и сразу же скроются, почти не возмутив поверхности воды.
Клюет! услышал вдруг Томас Хадсон крик Тома-младшего. Клюет! Вон она, рыба! Смотри, смотри, Дэв, прямо за кормой!
Томас Хадсон увидел, как яростно забурлила в одном месте вода, но рыбы не было видно. Дэвид вставил комель удилища в гнездо и следил за леской, перекинутой через правый аутриггер. На глазах у Томаса Хадсона леска, до того лежавшая на поверхности воды длинной свободной петлей, натянулась и теперь под острым углом резала на ходу воду.
Подсекай, Дэв. Подсекай сильней! крикнул появившийся на трапе Эдди.
Подсекай, Дэв. Да подсекай же, ради бога, взмолился Эндрю.
Заткнись, сказал ему Дэвид. Я знаю, что делаю.
Он медлил подсекать, и леска быстро разматывалась, уходя в воду под тем же углом. Удилище выгнулось, и мальчик налегал на него, следя за разматывающейся леской. Томас Хадсон застопорил моторы, так что катер теперь только медленно поворачивался на месте.
Ну что же ты, подсекай, умолял Эндрю. Или дай я подсеку.
Но Дэвид только налегал на удилище, а леска все разматывалась, и угол, под которым она уходила в воду, поменялся. Тормоз он освободил совсем.
Это меч-рыба, папа, сказал он не оглядываясь. Я видел меч, когда она высунулась из воды.
Нет, честное слово? воскликнул Эндрю. Ух ты|
Пожалуй, в самом деле пора подсекать. Роджер теперь стоял рядом с Дэвидом. Он откинул напрочь спинку его кресла и застегивал пряжки на ремнях. Подсекай, Дэв, и посильнее.
А она успела заглотать крючок? спросил Дэвид. Не может быть, что она просто плывет, держа его во рту?
Тем более нужно подсекать, а то она его выплюнет.
Дэвид уперся ногами, правой рукой подвинтил тормоз на катушке и с силой дернул, чувствуя тяжесть на другом конце лески. Потом дернул еще раз и еще, так что удилище выгнулось, точно лук. Но леска продолжала разматываться. На рыбу его усилия никакого впечатления не произвели.
Еще подсекай, Дэв, сказал Роджер. Вгони крючок поглубже.
Дэвид снова дернул изо всех сил. Катушка завертелась жужжа, удилище согнулось так, что он едва удержал его.
Слава тебе, господи, сказал он набожно. Кажется, вошел как следует.
Отпусти немного тормоз, сказал Роджер. Том, а ты теперь разворачивайся потихоньку, только следи за леской.
Есть разворачиваться потихоньку, следить за леской, отозвался Томас Хадсон. Не тяжело тебе, Дэв?
Что ты, папа, мне чудесно, сказал Дэв. Господи, только бы выловить эту рыбу!
Томас Хадсон медленно разворачивал катер вокруг его собственной кормы. Леска на катушке у Дэва была уже почти вся смотана. Томас Хадсон двинулся потихоньку рыбе навстречу.
Ну, теперь подвинти тормоз и начинай выбирать понемногу, сказал Роджер. Действуй с расчетом, пусть рыба чувствует.
Дэвид подавался вперед, выбирал и наматывал, подавался вперед, выбирал и наматывал с ритмичностью автомата, и катушка постепенно разбухала от наматывавшейся на нее лески.
В нашей семье еще никому не удавалось поймать меч-рыбу, сказал Эндрю.
А ты не говори, пожалуйста, под руку, сказал Дэвид. Не говори под руку, понял?
Не буду, сказал Эндрю. Я с тех пор, как она только клюнула, все время молюсь за тебя.
Не разорвал бы ей крючок пасть, шепнул Том-младший отцу. Тот, не выпуская штурвала из рук, все время оглядывался на корму и следил за наклоном лески, белевшей в синей воде.
Будем надеяться. У Дэва для такой рыбы сил маловато.
Только бы удалось ее вытащить, сказал Том-младший. Я бы все отдал за это. Все бы сделал. На все бы пошел. Энди, принеси Дэву напиться.
Я принесу, сказал Эдди. Не спускай с нее глаз, Дэв, мой мальчик.
Стоп, ближе не надо! крикнул Роджер. Он был великий рыболов, и в море они с Томасом Хадсоном понимали друг друга с полуслова.
Сейчас я ее заведу за корму, откликнулся Томас Хадсон и опять очень мягко и медленно развернул катер, почти не взволновав поверхности моря.
Рыба теперь норовила уйти в глубину, и Томас Хадсон дал задний ход, чтобы хоть немного ослабить ее напор. Но даже это едва заметное приближение к рыбе сразу изменило картину: вершина удилища почти отвесно склонилась над водой, и леска теперь разматывалась рывками, так что удилище дергалось у Дэва в руках. Томас Хадсон дал малый вперед, чтобы леска не так круто уходила под воду. Он знал, как трудно сейчас приходится Дэвиду, но нельзя было допускать, чтобы леска разматывалась чересчур быстро.
Если еще больше завинтить тормоз, боюсь, не лопнула бы леска, сказал Дэвид. Что теперь будет делать рыба, мистер Дэвис?
Будет рваться ко дну, пока ты не остановишь ее, сказал Роджер. Или пока сама не остановится. Тогда можно будет начать подтягивать.
Леска все разматывалась и уходила под воду, разматывалась и уходила под воду. Удилище изогнулось так, что казалось, вот-вот переложится пополам, а леска была натянута, как виолончельная струна, и на катушке ее оставалось совсем мало.

Втр 31 Дек 2013 11:16:11
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 11:16:15
Папа, что мне теперь делать?
Больше ничего. Ты делаешь все, что нужно.
А она не зацепится за дно? спросил Эндрю.
Здесь дна нет, сказал ему Роджер.
Ты знай держи ее, Дэви, сказал Эдди. Ей в конце концов надоест, она и всплывет.
Эти проклятые лямки замучили меня, сказал Дэвид. Они мне режут плечи.
Хочешь, передай удилище мне, предложил Эндрю.
Еще чего, сказал Дэвид. Я просто сказал то, что есть, а ты, дурак, и обрадовался. Пусть режут, мне наплевать.
Попробуй приладить ему большой пояс, Эдди! крикнул с мостика Томас Хадсон. Если ремни окажутся слишком длинными, можно леской прикрутить.
Эдди обвернул Дэвида вокруг пояса стеганой мягкой прокладкой, затянул проходившие по ней ремешки и леской привязал кольца к катушке.
Так гораздо легче, сказал Дэвид. Большое спасибо, Эдди.
Теперь нагрузка у тебя будет не только на плечи, но и на спину, сказал ему Эдди.
Она уже почти всю леску смотала, сказал Дэвид. Вот проклятущая, тянет и тянет вниз.
Том, крикнул Эдди, возьмите-ка немного к норд-весту! Кажется, она пошла вперед.
Томас Хадсон слегка повернул штурвал и мягко направил катер, в открытое море. Впереди большим желтым пятном колыхалось скопление водорослей, и на нем сидела какая-то птица, а вода кругом была спокойная, синяя и такая прозрачная, что видно было, как в глубине ее разноцветными бликами играет преломленный свет.
Вот видишь, сказал Эдди Дэвиду. Леска больше не разматывается.
Мальчик попробовал приподнять удилище и не смог, но леска действительно перестала рывками уходить под воду. Как и прежде, она была натянута будто струна, и на катушке оставалось всего с полсотни ярдов. Но она не разматывалась больше. Дэвид прочно удерживал рыбу на крючке, а катер медленно-медленно продвигался по взятому курсу. Томас Хадсон смотрел, как белеет в синей воде леска, уходящая вглубь, лишь чуть-чуть отклоняясь от перпендикуляра, и вел катер так тихо, что почти не заметно было движения и совсем не слышно работы моторов.
Видишь, Дэви, она ушла на нужную ей глубину и теперь плывет в нужном ей направлении. Скоро можно будет понемножку выбирать леску.
Загорелая спина мальчика горбилась от натуги, удилище сгибалось над водой, леска медленно скользила вперед, прорезая водную гладь, а где-то на глубине в четверть мили плыла большая рыба. Сидевшая на водорослях птица снялась и полетела к катеру. Она покружила у Томаса Хадсона над головой и улетела к другому скоплению водорослей, желтевшему поодаль.
Ну-ка, попробуй немного выбрать, сказал Роджер Дэвиду. Раз ты удерживаешь рыбу, значит, можешь и подтянуть ее.
Дайте-ка чуток вперед, Том! крикнул, повернувшись к мостику, Эдди, и Томас Хадсон едва заметно прибавил ход.
Дэвид стал тянуть, напрягая все силы, но от этого только больше гнулось удилище и больше натягивалась леска. Казалось, мальчик прикован намертво к движущемуся под водой якорю.
Ничего, не смущайся, сказал ему Роджер. Еще немного, и дело пойдет. Как чувствуешь себя, Дэви?
Отлично, сказал Дэвид. С этой штукой на пояснице я себя чувствую отлично.
А ты сможешь выдержать до конца? спросил Эндрю.
Да ну тебя, сказал Дэвид. Эдди, дайте мне, пожалуйста, глоток воды.
Куда это я поставил воду? сказал Эдди. Неужели вылил?
Я сейчас принесу! Эндрю быстро побежал вниз.
Тебе ничего не нужно, Дэв? спросил Том-младший. Я тогда пойду на мостик, а то нас тут слишком много.
Нет, Том, спасибо. Господи, ну почему она не поддается, эта проклятая рыба.
Она очень большая, Дэв, сказал ему Роджер. С ней так просто не справишься. Надо потихоньку вести ее на крючке и стараться внушить ей, чтобы она всплыла, где тебе нужно.
Говорите мне, что надо делать, и я буду стараться, пока не умру, сказал Дэвид. Я полагаюсь на вас.
Это еще что за разговоры [пока не умруk, сказал Роджер. Такими вещами не шутят.
А я и не шучу, сказал Дэвид. Я серьезно.
Том-младший вернулся к отцу на мостик. Оттуда им виден был Дэв, весь напрягшийся и прикованный к своей рыбе, и Роджер, стоявший рядом с ним, и Эдди, придерживавший кресло. Эндрю поднес стакан с водой к губам Дэвида. Тот пополоскал рот и сплюнул.
Полей мне на руки, пожалуйста, сказал он.
Как ты думаешь, папа, он выдержит? шепотом спросил Том отца.
Рыба очень большая, очень тяжелая для него.
Мне страшно, сказал Том. Я люблю Дэвида и не хочу, чтобы какая-то поганая рыба его доконала.
Никто этого не хочет ни я, ни Роджер, ни Эдди.
Надо нам быть начеку. Если мы увидим, что ему невмоготу, кто-нибудь должен перенять у него рыбу ты или мистер Дэвис.
До этого еще далеко.
Папа, ты не знаешь его, как мы знаем. Он будет напрягать силы, пока не надорвется.
Ничего, Том, не тревожься.
Не могу я не тревожиться, сказал Том. Я один такой в нашей семье, что всегда тревожусь за всех. Может, это пройдет с годами.
Пока что тревожиться не из-за чего, сказал Томас Хадсон.
Но, папа, как такому мальчишке, как наш Дэвид, одолеть такую рыбу? Он в жизни не ловил ничего крупнее, чем парусник или сельдь.
Рыба вымотается в конце концов. На крючке-то все-таки она.
Это чудище, а не рыба, сказал Том. И Дэвид так же не может освободиться от нее, как она от Дэвида. Просто не верится, что Дэв выловит такую рыбу. Все-таки лучше бы она попалась тебе или мистеру Дэвису.

Втр 31 Дек 2013 11:17:14
>>59874558
Эх, вы почти на третьей были. А теперь заново жопу рвать.

Пока что Дэв держится молодцом.
Они мало-помалу продвигались все дальше в открытое море, где по-прежнему господствовал мертвый штиль. Все чаще попадались скопления водорослей, совсем желтых от солнца на полиловевшей воде; порой белая, почти отвесно натянутая леска зацепляла за них в своем движении, и тогда Эдди протягивал руку и высвобождал ее. Когда он, перегнувшись через борт, отрывал напугавшиеся на леску водоросли и откидывал их в сторону, Томас Хадсон видел изрезанную морщинами кирпичную шею под полями старой фетровой шляпы и слышал, как он говорил Дэвиду:
Она нас сейчас вроде как на буксире ведет, Дэви. Но чем дальше, тем больше она изматывается, плывя там, в глубине.
Она и меня изматывает, сказал Дэвид.
У тебя голова не болит? спросил Эдди.
А ты ему надень что-нибудь на голову, сказал Роджер.
Не надо, я не хочу, мистер Дэвис. Лучше просто смочите мне волосы.
Эдди зачерпнул в ведерко морской воды и, сложив горстью ладонь, намочил мальчику голову и заботливо отвел волосы со лба.
Смотри, если заболит голова, сразу же скажи.
Я себя отлично чувствую, сказал Дэвид. Говорите мне, что делать, мистер Дэвис.
Попробуй опять выбрать леску немного, сказал Роджер.
Дэвид снова дернул леску раз, другой, третий, но ему так и не удалось подтянуть рыбу хоть на дюйм выше.
Ладно. Не трать попусту силы, сказал ему Роджер и добавил, обращаясь к Эдди: Намочи кепи и надень ему на голову. Ветра ни малейшего, вот и печет, как в преисподней.
Эдди окунул в ведерко полотняную кепочку с длинным козырьком и натянул ее Дэвиду на голову.
Так мне соленая вода стекает в глаза, мистер Дэвис. Извините, но, честное слово, так хуже.
Глаза я тебе сейчас промою, сказал Эдди. Роджер, дайте мне ваш платок. А ты, Энди, ступай принеси стакан чистой ледяной воды.
Согнув спину, упираясь ногами в перекладину, мальчик напрягал все свои силы, а катер все так же медленно скользил вперед. Справа по борту плескалась почти у самой поверхности стайка некрупной рыбы макрели или тунца, и к этому месту уже слетались чайки, перекрикиваясь на лету. Но вся стайка скоро ушла в глубину, и птицы опустились на воду, ожидая, не появится ли она снова. Эдди обтер Дэви лицо, потом, снова окунув платок в стакан с водой, смочил ему шею и руки, а под конец намочил платок еще раз, слегка выжал его и положил мальчику на затылок.
Ты скажи, если голова заболит, повторил он опять. Это никакое не малодушие. Это просто разумно будет. Штиль мертвый, и солнце печет так, что чертям тошно.
Да я, правда, хорошо себя чувствую, ответил Дэвид. Вот только плечи болят и руки, а так все ничего.
Это пускай болят, сказал Эдди. Это ты привыкай, скорее мужчиной станешь. Мы только не хотим, чтобы тебя хватил солнечный удар или чтоб у тебя от натуги жила лопнула.
Что рыба дальше будет делать, мистер Дэвис? спросил Дэвид. Голос у него был какой-то пересохший.
Вероятно, то же, что и сейчас. А может, начнет кружить под водой. А может, всплывет.
Надо же ей было уйти на такую чертову глубину, теперь у нас слишком мало лески, чтоб свободно маневрировать, сказал Томас Хадсон Роджеру.
Главное, что Дэви удалось задержать ее на этой глубине, сказал Роджер. Теперь она скоро изменит тактику. И вот тут-то мы ее возьмем в оборот. Ну-ка, Дэв, попытайся еще раз приподнять ее.
Дэв попытался, но и эта попытка ни к чему не привела.
Ничего, сама всплывет, сказал Эдди. Вот увидишь. Еще немного, и тебе уже не придется тащить ее силой. Хочешь еще пополоскать рот?
Дэвид молча кивнул. Ему уже приходилось экономить дыхание.
Можешь сделать глоток-другой, сказал Эдди. Остальное. выплюнь. Он повернулся к Роджеру. Ровно час, сказал он. Голова ничего, Дэв?
Мальчик кивнул.
Как он, по-твоему, папа? спросил отца Том-младший. Правда, как?
По-моему, он молодцом, сказал отец. И раз Эдди рядом, с ним ничего не случится.
Да, это верно, согласился Том. Но мне бы тоже хотелось как-то помочь. Пойду принесу Эдди чего-нибудь выпить.
Принеси, пожалуйста, и мне тоже.
Ой, с удовольствием. И мистеру Дэвису, да?
Он сейчас едва ли захочет.
А я спрошу.
Потяни еще разок, Дэв, почти шепотом сказал Роджер, и мальчик потянул изо всех сил, обеими руками сжимая катушку спиннинга.
Ага, дюйм заработали, сказал Роджер. Выбери этот дюйм и попробуй опять, может, удастся подтащить ее повыше.
Вот когда началась настоящая схватка. До сих пор Дэвид только удерживал рыбу на крючке, а она плыла дальше в открытое море, и катер плыл, следуя ее движению. Но теперь уже нужно было постепенно поднимать рыбу кверху, следить за удилищем, распрямлявшимся по мере того, как леска выходила из воды, выбирать образующийся излишек лески, вновь наматывать ее на катушку и понемногу опускать удилище ниже.

Втр 31 Дек 2013 11:17:57
>>59874606
Мне не жалко.

Втр 31 Дек 2013 11:18:12
Спокойней, спокойней, говорил ему Роджер. Не спеши. Выбирай потихоньку.
Весь подавшись вперед, Дэв тянул и тянул, стараясь соразмерять свои силы с тяжестью на конце лески, скрытом еще глубоко под водой.
Дэвид у нас классный рыболов, сказал Том-младший. Он ловил рыбу, когда был еще совсем малышом, но я и не знал, как здорово он управляется с этим делом. Он всегда сам подтрунивает над собой, говорит, что не приспособлен к спорту. А посмотреть на него сейчас!
Черт с ним, со спортом, сказал Томас Хадсон. Ты что говоришь, Роджер?
Дай вперед самую малость! крикнул Роджер.
Есть вперед самую малость, повторил Томас Хадсон, и на этот раз, пользуясь тем, что расстояние между рыбой и катером сократилось, Дэвид успел выбрать побольше лески.
Ты тоже не любишь спорт, папа? спросил Том.
Любил когда-то. Даже очень любил. А теперь нет.
Я люблю теннис и фехтование, сказал Том. А все эти игры с мячом меня не увлекают. Потому, верно, что я вырос в Европе. Из Дэвида, при его уме, мог бы выйти отличный фехтовальщик, если бы он захотел этим заняться. Но он не хочет. Он любит только читать, ловить рыбу и стрелять и еще мастерить искусственных мух для наживки. Стреляет он лучше Энди, особенно в поле. А мухи у него получаются просто чудо. Папа, я тебе не мешаю своими разговорами?
Конечно, нет, Том.
Ухватившись за поручень, он смотрел назад, на корму, и туда же смотрел отец, положив руку ему на плечо. Плечо было соленое от морской воды, которой мальчики обливали друг друга из ведра до того, как клюнула рыба. От мельчайших крупинок соли, осевших на коже, оно чуть шершавилось под отцовской ладонью.
Понимаешь, я очень волнуюсь за Дэвида, и мне просто нужно о чем-то говорить, чтоб отвлечься. Я сейчас ничего на свете так не хочу только бы Дэвид выловил эту рыбу.
Это рыбища, а не рыба. Вот увидишь, когда она покажется над водой.
Я раз видел такую, уже очень давно, когда мы с тобой выходили на ловлю вдвоем. Она проткнула мечом большую макрель, которая у нас служила наживкой, выпрыгнула и выбросила крючок. Она мне долго снилась потом такая громадина. Ну, пойду приготовлю вам выпить.
Можешь не торопиться, сказал ему отец.
Сидя в своем рыболовном кресле с откинутой напрочь спинкой, упираясь ногами в перекладину, Дэвид тянул леску из воды. Он тянул ее руками, плечами, спиной и затылком, поясницей и бедрами; отпускал, торопливо наматывал на катушку и снова тянул. Очень медленно по дюйму, по два, по три за раз лески на катушке прибавлялось.
Как голова, ничего? спросил Эдди Дэвида. Он стоял рядом и для большей устойчивости придерживал кресло за подлокотники.
Дэвид кивнул. Эдди пощупал его кепочку на макушке.
Еще мокрая, сказал он. Ну, ты даешь этой рыбе жизни, Дэв. Молодец, работаешь, как машина.
Теперь легче, чем когда надо было просто удерживать ее, все тем же пересохшим голосом сказал Дэвид.
Еще бы, сказал Эдди. Теперь все-таки дело хоть понемногу, но идет на лад. А тогда она просто выворачивала тебя наизнанку.
Ты только не торопись сверх сил, сказал Роджер. Все у тебя получается великолепно.
А как только она всплывет, мы ее багром, да? спросил Эндрю.
Перестанешь ты говорить мне под руку или нет? сказал Дэвид.
Я вовсе не говорю тебе под руку.
Ну замолчи, Энди, я тебя прошу. Не обижайся, но замолчи.
Эндрю полез на мостик. На нем тоже была кепочка с длинным козырьком, но отец сразу заметил, что глаза у него мокрые, а губы дрожат, хоть он и отворачивался, чтобы скрыть это.
Ты ничего плохого не говорил, сказал ему Томас Хадсон.
Эндрю по-прежнему смотрел в сторону.
Теперь, если рыба сорвется, он скажет, что это из-за меня, горько пожаловался он. А я только хотел, чтобы ничего не забыли.
Вполне естественно, что Дэв нервничает, сказал отец. Но он все-таки старается быть сдержанным.
Понимаю, сказал Эндрю. Он борется с этой рыбой не хуже, чем боролся бы мистер Дэвис. Только мне неприятно, что он обо мне так подумал.
Многие легко раздражаются, когда на крючке большая рыба, тем более у Дэва это в первый раз.
Но ты всегда сдержанный, и мистер Дэвис всегда сдержанный.
Это теперь так. А когда мы с ним только учились ловить большую рыбу, всякое бывало и злость, и грубость, и взаимные попреки. Мы просто черт знает до чего доходили.
Правда?
Самая настоящая правда. Нам казалось, что все нам желают зла, и мы вели себя соответственно. Обычное дело. Дисциплина, благоразумие все это приходит потом. Мы научились быть сдержанными, убедились, что, если раздражаться и злиться, с большой рыбой не сладишь. И уж во всяком случае, не получишь удовольствия от ловли. А были мы оба просто нестерпимы: злились, и бесновались, и ссорились и удовольствия никакого не получали. Зато теперь мы всегда сдержанны, когда боремся с большой рыбой. Мы много говорили об этом и решили, что будем сохранять сдержанность при любых обстоятельствах.
И я тоже буду, сказал Эндрю. Хотя с Дэвом это иногда трудно. Папа, как ты думаешь, он в самом деле выловит эту рыбу? Или это как сон, который проснешься и нет его?
Не будем говорить об этом.
Опять я что-то не так сказал?
Не в том дело. Просто считается, что разговоры приносят неудачу. Такая у старых рыбаков примета. Не знаю, откуда она взялась.
Ладно, теперь буду молчать.
Папа, возьми, пожалуйста. Том снизу протягивал стакан, в три слоя обернутый бумажным полотенцем, чтобы лед не так быстро таял. Резинка плотно прижимала бумагу к стеклу. Я добавил лимонного соку и немного настойки, а сахару не клал. Так будет хорошо? Или ты еще чего-нибудь хочешь?
Очень хорошо. А кокосовой воды ты не подливал?
Подлил. А Эдди я отнес чистого виски. Мистер Дэвис ничего не захотел. Энди, ты теперь будешь там, с папой?
Нет, я уже иду вниз.
Том поднялся на мостик, а Эндрю спустился на корму.
Оглянувшись назад, Томас Хадсон заметил, что леска в воде словно бы начала отклоняться в сторону.
Внимание, Роджер! крикнул он. Кажется, всплывает.
Всплывает! завопил Эдди. Он тоже заметил, как отклонилась леска. Следи за катушкой, Дэви.

Втр 31 Дек 2013 11:19:15
>>59874632
Ну и ладно, всё равно в треде только ты, я, да сёма остались.
Томас Хадсон посмотрел, много ли на катушке лесы, чтобы рассчитать маневр судна. Еще и четверти всей длины не было выбрано, но не успел Томас Хадсон выпрямиться, как катушка, жужжа, завертелась у Дэва в руках, и Томас Хадсон поспешно дал задний ход, в то же время разворачивая катер носом к леске, которая отклонялась все больше и дольше, а Эдди вопил:
Назад, Том, прямо назад! Она сейчас всплывет, сволочь. Для разворота уже не хватит лески.
Выше удилище, Дэв, сказал Роджер. Не давай ей сгибать его. И Томасу Хадсону: Еще назад, Том. Так, хорошо. Идешь прямо на нее.
И тут гладь океана вдруг раздалась за кормой, и огромная рыбина взмыла вверх бесконечным движением неправдоподобно могучего и длинного тела, на миг словно повисла в воздухе, серебрясь и синея на солнце, и снова бухнула в воду только фонтан пены взметнулся ей вслед.
Ух ты! сказал Дэвид. Видели, какая?
Один ее меч и то больше меня, сказал Эндрю.
Какая красивая, сказал Том. Она куда лучше той, что мне снилась.
На нее держи, задним ходом! крикнул Роджер Томасу Хадсону. А Дэвиду сказал: Постарайся сейчас выбрать побольше лески. Видишь, целый клубок плавает в воде. Рыба поднялась с большой глубины, и свободной лески сейчас столько, что можно намотать целых полкатушки.
Томас Хадсон сумел задним ходом подойти так близко к рыбе, что леска почти перестала сматываться, и теперь Дэвид только поспевал выбирать и наматывать ее, торопливо вращая рукоятку.
Убавь ходу! крикнул Роджер. А то мы пройдем над нею.
Ну и громадина, не меньше тысячи фунтов, сказал Эдди. Выбирай леску, Дэв, голубчик, сейчас она пойдет легче легкого.
Поверхность океана была опять спокойная и пустынная, только там, где ее потревожила рыба, еще расходились по воде круги.
Ты видел, сколько воды она выбросила, папа? сказал Том-младший. Прямо как будто море взорвалось изнутри.
А ты видел, как высоко она взлетела, Том? Видел, какая она синяя-синяя и отливает серебром?
И меч у нее тоже синий, сказал Том-младший. Весь синий, до самого кончика. Эдди, крикнул он, неужели в ней правда тысяча фунтов?
Уж, наверно, не меньше. На глаз точно не скажешь. Но у такой громадины и вес должен быть подходящий.
Нужно выбрать как можно больше лески, Дэви, пока она не натянута, сказал Роджер. Вот так, молодец.
Мальчик работал, как автомат, перематывая на катушку огромный клубок лески, плававший в воде, а катер меж тем выравнивал курс, разворачиваясь так медленно, что казалось, он стоит на одном месте.
А теперь что она будет делать, папа? спросил Том отца.
Томас Хадсон следил за уклоном лески в воде и думал, что сейчас не мешало бы пройти немного вперед, но он знал, как трудно Роджеру рассчитать маневр, когда на катушке так мало лески. Один сильный бросок рыбы в сторону, и она может сорвать ее всю и уйти; оттого-то Роджер и хочет теперь выбрать побольше, пока можно. Томас Хадсон перевел взгляд на Дэвида и увидел, что он уже намотал с полкатушки и все еще продолжает наматывать.
Ты что-то спросил? оглянулся Томас Хадсон на Тома.
Что, по-твоему, теперь будет делать рыба?
Погоди минутку, сказал он и, повернувшись назад, крикнул Роджеру: Эй, Родж, как бы нам не пройти над нею!
Дай тогда самый малый вперед, сказал Роджер.
Есть самый малый вперед, повторил Томас Хадсон. Теперь выбирать леску стало труднее, зато можно было не бояться, что рыба уйдет.
Вдруг леска снова стала разматываться, и Роджер закричал:
Выключай!
Томас Хадсон выключил зажигание, и моторы заглохли.
Выключено, сказал он.
Роджер нагнулся к Дэвиду; тот по-прежнему, напрягаясь, налегал на удилище, а леска все скользила и скользила с катушки.
Подвинти малость, Дэви, сказал Роджер. Пусть потрудится, если желает плыть побыстрей.
Я боюсь, не сорвалась бы она, сказал Дэвид. Но тормоз он подвинтил.
Не сорвется, сказал Роджер. Ты ведь не завинтил до отказа.
Леска продолжала разматываться, но удилище снова согнулось, и мальчик, сопротивляясь напору, сильней уперся босыми ногами в деревянную перекладину. Вдруг леска перестала разматываться.
Можешь выбрать немного, сказал Роджер мальчику. Она теперь начала кружить и сейчас идет к нам. Постарайся выбрать побольше.
Снова мальчик выбирал и наматывал, ждал, пока удилище выпрямится, выбирал и наматывал. Леска шла на удивление легко.
Я все правильно делаю? спросил он.
Ты все делаешь замечательно, сказал ему Эдди. Крючок вошел крепко, не сомневайся. Я видел, когда она выпрыгнула из воды.
И тут, когда Дэвид хотел выбрать еще, леска вдруг опять стала разматываться.
А, черт! сказал Дэвид.
Ничего, ничего, сказал ему Роджер. Так и должно быть. Она ведь описывает круг. Сначала шла к нам и отпускала леску. Теперь идет от нас и отнимает ее.
Медленно, упорно рыба сматывала туго натянувшуюся леску смотала все, что мальчику только что удалось выбрать, и прихватила еще немного. Но тут мальчик удержал ее.
Так, хорошо. Теперь опять выбирай, спокойно сказал Роджер. Она чуть расширила круг, но сейчас идет на тебя.
Томас Хадсон время от времени включал моторы, чтобы держать рыбу за кормой. Маневрируя катером, он старался помочь мальчику чем мог, а его самого и борьбу с рыбой препоручил Роджеру. Насколько он понимал, ничего другого ему не оставалось.

Втр 31 Дек 2013 11:19:23
>>59874606
>Вайпать чтобы опустить.

Втр 31 Дек 2013 11:19:50
Рыба опять отняла немного лески. На следующем круге прихватила еще. Но почти половина всей лески была на катушке. Мальчик водил рыбу так, как и следовало, и послушно выполнял советы Роджера. Но он уже явно уставал, на его загорелых плечах и на спине от соленой воды образовались соленые разводы.
Ровно два часа, сказал Эдди Роджеру. Как голова, Дэви?
Ничего.
Не болит?
Мальчик мотнул головой.
Можешь выпить немного воды, сказал Эдди.
Дэвид кивнул и сделал несколько глотков из стакана, который Эндрю поднес ему к губам.
Нет, правда, Дэви, как ты себя чувствуешь? спросил его Роджер, низко наклонившись над ним.
Отлично. Только вот спину, ноги и руки ломит. Он закрыл на секунду глаза и вцепился пальцами в скобу спиннинга, а леска все разматывалась с катушки, несмотря на почти завинченный тормоз.
Мне не хочется разговаривать, сказал он.
Теперь подтягивай, сказал ему Роджер, и мальчик опять взялся за дело.
Дэвид подвижник и мученик, сказал Том отцу. Таких братьев, как Дэвид, больше ни у кого нет. Папа, ничего, что я разговариваю? Я очень волнуюсь.
Говори, говори, Томми. Мы с тобой оба волнуемся.
Знаешь, он всегда был молодцом. И ведь не какой-нибудь там гений или спортсмен, как Энди. Молодец, и все тут, сказал Том. Я знаю, ты его больше всех любишь, и так и надо, потому что он из всех нас самый хороший, и то, что сейчас происходит, ему на пользу, иначе ты бы не разрешил этого. Но я ужасно волнуюсь.
Томас Хадсон обнял его одной рукой за плечи и продолжал править другой, все время оглядываясь назад.
А ты подумай, Том, как это на нем отразится, если мы велим ему прекратить. Роджер и Эдди знают, что делают, а я знаю, что они любят его и не допустят, чтобы он делал то, что ему не под силу.
Но, папа, ведь Дэви если уж за что взялся, так удержу не знает. Правда. И он всегда будет делать то, что ему не под силу.
Ты положись на меня, а я положусь на Роджера и Эдди.
Хорошо. Но сейчас я буду молиться за него.
Молись, сказал Томас Хадсон. А почему ты говоришь, что я люблю его больше всех?
Так и должно быть.
Тебя я любил дольше всех.
Не будем говорить о нас с тобой. Давай лучше оба помолимся за Дэви.
Хорошо, сказал Томас Хадсон. Слушай. Мы подцепили эту рыбу в самый полдень. Теперь скоро должна появиться тень. Кажется, она уже есть. Сейчас я осторожно поверну катер так, чтобы тень падала на Дэви.
Томас Хадсон крикнул вниз Роджеру:
Родж, как ты считаешь, можно мне тихонько повернуть катер, чтобы Дэви был в тени? На рыбе это нисколько не отразится. Она как ходила кругами, так и будет ходить.
Прекрасно, сказал Роджер. Как это я сам до этого не додумался.
До сих пор тени еще не было, сказал Томас Хадсон.
Он так медленно развернул катер вокруг кормы, что лишней лески почти не ушло. Голова и плечи Дэвида были теперь в тени, падавшей от кормовой стороны рубки. Эдди обтирал шею и плечи мальчика полотенцем и смачивал ему спиртом затылок и спину.
Ну, как ты там, Дэви? крикнул сверху Том-младший.
Чудесно, сказал Дэвид.
Теперь я спокойнее за него, сказал Том-младший. Знаешь, в школе кто-то брякнул, что Дэвид мне сводный брат, а не родной, а я заявил, что у нас в семье сводных братьев нет. Папа, ну чего я так волнуюсь?
Это пройдет.
В такой семье, как наша, кому-то всегда приходится волноваться, сказал Том-младший. Но за тебя я больше не волнуюсь. Теперь только за Дэвида. Пойду, пожалуй, приготовлю вам еще по коктейлю. Пока смешиваешь напитки, можно молиться. Выпьешь еще, папа?
Выпью, и с превеликим удовольствием.
Эдди, наверно, это просто необходимо, сказал мальчик. Прошло почти три часа. За три часа Эдди пил только один раз. Это я оказался таким нерадивым. Папа, а откуда ты знал, что мистер Дэвис не станет пить?
Мне казалось, он не захочет, пока Дэвиду так трудно приходится.
Может, теперь выпьет, ведь Дэви сидит в тени. Все равно я ему предложу.
Он спустился на палубу.
Нет, Томми, пожалуй, не стоит, услышал Томас Хадсон ответ Роджера.
Мистер Дэвис, вы за весь день ничего не выпили, настаивал Том.
Спасибо, Томми, сказал Роджер. Выпей за меня бутылку пива. Потом он крикнул Томасу Хадсону: Двинь чуть вперед, Том! А то она пойдет на нас.
Есть двинуть чуть вперед, повторил Томас Хадсон.
Рыба все еще кружила на большой глубине, но сокращала круги, поскольку катер шел туда, куда ей нужно. За наклоном лески теперь легче было следить. Она стала виднее в темной глубине воды, потому что солнце было за кормой, и Томасу Хадсону стало удобнее приноравливаться к движениям рыбы. Как им повезло, думал, он, что день тихий; Дэвид просто не выдержал бы, если б ему пришлось вываживать эту рыбу даже в небольшую волну. Но волны не было никакой, и теперь, когда Дэвид сидел в тени, у Томаса Хадсона отлегло от сердца.
Спасибо, Томми, услышал он голос Эдди, а потом мальчик поднялся наверх со стаканом, обернутым в бумагу, и Томас Хадсон глотнул сначала немного, потом побольше и ощутил на языке холод, в котором была острота лимонного сока, душистая глянцевитость ангостуры и терпкость джина, подкрепляющего ледяную стынь кокосовой воды.
Ну, как, папа, ничего? спросил мальчик. В руках у него была бутылка пива прямо со льда, покрывшаяся на солнце холодными капельками пота.
Великолепно, ответил ему отец. Джина ты влил порядочно.
Пришлось, сказал Том-младший, потому что лед тает очень быстро. Надо бы нам завести какие-нибудь подстаканники-термосы, чтобы лед не таял. Я займусь этим в школе. Попробую смастерить что-нибудь из пробковых пластинок. И может, преподнесу тебе в подарок к рождеству.

Втр 31 Дек 2013 11:20:17
>>59874680
Ну это ты так думаешь.

Втр 31 Дек 2013 11:20:59
>>59874686
Но-но! Я ещё треды, которые ниже нас бампал, такой-то хитрый план. Взгляни на Дэви, сказал ему отец.
Дэвид так вываживал рыбу, точно его схватка с ней только что началась.
Посмотри, какой он плоский, сказал Том-младший. Что грудь, что спина одинаковые. И они будто склеены у него. Зато таких длинных мускулов на руках больше ни у кого не увидишь и бицепсы и трицепсы одинаковой длины. Странное у Дэви сложение, папа. И сам он странный, и вообще лучшего брата и быть не может.
Между тем Эдди опорожнил свой стакан и снова принялся обтирать Дэвиду спину полотенцем. Потом обтер ему грудь и длинные руки.
Ну как ты, Дэви, ничего?
Дэвид кивнул.
Слушай, сказал ему Эдди. У меня на глазах один человек взрослый, сильный, плечи, что у быка струсил, отступился от рыбы, а ведь и половины не сделал того, чего ты уже добился.
Дэвид молча делал свое дело.
Здоровенный дядя. Твой папа и Роджер тоже его знают. Он на рыбной ловле собаку съел. Все время рыбачит. Так вот, подцепил он как-то огромную рыбину и сдрейфил, отступился от нее, потому что она его измотала. Измотала его эта рыба, и он ее бросил. Держись, Дэви, держись.
Дэвид молчал. Он сберегал дыхание, продолжая поднимать и опускать удилище и наматывать леску на катушку.
Эта треклятая рыба самец, потому она такая сильная, сказал ему Эдди. Будь это самка, ей давно бы капут, кишки бы лопнули, сердце бы разорвалось или икра бы из нее выперла. У этих рыб самцы сильнее. У других сильнее самки. А у меч-рыбы наоборот. У этой силищи много. Но ты ее доконаешь, Дэви.
Леска снова стала разматываться, и Дэвид закрыл глаза, уперся ногами в деревянную перекладину, откинулся назад и минуту отдыхал.
Правильно, Дэви, сказал Эдди. Пока не работаешь, отдыхай. Рыба просто кружит, но тормоз и ее заставляет работать, так что она устает тоже.
Эдди повернул голову и заглянул вниз, и по его прищуру Томас Хадсон понял, что он смотрит на большие медные часы, укрепленные на стене каюты.
Пять минут четвертого, Роджер, сказал он. Дэви, друг, уже три часа пять минут, как ты с ней возишься.
Теперь Дэвиду пора было бы выбирать леску, но она ровно разматывалась с катушки.
Опять уходит в глубину, сказал Роджер. Держи крепче, Дэви Том, тебе леску видно?
Видно, хорошо видно, ответил ему Томас Хадсон. Леска пока уходила вниз не очень круто, и он просматривал ее на большой глубине.
Рыба, верно, пошла на дно, чтобы там подохнуть, вполголоса сказал Томас Хадсон старшему сыну. Тогда все пропало.
Том-младший покачал головой и закусил губу.
Держи ее, держи изо всех сил, Дэви! услышал Томас Хадсон голос Роджера. Подвинти тормоз, но леска пусть разматывается.
Мальчик так крепко завинтил тормоз, что удилище и леска чуть не лопнули, и собрал все силы, готовясь к предстоящему испытанию, а леска разматывалась с катушки и уходила все ниже и ниже.
Только задержи ее, и тогда она наша, сказал Дэвиду Роджер. Выключи моторы, Том.
Уже выключил, сказал Томас Хадсон. Но, пожалуй, можно немного подать назад, пользуясь течением.
Ладно. Давай.
Есть, сказал Томас Хадсон.
Чуть отойдя назад, они отняли у рыбы леску, но так, самую малость, и теперь вся она, сверху донизу, натянулась почти в отвес. На катушке оставалось совсем мало меньше, чем было в самые критические минуты.
Придется тебе выйти на край кормы, Дэви, сказал Роджер. И ослабь немного тормоз, тогда высвободишь комель.
Дэвид ослабил тормоз.
Теперь укрепи комель в гнезде. Эдди, обхвати его сзади поперек туловища.
О господи! сказал Том-младший. Она пошла ко дну, папа!
Дэвид стоял на коленях у края кормы, держа удилище, которое так согнулось, что даже вершинка его была под водой, а торцом оно сидело в кожаном гнезде у мальчика на поясе. Эндрю схватил Дэвида сзади за ноги, а Роджер опустился рядом с ним на колени и следил, сколько лески уходит под воду и сколько ее остается на катушке. Он оглянулся на Томаса Хадсона и покачал головой.
На катушке не осталось и двадцати ярдов, а удилище до половины ушло под воду и тянуло Дэвида вниз. Потом на катушке осталось каких-нибудь пятнадцать ярдов. Потом уже и десяти не было. И тут леска перестала разматываться. Мальчик висел над бортом, удилище почти целиком было под водой, но леска больше не сматывалась с катушки.
Посади его обратно в кресло, Эдди. Только осторожнее, сказал Роджер. Не торопись. Он остановил рыбу.
Эдди подвел Дэвида к креслу, крепко обхватив его поперек туловища, чтобы неожиданный рывок рыбы не сдернул его за борт. Он посадил его, и Дэвид вставил комель удилища в гнездо, уперся ногами в перекладину и откинулся назад, взяв спиннинг на себя. Рыба немного поднялась.
Подтягивай ее, только когда будешь выбирать леску, сказал Дэвиду Роджер. А остальное время пусть сама тянет. И делай передышку, отдыхай.
Ну, доконал ты ее, Дэвид, сказал Эдди. Теперь все на твоей стороне. Только не торопись, не волнуйся, и тогда ей конец.
Томас Хадсон дал чуть-чуть вперед, чтобы рыба не ушла в сторону. Теперь вся корма была в тени. Катер медленно шел в открытое море, не встречая ни волны, ни ветра.
Папа, сказал Том-младший. Я видел его ноги, когда смешивал вам коктейли внизу. Они все в крови.

Втр 31 Дек 2013 11:21:30
Он ободрал их о перекладину.
Может, подложить подушку, чтобы он упирался в мягкое?
Пойди спроси Эдди, сказал Томас Хадсон. Только Дэви не мешай.
Схватка с рыбой продолжалась уже четвертый час. Катер по-прежнему шел в открытое море, и, сидя в кресле, спинку которого теперь поддерживал Роджер, Дэвид медленно поднимал рыбу вверх. Он выглядел бодрее, чем час назад, но Томас Хадсон видел, что пятки у него в крови, стекавшей с подошв. На солнце она глянцевито поблескивала.
Как ноги, Дэв? спросил Эдди.
Ноги не больно, сказал Дэвид. Болят руки, плечи и спина.
Не подложить тебе подушку под ноги?
Дэвид мотнул головой.
Нет, еще прилипнут, сказал он. Они липкие от крови. Мне не больно. Правда, не больно.
Том-младший поднялся наверх и сказал:
Изуродует он себе ноги. И руки изуродует. Ладони были в волдырях, а теперь волдыри полопались. Ох, папа! Ну что делать?
А если бы ему пришлось выгребать против сильного течения, Томми? Или подниматься на высокую гору, или держаться в седле, когда уже все силы вышли?
Да, знаю. Но если такое творится у тебя на глазах, и с кем с твоим братом, а ты стоишь в стороне, это ужасно, папа.
Знаю, Томми, знаю. Но для мальчиков наступает время, когда им надо пройти через такое, если они хотят стать мужчинами. Наступило оно и для Дэви.
Да, понимаю. Но стоит мне посмотреть на его руки и ноги, и я уже ничего не понимаю.
Представь себе, что ты сам боролся бы с этой рыбой, хотелось бы тебе, чтобы я или Роджер отняли ее у тебя?
Нет. Я бы умер, а не расстался с ней. Но смотреть на Дэви это совсем другое дело.
Надо о нем думать, сказал отец. О том, что для него важно.
Да, конечно, уныло проговорил Том-младший. Но для меня ведь он просто Дэви. И как это нехорошо устроено в мире, что такое случается с твоим братом.
Я тоже так считаю, сказал Томас Хадсон. Ты очень добрый мальчик, Томми. Только, пожалуйста, пойми: эту схватку можно было бы давным-давно прекратить, но, если Дэвид победит в ней, эта победа останется с ним на всю жизнь, и она же поможет ему справиться с тем, что его еще ждет впереди.
Тут заговорил Эдди. Он опять заглядывал в каюту.
Ровно четыре часа, Роджер, сказал Эдди. Дэви, ты бы выпил воды. Ну, как ты сейчас?
Отлично, сказал Дэвид.
Займусь и я делом, сказал Том-младший. Пойду приготовлю Эдди выпить. А ты не хочешь, папа?
Нет. Пока не надо, сказал Томас Хадсон.
Том-младший спустился вниз, а Томас Хадсон стал смотреть на Дэвида, на его медленные, усталые, но размеренные движения; на Роджера, который нагнулся над ним и говорил ему что-то вполголоса; на Эдди, который стоял на корме и следил за леской, под уклоном уходившей в воду. Томас Хадсон представил себе, каково там внизу, где сейчас плавает меч-рыба. Темно, конечно, но рыба, наверно, видит в темноте как лошади. Темно и очень холодно.
Одна она там плавает, думал он, или около нее есть еще какая-нибудь рыба? Других рыб они тут не видели, но это еще не значит, что рыба плавает одна. В темноте, в холоде, рядом с ней, может быть, плавает и другая.
Почему же рыба остановилась, уйдя под воду так глубоко? думал Томас Хадсон. Может быть, она достигла доступного ей предела глубины, как самолет, у которого есть потолок подъема? Или же согнувшаяся снасть, круто завинченный тормоз и сила трения лески в воде наконец сломили ее сопротивление и теперь она тихо плывет вперед и поднимается, поднимается чуть выше, когда Дэвид подтягивает ее кверху, просто для того, чтобы ослабить напряжение? Так оно, вероятно, и есть, думал Томас Хадсон, и, если рыба еще не обессилела, Дэвиду предстоит нелегкая задача.
Том-младший принес Эдди его бутылку, и Эдди надолго приложился к ней, а потом попросил Тома поставить ее в ящик с наживкой.
Там попрохладней, и под рукой у меня будет, добавил он. Если Дэви еще долго провозится с этой рыбой, я, чего доброго, алкоголиком стану.
Я вам буду приносить вашу бутылку, когда только пожелаете, сказал Эндрю.
Когда я пожелаю, не приноси, сказал ему Эдди. Приноси, когда я тебя попрошу об этом.
Старший мальчик поднялся к Томасу Хадсону, и они увидели, что Эдди нагнулся над Дэвидом и пристально смотрит ему в глаза. Роджер обеими руками держал спинку кресла и следил за леской.
Слушай, Дэви, сказал мальчику Эдди, внимательно глядя ему в лицо. Руки и ноги это пустяки. Ну больно, ну на вид они прямо никуда, но это ничего. У рыболова и должны быть такие руки-ноги. Они раз от разу у тебя будут грубеть. А вот голова-то как?
Отлично, сказал Дэвид.
Тогда храни тебя бог, и вываживай эту сволочь, вываживай. Скоро она здесь у нас будет.
Дэви, обратился к мальчику Роджер. Может, мне за нее взяться?
Дэвид замотал головой.
Это не значит, что ты сдаешься, сказал Роджер. Здравый смысл того требует. Или я, или твой отец мы за нее возьмемся.
Я что-нибудь не так делаю? с обидой спросил Дэвид.
Нет. Ты все делаешь замечательно.
Тогда зачем мне сдаваться?
Она тебя измотала, Дэви, сказал Роджер. Не могу я допустить, чтобы она тебя замучила.
Крючок-то у кого в пасти сидит? У нее, прерывающимся голосом проговорил Дэвид. Не она меня мучает. Я ее мучаю. Суку паршивую.
Говори, Дэви. Все что хочешь говори, сказал Роджер.
Сука поганая. Сучья сука.
У него слезы на глазах, сказал Эндрю. Он поднялся наверх и стоял рядом с отцом и Томом-младшим. Он ругается, чтобы не заплакать.
Молчи, наездник, сказал Том-младший.
Уморит она меня, сука, ну и пусть, сказал Дэвид. Ой, нет! Зачем я ее ругаю! Я ее люблю.
Ну а теперь помолчи, сказал Дэвиду Эдди. Побереги дыхание.
Эдди взглянул на Роджера, и Роджер пожал плечами, давая понять, что он не знает, как быть дальше.

Втр 31 Дек 2013 11:22:02
Если ты будешь так волноваться, я сам возьмусь за эту рыбу, сказал Эдди.
Я всегда волнуюсь, сказал Дэвид. Только не признаюсь в этом, вот никто и не знает, как я волнуюсь. А сейчас ничего особенного нет. Говорю много, вот и все.
А теперь помолчи, не надо говорить, сказал Эдди. Успокойся, возьми себя в руки, и мы от нее не отстанем.
Я ее не брошу, сказал Дэвид. Зачем я ее ругал? Не надо ее ругать. Лучше этой рыбы нет ничего на свете.
Энди, дай мне бутылку спирта, сказал Эдди. Я разотру ему руки, ноги и плечи, сказал он Роджеру. От ледяной воды как бы судорогой не свело. Он заглянул в каюту и сказал: Ровно пять с половиной часов, Роджер. Потом повернулся к Дэвиду: Тебе не жарко, Дэви?
Мальчик покачал головой.
В середине дня солнце шпарит прямо в темечко. Вот чего я боялся, сказал Эдди. Теперь с тобой ничего не случится, Дэви. Держись, друг, добивай эту паршивую рыбу. Хорошо бы ее доконать еще засветло.
Дэвид кивнул.
Папа, ты видел когда-нибудь, чтобы рыба так боролась? спросил Том-младший.
Видел, ответил ему Томас Хадсон.
И часто?
Не помню, Томми. В Гольфстриме попадаются страшные рыбы. Но некоторые громадины ловятся легко.
А почему так?
Может быть, состарились, разжирели. Есть такие, которым давно пора бы подохнуть. Но самые крупные обычно так бьются на леске, что сами себя приканчивают.
День близился к вечеру, встречные суда уже не попадались им, заплыли они далеко и были где-то между островом и большим маяком Айзекса.
Ну-ка, Дэви, еще попробуй поднять, сказал Роджер.
Мальчик ссутулился, откинулся назад, сделав упор на ноги, и на этот раз вершинка удилища медленно поднялась вверх.
Идет, идет, сказал Роджер. Забирай у нее леску, подтягивай ее, подтягивай.
Мальчик приподнял удилище, и леска снова пошла на катушку.
Она идет вверх, сказал Дэвиду Роджер. Правильно, так и действуй.
Дэвид работал, как машина или же как очень усталый мальчик, работающий за машину.
Вот теперь в самый раз тащить, сказал Роджер. Она идет вверх. Дай немного вперед, Том. Будем брать ее с левого борта.
Есть дать немного вперед, сказал Томас Хадсон.
Действуй по своему усмотрению, сказал Роджер. Надо так подвести эту рыбу, чтобы Эдди удобно было ее забагрить, а нам набросить петлю. Поводком займусь я. Томми, ты иди вниз, будешь держать кресло и следи, чтобы леска не захлестнула за удилище, когда я возьму поводок. Леска все время должна быть свободной, на случай если мне придется отпустить рыбу. Энди, ты будь при Эдди. Подавай ему все, что он потребует. Петлю подашь и дубинку.
Теперь рыба безостановочно шла вверх, и Дэвид ритмично поднимал и опускал удилище.
Том, иди вниз, будешь править оттуда! крикнул Роджер.
А я уже и так иду, ответил ему Томас Хадсон.
Извини, сказал Роджер, Дэви, запомни: если мне придется отпустить ее, держи удилище повыше и чтобы леска за него не захлестнула. Как только я ухвачу поводок, ослабь тормоз.
Леску наматывай ровно, сказал Эдди. Нельзя, чтобы ее заедало.
Томас Хадсон спрыгнул с мостика в кокпит и взялся за штурвал снизу. Глубина просматривалась отсюда хуже, чем сверху, но, если случится что-нибудь непредвиденное, здесь сподручнее, да и держать связь с остальными легче. Странно находиться на том же уровне, где идет действо, после того как ты провел несколько часов, глядя на все это сверху, подумал он. Точно спустился из ложи на сцену или на ринг или стоишь вплотную к загородке вдоль трека. Люди кажутся больше и ближе, и все они выше ростом, и фигуры у них не укороченные в ракурсе.
Он видел окровавленные руки Дэвида, глянцевито поблескивавшие струйки на ногах и следы от лямок на спине и встретил его почти отчаянный взгляд, когда он повернул голову, доведя удилище вверх до предела. Томас Хадсон заглянул в каюту часы на стене показывали без десяти минут шесть. Теперь, когда он был так близко от воды, море казалось ему совсем другим, и, глядя из тени на согнутое удилище Дэвида, он видел белую леску, уходившую косо в толщу темной воды, и само удилище, равномерно двигавшееся вверх и вниз. Эдди стоял на коленях у борта с багром в обожженных солнцем веснушчатых руках и всматривался в полиловевшую воду, стараясь разглядеть там рыбу. Томас Хадсон заметил веревочные узлы на древке багра и веревку, привязанную к пиллерсу на корме, потом снова перевел взгляд на спину Дэвида, на его вытянутые ноги и длинные руки, державшие удилище.
Тебе не видно, Эдди? спросил Роджер, не отпуская спинки кресла.
Нет еще. Води ее, Дэви, води.
Дэвид продолжал поднимать и опускать удилище; леска виток за витком продолжала наматываться на разбухшую катушку.
Вдруг рыба остановилась, удилище перегнулось вершинкой к воде, и леска опять стала разматываться.
Нет! Не может быть! сказал Дэвид.
Может, сказал Эдди. От нее всего жди.
Дэвид медленно приподнял удилище, преодолевая его тяжесть, и вслед за этим медленным подъемом леска снова стала легко и равномерно наматываться на катушку.
Она только на минутку задержалась, сказал Эдди. Сдвинув на затылок свою старую фетровую шляпу, он всматривался в чистую, темно-лиловую воду. Вот она, сказал он.
Томас Хадсон отскочил от штурвала и глянул за борт. Рыба показалась в глубине за кормой, маленькая, укороченная в ракурсе, и тут же на глазах у Томаса Хадсона стала расти не с такой стремительностью, как вырастает летящий на тебя самолет, но так же неуклонно и грозно.
Томас Хадсон тронул Дэвида за плечо и вернулся к штурвалу. И тут он услышал голос Эндрю:
Ой! Смотрите! И увидел ее, не отходя от штурвала. Она плыла под водой прямо за катером бурая, раздавшаяся в ширину и в длину.
Так держать, сказал Роджер не оглядываясь.
И Томас Хадсон ответил:
Есть так держать.
О господи! Смотрите! сказал Том-младший.

Втр 31 Дек 2013 11:22:32
Теперь она выросла до огромных размеров Томас Хадсон впервые видел такую меч-рыбу. Уже не бурая, а иссиня-лиловая по всей своей длине, рыба медленно, плавно двигалась в том же направлении, куда шел катер. Она двигалась за самой кормой и справа от Дэвида.
Пусть так и идет, Дэви, сказал Роджер. Она хорошо идет, хорошо.
Дай чуть вперед, сказал Роджер, не сводя глаз с рыбы.
Есть чуть вперед, ответил Томас Хадсон.
Мотай леску, сказал Дэвиду Эдди.
Томас Хадсон увидел вертлюжок поводка, показавшийся над водой.
Еще немного вперед, сказал Роджер.
Есть еще немного вперед, повторил Томас Хадсон.
Он следил за рыбой и поворачивал катер в том направлении, куда она плыла. Теперь рыба была видна ему вся лиловая длина ее тела, широкий, торчащий вперед меч, вспарывающий воду плавник на широкой спине и огромный хвост, который, почти не двигаясь, посылал ее вперед.
Дай еще немного, сказал Роджер.
Есть дать еще немного.
Дэвид вывел поводок лески наружу.
Ты готов, Эдди? спросил Роджер.
Готов, сказал Эдди.
Следи за ней, Том, сказал Роджер и, наклонившись над кормой, ухватил поводок. Ослабь тормоз, сказал он Дэвиду и, поднимая, придерживая тяжелый поводок, стал медленно выводить рыбу ближе к багру.
Рыба шла наверх широкая, длинная, как затонувшее бревно. Дэвид следил за ней, в то же время поглядывая на вершинку удилища и стараясь, чтобы его не захлестнуло леской. Впервые за шесть часов спина, руки и ноги у него не чувствовали напряжения, и Томас Хадсон видел, как подрагивают, дергаются у мальчика мускулы на ногах. Эдди с багром нагнулся над кормой, а Роджер медленно, равномерно вел поводок кверху.
Больше тысячи фунтов потянет, сказал Эдди. Потом очень тихо: Роджер, крючок держится на ниточке.
Сможешь дотянуться до нее? спросил Роджер.
Пока нет, сказал Эдди. Легче, легче, не спешите.
Роджер продолжал подтягивать поводок, и огромная рыба постепенно приближалась к катеру.
Сейчас оборвется, сказал Эдди. На честном слове держится.
А теперь достанешь? спросил Роджер. Голос у него не изменился.
Нет еще, так же тихо сказал Эдди.
Роджер поднимал рыбу мягко, со всей осторожностью, на какую только был способен. И вдруг напряжение исчезло из его тела, и он выпрямился, держа в обеих руках провисший поводок.
Нет. Нет. Нет. Боже мой, нет! сказал Том-младший.
И в ту же минуту Эдди с багром кинулся в воду, пытаясь дотянуться до рыбы и забагрить ее.
Но все было напрасно. Огромная рыбина, похожая на большую темно-лиловую птицу, постояла в глубине, потом медленно пошла вниз. Они смотрели, как она опускалась, становясь все меньше и меньше, и наконец исчезла из виду.
Шляпа Эдди плавала по спокойной воде, а сам он держался за багор. Веревка от багра тянулась к пиллерсу на корме. Роджер обнял Дэвида, и Томас Хадсон увидел, что плечи у мальчика трясутся. Но он предоставил его Роджеру.
Спусти трап, помоги Эдди влезть, сказал он Тому-младшему. Энди, возьми удилище. Вынь его из гнезда.
Роджер поднял Дэвида, донес его до койки у правого борта и положил там. Он продолжал обнимать мальчика, а тот лежал на койке ничком.
Эдди, весь мокрый, влез на катер и стал переодеваться. Эндрю выловил багром его шляпу, а Томас Хадсон успел сходить в каюту за рубашкой и брюками для Эдди и за рубашкой и шортами для Дэвида. Он с удивлением отметил, что ничего не чувствует, кроме жалости и любви к Дэвиду. Эта схватка с рыбой иссушила в нем все другие чувства.
Когда он вернулся, Дэвид, голый, по-прежнему лежал на койке лицом вниз, а Роджер растирал его спиртом.
Плечи больно и копчик, сказал Дэвид. Там, пожалуйста, потише, мистер Дэвис.
Это где натерло, сказал ему Эдди. Сейчас отец смажет тебе руки и ноги меркурохромом. Это не больно.
Надень рубашку, Дэви, сказал Томас Хадсон. А то простудишься. Том, принеси ему одеяло какое полегче.
Томас Хадсон смазал меркурохромом те места, где лямки натерли мальчику спину, и помог ему надеть рубашку.
Я уже ничего, тусклым голосом проговорил Дэвид. Я хочу кока-колы. Можно, папа?
Пожалуйста, сказал Томас Хадсон. А потом Эдди разогреет тебе суп.
Я не голоден, сказал Дэвид. Я сейчас не смогу есть.
Ну, подождем немного, сказал Томас Хадсон.
Я понимаю, каково тебе, Дэви, сказал Эндрю, подавая ему бутылку кока-колы.
Никому этого не понять, сказал Дэвид.
Томас Хадсон объяснил старшему сыну, каким курсом идти к острову.
Смотри, чтобы моторы работали синхронно, на триста оборотов, Томми, сказал он. Когда стемнеет, будет виден маяк, а потом я произведу корректировку.
Ты меня почаще проверяй, папа. Скажи, тебе так же тошно, как мне?
Тут ничего не поделаешь.
А Эдди попытался что-то сделать, сказал Том-младший. Не каждый прыгнул бы в океан за какой-то рыбой.
Эдди был на волоске, сказал ему отец. Ты представляешь себе, что могло бы случиться, если бы он забагрил ее не с катера, а в воде?
Эдди бы справился, сказал Том-младший. Ну как, синхронно они работают?

Втр 31 Дек 2013 11:23:07
К моторам надо прислушиваться, сказал ему отец, а не только на тахометры поглядывать.
Томас Хадсон подошел к койке и сел рядом с Дэвидом. Мальчик был закутан в легкое одеяло, и Эдди возился с его руками, а Роджер смазывал ему меркурохромом ноги.
А-а, папа, сказал он и посмотрел на Томаса Хадсона, а потом отвел глаза в сторону.
Жаль, Дэви, очень жаль, сказал ему отец. Ты так с ней сражался. Лучше Роджера, лучше всех, кого я знаю.
Большое спасибо, папа. Только не надо об этом говорить.
Дать тебе чего-нибудь, Дэви?
Если можно, еще кока-колы, сказал Дэвид.
Томас Хадсон вынул из ящика для наживки бутылку охлажденной на льду кока-колы и откупорил ее. Он сел рядом с Дэвидом, и мальчик выпил всю бутылку, держа ее в руке, которую Эдди уже успел обработать.
Суп скоро будет готов. Он уже закипает, сказал Эдди. Том, а соус не подогреть? К салату из крабов?
Подогрей, сказал Томас Хадсон. Мы с утра ничего не ели. А Роджер так за весь день не выпил ни глотка.
Только что бутылку пива, сказал Роджер.
Эдди, сказал Дэвид. А сколько она весила, по правде?
Больше тысячи фунтов, сказал ему Эдди.
Спасибо вам, что вы прыгнули за борт, сказал Давид. Большое спасибо, Эдди.
Да ну, чего там! сказал Эдди. А что еще было делать?
Папа, как по-твоему, в ней, правда, было тысяча фунтов? спросил Дэвид.
Безусловно, сказал Томас Хадсон. Мне такие громадины ни разу не попадались, ни марлины, ни меч-рыбы.
Солнце спряталось, и катер шел по спокойному морю, шел, урча моторами, быстро бороздя ту самую воду, по которой они так медленно продвигались все эти часы.
Эндрю тоже примостился на краю широкой койки.
Ну, что, наездник? сказал ему Дэвид.
Если бы ты выловил эту рыбу, сказал Эндрю, ты стал бы самым знаменитым мальчиком на свете.
А я не хочу быть знаменитым, сказал Дэвид. Предоставляю это тебе.
А мы бы прославились как твои братья, сказал Эндрю. Серьезно.
А я бы прославился как твой друг, сказал Роджер.
А я бы прославился как рулевой, сказал Томас Хадсон. А Эдди как гарпунщик.
Уж Эдди-то непременно прославился бы, сказал Эндрю. А Томми прославился бы тем, что он столько коктейлей приготовил. Идет страшная битва, а Томми знай носит стаканы.
А рыба? Она бы не прославилась? спросил Дэвид. Он уже был таким, как всегда. Во всяком случае, голос у него звучал, как всегда.
Она бы прославилась больше всех, сказал Эндрю. Она бы себя обессмертила.
Надеюсь, ей ничего не сделалось, сказал Дэвид. Надеюсь, она цела и невредима.
Конечно, сказал Роджер. По тому, как в ней сидел крючок и как она сопротивлялась, я знаю, что ей ничего не сделалось.
Когда-нибудь я вам расскажу, как все было, сказал Дэвид.
Расскажи сейчас, потребовал Энди.
Сейчас я устал, и вообще вы подумаете, я сумасшедший.
Расскажи. Ну хоть немножко, пристал к нему Эндрю.
Не знаю, стоит или нет. Папа, как по-твоему?
Давай, давай, сказал Томас Хадсон.
Ну сказал Дэвид, зажмурившись. В самые тяжелые минуты, когда мне было труднее всего, я не различал, где она и где я.
Понимаю, сказал Роджер.
И тогда я полюбил ее больше всего на свете.
Прямо-таки полюбил? спросил Эндрю.
Да. Полюбил.
Фью! Вот уж чего не понимаю, сказал Эндрю.
Когда она стала подниматься, я так ее любил, что сил моих не было, сказал Дэвид, все еще зажмурившись. Мне хотелось только одного: увидеть ее как можно ближе.
Понимаю, сказал Роджер.
Теперь мне плевать, что я ее упустил, сказал Дэвид. И плевать мне, что я не поставил рекорда. А ведь думал, что мне хочется его поставить. Очень хорошо, что она цела и я цел. Мы с ней не враги.
И хорошо, что ты поделился с нами, сказал Томас Хадсон.
Большое вам спасибо, мистер Дэвис, за то, что вы сказали мне, когда она в первый раз ушла вглубь. Дэвид говорил, не открывая глаз.
Томас Хадсон так и не узнал, что сказал ему Роджер.

Втр 31 Дек 2013 11:23:39
X

Вечером, в последние часы штиля, перед тем как поднялся ветер, Томас Хадсон сидел в своем кресле с книгой в руках. Остальные уже легли, а он знал, что заснуть не сможет, и решил читать до тех пор, пока не начнут слипаться глаза. Но из чтения тоже ничего не получалось, и тогда он стал думать о прошедшем дне. Он перебирал его в памяти весь с начала и до конца и думал о том, как далеко отошли от него сыновья, кроме разве Тома, или как далеко отошел он от них.
Дэвид отошел к Роджеру. Томас Хадсон всегда хотел, чтобы Дэвид взял от Роджера все, что возможно, потому что в действии Роджер был настолько же хорош и разумен, насколько нехорош и неразумен он был в своей жизни и своей работе. Для Томаса Хадсона Дэвид всегда оставался загадкой. Горячо любимой, но все же загадкой. Роджер понимал его лучше, чем родной отец. Томас Хадсон обычно радовался, что они так хорошо понимают друг друга, но сегодня ему от этого было как-то не по себе.
А еще его огорчил своим поведением Эндрю, хоть он и знал, что Эндрю есть Эндрю и что он еще ребенок и его нельзя судить слишком строго. Ничего плохого он, в сущности, не сделал, даже напротив. Но что-то в нем было такое, что не внушало доверия.
Ну можно ли так эгоистично и мелочно рассуждать о тех, кого любишь, подумал он. Не лучше ли было просто вспомнить события дня без того, чтобы копаться в них, выискивая дурное? Ложись-ка в постель, сказал он себе, и постарайся уснуть. А все прочее к черту. И утром сразу включись в обычный жизненный ритм. Мальчикам не так уж много времени осталось пробыть здесь. Вот и позаботься о том, чтобы они получше провели это оставшееся время. Я старался, возразил он себе. Я старался, чтобы им было хорошо и Роджеру тоже. Тебе и самому было очень хорошо, подумал он. Да, конечно. Но вот сегодня мне отчего-то сделалось страшно. Ладно, сказал он себе; собственно говоря, в каждом дне легко что-то найти, от чего может сделаться страшно. Ложись в постель, авось повезет, и ты успеешь выспаться до утра. И помни: главное это чтобы завтра всем было хорошо и приятно.
Ночью поднялся юго-западный ветер, и к рассвету он дул с почти ураганной силой. Пальмы гнулись под ним, хлопали ставни, разлетались бумаги, и на песке оседала пена прибоя.
Когда Томас Хадсон встал, Роджера уже не было. Мальчики еще спали, и он позавтракал один, просматривая почту, пришедшую с рейсовым судном, которое раз в неделю доставляло с материка мясо, лед, свежие овощи, бензин и другие товары. Ветер дул так сильно, что Томасу Хадсону пришлось придавить чашкой лежавшие на столе письма, чтоб их не унесло.
Может, дверь закрыть? спросил Джозеф.
Нет. Пока ничего не разбилось, не нужно.
Мистер Роджер пошел прогуляться по берегу, сказал Джозеф. Он направился в тот конец острова.
Томас Хадсон продолжал читать письма.
Вот газета, мистер Том, сказал Джозеф. Я ее утюгом разгладил.
Спасибо, Джозеф.
Мистер Том, это правда про вчерашнюю рыбу? То, что рассказывал Эдди?
А что он тебе рассказывал?
Какая она была огромная и как он ее почти забагрил.
Все правда.
Ах ты господи. Надо же было, чтоб как раз в это время мне пришлось переносить с рейсового судна лед и продукты. Будь я с вами, я нырнул бы и забагрил ее в воде.
Эдди нырял за ней, сказал Томас Хадсон.
Он мне этого не говорил, сказал Джозеф, сбавив тон.
Еще чашку кофе, пожалуйста, Джозеф, и я съел бы еще кусок папайи, сказал Томас Хадсон. Он проснулся голодный, а от ветра голод у него разыгрался пуще. А бекону не привезли на этот раз?
Найдется, пожалуй, из прежних запасов, сказал Джозеф. У вас сегодня хороший аппетит.
Пожалуйста, позови сюда Эдди.
Эдди пошел домой полечить свой глаз.
А что с ним случилось?
Кто-то вчера заехал ему в глаз кулаком.
Томасу Хадсону нетрудно было догадаться о причине.
А кроме глаза, все у него цело?
Его вообще крепко избили, сказал Джозеф. Он ходил по всем барам и рассказывал такое, чему никто не хотел верить. Люди никогда не поверят тому, что он рассказывает. А жаль.
Где же он дрался?
Везде. Везде, где ему не верили. И все равно никто не хотел верить. Там, куда он попал уже поздно ночью, люди даже не знали толком, о чем речь, но говорили, что не верят, просто чтоб его подстрекнуть к драке. Наверно, на всем острове не осталось ни одного любителя драк, с которым бы он вчера не подрался. А сегодня вечером, попомните мое слово, кое-кто еще приедет с Миддл-Ки нарочно, чтобы сцепиться с ним. На Миддл-Ки теперь завелось несколько отчаянных голов, с тех пор как там идет стройка.
Надо будет мистеру Роджеру пойти с ним вместе, сказал Томас Хадсон.
Ух ты! Джозеф весь просиял. Будет, значит, потеха вечером.
Томас Хадсон выпил еще чашку кофе, съел кусок охлажденной папайи, политой лимонным соком, и четыре ломтика бекона, которые ему подал Джозеф.
Я сразу заметил, что у вас сегодня хороший аппетит, сказал Джозеф. А когда я это замечаю, мне уж хочется не пропустить такой случай.
Я ем очень много.
Иногда, сказал Джозеф.
Он налил ему чашку кофе, и Томас Хадсон забрал ее с собой, чтобы допить между делом среди полученных писем было два, на которые нужно было ответить с обратной почтой.
Сходи к Эдди домой, пусть он составит список того, что надо заказать на следующий рейс, сказал он Джозефу. И принесешь мне посмотреть. Для мистера Роджера остался кофе?
Он уже пил, сказал Джозеф.
Томас Хадсон дописывал наверху свои письма, когда явился Эдди со списком необходимых припасов. Выглядел Эдди неважно. Примочки глазу не помогли, губы и щеки сильно распухли. Одно ухо распухло тоже. Разбитые губы он намазал меркурохромом, и яркий их цвет придавал ему вид отнюдь не трагический.
Я вчера свалял дурака, сказал он. Проверьте, Том, здесь, кажется, все, что нужно.
А зачем было приходить? Взял бы себе сегодня выходной и посидел бы спокойно дома.
Дома мне хуже, сказал Эдди. Ничего, я вечером рано лягу спать.
И больше не ввязывайся в драки из-за этого дела, сказал Томас Хадсон. Все равно не поможет.
Нашли кого уговаривать, сказал Эдди, шевеля пурпуром своих рассеченных и вспухших губ. Я ведь думал, что правда в конце концов себя окажет, а тут всякий раз подвертывался еще кто-то, и я вместе с моей правдой летел задницей кверху.
Джозеф говорит, ты дрался не один раз.
Я бы и еще дрался, да кто-то увел меня домой, сказал Эдди. Бенни добрая душа, что ли. Только благодаря ему да констеблю я и уцелел.
Ты считаешь, что уцелел?
Пусть не весь, но уцелел. Эх, черт, жаль, вас не было, Том.
Мне совсем не жаль. А кому-нибудь там хотелось, чтобы ты и в самом деле не уцелел?
Да нет, едва ли. Просто они думали доказать мне, что я вру. А вот констебль мне поверил.
Неужели?
Факт, поверил. Он да еще Бобби. Только они двое, а больше никто. Констебль сказал, ему бы дознаться, кто меня первый стукнул, он бы его засадил. Все утро меня сегодня допрашивал: ведь был же кто-то первый; а я ему говорю: был, только самый-то первый был я. Неудачный выдался вечер для правды, Том. Такой вечер, что хуже некуда.

Втр 31 Дек 2013 11:24:48
Так ты все-таки хочешь браться за стряпню?
А что? сказал Эдди. Мы как раз получили мясо для бифштексов. Мясо что надо, настоящая вырезка. Посмотреть залюбуешься. На гарнир думаю сделать картофельное пюре с подливкой и бобы лима. Еще можно приготовить салат из латука со свежими грейпфрутами. Потом ребята любят пироги, а у нас как раз есть консервированная малина с ежевикой мировая начинка для пирога. И мороженое мы тоже получили, можно положить сверху. Ну, как по-вашему? Очень уж мне хочется подкормить этого пащенка Дэвида.
Ты что собирался делать, когда прыгал в воду с багром?
Я думал, всажу ей багор под самый плавник она бы дернула, натянула веревку, и сразу бы ей конец. А я бы тем временем во всю мочь от нее и обратно на катер.
Как она выглядела под водой?
Она была широкая, как гребная лодка, Том. И вся лиловая, а глаз черный и величиной с вашу ладонь. Брюхо у нее отливало серебром, а меч был такой, что даже смотреть страшно. Она шла вглубь даже не очень быстро, но я бы не мог ее догнать, потому что древко у багра слишком легкое и все время всплывало на поверхность. Оно не давало мне нырнуть глубоко. Ничего бы не вышло.
А она тебя видела?
Черт ее знает. Вид у нее был такой, будто ей все ни к чему.
По-твоему, она уже вымоталась?
По-моему, она дошла. По-моему, она бы уже не стала бороться.
Больше нам такой не видать.
Да уж. Такая раз в жизни попадается. Я теперь и рассказывать про нее никому не стану, все равно не верят.
Я хочу написать картину об этой рыбе, Дэвиду на память.
Только напишите, чтоб было похоже. Не пишите по-чудному, как вы иногда любите.
Я все напишу точней, чем на фотографии.
Вот и хорошо. Такие ваши картины мне нравятся.
Очень трудно будет писать то, что под водой.
Картина выйдет вроде той, которая у Бобби, со смерчами?
Нет. Совсем другая, и, я надеюсь, лучше. Я сегодня же сделаю несколько этюдов к ней.
А мне нравится та, что со смерчами, сказал Эдди. Бобби просто помешался на ней, и вот ему почему-то верят, когда он рассказывает, будто сам видел столько смерчей сразу, сколько там нарисовано. Но эту, с рыбой в воде, пожалуй, потрудней будет написать.
Думаю, что как-нибудь справлюсь, сказал Томас Хадсон.
А не могли бы вы написать, как она выпрыгнула из воды?
Думаю, что мог бы.

Втр 31 Дек 2013 11:26:12
У меня рабочий день пропадет.
Ну и черт с ним. Вы и так слишком много работаете. Надо подумать о себе, Том. Жизнь вам отпущена одна-единственная. Нельзя же только и делать что рисовать.
Вчера мы выходили в море, и я совсем не работал.
Томас Хадсон смотрел на большой холст с тремя смерчами, висевший на стене в глубине бара. Хорошо написано, подумал Томас Хадсон. В меру всей его сегодняшней силы написано, подумал он.
Мне ее пришлось перевесить повыше, сказал Бобби. Вчера тут один клиент до того разошелся, что попробовал влезть в лодку. Я ему сказал, что, если он прорвет ногой полотно, это ему обойдется в десять тысяч долларов. И констебль меня поддержал. Констебль хочет вас просить, чтобы вы и ему написали картину, он ее повесит у себя дома. У него есть одна идея.
Что же это за идея?
Он не хотел говорить. Сказал только, что есть очень любопытная идея и он хочет обсудить ее с вами.
Томас Хадсон подошел ближе и всмотрелся в картину. Кое-где поверхность была чем-то повреждена.
Добротная вещь, прах ее возьми, с гордостью сказал Бобби. На днях тут один клиент вздумал запустить кружкой пива в крайний смерч сбить его захотел. Так даже вмятинки не осталось. И места этого не найдешь. Пиво стекло себе, как водичка, и все. Да, Том, сработали вы ее на совесть, эту картину.
Но все же так ее ненадолго хватит.
Пока что ей, прах ее возьми, все нипочем, сказал Бобби. Но я и сам думаю перевесить ее еще повыше. Этот вчерашний меня немного напугал.
Он протянул Томасу Хадсону еще бутылку пльзенского со льда.
Том, я вам хочу сказать, до чего я огорчен, что так получилось с рыбой. Я ведь Эдди с мальчишеских лет знаю и знаю, что он никогда не врет. Ну по крайней мере в серьезных делах не врет. По крайней мере, если попросишь его говорить правду.
Да, скверно получилось. Мне даже не хочется никому рассказывать об этом.
И не надо, сказал Бобби. Я просто хотел, чтобы вы знали, до чего я огорчен. Ну, допивайте пиво, и я вам приготовлю чего-нибудь посущественней. Это не дело начинать день в унынии. Чего вы предпочитаете, чтобы взбодриться?
Я и так бодр, сказал Томас Хадсон. Я сегодня собираюсь работать, а выпивка всегда отнимает у меня нужную легкость.
Ладно, раз уж мне вас не уговорить, подожду, может, набежит кто-нибудь посговорчивей. Гляньте-ка на эту яхту, Том. Ох, и потрепало ее, наверно, в проливе: очень уж осадка мелкая.
Томас Хадсон глянул в распахнутую дверь и увидел входившее в гавань красивое белое судно типа плавучего дома. Эти суда обычно фрахтуют в Майами или другом ближнем порту для поездок вдоль флоридских островов, а в такой день, как вчера, безветренный и тихий, оно благополучно могло пересечь и Гольфстрим. Но сегодня ему, с его мелкой осадкой и громоздкими палубными надстройками, должно быть, пришлось нелегко. Удивительно было, как оно вообще сумело пройти над большой банкой в такую волну.
Яхта дошла до середины гавани и стала на якорь. Томас Хадсон и Бобби смотрели на нее с порога. Она была вся белая и блестящая, и на палубе толпились люди, тоже все в белом.
Клиенты, сказал Бобби. Надеюсь, приличная публика. К нам ни одна такая большая яхта не заходила с тех пор, как окончился лов тунца.
Откуда она?
Я ее первый раз вижу. Хороша, ничего не скажешь. Но только не для пролива строена.
Вероятно, она вышла около полуночи, еще в штиль, а ветер застиг ее где-нибудь на полдороге.
Скорей всего, так, сказал Бобби. Досталось ей, верно, и покачало и побросало. Ветер прямо-таки шквальный. Ну, скоро мы узнаем, кого она нам привезла. Том, голубчик, дайте я вам приготовлю чего-нибудь. Просто не могу видеть, как вы сидите и не пьете.
Ладно. Стакан джину с тоником, сказал Томас Хадсон.
Тоника не осталось. Джо вчера последний ящик забрал к вам домой.
Ну, тогда виски с лимоном.
Ирландского виски с лимоном и без сахара, сказал Бобби. Готовлю три. Вон Роджер идет.
Томас Хадсон оглянулся и увидел его.
Роджер вошел в бар. Он был босиком, в линялых бумажных штанах и полосатой тельняшке, севшей от частой стирки. Когда он облокотился о стойку, мышцы на спине выпукло обозначились под натянувшейся тканью. В темноватом помещении бара кожа его казалась совсем коричневой, а волосы были пегие от солнца и морской соли.
Ребята все еще спят, сказал он Томасу Хадсону. Кто-то избил Эдди. Ты видел?
Он вчера до поздней ночи дрался то с одним, то с другим, то с третьим, сказал ему Бобби. Но в общем так, ничего серьезного.
Не люблю, когда с Эдди что-нибудь случается, сказал Роджер.

Втр 31 Дек 2013 11:26:47
Вот и хорошо, сказал Бобби. Пейте. Был тут как-то один приезжий из Нью-Йорка, он жил в гостинице, но почти весь день околачивался здесь, у меня. Так он только про то и говорил, как он собирается покончить с собой. Ползимы всем тут настроение портил. Констебль предупреждал его, что самоубийство противозаконно. Я просил констебля, пусть скажет ему, что разговоры о самоубийстве тоже противозаконны. Но констебль сказал, что для этого он должен раньше съездить в Нассау и получить инструкции. Но мало-помалу люди попривыкли к этому типу, а потом у него даже нашлись единомышленники. Однажды он тут завел разговор с Дылдой Гарри: так и так, мол, думаю кончать жизнь самоубийством и хорошо бы найти кого-нибудь для компании.
[Считайте, что уже нашли, говорит ему Гарри. Я тот, кто вам нуженk. И вот Дылда Гарри начинает его подговаривать, чтобы им вместе поехать в Нью-Йорк и там нахлестаться до полного ко всему омерзения, а потом влезть на самую высокую городскую крышу и с нее сигануть прямо в небытие. Должно быть, Дылда Гарри считал, что небытие это что-то вроде пригорода. По преимуществу населенного ирландцами.
Приезжему этот план очень понравился, и они его обсуждали изо дня в день. Кое-кто еще пытался примазаться, было даже предложение организовать общество самоубийц и для упрощения дела ограничиться экскурсией в Нассау. Но Дылда Гарри твердо стоял на Нью-Йорке, и в один прекрасный вечер он наконец объявил приезжему, что жизнь ему окончательно опостылела и можно ехать.
Тут как раз Дылда Гарри получил от капитана Ральфа заказ на партию лангустов, и несколько дней он сюда не приходил, а приезжий эти дни пил уже вовсе без просыпу. У него было с собой какое-то снадобье вроде нашатыря, вот он его хлебнет, протрезвится немного и опять сначала. Но, несмотря на снадобье, алкоголь в нем все накапливался и накапливался.
Его к тому времени все привыкли запросто звать Самоубийцей, и вот я ему как-то говорю: [Послушайте, Самоубийца, вы бы хоть сделали передышку, а то ведь и до небытия не дотянетеk.
[А я уже все, говорит. Я уже en route17. Я уже отправляюсь в дорогу. Получите с меня за выпитое. Роковой выбор сделанk.
Я ему даю сдачу, а он отмахивается. [Сдачи, говорит, не надо. Оставьте эти деньги для Гарри, пусть выпьет на них перед тем, как последовать за мнойk.
А сам выскочил из бара, да прямиком на причал Джонни Блейка, да бултых в воду, а ночь была темная, безлунная, и так его больше никто и не видал, пока через два дня труп не прибило к берегу на самой оконечности мыса. А ведь тогда всю ночь никто не ложился, искали, где только могли. Я так думаю, он расшиб себе голову о какую-нибудь бетонную штуковину под водой, и течение унесло его в море. Дылда Гарри вернулся на следующий день и оплакивал его, пока не пропил всю сдачу. Сдача-то была с двадцатидолларовой бумажки. А потом говорит мне: [Знаешь, Бобби, он, наверно, был псих, Самоубийца-тоk. И угадал родственники потом прислали человека за телом, так этот человек говорил комиссару, что Самоубийца страдал какой-то механикально-депульсивной болезнью. У вас такой болезни не было никогда, Роджер?
Нет, сказал Роджер. И теперь уже, надеюсь, не будет.
Вот и хорошо, сказал Бобби. С небытием шутить шутки не надо.
К матери небытие, сказал Роджер.

Втр 31 Дек 2013 11:27:52
XI

Ленч удался на славу. Бифштексы были подрумяненные, в полосках от рашпера, на котором они жарились. Нож легко входил сквозь корочку, а внутри мясо было нежное и сочное. Они подбирали подливку ложками, сливали ее на картофельное пюре, и на желтоватой белизне картофеля образовывались темные озерки. Бобы лима в масле были целенькие, листья латука упругие, прохладные, а грейпфрут холодный.
От ветра у всех разыгрался аппетит, и Эдди поднялся к ним наверх и стал смотреть, как они едят. Лицо у него было страшное. Он сказал:
Ну как вам мясо-то, ничего?
Мясо замечательное, сказал Том-младший.
Жуйте как следует, сказал Эдди. Глотать наспех только добро переводить.
Его и жевать не надо, просто во рту тает, сказал Том-младший.
А на сладкое будет что-нибудь? спросил Дэвид.
А как же? Пирог и мороженое.
Ух ты! сказал Эндрю. А две порции можно?
Смотри, с таким грузом, пожалуй, на дно пойдешь. Мороженое твердое как камень.
А с чем пирог?
Ягодный.
А мороженое какое?
Кокосовое.
Откуда оно у нас?
Привезли на рейсовом судне.
Они запивали еду холодным чаем, а Роджер и Томас Хадсон после сладкого попросили себе кофе.
Эдди замечательный повар, сказал Роджер.
Это у нас аппетит разыгрался.
Такой бифштекс? Такой салат? Такой пирог? Нет, тут дело не только в аппетите.
Повар он превосходный, согласился с ним Томас Хадсон. А как тебе кофе?
Кофе отличный.
Папа, сказал Том-младший. Если приезжие с яхты будут вечером у мистера Бобби, можно мы пойдем туда и разыграем, будто Энди пьяница?

Втр 31 Дек 2013 11:28:53
Мистеру Бобби это, пожалуй, не понравится. У него могут быть неприятности с констеблем.
А я схожу туда заранее и все ему объясню и поговорю с констеблем. Он с нами дружит.
Что ж, ладно. Объясни все мистеру Бобби и смотри не прозевай ту публику. А как же быть с Дэви?
Может, на руках его донесем? Это будет даже очень кстати.
Я надену туфли Тома и сам дойду, сказал Дэвид. Томми, а ты уже придумал, что делать?
По дороге решим, сказал Том-младший. Веки выворачивать ты еще не разучился?
Нет, что ты! сказал Дэвид.
Только сейчас, пожалуйста, не выворачивай, сказал Энди. А то меня стошнит, весь ленч сразу отдам.
Вот захочу, наездник, и тебя вырвет.
Нет, только не сейчас. Попозже, пожалуйста.
Может, мне с тобой пойти? спросил Роджер Тома-младшего.
Чудесно, мистер Дэвис, сказал Том-младший. Мы вместе что-нибудь придумаем.
Тогда пошли, сказал Роджер. Дэви, ты бы соснул немножко.
Можно, сказал Дэвид. Я почитаю-почитаю и засну. А ты, папа, что будешь делать?
Я буду работать на верхней веранде.
Тогда я лягу там на диване и буду смотреть, как ты работаешь. Тебе это не помешает?
Нет. Наоборот.
Мы скоро вернемся, сказал Роджер. А ты, Энди, пойдешь с нами?
Мне не мешало бы поупражняться. Но, пожалуй, не стоит: а вдруг эти приезжие уже там.
Сообразил, наездник, сказал Том-младший. Ты малый сообразительный.
Они ушли, а Томас Хадсон сел за мольберт. Некоторое время Энди смотрел, как он работает, но потом убежал куда-то, а Дэвид то смотрел, то принимался читать и не заговаривал с ним.
Томасу Хадсону хотелось начать с прыжка рыбы, потому что писать ее в воде будет гораздо труднее, и он сделал два этюда и обоими остался недоволен, а потом написал третий, который ему понравился.
Посмотри, Дэви, похоже?
Ой, папа, замечательно! Но когда рыба выпрыгивает из воды, ведь она поднимает целый фонтан, правда? А не только когда она падает обратно в море.
Да, пожалуй, согласился с ним отец. Ей приходится пробивать поверхность.
Помнишь, как она взметнулась такая длинная-длинная. С ней должно подняться много воды. Если уловишь это взглядом, вода с нее, наверно, так и струится, так и хлещет. А у тебя она идет вверх или вниз?
Это ведь только этюды. Я хотел изобразить ее на самом взлете.
Я знаю, что это только этюды. Ты уж меня извини, папа, что я вмешиваюсь. Я не хочу строить из себя знатока.
Нет, мне интересно тебя послушать.
А вот кто, наверно, все знает, так это Эдди. Он каждую мелочь схватывает быстрее, чем фотоаппарат, и все запоминает. Правда, Эдди замечательный человек?
Да, конечно.
О нем ведь никто ничего не знает. Кроме Томми, пожалуй. Эдди мне больше всех нравится после тебя и мистера Дэвиса. Стряпает он и то с душой, и столько всего знает, и все умеет. Помнишь, как он подстрелил акулу и как бросился в море за той рыбой?
А вчера вечером Эдди избили, потому что не поверили ему.
Но, папа, с него как с гуся вода.
Да. Он веселый, всем довольный.
Даже сегодня веселый после того, как ему так досталось. И по-моему, он рад, что ему пришлось прыгнуть в море за той рыбой.
Конечно.
Хорошо бы мистер Дэвис тоже был такой веселый, как Эдди.
Мистер Дэвис человек более сложный.
Да, но я помню, когда он был веселый и беспечный. Я очень хорошо знаю мистера Дэвиса, папа.
Сейчас он ничего, веселый. Хотя от его беспечности уже и следа не осталось.
Про беспечность про хорошую беспечность, я не в укор ему.
Я тоже. Но он потерял уверенность в себе.
Да, сказал Дэвид.

Втр 31 Дек 2013 11:30:31
Хорошо бы он опять ее обрел. Может, еще и обретет, когда снова начнет писать. Знаешь, почему Эдди веселый? Потому что он делает свое дело хорошо и делает его изо дня в день.
А мистер Дэвис, наверно, не может заниматься своим делом изо дня в день, как ты и Эдди.
Да. И многое другое ему мешает.
Знаю, знаю. Для мальчишки я слишком много всего знаю, папа. Томми знает в двадцать раз больше, он всякие ужасные вещи знает, и его это не ранит. А меня все ранит. Почему, сам не понимаю.
Потому, что ты все это глубоко чувствуешь?
Да, чувствую, и со мной что-то делается. Я будто отвечаю за чужие грехи. Если так может быть.
Да, понимаю.
Папа, ты извини меня за такие серьезные разговоры. Я знаю, это невежливо с моей стороны. Но мне иногда хочется поговорить, потому что мы много чего не знаем, а когда вдруг узнаем что-нибудь, это так на нас накатывает, ну будто волной обдает. Вот такой волной, какие сегодня ходят на море.
Дэви, ты всегда можешь меня спрашивать о чем угодно.
Да, знаю. Большое тебе спасибо за это. О некоторых вещах я спрашивать, пожалуй, подожду. Кое-что, наверно, надо самому, на собственной шкуре испытать.
А может, в этом розыгрыше у мистера Бобби тебе лучше не участвовать? Пусть только Том и Энди? Помнишь, какие у меня были неприятности с человеком, который говорил, что ты всегда пьяный?
Помню. За три года он видел меня пьяным целых два раза. Но что о нем говорить! Если я когда-нибудь действительно напьюсь, тогда это представление у мистера Бобби будет мне оправданием. Что два раза пьяный, что три это ведь все равно. Нет, папа, мне обязательно надо участвовать.
А последнее время вы разыгрывали эти сценки?
Да. И у нас с Томом здорово получалось. Но с Энди еще лучше. Энди у нас просто талант. Он такие штуки откалывает. А у меня свой номер.
Что же вы такое делали? Томас Хадсон продолжал работать.
Ты не видел, как я изображаю братца-идиотика? Монголоида?
Нет, не видел. Ну а посмотри теперь, Дэви. Томас Хадсон отодвинулся в сторону.
Чудесно, сказал Дэвид. Теперь я вижу, чего ты добивался. Когда рыба повисает в воздухе, прежде чем упасть обратно в море. Папа, а картину ты, правда, мне подаришь?
Да.
Я буду ее беречь.
Их будет две.
Тогда одну я возьму в школу, а вторая пусть висит дома у мамы. Или ты хочешь оставить ее у себя?
Нет. Может, маме она понравится. Расскажи, что вы там еще проделывали, попросил Томас Хадсон.
В поездах мы вытворяли бог знает что. Вот уж где лучше всего выходит, так это в поездах. Там самая подходящая публика. Такой, пожалуй, больше нигде не встретишь. Сидят, глазеют, и деваться им некуда.
Томас Хадсон услышал голос Роджера в соседней комнате и стал мыть кисти и прибирать свое хозяйство.
Вошел Том-младший и сказал:
Ну, папа, как дела? Хорошо поработалось? Можно я посмотрю?
Томас Хадсон показал ему и первый и второй этюды. Том-младший сказал:
Мне оба нравятся.
А какой больше? спросил его Дэвид.
Оба хороши, ответил он. Томас Хадсон почувствовал, что Том-младший торопится и что голова у него занята чем-то другим.
Ну, как там у вас, получилось? спросил его Дэвид.
Колоссально, сказал Том-младший. Если мы не подведем, то получится замечательно. Там вся компания с яхты, и мы их здорово разыграли. С мистером Бобби и с констеблем все обговорили до того, как те пришли. Спектакль был такой: мистер Дэвис пьян в стельку, а я его урезониваю.
Ты не переигрывал?
Да что ты! сказал Том-младший. Ты бы видел мистера Дэвиса. Он пьянел с каждым стаканом, но постепенно, едва заметно.
А что он пил?
Чай. Бобби влил чай в бутылку из-под рома. А для Энди заготовлена бутылка из-под джина, и в ней вода.
Как же ты урезонивал мистера Дэвиса?

Втр 31 Дек 2013 11:30:59
А почему ты вайпаешь наш тред, естьб жен "Винцеста тред", в котором, буквально, аватарка на аватарке?

Втр 31 Дек 2013 11:31:32
Я будто умолял его не пить. Но так, чтобы меня не слышали. Мистер Бобби с нами заодно, только он пьет настоящее виски.
Тогда надо поторопиться, сказал Дэвид. Пока мистер Бобби совсем не окосел. А как мистер Дэвис?
Замечательно. Он артист, большой артист, Дэви.
Где Энди?
Внизу, репетирует перед зеркалом.
А Эдди тоже будет в этом участвовать?
И Эдди и Джозеф.
Они не запомнят, что им надо говорить.
У них всего одна реплика.
Одну реплику Эдди еще, пожалуй, запомнит, а насчет Джозефа я сомневаюсь.
Ему только повторить ее следом за Эдди.
А констебль посвящён в дело?
Конечно.
А сколько там человек в этой компании?
Семеро, из них две девушки. Одна миленькая, а другая просто прелесть. Она уже начала жалеть мистера Дэвиса.
Ух ты! сказал Дэвид. Пошли скорее!
Как же ты туда дойдешь? спросил Дэвида Том-младший.
Я его донесу, сказал Томас Хадсон.
Папа, позволь мне в тапочках, сказал Дэвид. Я надену тапочки Тома. Буду шагать на наружной стороне ступни. Это совсем не больно и произведет впечатление.
Ну, ладно. Тогда пойдемте. Где Роджер?
Они с Эдди перехватили на скорую руку. Пьют за его сценические таланты, сказал Том-младший. Уж очень долго он на одном чае сидел, папа.
Ветер по-прежнему дул свирепо, когда они вошли в [Понсе-де-Леонk. Люди с яхты сидели у стойки и пили ром. Вид у них был симпатичный загорелые, все в белом. Держались они вежливо, сразу подвинулись, освобождая место у стойки. Двое мужчин и девушка сидели с одного ее конца, там, где был автомат, а трое и вторая девушка с другого, ближе к двери. У автомата сидела та, про которую Том сказал [просто прелестьk. Но другая была тоже очень недурна. Роджер, Томас Хадсон и мальчики подошли прямо к стойке. Дэвид даже старался не прихрамывать.
Мистер Бобби взглянул на Роджера и сказал:
Опять вы тут?
Роджер кивнул с безнадежным видом, и Бобби поставил перед ним бутылку из-под рома и стакан.
Роджер молча протянул за бутылкой руку.
Опять пьете, Хадсон? сказал Бобби Томасу Хадсону. Выражение лица у него было строгое, нравоучительное. Томас Хадсон кивнул. Пора бы прекратить, сказал Бобби. Всему есть границы, прах вас побери.
Мне только немножко рому, Бобби.
Того, что он пьет?
Нет. Бакарди.
Мистер Бобби налил рому в стакан и подал его Томасу Хадсону.
Вот, пейте, сказал он. Хотя отпускать вам но следовало бы.
Томас Хадсон выпил стакан залпом, и ром согрел, вдохновил его.
Еще налейте, сказал он.
Через двадцать минут, Хадсон, сказал Бобби. Он бросил взгляд на часы за стойкой.
Люди с яхты уже начали посматривать на них, но сдержанно, не нарушая приличий.
А ты, малый, что будешь? спросил Бобби Дэвида.
Вы что, забыли, что я бросил пить? грубо ответил ему Дэвид.
С каких же это пор?
Со вчерашнего вечера. Память, что ли, у вас отшибло?
Ах, извините, сказал мистер Бобби. И сам выпил. Еще запоминай тут за каждым подонком. Я только об одном прошу: уведите этого Хадсона из моего заведения, у меня тут приличные клиенты сидят.
Я пью тихо, не буяню, сказал Томас Хадсон.
Да уж, будьте любезны. Мистер Бобби закупорил бутылку, стоявшую перед Роджером, и поставил ее обратно на полку.
Том-младший одобрительно кивнул ему и стал что-то шептать Роджеру. Роджер уронил голову на руки. Потом поднял ее и показал пальцем на бутылку. Том-младший замотал головой. Бобби взял бутылку, откупорил ее и поставил перед Роджером.

Втр 31 Дек 2013 11:32:55
>>59875132
Ладно, не буду вайпать.

Втр 31 Дек 2013 11:33:32
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 11:35:46
>>59875132
Потому что он и сам аватарка, очевидно же.

Втр 31 Дек 2013 11:36:30
>>59875338
Уже нет.

Втр 31 Дек 2013 11:37:36
>>59864966
Аниме для говноедов, увы

Втр 31 Дек 2013 11:49:35
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 12:02:10
>>59875948
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 12:23:03
Бумп.

Втр 31 Дек 2013 12:24:34
>>59868084
Не слушай ты диванных. Полотенца на кулаке. Ногами по лицу. Охуеть. Следов быть не должно. Самое годное из предложенного это заломы - это больно, больно до тех пор пока ты не отпустишь. К этому добавь Опиздюление подушкой. Перьевая большая, или плотная от мебельного гарнитура если есть. Следов не будет, но надо пиздить от всей души, со всей силы. Твой эмоциональный подъем, и ее психологическое подавление гарантировано. А если кто зайдет - ой мы играемся. остужал таким образом взбесившуюся тню

Втр 31 Дек 2013 12:44:21
>>59877515
Меня тян так била, а через день дома у себя закрыла.

Втр 31 Дек 2013 13:00:58
Тест.

Втр 31 Дек 2013 13:18:23
>>59878568
Она тебя ПОХИТИЛА

Втр 31 Дек 2013 13:33:33
>>59878568
А зовут тебя не Юкки случайно?

Втр 31 Дек 2013 13:35:43
>>59881048
Нет я, вообще, один из постояннорепортящих.

Втр 31 Дек 2013 13:54:20
Бумп.

Втр 31 Дек 2013 14:05:15
Нужен карепидор Аскофаг!

Втр 31 Дек 2013 14:26:10
>>59882679
Он не появитсяю

Втр 31 Дек 2013 14:28:41
>>59882679
Сейчас уже почти уверен, что он не пишет из-за крысы-куна. В одном треде кареглазика узнали, в следующем он сообщил, что сестра все знает, после пропал.
А ведь он пилил самые доставляющие, на мой взгляд, истории.

Втр 31 Дек 2013 14:31:59
>>59883851
Они были похожи на фап-пасты, но плевать, над проверить кстати, толи в следующем треде он сказал что сестра спалила и дропнул, то ли в этом же.

Втр 31 Дек 2013 14:33:08
>>59883851
> В одном треде кареглазика узнали
В каком это? Проебал что-то.

Втр 31 Дек 2013 14:34:25
>>59884058
Его зовту вроде как Андрей.

Втр 31 Дек 2013 14:37:48
>>59884124
Лол. Представляю реакцию сестры на всё это. И родителей тем более.

Втр 31 Дек 2013 14:38:42
>>59884294
Сестра и родители не знают.

Втр 31 Дек 2013 14:38:48
>>59884003
Точно не в том же. Точно в одном из следующих.

Втр 31 Дек 2013 14:40:24
>>59884337
> сестра все знает
>Сестра и родители не знают
Как это так?

Втр 31 Дек 2013 14:41:05
>>59884435
Всмысле не дианон устроили, а сестра узнала, но не рассказала, а они продолжили няшиться.

Втр 31 Дек 2013 14:42:03
>>59884466
Всё ясно.

Втр 31 Дек 2013 14:43:54
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
НИКТО НЕ ВАЙПАЕТ, У НАС УРОК ИСТОРИИ.
А±встро-Ве±нгрия (Австро-Венгерская империя нем. †sterreich-Ungarn, официально с 14 ноября 1868 нем. Die im Reichsrat vertretenen K¦nigreiche und L”nder und die L”nder der heiligen ungarischen Stephanskrone (Королевства и земли, представленные в Рейхсрате, а также земли венгерской короны Святого Стефана), неофициальное полное название нем. †sterreichisch-Ungarische Monarchie (Австро-Венгерская монархия), венг. Osztr‘k-Magyar Monarchia, чеш. Rakousko-Uhersko) двуединая монархия (K. und k.) и многонациональное государство в Центральной Европе, существовавшее в 18671918.

Втр 31 Дек 2013 14:44:45
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
НИКТО НЕ ВАЙПАЕТ, У НАС УРОК ИСТОРИИ.
Территория
На севере Австро-Венгрия граничила с Саксонией, Пруссией и Россией, на востоке с Румынией и Россией, на юге с Румынией, Сербией, Турцией, Черногорией и Италией и омывалась Адриатическим морем, а на западе с Италией, Швейцарией, Лихтенштейном и Баварией. (С 1871 г. Саксония, Пруссия и Бавария в составе Германской империи).

В политическом отношении Австро-Венгрия делилась на две части Австрийскую Империю, управляемую с помощью Рейхсрата, и Венгерское Королевство, включавшее в себя исторические земли венгерской короны и подчинявшееся венгерскому парламенту и правительству. Неофициально эти две части назывались Цислейтания и Транслейтания соответственно. Аннексированная Австро-Венгрией в 1908 году Босния и Герцеговина не была включена ни в состав Цислейтании, ни в состав Транслейтании и управлялась особыми органами власти.

В административном отношении Австро-Венгрия делилась на следующие составные части (коронные земли):
Цислейтания (земли австрийской короны)
Королевство Богемия
Королевство Далмация
Королевство Галиция и Лодомерия
Эрцгерцогство Нижняя Австрия
Эрцгерцогство Верхняя Австрия
Герцогство Буковина
Герцогство Каринтия
Герцогство Крайна
Герцогство Зальцбург
Герцогство Верхняя и Нижняя Силезия (Австрийская Силезия)
Герцогство Штирия
Маркграфство Моравия
Княжеский округ Тироль
Земля Форарльберг
Австрийское Приморье
Княжеский округ Горица и Градишка
Город Триест
Маркграфство Истрия
Транслейтания (земли венгерской короны)
Королевство Венгрия
Королевство Хорватия и Славония
Город Фиуме
Босния и Герцеговина (с 1908 года).

Втр 31 Дек 2013 14:44:52
>>59884511
Простите, няши. Я же проебывал вместе с вами два месяца, пришел час расплаты. Но если все будет хорошо, на следующей неделе запилю вам большой репорт, событий было достаточно.



Разве что в общих чертах, очень долго и неудобно с андроида, да и спать надо. Собственно, она теперь все знает. Ну как сказать теперь, она давно знала (по ее словам). Как не удивительно, она не была против чуть более близкого общения. Не про какие поебушки, конечно и речи не шло, но вообщем мы решили, что если мы оба получаем взаимное удовольствие от физического контакта, то почему, собственно, себя ограничивать?

Когда мы ликвидировали эту стену между нами, стало гораздо легче. Невероятно удивлен, как она со своим моралфажеством так легко к этому относится, словно тут и нет ничего запретного и порицаемого. Даже больше, она и сделала первый шаг. Но об этом надо большую кулстори писать, так что потом. Я уже четвертый день в состоянии постоянного чувства эйфории, как-то аж силы взялись откуда-то и на учобу, и на развлечения.

Я думаю отложу все подробности о том, как именно мы теперь няшимся, до лучших времен, когда будет время написать стори. Все таки во многом есть заслуга анона и было бы несправедливо оставить вас без стори, но, простите, не сейчас.
Единственное скажу, когда я предложил поцеловаться, ответ был отрицательным - "это гадко", лол. Такие вот дела.

Все, пора немного поспать, и вам спокойной ночи.


Последние его слова.

Втр 31 Дек 2013 14:45:58
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
НИКТО НЕ ВАЙПАЕТ, У НАС УРОК ИСТОРИИ.
Возникновение
В 1804 году Франц II из династии Габсбургов на наследственных владениях своего рода провозгласил Австрийскую империю как противовес империи Наполеона. Спустя несколько десятилетий в 1848 году в Австрийской империи началась революция, также называемая [весной народовk. Активизировались национально-освободительные движения. В 1849 году восстания удалось подавить с помощью российской армии, хотя империя сильно ослабла. Установившаяся в стране реакция упразднила все проведённые в ходе революций реформы, установив в империи абсолютную монархию, опиравшуюся на мощный бюрократический аппарат. Ситуация усугублялась внешнеполитической изоляцией империи и центробежными тенденциями на её окраинах. В стране действовали организации, требовавшие как федерализации государства, так и отделения от Габсбургской монархии её отдельных частей.

В таких условиях власти Австрийской империи искали уже не сближения с враждебно настроенным Германским союзом во главе с Пруссией, а компромисса с Венгрией, в которой к тому времени существовало мощное национальное движение. Таким образом, в марте 1867 года обеими сторонами было согласовано Австро-венгерское соглашение, превратившее Австрийскую империю в Австро-Венгрию. Новое государство представляло собой конституционную дуалистическую монархию, разделённую на Транслейтанию и Цислейтанию. Обе части возглавил бывший император Австрийской империи Франц Иосиф I, который правил Австро-Венгрией вплоть до 1916 года.

Правители
В период от образования до распада главами государства в Австро-Венгрии были всего лишь два человека:
Франц Иосиф I (18671916)
Карл I (1916 1918)

Лоскутная империя
С момента своего образования Австро-Венгрия, представлявшая собою полиэтническое государственное образование, испытывала существенное давление со стороны славянских национальных движений, охватывавших значительную часть ее территории. Австрийская империя представляла собою немецкое государство, претендовавшее на первенство в Германии. После Австро-прусской войны (1866) (которая ознаменовалась потерей Венецианской области в Италии и объединения Германии, которое реализовалось по [малогерманскомуk сценарию, исключившему Австро-Венгрию), на территории страны активизировалось чешское национальное движение, охватившее промышленно наиболее развитую часть страны. Предоставление привилегированных прав венграм способствовало также пробуждению национального самосознания в других славянских регионах австрийской части Польши, Славонии, Хорватии, Галиции. Дискутировался вопрос о преобразовании в триединую монархию, с выделением в самостоятельную единицу Чехии. Оккупация Боснии по результатам Берлинского конгресса (1878) и ее присоединение в 1908 году создали ощущение твердости центральной власти. Конфликт с Сербией (1914) привел к началу Первой мировой войны, в которой Австро-Венгрия оказалась подчиненным и неудачливым союзником Германии, уступившим на поле боя своим основным противникам Сербии и России.

Втр 31 Дек 2013 14:46:54
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
НИКТО НЕ ВАЙПАЕТ, У НАС УРОК ИСТОРИИ.
Распад
В 1918 году экономический кризис, сложная обстановка на фронте и распад соседней Российской империи послужили поводом к распаду Австро-Венгрии. В октябре того же года события приобрели угрожающий характер, и Карл I призвал народы империи сплотиться, сформировав национальные комитеты. Комитеты были сформированы, однако они занялись не централизацией империи, а отстаиванием интересов национальных меньшинств империи. 28 октября чехословацкий национальный комитет провозгласил Чехословакию, 29 октября было провозглашено ГСХС, 31 октября в Будапеште произошло вооружённое восстание, и император Австрии потерял контроль над страной. 1 ноября была провозглашена ЗУНР, 6 ноября Польша. В тот же день Карл I отрёкся от австрийского престола. Австро-Венгрия прекратила своё существование.

Провозглашена Австрийская республика, союзная с Германией, но позже этот союз был запрещен Парижской мирной конференцией и договорами, подписанными в Версале, Сен-Жермене и Трианоне.

На территории бывшей империи возникло несколько новых государств Чехословакия, Польша, Австрийская республика, Венгрия. Остальные регионы страны вошли в состав Румынии, Югославии и Италии.

Втр 31 Дек 2013 14:47:53
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
НИКТО НЕ ВАЙПАЕТ, У НАС УРОК ИСТОРИИ.
Государственное устройство
Согласно договору и конституции 1867 года, обе половины государства (Цислейтания и Транслейтания) получали собственные парламенты, министерства, армии и бюджеты[2]. После присоединения к империи Боснии она тоже получила свой сейм и бюджет. Делегации от Австрии и Венгрии поочерёдно проводили заседания в парламенте, где решались государственные вопросы. Общеимперскими учреждениями были признаны армия и министерства иностранных дел и финансов, содержавшиеся за счет общеимперского бюджета. Общими для всех частей Австро-Венгрии считались общеимперская армия, общеимперский бюджет и внешняя политика.

Возглавлял государство австрийский император (англ.)русск., также занимавший престол Венгрии, король Богемии, Далмации, Хорватии, Славонии, Галиции и Лодомерии, и Иллирии, титулярный король Иерусалима и прочие. В его руках была сосредоточена вся власть, ограниченная конституцией и парламентом. Император имел право назначать и смещать с должностей министров, но они отчитывались перед австрийским парламентом. Законодательный орган - Государственный Совет (Reichsrat), состоял из палаты лордов (Herrenhaus) и палаты депутатов (Abgeordnetenhaus), исполнительный орган - Министерство (Ministerium), во главе с Премьер-министром (Ministerpr”sident), судебным органом - Государственный Суд (Reichsgericht).

На местах власть принадлежала местным правительственным организациям, которые подчинялись вышестоящим органам. Общая численность чиновников разных родов в три раза превышала общеимперскую армию Австро-Венгрии[2]. Все они жили за счёт государства.

Экономика
Экономика едва возникшей Австро-Венгрии была развивающейся, отстающая от стран Запада, но переживающая индустриальный подъём. Она была унаследована ещё от Австрийской империи. Прежняя политика протекционизма властей и её последствия были ликвидированы реформами конца 60-х годов XIX века. В результате экономика получила импульс к развитию и за несколько лет достигла уровня стран Западной Европы. Переломным моментом стал кризис 1873 года. Он затронул и Австро-Венгрию, где в [чёрную пятницуk 9 мая[3] на Венской бирже произошёл крах. Это значительно ослабило валюту, а количество банков сократилось в несколько раз. Оправиться от кризиса страна смогла только в 1881 году, когда достигла уровня развития 1873 года. Однако в дальнейшем австро-венгерская экономика больше не смогла встать в один ряд с ведущими экономиками Европы и мира. Тем не менее именно тогда зарождаются автомобильные марки Ikarus, Tatra и Шкода

Ещё одним значительным экономическим кризисом был продолжительный кризис в Первую мировую, когда из-за нехватки продовольствия происходили голодные бунты, а крона по отношению к доллару обесценилась в 3 раза[3]. Вывоз и ввоз товаров за границу был невозможен из-за ведения военных действий, а постоянные стачки и забастовки рабочих стали причиной нехватки материалов и боеприпасов.

Бо±льшая часть населения была занята в аграрной сфере, особенно на периферии империи. Это было связано с феодальными пережитками. Многие земли принадлежали крупным боярам, магнатам и помещикам, на которых работали местные крестьяне. Землевладельцы запрещали продавать крестьянам свой урожай в городе, установив монополию на товары со своих участков. В Цислейтании к 1910 году из 10000 абсолютное большинство было занято в аграрном секторе.

В Транслейтании занятых в сельском хозяйстве было ещё больше, а Венгрия являлась сырьевым придатком для Австрии. Там для всей империи производили продукты питания и сырьё. Несмотря на это, Австро-Венгрия всё же не могла обходиться без поставок хлеба из Российской империи и Румынии. Занятость населения в Венгрии[2].

В отличие от Венгрии, в Австрии была развита промышленность. Абсолютное большинство фабрик было сосредоточено в австрийской половине страны: в Богемии, Силезии, Нижней Австрии, Форарльберге и Моравии. Машиностроительные заводы располагались в своём большинстве в Вене, Венском Нейштадте, Триесте, Праге и Брюнне. Железо на фабрики и заводы поставляли из горных районов государства: Нижней Австрии, Верхней Австрии, Моравии, Силезии, Каринтии, Штирии, Крайны. Снабжение предприятий топливом и материалами затруднялось, так как империя не обладала достаточно большим запасом природных ресурсов[2]. Цислейтания производила машины, хлопчатобумажные ткани, ковры, химикаты, вооружения, предметы быта и прочее. В 1868 году в Пльзене была основана фирма Шкода, производившая оборудование и машины. Впоследствии фирма переориентировалась на производство автомобилей. Также в Чехии был основан крупнейший обувной концерн Европы тех времён Bat‘.[4].

Парламент Австрии принял ряд законов, регулирующих работу на предприятиях. В конце XIX века Христианско-социальной партии Австрии удалось добиться защиты прав рабочего в полной мере, хотя это было реализовано только в Вене[2].

В Австро-Венгрии была развита транспортная система. С развитием торговли на море и реках появилась необходимость в ремонте старых и прокладке новых дорог. Крупные промышленные центры были связаны между собой железными дорогами, которых до кризиса 1873 года проложили 9600 километров. 90 % всей железнодорожной сети принадлежало государству. Австро-венгерские инженеры принимали участие в сооружении дорог как внутри страны, так и за её пределами. С их помощью была сооружена Восточная железная дорога[4], связавшая Европу и Стамбул. Для удобства передвижения по рекам сооружались каналы. Также Австро-Венгрия имела мощный морской торговый флот, который базировался в Триесте. Сам Триест к моменту распада империи превратился в крупный торговый центр и важнейший морской порт.

Несмотря на относительно быстрое развитие экономики, она не могла существовать без иностранных инвестиций. В основном в предприятия империи вкладывали деньги Германия и Великобритания. К XX веку большая часть военной промышленности контролировалась инвесторами из Германии[4].

Втр 31 Дек 2013 14:48:41
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
НИКТО НЕ ВАЙПАЕТ, У НАС УРОК ИСТОРИИ.
Распа±д А±встро-Венге±рской импе±рии крупное геополитическое событие, произошедшее в результате нарастания внутренних социальных противоречий и обособления разных частей империи. Первая мировая война, неурожай 1918 года и экономический кризис послужили поводом к распаду государства.

17 октября парламент Венгрии расторг унию с Австрией и провозгласил независимость страны, 28 октября образовалась Чехословакия, вслед за ней 29 октября возникло Государство Словенцев, Хорватов и Сербов, 3 ноября независимость провозгласила Западно-Украинская народная республика, 6 ноября в Кракове было объявлено о воссоздании Польши. Также в ходе распада империи возникли Тарнобжегская республика, Гуцульская республика, Русская Народная Республика Лемков, Республика Команча, Республика Прекмурье, Венгерская Советская Республика, Словацкая Советская Республика, Республика Банат, Республика Фиуме.

После распада Австро-Венгрии на её бывшей территории возникло несколько унитарных этнократических государств, бо±льшая часть которых существует и в наше время. Остальные территории, населённые разделёнными народами, попали в состав уже существующих или новообразованных государств. Юридически распад империи был оформлен в Сен-Жерменском договоре с Австрией, который также выступал в качестве мирного договора после Первой мировой, и в Трианонском договоре с Венгрией.

Втр 31 Дек 2013 14:49:36
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
НИКТО НЕ ВАЙПАЕТ, У НАС УРОК ИСТОРИИ.
Причины
Империя Габсбургов, занимавшая обширную территорию в Европе и включавшая в себя около 20 народов, к началу XX века сильно ослабла изнутри из-за полувековых национальных споров и конфликтов практически во всех своих регионах. В Галиции происходило противостояние поляков и украинцев, в Трансильвании румын и венгров, в Силезии чехов и немцев[1], в Закарпатье венгров и русин, боснийцы, сербы и хорваты сражались за независимость[2] на Балканах и т. д.

С развитием капитализма и ростом количества предприятий формировался средний рабочий класс, который занялся отстаиванием интересов того народа, к которому он принадлежал[2]. Таким образом, с каждым годом на окраинах империи росла опасность сепаратизма. В 18481849 годах порабощёнными народами уже предпринималась попытка обрести независимость, во многих регионах империи развернулись военные действия. Даже Венгрия предприняла попытку отделиться от Габсбургской монархии, однако после войны была вновь включена в состав империи.

После провала революции положение в стране только ухудшилось, хотя теперь противостояние народов вылилось в политические дебаты и пропаганду национальных идей. Лишь иногда происходили вооружённые столкновения, которые подавлялись имперскими войсками[2]. В 1867 году, с принятием новой общеимперской конституции и подписанием Австро-венгерского соглашения, Австро-Венгрия ослабла ещё сильнее, так как делилась на две части: Австрию и Венгрию. Обе теперь получили право иметь собственные армии, сеймы, представительские учреждения и т. д., а собственный бюджет в каждой части империи существовал уже до принятия новой конституции. Собственный сейм получила Босния и Герцеговина (ей также принадлежала часть бюджета).

Долгое время правил империей Франц-Иосиф, который собрал вокруг себя сторонников-интернационалистов, что не позволяло Австро-Венгрии распасться на ряд унитарных и национально однородных государств. Однако и в правящей элите наметились разногласия, со временем переросшие в недоверие и открытое противостояние между чиновниками разных национальностей, даже эрцгерцог Франц Фердинанд заразился ненавистью к венграм как к национальности, всячески ужимая их права и помогая народам, которые испокон веков жили рядом с ними. Нетерпимость Франца Фердинанда к венгерской половине империи вылилась в фразу [Они мне антипатичны, хотя бы просто из-за языкаk, которую он произнёс после очередной безуспешной попытки выучить венгерский язык[2].

В таких условиях мощный бюрократический аппарат, в три раза превышающий численность австро-венгерской армии[2], начал [национализациюk местной власти по национальному и религиозному признаку, которая не проходила без кровопролития. Теперь идеи сепаратизма проникли во все слои общества, лишь крупная буржуазия поддерживала императора и желала целостности империи, надеясь на Франца-Иосифа как на спасителя Австро-Венгрии. Сам Франц-Иосиф прекрасно понимал, что распада ему в одиночку не сдержать, поэтому сетовал на свою безвыходность. [Моё несчастье, что я не могу найти государственного деятеляk говорил он. Франц Фердинанд, несмотря на свою неприязнь к венграм, предпринимал попытки превратить империю в федерацию, которые, однако, завершались безуспешно вмешательством императора, боявшегося утратить всю полноту власти[2].

Втр 31 Дек 2013 14:50:30
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
Извините, ребята, я нашёл другой чат.

Втр 31 Дек 2013 14:51:42
>>59867761
лох!

Втр 31 Дек 2013 15:04:54
>>59884656
Хм. Видимо, кончилось все хуево, иначе он не упустил бы случая рассказать об УСПЕХЕ.

Втр 31 Дек 2013 15:06:09
>>59885731
Учеба, если на новый год не появиться, то все.

Втр 31 Дек 2013 15:07:48
>>59885807
Вряд ли, тут почти все студентота, некоторые работают. Строчнуть небольшой пост много времени не надо, тем более, он обещал, но не написал.

Втр 31 Дек 2013 15:08:36
>>59885913
А может... Он помер?

Втр 31 Дек 2013 15:12:07
>>59885913
Не могли же его лишить пеки и ведра, в конце концов.

Втр 31 Дек 2013 15:17:11
>>59886186
Нет, просто стремно рассказывать о фэйле. Может даже заглядывает сюда в рид-онли.

Втр 31 Дек 2013 15:19:58
>>59886490
Я бы написал, чтобы меня жалели, мне было бы приятно, может нашлась бы тян, которая захотела бы быть для меня сестренкой.

Втр 31 Дек 2013 15:36:14
>>59886679
Ты не он.

Втр 31 Дек 2013 16:04:59
Бумп.

Втр 31 Дек 2013 16:05:08
ИТТ - безудержное новогоднее веселье

Втр 31 Дек 2013 16:06:14
>>59889310
Утром былр.

Втр 31 Дек 2013 16:08:26
Запилите сторей, бездельники.

Втр 31 Дек 2013 16:09:31
>>59889501
хуйца сосни, шлюха

Втр 31 Дек 2013 16:13:15
>>59889501
Ты хочешь сторей или репостов?

Втр 31 Дек 2013 16:18:49
>>59889501
Ути какой. Свои пили, чего клянчить-то.

Втр 31 Дек 2013 16:39:53
>>59890122
А если сестры нет?

Втр 31 Дек 2013 16:45:07
Сестролюбы -- это почти пед0филы, а значит пикрелейтед

Втр 31 Дек 2013 16:48:39
Аясэ делся куда-то. Видать уже с сестрой мультики смотрит.

Втр 31 Дек 2013 16:56:58
>>59891851
В следующем году посмотрим.

Втр 31 Дек 2013 16:57:35
>>59864577
Ну давай разберем по частям, тобою написанное )) Складывается впечатление что ты реально контуженный , обиженный жизнью имбицил )) Могу тебе и в глаза сказать, готов подойти послушать) Вся та хуйня тобою написанное это простое пиздабольство , паладин ты комнатный)) от того что ты много написал, жизнь твоя лучше не станет)) пиздеть не мешки ворочить, много вас таких по весне оттаяло )) Про таких как ты говорят Мама не хотела, папа не старался) Вникай в моё послание тебе постарайся проанализировать и сделать выводы для себя ))

Втр 31 Дек 2013 16:57:50
Я тян и меня, когда мне было 6 ле, т пытался поёбывать мой брат.
Задавайте вопросы, кому интересно.

Втр 31 Дек 2013 17:08:09
>>59892339
Сколько ему было?

Втр 31 Дек 2013 17:24:38
ТвитРепорт на правах бампа.
Съездил, где-то в два часа был уже дома.
Сестренка вспомнила: "Братец, а ты что маме будешь дарить?". Я забыл как я мог!? про подарок для мамки и мы начали перебирать варианты. Мы сразу определились, что нужны конфеты и еще что-то. Мой вариант с вазой, лучшим подарком вызвал смех. Мы решли посмотреть в интернете. Я скролил, а она стояла сзади и указывала годные варианты. Время от времени она брала мою руку и управляла ей, чтобы показать мне что-либо.
Где-то через пол часа мы поняли, что самым подходящим подарком будут духи. Я отправляю ее в магазин, чтобы она выбрала, а сам еду за подарком который лежит у бабушки. Выслушиваю, какой я молодец и прочее, уезжаю домой.
Либо она долго выбирала, либо я очень быстрый, но ее еще нет, я прячу подарок и жду ее на улице со снежком в руке.
Как только она появляется вблизи подъезда, в нее летит снежок, она роняет пакет, и кричит какой я мудак, кидает в ответ, подходит ко мне и начинает бить по груди. Сестричка, попискивая, говорит: "Тебе, братикнейм, повезло, что в пакете только конфеты были! Я бы тебя убила, правда!".
Уходим домой, едем поздравлять мамку. Она ей, кажется, на все похуй сказала, на то что мы вдвоем будем отмечать, сказала, чтобы мы не пили много, а то мало ли что, и дала бутылку вискаря и подарок еще.
Сейчас сестренка салатики готовит.

Втр 31 Дек 2013 17:26:48
>>59864577
>Предыдущие треды вместе с пастами и со списком сестренок:
BAD REQUEST
ОП, чини.

Втр 31 Дек 2013 17:26:55
>>59894087
Извиняюсь за неровный почерк.

Втр 31 Дек 2013 17:28:58
>>59894214
Секундочку.
https://docs.google.com/document/d/1Pq4lsNRIhZ0COpueAafPIg75GuyJlnVtLFlc-7qg44A/mobilebasic?pli=1#

Втр 31 Дек 2013 17:33:45
>>59894214
ЧИНИ!ЧИНИ!ЧИНИ!

Втр 31 Дек 2013 17:36:05
>>59894335
Спасибо.

Втр 31 Дек 2013 17:45:13
>>59864577
>Первая версия сестролюбского оста готова:
>http://troloload.ru/f/15921_siscon_ost_2013.rar
>http://yadi.sk/d/OJxcN3wnEphBG
ГОСПОДИ, БЛЯДЬ, МОИ УШИ! СУКИ! ЧТО ЖЕ ВЫ ДЕЛАЕТЕ!

Втр 31 Дек 2013 17:46:21
>>59895451
Ты счастлив или поражен?

Втр 31 Дек 2013 17:53:19
>>59895524
Хоть я успел лишь первые 2 композиции по пять секунд прослушать, и 3 несколько секунд пока не услышал вокал, но желание вырезать себе после такого весьма сильно до сих пор.

Втр 31 Дек 2013 17:54:43
>>59896001
>вырезать себе уши
Вы серьезно ебанутые если такое слушаете. Или же на ваших ушах станцевал медведь.

Втр 31 Дек 2013 17:56:00

Втр 31 Дек 2013 17:58:10
>>59896102
Вот другоетдело рамштайн там или нирвана...

Втр 31 Дек 2013 18:01:53
>>59896342
Хуйца сосни, траль.

Втр 31 Дек 2013 18:25:20
Оп-хуй, вы подарками обменялись?

Втр 31 Дек 2013 18:28:19
А мне когда-то было 13 лет. Приехала моя сестра уберняша, пиздец просто в гости, ей на то время было 20. Короче, в итоге она меня напоила, мы нарвались на гопоту, я блевал восемь раз и потом с этой же гопотой жрал самогон. Такие дела.

Втр 31 Дек 2013 18:35:10
>>59898423
А она?

Втр 31 Дек 2013 19:02:44
бдумп

Втр 31 Дек 2013 19:19:50
Ба-бамп.

Втр 31 Дек 2013 19:34:26
>>59898188
Вот сейчас будем, я аж как-то боюсь, поддержите меня.

Втр 31 Дек 2013 19:40:58
>>59903906
Всё будет хорошо, главное - присматривай за ней. Алсо, запили потом репорт о том, как всё прошло.

Втр 31 Дек 2013 19:42:24
>>59904338
Надеюсь в этом треде запилить, уже в следующем году.

Втр 31 Дек 2013 19:45:19
>>59903906
Все будет хорошо, не переживай.
А у нас уже наступил.
Клюшка

Втр 31 Дек 2013 19:48:40
>>59904643
С Новым годом! Любви и счастья вам с сестрёнкой. :3
Как там в 2014-м? у нас ещё 4 часа

Втр 31 Дек 2013 19:52:48
>>59904889
Путен еще президент.

Втр 31 Дек 2013 19:56:06
>>59904889
Все вроде неплохо, все поддатые, кроме нас с сестренкой.
Довольный батя обнимал нас и говорил, какие же хорошие ему дети достались а уж как мы-то рады, что друг другу достались, лал.
Пьяненькая маманина подружка постоянно зовет меня танцевать. Сестренка забавно хмурится, все, пока ухожу от пеки, пойду свою няшу потанцую и пообжимаю заодно.

Втр 31 Дек 2013 20:09:41
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 20:27:45
Бумп.

Втр 31 Дек 2013 20:50:02
Обменялись подарками. Сейчас в стакане с водой растворяеися ее таблетка, встретим новый год и принимаем.
Всем счастливого нового года!
Не проебите тред до утра.

Втр 31 Дек 2013 20:53:24
>>59909861
Чего ты взял-то, омич?

Втр 31 Дек 2013 21:00:04
>>59909861
слышь ты былять сука))) марихуану растворяешь кароч в воде чтоль а уебок))

Втр 31 Дек 2013 21:04:41
>>59864577
Посмотрел Yosuga no sora.Багор от этого ерохина.

Втр 31 Дек 2013 21:05:21
>>59910147
>>59910687
Мескалин.

Втр 31 Дек 2013 21:07:36
>>59911108
И да. Я в 2014.

Втр 31 Дек 2013 21:22:36
>>59911283
С прпздником, хули!

Втр 31 Дек 2013 21:37:11
Бумп.

Втр 31 Дек 2013 21:47:50
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
Ноут в кашу, интернет на нём не работает, пишу с бати. Пиздец, короче.

Втр 31 Дек 2013 21:51:58
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 21:57:25
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
>>59914374
А ещё свабоднава абщения тред смыло, так что я даже не знаю, что там происходило, пока меня не было. А ещё я не успел создать несколько картинок. А уже созданных тут нет.

Втр 31 Дек 2013 22:04:19
Бумп.

Втр 31 Дек 2013 22:08:38
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
>>59915717
Хуюмп. Лучше скажи, как мне интернет починить.

Втр 31 Дек 2013 22:14:58
>>59916087
Он жи есть у тебя.

Втр 31 Дек 2013 22:17:40
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
>>59916629
Так на новте его нет.

Втр 31 Дек 2013 22:18:34
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
>>59916629
Так на ноуте его нет.

Втр 31 Дек 2013 22:21:22
>>59916928
Не знаю даже.

Втр 31 Дек 2013 22:28:23
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 22:36:28
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 22:49:24
Ьамп.

Втр 31 Дек 2013 22:52:48
Бамп.

Втр 31 Дек 2013 22:59:24
ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ ПОГОВОРИМ ОБ АВСТРО-ВЕНГРИИ?
>>59917172
Ну смотри: я такой хочу подключиться к вайфаю, а мне пишут, что вайфай адаптер не включен. Я смотрю: действительно, лампочка не горит. Я её тыкаю, а она всё равно не горит, и вайфай не работает. Ноут перезагружал, не помогло.

Втр 31 Дек 2013 23:06:01
Хохол 19 лвл вкатился.
Сижу сам, встречаю новый год в одиночестве. Сестра или где-то с подружками встречает.
Друзей нет, тян нет. Здраствуй 2014 год, нихуя не поменялось.

Втр 31 Дек 2013 23:07:58
>>59920906
>или с родителями, или


← К списку тредов