Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 20.02.2014. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/62883671.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Чтв 20 Фев 2014 09:18:35
ОККУПИРОВАТЬ УКРАИНУ!
ОККУПИРОВАТЬ УКРАИНУ! Оккупировать! Решительно и показать, кто в доме восточных славян хозяин! Оккупировать и заселить её чурками и хачами. А Россия пусть будет без них. На фотографии пленные бандеровцы, после казни частями РККА. Так поступали с фашиствующими клопами наши деды.



Чтв 20 Фев 2014 09:25:23
Клопы бандепровские, забыли уже, как их раком наши деды ставили!


Чтв 20 Фев 2014 09:26:23
БАНДЕРА ЦЭ НИ ХЕРОЙ, ЦЭ ХУЭСОС!


Чтв 20 Фев 2014 09:27:51
ЕБАТЬ БАНДЕР ЕБАТЬ! БАНДЕРА - ПИДОРАС! СОКЧУВАЭ ХУЙЦИ!


Чтв 20 Фев 2014 09:28:01
Сажи

Чтв 20 Фев 2014 09:28:44
Я - за! Вернём мятежные малоросские провинции под контроль России!


Чтв 20 Фев 2014 09:28:44
Ещё сажи

Чтв 20 Фев 2014 09:29:47
БАНДЕРА - ПИДОР, ЕВРОПЕЙСКАЯ ПОДСТИЛКА! СМЕРТЬ БАНДЕРЕ - ХУЙЦОСМОКЧУ!


Чтв 20 Фев 2014 09:29:51
И еще сажи
ОП-хуй

Чтв 20 Фев 2014 09:31:03
.

Чтв 20 Фев 2014 09:31:16
Ховайтесь, уебушки. Пока не поздно! Нацситкая падаль, гейропейцы хуевы.

Чтв 20 Фев 2014 09:32:37
,

Чтв 20 Фев 2014 09:32:48
Степа?н Андре?евич Банде?ра (укр. Степан Андрійович Бандера; 1 января 1909, Старый Угринов, королевство Галиции и Лодомерии, Австро-Венгрия — 15 октября 1959, Мюнхен, ФРГ) — украинский политический деятель, идеолог и теоретик украинского национализма[1]. В молодости был известен под псевдонимами «Лис», «Степанко», «Малый», «Серый», «Рых», «Матвей Гордон», а также некоторыми другими[2].
Родился в семье греко-католического священника. Член Украинской войсковой организации (с 1927 года) и Организации украинских националистов (с 1929 года), краевой проводник[Комм 1] ОУН на Западноукраинских землях (с 1933 года). Организатор ряда террористических актов. В 1934 году был арестован польскими властями и приговорён судом к смертной казни, позднее заменённой на пожизненное заключение. В 1936—1939 годах отбывал срок в польских тюрьмах, свободу получил в сентябре 1939 года благодаря нападению Германии на Польшу. Некоторое время находился в подполье на советской территории, после чего ушёл на Запад. С февраля 1940 года — после раскола ОУН — руководитель фракции ОУН(б) (бандеровского движения). В 1941 году возглавил созданный годом ранее Революционный Провод ОУН. После нападения Германии на СССР был вместе с другими деятелями украинского националистического движения арестован немецкими оккупационными властями за попытку провозглашения самостоятельного Украинского государства и помещён под стражу, а позднее отправлен в концлагерь Заксенхаузен, откуда был отпущен гитлеровцами в сентябре 1944 года. В 1947 году стал руководителем Провода ОУН. В 1959 году был убит агентом КГБ Богданом Сташинским[3].
Точки зрения на личность Степана Бандеры крайне полярны. В наши дни большой популярностью он пользуется главным образом среди жителей Западной Украины — после распада СССР для многих западных украинцев его имя стало символом борьбы за независимость Украины. В свою очередь, многие жители Восточной Украины[4][5], а также Польши и России относятся к нему в основном негативно, обвиняя в фашизме, терроризме, радикальном национализме и коллаборационизме[6][7]. Понятие «бандеровцы» в СССР постепенно стало нарицательным и применялось ко всем украинским националистам, независимо от их отношения к Бандере[8][9][1].
Степан Андреевич Бандера родился 1 января 1909 года в галицийском селе Старый Угринов, на территории королевства Галиции и Лодомерии, входившего в состав Австро-Венгерской империи. Его отец, Андрей Михайлович Бандера, был греко-католическим священнослужителем, происходившим из семьи стрыйских мещан-земледельцев Михаила и Розалии Бандер. Супруга Андрея Михайловича, Мирослава Владимировна, урождённая Глодзинская, была дочерью греко-католического священника из Старого Угринова Владимира Глодзинского и его жены Екатерины. Степан был вторым ребёнком Андрея и Мирославы после старшей сестры Марты-Марии[uk] (р. 1907). В дальнейшем в семье родилось ещё шестеро детей: Александр (р. 1911), Владимира[uk] (р. 1913), Василий (р. 1915), Оксана[uk] (р. 1917), Богдан[uk] (р. 1921) и Мирослава (умерла в 1922 году грудным ребёнком)[10][11].
Семейство Бандер не имело собственного жилья и проживало в служебном доме, принадлежавшем Украинской греко-католической церкви. Первые годы своей жизни Степан провёл в большой, дружной семье, где царила, как он впоследствии вспоминал, «атмосфера украинского патриотизма и живых национально-культурных, политических и общественных интересов». Отец Андрей был убеждённым украинским националистом и детей своих воспитывал в этом же духе. Дома у Бандер была большая библиотека, в гости к главе семьи часто приезжали родственники и знакомые, принимавшие активное участие в украинской национальной жизни Галиции. Среди них были дяди Степана — Павел Глодзинский (один из основателей крупных украинских хозяйственных организаций «Маслосоюз[uk]» и «Сельский господарь[uk]») и Ярослав Веселовский (депутат австро-венгерского парламента), а также известный в тот период скульптор Михаил Гаврилко[uk] и другие. Все эти люди оказали значительное влияние на будущего лидера ОУН. Благодаря деятельности отца Андрея и помощи его гостей, в Старом Угринове были организованы читальня общества «Просвещение» (укр. «Просвіта») и кружок «Родная школа».

Чтв 20 Фев 2014 09:33:18
'

Чтв 20 Фев 2014 09:33:28
Степан был послушным ребёнком, никогда не перечил взрослым и глубоко уважал своих родителей. Воспитывавшийся в крайне религиозной семье, мальчик с ранних лет был привержен церкви и вере в Бога, утром и вечером подолгу молился. В начальную школу он не ходил, потому что эти годы пришлись на военную пору, так что отец, пока был дома, занимался с детьми сам.
В 1914 году, когда Степану было пять лет, началась Первая мировая война. Мальчик неоднократно становился свидетелем боевых действий: за годы войны линия фронта несколько раз проходила через село Старый Угринов: в 1914—1915 годах и дважды в 1917 году. В последний раз тяжёлые бои в районе села продолжались две недели, и дом Бандер подвергся частичному разрушению, в результате чего, однако, никто не погиб и даже не был ранен. Данные события произвели огромное впечатление на Степана, однако ещё большее влияние на ребёнка оказал всплеск активности украинского национально-освободительного движения (вызванный поражением Австро-Венгрии в войне и её последовавшим распадом), к которому примкнул и Андрей Бандера. Выступив в качестве одного из организаторов восстания в Калушском уезде, он занимался формированием из жителей окрестных сёл вооружённых отрядов. Позднее отец Степана перебрался в Станислав, где стал депутатом Украинской национальной рады[uk] — парламента Западно-Украинской народной республики (ЗУНР), провозглашённой на украинских землях бывшей Австро-Венгрии, — а ещё спустя некоторое время поступил на службу капелланом в Украинскую галицкую армию (УГА). Мать с детьми тем временем перебралась в Ягельницу близ Чорткова, где поселилась в доме брата Мирославы, отца Антоновича, временно заменившего детям отсутствовавшего отца. Здесь в июне 1919 года Мирослава Владимировна с детьми снова оказалась в эпицентре военных действий: в результате Чортковского наступления и последовавшего за ним поражения частей УГА практически все мужчины из родни Степана по материнской линии были вынуждены уйти за Збруч, на территорию УНР. Женщины и дети остались в Ягельнице, однако уже в сентябре вернулись в Старый Угринов (сам Степан уехал к родителям отца в Стрый). Лишь через год, летом 1920 года, в Старый Угринов возвратился Андрей Бандера. Некоторое время он скрывался от польских властей, преследовавших украинских активистов, но уже осенью вновь стал священником в сельской церкви[12][11].
Восточная Галиция в составе Польши
Поражение УГА в войне с Польшей привело к установлению с июля 1919 года полной оккупации Восточной Галиции польскими войсками. Совет послов Антанты первоначально признал за Польшей лишь право на оккупацию Восточной Галиции при условии уважения прав украинского населения и предоставления автономии. Этнические украинцы отказывались признавать польскую власть, бойкотировали перепись населения и выборы в сейм. Тем временем Польша, считаясь с международным мнением, декларировала уважение прав меньшинств и формально закрепила это в своей конституции. 14 марта 1923 года Совет послов стран Антанты признал суверенитет Польши над Восточной Галицией, получив заверения польских властей, что они предоставят краю автономию, введут в административных органах украинский язык и откроют украинский университет. Эти условия так и не были выполнены.
Польское правительство проводило в Галиции политику насильственной ассимиляции и полонизации украинского населения, оказывая на него политическое, экономическое и культурное давление. Украинский язык не имел официального статуса, должности в органах местного самоуправления могли занимать только поляки. В Галицию хлынул поток польских переселенцев, которым власти предоставляли землю и жильё. Недовольство такой политикой выливалось в забастовки, бойкот выборов. Летом 1930 года в Галиции произошло свыше двух тысяч поджогов домов польских землевладельцев. Реакция последовала незамедлительно — в течение одного года были арестованы две тысячи украинцев, подозреваемых в поджогах.
В 1920 году в Чехословакии возникла нелегальная Украинская войсковая организация (УВО), использовавшая вооружённые методы борьбы против польской администрации на территории Галиции. В её состав входили в основном ветераны Украинской галицкой армии и Украинских сечевых стрельцов. В 1929 году на базе УВО была создана Организация украинских националистов.

Чтв 20 Фев 2014 09:34:00
Как говорилось выше, в 1919 году Степан переехал в Стрый к родителям своего отца и поступил в одну из немногих украинских классических гимназий. Изначально организованное и содержавшееся украинской общиной, со временем это учебное заведение получило статус публичной, государственной гимназии. Несмотря на то, что по своему национальному составу стрыйская гимназия была почти исключительно украинской, польские власти города старались внедрить в тамошнюю среду «польский дух», что нередко вызывало протесты преподавателей и гимназистов. Степан обучался в гимназии восемь лет, изучал греческий язык и латынь, историю, литературу, психологию, логику, философию. «Он был низкого роста, шатен, очень бедно одетый», — вспоминал о Бандере-гимназисте его соученик Ярослав Рак. Нужда, которую Степан действительно испытывал в тот период, в четвёртом гимназическом классе вынудила его давать платные уроки другим ученикам[13][11][14].
В 1922 году сбылась мечта Степана, которую он лелеял с первых же дней учёбы, — его приняли в украинскую скаутскую организацию «Пласт». Ранее ему отказывали из-за слабого здоровья. В Стрые Бандера входил в состав руководства Пятого пластового куреня имени Ярослава Осмомысла, а потом, уже после окончания гимназии, был в числе руководителей Второго куреня старших пластунов, отряда «Красная калина», вплоть до запрещения польскими властями «Пласта» в 1930 году. В пятом классе, кроме того, Бандера примкнул к одной из украинских молодёжных организаций, что было нетипичным — обычно членами таких объединений становились семи- и восьмиклассники[15][14].
Его сверстники позднее вспоминали, что ещё подростком он стал готовиться к будущим испытаниям и лишениям, втайне от взрослых занимался самоистязаниями и даже загонял себе под ногти иголки, готовясь таким образом к полицейским пыткам. Позднее, во время учёбы в гимназии, согласно советскому журналисту В. Беляеву, который мог общаться с людьми, знавшими семью Бандер, маленький Степан на спор на глазах ровесников одной рукой душил котов «для укрепления воли». Г. Гордасевич объясняет этот возможный эпизод тем, что, готовясь к революционной борьбе, Бандера проверял, сможет ли он лишить жизни живое существо[16][17]. Самоистязания, а также обливания холодной водой и многочасовые стояния на морозе серьёзно подорвали здоровье Степана, спровоцировав ревматизм суставов — болезнь, которая преследовала Бандеру на протяжении всей его жизни[18][11][1].
Гимназистом Степан Бандера много занимался спортом, несмотря на заболевание, в свободное время пел в хоре, играл на гитаре и мандолине, увлекался крайне популярной в то время игрой в шахматы, не курил и не употреблял спиртного[19]. Мировоззрение Бандеры формировалось под влиянием националистических идей, популярных в среде западноукраинской молодёжи того времени: наряду с другими гимназистами он примыкал к многочисленным молодёжным националистическим организациям, крупнейшими из которых были Группа украинской государственнической молодёжи (ГУГМ) и Организация старших классов украинских гимназий (ОСКУГ), одним из лидеров которой был Степан. В 1926 году две эти организации объединились в Союз украинской националистической молодёжи (СУНМ)[20].

Чтв 20 Фев 2014 09:34:22
>>62883671
>Какао
>Шоколадные изделия
>Карамель
>...
>6 каклов с пеньковым галстуком
Взлольнул.
Согласен с ОПом, совсем забыли кто в доме хозяин. Печально, что в случае чего крылатая демократия тоже не будет сидеть сложа руки.

Чтв 20 Фев 2014 09:37:53
Студенческие годы. Начало работы в ОУН


Степан Бандера — пластун куреня «Красная калина». Фото 1929 или 1930 года
В середине 1927 года Бандера успешно сдал выпускные экзамены в гимназии и решил поступать в Украинскую хозяйственную академию в Подебрадах (Чехословакия), однако польские власти отказали в предоставлении молодому человеку заграничного паспорта, и он был вынужден на год остаться в Старом Угринове. В родном селе Бандера занимался хозяйством, культурно-просветительской работой, работал в читальне «Просвещения», вёл любительский театральный кружок и хор, курировал работу организованного им спортивного общества «Луг[uk]». Всё это ему удавалось совмещать с подпольной работой по линии Украинской войсковой организации (УВО), с идеями и деятельностью которой Степан познакомился ещё в старших классах гимназии, при посредничестве старшего товарища Степана Охримовича[uk][19]. Формально членом УВО Бандера стал в 1928 году, получив назначение в разведывательный, а потом в пропагандистский отдел[21][14].
В сентябре 1928 года Степан Бандера переехал во Львов для учёбы на агрономическом отделении Львовской Политехники. Здесь юноша проучился шесть лет, из которых первые два года — во Львове, последующие два — в основном в Дублянах, где находился агрономический филиал Политехники и проводилось большинство семинарских и лабораторных занятий, а последние два — опять во Львове. Каникулы Степан проводил в селе Воля-Задеревацкая, где получил приход его отец. В период получения высшего образования Бандера не только продолжал заниматься подпольной работой в ОУН и УВО, но и участвовал в легальном украинском национальном движении: состоял в обществе украинских студентов Львовской Политехники «Основа» и в кружке студентов-селян, некоторое время работал в бюро общества «Сельский хозяин», по-прежнему тесно сотрудничал с «Просвещением», от имени которого часто выезжал в сёла Львовщины и читал лекции. Продолжал Бандера и заниматься спортом: сначала в «Пласте», затем — в Украинском студенческом спортивном клубе[uk] (УССК), в обществах «Сокол-Батько» и «Луг», демонстрировал успехи в лёгкой атлетике, плавании, баскетболе, лыжном спорте. При этом учился он не слишком успешно, несколько раз брал академический отпуск — учёбе студента во многом мешало то, что большую часть своей энергии Бандера отдавал революционной деятельности. Когда в 1929 году была создана Организация украинских националистов (ОУН), он стал одним из первых её членов на Западной Украине. Для того, чтобы примкнуть к организации, молодой человек был вынужден пойти на хитрость и приписать себе год, поскольку в ОУН принимали только по достижении 21 года. Лев Шанковский[uk] вспоминал, что Бандера уже тогда был «завзятым националистом» и пользовался большой симпатией Степана Охримовича, который говорил о молодом члене организации: «С этого Степанка будут ещё люди!»[22] Невзирая на молодой возраст, Бандера быстро занял лидирующее положение в организации, став одной из наиболее влиятельных фигур среди работников на местах[23][14].


21 октября 1928 года. Генеральный совет «Красной калины» в Академическом доме во Львове. Первый слева в нижнем ряду — Степан Охримович[uk], четвёртый — Евгений-Юлий Пеленский[uk]. Второй и третий справа в верхнем ряду — Ярослав Рак[uk] и Ярослав Падох[uk] соответственно. Степан Бандера — в верхнем ряду, четвёртый слева
Сразу после вступления в ОУН Степан Бандера принял участие в I конференции ОУН Стрыйского округа. Первым поручением Степана в новообразованной организации стало распространение подпольной националистической литературы на территории родного Калушского уезда, а также в среде львовского студенчества. Одновременно молодой ОУНовец выполнял различные функции в отделе пропаганды, с 1930 года стал вести отдел подпольных изданий, позднее — технико-издательский отдел, а с начала 1931 года — ещё и отдел доставки подпольных изданий из-за рубежа. Кроме того, в 1928—1930 годах Степан числился корреспондентом подпольного ежемесячного сатирического журнала «Гордость нации». Свои статьи он подписывал псевдонимом «Матвей Гордон». Благодаря организаторским способностям Бандеры была налажена нелегальная доставка из-за границы таких изданий, как «Сурма[uk]», «Пробуждение нации», «Украинский националист», а также «Бюллетеня краевой экзекутивы ОУН на Западно-украинских землях (ЗУЗ)» и журнала «Юнак[uk]», печатавшихся непосредственно на территории Польши. Польская полиция предпринимала немало попыток раскрыть сеть распространителей, в ходе которых неоднократно арестовывался и Степан Бандера, но всякий раз через несколько дней после задержания его отпускали[24][25].
В провод краевой экзекутивы ОУН на ЗУЗ Бандера вошёл в 1931 году, когда краевым проводником стал Иван Габрусевич. Осведомлённый об успехах молодого человека в распространении подпольной печати, Габрусевич назначил Бандеру референтом отдела пропаганды, не сомневаясь, что тот справится с поставленными задачами.

Чтв 20 Фев 2014 09:38:14
>>62883671
Кто сажу не сагает, сагафоб.

Чтв 20 Фев 2014 09:40:55
бамп

Чтв 20 Фев 2014 09:41:33
В заключении. Выход из тюрьмы (1936—1939)

2 июля 1936 года Бандеру доставили в тюрьму в доме № 37 по улице Раковецкого в Варшаве. Члены семьи и знакомые отправили ему деньги для покупки продуктов, газеты, книги. Уже на следующий день его отправили в тюрьму «Свенты Кшиж» («Святой Крест») неподалёку от Кельца. Из воспоминаний самого Бандеры, а также Николая Климишина, отбывавшего срок в той же тюрьме, условия в «Свенты Кшиж» были плохими: в камерах не было ни кроватей — заключённые спали на цементном полу, ложась на одну половину покрывала, а второй его половиной накрывались. Нехватка воды и отсутствие бумаги влекли за собой ухудшение гигиенической ситуации в тюрьме. На завтрак заключённым полагались кофе с ложкой сахара и кусок чёрного ржаного хлеба, а на обед, как правило, пшеничная каша[51].
По приезде Бандеры и других осуждённых на Варшавском и Львовском процессах в тюрьму им был назначен карантин. Бандеру отправили в камеру № 14, а затем в № 21. Совместно с ним сидели, в частности, Николай Лебедь, Ярослав Карпинец, Богдан Пидгайный, Евгений Качмарский, Григорий Перегийняк. С некоторого времени, вспоминал Николай Климишин, они «стали жить группой»: обменивались литературой, сообща поровну распределяли продукты. Бандера, по воспоминаниям Климишина, предложил всем сокамерникам, не завершившим обучение в университетах, усиленно учиться с помощью старших товарищей. Так, Карпинец «преподавал» точные науки, Климишин — историю и философию, украинский и английский языки. Именно в период заключения, познакомившись с работами идеолога украинского национализма Дмитрия Донцова, Степан Бандера пришёл к выводу — ОУН недостаточно «революционна» по своей сути, и это необходимо исправить[52]. В середине января 1937 года режим пребывания в тюрьме был ужесточён, а принятие посылок от родственников заключённых — временно ограничено. В связи с этим Бандера и другие члены ОУН организовали 16-дневную голодовку в знак протеста против действий тюремной администрации. В результате администрация пошла на уступки. Кроме того, Бандеру, Климишина, Карпинца, Лебедя и Качмарского поместили в камеру № 17[51].
29 апреля 1937 года во Львове состоялось совещание по организации побега Степана Бандеры из тюрьмы. Председателем совещания был Осип Тюшка, кроме того, на нём присутствовали Василий Медведь, Владимир Билас и ещё 20 националистов, которым предстояло принять участие в операции по освобождению краевого проводника. Осуществить задуманное не удалось, а Степан Бандера к июню 1937 года был переведён в камеру-одиночку — его сокамерников-ОУНовцев отправили в другие тюрьмы Польши. В конце этого же года, перед Рождеством Христовым, он организовал хор, который сам и возглавил. Отец Иосиф Кладочный, трижды в год исповедовавший Бандеру в заключении, вспоминал, что тот «принимал святое причастие всегда», когда священник посещал его в тюрьме. Благодаря Иосифу Кладочному Бандера поддерживал постоянную связь с внешним миром и Проводом ОУН вплоть до начала 1938 года, когда польские власти, сочтя тюрьму «Свенты Кшиж» недостаточно надёжной, перевели его в тюрьму Вронки у города Познань. В июне 1938 года боевики Роман Шухевич и Зенон Коссак[uk] разработали детальный план освобождения Бандеры. Предполагалось, что тюремный сторож, который за 50 тысяч злотых вступил в сговор с ОУНовцами, во время ночного дежурства выведет заключённого из одиночной камеры, подложив на его место «куклу», и спрячет в кладовой, которую Бандере останется лишь незаметно покинуть в нужный момент. Операция была отменена в последнюю минуту по неизвестной причине — предполагается, что боевики опасались убийства Бандеры в процессе побега. Различные варианты бегства проводника рассматривались его сторонниками и в дальнейшем, однако ни один из них не был претворён в жизнь, и Бандера узнал об этих замыслах только на свободе[53][33][51].
После того, как о замыслах освободить Бандеру стало известно властям Польши, Бандеру переправили в Брест, в тюрьму, расположенную в Брестской крепости. За недолгий период пребывания в этом учреждении он успел провести голодовку, направленную против произвола польской тюремной администрации. Благодаря стечению обстоятельств Бандера избежал отправки в знаменитый концлагерь в Берёзе-Картузской[54]: 13 сентября, через несколько дней после нападения Германии на Польшу, тюремная администрация покинула город, и вскоре Бандера, наряду с остальными украинскими националистами — узниками Брестской крепости, вышел на свободу. Скрытно, просёлочными дорогами, стараясь избегать встреч с немецкими, польскими, а также советскими солдатами, бывший заключённый с небольшой группой сторонников отправился во Львов. На Волыни и в Галиции Бандера наладил связь с действующей сетью ОУН — так, в городе Сокаль он принял участие во встрече территориальных руководителей ОУН. Проанализировав сложившуюся на Западной Украине ситуацию, Бандера пришёл к выводу, что всю деятельность ОУН на данной территории следовало переориентировать на борьбу с большевиками. Из Сокаля, сопровождаемый будущим членом Бюро Провода ОУН Дмитрием Маевским[uk], он за несколько дней добрался до Львова[55][51].

Чтв 20 Фев 2014 10:05:25
ГАЛИЦКО-ВОЛИНСКОЕ БИДЛО ЕБАТИ У РОТ! ВСИМ ГУРТОМ, ХЛОПЦИ!


Чтв 20 Фев 2014 10:09:36
БАМП

Чтв 20 Фев 2014 10:16:47
бамп

Чтв 20 Фев 2014 10:18:03
Народ не спрашивают, особенно это касается рашкинского.

Чтв 20 Фев 2014 10:52:34
>>62884201
двач-образовач
а дальше?


← К списку тредов