Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 23.02.2014. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/63071888.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Вск 23 Фев 2014 10:18:29
Дурка
Дурка аписки сумасшедшего

Благодаря некоторым художественным произведениям часть людей считает, что в психбольнице лечат от обычной депрессии или там встречаются интересные и колоритные личности, не принятые миром.

Однако это не совсем так. Человек, побывавший в нескольких психиатрических клиниках по всей России, согласился анонимно рассказать «ЭС» различные истории.

Дома скорби

- Насколько могу вспомнить, в психбольницах обычно одни мужчины, от подростков до стариков. Место не самое приятное, конечно. Даже не думайте лечить депрессию в подобных учреждениях! Я не имею медицинского образования и представление о типах психушек имею лишь самое приблизительное. Может быть, в какие-то можно попасть на время. В психоневрологических интернатах «проживающие» остаются на всю жизнь. И проводят время в обществе не только и не столько нормальных людей, вроде шизофреников, не среди безобидных даунов и умственно отсталых, а самых настоящих безумцев. Которые ухают как филины, жрут крошки с пола и кидаются грязными памперсами.

Среди пациентов в нашей стране значительный процент (около 50%) абсолютно безумных и беспомощных в бытовом плане людей. Например, Юрка – 50-летний (на вид, на самом деле ему может быть и 35, и 60) высоченный, тощий безумец без какого бы то ни было намёка на растительность на лице и теле, использующий свой речевой аппарат для имитирования звука птиц и тоненького жалостливого призыва: "Папа! Папа!" Говорят, 5 лет назад (повторюсь, «проживающие» живут здесь десятилетиями) он был буйный и однажды своими тоненькими пальцами открутил намертво закрученные хреновины на батареях, устроив жуткий потоп.
Помню, у санитаров всегда помощники. В одном месте их было четверо. Шизофреник Олег, бывший учитель, абсолютно нормальный по виду и поведению своему, образованный и умный человек. Немного заторможенный, что можно объяснить лекарствами, которые ему приходится пить. Он наша правая рука. Впрочем, рука, делающая то, что нам делать «западло»: менять подгузники, мыть полы, таскать тяжёлые вещи. Что он делает безропотно и стоически.

Его мне безумно жалко. Олигофрены не знают другой жизни и могут ощущать себя счастливыми. А он как минимум лет 40 провёл на воле. И потом 8 лет тут. И останется до смерти. Будучи, повторюсь, нормальным человеком. У него нет выходных, он не пьёт чай ночами и не травит байки, как это делаем мы. У него нет даже такой отдушины, как никотиновая зависимость, которой спасаются остальные шизофреники.
Не всегда, конечно, но почти везде добрая половина - уроженцы солнечных республик, бывшие строители и разнорабочие. Работают, конечно, не за идею и не за средненькую зарплату, а за условия. Питание, общага позволяют экономить большую часть не слишком впечатляющей зарплаты, делая её относительно неплохой. Опять же, работа не слишком напряжённая - в тихий час и ночью (если, конечно, проживающие не начнут безобразничать) можно ничего не делать. Все собираются в комнатушке с кипятком и вкусняшками, готовят различную снедь, подъедают оставшееся с дневных приёмов пищи, рассказывают истории, иногда поют (чаще всего русские песни). Люди симпатичные, простые и искренние.

Начало

Первым делом «дурка» у меня ассоциировалась с детским садиком, потому что как раз было время завтрака и в воздухе витал приятный аромат молочной каши. В приемном покое вам сразу объясняют, чего нельзя и что можно. Нельзя все, можно — ничего. Телефоны, ноуты, плееры — нельзя. Кружку свою — тоже нельзя. Обычно можно только книги, еду и сигареты (я мигом сбегал в магазин за парой пачек). После вводной лекции и заполнения каких-то бумажек меня переодели в «пижаму дурака» - байковая рубашка и штаны, которые оказались мне чуть ниже колен. Обули меня в шлепанцы и заставили снять серьги. Кстати, после этого я их никогда уже и не надевал.
Помню первые дни. Серые унылые дни тянулись бесконечно. Назначили хорошую дозу рисполепта. Подъем, телевизор, завтрак (давали какую-то дрянь, ел это редко, обычно готовил «бомж»-пакеты), школа, прогулка, обед, «тихий час», книги/плеер, ужин, интернет с телефона, долгожданный уход ко сну.

Был новогодний праздник. К со



Вск 23 Фев 2014 10:20:41
К сожалению, никакого алкоголя не было, хотя сотрудники бесстыдно пьянствовали столовой. Нам устроили утренник - были какие-то конкурсы, хоровод. Под рисполептом было трудновато ходить, держась за руки вокруг елочки - мои руки висели как нитки, постоянно выскальзывали так, что той девушке, с которой я стоял рядом, приходилось чуть ли не подбирать мою ладонь с пола. Так я за ручку подержался в психбольнице.

Отделение в «дурке» — это длинный коридор с палатами без дверей. В каждой палате примерно по 12-15 кроватей. Особо буйные располагались в коридоре, чтобы быть на глазах у сестер. В дальнем конце коридора я увидел пару курящих мужиков и обозначил сразу туалет и курилку. Курят в «дурке» все и много. Направившись в курилку с сигареткой, вытащенной из пачки, я пошел вдоль коридора. На кроватях, К которых в коридоре лежали привязанные буйные, кто-то плакал, кто-то орал и ревел, как зверь, кто-то спал. Подойдя к курилке, я завернул в туалет и понял, что это — бизнес-центр.

Туалет— это комнатушка размером примерно в 10 квадратов с тремя унитазами, парой умывальников, сидячей ванной и с двадцатью курящими мужиками вдоль стены на полу.
В психушке, если не найти занятия для себя, то откровенно скучно. Все-таки это больница, а не курорт. Хотя, знаете, я там так здорово отдохнул от близких, друзей, интернета, города, новостей... От всего.
Пугают совсем не пациенты, пугает осознание того, что ты — часть всего этого. Ты один из них. В них нет ничего особенного, вы их ежедневно видите на улицах. Когда они одиноко блуждают по винному отделу супермаркета или пьют водку на лавочке небольшими группами. Значительная часть из них — самые обычные люди. Я наблюдаю, как они пялятся в телевизор и о чем разговаривают, и мне становится не по себе. Они — олицетворение всего того, что я стараюсь избегать. Деградация, однообразие, ничтожность и бесполезность. Вряд ли образ жизни в психушке чем–то отличается от обычного их образа жизни — там есть даже домино, и можно кадрить санитарок, которые ночами обсуждают, где лучше закодировать члена семьи и сколько стоит «зачаровывание» у одного известного колдуна.

В той больнице отделение условно поделено на 3 части, 3 холла. Коридоров тут нет, есть квадратный холл, из которого вокруг палаты, без дверей. В холле тоже стоят кровати. Есть холл для выздоравливающих - самый чистый и тихий, здесь уже практически нормальные, изможденные лечением пациенты ждут выписки. Второй холл – наблюдательный, сюда сразу кладут только поступивших. Там стоят кресла для медсестер, где обязательно постоянно кто-то должен находиться. В основном здесь все лежат на «вязках». Вязки – это отдельная тема, пока скажу только, что это привязывание по рукам и ногам к сетке кровати. Особо «впечатлительные» могут лежать на вязках неделями, и хорошо, если судно успеют подложить. Но обычно не успевают, поэтому этот холл самый дурно пахнущий.

В третьем холле отдыхают аборигены психбольницы, которые давно и прочно нашли свое постоянное место проживания. Некоторые живут здесь по 20-30 лет. Также сюда кладут всех вредных, противных, приставучих, не желающих вылечиваться. Главное условие (помимо вышесказанных) - ты должен быть прочно болен и достаточно вреден.

Надо сказать, что человек «денежный» проходит следующий путь: наблюдение-вязки, выздоравливающий холл или палата в этом холле, свобода. Если по этому пути ты прошел раз 5-6, но снова рецидивируешь, то рискуешь попасть в холл аборигенов, а оттуда выписаться гораздо сложнее, и ты можешь остаться там надолго или навсегда.

Вск 23 Фев 2014 10:25:58



Вск 23 Фев 2014 10:31:46
>>63072083
Кстати, да. Каковы шансы выебать там няшу?

Вск 23 Фев 2014 10:36:57
>>63072230
0. Отделения мужские и женские раздельны, тем более они закрываются на замки. ВСЕГДА. Но должен признать, в психушке есть такие красивые тян. Проходил практику там, влюбился даже. Взял номера и асички. Как выйдут, выебу.


Вск 23 Фев 2014 10:37:02
>>63072230
Биопроблемник ебаный.

Вск 23 Фев 2014 10:37:16
Психбольница вызвала у меня массу положительных эмоций. Они у меня возникают, в основном, если удаётся на всё положить основательный хуй. Я понимаю, что так жить нельзя, а по-другому я не умею. А тут такой случай представился: лежи себе на кровати, отдыхай от мирской суеты и нихуя не делай. Когда-то на дурке я откосил от армии, и теперь симулировал частичную потерю памяти и шизофрению. Изобразил я из себя рассыпчатый узбекский плов натурально и даже пытался отрезать для правдоподобия ногу: она мне якобы казалась бараньей. Что удивительно, мне поверили. Легенде помогла послепожарная суета и неразбериха. И я по собственной воле стал официально ебанутым.

Соседями по палате оказались обычные, безобидные шизики. Справа от меня на койке сидел грустный дедуган и энергично жевал ус. Неожиданно он проявил ко мне интерес.
– Вас, простите, как зовут?
– Лёха.
– Меня Александр Николаевич. Очень приятно. Алексей, простите великодушно мне мою назойливость, но ответьте мне честно. Вы дрочите?
– Случается, – несколько удивился я.
– Это прекрасно! – воскликнул мой собеседник, энергично потирая руки. – Мы можем быть полезными друг другу. Знаете, раньше мне казалось, что дрочка – это очень личное. Но с годами я стал понимать, что прилюдный онанизм как примат самообладания над имением социально полезен. Дрочизм, как я его называю, позволяет вырваться из тисков комплексов личности, это – демонстрация всеобщего равенства, что есть основа социализма. А в единоличном онанизме есть что-то кулацкое. Вы не находите? Я всегда мечтал дрочить во всеуслышание, с трибуны, на благо народа. Но оказался здесь и теперь ищу единомышленников. Рад приветствовать молодую смену. Лицо у вас, знаете, такое откровенно гуседушительное.

Я, честно говоря, особой радости не испытал и только кивнул. Социал-онанист внезапно умолк и ушел в себя. Через минут десять он оттуда вернулся.
– А случалось ли вам дрочить неистово, пламенно, но безответно? Случалось ли вам, милостивый государь, стоять на коленях перед женщиной, дроча, в ожидании ответного жеста?
– По моему глубокому убеждению, – согласился я принять витиеватый тон старичка, – мужчина, конечно, может встать перед женщиной на колени, но только для того, чтобы посмотреть, хорошо ли выбрита у неё пизда.
– Истину глаголете, любезный, однако я, грешный, будучи однажды после пивка в гавно, не вынес этого ожидания, упал на колени и подарил одной особе восхитительный оргазм ручной работы. Показал, как надо, а потом пять лет отвязаться не мог: упрашивала елозить её до мозолей на клиторе. А сама ни при мне, ни без меня на меня – никогда. В отношениях всегда так: кто-то истинно дрочит, а кто-то лишь позволяет на себя дрочить.
Умолкал он также резко, как и начинал говорить.

– А ведь у меня тоже была история любви, – продолжил он вдруг после десятиминутной паузы, – Обожавшая меня женщина битый час рассказывала мне, какой я талантливый, интеллигентный, скромный, и как ей приятно на меня во всех отношения положиться, а я ей в руку свой стоячий хуй положил и попросил вздрочнуть. Не поняла… Хотя вскорости мы, как пишут в любовных романах, и оказались по разные стороны одного гандона, но никогда она не смирилась с тем, что рукоблудие для меня – это святое… Она, представьте, была сама невинность, правда, не везде. Зато срала часто, как попугайчик, на это я и клюнул, знаете ли. Такой потенциал! И самое прискорбное, что в жопу не давала, и ей, как поломанный принтер, только бумагу портила. Я пытался втолковать, что анал с женщиной укрепляет устои общества, как доминанта мужского начала, но всё было бесполезно. Ничего укреплять она не хотела, ни раком, ни боком. На немешаной глине анального антагонизма мы тогда и расстались.
Я молчал, как ахуевший плов.


Вск 23 Фев 2014 10:39:29
>Обули меня в шлепанцы и заставили снять серьги.
>и заставили снять серьги.
Пошёл на хуй, белорукий гавнарь с ахуенно богатым внутренним миром, и сроком в дурке. Блядь, сразу затошнило.

Вск 23 Фев 2014 10:40:17
Тем временем начали просыпаться остальные обитатели палаты.
– Александр Николаевич, голубчик, ёб твою мать! А не исполнить мне в это чудное утро партию Ленского из оперы «Евгений бля Онегин»? – ещё один грязноватый сосед с хрустом расправил свои гигантские мослы и потянулся.
– Избавьте, Федор Никодимыч. От вашего пения у меня яички судорогой сводит и глаз дергается, – и, повернувшись ко мне, тихо пояснил, – Это – кочегар Федя. Он трезвый попал случайно в театр, свихнулся и решил, что он оперный певец. Такова великая сила искусства. С утра, пока успокоительного не получит, всегда поёт. Но, как видите, пролетарием из него так и брызжет, никакая шизофрения не помогает.
– Я тоже однажды сходил в Большой по-маленькому, – подал голос абсолютно невменяемый третий сосед, который всё время поедал что-то виртуальное.
Вдруг Федя прокашлялся и взревел раненным маралом:
– Куда, куда вы нахуй удалились? Приди, приди, желанный друуууг…– но тут же осёкся, – Нет, все же этот Чайковский, Петр сука Ильич, махровый был педрила, не буду я это петь.
– А вы спойте про золотые дожди коричневых звёзд, – оживился на койке возле окна знакомый уже мне человек-гавно. Такая фекалия, в общем-то, есть в любом коллективе, просто она умело мимикрирует под здоровую личность, под начальника там или главбуха, а тут товарищ всё осознал и ничего не скрывает. Удивляюсь, у нас – как честный человек, так сразу ебанутый. А вот целые коллективы имени говна и министерства поноса почему-то ни у кого не возникает желания упечь, их переименовывают в полицию, повышают зарплату, боятся и ублажают.
– Полноте, батенька, – Александр Николаевич успокаивал возбудившийся кал. – Третьего дня вы Федоровых песен про копрофилию наслушались и из моей утки позавтракали. А в вашем случае, это уже каннибализмом попахивает. Будет вам…

День начался с зарядки, приема таблеток и завтрака. Таблетки спрятал за щеку. Не проверили. Кормили какой-то хуйней, типа свеклы. Свекольные котлеты, манная каша из картофельных очисток, свекольный салат. Ну, и компот, очень похожий почему-то на свекольный. При желании можно было погрызть сахарного овоща в сыром виде – они валялась нечищеные на отдельном столике. В столовой собирались почти все пациенты, кроме буйных. Грешно смеяться над больными, но я не удержался и пару раз хрюкнул в свеклу, когда один почтенный гражданин взял тарелку с едой, аккуратно высыпал все это себе за пазуху и вылил компот в карман. Он стоял довольный возле меня, потирал брюшко и всем своим сытым видом говорил: «Пиздец, хорошо я червячка заморил».

После завтрака всех вывели на прогулку. Человек-гавно и престарелый дрочер-теоретик сопровождали меня. Они вели неспешную беседу.
– Александр Николаевич, скажите, вы интеллигент?
– Местами.
– Значит, в этих местах мы с вами, в некотором смысле, родственные души.
– Это еще почему?
– А потому, что еще Владимир Ильич Ленин сказал, что интеллигенция – не мозг нации, а говно.
– Вечно вы пытаетесь всё собой измазать, изговнять, опоносить. Оставьте в покое засиженного мухами Ленина и мою светлую личность. Ну, ну, Кашкин, не обижайтесь. Вот ведь жидкая натура: сказал гадость, и сам же теперь дуется. Давайте-ка лучше Алексея на адекватность проверим. Ваше кредо, Лёша?
– Ёбырь-анархист.
– Анархия – это прекрасно. Но для вступления в нашу социал-онанистичекую партию вы должны уметь проделать любую глупость с самым серьезным лицом. Нам это нужно для организации акций протеста. Скажите, уважаемый, вы когда-нибудь мочились в раковину?
– Регулярно.
– А в ушную?
– В свою?
– Допустим.
– Не пробовал.
– Как же так, сударик вы мой?! Вы еще скажите, что в гостях никогда мимо унитаза не срали. Мда…трудный случай. Давайте сделаем проще: вы ссыте в ухо Кашкину, и если вы засмеётесь, он срёт вам на голову.
– Это как?
– С дерева.
– Хуй знает, давай попробуем, – решил соответствовать обстановке я.
Судя по молчанию владельца кожаной сантехники, он тоже был категорически «за». Мы отошли в сторону, Кашкин присел на скамейку, сложил ладонь лодочкой возле уха, как глухой, и приготовился меня тестировать. Я еще не оттянул резинку трусов, а он уже рожу, сцука, скрив


Вск 23 Фев 2014 10:44:07
не оттянул резинку трусов, а он уже рожу, сцука, скривил такую, что я чуть фальшстарт в штаны не сделал. На склоненном набок лице он изобразил чёрти что: и умиление, и тихий восторг, и благоговение, и улыбку дебила. Будто я собирался ему не мочу, а божественный елей в ухо накапать. Я напрягся и выдавил из себя робкую струйку. От ушных неровностей полетели брызги, я отошел подальше и тогда уже врубил на полную. Кашкин, закусив губу, во всю подставлял ухо, но на него я старался не смотреть. Я думал о грустном: об этом несчастном, так нелепо доживающем свою, может, и интересную жизнь, и на глаза мне навернулись слёзы.
– Шухер! Мусора! – крикнул вдруг Александр Иванович и потерялся в кустах. Я развернулся всем телом и окропил жолтенким двух спешащих к нам санитаров:
– Стоять, суки! – и они, как по команде, отпрыгнули назад, но тут у меня кончились патроны. Так я первый раз получил здесь по ебалу.

Прыщавый дежурный врач вызвал меня к себе. От прыщавых, я заметил, можно ожидать любой подлянки. А тут не лицо сука, а сплошной прыщик.
– Зачем вы описяли старичка и санитаров?
– Я проходил тест на адекватность.
– Мне кажется, вы его провалили.
– Другой бы спорил, а я не стану.
– С завтрашнего дня я пропишу вам галоперидол внутримышечно. И направлю вас к венерологу. Там у вас, похоже, проблемы. Идите.

В палате Александр Николаевич подсел ко мне и вдруг совершенно нормально заговорил.
– Алексей, я смотрю, вы такой же плов, как я – шурпа. Я, признаться, тоже старый симулянт. И могу сказать, что вас здесь ждут вязки, убийственные порции галки и циклодола. На вязках вы будете ходить под себя, и никто даже не подойдет. Душ раз в неделю, туалетная бумага – на вес золота. Вы будете выглядеть хуже, чем обоссаный вами сосед. Скука смертная, а на отходняках, после дозы вы не сможете ни читать, ни думать.
– Тогда, что вы здесь делаете?
– Вы знаете, молодой человек, я стар. А старость – это не только тот возраст, когда половина утреннего говна уходит на анализы. И не только нищета и одиночество. Старость – это когда все становится ненужным. В том числе, и вы сами… А здесь спокойно, и, как это ни банально, мир кажется не таким безумным, К тому же, не нужно бороться за то, что уже без надобности, за жизнь…
В палату зашел санитар. Старик снова принялся исполнять.
– Больше оптимизма! Если есть хуй, значит, должен его кто-то дрочить. Не так ли? – с этими словами он достал вялого и судорожно принялся его будоражить. Санитар молча ёбнул интеллигентного дрочилу по хую линейкой, выключил свет и вышел в коридор.
– Нет, вы это видели? – возмутился дедуган. – Только что путилитаризм нанёс удар по гласности! – и вдруг затих, отвернулся к стенке и захрапел. На этой храпящей ноте мой первый день в дурке закончился, и я резко засобирался на съебки. Ну, даст Джа, отпишусь как-нибудь, что из этого вышло.


Вск 23 Фев 2014 10:47:13
>>63072578
>Ну, даст Джа
Ясно.

Вск 23 Фев 2014 10:47:24
>>63071888
Хуета какая-то. Дурки всякие бывают. Есть с тюремными порядками, есть с злыми санитарами, а бывают и просто отделения неврозов, где по-сути обычная больница.
Да, психиатры никого не лечат. Тупо ставят диагнозы и выписывают галоперидол/аминазин. Самые ебанутые врачи, которые нужны для охраны в своих психо-тюрьмах.

Вск 23 Фев 2014 10:55:07
>>63072428
Зато у быдла вроде тебя шансы попасть в дурку ничтожно малы. Вероятность, что в 3,5 нейронах что-то пойдёт нетак стремится к нулю.
параноидальная шизофрения-хуй-знает-сколько-ходок-в-дурку - хуй

Вск 23 Фев 2014 10:59:06
>>63072903
>у быдла вроде тебя
Гавнаризм к двадцати годам обычно проходит, но видимо не у всех. Люди реально психически страдающие продолжают работать, и кормить себя и стареющих родителей, во отличии от вас закосивших уебанов, висящих бесполезным грузом на шее родителей и государства. Заставили снять серьги, о ради бога, боже мой.

Вск 23 Фев 2014 11:03:34
>>63072373
>Я молчал, как ахуевший плов
годный тред

Вск 23 Фев 2014 11:03:37
Ещё?


Вск 23 Фев 2014 11:06:53
>>63073157
Да, друг, давай!

Вск 23 Фев 2014 11:08:49
>>63072578
>В палату зашел санитар. Старик снова принялся исполнять.
– Больше оптимизма! Если есть хуй, значит, должен его кто-то дрочить. Не так ли? – с этими словами он достал вялого и судорожно принялся его будоражить. Санитар молча ёбнул интеллигентного дрочилу по хую линейкой, выключил свет и вышел в коридор.
– Нет, вы это видели? – возмутился дедуган. – Только что путилитаризм нанёс удар по гласности!
Обосрался.

Вск 23 Фев 2014 11:09:03
>>63073157
Выкладывай, не томи.

Вск 23 Фев 2014 11:19:42
>>63072373
>Дрочизм, как я его называю, позволяет вырваться из тисков комплексов личности, это – демонстрация всеобщего равенства, что есть основа социализма. А в единоличном онанизме есть что-то кулацкое. Вы не находите? Я всегда мечтал дрочить во всеуслышание, с трибуны, на благо народа. Но оказался здесь и теперь ищу единомышленников.
Всрался.

Вск 23 Фев 2014 11:25:47
>>63071888
Пили еще, ОП.

Вск 23 Фев 2014 11:31:11
>>63072373
Диоген.

Вск 23 Фев 2014 11:46:16
Это всё.

Вск 23 Фев 2014 11:54:38
>>63074657
Спасибо, день сделан.

Вск 23 Фев 2014 11:55:34
>>63071888
Неужели больше не будет продолжения этой умопомрачительной истории?

Вск 23 Фев 2014 11:58:53
Шяс я ел.оп


Вск 23 Фев 2014 12:13:50
Первый. Привезли в гинекологию даму откуда-то из-под Самары. В сопроводительном листе запись сельского фельдшера. Дословно: «Хрен в матке». Пока персонал приемного покоя рыдает от смеха и бьется в истерике, что называется, пацталом, доктор собирает анамнез. Выясняется: у замужней дамы появился любовник, о противозачаточных она, возможно, даже слышала, но по простоте душевной искренне полагала, что все это ухищрения городских проституток и честной барышне не к лицу или… ну, вы поняли. Честной барышне достаточно подмыться и сходить в баню. Мол, зверек по имени сперматозоид от жару делается квелым и проявить свою коварную сущность никак не может. Посему задержка месячных привела деву в смятение чувств и помутнение разума, ибо ничем иным попытку вытравить плод с помощью заостренного корешка хрена не объяснишь. Надо отдать должное ее упорству: она прекратила попытки хренопенетрации, только когда корешок этого, вне всякого сомнения, целебного растения обломился в канале шейки матки! Облом, иначе и не скажешь. Да еще и от мужа по шее получила. В итоге все закончилось хорошо: хрен извлекли, матку вычистили, барышне мозги промыли. Все, как в сказке.
Второй. На сей раз — приемный покой лор-отделения. У пациента инородное тело в пищеводе и золотая цепочка изо рта. При этом пациент ни в какую не колется, что именно за предмет застрял у него в организме. Делают рентген — часы. Не наручные, а те, что джентльмены носят на цепочке в кармане жилета. Послушали фонендоскопом (спросили потом врачи, зачем; он ответил — глупость, но не мог себе отказать в удовольствии) — тикают! Часы застряли на уровне фарингеального сужения, пищевод спазмировался и намертво их заблокировал. Выяснилось (уже потом, когда брегет был извлечен), что имел место спор, который и был выигран пациентом. Никто же не требовал от дядечки, чтобы процесс поглощения был завершен актом дефекации. За цепочку вытянуть часы спорщику не удалось, пришлось набирать 03.
Третий. Вечером в отделение хирургии был экстренно доставлен мужчина с проникающим ранением брюшной стенки. Угадайте чем? Ломом! Причем лом (вылетел на приличной скорости то ли из-под пресса, то ли из карусельного станка — им что-то там ремонтировали, а кто-то включил) пробил оба бока насквозь ниже ребер, чудом не разорвав ни кишечник, ни печень. Как мужика транспортировали — целая история. Лом торчал из боков в обе стороны, и даже просто нести пострадавшего по коридору на носилках было проблематично. А уж везти в машине (не спрашивайте меня, я не в курсе!) и поднимать по лестнице… Надо сказать, лом извлекли без особых проблем, послеоперационный период прошел без осложнений. Хохма была следующим утром, на пятиминутке. Как положено, пятиминутку проводил профессор, ОЧЕНЬ именитый, уважаемый, заслуженный, не дышать, благоговеть, есть начальство глазами. В самом разгаре доклада входит студент с ломом наперевес. Ночная смена в курсе, потому молчит. Профессор, скучающим голосом:
— И что это вы нам тут принесли, товарищ студент?
— Инородное тело, товарищ профессор! — ответствует тот, вид имея лихой и глупый.
— ЧТО, БЛЯ? — Небожитель принимает вид нормального, вменяемого, но слегка охреневшего пенсионера.
Ситуацию разрулили, казус доложили, лом приобщили к кафедральной коллекции инородных тел.


Вск 23 Фев 2014 12:56:08
Этого профессора звали Альберт Энштейн.


← К списку тредов