Карта сайта

Это автоматически сохраненная страница от 04.03.2014. Оригинал был здесь: http://2ch.hk/b/res/63674934.html
Сайт a2ch.ru не связан с авторами и содержимым страницы
жалоба / abuse: admin@a2ch.ru

Втр 04 Мар 2014 21:05:16
СТИХОТРЕД
СТИХОТРЕД Постим итт свои любимые стихотворения.



Втр 04 Мар 2014 21:06:11
Я усталым таким еще не был
В эту серую морозь и слизь
Мне приснилось рязанское небо
И моя непутевая жизнь.

Много женщин меня любило.
Да и сам я любил не одну.
Не от этого ль темная сила
Приучила меня к вину.

Бесконечные пьяные ночи
И в разгуле тоска не впервь!
Не с того ли глаза мне точит
Словно синие листья червь?

Не больна мне ничья измена,
И не радует легкость побед,
Тех волос золотое сено
Превращается в серый цвет,

Превращается в пепел и воды,
Когда цедит осенняя муть.
Мне не жаль вас, прошедшие годы,
Ничего не хочу вернуть.

Я устал себя мучить бесцельно.
И с улыбкою странной лица
Полюбил я носить в легком теле
Тихий свет и покой мертвеца.

И теперь даже стало не тяжко
Ковылять из притона в притон,
Как в смирительную рубашку
Мы природу берем в бетон.

И во мне, вот по тем же законам,
Умиряется бешеный пыл.
Но и все ж отношусь я с поклоном
К тем полям, что когда-то любил.

В те края, где я рос под кленом,
Где резвился на желтой траве,—
Шлю привет воробьям и воронам
И рыдающей в ночь сове.

Я кричу им в весенние дали:
«Птицы милые, в синюю дрожь
Передайте, что я отскандалил,—
Пусть хоть ветер теперь начинает
Под микитки дубасить рожь».


Втр 04 Мар 2014 21:06:25
Вместе они любили
сидеть на склоне холма.
Оттуда видны им были
церковь, сады, тюрьма.
Оттуда они видали
заросший травой водоем.
Сбросив в песок сандалии,
сидели они вдвоем.

Втр 04 Мар 2014 21:06:57
По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали, над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный,
Бессмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!» кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.


Втр 04 Мар 2014 21:06:57
>>63675014
уками обняв колени,
смотрели они в облака.
Внизу у кино калеки
ждали грузовика.
Мерцала на склоне банка
возле кустов кирпича.
Над розовым шпилем банка
ворона вилась, крича.

Втр 04 Мар 2014 21:07:33
>>63675052
ашины ехали в центре
к бане по трем мостам.
Колокол звякал в церкви:
электрик венчался там.
А здесь на холме было тихо,
ветер их освежал.
Кругом ни свистка, ни крика.
Только комар жжужал.

Втр 04 Мар 2014 21:07:36
Ты шьешь. Но это ерунда
Мне нравится твоя манда
она влажна и сильно пахнет.
Иной посмотрит, вскрикнет, ахнет
и убежит, зажав свой нос
и вытирая влагу с рук
вернется ль он. еще вопрос
ничто не делается вдруг.
А мне твой сок сплошная радость.
ты думаешь, что это гадость,
а я готов твою пизду лизать, лизать без передышки
и слизь глотать до появления отрыжки.
Бродский - няша


Втр 04 Мар 2014 21:08:07
>>63675100
рава была там примята,
где сидели они всегда.
Повсюду черные пятна --
оставила их еда.
Коровы всегда это место
вытирали своим языком.
Всем это было известно,
но они не знали о том.

Втр 04 Мар 2014 21:08:41
>>63675137
Окурки, спичка и вилка
прикрыты были песком.
Чернела вдали бутылка,
отброшенная носком.
Заслышав едва мычанье,
они спускались к кустам
и расходились в молчаньи --
как и сидели там.

Втр 04 Мар 2014 21:08:45
>>63675107
Я кстати недавно подруге которая шьёт и знает Бродского это сказал.
Очень странно отреагировала, мне теперь не дадут, наверное.

Втр 04 Мар 2014 21:08:59
недавно открыл для себя

Пусть останется с тобой
Поцелуй прощальный мой!
От тебя я ухожу,
И тебе теперь скажу:
Не ошиблась ты в одном, -
Жизнь моя была лишь сном.
Но мечта, что сном жила,
Днем ли, ночью ли ушла,
Как виденье ли,как свет,
Что мне в том, — ее уж нет.
Все, что зрится, мнится мне,
Все есть только сон во сне.

Я стою на берегу,
Бурю взором стерегу.
И держу в руках своих
Горсть песчинок золотых.
Как они ласкают взгляд!
Как их мало! Как скользят
Все — меж пальцев — вниз, к волне, К глубине — на горе мне!
Как их бег мне задержать,
Как сильнее руки сжать? Сохранится ль хоть одна,
Или все возьмет волна?
Или то, что зримо мне,
Все есть только сон во сне?

Втр 04 Мар 2014 21:09:18
По разным склонам спускались,
случалось боком ступать.
Кусты перед ними смыкались
и расступались опять.
Скользили в траве ботинки,
меж камней блестела вода.
Один достигал тропинки,
другой в тот же миг пруда.

Был вечер нескольких свадеб
(кажется, было две).
Десяток рубах и платьев
маячил внизу в траве.
Уже закат унимался
и тучи к себе манил.
Пар от земли поднимался,
а колокол все звонил.

Один, кряхтя, спотыкаясь,
другой, сигаретой дымя --
в тот вечер они спускались
по разным склонам холма.
Спускались по разным склонам,
пространство росло меж них.
Но страшный, одновременно
воздух потряс их крик.

Втр 04 Мар 2014 21:10:16
>>63675107
Так это же не Бродский

Втр 04 Мар 2014 21:10:37
>>63675206
Внезапно кусты распахнулись,
кусты распахнулись вдруг.
Как будто они проснулись,
а сон их был полон мук.
Кусты распахнулись с воем,
как будто раскрылась земля.
Пред каждым возникли двое,
железом в руках шевеля.

Один топором был встречен,
и кровь потекла по часам,
другой от разрыва сердца
умер мгновенно сам.
Убийцы тащили их в рощу
(по рукам их струилась кровь)
и бросили в пруд заросший.
И там они встретились вновь.

Втр 04 Мар 2014 21:11:08
>>63675173
я одной бывшей своей лермонтова по смс хуярил по пьяни
она дура думала что я сам придумал

Втр 04 Мар 2014 21:11:10
Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
Я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?

Знаю я — они прошли, как тени,
Не коснувшись твоего огня,
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у меня.


Пусть твои полузакрыты очи,
И ты думаешь о ком-нибудь другом,
Я ведь сам люблю тебя не очень,
Утопая в дальнем дорогом.

Этот пыл не называй судьбою,
Легкодумна вспыльчивая связь,—
Как случайно встретился с тобою,
Улыбнусь, спокойно разойдясь.

Да и ты пойдешь своей дорогой
Распылять безрадостные дни,
Только нецелованных не трогай,
Только негоревших не мани.


И когда с другим по переулку
Ты пройдешь, болтая про любовь,
Может быть, я выйду на прогулку,
И с тобою встретимся мы вновь.

Отвернув к другому ближе плечи
И немного наклонившись вниз,
Ты мне скажешь тихо: «Добрый вечер...»
Я отвечу: «Добрый вечер, miss».

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь, —
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.


4 декабря 1925


Втр 04 Мар 2014 21:11:17
Еще пробирались на ощупь
к местам за столом женихи,
а страшную весть на площадь
уже принесли пастухи.
Вечерней зарей сияли
стада густых облаков.
Коровы в кустах стояли
и жадно лизали кровь.

Электрик бежал по склону
и шурин за ним в кустах.
Невеста внизу обозленно
стояла одна в цветах.
Старуха, укрытая пледом,
крутила пред ней тесьму,
а пьяная свадьба следом
за ними неслась к холму.

Сучья под ними трещали,
они неслись, как в бреду.
Коровы в кустах мычали
и быстро спускались к пруду.
И вдруг все увидели ясно
(царила вокруг жара):
чернела в зеленой ряске,
как дверь в темноту, дыра.

Втр 04 Мар 2014 21:11:24
Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - кто-то хочет, чтобы они были?
Значит - кто-то называет эти плевочки
                                           жемчужиной?
И, надрываясь
в метелях полуденной пыли,
врывается к богу,
боится, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,
просит -
чтоб обязательно была звезда! -
клянется -
не перенесет эту беззвездную муку!
А после
ходит тревожный,
но спокойный наружно.
Говорит кому-то:
"Ведь теперь тебе ничего?
Не страшно?
Да?!"
Послушайте!
Ведь, если звезды
зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!

Втр 04 Мар 2014 21:11:49
>>63675173
>>63675107
> Бродский


Втр 04 Мар 2014 21:11:57
>>63675051
Зашёл в тред посмотреть "Незнакомка" или "Лиличка" будет первой.

Втр 04 Мар 2014 21:12:29
Кто их оттуда поднимет,
достанет со дна пруда?
Смерть, как вода над ними,
в желудках у них вода.
Смерть уже в каждом слове,
в стебле, обвившем жердь.
Смерть в зализанной крови,
в каждой корове смерть.

Смерть в погоне напрасной
(будто ищут воров).
Будет отныне красным
млеко этих коров.
В красном, красном вагоне
с красных, красных путей,
в красном, красном бидоне --
красных поить детей.

Смерть в голосах и взорах.
Смертью полн воротник. --
Так им заплатит город:
смерть тяжела для них.
Нужно поднять их, поднять бы.
Но как превозмочь тоску:
если убийство в день свадьбы,
красным быть молоку.

Втр 04 Мар 2014 21:12:42
>>63675318
Сеймщит бро. Ох уж эти бляди.

Втр 04 Мар 2014 21:13:14
Умираш да позираш, да копираш, да блестиш
след себе си оставяш, грешни изводи./2

Мразиш по пътя всичко газиш,
дали ще я опазиш душата си от тази суета,
мамиш със славата се храниш,
дали ще я опазиш душата си от тази суета.

2) Не спираш да показваш всикчки свой прелести,
макар на заем взети, изкопирани./2

Мразиш по пътя всичко газиш,
дали ще я опазиш душата си от тази суета,
мамиш със славата се храниш,
дали ще я опазиш душата си от тази суета.



Втр 04 Мар 2014 21:13:26
>>63675319
От этого женщины текут, я гарантирую.

Втр 04 Мар 2014 21:13:28
Смерть -- не скелет кошмарный
с длинной косой в росе.
Смерть -- это тот кустарник,
в котором стоим мы все.
Это не плач похоронный,
а также не черный бант.
Смерть -- это крик вороний,
черный -- на красный банк.

Смерть -- это все машины,
это тюрьма и сад.
Смерть -- это все мужчины,
галстуки их висят.
Смерть -- это стекла в бане,
в церкви, в домах -- подряд!
Смерть -- это все, что с нами --
ибо они -- не узрят.

Смерть -- это наши силы,
это наш труд и пот.
Смерть -- это наши жилы,
наша душа и плоть.
Мы больше на холм не выйдем,
в наших домах огни.
Это не мы их не видим --
нас не видят они.

Втр 04 Мар 2014 21:13:47
"Тяжкий, плотный занавес у входа,
За ночным окном - туман.
Что теперь твоя постылая свобода,
Страх познавший Дон Жуан?
Холодно и пусто в пышной спальне,
Слуги спят и ночь глуха.
Из страны блаженной, незнакомой, дальней
Слышно пенье петуха.
Что изменнику блаженства звуки?
Миги жизни сочтены.
Донна Анна, спит, скрестив на сердце руки,
Донна Анна видит сны…
Чьи черты жестокие застыли,
В зеркалах отражены?
Анна, Анна, сладко ль спать в могиле?
Сладко ль видеть неземные сны?
Жизнь пуста, безумна и бездонна!
Выходи на битву, старый рок!
И в ответ - победно и влюбленно -
В снежной мгле поет рожок.
Пролетает, брызнув в ночь огнями,
Черный, тихий, как сова, мотор.
Тихими, тяжелыми шагами
В дом вступает Командор…
Настежь дверь. Из непомерной стужи,
Словно хриплый бой ночных часов -
Бой часов: "Ты звал меня на ужин.
Я пришел. А ты готов?.."
На вопрос жестокий нет ответа,
Нет ответа - тишина.
В пышной спальне страшно в час рассвета,
Слуги спят, и ночь бледна.
В час рассвета холодно и странно.
В час рассвета - ночь мутна.
Дева света! Где ты. Донна Анна?
Анна! Анна! - Тишина.
Только в грозном утреннем тумане
Бьют часы в последний раз:
Донна Анна в смертный час твой встанет
Анна встанет в смертный час".


Втр 04 Мар 2014 21:15:03
Розы, герань, гиацинты,
пионы, сирень, ирис --
на страшный их гроб из цинка --
розы, герань, нарцисс,
лилии, словно из басмы,
запах их прян и дик,
левкой, орхидеи, астры,
розы и сноп гвоздик.

Прошу отнести их к брегу,
вверить их небесам.
В реку их бросить, в реку,
она понесет к лесам.
К черным лесным протокам,
к темным лесным домам,
к мертвым полесским топям,
вдаль -- к балтийским холмам.

Втр 04 Мар 2014 21:15:19
pas pas paspaspas pas
pasppas ppas pas paspas
le pas pas le faux pas le pas
paspaspas le pas le mau
le mauve le mauvais pas
paspas pas le pas le papa
le mauvais papa le mauve le pas
paspas passe paspaspasse
passe passe il passe il pas pas
il passe le pas du pas du pape
du pape sur le pape du pas du passe
passepasse passi le sur le
le pas le passi passi passi pissez sur
le pape sur papa sur le sur la sur
la pipe du papa du pape pissez en masse
passe passe passi passepassi la passe
la basse passi passepassi la
passio passiobasson le bas
le pas passion le basson et
et pas le basso do pas
paspas do passe passiopassion do
ne do ne domi ne passi ne dominez pas
ne dominez pas vos passions passives ne
ne domino vos passio vos vos
ssis vos passio ne dodo vos
vos dominos d'or
c'est domdommage do dodor
do pas pas ne domi
pas paspasse passio
vos pas ne do ne do ne dominez pas
vos passes passions vos pas vos
vos pas d?vo d?vorants ne do
ne dominez pas vos rats
pas vos rats
ne do d?vorants ne do ne dominez pas
vos rats vos rations vos rats rations ne ne
ne dominez pas vos passions rations vos
ne dominez pas vos ne vos ne do do
minez minez vos nations ni mais do
minez ne do ne mi pas pas vos rats
vos passionnantes rations de rats de pas
pas passe passio minez pas
minez pas vos passions vos
vos rationnants rago?ts de rats d?vo
d?vorez-les d?vo d?do do domi
dominez pas cet a cet avant-go?t
de rago?t de pas de passe de
passi de pasigraphie gra phiphie
graphie phie de phie
phiphie ph?na ph?nakiki
ph?nakisti coco
ph?nakisticope phiphie
phopho phiphie photo do do
dominez do photo mimez phiphie
photomicrographiez vos go?ts
ces poux chor?graphiques phiphie
de vos d?go?ts de vos d?g?ts pas
pas ?a passio passion de ga
coco kistico ga les d?g?ts pas
le pas pas passiopas passion
passion passion? n? n?
il est n? de la n?
de la n?ga ga de la n?ga
de la n?gation passion gra cra
crachez cra crachez sur vos nations cra
de la neige il est il est n?
passion? n? il est n?
? la nage ? la rage il
est n? ? la n? ? la n?cronage cra rage il
il est n? de la n? de la n?ga
n?ga ga cra crachez de la n?
de la ga pas n?ga n?gation passion
passionn? nez pasionn?m je
je t'ai je t'aime je
je je jet je t'ai jetez
je t'aime passionn?m t'aime
je t'aime je je jeu passion j'aime
passionn? ?? ?m ?mer
?merger aimer je je j'aime
?mer ?merger ? ? pas
passi passi ???? ?m
?me ?mersion passion
passionn? ? je
je t'ai je t'aime je t'aime
passe passio ? passio
passio ? ma gr
ma gra cra crachez sur les rations
ma grande ma gra ma t?
ma t? ma gra
ma grande ma t?
ma terrible passion passionn?e
je t'ai je terri terrible passio je
je je t'aime
je t'aime je t'ai je
t'aime aime aime je t'aime
passionn? ? aime je
t'aime passion?m
je t'aime
passionn?ment aimante je
t'aime je t'aime passionn?ment
je t'ai je t'aime passionn? n?
je t'aime passionn?
je t'aime passionn?ment je t'aime
je t'aime passio passionn?ment


Втр 04 Мар 2014 21:15:51
олмы -- это наша юность,
гоним ее, не узнав.
Холмы -- это сотни улиц,
холмы -- это сонм канав.
Холмы -- это боль и гордость.
Холмы -- это край земли.
Чем выше на них восходишь,
тем больше их видишь вдали.

Холмы -- это наши страданья.
Холмы -- это наша любовь.
Холмы -- это крик, рыданье,
уходят, приходят вновь.
Свет и безмерность боли,
наша тоска и страх,
наши мечты и горе,
все это -- в их кустах.

Холмы -- это вечная слава.
Ставят всегда напоказ
на наши страданья право.
Холмы -- это выше нас.
Всегда видны их вершины,
видны средь кромешной тьмы.
Присно, вчера и ныне
по склону движемся мы.
Смерть -- это только равнины.
Жизнь -- холмы, холмы.

Втр 04 Мар 2014 21:15:58
Пробочка под крепким йодом!
Как ты скоро перетлела!
Так вот и душа незримо
Жжет и разъедает тело.


Втр 04 Мар 2014 21:16:57
НЕБОСКРЕБ В РАЗРЕЗЕ

Возьми
разбольшущий
дом в Нью-Йорке,
взгляни
насквозь
на зданье на то.
Увидишь -
старейшие
норки да каморки -
совсем
дооктябрьский
Елец аль Конотоп.
Первый -
ювелиры,
караул бессменный,
замок
зацепился ставням о бровь.
В сером
герои кино,
полисмены,
лягут
собаками
за чужое добро.
Третий -
спят бюро-конторы.
Ест
промокашки
рабий пот.
Чтоб мир
не забыл,
хозяин который,
на вывесках
золотом
"Вильям Шпрот".
Пятый.
Подсчитав
приданные сорочки,
мисс
перезрелая
в мечте о женихах.
Вздымая грудью
ажурные строчки,
почесывает
пышных подмышек меха.
Седьмой.
Над очагом
домашним
высясь,
силы сберегши
спортом смолоду,
сэр
своей законной миссис,
узнав об измене,
кровавит морду.
Десятый.
Медовый.
Пара легла.
Счастливей,
чем Ева с Адамом были.
Читают
в "Таймсе"
отдел реклам:
"Продажа в рассрочку автомобилей".
Тридцатый.
Акционеры
сидят увлечены,
делят миллиарды,
жадны и озабочены.
Прибыль
треста
"изготовленье ветчины
из лучшей
дохлой
чикагской собачины".
Сороковой.
У спальни
опереточной дивы.
В скважину
замочную,
сосредоточив прыть,
чтоб Кулидж дал развод,
детективы
мужа
должны
в кровати накрыть.
Свободный художник,
рисующий задочки,
дремлет в девяностом,
думает одно:
как бы ухажнуть
за хозяйской дочкой -
да так,
чтоб хозяину
всучить полотно.
А с крыши стаял
скатертный снег.
Лишь ест
в ресторанной выси
большие крохи
уборщик - негр,
а маленькие крошки -
крысы.
Я смотрю,
и злость меня берет
на укрывшихся
за каменный фасад.
Я стремился
за 7000 верст вперед,
а приехал
на 7 лет назад.



Втр 04 Мар 2014 21:17:38

>>63675588
Живое исполнение.

Втр 04 Мар 2014 21:18:11
Анон, стихи вымерли как жанр.
Докажи обратное, плз. У меня тут братюня в стиме илитный стихоплёт овер 9000 подписчиков на стихи ру. И что ты думаешь? Такого унылого говна я в жизни не читал.


Втр 04 Мар 2014 21:19:21
Я видел озеро, стоявшее отвесно.
С разрезанною розой в колесе
Играли рыбы, дом построив пресный.
Лиса и лев боролись в челноке.

Глазели внутрь трех лающих порталов
Недуги – недруги других невскрытых дуг.
Фиалковый пролет газель перебежала,
И башнями скала вздохнула вдруг.

И, влагой напоен, восстал песчаник честный,
И средь ремесленного города-сверчка
Мальчишка-океан встает из речки пресной
И чашками воды швыряет в облака.

Втр 04 Мар 2014 21:19:43
>>63675796
Песенки же.

Втр 04 Мар 2014 21:20:06
>>63675796
В большинстве своем современные не оче, да
Еще их проблема в том, что их просто пиздец как много, каждый 10 - ебаный поэт





я проведу ночь за сигаретами
день в рюмке
и улетучится вся моя грусть
ты можешь ебаться с другими поэтами
но не смей носить их сборники в сумке
и читать их стихи наизусть

Втр 04 Мар 2014 21:20:31
Грозою освеженный,
Подрагивает лист.
Ах, пеночки зеленой
Двухоборотный свист!

Втр 04 Мар 2014 21:20:40
ТЯН НЕ НУЖНЫ
ТЯН НЕ НУЖНЫ Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои вполукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.

Я не знал, что любовь — зараза,
Я не знал, что любовь — чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углу прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь — простыня да кровать.
Наша жизнь — поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хуй…
Не умру я, мой друг, никогда.


Втр 04 Мар 2014 21:20:54
Какие у вас любимые стихотворения Бродского?

Втр 04 Мар 2014 21:21:00
села муха на варенье, вот и все стихотворение.

Втр 04 Мар 2014 21:21:01
Валя, Валентина,
Что с тобой теперь?
Белая палата,
Крашеная дверь.
Тоньше паутины
Из-под кожи щек
Тлеет скарлатины
Смертный огонек.

Говорить не можешь -
Губы горячи.
Над тобой колдуют
Умные врачи.
Гладят бедный ежик
Стриженых волос.
Валя, Валентина,
Что с тобой стряслось?
Воздух воспаленный,
Черная трава.
Почему от зноя
Ноет голова?
Почему теснится
В подъязычье стон?
Почему ресницы
Обдувает сон?

Втр 04 Мар 2014 21:21:23
>>63675935
И почему это поэт?

Втр 04 Мар 2014 21:21:25

>>63675796
Тут проблема в подаче и восприятии.
Я интересуюсь всей этой темой.
И скажу, что у всех при слове "стихи" в голове всплывает что-нибудь рафинированное, рифмованное, дико приевшиеся и, конечно, мёртвое.
Если раньше поэти/писатели работали с языком, придавали ему форму, пытались изобрести свою прагматику высказывания, то сейчас, увы, каждая тупая пизда пишет стишки о любви и все они похожи друг на друга.
Вот, Пригов, например. Годнота в чистом виде.

Втр 04 Мар 2014 21:21:36
373. НЕ ВЕРЬ СЕБЕ
Que nous font apr?s tout les  vulgaires
                                                           abois
De tous ces charlatans, qui donnent de
                                                         la voix,
Les marchands de pathos et les faiseurs
                                                  d’emphase
Et  tous  les  baladins  qui  dansent  sur
                                                    la phrase?
A. Barbier3
Не верь, не верь себе, мечтатель молодой,
         Как язвы, бойся вдохновенья...
Оно — тяжелый бред души твоей больной
         Иль пленной мысли раздраженье.
В нем признака небес напрасно не ищи:
         То кровь кипит, то сил избыток!
Скорее жизнь свою в заботах истощи,
         Разлей отравленный напиток!
Случится ли тебе в заветный, чудный миг
         Отрыть в душе, давно безмолвной,
Еще неведомый и девственный родник,
         Простых и сладких звуков полный, —
Не вслушивайся в них, не предавайся им,
         Набрось на них покров забвенья:
Стихом размеренным и словом ледяным
         Не передашь ты их значенья.
Закра?дется ль печаль в тайник души твоей,
         Зайдет ли страсть с грозой и вьюгой —
33
Не выходи тогда на шумный пир людей
         С своею бешеной подругой;
Не унижай себя. Стыдися торговать
         То гневом, то тоской послушной
И гной душевных ран надменно выставлять
         На диво черни простодушной.
Какое дело нам, страдал ты или нет?
         На что? нам знать твои волненья,
Надежды глупые первоначальных лет,
         Рассудка злые сожаленья?
Взгляни: перед тобой играючи идет
         Толпа дорогою привычной,
На лицах праздничных чуть виден след забот,
         Слезы не встретишь неприличной.
А между тем из них едва ли есть один,
         Тяжелой пыткой не измятый,
До преждевременных добравшийся морщин
         Без преступленья иль утраты!..
Поверь: для них смешон твой плач и твой укор,
         С своим напевом заучённым,
Как разрумяненный трагический актер,
         Махающий мечом картонным...
1839
Сноски
Сноски к стр. 32
3 Какое нам, в конце концов, дело до грубого крика всех этих шарлатанов, торговцев пафосом, мастеров напыщенности и всех плясунов, танцующих на фразе? О. Барбье (фр.). —Ред.

Втр 04 Мар 2014 21:21:49
>>63675963
Двери отворяются.
(Спать. Спать. Спать.)
Над тобой склоняется
Плачущая мать:

Валенька, Валюша!
Тягостно в избе.
Я крестильный крестик
Принесла тебе.
Все хозяйство брошено,
Не поправишь враз,
Грязь не по-хорошему
В горницах у нас.
Куры не закрыты,
Свиньи без корыта;
И мычит корова
С голоду сердито.
Не противься ж, Валенька,
Он тебя не съест,
Золоченый, маленький,
Твой крестильный крест.

Втр 04 Мар 2014 21:21:57
>>63675988
Рождественский романс

Втр 04 Мар 2014 21:22:36
10 ИЗ 10, БОЖЕ, ПРОСТО 10 ИЗ 10

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои —
Пускай в душевной глубине
Встают и заходя?т оне
Безмолвно, как звезды? в ночи, —
Любуйся ими — и молчи.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изрече?нная есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи, —
Питайся ими — и молчи.

Лишь жить в себе самом умей —
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглуши?т наружный шум,
Дневные разгоня?т лучи, —
Внимай их пенью — и молчи!..

Втр 04 Мар 2014 21:22:55
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрёшь — начнёшь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

Втр 04 Мар 2014 21:23:13
>>63676004
На щеке помятой
Длинная слеза...
А в больничных окнах
Движется гроза.

Открывает Валя
Смутные глаза.

От морей ревучих
Пасмурной страны
Наплывают тучи,
Ливнями полны.

Над больничным садом,
Вытянувшись в ряд,
За густым отрядом
Движется отряд.
Молнии, как галстуки,
По ветру летят.

Втр 04 Мар 2014 21:23:50
>>63676063
В дождевом сиянье
Облачных слоев
Словно очертанье
Тысячи голов.

Рухнула плотина -
И выходят в бой
Блузы из сатина
В синьке грозовой.

Трубы. Трубы. Трубы
Подымают вой.
Над больничным садом,
Над водой озер,
Движутся отряды
На вечерний сбор.

Заслоняют свет они
(Даль черным-черна),
Пионеры Кунцева,
Пионеры Сетуни,
Пионеры фабрики Ногина.

Втр 04 Мар 2014 21:24:07
>>63676029
Он довольно-таки известен, есть сборники, катается по городам
Мне нравится это стихотворение

Втр 04 Мар 2014 21:24:07
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ.
Потому что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Потому что я с севера, что ли?
Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи —
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.

Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне...
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
1924

Втр 04 Мар 2014 21:24:24
>>63674934
И такая, ты знаешь, мама, ненужность фатальная.
Для чего это все? Для каких таких берегов
Я везу это все контрабандное, нелегальное,
Высшей пробы накопленное тепло?
Мама, здесь никому это и не надо.
Я пустое место, ничья отрада,
Чемодан неуместно нежных вещей
На складе не-первой-свежести-овощей.
Мама, я отрастила волосы ниже плеч.
Но никто в них не запускает пальцы.
И никто не станет меня беречь.
Мама, я чемпион одиночных танцев,
гений невстреч.
И поэтому я пишу только дурацкие стансы
И не фильтрую речь.

Втр 04 Мар 2014 21:24:32
>>63676163
А внизу, склоненная
Изнывает мать:
Детские ладони
Ей не целовать.
Духотой спаленных
Губ не освежить -
Валентине больше
Не придется жить.

- Я ль не собирала
Для тебя добро?
Шелковые платья,
Мех да серебро,
Я ли не копила,
Ночи не спала,
Все коров доила,
Птицу стерегла,-
Чтоб было приданое,
Крепкое, недраное,
Чтоб фата к лицу -
Как пойдешь к венцу!
Не противься ж, Валенька!
Он тебя не съест,
Золоченый, маленький,
Твой крестильный крест.

Втр 04 Мар 2014 21:24:35
Я Вас любил. Любовь ещё, быть может,
В моей душе угасла не совсем.
Но пусть она Вас больше не тревожит:
Я не хочу печалить Вас ничем.

Я Вас любил безумно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим,
Я Вас любил так искренне, так нежно,
Как дай Вам Бог любимой быть другим.

До сих пор не до конца понимаю, в каком случае "Вы" писать.

Втр 04 Мар 2014 21:25:03
Призываю анона со стихами Буковски.

Втр 04 Мар 2014 21:25:20
>>63676209
Пусть звучат постылые,
Скудные слова -
Не погибла молодость,
Молодость жива!

Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.

Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.

Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.

Втр 04 Мар 2014 21:25:43
"Дворник,
что за крик на улице?
Снова, что ли, их пороть?"
"Да суббота...
Русь разгуливается...
Пьянство,
ваше сковородь".
Люди,
синие от стужи,
обнимают фонари.
Сорок градусов снаружи,
сорок градусов внутри.
Кто Россию травит?
Кто Россией правит?
Барыня стеклянная --
водка окаянная.
Мчат по пьяным рысаки.
Боже,
что творится!
Нынче водка на Руси
как императрица.
И сургучный венец
на головке царственной,
а соленый огурец --
скипетр государственный.
Твои очи,
Русь,
поблекли,
а в ослаблых пальцах --
дрожь.
Вниз по матушке по водке
далеко не уплывешь.
Если все в глазах двоится,
ты вдвойне бессильна,
Русь.
Пьяный спьяну не боится,
а с похмелья пьяный --
трус.
Эй, мужик,
ты снова к рюмке?
Но когда дрожливы руки,
не удержишь в них кола,
не рванешь в колокола.
Али было мало порки,
али та наука зря?
Ты в царевой монопольке
не опасен для царя.
Выпьешь --
царь и поп
родимы,
хоть целуйся с ними всласть.
Ты и власть
как побратимы:
водку пьешь и ты
и власть.
И по городу Казани,
мужичье валя врастяг,
мчат осанистые сани
в раззолоченных кистях.
"Шваль посконная с жидами,
прочь с пути,
сигайте в ров!"
Едет пьяный шеф жандармов
с Азой --
дочерью шатров.
И полковнику Гангардту
на служебную кокарду,
раззвенясь во все сережки,
нацепляет Азочка
еще теплую от ножки
розочку-подвязочку.

А в номерах Щетинкина
такая катавасия!
Шампанское шутихами
палит по потолкам.
Плевать, что за оказия --
гуляй Расея-Азия,
а малость безобразия
как соусок пикан.
Купцы в такой подпитости,
что все готовы вытрясти.
Деньга досталась хитростью,
а тратить -- разве труд?
Тащи пупки куриные
и пироги с калиною,
а угости кониною --
они не разберут.
Первогильдейно крякая,
набрюшной цепью брякая,
купчина раскорякою
едва подполз к стене.
Орет от пьянства лютого,
от живота раздутого:
"Желаю выйти тутова!
Рубите дверь по мне"

Безгильдейная Расея
носом ткнулась в снег, косея, -
закаляется.
Как подменная свобода,
шлюха грязная -- суббота
заголяется!
А в портерной у Лысого,
где птичье молоко,
буфетчик, словно лисонька,
вовсю вострит ушко.
Вас наблюдая, мальчики,
"папашей" наречен,
к доносцу матерьяльчики
вылавливает он.
Суббота --
день хреновый,
на пьяных урожай,
а если мат --
крамола,
всю Русь тогда сажай.
Но ухо у буфетчика
торчком,
торчком,
торчком
туда, где брат повешенного
сидит еще молчком.
Еще он отрок отроком
с вихрастой головой,
но всем угрюмым обликом
взрослей, чем возраст свой.
И пусть галдят отчаянно,
стаканами звеня,
крамольное молчание
слышней, чем трепотня.
Хмельной белоподкладочник
со шкаликом подлез:
"Эй, мальчик из порядочных,
рванем-ка за прогресс!"
Буфетчик,
все на ус крути!
Молчит.
Сейчас расколется.
В глазах мальчишечьих круги
кровавые расходятся.
И, корчась, будто на колу,
поднявшись угловато,
он шепчет всем и никому:
"Я отомщу за брата!"
Нет, не лощеному хлыщу,
а в дальнее куда-то:
"Я отомщу,
я отомщу,
я отомщу за брата!"
Учел, буфетчик,
записал?
Теперь жандарма свистни.
Всегда доносит гений сам
на собственные мысли.
Еще он юн и хрупковат,
и за него так страшно.
Еще его понятье "брат"
сегодня просто "Саша".
Но высшей родственности боль
пронзит неукоснимо:
ведь человеку брат --
любой,
неправдою казнимый.
И брат -- любой,
чей слышен стон
в полях и на заводе,
и брат -- любой,
кто угнетен,
но тянется к свободе.
И признак Страшного суда
всем палачам расплата,
и революция всегда
по сути -- месть за брата.

Втр 04 Мар 2014 21:26:07
>>63676253
Возникай содружество
Ворона с бойцом -
Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом.

Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.

Чтобы в этом крохотном
Теле - навсегда
Пела наша молодость,
Как весной вода.

Втр 04 Мар 2014 21:26:28
>>63676033
Для тебя ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПРИГОВ!

Втр 04 Мар 2014 21:26:34
>>63676225
В мире дерьма он известен.

Втр 04 Мар 2014 21:26:41
Как тяжко мертвецу среди людей
Живым и страстным притворяться!
Но надо, надо в общество втираться,
Скрывая для карьеры лязг костей...

Живые спят. Мертвец встает из гроба,
И в банк идет, и в суд идет, в сенат...
Чем ночь белее, тем чернее злоба,
И перья торжествующе скрипят.

Мертвец весь день труди?тся над докладом.
Присутствие кончается. И вот —
Нашептывает он, виляя задом,
Сенатору скабрезный анекдот...

Уж вечер. Мелкий дождь зашлепал грязью
Прохожих, и дома, и прочий вздор...
А мертвеца — к другому безобразью
Скрежещущий несет таксомотор.

В зал многолюдный и многоколонный
Спешит мертвец. На нем — изящный фрак.
Его дарят улыбкой благосклонной
Хозяйка — дура и супруг — дурак.

Он изнемог от дня чиновной скуки,
Но лязг костей музы?кой заглушон...
Он крепко жмет приятельские руки —
Живым, живым казаться должен он!

Лишь у колонны встретится очами
С подругою — она, как он, мертва.
За их условно-светскими речами
Ты слышишь настоящие слова:

«Усталый друг, мне странно в этом зале». —
«Усталый друг, могила холодна». —
«Уж полночь». — «Да, но вы не приглашали
На вальс NN. Она в вас влюблена…»

А там — NN уж ищет взором страстным
Его, его — с волнением в крови...
В её лице, девически прекрасном,
Бессмысленный восторг живой любви...

Он шепчет ей незначащие речи,
Пленительные для живых слова,
И смотрит он, как розовеют плечи,
Как на плечо склонилась голова...

И острый яд привычно-светской злости
С нездешней злостью расточает он...
«Как он умён! Как он в меня влюблён!»

В её ушах — нездешний, странный звон:
    То кости лязгают о кости.

Втр 04 Мар 2014 21:26:42
>>63676315
Валя, Валентина,
Видишь - на юру
Базовое знамя
Вьется по шнуру.

Красное полотнище
Вьется над бугром.
"Валя, будь готова!" -
Восклицает гром.

В прозелень лужайки
Капли как польют!
Валя в синей майке
Отдает салют.

Тихо подымается,
Призрачно-легка,
Над больничной койкой
Детская рука.

Втр 04 Мар 2014 21:27:11
>>63676226
От этого женщины тоже текут.

Втр 04 Мар 2014 21:27:19
Слава вам, идущие обедать миллионы!
И уже успевшие наесться тысячи!
Выдумавшие каши, бифштексы, бульоны
и тысячи блюдищ всяческой пищи.

Если ударами ядр
тысячи Реймсов разбить удалось бы -
по-прежнему будут ножки у пулярд,
и дышать по-прежнему будет ростбиф!

Желудок в панаме! Тебя ль заразят
величием смерти для новой эры?!
Желудку ничем болеть нельзя,
кроме аппендицита и холеры!

Пусть в сале совсем потонут зрачки -
все равно их зря отец твой выделал;
на слепую кишку хоть надень очки,
кишка все равно ничего б не видела.

Ты так не хуже! Наоборот,
если б рот один, без глаз, без затылка -
сразу могла б поместиться в рот
целая фаршированная тыква.

Лежи спокойно, безглазый, безухий,
с куском пирога в руке,
а дети твои у тебя на брюхе
будут играть в крокет.

Спи, не тревожась картиной крови
и тем, что пожаром мир опоясан,-
молоком богаты силы коровьи,
и безмерно богатство бычьего мяса.

Если взрежется последняя шея бычья
и злак последний с камня серого,
ты, верный раб твоего обычая,
из звезд сфабрикуешь консервы.

А если умрешь от котлет и бульонов,
на памятнике прикажем высечь:
"Из стольких-то и стольких-то котлет миллионов -
твоих четыреста тысяч".


мимо-жиробас


Втр 04 Мар 2014 21:27:31
>>63676363
"Я всегда готова!" -
Слышится окрест.
На плетеный коврик
Упадает крест.
И потом бессильная
Валится рука
В пухлые подушки,
В мякоть тюфяка.

А в больничных окнах
Синее тепло,
От большого солнца
В комнате светло.

И, припав к постели.
Изнывает мать.

За оградой пеночкам
Нынче благодать.

Втр 04 Мар 2014 21:27:36
>>63676386
Ценитель?

Втр 04 Мар 2014 21:27:43
>>63676400
Ну я как-то и не говорил, что он годный
Просто слышал о нем и видел, что концерты были

Втр 04 Мар 2014 21:28:08
Вот и все!

Но песня
Не согласна ждать.

Возникает песня
В болтовне ребят.

Подымает песню
На голос отряд.

И выходит песня
С топотом шагов

В мир, открытый настежь
Бешенству ветров.

Втр 04 Мар 2014 21:28:33
>>63676443
Читал тянкам это
Теперь думаю, текли или нет

Втр 04 Мар 2014 21:28:43
Как хороши, как свежи были розы
В моем саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!

Как я берег, как я лелеял младость
Моих цветов заветных, дорогих;
Казалось мне, в них расцветала радость,
Казалось мне, любовь дышала в них.

Но в мире мне явилась дева рая,
Прелестная, как ангел красоты,
Венка из роз искала молодая,
И я сорвал заветные цветы.

И мне в венке цветы еще казались
На радостном челе красивее, свежей,
Как хорошо, как мило соплетались
С душистою волной каштановых кудрей!

И заодно они цвели с девицей!
Среди подруг, средь плясок и пиров,
В венке из роз она была царицей,
Вокруг ее вились и радость и любовь.

В ее очах - веселье, жизни пламень;
Ей счастье долгое сулил, казалось, рок.
И где ж она?.. В погосте белый камень,
На камне - роз моих завянувший венок.
1834

Втр 04 Мар 2014 21:28:50
Сливаются реки,
свиваются травы.

А я
развеян ветрами.

Войдет благовещенье
в дом к обрученным,
и девушки встанут утрами
и вышьют сердца свои
шелком зеленым.

А я
развеян ветрами.

Втр 04 Мар 2014 21:29:04
>>63676339
Садовник в ватнике, как дрозд,
по лестнице на ветку влез,
тем самым перекинув мост
к пернатым от двуногих здесь.

Но, вместо щебетанья, вдруг,
в лопатках возбуждая дрожь,
раздался характерный звук:
звук трения ножа о нож.

Вот в этом-то у певчих птиц
с двуногими и весь разрыв
(не меньший, чем в строеньи лиц),
что ножницы, как клюв, раскрыв,

на дереве, в разгар зимы,
скрипим, а не поем как раз.
Не слишком ли отстали мы
от тех, кто "отстает от нас"?

Помножив краткость бытия
на гнездышки и забытье
при пеньи, полагаю я,
мы место уточним свое.

Втр 04 Мар 2014 21:29:26
Муттер и Фатер гордятся Отто. Рост за два метра, глаза как сталь,
Тело, осанка, манеры - что ты, впору сниматься у Риффеншталь.
Он побеждает на скачках конских, Вагнера темы поёт на бис,
Даже стреляет по-македонски. Белая бестия, as it is.

Но каждую ночь, из тумана глядя
чёрными дырами мёртвых глаз
Отто является фройлян Надя в платье сатиновом.

Был приказ -
Каждый изловленный партизайне должен висеть на суку. И вот,
Отто с улыбкой "Jedem das seine" пойманных русских к допросу ждёт.
В двери Надежду впихнули грубо. Отто глядит на неё свысока.
Наде семнадцать, разбиты губы, кровь на сатине, в глазах тоска.
Делу, увы, не помочь слезами.
Слышно - солдаты копают рвы.

Отто вздыхает - йедем дас зайне. Милая фройлян, мне жаль, увы.
Вдруг исчезает тоска во взгляде, зал погрузился на миг во тьму.
Прыгнув, на Отто повисла Надя, в ухо гадюкой шипит ему:
"Что, офицер, не боишься мести? Нынче я стану твоей судьбой.
Мы теперь будем цузаммен, вместе. Слышишь? Отныне навек с тобой."

Надю за волосы тащат к вязу, в бабушкин, с детства знакомый, двор,
Где ожидает, к суку привязан, быстрый верёвочный приговор.
"Шнапсу бы... Водки бы... Не иначе - стопку с товарищем вечерком".
Отто стирает рукой дрожащей Надину кровь со щеки платком.

Водка ли, шнапс ли, исповедальня – всё бесполезно. Опять в ночи
Надя из курской деревни дальней смотрит на Отто, а он молчит.
Наденька шепчет "Jedem das seine!". Отто хрипит, воздух ловит ртом.
Дойче овчарка глядит на хозяина, длинным виляет, скуля, хвостом.
Был же приказ и была задача... Йедем дас зайне. В окне рассвет
Надя уходит. А Отто плачет
Семьдесят долгих кошмарных лет.

Втр 04 Мар 2014 21:29:45
>>63676532
Ну надо ж и с умением.

Втр 04 Мар 2014 21:30:24
>>63675972
Две чарки Есенину. Схороните тре, молюююю

Втр 04 Мар 2014 21:30:45
Не криви улыбку, руки теребя,—
Я люблю другую, только не тебя.

Ты сама ведь знаешь, знаешь хорошо —
Не тебя я вижу, не к тебе пришел.

Проходил я мимо, сердцу все равно —
Просто захотелось заглянуть в окно.

Втр 04 Мар 2014 21:30:56
>>63676619
>ж и с
Так-то я протащился.

Втр 04 Мар 2014 21:31:02
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрёшь — начнёшь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.


Втр 04 Мар 2014 21:31:12
Мои поля сыпучий пепел кроет.
В моей стране печален страдный день.
Сухую пыль соха со скрипом роет,
И ноги жжёт затянутый ремень.

В моей стране — ни зим, ни лет, ни вёсен,
Ни дней, ни зорь, ни голубых ночей.
Там круглый год владычествует осень,
Там — серый свет бессолнечных лучей.

Там сеятель бессмысленно, упорно,
Скуля как пёс, влачась как вьючный скот,
В родную землю втаптывает зёрна —
Отцовских нив безжизненный приплод.

А в шалаше — что делать? Выть да охать.
Точить клинок нехитрого ножа
Да тешить женщин яростную похоть,
Царапаясь, кусаясь и визжа.

А женщины, в игре постыдно-блудной,
Открытой всем, все силы истощив,
Беременеют тягостно и нудно
И каждый год родят, не доносив.

В моей стране уродливые дети
Рождаются, на смерть обречены.
От их отцов несу вам песни эти.
Я к вам пришёл из мертвенной страны.

Втр 04 Мар 2014 21:31:24
>>63675107
>Хармс - няша
*fixd

Втр 04 Мар 2014 21:31:35
>>63674934
С насмешкой над моей гордынею бесплодной
Мне некто предсказал, державший меч в руке:
Ничтожество с душой пустою и холодной,
Ты будешь прошлое оплакивать в тоске.
В тебе прокиснет кровь твоих отцов и дедов,
Стать сильным, как они, тебе не суждено;
На жизнь, ее скорбей и счастья не изведав,
Ты будешь, как больной, смотреть через окно.
И кожа ссохнется, и мышцы ослабеют,
И скука въестся в плоть, желания губя,
И в черепе твоем мечты окостенеют,
И ужас из зеркал посмотрит на тебя.
Себя преодолеть! Когда б ты мог! Но, ленью
Расслаблен, стариком ты станешь с юных лет;
Чужое и свое, двойное утомленье
Нальет свинцом твой мозг и размягчит скелет.
Заплещет вещее и блещущее знамя, -
О, если бы оно и над тобой взвилось! -
Увы! Ты истощишь свой дух над письменами,
Их смысл утерянный толкуя вкривь и вкось.
Ты будешь одинок! – в оцепененье дремы
Прикован будет твой потусторонний взгляд
К минувшей юности, – и радостные громы
Далеко в стороне победно прогремят!

Втр 04 Мар 2014 21:31:56
>>63676688
Ну всё, всё... Хватит. Успокойся, сына.

Втр 04 Мар 2014 21:32:00
>>63676619
Да между делом читал
Вроде годно
Не стеснялся

Втр 04 Мар 2014 21:32:49
>>63676123
автор?

Втр 04 Мар 2014 21:32:53
>>63676723
Ждал его здесь

Втр 04 Мар 2014 21:32:53
Смерть


"Я жить хочу! - кричит он, дерзновенный. -
Пускай обман! О, дайте мне обман!"
И в мыслях нет, что это лед мгновенный,
А там, под ним, - бездонный океан.

Бежать? Куда? Где правда, где ошибка?
Опора где, чтоб руки к ней простерть?
Что ни расцвет живой, что ни улыбка, -
Уже под ними торжествует смерть.

Слепцы напрасно ищут, где дорога,
Доверясь чувств слепым поводырям;
Но если жизнь - базар крикливый бога,
То только смерть - его бессмертный храм.

< 1878 >

Два чая ОПу

Втр 04 Мар 2014 21:33:01
Мать говорит Христу:
- Ты мой сын или мой
Бог? Ты прибит к кресту.
Как я пойду домой?

Как ступлю на порог,
не поняв, не решив:
ты мой сын или Бог?
То есть, мертв или жив?

Он говорит в ответ:
- Мертвый или живой,
разницы, жено, нет.
Сын или Бог, я твой.

Втр 04 Мар 2014 21:33:13
>>63676809
Тютчев. Silentium.

Втр 04 Мар 2014 21:33:16
>>63676466
Нет, просто врезалось в память с 11 класса.
>>63676454
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо и остро!
Весь я в чём-то норвежском! Весь я в чём-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрёкот аэропланов! Беги автомобилей!
Ветропросвист экспрессов! Крылолёт буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском - это пульс вечеров!

Втр 04 Мар 2014 21:33:17
>>63676700
Всё эта посевная байда ой как потеряла актуальность в качестве средства выражения.

Втр 04 Мар 2014 21:33:38
Брандахлысты в белых брючках
В лаун-теннисном азарте
Носят жирные зады.

Вкруг площадки, в модных штучках,
Крутобедрые Астарты,
Как в торговые ряды,

Зазывают кавалеров
И глазами, и боками,
Обещая всё для всех.

И гирлянды офицеров,
Томно дрыгая ногами,
«Сладкий празднуют успех».

Втр 04 Мар 2014 21:33:53
За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.
Там жили поэты, — и каждый встречал
Другого надменной улыбкой.

Напрасно и день светозарный вставал
Над этим печальным болотом;
Его обитатель свой день посвящал
Вину и усердным работам.

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и прямо.
Под утро их рва?ло. Потом, заперши?сь,
Работали тупо и рьяно.

Потом вылезали из будок, как псы,
Смотрели, как море горело.
И золотом каждой прохожей косы
Пленялись со знанием дела.

Разнежась, мечтали о веке златом,
Ругали издателей дружно.
И плакали горько над малым цветком,
Над маленькой тучкой жемчужной…

Так жили поэты. Читатель и друг!
Ты думаешь, может быть, — хуже
Твоих ежедневных бессильных потуг,
Твоей обывательской лужи?

Нет, милый читатель, мой критик слепой!
По крайности, есть у поэта
И ко?сы, и тучки, и век золотой,
Тебе ж недоступно всё это!..

Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцой,
А вот у поэта — всемирный запой,
И мало ему конституций!

Пускай я умру под забором, как пёс,
Пусть жизнь меня в землю втоптала, —
Я верю: то Бог меня снегом занёс,
То вьюга меня целовала!

Втр 04 Мар 2014 21:34:48
>>63676871
В лакированных копытах
Ржут пажи и роют гравий,
Изгибаясь, как лоза,—

На раскормленных досыта
Содержанок, в модной славе,
Щуря сальные глаза.

Щеки, шеи, подбородки,
Водопадом в бюст свергаясь,
Пропадают в животе,

Колыхаются, как лодки,
И, шелками выпираясь,
Вопиют о красоте.

Втр 04 Мар 2014 21:35:03
>>63676756
Я читал его прекрасной Айше пьяным в супермаркете, она опускала глаза и просила меня прекратить.

Втр 04 Мар 2014 21:35:09
>>63676848
чаю Вам

Втр 04 Мар 2014 21:35:19
>>63676850
>кококо

Втр 04 Мар 2014 21:35:40
I

О Ватерлоо! Мы не клянем
Тебя, хоть на поле твоем
Свобода кровью истекла:
Та кровь исчезнуть не могла.
Как смерч из океанских вод,
Она из жгучих ран встает,
Сливаясь в вихре горних сфер
С твоей, герой Лабэдойер
(Под мрачной сенью тяжких плит
"Отважнейший из храбрых" спит).
Багровой тучей в небо кровь
Взметнулась, чтоб вернуться вновь
На землю. Облако полно,
Чревато грозами оно,
Все небо им обагрено;
В нем накопились гром и свет
Неведомых грядущих лет;
В нем оживет Полынь-звезда,
В ветхозаветные года
Вещавшая, что в горький век
Нальются кровью русла рек.

II

Под Ватерлоо Наполеон
Пал - но не вами сломлен он!
Когда, солдат и гражданин,
Внимал он голосу дружин
И смерть сама щадила нас -
То был великой славы час!
Кто из тиранов этих мог
Поработить наш вольный стан,
Пока французов не завлек
В силки свой собственный тиран,
Пока, тщеславием томим,
Герой не стал царем простым?
Тогда он пал - так все падут,
Кто сети для людей плетут!

III

А ты, в плюмаже снежно-белом
(С тобой покончили расстрелом),
Не лучше ль было в грозный бой
Вести французов за собой,
Чем горькой кровью и стыдом
Платить за право быть князьком,
Платить за титул и за честь
В обноски княжьей власти влезть!
О том ли думал ты, сквозь сечу
Летя на гневном скакуне,
Подобно яростной волне,
Бегущей недругам навстречу?
Мчался ты сквозь вихрь сраженья,
Но не знал судьбы решенья,
Но не знал, что раб, смеясь,
Твой плюмаж затопчет в грязь!
Как лунный луч ведет волну,
Так влек ты за собой войну,
Так в пламя шли твои солдаты,
Седыми тучами объяты,
Сквозь дым густой, сквозь едкий дым
Шагая за орлом седым,
И сердца не было смелей
Среди огня, среди мечей!
Там, где бил свинец разящий,
Там, где падали все чаще
Под знаменами героя;
Близ французского орла
(Сила чья в разгаре боя
Одолеть его могла,
Задержать полет крыла?),
Там, где вражье войско смято,
Там, где грянула гроза, -
Там встречали мы Мюрата:
Ныне он смежил глаза!

IV

По обломкам славы шагает враг,
Триумфальную арку повергнув в прах;
Но когда бы с мечом
Встала Вольность потом,
То она бы стране
Полюбилась вдвойне.
Французы дважды за такой
Урок платили дорогой:
Наполеон или Капет -
В том для страны различья нет,
Ее оплот - людей права,
Сердца, в которых честь жива,
И Вольность - бог ее нам дал,
Чтоб ей любой из нас дышал,
Хоть тщится Грех ее порой
Стереть с поверхности земной;
Стереть безжалостной рукой
Довольство мира и покой,
Кровь наций яростно струя
В убийств бескрайние моря.

V

Но сердца всех людей
В единенье сильней -
Где столь мощная сила,
Чтоб сплоченных сломила?
Уже слабеет власть мечей,
Сердца забились горячей;
Здесь, на земле, среди народа
Найдет наследников свобода:
Ведь нынче те, что в битвах страждут,
Ее сберечь для мира жаждут;
Ее приверженцы сплотятся,
И пусть тираны не грозятся:
Прошла пора пустых угроз -
Все ближе дни кровавых слез!

Втр 04 Мар 2014 21:35:42
Снова выплыли годы из мрака
И шумят, как ромашковый луг.
Мне припомнилась нынче собака,
Что была моей юности друг.

Нынче юность моя отшумела,
Как подгнивший под окнами клен,
Но припомнил я девушку в белом,
Для которой был пес почтальон.

Не у всякого есть свой близкий,
Но она мне как песня была,
Потому что мои записки
Из ошейника пса не брала.

Никогда она их не читала,
И мой почерк ей был незнаком,
Но о чем-то подолгу мечтала
У калины за желтым прудом.

Я страдал... Я хотел ответа...
Не дождался... уехал... И вот
Через годы... известным поэтом
Снова здесь, у родимых ворот.

Та собака давно околела,
Но в ту ж масть, что с отливом в синь,
С лаем ливисто ошалелым
Меня встрел молодой ее сын.

Мать честная! И как же схожи!
Снова выплыла боль души.
С этой болью я будто моложе,
И хоть снова записки пиши.

Рад послушать я песню былую,
Но не лай ты! Не лай! Не лай!
Хочешь, пес, я тебя поцелую
За пробуженный в сердце май?

Поцелую, прижмусь к тебе телом
И, как друга, введу тебя в дом...
Да, мне нравилась девушка в белом,
Но теперь я люблю в голубом.

Втр 04 Мар 2014 21:36:07
>>63676944
Как ходячие шнель-клопсы,
На коротких, пухлых ножках
(Вот хозяек дубликат!)

Грандиознейшие мопсы
Отдыхают на дорожках
И с достоинством хрипят.

Шипр и пот, французский говор...
Старый хрен в английском платье
Гладит ляжку и мычит.

Дипломат, шпион иль повар?
Но без формы люди — братья:
Кто их, к черту, различит?..

Втр 04 Мар 2014 21:36:14
Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух.
Да, таким я и буду с тобой:
Не для ласковых слов я выковывал дух,
Не для дружб я боролся с судьбой.

Ты и сам был когда-то мрачней и смелей,
По звездам прочитать ты умел,
Что грядущие ночи — темней и темней,
Что ночам неизвестен предел.

Вот — свершилось. Весь мир одичал, и окрест
Ни один не мерцает маяк.
И тому, кто не понял вещания звезд,—
Нестерпим окружающий мрак.

И у тех, кто не знал, что прошедшее есть,
Что грядущего ночь не пуста,—
Затуманила сердце усталость и месть,
Отвращенье скривило уста...

Было время надежды и веры большой —
Был я прост и доверчив, как ты.
Шел я к людям с открытой и детской душой,
Не пугаясь людской клеветы...

А теперь — тех надежд не отыщешь следа,
Всё к далеким звездам унеслось.
И к кому шел с открытой душою тогда,
От того отвернуться пришлось.

И сама та душа, что, пылая, ждала,
Треволненьям отдаться спеша,—
И враждой, и любовью она изошла,
И сгорела она, та душа.

И остались — улыбкой сведенная бровь,
Сжатый рот и печальная власть
Бунтовать ненасытную женскую кровь,
Зажигая звериную страсть...

Не стучись же напрасно у плотных дверей,
Тщетным стоном себя не томи:
Ты не встретишь участья у бедных зверей
Называвшихся прежде людьми.

Ты — железною маской лицо закрывай,
Поклоняясь священным гробам,
Охраняя железом до времени рай,
Недоступный безумным рабам.

Втр 04 Мар 2014 21:36:19
>>63676975
И Вам.

Втр 04 Мар 2014 21:36:31
АТВ
АТВ В этом мире - одна только женщина,
К коей я расположен без срока,
Точно небом я свыше обещан ей,
Несмотря на превратности рока.

Пусть она за бескрайними милями,
Хоть за длинами вроде парсека,
Всё равно её милые линии
Я ваяю желания стекой.

Если нет на устах её имени,
Мои мысли чернее, чем грифель,
И каламом на табуле глиняной
Дифирамбы ей прячу я в глифы.

Её образа тонкости, мелочи,
Каждый штрих - у меня пред глазами,
Я пишу её кисточкой беличьей,
Разводя акварели слезами.

Видно небом она мне обещана,
Пусть жестока судьба, пусть капризна -
Никогда для меня в этой женщине
Не убудет ни капли магизма.

Оправданий не кроясь заплатами,
Буду с нею до самой могилы.
Её имя в душе нацарапало
Судьбоносным движением стило.

И когда-то насытившись патами,
Она станет моею.
Однажды.
Ведь её до последнего атома
Каждый атом мой любит и жаждет…!


Втр 04 Мар 2014 21:36:47
>>63676989
И животноводство.

Втр 04 Мар 2014 21:37:04
>>63677035
Как наполненные ведра
Растопыренные бюсты
Проплывают без конца —

И опять зады и бедра...
Но над ними — будь им пусто! —
Ни единого лица!

Втр 04 Мар 2014 21:37:07
Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала — тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти — слепоты куриной
И маков набрав букет, —
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,
Что я появлюсь, грозя…
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились…
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, —
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли…
— И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.

Втр 04 Мар 2014 21:38:01
Тьмою здесь все занавешено
и тишина, как на дне...
Ваше Величество, Женщина,
да неужели - ко мне?

Тусклое здесь электричество,
с крыши сочится вода,
Женщина, Ваше Величество,
как Вы решились сюда?

О, Ваш приход - как пожарище,
дымно и трудно дышать.
Ну, заходите, пожалуйста,
что ж на пороге стоять.

Кто Вы такая? Откуда Вы?
Ах, я смешной человек.
Просто Вы дверь перепутали,
улицу, город и век.

Втр 04 Мар 2014 21:38:21
«Элегия» Николай Некрасов
Пускай нам говорит изменчивая мода,
Что тема старая «страдания народа»
И что поэзия забыть ее должна.
Не верьте, юноши! не стареет она.
О, если бы ее могли состарить годы!
Процвел бы божий мир!… Увы! пока народы
Влачатся в нищете, покорствуя бичам,
Как тощие стада по скошенным лугам,
Оплакивать их рок, служить им будет муза,
И в мире нет прочней, прекраснее союза!…
Толпе напоминать, что бедствует народ,
В то время, как она ликует и поет,
К народу возбуждать вниманье сильных мира -
Чему достойнее служить могла бы лира?…

Я лиру посвятил народу своему.
Быть может, я умру неведомый ему,
Но я ему служил — и сердцем я спокоен…
Пускай наносит вред врагу не каждый воин,
Но каждый в бой иди! А бой решит судьба…
Я видел красный день: в России нет раба!
И слезы сладкие я пролил в умиленье…
«Довольно ликовать в наивном увлеченье,-
Шепнула Муза мне.- Пора идти вперед:
Народ освобожден, но счастлив ли народ?..

Внимаю ль песни жниц над жатвой золотою,
Старик ли медленный шагает за сохою,
Бежит ли по лугу, играя и свистя,
С отцовским завтраком довольное дитя,
Сверкают ли серпы, звенят ли дружно косы -
Ответа я ищу на тайные вопросы,
Кипящие в уме: «В последние года
Сносней ли стала ты, крестьянская страда?
И рабству долгому пришедшая на смену
Свобода наконец внесла ли перемену
В народные судьбы? в напевы сельских дев?
Иль так же горестен нестройный их напев?..»

Уж вечер настает. Волнуемый мечтами,
По нивам, по лугам, уставленным стогами,
Задумчиво брожу в прохладной полутьме,
И песнь сама собой слагается в уме,
Недавних, тайных дум живое воплощенье:
На сельские труды зову благословенье,
Народному врагу проклятия сулю,
А другу у небес могущества молю,
И песнь моя громка!.. Ей вторят долы, нивы,
И эхо дальних гор ей шлет свои отзывы,
И лес откликнулся… Природа внемлет мне,
Но тот, о ком пою в вечерней тишине,
Кому посвящены мечтания поэта,
Увы! не внемлет он — и не дает ответа…

Втр 04 Мар 2014 21:38:42

Втр 04 Мар 2014 21:39:01
>>63677110
Ой как она заебись. Никто так не заебись, как она.

Втр 04 Мар 2014 21:39:46
Николай Гумилёв. Песня о певце и короле

Мой замок стоит на утесе крутом
В далеких, туманных горах,
Его я воздвигнул во мраке ночном,
С проклятьем на бледных устах.

В том замке высоком никто не живет,
Лишь я его гордый король,
Да ночью спускается с диких высот
Жестокий, насмешливый тролль.

На дальнем утесе, труслив и смешон,
Он держит коварную речь,
Но чует, что меч для него припасен,
Не знающий жалости меч.

Однажды сидел я в порфире златой,
Горел мой алмазный венец —
И в дверь постучался певец молодой,
Бездомный, бродячий певец.

Для всех, кто отвагой и силой богат,
Отворены двери дворца;
В пурпуровой зале я слушать был рад
Безумные речи певца.

С красивою арфой он стал недвижим,
Он звякнул дрожащей струной,
И дико промчалась по залам моим
Гармония песни больной.

«Я шел один в ночи беззвездной
В горах с уступа на уступ
И увидал над мрачной бездной,
Как мрамор белый, женский труп.

«Влачились змеи по уступам,
Угрюмый рос чертополох,
И над красивым женским трупом
Бродил безумный скоморох.

«И смерти дивный сон тревожа,
Он бубен потрясал в руке,
Над миром девственного ложа
Плясал в дурацком колпаке.

«Едва звенели колокольца,
Не отдаваяся в горах,
Дешевые сверкали кольца
На узких, сморщенных руках.

«Он хохотал, смешной, беззубый,
Скача по сумрачным холмам,
И прижимал больные губы
К холодным, девичьим губам.

«И я ушел, унес вопросы,
Смущая ими божество,
Но выше этого утеса
Не видел в мире ничего».

Я долее слушать безумца не мог,
Я поднял сверкающий меч,
Певцу подарил я кровавый цветок
В награду за дерзкую речь.

Цветок зазиял на высокой груди,
Красиво горящий багрец…
«Безумный певец, ты мне страшен, уйди».
Но мертвенно бледен певец.

Порвалися струны, протяжно звеня,
Как арфу его я разбил
За то, что он плакать заставил меня,
Властителя гордых могил.

Как прежде в туманах не видно луча,
Как прежде скитается тролль,
Он бедный не знает, бояся меча,
Что властный рыдает король.

Попрежнему тих одинокий дворец,
В нем трое, в нем трое всего:
Печальный король и убитый певец
И дикая песня его.

Втр 04 Мар 2014 21:40:11
Hа хpен бpошy всё хозяйство
И поеду в город я,
За свово меня там пpимyт,
Ведь в почёте там свинья.
Я на гвоздь повешy лапти
И наденy свой пянджак,
И yедy я отседа на воpонежский пятак.

Втр 04 Мар 2014 21:40:24
>>63674934

Атака легкой бригады
Долина в две мили — редут недалече...
Услышав: «По коням, вперед!»,
Долиною смерти, под шквалом картечи,
Отважные скачут шестьсот.
Преддверием ада гремит канонада,
Под жерла орудий подставлены груди —
Но мчатся и мчатся шестьсот.

Лишь сабельный лязг приказавшему вторил.
Приказа и бровью никто не оспорил.
Где честь, там отвага и долг.
Кто с доблестью дружен, тем довод не нужен.
По первому знаку на пушки в атаку
Уходит неистовый полк.

Метет от редута свинцовой метелью,
Редеет бригада под русской шрапнелью,
Но первый рассеян оплот:
Казаки, солдаты, покинув куртины,
Бегут, обратив к неприятелю спины, —
Они, а не эти шестьсот!

Теперь уж и фланги огнем полыхают.
Чугунные чудища не отдыхают —
Из каждого хлещет жерла.
Никто не замешкался, не обернулся,
Никто из атаки живым не вернулся:
Смерть челюсти сыто свела.

Но вышли из левиафановой пасти
Шестьсот кавалеров возвышенной страсти —
Затем, чтоб остаться в веках.
Утихло сраженье, долина дымится,
Но слава героев вовек не затмится,
Вовек не рассеется в прах.

Оригинал мне нравится больше:
Half a league, half a league,
Half a league onward,
All in the valley of Death,
Rode the six hundred.
'Forward, the Light Brigade!
Charge for the guns' he said:
Into the valley of Death
Rode the six hundred.

'Forward, the Light Brigade!'
Was there a man dismay'd?
Not tho' the soldiers knew
Some one had blunder'd:
Theirs not to make reply,
Theirs not to reason why,
Theirs but to do and die:
Into the valley of Death
Rode the six hundred.

Cannon to right of them,
Cannon to left of them,
Cannon in front of them
Volley'd and thunder'd;
Storm'd at with shot and shell,
Boldly they rode and well,
Into the jaws of Death,
Into the mouth of Hell
Rode the six hundred.

Flash'd all their sabres bare,
Flash'd as they turned in air
Sabring the gunners there,
Charging an army while
All the world wonder'd:
Plunged in the battery-smoke
Right thro' the line they broke;
Cossack and Russian
Reel'd from the sabre-stroke
Shatter'd and sunder'd.
Then they rode back, but not
Not the six hundred.

Cannon to right of them,
Cannon to left of them,
Cannon behind them
Volley'd and thunder'd;
Storm'd at with shot and shell,
While horse and hero fell,
They that had fought so well
Came thro' the jaws of Death,
Back from the mouth of Hell,
All that was left of them,
Left of six hundred.

When can their glory fade?
O the wild charge they made!
All the world wonder'd.
Honour the charge they made!
Honour the Light Brigade,
Noble six hundred!

Втр 04 Мар 2014 21:40:30
>>63677204
Ох, помню учил в школе
или проебал этот урок, не помню, но стих помню

Втр 04 Мар 2014 21:40:36
Не те
бляди,
что хлеба
ради
спереди
и сзади
дают нам
ебти,
Бог их прости!
А те бляди -
лгущие,
деньги
сосущие,
еть
не дающие -
вот бляди
сущие,
мать их ети!


Втр 04 Мар 2014 21:41:08
Вы на меня смотрите,
Вы чего то ждете,
Словно я сижу,
А вы стоящие женщины,
В переполненном автобусе,
Я не буду вставать,
Не буду Уступать вам место,
Я еду и делаю вид,
Что пишу я стихи,
И внезапно в одной,
Из тех женщин я вижу
Маму, с ребенком,
И ребенка зовут Михаил.
Так же звали мою собаку,
Но потом она умерла,
Подхватила клеща,
Или чумку,
Такие дела.


Егор Летов

Втр 04 Мар 2014 21:41:15
Янка Сiпакоў
Твае рукі

Твае рукі, твае рукі нада мною, —
Нібы лебедзі над белаю зімою.
Як ласкава яны кружаць
I са мной па леце тужаць,
Нібы лебедзі над белаю зімой.

Цяжка, рукі, расставацца з вамі дужа
I без вас мне аставацца паміж сцюжаў.
Не ляціце, рукі, ў вырай,
Нада мной кружыце шчыра —
Нібы лебедзі над белаю зімой.

Я люблю, як твае рукі нада мною —
Нібы лебедзі над белаю зімою,
Як яны садзяцца міла,
Склаўшы крылы, склаўшы крылы, —
Нібы лебедзі над белаю зімой.

Калі лашчаць валасы мне твае рукі —
Слухаю, бы песню, я іх рухі.
А яны пяюць шчымліва
I крыляюць палахліва, —
Нібы лебедзі над белаю зімой.

Втр 04 Мар 2014 21:41:35
Pater noster,
qui es in caelis,
sanctificetur nomen tuum.
Adveniat regnum tuum.
Fiat voluntas tua, sicut in caelo et in terra.
Panem nostrum quotidianum da nobis hodie.
Et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris.
Et ne nos inducas in tentationem,
sed libera nos a malo.
Amen.

лирики полон тред

Втр 04 Мар 2014 21:41:40
Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд, И руки особенно тонки, колени обняв. Послушай: далеко, далеко, на озере Чад Изысканный бродит жираф. Ему грациозная стройность и нега дана, И шкуру его украшает волшебный узор, С которым равняться осмелится только луна, Дробясь и качаясь на влаге широких озер. Вдали он подобен цветным парусам корабля, И бег его плавен, как радостный птичий полет. Я знаю, что много чудесного видит земля, Когда на закате он прячется в мраморный грот. Я знаю веселые сказки таинственных стран Про черную деву, про страсть молодого вождя, Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман, Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя. И как я тебе расскажу про тропический сад, Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав... - Ты плачешь? Послушай... далеко, на озере Чад Изысканный бродит жираф.

Втр 04 Мар 2014 21:42:09
О капитан! Мой капитан! Рейс трудный завершен,
Все бури выдержал корабль, увенчан славой он.
Уж близок порт, я слышу звон, народ глядит, ликуя,
Как неуклонно наш корабль взрезает килем струи.
Но сердце! Сердце! Сердце!
Как кровь течет ручьем
На палубе, где капитан
Уснул последним сном!

О капитан! Мой капитан! Встань и прими парад,
Тебе салютом вьется флаг и трубачи гремят;
Тебе букеты и венки, к тебе народ теснится,
К тебе везде обращены восторженные лица.
Очнись, отец! Моя рука
Лежит на лбу твоем,
А ты на палубе уснул
Как будто мертвым сном.

Не отвечает капитан и, побледнев, застыл,
Не чувствует моей руки, угаснул в сердце пыл.
Уже бросают якоря, и рейс наш завершен,
В надежной гавани корабль, приплыл с победой он.
Ликуй, народ, на берегу!
Останусь я вдвоем
На палубе, где капитан
Уснул последним сном.

Втр 04 Мар 2014 21:42:32
>>63675796
Марианская впадина твоего ануса,
Поглащает в себя мой язык,
Не ожидал такого я казуса,
Разулся, снял пуховик,
Языком я нащупал стенки кишечника,
Меж зубами торчат волоса,
Словно птенец из гнилого скворешника,
В рот мне летит говна колбаса,
Скрипят на зубах остатки питания,
Кукуруза хрустит и вкусен томат,
Произвожу я процессы глотания,
Анулингусу очень я рад.
Мне было 5 лет, 102-й детский сад.


Виктор Семенов

Втр 04 Мар 2014 21:42:37
>>63677381
Это не Летов. Это анон из треда про Летова. Тред был в конце прошлого года.

Втр 04 Мар 2014 21:42:50
>>63677427
Обосрамс

раф

Сегодня, я вижу, особенно грустен

твой взгляд

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далёко, далёко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,

И шкуру его украшает волшебный узор,

С которым равняться осмелится

только луна,

Дробясь и качаясь на влаге широких озёр.

Вдали он подобен цветным парусам

корабля,

И бег его плавен, как радостный

птичий полёт.

Я знаю, что много чудесного видит земля,

Когда на закате он прячется

в мраморный грот.

Я знаю весёлые сказки

таинственных стран

Про чёрную деву, про страсть

молодого вождя,

Но ты слишком долго вдыхала

тяжёлый туман,

Ты верить не хочешь во что-нибудь,

кроме дождя.

И как я тебе расскажу

про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах

немыслимых трав...

Ты плачешь? Послушай... далёко,

на озере Чад

Изысканный бродит жираф.


Втр 04 Мар 2014 21:42:59
>>63677427
Дима, прекратите.

Втр 04 Мар 2014 21:44:16
>>63677521
Но ведь Гумилева зовут Николай

Втр 04 Мар 2014 21:44:17
My heart's in the Highlands, my heart is not here,
My heart's in the Highlands a-chasing the deer -
A-chasing the wild deer, and following the roe;
My heart's in the Highlands, wherever I go.
Farewell to the Highlands, farewell to the North
The birth place of Valour, the country of Worth;
Wherever I wander, wherever I rove,
The hills of the Highlands for ever I love.

Farewell to the mountains high cover'd with snow;
Farewell to the straths and green valleys below;
Farewell to the forrests and wild-hanging woods;
Farwell to the torrents and loud-pouring floods.

My heart's in the Highlands, my heart is not here,
My heart's in the Highlands a-chasing the deer
Chasing the wild deer, and following the roe;
My heart's in the Highlands, whereever I go.

Втр 04 Мар 2014 21:44:18
Могу перечитывать сотни раз. Анон, я нормален?

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

О бойся Бармаглота, сын!
Он так свирлеп и дик,
А в глуше рымит исполин -
Злопастный Брандашмыг!

Но взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит
Под дерево Тумтум.

Он стал под дерево и ждет.
И вдруг граахнул гром —
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем!

Раз-два, раз-два! Горит трава,
Взы-взы — стрижает меч,
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч!

О светозарный мальчик мой!
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою!

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве.
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

Втр 04 Мар 2014 21:44:35
>>63677332
У меня дежавю. Помню точно такой же ответ в точно таком же треде на это стихотворение.


Втр 04 Мар 2014 21:44:52
У меня очень красивый анус,
Отвечаю, очень он красивый,
Я вам щас в лицо им улыбаюсь,
И пою им часто гимн России.
Каждый хочет анус мой потрогать,
Каждый хочет приобнять его,
Только я прощу вас ради бога,
В него хуй сувать запрещено,
Моей дырочкой в разное время,
Было много прекрасных людей,
Заратуштра, Гитлер и Ленин,
Будда, и даже пророк Моисей,
Мой анал был распят и растоптан,
Сорок лет по пустыне летал,
Пережил 3 всемирных потопа,
Мой богоугодный анал,
И пусть это звучит некрасиво,
Но я дыркой своей дорожу,
Относитесь к нему бережливо,
А хотите его покажу?
А сейчас когда всюду машины,
На приборной панели Иисус,
Не спасает при аварии сильной,
Вот в вас в морг на носилках несут,
И лишь я один самый умный,
Ведь мой анус со мною всегда,
Разгоняю им митинг я шумный,
Мой анус-божья пизда

Виктор Семенов

Втр 04 Мар 2014 21:44:56
>>63677494
А песня записана где-то в начале 90-х.

Втр 04 Мар 2014 21:46:08
Хладнокровно-ревнивая,
Дева юная, страстная,
Дева страстно-прекрасная,
Боязливо стыдливая!
Все томишься, бессильная
Сбросить сети, сплетенные
Жуткой жизнью, — могильною,
Точно пропасть бездонная.

Точно пропасть бездонная,
Точно призраки странные,
Вас пугает туманное
Жизни счастье стесненное...
О не ждите нежданного,
Не зовите далекого,
Навсегда одинокая
Дева страстно желанная!

Дева страстно желанная,
Вашу участь печальную
Не изменит, безумная,
Даже юность туманная
И мечтанья блестящие —
Не воскреснет бесцельное,
Не проснется мертвящее,
Нет конца беспредельному!

Нет конца беспредельному,
Беспредельность бесцельная,
Как мечтанья бесплодные,
Как напрасность прекрасного,
Как бесстрастность свободного
И опасность бесстрастного.
Только силы природные
Сокровенность прекрасного!

Сокровенность прекрасного
Только лик беспрерывного,
Созерцание дивного
И обман сладострастного,
Только звуки желанного,
Море смутно-прекрасное,
Небо вечно-безмолвное,
Ожиданье нежданного...

Ожиданье нежданного,
Возрожденье бесплодного...
Несказанно-туманная
Нежность силы природного
В вас разбудит желанное
Бытие несравненного,
Благодать неизменного,
Так не жди же нежданного!

Так не жди же нежданного
И не требуй далекого,
Навсегда одинокая
Дева страстно желанная,
Дева смутно-прекрасная,
Боязливо-стыдливая,
До забвенья ревнивая,
До безумия страстная!!!

Втр 04 Мар 2014 21:46:26
>>63677626
Я оп некоторых этих тредов, так что, возможно, это я писал.

Втр 04 Мар 2014 21:46:30
>>63677494
Это Летов, Летов любил собак, песня Собаки например, собак любил.

Втр 04 Мар 2014 21:46:48
>>63677609
Гоню я оленя, пугаю козу, в горах моё сердце, а тело - внизу.
Ох, заставил меня переводы Маршака вспомнить! Сейчас найду кое-что оттуда.

Втр 04 Мар 2014 21:47:45
Король и пастух
1

Послушайте повесть
Минувших времен
О доблестном принце
По имени Джон.
Судил он и правил
С дубового трона,
Не ведая правил,
Не зная закона.

Послушайте дальше.
Сосед его близкий
Был архиепископ
Кентерберийский.
Он жил-поживал,
Не нуждаясь ни в чем,
И первым в народе
Прослыл богачом.

Но вот за богатство
И громкую славу
Зовут его в Лондон
На суд и расправу.
Везут его ночью
К стене городской,
Ведут его к башне
Над Темзой-рекой.

2

- Здор?во, здорово,
Смиренный аббат,
Получше меня
Ты живешь, говорят.
Ты нашей короне
Лукавый изменник.
Тебя мы лишаем
Поместий и денег!

Взмолился епископ:
- Великий король,
Одно только слово
Сказать мне позволь.
Всевышнему богу
И людям известно,
Что трачу я деньги,
Добытые честно!

- Не ври понапрасну,
Плешивый аббат,
Для всякого ясно,
Что ты виноват,
И знай: навсегда
Твоя песенка спета,
Коль на три вопроса
Не дашь мне ответа.

Вопросы такие:
Когда я на троне
Сижу в золотой
Королевской короне,
А справа и слева
Стоит моя знать, -
Какая цена мне,
Ты должен сказать.

Потом разгадай-ка
Загадку другую:
Как скоро всю землю
Объехать могу я.
А в-третьих, сказать
Без запинки изволь:
Что думает
Твой милосердный король.

Тебе на раздумье
Даю две недели,
И столько же будет
Душа в твоем теле.
Подумай, епископ,
Четырнадцать дней, -
Авось на пятнадцатый
Станешь умней!

3

Вот едет епископ,
Рассудком нетверд.
Заехал он в Кембридж,
Потом в Оксенфорд.
Увы, ни один
Богослов и философ
Ему не решил
Королевских вопросов.

Проездил епископ
Одиннадцать дней
И встретил за мельницей
Стадо свиней.
Пастух поклонился
Учтиво и низко
И молвил: - Что слышно,
Хозяин епископ?

- Печальные вести,
Пастух, у меня:
Гулять мне на свете
Осталось три дня.
Коль на три вопроса
Не дам я ответа,
Вовеки не видеть
Мне белого света!

- Милорд, не печалься.
Бывает и так,
Что умным в беде
Помогает дурак.
Давай-ка мне посох,
Кольцо и сутану,
И я за тебя
Перед троном предстану.

Ты - знатный епископ,
А я - свинопас,
Но в детстве, мне помнится,
Путали нас.
Прости мою дерзость,
Твое преподобье,
Но все говорят,
Что мое ты подобье!

- Мой верный пастух,
Я тебе отдаю
И посох, и рясу,
И митру мою.
Да будет с тобою
Премудрость господня.
Но только смотри
Отправляйся сегодня!

4

Вот прибыл пастух
В королевский дворец.
- Здор?во, здор?во,
Смиренный отец,
Тебя во дворце
Я давно поджидаю.
Садись - я загадки
Тебе загадаю.

А ну-ка послушай:
Когда я на троне
Сижу в золотой
Королевской короне,
А справа и слева
Стоит моя знать, -
Какая цена мне,
Ты должен сказать!

Пастух королю
Отвечает с поклоном:
- Цены я не знаю
Коронам и тронам.
А сколько ты ст?ишь,
Спроси свою знать,
Которой случалось
Тебя продавать!

Король усмехнулся:
- Вот ловкий пройдоха!
На первый вопрос
Ты ответил неплохо.
Теперь догадайся:
Как скоро верхом
Могу я всю землю
Объехать кругом.

- Чуть солнце взойдет,
Поезжай понемногу
И следом за солнцем
Скачи всю дорогу,
Пока не вернется
Оно в небеса, -
Объедешь ты в двадцать
Четыре часа!

Король засмеялся:
- Неужто так скоро?
С тобой согласиться
Я должен без спора.
Теперь напоследок
Ответить изволь:
Что думает
Твой милосердный король.

- Что ж, - молвил пастух,
Поглядев простовато, -
Ты думаешь, сударь,
Что видишь аббата...
Меж тем пред тобою
Стоит свинопас,
Который аббата
От гибели спас!

Втр 04 Мар 2014 21:47:53
?ve, Mar?a, gr?tia pl?na; D?minus t?cum:
bened?cta tu in muli?ribus, et bened?ctus
fr?ctus v?ntris t?i, I?sus.
S?ncta Mar?a, M?ter D?i, ?ra pro n?bis peccat?ribus,
nunc et in h?ra m?rtis n?strae. ?men >>63677649

Втр 04 Мар 2014 21:48:02
Петроградское небо мутилось дождем,
На войну уходил эшелон.
Без конца — взвод за взводом и штык за штыком
Наполнял за вагоном вагон.

В этом поезде тысячью жизней цвели
Боль разлуки, тревоги любви,
Сила, юность, надежда... В закатной дали
Были дымные тучи в крови.

И, садясь, запевали Варяга одни,
А другие — не в лад — Ермака,
И кричали ура, и шутили они,
И тихонько крестилась рука.

Вдруг под ветром взлетел опадающий лист,
Раскачнувшись, фонарь замигал,
И под черною тучей веселый горнист
Заиграл к отправленью сигнал.

И военною славой заплакал рожок,
Наполняя тревогой сердца.
Громыханье колес и охрипший свисток
Заглушило ура без конца.

Уж последние скрылись во мгле буфера,
И сошла тишина до утра,
А с дождливых полей все неслось к нам ура,
В грозном клике звучало: пора!

Нет, нам не было грустно, нам не было жаль,
Несмотря на дождливую даль.
Это — ясная, твердая, верная сталь,
И нужна ли ей наша печаль?

Эта жалость — ее заглушает пожар,
Гром орудий и топот коней.
Грусть — ее застилает отравленный пар
С галицийских кровавых полей...

1 сентября 1914

Втр 04 Мар 2014 21:48:24
Сфинктер, это элитное,
Подразделение,
Борьбы,
С Гитлером,
С Лениным,
Сталиным,
И всем остальным.

Сфинктер это контроль,
Охранник,
Консьерж,
И собака,
Источая боль,
Сря на людей,
Тем самым себя защищая.

Какайте им,
На лицо,
Грудь,
Рты,
Не любите их,
Забудьте,
Ибо так говорил,
Святой президент,
Иисус Владимирович Путин.


Виктор Семенов

Втр 04 Мар 2014 21:48:40
Thank you oh lord
For the white blind light.
Thank you oh lord
For the white blind light.

A city rises from the sea.
I had a splitting headache
From which the future's made.

Втр 04 Мар 2014 21:49:15
Виктор обмазал говном часы.
Александр выебал кошку.
Петр Семенович снял трусы
и выставил жопу в окошко.
Олег сделал штопором дырку в губе.
Вадим наглотался шурупов.
Максим на экране Айфона себе
ключом нацарапал «зaлупa».
Иван обоссал трамвай на ходу.
Евгений не мылся неделю.
Борис кричал «конгрессменов в пизду»
и начал курить в постели.
Дмитрий чесал отверткой яйцо
и расцарапал до крови.
Павел засунул в духовку лицо
и сжег ресницы и брови.
Руслан выбил палкой четыре окна.
Алексей разломал калитку.
Виктор по-новой набрал говна
и в прихожей слепил пирамидку.
Михаил органично блевал в кусты.
Иннокентий устроил истерику.
А ты? Чем за «список Магнитского» ты
наказал адекватно Америку?

Втр 04 Мар 2014 21:49:51
?

Анна Ахматова - стихи

 Реквием Нет, и не под чуждым небосводом, И не под защитой чуждых крыл,- Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был. 1961 Вместо предисловия


     В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то "опознал" меня. Тогда стоящая за мной женщина, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом): 
     - А это вы можете описать? 
     И я сказала: 
     - Могу. 
     Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было ее лицом. 

1 апреля 1957, Ленинград

Посвящение Перед этим горем гнутся горы, Не течет великая река, Но крепки тюремные затворы, А за ними "каторжные норы" И смертельная тоска. Для кого-то веет ветер свежий, Для кого-то нежится закат - Мы не знаем, мы повсюду те же, Слышим лишь ключей постылый скрежет Да шаги тяжелые солдат. Подымались как к обедне ранней, По столице одичалой шли, Там встречались, мертвых бездыханней, Солнце ниже, и Нева туманней, А надежда все поет вдали. Приговор... И сразу слезы хлынут, Ото всех уже отделена, Словно с болью жизнь из сердца вынут, Словно грубо навзничь опрокинут, Но идет... Шатается... Одна... Где теперь невольные подруги Двух моих осатанелых лет? Что им чудится в сибирской вьюге, Что мерещится им в лунном круге? Им я шлю прощальный свой привет.

Втр 04 Мар 2014 21:50:11
Если бы Путин жил в уфе,
Гулял по городу,
Или бухал на 3 этаже
Подъезда,
То все бы поняли, что хорошо,
Что просто здорово,
Быть городом для президента,
В Уфе зимой расцвели бы сады,
В Уфе лифты бы запахли весною,
Президент, приезжай,
Если не пидор.


Виктор Семенов

Втр 04 Мар 2014 21:51:02
>>63677419
Отче наш, сущий на небесах, |Vater unser imHimmel
Да святится ложь, |Geheiligt werde die L?ge,
Да выродится плоть моя, |Mein Fleisch verkomme
Да будет воля моя, |Mein Wille geschehe,
И дай нам на земле то, |Und den im Himmel
Что есть на небе. |gib uns auf Erden
И прости нам нашу жадность, |Und vergib uns unsere Gier
Потому введи нас сейчас в искушение,|Drum f?hre uns jetzt in Versuchung
А потом извавь нас от лукавого. |Und dann erl?se uns von all den B?sen

Втр 04 Мар 2014 21:51:07
Погиб поэт! — невольник чести, —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде... и убит!
Убит!.. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? Веселитесь... он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
Навел удар... спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво?.. Издалёка,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока.
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы,
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!..

?И он убит — и взят могилой,
?Как тот певец, неведомый, но милый,
?Добыча ревности глухой,
?Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
?Он, с юных лет постигнувший людей?..

И, прежний сняв венок, — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него,
?Но иглы тайные сурово
?Язвили славное чело.
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
?И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
?Замолкли звуки чудных песен,
?Не раздаваться им опять:
?Приют певца угрюм и тесен,
?И на устах его печать.

?А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
?Таитесь вы под сению закона,
?Пред вами суд и правда — всё молчи!..
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
?Есть грозный суд: он ждет;
?Он недоступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью —
?70 Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
?Поэта праведную кровь!

Втр 04 Мар 2014 21:51:15
Люблю такие треды и так редко их встречаю. Спасибо, ОП, несмотря на то, что тред ещё не читал.

Втр 04 Мар 2014 21:52:11
>>63678140
Ты всё испортил. Бросаю в тебя какашку.

Втр 04 Мар 2014 21:52:42
>>63678127
На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче - гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы -
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов -
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..

Втр 04 Мар 2014 21:53:01
Оцените, ашоты?!

Втр 04 Мар 2014 21:53:15
Как живется вам с другою,-
Проще ведь?- Удар весла!-
Линией береговою
Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове
(По небу - не по водам)!
Души, души!- быть вам сестрами,
Не любовницами - вам!

Как живется вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живется вам - хлопочется -
Ежится? Встается - как?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

"Судорог да перебоев -
Хватит! Дом себе найму".
Как живется вам с любою -
Избранному моему!

Свойственнее и сьедобнее -
Снедь? Приестся - не пеняй...
Как живется вам с подобием -
Вам, поправшему Синай!

Как живется вам с чужою,
Здешнею? Ребром - люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлестывает лба?

Как живется вам - здоровится -
Можется? Поется - как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живется вам с товаром
Рыночным? Оброк - крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог - и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной -
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств?..
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин -
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?

Втр 04 Мар 2014 21:53:32
Оцените, ашоты?!


Ты мне предложила,
Давай после школы,
Пойдем ко мне,
Посмотрим наруто,
Ты мне подмешала.
Наркотики в кофе,
И вот просыпаюсь,
От лютово крика,
У тебя дома,
Я голый на утро.
Я был просто в шоке,
А время уж десять,
Я быстро оделся,
И побежал в школу,
А после уроков,
Ты снова подходишь,
Опять зовешь в гости,
Но я теперь против,
Всё, хватит, довольно,
Я молод для секса,
Зинаида Петровна,
Прошу вас одеться.

Втр 04 Мар 2014 21:53:53
>>63678280
Ну так.

Втр 04 Мар 2014 21:54:42
>>63678316
Иди нахуй.

Втр 04 Мар 2014 21:55:29
я сделал имя в интернете
я в жизни многого достиг
а ты сперва иди добейся
мудило ёбаное блять


я вычеслю тебя паскуда
и на приоре золотой
твой дом труба шатать приеду
твой мама хуем рот ебать

я в интернете с девяностых
я монохромный монитор
под досом юзал между прочим
ты попизди тут мне ещё

ножом владею безупречно
фехтую мастерски мечём
и даже голыми руками
смогу приехать и убить

Втр 04 Мар 2014 21:55:31
Милонов и Мизулина правы,
Гомосексуализм и есть педофилия.
Вы-хуи,
Я- Единая Россия,
А Абу кстати-пидор.

Втр 04 Мар 2014 21:55:47
>>63678295
Сохранил.

Втр 04 Мар 2014 21:57:15
Я волком бы
выграз
бюрократизм.
К мандатам
почтения нету.
К любым
чертям с матерями
катись
любая бумажка.
Но эту...
По длинному фронту
купе
и кают
чиновник
учтивый движется.
Сдают паспорта,
и я
сдаю
мою
пурпурную книжицу.
К одним паспортам -
улыбка у рта.
К другим -
отношение плевое.
С почтеньем
берут, например,
паспорта
с двухспальным
английским левою.
Глазами
доброго дядю выев,
не переставая
кланяться,
берут,
как будто берут чаевые,
паспорт
американца.
На польский -
глядят,
как в афишу коза.
На польский -
выпяливают глаза
в тугой
полицейской слоновости -
откуда, мол,
и что это за
географические новости?
И не повернув
головы кочан
и чувств
никаких
не изведав,
берут,
не моргнув,
паспорта датчан
и разных
прочих
шведов.
И вдруг,
как будто
ожогом,
рот
скривило
господину.
Это
господин чиновник
берет
мою
краснокожую паспортину.
Берет -
как бомбу,
берет -
как ежа,
как бритву
обоюдоострую,
берет,
как гремучую
в 20 жал
змею
двухметроворостую.
Моргнул
многозначаще
глаз носильщика,
хоть вещи
снесет задаром вам.
Жандарм
вопросительно
смотрит на сыщика,
сыщик
на жандарма.
С каким наслажденьем
жандармской кастой
я был бы
исхлестан и распят
за то,
что в руках у меня
молоткастый,
серпастый
советский паспорт.
Я волком бы
выгрыз
бюрократизм.
К мандатам
почтения нету.
К любым
чертям с матерями
катись
любая бумажка.
Но  эту...
Я
 достаю
из широких штанин
дубликатом
бесценного груза.
Читайте,
завидуйте,
я -
гражданин
Советского Союза.

Втр 04 Мар 2014 21:57:31
Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Втр 04 Мар 2014 21:58:42
Вместо того чтобы в роще играть со сверстниками,
Сидит мой маленький сын, склонившись над книгами.
При этом всего охотнее читает он
О мошенничествах, совершаемых богачами,
И о бойнях, затеянных генералами.
Когда он читает о том, что наши законы
Одинаково запрещают богатым и бедным спать под мостами,
Я слышу, как он хохочет счастливо.
Когда становится ясно ему, что автор книги подкуплен,
Лицо его юное вмиг озаряется светом.
Это мне по душе, несомненно, и все же
Мне хотелось бы дать ему детство такое,
Чтобы в роще играл он с друзьями.

Втр 04 Мар 2014 21:59:41
Нате!

Через час отсюда в чистый переулок
вытечет по человеку ваш обрюзгший жир,
а я вам открыл столько стихов шкатулок,
я - бесценных слов мот и транжир.

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
Где-то недокушанных, недоеденных щей;
вот вы, женщина, на вас белила густо,
вы смотрите устрицей из раковин вещей.

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.

А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется - и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я - бесценных слов транжир и мот.

Теперь это Маяковского тхред

Втр 04 Мар 2014 22:00:07
Ползет подземный змей,
Ползет, везет людей.
И каждый — со своей
Газетой (со своей
Экземой!) Жвачный тик,
Газетный костоед.
Жеватели мастик,
Читатели газет.

Кто — чтец? Старик? Атлет?
Солдат? — Ни черт, ни лиц,
Ни лет. Скелет — раз нет
Лица: газетный лист!
Которым — весь Париж
С лба до пупа одет.
Брось, девушка!
Родишь —
Читателя газет.

Кача — «живет с сестрой» —
ются — «убил отца!» —
Качаются — тщетой
Накачиваются.

Что для таких господ —
Закат или рассвет?
Глотатели пустот,
Читатели газет!

Газет — читай: клевет,
Газет — читай: растрат.
Что ни столбец — навет,
Что ни абзац — отврат…

О, с чем на Страшный суд
Предстанете: на свет!
Хвататели минут,
Читатели газет!

— Пошел! Пропал! Исчез!
Стар материнский страх.
Мать! Гуттенбергов пресс
Страшней, чем Шварцев прах!

Уж лучше на погост, —
Чем в гнойный лазарет
Чесателей корост,
Читателей газет!

Кто наших сыновей
Гноит во цвете лет?
Смесители кровей,
Писатели газет!

Вот, други, — и куда
Сильней, чем в сих строках!
Что думаю, когда
С рукописью в руках

Стою перед лицом
— Пустее места — нет! —
Так значит — нелицом
Редактора газет-

ной нечисти.

Втр 04 Мар 2014 22:00:28
Улица провалилась, как нос сифилитика.
Река - сладострастье, растекшееся в слюни.
Отбросив белье до последнего листика,
сады похабно развалились в июне.

Я вышел на площадь,
выжженный квартал
надел на голову, как рыжий парик.
Людям страшно - у меня изо рта
шевелит ногами непрожеванный крик.

Но меня не осудят, но меня не облают,
как пророку, цветами устелят мне след.
Все эти, провалившиеся носами, знают:
я - ваш поэт.

Как трактир, мне страшен ваш страшный суд!
Меня одного сквозь горящие здания
проститутки, как святыню, на руках понесут
и покажут богу в свое оправдание.

И бог заплачет над моею книжкой!
Не слова - судороги, слипшиеся комом;
и побежит по небу с моими стихами под мышкой
и будет, задыхаясь, читать их своим знакомым.

Втр 04 Мар 2014 22:01:06
>>63676299
Бампую

Втр 04 Мар 2014 22:01:37
О, весна без конца и без краю -
Без конца и без краю мечта!
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!

Принимаю тебя, неудача,
И удача, тебе мой привет!
В заколдованной области плача,
В тайне смеха - позорного нет!

Принимаю бессонные споры,
Утро в завесах темных окна,
Чтоб мои воспаленные взоры
Раздражала, пьянила весна!

Принимаю пустынные веси!
И колодцы земных городов!
Осветленный простор поднебесий
И томления рабьих трудов!

И встречаю тебя у порога -
С буйным ветром в змеиных кудрях,
С неразгаданным именем бога
На холодных и сжатых губах...

Перед этой враждующей встречей
Никогда я не брошу щита...
Никогда не откроешь ты плечи...
Но над нами - хмельная мечта!

И смотрю, и вражду измеряю,
Ненавидя, кляня и любя:
За мученья, за гибель - я знаю -
Все равно: принимаю тебя!

Втр 04 Мар 2014 22:01:55
>>63678551
Я достаю из широких штанин
Залупу с консервную банку,
Смотрите, завидуйте - я гражданин!
А не гражданка.

Втр 04 Мар 2014 22:02:17
>>63678711
И полушки не поставишь
На такого главаря.
Лодка-то твоя, товарищ,
Из какого словаря?

В лодке, да ещё в любовной
Запрокинуться — скандал!
Разин — чем тебе не ровня? —
Лучше с бытом совладал.

Эко новшество — лекарство
Хлещущее, что твой кран!
Парень, не по-пролетарски
Действуешь — а что твой пан!

Стоило ж в богов и в матку
Нас, чтоб — кровь, а не рассвет! —
Класса белую подкладку
Выворотить напослед.

Вроде юнкера, на То?ске
Выстрелившего — с тоски!
Парень! не по-маяковски
Действуешь: по-шаховски.

Фуражечку б на бровишки
И — прощай, моя джаным!
Правнуком своим проживши,
Кончил — прадедом своим.

То-то же, как на поверку
Выйдем — стыд тебя заест:
Совето-российский Вертер.
Дворяно-российский жест.

Только раньше — в околодок,
Нынче ж
?— Враг ты мой родной!
Никаких любовных лодок
Новых — нету под луной.

Втр 04 Мар 2014 22:02:28
>>63678808

лучшие зачастую кончают самоубийством
просто чтобы свалить 
а те, кто остался
так и не могут понять
почему кто-то
вообще хочет
уйти
от
них

Втр 04 Мар 2014 22:03:07
>>63675379
Дым табачный воздух выел.
Комната глава в крученыховском аде

Втр 04 Мар 2014 22:03:46
Я-экзистенциалист,
Пишу словами хитровыебанныни,
Для меня каждый поэт, словоблуд-онанист,
Один лишь я как Иисус в пустыне,
И если ты скажешь, что до сих пор,
Пишу я без рифмы, и слог мой кривой,
Я сойду с гор,
И выебу твой мать.

Виктор Семенов

Втр 04 Мар 2014 22:04:04
В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной,
Анчар, как грозный часовой,
Стоит — один во всей вселенной.

Природа жаждущих степей
Его в день гнева породила
И зелень мертвую ветвей
И корни ядом напоила.

Яд каплет сквозь его кору,
К полудню растопясь от зною,
И застывает ввечеру
Густой прозрачною смолою.

К нему и птица не летит
И тигр нейдет — лишь вихорь черный
На древо смерти набежит
И мчится прочь, уже тлетворный.

И если туча оросит,
Блуждая, лист его дремучий,
С его ветвей, уж ядовит,
Стекает дождь в песок горючий.

Но человека человек
Послал к анчару властным взглядом:
И тот послушно в путь потек
И к утру возвратился с ядом.

Принес он смертную смолу
Да ветвь с увядшими листами,
И пот по бледному челу
Струился хладными ручьями;

Принес — и ослабел и лег
Под сводом шалаша на лыки,
И умер бедный раб у ног
Непобедимого владыки.

А князь тем ядом напитал
Свои послушливые стрелы
И с ними гибель разослал
К соседам в чуждые пределы.

Втр 04 Мар 2014 22:04:41
>>63678905
Is this a winner?

Втр 04 Мар 2014 22:04:55
>>63678711
YOU
YOU HATE
YOU HATE ME
YOU HATE ME TO SAY
AND I DID NOT OBEY

Втр 04 Мар 2014 22:05:04
Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

Несчастью верная сестра,
Надежда в мрачном подземелье
Разбудит бодрость и веселье,
Придет желанная пора:

Любовь и дружество до вас
Дойдут сквозь мрачные затворы,
Как в ваши каторжные норы
Доходит мой свободный глас.

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут - и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

Втр 04 Мар 2014 22:06:04
Соловьи монастырского сада,
Как и все на земле соловьи,
Говорят, что одна есть отрада
И что эта отрада - в любви:
И цветы монастырского луга
С лаской, свойственной только цветам,
Говорят, что одна есть заслуга:
Прикоснуться к любимым устам:

Монастырского леса озера,
Переполненные голубым,
Говорят, нет лазурнее взора,
Как у тех, кто влюблен и любим:

Втр 04 Мар 2014 22:06:32
>>63679074
такой-то РАБСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ

Втр 04 Мар 2014 22:07:46
A Dream

In visions of the dark night
I have dreamed of joy departed,
But a waking dream of life and light
Hath left me broken-hearted.

Ah! what is not a dream by day
To him whose eyes are cast
On things around him with a ray
Turned back upon the past?

That holy dream, that holy dream,
While all the world were chiding,
Hath cheered me as a lovely beam
A lonely spirit guiding.

What though that light, through storm and night,
So trembled from afar,
What could there be more purely bright
In Truth's day-star?


Я радости ушедшей след
Ищу в виденьях ночью —
Мне сердце разбивают свет
И сон, что зрю воочью.


И впрямь — не сон ли все тому,
Чей взор по окоему
Скользит, но видит только тьму
И обращен к былому?


О сон святой! — тот сон святой
Мне в жизни безысходной
Воистину горит звездой,
Звездою путеводной.


Не знаю, чьи в глухой ночи
Лучи блистают ясно, —
Но разве Истины лучи
Так ярки и прекрасны?

Втр 04 Мар 2014 22:08:30
>>63679074
И это, помню, учил

Втр 04 Мар 2014 22:09:10
Доставьте мне Бродского, прошу

Втр 04 Мар 2014 22:09:24
>>63679074
По памяти, ёба!

Товарищ, верь, взойдёт она -
Звезда пленительного счастья.
И на обломках самовластья
Напишут наши имена.

Втр 04 Мар 2014 22:09:51
>>63679245
Annabel Lee

It was many and many a year ago,
In a kingdom by the sea,
That a maiden there lived whom you may know
By the name of ANNABEL LEE;
And this maiden she lived with no other thought
Than to love and be loved by me.

I was a child and she was a child,
In this kingdom by the sea;
But we loved with a love that was more than love-
I and my Annabel Lee;
With a love that the winged seraphs of heaven
Coveted her and me.

And this was the reason that, long ago,
In this kingdom by the sea,
A wind blew out of a cloud, chilling
My beautiful Annabel Lee;
So that her highborn kinsman came
And bore her away from me,
To shut her up in a sepulchre
In this kingdom by the sea.

The angels, not half so happy in heaven,
Went envying her and me-
Yes!- that was the reason (as all men know,
In this kingdom by the sea)
That the wind came out of the cloud by night,
Chilling and killing my Annabel Lee.

But our love it was stronger by far than the love
Of those who were older than we-
Of many far wiser than we-
And neither the angels in heaven above,
Nor the demons down under the sea,
Can ever dissever my soul from the soul
Of the beautiful Annabel Lee.

For the moon never beams without bringing me dreams
Of the beautiful Annabel Lee;
And the stars never rise but I feel the bright eyes
Of the beautiful Annabel Lee;
And so, all the night-tide, I lie down by the side
Of my darling- my darling- my life and my bride,
In the sepulchre there by the sea,
In her tomb by the sounding sea.

Втр 04 Мар 2014 22:10:32
>>63679353
Гыгы... Эк актуальненько.

Втр 04 Мар 2014 22:11:04
я уважаю всех вокруг рачков,
кто треды трипоблядские сагает,
кто их без основательных причин
говном биопроблемным засирает.
кто девушке поможет, если вдруг
понадобится инсулиновая помпа.
кто вольнова немедля позовет
(вот чьих звонков не нужно ждать пол года).
кто пак тебе доставит гомонигр,
а если очень нужно - и лолиток.
кто знает очень много мыльных игр
и из хуев наделает улиток.
кто вайп раздела на себя возьмет,
кто в треде возопит "падмойся маня!"
кто на нульчан терпильный не уйдет,
кто нефть тебе доставит и два чая.
я, правда, уважаю колобков,
кто битарду попчанский враз подпалит,
и даже тех ньюфагов-мудаков,
кто, тащемта, не раз еще доставит.
я уважаю абсолютно всех рачков,
и тех, кто батю лысым обзывает,
дрищей, и жиробасов, и качков,
и даже тян (их, впрочем, не бывает).

Втр 04 Мар 2014 22:11:10
Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.
С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.
Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду.
Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
перешел на шепот. Теперь мне сорок.
Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.

Втр 04 Мар 2014 22:11:57
Коньяк в графине - цвета янтаря,
что, в общем, для Литвы симптоматично.
Коньяк вас превращает в бунтаря.
Что не практично. Да, но романтично.
Он сильно обрубает якоря
всему, что неподвижно и статично.

Конец сезона. Столики вверх дном.
Ликуют белки, шишками насытясь.
Храпит в буфете русский агроном,
как свыкшийся с распутицею витязь.
Фонтан журчит, и где-то за окном
милуются Юрате и Каститис.

Пустые пляжи чайками живут.
На солнце сохнут пестрые кабины.
За дюнами транзисторы ревут
и кашляют курляндские камины.
Каштаны в лужах сморщенных плывут
почти как гальванические мины.

К чему вся метрополия глуха,
то в дюжине провинций переняли.
Поет апостол рачьего стиха
в своем невразумительном журнале.
И слепок первородного греха
свой образ тиражирует в канале.

Страна, эпоха - плюнь и разотри!
На волнах пляшет пограничный катер.
Когда часы показывают "три",
слышны, хоть заплыви за дебаркадер,
колокола костела. А внутри
на муки Сына смотрит Богоматерь.

И если жить той жизнью, где пути
действительно расходятся, где фланги,
бесстыдно обнажаясь до кости,
заводят разговор о бумеранге,
то в мире места лучше не найти
осенней, всеми брошенной Паланги.

Ни русских, ни евреев. Через весь
огромный пляж двухлетний археолог,
ушедший в свою собственную спесь,
бредет, зажав фаянсовый осколок.
И если сердце разорвется здесь,
то по-литовски писанный некролог

не превзойдет наклейки с коробка,
где брякают оставшиеся спички.
И солнце, наподобье колобка,
зайдет, на удивление синичке
на миг за кучевые облака
для траура, а может, по привычке.

Лишь море будет рокотать, скорбя
безлично - как бывает у артистов.
Паланга будет, кашляя, сопя,
прислушиваться к ветру, что неистов,
и молча пропускать через себя
республиканских велосипедистов.

Втр 04 Мар 2014 22:14:16
Эх, утону ль я в Северной Двине,
А может сгину как-нибудь иначе,
Страна не зарыдает обо мне,
Но обо мне товарищи заплачут.

Втр 04 Мар 2014 22:14:18
Бамп.

Втр 04 Мар 2014 22:14:21

Central Park, Mother’s Day

My son comes to me, holding
thirteen severed tulip heads.
A present he’s made, just for me.

I knock the flowers from his hands,
grab him by the arm, move quickly
from the crime scene.

I explain: the lake, the trees, flowers, birds—
do not belong to us.

I watch something bright and alive
go pale. His head lowers like those stems,
their broken necks.
Chin against his knees, he stares
into the grass. Does not speak again.

A mama forgets what her weapons can do.
Can't know which of her failures
will be what does it.
Tommy’s turn with the belt, in fifteen years,
becomes Meaghan’s throbbing black eye.

Christina’s twisted arm becomes
suicide without a note.
Kevin's scolding at open house becomes
only girls when they're upside-down.

This morning, I found thirteen tulips
waiting nervous at the foot of my bed.
I gathered them in a blanket,
kissed each tiny face. Gave them names.

One is The Crumpled Photograph I'll Find
of Myself in the Garbage. Two, The Dog
Smacked with a Tire Iron. Three,
The First Time He Says “Fuck you”
and Means It.

Four, The Heavy Girl He Can’t
Bring Himself to Love. Five, My Empty Wallet.
Six, Hardened Piss and Vomit on the Carpet,
seven, A Lock on the Bedroom Door,
eight, The Word "Faggot" Scratched
Across a Face in the Yearbook.

Nine, The Eighth Time He Says “Fuck You”
and Means It. Ten, Silence at Christmas,
eleven, The Shared Needle. Twelve,
Drunk at His Father's Funeral,

and thirteen, I have to press it against my ear
its voice is so thin. Thirteen is, Mom,
Do You Remember That Day at the Park?
It Was Your Birthday, I Think. Do You Remember?
How Small I Was, How You
Didn't Even Say “Thank you?”

Втр 04 Мар 2014 22:14:22
Бродский, "Памяти Т.Б.", 1968
Сюда полностью не влезает.
http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7593

Втр 04 Мар 2014 22:15:27
>>63679436
В этот выходной не умрет никто,
Так как сверстан новый номер газет.
И не будет фраз, и не будет гильз,
И никто нам не скажет "Нет!".
Пока монстры спят, мы займем вокзал,
Почту, банки и телеграф.
Утром в новостях будет Acid Jazz
Зажигать телебашню жираф!
Мы успели, мы не спали, время штурма угадали
Нас кидали и ломало -
Танки здесь, а нам всё мало,
Панки грязи не боятся,
Кто устал - ушёл сдаваться,
Все не твист танцуют, - пого!
Было мало - стало много!

Втр 04 Мар 2014 22:16:05
>>63679679
Блять, одухотворённые друзья, давайте уж лучше егойное "Представление" совместно навернём.
http://lib.ru/BRODSKIJ/present.txt

Втр 04 Мар 2014 22:17:24
>>63677456
Оригинал учил в школе. Про пендосского презика?

Втр 04 Мар 2014 22:18:10
Отрывок

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.

Черный человек
Водит пальцем по мерзкой книге
И, гнусавя надо мной,
Как над усопшим монах,
Читает мне жизнь
Какого-то прохвоста и забулдыги,
Нагоняя на душу тоску и страх.
Черный, человек
Черный, черный…

«Слушай, слушай, —
Бормочет он мне, —
В книге много прекраснейших
Мыслей и планов.
Этот человек
Проживал в стране
Самых отвратительных
Громил и шарлатанов.

Втр 04 Мар 2014 22:19:22
Все мы бражники здесь, блудницы,
Как невесело вместе нам!
На стенах цветы и птицы
Томятся по облакам.

Ты куришь черную трубку,
Так странен дымок над ней.
Я надела узкую юбку,
Чтоб казаться еще стройней.

Навсегда забиты окошки:
Что там, изморозь или гроза?
На глаза осторожной кошки
Похожи твои глаза.

О, как сердце мое тоскует!
Не смертного ль часа жду?
А та, что сейчас танцует,
Непременно будет в аду.

Втр 04 Мар 2014 22:19:43
Закали свои порывы,
преврати порывы в сталь
и лети мечтой игривой
ты в заоблачную даль


Втр 04 Мар 2014 22:21:37
выше стропила лузеры
маршируйте чеканя шаг
смотрите вперёд широко распахнутыми голубыми глазами
ваше время пришло
аристократы отстоя
короли помойки
сраный бомонд
тухлые сливки общества
вы так долго этого ждали
и вот пробил ваш час
наконец-то вы ничего не добились на этом празднике жизни

какое приятное чувство –
сознавать что тебе ничего не светит
и тебя никто не согреет
что ты никогда не получишь того чего хочешь
а получишь совсем не то и скверного качества да и в мизерном количестве
как славно привыкнуть к тому
что ежедневно у тебя перед носом
с лязгом захлопывается бронированная дверь в лучшую жизнь
как приятно купаться в ядовитых плевках
словно в лучах обольстительной славы которой тебе не видать как своих ушей
как приятно идти по жизни
от одной жопы к другой
едва успевая стирать с лица увесистые шматки дерьма
как здо?рово забить по-крупному
на злоебучий профессионализм
на социальный статус
на карьерный рост
на житейское благополучие
на уважение коллег
на сочувствие друзей
на любовь народа
на протекцию влиятельных особ

но помните что за всю эту роскошь вам придётся платить
и великий бог проигравших по прозвищу чмо
спросит с вас на том свете
– а сколько ты замочил и кастрировал вонючих ублюдочных яппи?
– а сколько ты изнасиловал и расчленил тридемаксовых жён вонючих ублюдочных яппи?
– а сколько ты задушил в колыбели жирных детёнышей вонючих ублюдочных яппи?
– а сколько ты взорвал навороченных поршей вонючих ублюдочных яппи?
– а сколько ты спалил трёхкомнатных квартир в центре города вонючих ублюдочных яппи?
и если великий бог проигравших по прозвищу чмо
решит что мало ты замочил и кастрировал
изнасиловал и расчленил
задушил взорвал и спалил
то придётся тебе снова отправиться в ад
то есть вернуться обратно на землю
и сделать как он сказал
заняв своё место в шеренге

ВЫШЕ СТРОПИЛА ЛУЗЕРЫ

Втр 04 Мар 2014 22:24:26
Как тяжко жить среди людей
и ощущать себя их частью,
свою причастность – их несчастьям
и принадлежность – их беде, –
как тяжко жить среди людей...

Всю жизнь пытаться превозмочь
в себе их горькие пороки.
Сознанье гибельной дороги
и невозможность им помочь –
всю жизнь пытаться превозмочь...

Взметнуться вверх и кануть ниц,
чтоб просветлели эти лица.
Хотя б слезами, но отмыться, –
смыть слизь со слипшихся ресниц, –
взметнуться вверх и кануть ниц...

Не ведать тупости толпы,
не чуять помыслов бараньих.
Не видеть драк, не слышать брани,
не знать, что люди так глупы, –
не ведать тупости толпы...

Себя бросая в их содом
и кувыркаясь в липкой грязи,
отдаться мерзости и мрази
и быть судимым их судом, –
себя бросая в их содом...
Пусть выпьют кровь, пусть выжрут ум,
пусть кости высосут – до свиста,
но пусть узрят: есть место – чисто, –
душой зовущийся фатум. –
Пусть выпьют кровь, пусть выжрут ум...

Но все напрасно... Навсегда
толпа и личность – антиподы.
Извечен сей закон природы
и неизменен, как беда...
Но все напрасно... Навсегда...

Так тяжко жить среди людей,
осознавая безысходность:
добро отходит в непригодность,
зло облеклось в чистопородность, –
уж нет людей среди людей...

Как тяжко жить...

Втр 04 Мар 2014 22:24:43
>>63679805
Скатерть спорит с занавеской в смысле внешнего
убранства.

Втр 04 Мар 2014 22:27:58
Ах, куда вы скрылись, где вы,
добродетельные девы?
Или вы давным-давно
скопом канули на дно?!
Может, вы держались стойко,
но всесветная попойка,
наших дней распутный дух
превратил вас в грязных шлюх?!
Все предпринятые меры
против происков Венеры,
насаждающей чуму,
не приводят ни к чему.
От соблазнов сих плачевных
застрахован только евнух,
все же прочие - увы -
крайней плотью не мертвы.
Я и сам погряз в соблазнах
и от девок безобразных
оторваться не могу.
Но об этом - ни гугу...

Втр 04 Мар 2014 22:28:03
>>63680394
Хуита.

Втр 04 Мар 2014 22:29:14
Когда-то гордый и надменный,
Теперь с цыганкой я в раю,
И вот - прошу ее смиренно:
"Спляши, цыганка, жизнь мою".

И долго длится пляс ужасный,
И жизнь проходит предо мной
Безумной, сонной и прекрасной
И отвратительной мечтой...

То кружится, закинув руки,
То поползет змеей, - и вдруг
Вся замерла в истоме скуки,
И бубен падает из рук...

О, как я был богат когда-то,
Да всё - не стоит пятака:
Вражда, любовь, молва и злато,
А пуще - смертная тоска.

Втр 04 Мар 2014 22:29:38
Засунул бы The Howl Гинзберга, но он не влезет.

Втр 04 Мар 2014 22:29:53
Стаканы

Если поставить стакан на стакан,
а под стакан поставить еще стакан,
у вас будет: два стакана под стаканом,
один стакан на двух стаканах,
два стакана на одном стакане,
один стакан под двумя стаканами,
стакан на стакане, стакан под стаканом,
а третий стакан между двумя стаканами.
Но если не ставить стакан на стакан,
а под стаканом еще стакан,
у вас будет только стакан, стакан
и стакан.

Втр 04 Мар 2014 22:30:43
>>63680710
Я считаю, поэтов в аду должны пороть раскалённой арматуриной за каждое лишнее придагательное.

Втр 04 Мар 2014 22:30:46
Нет хуже вида одиночества
Чем одиночество в толпе
Когда безумно всем хохочетсяю
А плакать хочется тебе.

Втр 04 Мар 2014 22:31:35
>>63680819
Брр.... Нахуй это здесь?

Втр 04 Мар 2014 22:32:46
>>63680740
Поэзия должна быть лаконичной. Как хайку Керуака.

Preface to a Twenty Volume Suicide Note

Lately, I've become accustomed to the way
The ground opens up and envelopes me
Each time I go out to walk the dog.
Or the broad edged silly music the wind
Makes when I run for a bus...

Things have come to that.

And now, each night I count the stars.
And each night I get the same number.
And when they will not come to be counted,
I count the holes they leave.

Nobody sings anymore.

And then last night I tiptoed up
To my daughter's room and heard her
Talking to someone, and when I opened
The door, there was no one there...
Only she on her knees, peeking into

Her own clasped hands

Втр 04 Мар 2014 22:34:35
>>63680955
Поэзия на то и поэзия, что ничего не должна.

Втр 04 Мар 2014 22:35:16
С бритой головою,
В форме полосатой
Коммунизм я строю
Ломом и лопатой.

Втр 04 Мар 2014 22:35:53
>>63681099
И то правда.

Втр 04 Мар 2014 22:35:59
>>63680819
Кто автор?

Втр 04 Мар 2014 22:36:08
моей жене нравятся кинотеатры, воздушная кукуруза и прохладительные напитки,
усаживание на места, она испытывает детский восторг от
этого, и я рад за неё - но на самом же деле, я сам, должно быть,
откуда-то не отсюда, я, должно быть, кротом был в другой
жизни, чем-то, что закапывалось и пряталось в одиночку:
другие люди, сгрудившиеся на сиденьях и далеко, и близко, передают мне
чувства, которые мне не нравятся; это глупо, быть может, но так оно и
есть; а затем -
темнота и за ней -
гигантские человеческие лица, тела, шевелящиеся по экрану, они
говорят, а мы
слушаем.


на сотню кино есть одно стоящее, одно хорошее
а девяносто восемь - паршивые.
большинство фильмов начинается плохо и постепенно становится
ещё хуже;
если можешь поверить действиям и речи
персонажей
то сможешь даже поверить, что попкорн, который жуёшь, тоже
имеет некое
значение.
(ну, возможно, люди смотрят столько фильмов,
что когда, наконец, увидят кино не такое
паршивое, как остальные, то считают его
выдающимся. Премия Академии означает, что ты воняешь не
так сильно, как твой собрат.)


кино заканчивается, и мы выходим на улицу, идём
к машине; "что ж," говорит моя жена, "кино не настолько
хорошее, как говорили."
"нет," отвечаю я, "не настолько."


"хотя там были неплохие места," говорит она.
"ага," отвечаю я.


мы подходим к машине, влезаем, и я везу нас из
этой части города; мы оглядываемся в ночи;
ночь выглядит неплохо.


"есть хочешь?" спрашивает она.


"да. а ты?"


мы останавливаемся у светофора; я наблюдаю за красным светом;
просто слопал бы этот красный свет - всё, что угодно, слопал бы, всё, что
угодно, лишь бы наполнить эту пустоту; миллионы долларов истрачены на то, чтобы создать
нечто более ужасное, нежели реальные жизни
большинства живых существ; человеку никогда не следует быть вынужденным платить
за вход в ад.


зажёгся зелёный, и мы сбежали
вперёд.

Втр 04 Мар 2014 22:36:51
>>63680955
Керуак нихуя не стоит.

Втр 04 Мар 2014 22:38:01
>>63681282
Как поэт - возможно.

Втр 04 Мар 2014 22:38:09
Да вы охуели
Да вы охуели О, если ты покоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь,

И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым, в сущности, цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновить свой труд,

И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "Держись!" -

И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег, -
Земля - твое, мой мальчик, достоянье!
И более того, ты - человек!


Втр 04 Мар 2014 22:39:08



Втр 04 Мар 2014 22:39:18
>>63681360
Твой жребий - Бремя Белых!
Как в изгнанье, пошли
Своих сыновей на службу
Темным сынам земли;
На каторжную работу -
Нету ее лютей,-
Править тупой толпою
То дьяволов, то детей.

Твой жребий - Бремя Белых!
Терпеливо сноси
Угрозы и оскорбленья
И почестей не проси;
Будь терпелив и честен,
Не ленись по сто раз -
Чтоб разобрался каждый -
Свой повторять приказ.

Твой жребий - Бремя Белых!
Мир тяжелей войны:
Накорми голодных,
Мор выгони из страны;
Но, даже добившись цели,
Будь начеку всегда:
Изменит иль одурачит
Языческая орда.

Твой жребий - Бремя Белых!
Но это не трон, а труд:
Промасленная одежда,
И ломота, и зуд.
Дороги и причалы
Потомкам понастрой,
Жизнь положи на это -
И ляг в земле чужой.

Твой жребий - Бремя Белых!
Награда же из Наград -
Презренье родной державы
И злоба пасомых стад.
Ты (о, на каком ветрище!)
Светоч зажжешь Ума,
Чтоб выслушать: "Нам милее
Египетская тьма!"

Твой жребий - Бремя Белых!
Его уронить не смей!
Не смей болтовней о свободе
Скрыть слабость своих плечей!
Усталость не отговорка,
Ведь туземный народ
По сделанному тобою
Богов твоих познает.

Твой жребий - Бремя Белых!
Забудь, как ты решил
Добиться скорой славы, -
Тогда ты младенцем был.
В безжалостную пору,
В чреду глухих годин
Пора вступить мужчиной,
Предстать на суд мужчин!


Втр 04 Мар 2014 22:39:29
бог сделал мир
бог сделал этот мир
с крупным счетом

Втр 04 Мар 2014 22:39:37
>>63681350
Как автор текстов языка.

Втр 04 Мар 2014 22:40:19
>>63681431
О чем ты воешь, ветр ночной?
О чем так сетуешь безумно?..
Что значит странный голос твой,
То глухо-жалобный, то шумно?
Понятным сердцу языком
Твердишь о непонятной муке—
И роешь, и взрываешь в нем
Порой неистовые звуки!..

О! страшных песен сих не пой
Про древний хаос, про родимый!
Как жадно мир души ночной
Внимает повести любимой!
Из смертной рвется он груди,
Он с беспредельным жаждет слиться!..
О! бурь заснувших не буди-
Под ними хаос шевелится!..

Втр 04 Мар 2014 22:40:22
>>63681444
День мрачный, серый и унылый;

Дождь моросит, и ветер стылый;

Стена, лозой прикрытая едва,

И мертвая с неё летит листва,

А день и мрачный, и унылый.

И жизнь моя темна, уныла;

И в ней дожди и ветер стылый;

И мысли в прошлое ползут, цепляясь, сами, -

Надежды юности в нём сметены ветрами,

А дни и мрачны, и унылы.

Но сердце - ропота стыдись,

За тучами – сверкающая высь,

Судьба – как и у всех, другой судьбы не жди,

Ведь в каждой жизни моросят дожди,

И дни бывают – мрачны и унылы.


Втр 04 Мар 2014 22:40:58
>>63681464
Ну хуууй знает. Не буду сейчас спорить.

Втр 04 Мар 2014 22:41:40
вчера вечером,
возвращаясь из гостей домой,
я заснул, проехал свою
станцию метро проспект вернадского
и доехал до конечной станции;
там
меня разбудила женщина в синей форме:
я вышел из вагона
и поехал обратно;
когда я приехал на свою станцию
и вышел из вагона
я подумал о том
что было бы интересно узнать
как часто
этой женщине
и таким как она
приходится
будить мертвых
на конечных станциях
и в пустых вагонах метро;
я вспомнил что
в одном стихотворении
из тех
что я писал раньше
(между прочим,
раньше я писал
совсем другие
стихи –
некоторые их наверное еще помнят;
среди них по-моему было
несколько неплохих;
теперь я пишу
совсем по-другому;
кстати, эта новая форма
мне открылась в результате одной болезни)
так вот,
в одном старом стихотворении
вернее в двух последних строчках
того стихотворения
я написал о мертвых
которых будят эти женщины в форме
на конечных станциях
и в пустых вагонах метро:
"сколько пьяных ворочаются задыхаясь
в сетях ночного метро"

Втр 04 Мар 2014 22:41:53
Посоны, я курить бросил в октябре. Начинаю забывать зачем. Напомните, ведь курить заебись?

Втр 04 Мар 2014 22:41:55
Мы встретились с тобой на кладбище,
Еще живые, но уставшие
От бесполезной суеты;
Так неуместно-неприличные;
А всюду-странно-безразличные,
Немые плиты и кресты.
И было вечным, как отчаянье,
Твое тяжелое молчание-
Моя застывшая тоска;
И радовала лишь изящная,
По телу моему скользящая,
Твоя холодная рука.
Покой божественно-готический;
Твой облик мрачно-демонический,
Больной, маниакальный взгляд…
Мы, тишиною покоренные,
Бродили молча, как влюбленные,
Среди кладбищенских оград.
Мы, неосознанно-бесчестные,
Туда, где нас никто не ждал.
И было ярким наваждением,
Развратно-грязным осквернением
То, как меня ты целовал…
Луны холодная торжественность;
Весны утраченная девственность-
Давно опавшая листва;
Я - непростительно-покорная;
Любовь-святая и позорная;
И мысль о том, что жизнь мертва…
Мы вместе, яростно безумные,
Сюда явились в полнолуние,
Чтобы чужой покой украсть.
Любовь - минутное явление,
Болезненное вожделение,
Бегущая по венам страсть…
Ночь красит мир своими красками,
Влечет изысканными ласками,
Окутывает темнотой;
Прекрасные до неприличия
Ее холодное величие
И рай, красивый и простой.
Она коснется нас одеждами,
Наполнит тайными надеждами,
И на разврат благословит;
Ее улыбка благосклонная,
Молчанье царственно-спокойное;
И мы - среди могильных плит…
Твои глаза, во тьме горящие,
И руки, по плечам скользящие,

Мы шли, обмениваясь взглядами,
Сквозь мрак, охваченный оградами,
Тая в сердцах наш общий грех.
И было лунное сияние
Таинственным напоминанием
О сладости ночных утех…
Мы шли, во мраке незаметные,
Скрывая страсть свою запретную,
Боясь нарушить тишину.
Мы нашу праведность оставили,
И этим самым мы восславили
Отца всех грешных - Сатану.

Да здравствует Твое величие!
Я, отрицая все приличия,
Готова сбросить саван свой;
Душой и телом обнаженная,
Огнем священным обожженная,
Хочу уйти во тьму с Тобой.
Услышь мою молитву страстную;
Возьми меня с собой, несчастную,
Туда, где этой жизни нет.
Я за тобою вечно следую,
Тебе служу и проповедую
Идеи тьмы. Я - Твой поэт…

Рассвет-реальность неизбежная-
Охватит эту ночь безбрежную,
Чтобы безжалостно убить;
И первые лучи появятся,
Чтобы забрать с собой красавицу
И в новом дне похоронить…
И мы покинем это кладбище
В объятьях ночи догорающей,
Храня в душе свои мечты;
И будут нам напоминанием
О том таинственном свидании
Немые плиты и кресты…
Ворвались пляской неуместною

Втр 04 Мар 2014 22:42:35
Если я чего-то не забуду, то я точно не забуду,
что деду моему подарили в знаменательную дату
окончания войны: альбом на мелованной бумаге
с фотографиями сожженных в Хатыни.
Я долго листал страницы, на которых старческий прах
смешался с прахом младенца, где то и дело
на половицах разглядишь обугленную
челюсть голодную и после смерти.
Каждый год на этот курган выходит
должностное лицо и говорит, что это
не должно повториться, он говорит:

слава героям-освободителям,
проклятье тиранам-завоевателям,
слава сгоревшим в танках под Сталинградом
и на Курской дуге. Слава обрубкам афганской войны
и чеченских кампаний. Слава ударникам труда,
учителям, народу, каждому честному гражданину,
слава расстрелу в Жанаозене,
вечная слава любой поебени!

Втр 04 Мар 2014 22:42:51
СЛОМАЙТЕ КРЕСТ

Сломайте на моей могиле крест!
Не знаю, кем он был поставлен,
Кто в смерть мою бесцеремонно влез,
Кем был мой бренный прах придавлен.
Сломайте ненавистный крест
И положите его рядом.
И выйдя, я окину лес
И этот крест безумным взглядом.
О, как я презираю вас,
Служители ничтожной веры,
И в этот поздний лунный час
Мой страшный гнев не знает меры.
Я осмотрюсь - ваш вечный враг.
Попрятались? Боитесь ночи?
А я люблю тотальный мрак-
А вам он смерть пророчит.
И на тебя укажет перст
Бессонного поэта.
Сломайте на могиле крест!
Да будет верно это!

Втр 04 Мар 2014 22:43:12
>>63681618
Да, не курят только больные и опущеные.

Втр 04 Мар 2014 22:43:15
>>63681554
Я этого не понимаю, похоже. Ты ведь открываешь его книгу и начинаешь читать. В этот момент у тебя нет понимания, что он ничего не стоит?

Втр 04 Мар 2014 22:44:26
>>63681692
Смерть


«Я жить хочу! — кричит он, дерзновенный. —
Пускай обман! О, дайте мне обман!»
И в мыслях нет, что это лёд мгновенный,
А там, под ним — бездонный океан.

Бежать? Куда? Где правда, где ошибка?
Опора где, чтоб руки к ней простерть?
Что ни расцвет живой, что ни улыбка, —
Уже под ними торжествует смерть.

Слепцы напрасно ищут, где дорога,
Доверясь чувств слепым поводырям;
Но если жизнь — базар крикливый бога,
То только смерть — его бессмертный храм.

Втр 04 Мар 2014 22:44:50
Марианская впадина твоего ануса,
Поглащает в себя мой язык,
Не ожидал такого я казуса,
Разулся, снял пуховик,
Языком я нащупал стенки кишечника,
Меж зубами торчат волоса,
Словно птенец из гнилого скворешника,
В рот мне летит говна колбаса,
Скрипят на зубах остатки питания,
Кукуруза хрустит и вкусен томат,
Произвожу я процессы глотания,
Анулингусу очень я рад.
Мне было 5 лет, 102-й детский сад.

Втр 04 Мар 2014 22:45:12
Тебя мечтания погубят.
К суровой жизни интерес
Как дым исчезнет. В то же время
Посол небес не прилетит.
Увянут страсти и желанья,
Промчится юность пылких дум...
Оставь! Оставь, мой друг, мечтанья,
Освободи от смерти ум.

Втр 04 Мар 2014 22:45:15
Kote!

Kandosii sa ka’rta, Vode an.
Coruscanta a’den mhi, Vode an.
Bal kote, darasuum kote,
Jorso’ran kando a tome.

Sa kyr'am nau tracyn kad, Vode an.

Kandosii sa ka’rta, Vode an.
Coruscanta a’den mhi, Vode an.
Bal...

Motir ca’tra nau tracinya.
Gra’tua cuun hett su dralshy’a.
Aruetyc runi solus cet o’r.
Motir ca’tra nau tracinya.
Gra’tua cuun hett su dralshy’a.
Aruetyc runi trattok’o.

Sa kyr'am nau tracyn kad, Vode an!

Втр 04 Мар 2014 22:45:20
>>63681719
Блядские категории.

Втр 04 Мар 2014 22:45:46
>>63681721
Почему не стоит? Кто стоит? Задай систему координат.

Втр 04 Мар 2014 22:46:34
>>63681841
Дрянь.

Втр 04 Мар 2014 22:46:44
Доставляет пик



Втр 04 Мар 2014 22:47:12
Я рассказать тебе бы мог,
Как повстречался мне
Какой-то древний старичок,
Сидящий на стене.
Спросил я: "Старый, старый дед.
Чем ты живешь? На что?"
Но проскочил его ответ
Как пыль сквозь решето.

- Ловлю я бабочек больших
На берегу реки,
Потом я делаю из них
Блины и пирожки
И продаю их морякам -
Три штуки на пятак.
И в общем, - с горем пополам,
Справляюсь кое-как.

Но я обдумывал свой план.
Как щеки мазать мелом,
А у лица носить экран.
Чтоб не казаться белым!
И я в раздумье старца тряс.
Держа за воротник:
- Скажи, прошу в последний раз,
Как ты живешь, старик?

И этот милый старичок
Сказал с улыбкой мне:
- Ловлю я воду на крючок
И жгу ее в огне,
И добываю из воды
Сыр под названьем бри.
Но получаю за труды
Всего монетки три.

А я раздумывал - как впредь
Питаться манной кашей.
Чтоб ежемесячно полнеть
И становиться краше.
Я все продумал, наконец,
И, дав ему пинка,
- Как поживаете, отец? -
Спросил я старика.

- В пруду ловлю я окуньков
В глухой полночный час
И пуговки для сюртуков
Я мастерю из глаз.
Но платят мне не серебром.
Хоть мой товар хорош.
За девять штук, и то с трудом,
Дают мне медный грош.

Бывает, выловлю в пруду
Коробочку конфет,
А то - среди холмов найду
Колеса для карет.
Путей немало в мире есть.
Чтоб как-нибудь прожить,
И мне позвольте в вашу честь
Стаканчик пропустить.

И только он закончил речь,
Пришла идея мне:
Как мост от ржавчины сберечь,
Сварив его в вине.
- За все, - сказал я, - старикан,
Тебя благодарю,
А главное - за тот стакан,
Что выпил в честь мою.

С тех пор, когда я тосковал.
Когда мне тяжко было.
Когда я пальцем попадал
Нечаянно в чернила.
Когда не с той ноги башмак
Пытался натянуть.
Когда отчаянье и мрак
Мне наполняли грудь,
Я плакал громко на весь дом
И вспоминался мне
Старик, с которым был знаком
Я некогда в краю родном,
Что был таким говоруном.
Таким умельцем и притом
Незаурядным знатоком -
Он говорил о том, о сем,
И взор его пылал огнем,
А кудри мягким серебром
Сияли над плешивым лбом.
Старик, бормочущий с трудом.
Как будто бы с набитым ртом.
Храпящий громко, словно гром.
Сидящий на стене.

Втр 04 Мар 2014 22:48:43
>>63675457
Мой любимый.

Втр 04 Мар 2014 22:49:03
>>63681884
Я не знаю, как тебе задать систему координат.

Втр 04 Мар 2014 22:51:26
>>63674934
В одежде цвета горечи и яда
Рассудок мой холодным мертвецом
Плывет по Темзе вверх лицом.

Над ним - мостов тяжелые громады,
Вагонов лязг по рельсам эстакады
И колыханье сумрачных теней
От парусов скользящих кораблей.

Его сгубила жажда все объять
И на скрижали черного гранита
Резцом неизгладимым начертать
Ту истину, что от людей сокрыта.

Его коварно отравил
Горячечный, обманный пыл
И полное безумной страсти
Стремленье к огненной, высокой власти.
Перенатянутая тетива
Оборвалась почти у самой цели,
Когда, казалось, крылья торжества
Уже над ним победно шелестели.
Он сам себя сгубил - тщетой
Надежд, бесплодной маетой
Испепеляющих желаний
И бесконечных разочарований.

Вот он плывет по траурным волнам,
Минуя строй унылых стен кирпичных,
Минуя окна корпусов фабричных,
Где царствует железный гром и гам.

Вдоль длинных набережных грязных,
Пакгаузов однообразных
И фонарей над зыбкою водой
С их тянущейся пряжей золотой,
Вдоль жутких верфей, где торчат скелеты
Еще неоснащенных кораблей
И к бледным небесам воздеты
Распятья голых рей.. .

В померкших перлах, в потускневшей черни,
В пурпурово-горящий час вечерний
Рассудок мой холодным мертвецом
Плывет по Темзе вверх лицом.

Плывет, бесповоротно канув
В пучину мрака и туманов,
Под приглушенный похоронный звон,
Стон, доносящийся со всех сторон.

Он уплывает, темнотой объятый,
Навеки оставляя за собой
Огромный город жизни непочатой, -
Чтобы уснуть и обрести покой
Там, в склепе ночи, в бездне непроглядной,
Где вал вскипает, горек и свинцов,
Где вечность поглощает беспощадно
Всех мертвецов!

Втр 04 Мар 2014 22:52:11
Павел Гольдин (Симферополь)

РОМАНС

Как мы ждали, мы ждали русских,
Как мы их ненавидели, учили
Дедовы клятвы, прадедовы песни

Как мы ждали, мы ждали русских,
Запасались бензином и жидким мылом —
Горьким, густым, как вино

Как мы ждали, мы ждали русских,
Чекали на них, сплёвывали,
Затягивались папиросками

Как мы ждали, мы ждали русских,
Полюби нас, Тереза, завтра мы будем
Герои павшие — не поверила

А пришла наша армия, наше войско —
Гопники, гопники, гопники,
Болельщики футбольных клубов

Мочатся в лифте,
Ходят с нашими девочками,
Говорят, русские — это вы

Втр 04 Мар 2014 22:53:18
жара


я сидел под чердаком, лето почти наступило,
и я сидел попивая вино
и наблюдая как 2 голубя страдали и любили друг друга
на горячей крыше
я слушал звуки радио
и пил вино
я сидел там голый и потный
и хотелось вернуться на журналистский факультет,
где все были
гениями.

все еще было жарко, когда меня оттуда вышвырнули
за неуплату и я устроился на грузовики,
которые ехали на Запад - окна не открывались,
а сиденья и сами машины были покрыты столетней пылью.
нам дали консервы, но не дали открывашек
мы открыли консервы о спинки сидений
и ели сырую тушенку и бобы
вода по вкусу была похожа на воск
я спрыгнул среди посадок в центре
Техаса, в каком-то маленьком городке, полиция нашла меня спящим
на скамейке в парке и поместила меня в тюрьму с одним унитазом,
без воды, без раковины, и они меня допрашивали об ограблениях и
убийствах под нагретой лампой, но ничего не узнали.
они отвезли меня в ближайший городок в 17 милях
большой коп дал мне пинка под задницу
и хорошо выспавшись ночью
я пошел в местную библиотеку,
где молодая библиотекарша заинтересовалась моими предпочтениями
в литературе
позже мы переспали
я проснулся весь в обрывках зубной нити и я сказал,
Господи, осторожно детка, ты же можешь заразить меня
раком!

ты идиот, сказала она.

да, пожалуй что так.

Втр 04 Мар 2014 22:57:30
Я, наверно, влюблен - он шептал ей вдогонку, Я, наверно, влюблен, я, конечно, влюблен, Она будет растить и нянчить ребенка, Под окном, прям у дома посадим мы клен...

Будим жить, как все люди - ругаться, мириться, По ночам целоваться, выключать яркий свет... И под утро заснуть, и гадать, что ей снится, И молить страстно Бога, чтоб избавил от бед...

Будет утренний кофе, бутерброды в дорогу, Поцелуй у двери, тихий шепот - люблю... Крикнув - Папа, куда ты? - дочка схватит за ногу, Крепко на руки взяв, я ее обниму...

Целый день будутмысли, дела и заботы, Но вернувшись под вечер в ухоженный дом, Ты меня будешь ждать, будет вкусное что-то, И, конечно же, счастье - наконец-то вдвоем...

Будем вместе смотреть, как растут наши дети, Как становятся выше за окнами клен, Это лучше всего, что быть может на свете -Видеть счастье в тебе, понимая - влюблен...

Крепко за руку взять, ощутить - ты есть рядом, И за все, за тебя - восхвалить небеса, Ты посмотришь загадочным, пристальным взглядом, Как красивы напротив эти глаза.

Я, наверно, влюблен - он шептал ей вдогонку, Я, наверно, влюблен, я, конечно, влюблен, У нас будеткрасивейший в мире ребенок И под окнами яркий, раскидистый клен...

Втр 04 Мар 2014 22:57:37
А кто ещё Александра Введенского уважает?

Втр 04 Мар 2014 22:59:02
>>63682642
Зачем это здесь?

Втр 04 Мар 2014 22:59:11
>>63682650
А как не уважать его?

Втр 04 Мар 2014 23:02:09
>>63682779
Жаль только, что осталось после него очень мало.

Втр 04 Мар 2014 23:05:16
Вот так внезапно ещё.

Здравствуй, мама,
Плохие новости.
Герой погибнет
В начале повести.

И мне останутся
Его сомнения.
Я напишу о нём
Стихотворение.

Здравствуй, мама.
Опять не очень.
Так сложно быть
Хорошей дочерью.

Твои открытки
Я получаю.
Ты расскажи ему
Как я скучаю.

Венерические болезни.
Бесконечно тоскливые ночи.
Телефонный звонок как инъекция морфия.
Как мне увидеть тебя среди прочих?
Всё случится после,
Если случится после.
Я вдыхаю твои обстоятельства, чтобы
Выдохнуть и оказаться возле.

Втр 04 Мар 2014 23:12:22
Привет Двач, я твоя новая камвхора.


Втр 04 Мар 2014 23:13:10
Порядок вещей


"Все, что ты писал про боль и страдания - это полная херня"

только потому, что я сказал тебе, что от рок-музыки у меня
раскалывается голова
только потому что мы спали, просыпались и завтракали
вместе
только потому что мы были в одной машине и на гонках
вместе
в парках, в ванной, в комнатах
вместе
только потому что мы видели одного и того же лебедя и одну и ту же
собаку
одновременно
только потому что мы видели как тот же ветер сдувал ту же
штору
ты вдруг стала литературным критиком.

только потому что ты трогала мою голову
и читала мои книги
и рассказывала о своей любви, романах и путешествиях
только потому что я знаю имя твоей дочки
и сделал тебе копию ключа от квартиры
ты вдруг стала литературным критиком.

только потому что 3 твоих стиха утвердили в трафаретном журнале
только потому что ты пишешь рассказ о своем безумии
только потому что ты трясешь своей задницей и у тебя длинные коричневые
волосы
ты вдруг стала литературным критиком.

только потому что я трахал тебя 144 раза
ты вдруг стала литературным критиком.

хорошо, тогда скажи мне,
из всех этих писателей... чья боль настоящая?
что? да, я мог бы
догадаться - твоя боль
настоящая. тогда, в наших же интересах, попрощайся с жизнью,
которая потеряла силу плакать,
и в то время как белые дамочки в розовых комнатах надевают
голубые и зеленые сережки, попрощайся и со мной.

Втр 04 Мар 2014 23:13:59
>>63683596
Запятую забыл.

Втр 04 Мар 2014 23:15:00
>>63683712
Ты живешь последний час!


Втр 04 Мар 2014 23:15:51
>>63683775
Тогда мне точно нужно успеть закурить.

Втр 04 Мар 2014 23:16:21
В огороде, во саду ли
Птица билась о рогули.
/thread

Втр 04 Мар 2014 23:20:35
Я вырою себе глубокий, черный ров,
Чтоб в недра тучные и полные улиток
Упасть, на дне стихий найти последний кров
И кости простереть, изнывшие от пыток.

Я ни одной слезы у мира не просил,
Я проклял кладбища, отвергнул завещанья;
И сам я воронов на тризну пригласил,
Чтоб остов смрадный им предать на растерзанье.

О, вы, безглазые, безухие друзья,
О, черви! к вам пришел мертвец веселый, я;
О вы, философы, сыны земного тленья!

Ползите ж сквозь меня без муки сожаленья;
Иль пытки новые возможны для того,
Кто - труп меж трупами, в ком все давно мертво?



Втр 04 Мар 2014 23:21:41




Втр 04 Мар 2014 23:22:10
На Земле
безжалостно маленькой
жил да был человек маленький.
У него была служба маленькая.
И маленький очень портфель.
Получал он зарплату маленькую...
И однажды —
прекрасным утром —
постучалась к нему в окошко
небольшая,
казалось,
война...
Автомат ему выдали маленький.
Сапоги ему выдали маленькие.
Каску выдали маленькую
и маленькую —
по размерам —
шинель.

...А когда он упал —
некрасиво, неправильно,
в атакующем крике вывернув рот,
то на всей земле
не хватило мрамора,
чтобы вырубить парня
в полный рост!

Втр 04 Мар 2014 23:23:49
>>63684182
Слава Императору, хули.

Втр 04 Мар 2014 23:24:44
>>63675972
Хотел сам запостить, но просто поддвачну.

Втр 04 Мар 2014 23:26:46
Когда небесный свод, как низкий склеп, сжимает
Мой дух стенающий и, мир обвив кольцом,
На землю черный день угрюмо проливает
Суровый горизонт, нависнувший свинцом;

Когда весь этот мир - одна тюрьма сырая,
Где, словно нетопырь, во мгле чертя излом,
Надежда носится, пугливо ударяя
В подгнивший потолок мятущимся крылом;

Когда, как бы пруты решетки бесконечной,
Свинцовые струи дождя туманят взор
И стаи пауков в жестокости беспечной
Ткут у меня в мозгу проклятый свой узор:

Вдруг грянет зычный хор колоколов огромных,
И страшен бешеный размах колоколов:
То - сонмы грешных душ, погибших и бездомных,
Возносят до небес неукротимый рев.

Тогда без музыки, как траурные дроги,
Безмолвно шествуют Надежды в вечный мрак,
И призрак Ужаса, и царственный и строгий,
Склонясь на череп мой, колеблет черный стяг.



Втр 04 Мар 2014 23:28:28
>>63675169
мне не нравится это прошедшее время.

Втр 04 Мар 2014 23:30:25

>>63684182
ми-ми-ми

Втр 04 Мар 2014 23:46:43
Даниил Хармс. Старуха


Повесть
... И между ними происходит
следующий разговор.
Гамсун.
На дворе стоит старуха и держит в руках стен-
ные часы. Я прохожу мимо старухи, останавливаюсь и
спрашиваю ее: "Который час?"
- Посмотрите, - говорит мне старуха.
Я смотрю и вижу, что на часах нет стрелок.
- Тут нет стрелок, - говорю я.
Старуха смотрит на циферблат и говорит мне:
- Сейчас без четверти три.
- Ах так. Большое спасибо, - говорю я и ухожу.
Старуха кричит мна что-то вслед, но я иду не
оглядываясь. Я выхожу на улицу и иду по солнечной
стороне. Весеннее солнце очень приятно. Я иду
пешком, щурю глаза и курю трубку. На углу Садовой
мне попадается навстречу Сакердон Михайлович. Мы
здороваемся, останавливаемся и долго разговарива-
ем. Мне надоедает стоять на улице, и я приглашаю
Сакердона Михайловича в подвальчик. Мы пьем водку,
закусываем крутым яйцом с килькой, потом прощаем-
ся, и я иду дальше один.
Тут я вдруг вспоминаю, что забыл дома выклю-
чить электрическую печку. Мне очень досадно. Я по-
ворачиваюсь и иду домой. Так хорошо начался день,
и вот уже первая неудача. Мне не следовало выхо-
дить на улицу.
Я прихожу домой, снимаю куртку, вынимаю из жи-
летного кармана часы и вешаю их на гвоздик; потом
запираю дверь на ключ и ложусь на кушетку. Буду
лежать и постараюсь заснуть.
С улицы слышен противный крик мальчишек.Я лежу
и выдумываю им казнь.Больше всего мне нравится на-
пустить на них столбняк, чтобы они вдруг перестали
двигаться. Родители растаскивают их по домам. Они
лежат в своих кроватках и не могут даже есть, по-
тому что у них не открываются рты. Их питают ис-
кусственно. Через неделю столбняк проходит, но де-
ти так слабы, что еще целый месяц должны пролежать
в постелях. Потом они начинают постепенно выздо-
равливать, но я напускаю на них второй столбняк, и
они все околевают.

Втр 04 Мар 2014 23:48:55
Холодок в конечностях и подташнивает. Я это очень люблю. И совсем забыл уже.

Втр 04 Мар 2014 23:48:57
Вашу мысль,
мечтающую на размягченном мозгу,
как выжиревший лакей на засаленной кушетке.
буду дразнить об окровавленный сердца лоскут,
досыта изъиздеваюсь, нахальный и едкий.
У меня в душе ни одного седого волоса,
и старческой нежности нет в ней!
Мир огро?мив мощью голоса,
иду — красивый,
двадцатидвухлетний.
Нежные!
Вы любовь на скрипки ложите.
Любовь на литавры ложит грубый.
А себя, как я, вывернуть не можете,
чтобы были одни сплошные губы!
Приходи?те учиться —
из гостиной батистовая,
чинная чиновница ангельской лиги.
И которая губы спокойно перелистывает,
как кухарка страницы поваренной книги.
Хотите —
буду от мяса бешеный
— и, как небо, меняя тона —
хотите —
буду безукоризненно нежный,
не мужчина, а — облако в штанах!
Не верю, что есть цветочная Ницца!
Мною опять славословятся мужчины,
залежанные, как больница,
и женщины, истрепанные, как пословица.

Втр 04 Мар 2014 23:49:34
>>63685719
Я лежу на кушетке с открытыми глазами и не
могу заснуть. Мне вспоминается старуха с часами,
которую я видел сегодня на дворе, и мне делается
приятно, что на ее часах не было стрелок. А вот на
днях я видел в комиссионном магазине отвратитель-
ные кухонные часы, и стрелки у них были сделаны в
виде ножа и вилки.
Боже мой! ведь я еще не выключил электрической
печки! Я вскакиваю и выключаю ее, потом опять
ложусь на кушетку и стараюсь заснуть. Я закрываю
глаза. Мне не хочется спать. В окно светит весен-
нее солнце, прямо на меня. Мне становится жарко. Я
встаю и сажусь в кресло у окна.
Теперь мне хочется спать, но я спать не буду.
Я возьму бумагу и перо и буду писать. Я чувствую в
себе страшную силу. Я все обдумал еще вчера. Это
будет рассказ о чудотворце, который живет в наше
время и не творит чудес. Он знает, что он
чудотворец и может сотворить любое чудо, но он
этого не делает. Его выселяют из квартиры, он
знает, что стоит ему только махнуть платком, и
квартира останется за ним, но он не делает этого,
он покорно съезжает с квартиры и живет за городом
в сарае. Он может этот сарай превратить в прекрас-
ный кирпичный дом, но он не делает этого, он про-
должает жить в сарае и в конце концов умирает, не
сделав за свою жизнь ни одного чуда.
Я сижу и от радости потираю руки. Сакердон
Михайлович лопнет от зависти. Он думает, что я уже
не способен написать гениальную вещь. Скорее,
скорее за работу! Долой всякий сон и лень! Я буду
писать восемнадцать часов подряд!
От нетерпения я весь дрожу. Я не могу
сообразить, что мне делать: нужно было взять перо
и бумагу, а я хватал разные предметы, совсем не
те, которые мне были нужны. Я бегал по комнате: от
окна к столу, от стола к печке, от печки опять к
столу, потом к дивану и опять к окну. Я задыхался
от пламени, которое пылало в моей груди. Сейчас
только пять часов. Впереди весь день, и вечер, и
вся ночь...

Втр 04 Мар 2014 23:51:21
>>63685928
Я стою посередине комнаты. О чем же я думаю?
Ведь уже двадцать минут шестого. Надо писать. Я
придвигаю к окну столик и сажусь за него. Передо
мной клетчатая бумага, в руке перо.
Мое сердце еще слишком бьется, и рука дрожит.
Я жду, чтобы немножко успокоиться. Я кладу перо и
набиваю трубку. Солнце светит мне прямо в глаза, я
жмурюсь и трубку закуриваю.
Вот мимо окна пролетает ворона. Я смотрю из
окна на улицу и вижу, как по панели идет человек
на механической ноге. Он громко стучит своей ногой
и палкой.
- Так, - говорю я сам себе, продолжая смотреть
в окно.
Солнце прячется за трубу противостоящего дома.
Тень от трубы бежит по крыше, перелетает улицу и
ложится мне на лицо. Надо воспользоваться этой
тенью и написать несколько слов о чудотворце. Я
хватаю перо и пишу:
"Чудотворец был высокого роста".
Больше я ничего написать не могу. Я сижу до
тех пор, пока не начинаю чувствовать голод. Тогда
я встаю и иду к шкапику, где хранится у меня про-
визия, я шарю там, но ничего не нахожу. Кусок са-
хара и больше ничего.
В дверь кто-то стучит.
- Кто там?
Мне никто не отвечает. Я открываю дверь и вижу
перед собой старуху, которая утром стояла на дворе
с часами. Я очень удивлен и ничего не могу ска-
зать.
- Вот я и пришла, - говорит старуха и входит в
мою комнату.
Я стою у двери и не знаю, что мне делать:
выгнать старуху или, наоборот, предложить ей
сесть? но старуха сама идет к моему креслу возле
окна и садится в него.

Втр 04 Мар 2014 23:52:41
>>63686048
- Закрой дверь и запри ее на ключ, - говорит
мне старуха.
Я закрываю и запираю дверь.
- Встань на колени, - говорит старуха.
И я становлюсь на колени.
Но тут я начинаю понимать всю нелепость своего
положения. Зачем я стою на коленях перед какой-то
старухой? Да и почему эта старуха находится в моей
комнате и сидит в моем любимом кресле? Почему я не
выгнал эту старуху?
- Послушай-те, - говорю я, - какое право име-
ете вы распоряжаться в моей комнате, да еще коман-
довать мной? Я вовсе не хочу стоять на коленях.
- И не надо, - говорит старуха. - Теперь ты
должен лечь на живот и уткнуться лицом в пол.
Я тотчас исполнил приказание...
Я вижу перед собой правильно начерченные
квадраты. Боль в плече и в правом бедре заставляет
меня изменить положение. Я лежу ничком, теперь я с
большим трудом поднимаюсь на колени. Все члены мои
затекли и плохо сгибаются. Я оглядываюсь и вижу
себя в своей комнате, стоящего на коленях посере-
дине пола. Сознание и память медленно возвращают-
ся ко мне. Я еще оглядываю комнату и вижу, что на
кресле у окна будто сидит кто-то. В комнате не
очень светло, потому что сейчас, должно быть, бе-
лая ночь. Я пристально вглядываюсь. Господи! Не-
ужели это старуха все еще сидит в моем кресле? Я
вытягиваю шею и смотрю. Да, конечно, это сидит
старуха и голову опустила на грудь. Должно быть,
она уснула.
Я поднимаюсь и, прихрамывая, подхожу к ней.
Голова старухи опущена на грудь, руки висят по
бокам кресла. Мне хочется схватить эту старуху и
вытолкать ее за дверь.
- Послушай-те, - говорю я, - вы находитесь в
моей комнате. Мне надо работать. Я прошу вас уйти.
Старуха не движется. Я нагибаюсь и заглядываю
старухе в лицо. Рот у нее приоткрыт и изо рта
торчит соскочившая вставная челюсть. И вдруг мне
делается все ясно: старуха умерла.
Меня охватывает страшное чувство досады. Зачем
она умерла в моей комнате? Я терпеть не могу
покойников. А теперь возись с этой падалью, иди
разговаривать с дворником, управдомом, объясняй
им, почему эта старуха оказалась у меня. Я с
ненавистью посмотрел на старуху. А может быть, она
и не умерла? Я щупаю ее лоб. Лоб холодный. Рука
тоже. Ну что мне делать?
Я закуриваю трубку и сажусь на кушетку. Безум-
ная злость поднимается во мне.
- Вот сволочь! - говорю я вслух.
Мертвая старуха как мешок сидит в моем кресле.
Зубы торчат у нее изо рта. Она похожа на мертвую
лошадь.
- Противная картина, - говорю я, но закрыть
старуху газетой не могу, потому что мало ли что
может случиться под газетой.

Втр 04 Мар 2014 23:54:21
Говночтение Есенина. С микрофоном дающим +150 к манерности на записи.




Втр 04 Мар 2014 23:54:36
>>63686123
За стеной слышно движение: это встает мой
сосед, паровозный машинист. Еще того не хватало,
чтобы он пронюхал, что у меня в комнате сидит
мертвая старуха! Я прислушиваюсь к шагам соседа.
Чего он медлит? Уже половина шестого! Ему давно
пора уходить. Боже мой! Он собирается пить чай! Я
слышу, как за стенкой шумит примус. Ах, поскорее
ушел бы этот проклятый машинист!
Я забираюсь на кушетку с ногами и лежу. Прохо-
дит восемь минут, но чай у соседа еще не готов и
примус шумит. Я закрываю глаза и дремлю.
Мне снится, что сосед ушел и я, вместе с ним,
выхожу на лестницу и захлопываю за собой дверь с
французским замком. Ключа у меня нет, и я не могу
попасть в квартиру. Надо звонить и будить осталь-
ных жильцов, а это уж совсем плохо. Я стою на пло-
щадке лестницы и думаю, что мне делать, и вдруг
вижу, что у меня нет рук. Я наклоняю голову, чтобы
лучше рассмотреть,есть ли у меня руки, и вижу, что
с одной стороны у меня вместо руки торчит столовый
ножик, а с другой стороны - вилка.
- Вот, - говорю я Сакердону Михайловичу, кото-
рый сидит почему-то тут же на складном стуле.- Вот
видите, - говорю я ему, - какие у меня руки?
А Сакердон Михайлович сидит молча, и я вижу,
что это не настоящий Сакердон Михайлович, а глиня-
ный.
Тут я просыпаюсь и сразу же понимаю, что лежу
у себя в комнате на кушетке, а у окна, в кресле,
сидит мертвая старуха.
Я быстро поворачиваю к ней голову. Старухи в
кресле нет. Я смотрю на пустое кресло, и дикая
радость наполняет меня. Значит, это все был сон.
Но только где же он начался? Входила ли старуха
вчера в мою комнату? Может быть, это тоже был сон?
Я вернулся вчера домой, потому что забыл выключить
электрическую печку. Но, может быть, и это был
сон? Во всяком случае, как хорошо, что у меня в
комнате нет мертвой старухи и, значит, не надо
идти к управдому и возиться с покойником!
Однако сколько же времени я спал? Я посмотрел
на часы: половина десятого, должно быть, утра.
Господи! Чего только не приснится во сне!
Я спустил ноги с кушетки, собираясь встать, и
вдруг увидел мертвую старуху, лежащую на полу за
столом, возле кресла. Она лежала лицом вверх, и
вставная челюсть, выскочив изо рта, впилась одним
зубом старухе в ноздрю. Руки подвернулись под
туловище и их не было видно, а из-под задравшейся
юбки торчали костлявые ноги в белых, грязных
шерстяных чулках.
- Сволочь! - крикнул я и, подбежав к старухе,
ударил ее сапогом по подбородку.
Вставная челюсть отлетела в угол. Я хотел
ударить старуху еще раз, но побоялся, чтобы на те-
ле не остались знаки, а то еще потом решат,что это
я убил ее.

Втр 04 Мар 2014 23:56:35
>>63686247
Я отошел от старухи, сел на кушетку и закурил
трубку. Так прошло минут двадцать. Теперь мне ста-
ло ясно, что все равно дело передадут в уголовный
розыск и следственная бестолочь обвинит меня в
убийстве. Положение выходит серьезное, а тут еще
этот удар сапогом.
Я подошел опять к старухе, наклонился и стал
рассматривать ее лицо. На подбородке было малень-
кое темное пятнышко. Нет, придраться нельзя. Мало
ли что? Может быть, старуха еще при жизни стукну-
лась обо что-нибудь? Я немного успокаиваюсь и на-
чинаю ходить по комнате, куря трубку и обдумывая
свое положение.
Я хожу по комнате и начинаю чувствовать голод,
все сильнее и сильнее. От голода я начинаю даже
дрожать. Я еще раз шарю в шкапике, где хранится у
меня провизия, но ничего не нахожу, кроме куска
сахара.
Я вынимаю свой бумажник и считаю деньги.
Одиннадцать рублей. Значит, я могу купить себе
ветчины и хлеб и еще останется на табак.
Я поправляю сбившийся за ночь галстук, беру
часы, надеваю куртку, тщательно запираю дверь
своей комнаты, кладу ключ к себе в карман и выхожу
на улицу. Надо раньше всего поесть, тогда мысли
будут яснее и тогда я предприму что-нибудь с этой
падалью.
По дороге в магазин еще приходит в голову: не
зайти ли мне к Сакердону Михайловичу и не расска-
зать ли ему все, может быть, вместе мы скорее при-
думаем, что делать. Но я тут же отклоняю эту
мысль, потому что некоторые вещи надо делать одно-
му, без свидетелей.
В магазине не было ветчинной колбасы, и я
купил себе полкило сарделек. Табака тоже не было.
Из магазина я пошел в булочную.
В булочной было много народу, и к кассе стояла
длинная очередь. Я сразу нахмурился, но все-таки в
очередь встал. Очередь продвигалась очень медлен-
но, а потом и вовсе остановилась, потому что у
кассы произошел какой-то скандал.
Я делал вид, что ничего не замечаю, и смотрел
в спину молоденькой дамочки, которая стояла в
очереди передо мной. Дамочка была, видно, очень
любопытной: она вытягивала шейку то вправо, то
влево и поминутно становилась на цыпочки, чтобы
разглядеть, что происходит у кассы. Наконец она
повернулась ко мне и спросила:
- Вы не знаете, что там происходит?
- Простите, не знаю, - сказал я как можно
суше.
Дамочка повертелась в разные стороны и наконец
опять обратилась ко мне:
- Вы не могли бы пойти и выяснить, что там
происходит?
- Простите, меня это нисколько не интересует,
- сказал я еще суше.
- Как не интересует? - воскликнула дамочка. -
Ведь вы же сами задерживаетесь из-за этого в оче-
реди!
Я ничего не ответил и только слегка поклонил-
ся. Дамочка внимательно посмотрела на меня.

Втр 04 Мар 2014 23:58:37
>>63686373
- Это, конечно, не мужское дело стоять в
очередях за хлебом, - сказала она. - Мне жалко
вас, вам приходится тут стоять. Вы, должно быть,
холостой?
- Да, холостой, - ответил я, несколько сбитый
с толку, но по инерции продолжая отвечать довольно
сухо и при этом слегка кланяясь.
Дамочка еще раз осмотрела меня с головы до ног
и влруг, притронувшись пальцами к моему рукаву,
сказала:
- Давайте я куплю что вам нужно, а вы подожди-
те меня на улице.
Я совершенно растерялся.
- Благодарю вас, - сказал я. - Это очень мило
с вашей стороны, но, право, я мог бы и сам.
- Нет, нет, - сказала дамочка, - ступайте на
улицу. Что вы собирались купить?
- Видите ли, - сказал я, - я собирался купить
полкило черного хлеба, но только формового, того,
который дешевле. Я его больше люблю.
- Ну вот и хорошо, - сказала дамочка. - А
теперь идите. Я куплю, а потом рассчитаемся.
И она даже слегка подтолкнула меня под локоть.
Я вышел из булочной и встал у самой двери.
Весеннее солнце светит мне прямо в лицо. Я закури-
ваю трубку. Какая милая дамочка! Это теперь так
редко. Я стою, жмурюсь от солнца, курю трубку и
думаю о милой дамочке. Ведь у нее светлые карие
глазки. Просто прелесть какая она хорошенькая!
- Вы курите трубку? - слышу я голос рядом с
собой. Милая дамочка протягивает мне хлеб.
- О, бесконечно вам благодарен, - говорю я,
беря хлеб.
- А вы курите трубку! Это мне страшно нравит-
ся, - говорит милая дамочка.
И между нами происходит следующий разговор.
ОНА: Вы, значит сами ходите за хлебом?
Я: Не только за хлебом; я себе все сам поку-
паю.
ОНА: А где же вы обедаете?
Я: Обыкновенно я сам варю себе обед. А иногда
ем в пивной.
ОНА: Вы любите пиво?
Я: Нет, я больше люблю водку.
ОНА: Я тоже люблю водку.
Я: Вы любите водку? Как это хорошо! Я хотел бы
когда-нибудь с вами вместе выпить.
ОНА: И я тоже хотела бы выпить с вами водки.
Я: Простите, можно вас спросить об одной вещи?
ОНА (сильно покраснев): Конечно спрашивайте.
Я: Хорошо, я спрошу вас. Вы верите в Бога?
ОНА (удивленно): В Бога? Да, конечно.
Я: А что вы скажете, если нам сейчас купить
водки и пойти ко мне. Я живу тут рядом.
ОНА (задорно): Ну что ж, я согласна!
Я: Тогда идемте.
Мы заходим в магазин, и я покупаю пол-литра
водки. Больше у меня нет денег, какая-то только
мелочь. Мы все время говорим о разных вещах, и
вдруг я вспоминаю, что у меня в комнате, на полу,
лежит мертвая старуха.
Я оглядываюсь на мою новую знакомую: она стоит
у прилавка и рассматривает банки с вареньем. Я
осторожно пробираюсь к двери и выхожу из магазина.
Как раз, против магазина, останавливается трамвай.
Я вскакиваю в трамвай, даже не посмотрев на его
номер. На Михайловской улице я вылезаю и иду к
Сакердону Михайловичу. У меня в руках бутылка с
водкой, сардельки и хлеб.

Втр 04 Мар 2014 23:59:54
>>63675107
Это Хармс, ебанат.

Срд 05 Мар 2014 00:00:44
>>63686514
Сакердон Михайлович сам открыл мне двери. Он
был в халате, накинутом на голое тело, в русских
сапогах с отрезанными голенищами и в меховой с на-
ушниками шапке, но наушники были подняты и завяза-
ны на макушке бантом.
- Очень рад, - сказал Сакердон Михайлович,
увидя меня.
- Я не оторвал вас от работы? - спросил я.
- Нет, нет, - сказал Сакердон Михайлович. - Я
ничего не делал, а просто сидел на полу.
- Видите ли, - сказал я Сакердону Михайловичу.
- Я к вам пришел с водкой и закуской. Если вы
ничего не имеете против, давайте выпьем.
- Очень хорошо, - сказал Сакердон Михайлович.
- Вы входите.
Мы прошли в его комнату. Я откупорил бутылку с
водкой, а Сакердон Михайлович поставил на стол две
рюмки и тарелку с вареным мясом.
- Тут у меня сардельки, - сказал я. - Так, как
мы их будем есть: сырыми, или будем варить?
- Мы их поставим варить, - сказал Сакердон Ми-
хайлович, - а сами будем пить водку под вареное
мясо. Оно из супа, превосходное вареное мясо!
Сакердон Михайлович поставил на керосинку
кастрюльку, и мы сели пить водку.
- Водку пить полезно, - говорил Сакердон Ми-
хайдович, наполняя рюмки. - Мечников писал, что
водка полезнее хлеба, а хлеб - это только солома,
которая гниет в наших желудках.
- Ваше здоровие! - сказал я, чокаясь с Сакер-
доном Михайдовичем.
Мы выпили и закусили холодным мясом.
- Вкусно, - сказал Сакердон Михайдович.
Но в это мгновение в комнате что-то щелкнуло.
- Что это? - спросил я.
Мы сидели молча и прислушивались. Вдруг
щелкнуло еще раз. Сакердон Михайлович вскочил со
стула и, подбежав к окну, сорвал занавеску.
- Что вы делаете? - крикнул я.
Но Сакердон Михайлович, не отвечая мне, кинул-
ся к керосинке, схватил занавеской кастрюльку и
поставил ее на пол.
- Черт побери! - сказал Сакердон Михайлович. -
Я забыл в кастрюльку налить воды, а кастрюлька
эмалированная, и теперь эмаль отскочила.
- Все понятно, - сказал я, кивая головой.
Мы сели опять за стол.
- Черт с ними, - сказал Сакердон Михайлович, -
мы будем есть сардельки сырыми.
- Я страшно есть хочу, - сказал я.
- Кушайте, - сказал Сакердон Михайлович, по-
додвигая мне сардельки.
- Ведь я последний раз ел вчера, с вами в
подвальчике, и с тех пор ничего еще не ел, -
сказал я.
- Да, да, да, - сказал Сакердон Михайлович.
- Я все время писал, - сказал я.
- Черт побери! - утрированно вскричал Сакердон
Михайлович. - Приятно видеть перед собой гения.
- Еще бы! - сказал я.
- Много поди наваляли? - спросил Сакердон Ми-
хайлович.
- Да, - сказал я. - Исписал пропасть бумаги.
- За гения наших дней, - сказал Сакердон Ми-
хайлович, поднимая рюмки.

Срд 05 Мар 2014 00:02:48
>>63686643
Мы выпили. Сакердон Михайлович ел вареное мя-
со, а я - сардельки. Съев четыре сардельки, я за-
курил трубку и сказал:
- Вы знаете, я ведь к вам пришел, спасаяь от
преследования.
- Кто же вас преследовал? - спросил Сакердон
Михайлович.
- Дама, - сказал я.
Но так как Сакердон Михайлович ничего меня не
спросил, а только молча налил в рюмки водку, то я
продолжал:
- Я с ней познакомился в булочной и сразу влю-
бился.
- Хороша? - спросил Сакердон Михайлович.
- Да, - сказал я, - в моем вкусе.
Мы выпили, и я продолжал:
- Она согласилась идти ко мне и пить водку. Мы
зашли в магазин, но из магазина мне пришлось поти-
хоньку удрать.
- Не хватило денег? - спросил Сакердон Михай-
лович.
- Нет, денег хватило в обрез, - сказал я, - но
я вспомнил, что не могу пустить ее в свою комнату.
- Что же, у вас в комнате была другая дама? -
спросил Сакердон Михайлович.
- Да, если хотите, у меня в комнате находится
другая дама, - сказал я, улыбаясь. - Теперь я
никого в свою комнату не могу пустить.
- Женитесь. Будете приглашать меня к обеду, -
сказал Сакердон Михайлович.
- Нет, - сказал я, фыркая от смеха. На этой
даме я не женюсь.
- Ну тогда женитесь на той, которая из булоч-
ной, - сказал Сакердон Михайлович.
- Да что вы все хотите меня женить? - Сакердон
Михайлович я.
- А что же? - сказал Сакердон Михайлович, на-
полняя рюмки. - За ваши успехи!
Мы выпили. Видно, водка начала оказывать на
нас свое действие. Сакердон Михайлович снял свою
меховую с наушниками шапку и швырнул ее на
кровать. Я встал и прошелся по комнате, ощущая уже
некоторое головокружение.
- Как вы относитесь к покойникам? - спросил я
Сакердона Михайловича.
- Совершенно отрицательно, - сказал Сакердон
Михайлович. - Я их боюсь.
- Да, я тоже терпеть не могу покойников, -
сказал я. - Подвернись мне покойник, и не будь он
мне родственником, я бы, должно быть, пнул бы его
ногой.
- Не надо лягать мертвецов, - сказал Сакердон
Михайлович.
- А я бы пнул его сапогом прямо в морду. -
Терпеть не могу покойников и детей.
- Да, дети - гадость, - согласился Сакердон
Михайлович.
- А что, по-вашему, хуже: покойники или дети?
- спросил я.
- Дети, пожалуй, хуже, они чаще мешают нам. А
покойники все-таки не врываются в нашу жизнь, -
сказал Сакердон Михайлович.
- Врываются! - крикнул я и сейчас же замолчал.
Сакердон Михайлович внимательно посмотрел на
меня.
- Хотите еще водки? - спросил он.
- Нет, - сказал я, но, спохватившись, приба-
вил: - Нет, спасибо, я больше не хочу.

Срд 05 Мар 2014 00:04:35
>>63686771
Я подошел и сел опять за стол. Некоторое время
мы молчим.
- Я хочу спросить вас, - говорю я наконец. -
Вы веруете в Бога?
У Сакердона Михайловича появляется на лбу по-
перечная морщина, и он говорит:
- Есть неприличные поступки. Неприлично
спросить у человека пятьдесят рублей в долг, если
вы видели, как он только что положил себе в карман
двести. Его дело: дать вам деньги или отказать; и
самый удобный и приятный способ отказа - это
соврать, что денег нет. Вы же видели, что у того
человека деньги есть, и тем самым лишили его воз-
можности вам просто и приятно отказать. Вы лишили
его права выбора, а это свинство. Это неприличный
и бестактный поступок. И спросить человека: "веру-
ете ли в Бога?" - тоже поступок бестактный и не-
приличный.
- Ну, - сказал я, - тут уж нет ничего общего.
- А я и не сравниваю, - сказал Сакердон Михай-
лович.
- Ну, хорошо, - сказал я, - оставим это. Из-
вините только меня, что я задал вам такой непри-
личный и бестактный вопрос.
- Пожалуйста, - сказал Сакердон Михайлович. -
Ведь я просто отказался отвечать вам.
- Я бы тоже не ответил, - сказал я, - да толь-
ко по другой причине.
- По какой же? - вяло спросил Сакердон Михай-
лович.
- Видите ли, - сказал я, - по-моему, нет ве-
рующих или неверующих людей. Есть только желающие
верить и желающие не верить.
- Значит, те, что желают не верить, уже во
что-то верят? - сказал Сакердон Михайлович. - А
те, что желают верить, уже заранее не верят ни во
что?
- Может быть, и так, - сказал я. - Не знаю.
- А верят или не верят во что? В Бога? -
спросил Сакердон Михайлович.
- Нет, - сказал я, - в бессмертие.
- Тогда почему же вы спросили меня, верую ли я
в Бога?
- Да просто потому, что спросить: верите ли вы
в бессмертие? - звучит как-то глупо, - сказал я
Сакердону Михайловичу и встал.
- Вы что, уходите? - спросил меня Сакердон
Михайлович.
- Да, - сказал я, - мне пора.
- А что же водка? - сказал Сакердон Михайло-
вич. - Ведь и осталось-то всего по рюмке.
- Ну, давайте допьем, - сказал я.
Мы допили водку и закусили остатками вареного
мяса.
- А теперь я должен идти,- сказал я.
- До свидания, - сказал Сакердон Михайлович,
провожая меня через кухню на лестницу. - Спасибо
за угощение.
- Спасибо вам, - сказал я. - До свидания.
И я ушел.
Оставшись один, Сакердон Михайлович убрал со
стола, закинул на шкап пустую водочную бутылку,
опять надел на голову свою меховую с наушниками
шапку и сел под окном на пол. Руки Сакердон Михай-
лович заложил за спину, и их не было видно. А из-
-под задравшегося халата торчали голые костлявые
ноги, обутые в русские сапоги с отрезанными голе-
нищами.

Срд 05 Мар 2014 00:06:27
>>63686891
Я шел по Невскому, погруженный в свои мысли.
Мне надо сейчас же пройти к управдому и рассказать
ему все. А разделавшись со старухой, я буду целые
дни стоять около булочной, пока не встречу ту
милую дамочку. Ведь я остался ей должен за хлеб 48
копеек. У меня есть прекрасный предлог ее разыски-
вать. Выпитая водка продолжала еще действовать, и
казалось, что все складывается очень хорошо и про-
сто.
На Фонтанке я подошел к ларьку и, на
оставшуюся мелочь, выпил большую кружку хлебного
кваса. Квас был плохой и кислый, и я пошел дальше
с мерзким вкусом во рту.
На углу Литейной какой-то пьяный, пошатнув-
шись, толкнул меня. Хорошо, что у меня нет револь-
вера: я бы убил его тут же на месте.
До самого дома я шел, должно быть, с искажен-
ным от злости лицом. Во всяком случае почти все
встречные оборачивались на меня.
Я вошел в домовую контору. На столе сидела
низкорослая, грязная, курносая, кривая и белобры-
сая девка и, глядясь в ручное зеркальце, мазала
себе помадой губы.
- А где же управдом? - спросил я.
Девка молчала,продолжая мазать губы.
- Где управдом? - повторил я резким голосом.
- Завтра будет, не сегодня, - отвечала гряз-
ная, курносая, кривая и белобрысая девка.
Я вышел на улицу. По противоположной стороне
шел инвалид на механической ноге и громко стучал
своей ногой и палкой. Шесть мальчишек бежало за
инвалидом, передразнивая его походку.
Я завернул в свою парадную и стал подниматься
по лестнице. На втором этаже я остановился; про-
тивная мысль пришла мне в голову: ведь старуха до-
лжна начать разлагаться. Я не закрыл окна, а гово-
рят, что при открытом окне покойники разлагаются
быстрее. Вот ведь глупость какая ! И этот чертов
управдом будет только завтра! Я постоял в нереши-
тельности несколько минут и стал подниматься даль-
ше.
Около двери в свою квартиру я опять остановил-
ся. Может быть пойти к булочной и ждать там ту ми-
лую дамочку? Я бы стал умолять ее пустить меня к
себе на две или три ночи. Но тут я вспоминаю, что
сегодня она уже купила хлеб и, значит, в булочную
не придет. Да и вообще из этого ничего бы не выш-
ло.
Я отпер дверь и вошел в коридор. В конце
коридора горел свет, и Марья Васильевна, держа в
руках какую-то тряпку, терла по ней другой тряп-
кой. Увидя меня, Марья Васильевна крикнула:
- Ваш шпрашивал какой-то штарик!
- Какой старик? - сказал я.
- Не жнаю, - отвечала Марья Васильевна.
- Когда это было? - спросил я.
- Тоже не жнаю, - сказала Марья Васильевна.
- Вы разговаривали со стариком? - спросил я
Марью Васильевну.
- Я, - отвечала Марья Васильевна.
- Так как же вы не знаете, когда это было? -
сказал я.
- Чиша два тому нажад, - сказала Марья Василь-
евна.
- А как этот старик выглядел? - спросил я.
- Тоже не жнаю, - сказала Марья Васильевна и
ушла на кухню.
Я подошел к своей комнате.

Срд 05 Мар 2014 00:08:49
>>63687025
"Вдруг, - подумал я, - старуха исчезла. Я
войду в комнату, а старухи-то и нет. Боже мой!
Неужели чудес не бывает?!"
Я отпер дверь и начал ее медленно открывать.
Может быть, это только показалось, но мне в лицо
пахнул приторный запах начавшегося разложения. Я
заглянул в приотворенную дверь и, на мгновение,
застыл на месте. Старуха на четвереньках медленно
ползла ко мне навстречу.
Я с криком захлопнул дверь, повернул ключ и
отскочил к противоположной стенке.
В коридоре появилась Марья Васильевна.
- Вы меня жвали? - спросила она.
Меня так трясло, что я ничего не мог ответить
и только отрицательно замотал головой. Марья Ва-
сильевна подошла поближе.
- Вы ш кем ражговаривали, - сказала она.
Я опять отрицательно замотал головой.
- Шумашедший, - сказала Марья Васильевна и
опять ушла на кухню, несколько раз по дороге огля-
нувшись на меня.
"Так стоять нельзя. Так стоять нельзя", -
повторял я мысленно. Эта фраза сама собой сложи-
лась где-то внутри меня. Я твердил ее до тех пор,
пока она не дошла до моего сознания.
- Да, так стоять нельзя, - сказал я себе, но
продолжал стоять как парализованный. Случилось
что-то ужасное, но предстояло сделать что-то,
может быть, еще более ужасное, чем то, что уже
произошло. Вихрь кружил мои мысли, и я только
видел злобные глаза мертвой старухи, медленно
ползущей ко мне на четвереньках.
Ворваться в комнату и раздробить этой старухе
череп. Вот что надо сделать! Я даже поискал глаза-
ми и остался доволен, увидя крокетный молоток, не-
известно для чего уже в продолжение многих лет
стоящий в углу коридора. Схватить молоток, ворва-
ться в комнату и трах!..
Озноб еще не прошел. Я стоял с поднятыми
плечами от внутреннего холода. Мои мысли скакали,
путались, возвращались к исходному пункту и вновь
скакали, захватывая новые области, а я стоял и
прислушивался к своим мыслям и был как бы в
стороне от них и был как бы не их командир.

Срд 05 Мар 2014 00:10:16
>>63687165
- Покойники, - объясняли мне мои собственные
мысли, - народ неважный. Их зря называют п о к о й
н и к и, они скорее б е с п о к о й н и к и. За
ними надо следить и следить. Спросите любого
сторожа из мертвецкой. Вы думаете, он для чего
поставлен там? Только для одного: следить, чтобы
покойники не расползались. Бывают, в этом смысле,
забавные случаи. Один покойник, пока сторож, по
приказанию начальства, мылся в бане, выполз из
мертвецкой, заполз в дезинфекционную камеру и съел
там кучу белья. Дезинфекторы здорово отлупцевали
этого покойника, но за испорченное белье им
пришлось рассчитываться из своих собственных
карманов. А другой покойник заполз в палату
рожениц и так перепугал их, что одна роженица тут
же произвела преждевременный выкидыш, а покойник
набросился на выкинутый плод и начал его, чавкая,
пожирать. А когда одна храбрая сиделка ударила
покойника по спине табуреткой, то он укусил эту
сиделку за ногу, и она вскоре умерла от заражения
трупным ядом. Да, покойники народ неважный, и с
ними надо быть начеку.
- Стоп! - сказал я своим собственным мыслям. -
Вы говорите чушь. Покойники неподвижны.
- Хорошо, - сказали мне мои собственные мысли,
- войди тогда в свою комнату, где находится, как
ты говоришь, неподвижный покойник.
Неожиданное упрямство заговорило во мне.
- И войду! - сказал я решительно своим соб-
ственным мыслям.
- Попробуй! - сказали мне мои собственные мыс-
ли.
Эта насмешливость окончательно взбесила меня.
Я схватил крокетный молоток и кинулся к двери.
- Подожди! - закричали мне мои собственные
мысли. Но я уже повернул ключ и распахнул дверь.
Старуха лежала у порога, уткнувшись лицом в
пол.
С поднятым крокетным молотком я стоял нагото-
ве. Старуха не шевелилась.
Озноб прошел, и мысли мои текли ясно и четко.
Я был командиром их.
- Раньше всего закрыть дверь! - скомандовал я
сам себе.
Я вынул ключ с наружной стороны двери и
вставил его с внутренней. Я сделал это левой ру-
кой, а в правой я держал крокетный молоток и все
время не спускал со старухи глаз. Я запер дверь на
ключ и, осторожно переступив через старуху, вышел
на середину комнаты.
- Теперь мы с тобой рассчитаемся, - сказал я.
У меня возник план, к которому обыкновенно
прибегают убийцы из уголовных романов и газетных
происшествий; я просто хотел запрятать старуху в
чемодан, отвезти ее за город и спустить в болото.
Я знал одно такое место.

Срд 05 Мар 2014 00:12:06
>>63687268
Чемодан стоял у меня под кушеткой. Я вытащил
его и открыл. В нем находились кое-какие вещи:
несколько книг, старая фетровая шляпа и рваное
белье. Я выложил все это на кушетку.
В это время громко хлопнула наружная дверь, и
мне показалось, что старуха вздрогнула.
Я моментально вскочил и схватил крокетный
молоток.
Старуха лежит спокойно. Я стою и прислушива-
юсь. Это вернулся машинист, я слышу, как он ходит
у себя по комнате. Вот он идет по коридору на кух-
ню. Если Марья Васильевна расскажет ему о моем су-
масшествии, это будет нехорошо. Чертовщина какая!
Надо и мне пройти на кухню и своим видом успокоить
их.
Я опять перешагнул через старуху, поставил
молоток возле самой двери, чтобы, вернувшись
обратно, я бы мог, не входя еще в комнату, иметь
молоток в руках, и вышел в коридор. Из кухни
неслись голоса, но слов не было слышно. Я прикрыл
за собой дверь в свою комнату и осторожно пошел на
кухню: мне хотелось узнать, о чем говорит Марья
Васильевна с машинистом. Коридор я прошел быстро,
а около кухни замедлил шаги. Говорил машинист,
по-видимому, он рассказывал чтото случившееся с
ним на работе.
Я вошел. Машинист стоял с полотенцем в руках и
говорил, а Марья Васильевна сидела на табурете и
слушала. Увидя меня, машинист махнул мне рукой.
- Зравствуйте, здравствуйте, Матвей Филлипо-
вич, - сказал я ему и прошел в ванную комнату. По-
ка все было спокойно. Марья Васильевна привыкла к
моим странностям и этот последний случай могла уже
и забыть.
Вдруг меня осенило: я не запер дверь. А что
если старуха выползет из комнаты?
Я кинулся обратно, но вовремя спохватился и,
чтобы не испугать жильцов, прошел через кухню спо-
койными шагами.
Марья Васильевна стучала пальцем по кухонному
столу и говорила машинисту:
- Ждорово! Вот это ждорово! Я бы тоже швисте-
ла!
С замирающим сердцем я вышел в коридор и тут
уже чуть не бегом пустился к своей комнате.
Снаружи все было спокойно. Я подошел к двери
и, приотворив ее, заглянул в комнату. Старуха
по-прежнему спокойно лежала , уткнувшись лицом в
пол. Крокетный молоток стоял у двери на прежнем
месте. Я взял его, вошел в комнату и запер за
собою дверь на ключ. Да, в комнате определенно
пахло трупом. Я перешагнул через старуху, подошел
к окну и сел в кресло. Только бы мне не стало
дурно от этого пока еще хоть и слабого, но
все-таки нестерпимого запаха. Я закурил трубку.
Меня подташнивало, и немного болел живот.
Ну что же я так сижу? Надо действовать скорее,
пока эта старуха окончательно не протухла. Но, во
всяком случае, в чемодан ее надо запихивать
осторожно, потому что как раз тут-то она и может
тяпнуть меня за палец. А потом умирать от трупного
заражения - благодарю покорно!
- Эге! - воскликнул я вдруг. - А интересуюсь
я: чем вы меня укусите? Зубки-то ваши вон где!
Я перегнулся в кресле и посмотрел в угол по ту
сторону окна, где, по моим расчетам, должна была
находится вставная челюсть старухи. Но челюсти там
не было.

Срд 05 Мар 2014 00:14:24
>>63687370
Я задумался: может быть, мертвая старуха
ползала у меня по комнате, ища свои зубы? Может
быть даже, нашла их и вставила себе обратно в рот?
Я взял крокетный молоток и пошарил им в углу.
Нет, челюсть пропала. Тогда я вынул из комода
толстую байковую простыню и подошел к старухе.
Крокетный молоток я держал наготове в правой руке,
а в левой я держал байковую простыню.
Брезгливый страх к себе вызывала эта мертвая
старуха. Я приподнял молотком ее голову: рот был
открыт, глаза закатились кверху, а по всему подбо-
родку, куда я ударил ее сапогом, расползлось боль-
шое темное пятно. Я заглянул старухе в рот. Нет,
она не нашла свою челюсть. Я опустил голову. Голо-
ва упала и стукнулась об пол.
Тогда я расстелил по полу байковую простыню и
подтянул ее к самой старухе. Потом ногой и кро-
кетным молотком я перевернул старуху через левый
бок на спину. Теперь она лежала на простыне. Ноги
старухи были согнуты в коленях, а кулаки прижаты к
плечам. Казалось, что старуха, лежа на спине, как
кошка, собирается защищаться от нападающего на нее
орла. Скорее, прочь эту падаль!
Я закатал старуху в толстую простыню и поднял
ее на руки. Она оказалась легче, чем я думал. Я
опустил ее в чемодан и попробовал закрыть крышкой.
Тут я ожидал всяких трудностей, но крышка сравни-
тельно легко закрылась. Я щелкнул чемоданными зам-
ками и выпрямился.
Чемодан стоит перед мной, с виду вполне благо-
пристойный, как будто в нем лежит белье и книги. Я
взял его за ручку и попробовал поднять. Да, он
был, конечно, тяжел, но не чрезмерно, я мог вполне
донести его до трамвая.
Я посмотрел на часы: двадцать минут шестого.
Это хорошо. Я сел в кресло, чтобы немного передох-
нуть и выкурить трубку.
Видно, сардельки, которые я ел сегодня, были
не очень хороши, потому что живот мой болел все
сильнее. А может быть, это потому, что я ел их
сырыми? А может быть, боль в животе была и чисто
нервной.
Я сижу и курю. И минуты бегут за минутами.
Весеннее солнце светит в окно, и я жмурюсь от
его лучей. Вот оно прячется за трубу противостоя-
щего дома, и тень от трубы бежит по крыше, переле-
тае улицу и ложится мне на лицо. Я вспоминаю, как
вчера в это же время я сидел и писал повесть. Вот
она: клетчатая бумага и на ней надпись, сделанная
мелким почерком: "Чудотворец был высокого роста".
Я посмотрел в окно. По улице шел инвалид на
механической ноге и громко стучал своей ногой и
палкой. Двое рабочих и с ними старуха, держась за
бока, хохотали над смешной походкой инвалида.

Срд 05 Мар 2014 00:16:24
>>63687509
Я встал. Пора! Пора в путь! Пора отвозить
старуху на болото! Мне нужно еще занять деньги у
машиниста.
Я вышел в коридор и подошел к его двери.
- Матвей Филлипович, вы дома? - спросил я.
- Дома, - ответил машинист.
- Тогда, извините, Матвей Филлипович, вы не
богаты деньгами? Я послезавтра получу. Не могли ли
бы вы мне одолжить тридцать рублей?
- Мог бы, - сказал машинист. И я слышал, как
он звякал ключами, отпирая какой-то ящик. Потом он
открыл дверь и протянул мне новую красную
тридцатирублевку.
- Большое спасибо, Матвей Филлипович, - сказал
я.
- Не стоит, не стоит, - сказал машинист.
Я сунул деньги в карман и вернулся в свою ком-
нату. Чемодан спокойно стоял на прежнем месте.
- Ну теперь в путь, без промедления, - сказал
я сам себе.
Я взял чемодан и вышел из комнаты.
Марья Васильевна увидела меня с чемоданом и
крикнула:
- Куда вы?
- К тетке, - сказал я.
- Шкоро приедете? - спросила Марья Васильев-
на.
- Да, - сказал я. - Мне нужно только отвезти к
тетке кое-какое белье. А приеду, может быть, и се-
годня.
Я вышел на улицу. До трамвая я дошел благопо-
лучно, неся чемодан то в правой, то в левой руке.
В трамвай я влез с передней площадки прицепно-
го вагона и стал махать кондукторше, чтобы она
пришла получить за багаж и билет. Я не хотел пере-
давать единственную тридцатирублевку через весь
вагон, и не решался оставить чемодан и сам пройти
к кондукторше. Кондукторша пришла ко мне на пло-
щадку и заявила, что у нее нет сдачи. На первой же
остановке мне пришлось слезть.
Я стоял злой и ждал следующего трамвая. У меня
болел живот и слегка дрожали ноги.
И вдру я увидел мою милую дамочку: она перехо-
дила улицу и не смотрела в мою сторону.
Я схватил чемодан и кинулся за ней. Я не знал,
как ее зовут, и не мог ее окликнуть. Чемодан
страшно мешал мне: я держал его перед собой двумя
руками и подталкивал его коленями и животом. Милая
дамочка шла довольно быстро, и я чувствовал, что
мне ее не догнать. Я был весь мокрый от пота и вы-
бивался из сил. Милая дамочка повернула в переу-
лок. Когда я добрался до угла - ее нигде не было.
- Проклятая старуха! - прошипел я, бросая че-
модан на землю.
Рукава моей куртки насквозь промокли от пота и
липли к рукам. Двое мальчишек остановились передо
иной и стали меня рассматривать. Я сделал спокой-
ное лицо и пристально смотрел на ближайшую подво-
ротню, как бы поджидая кого-то. Мальчишки шепта-
лись и показывали на меня пальцами. Дикая злоба
душила меня. Ах, напустить бы на них столбняк!

Срд 05 Мар 2014 00:18:23
>>63687626
И вот из-за этих паршивых мальчишек я встаю,
поднимаю чемодан, подхожу с ним к подворотне и
заглядываю туда. Я делаю удивленное лицо, достаю
часы и пожимаю плечами. Мальчишки издали наблюдают
за мной. Я еще раз пожимаю плечами и заглядываю в
подворотню.
- Странно, - говорю я вслух, беру чемодан и
тащу его к трамвайной остановке.
На вокзал я приехал без пяти минут семь. Я
беру обратный билет до Лисьего Носа и сажусь в
поезд.
В вагоне, кроме меня, еще двое: один, как вид-
но, рабочий, он устал и, надвинув кепку на глаза,
спит. Другой, еще молодой парень, одет деревенс-
ким франтом: под пиджаком у него розовая косово-
ротка, а из-под кепки торчит курчавый кок. Он ку-
рит папироску, всунутую в ярко-зеленый мундштук из
пластмассы.
Я ставлю чемодан между скамейками и сажусь. В
животе у меня такие рези, что я сжимаю кулаки,
чтобы не застонать от боли.
По платформе два милиционера ведут какого-то
гражданина в пикет. Он идет, заложив руки за спину
и опустив голову.
Поезд трогается. Я смотрю на часы: десять ми-
нут восьмого.
О, с каким удовольствием спущу я эту старуху в
болото! Жаль только, что я не захватил с собой
палку, должно быть, старуху придется подталкивать.
Франт в розовой косоворотке нахально разгляды-
вает меня. Я поворачиваюсь к нему спиной и смотрю
в окно.
В моем животе происходят ужасные схватки; тог-
да я стискиваю зубы, сжимаю кулаки и напрягаю но-
ги.
Мы проезжаем Ланскую и Новую Деревню. Вон
мелькает золотая верхушка Буддийской пагоды, а вон
показалось море.
Но тут я вскакиваю и, забыв все вокруг, мелки-
ми шажками бегу в уборную. Безумная волна качает и
вертит мое сознание...
Поезд замедляет ход. Мы подъезжаем к Лахте. Я
сижу, боясь пошевелиться, чтобы меня не выгнали на
остановке из уборной.
- Скорее бы он трогался! Скорее бы он трогал-
ся!
Поезд трогается, и я закрываю глаза от наслаж-
дения. О,эти минуты бывают столь сладки, как мгно-
вения любви! Все силы мои напряжены, но я знаю,
что за этим последует страшный упадок.
Поезд опять останавливается. Это Ольгино. Зна-
чит, опять эта пытка!
Но теперь это ложные позывы. Холодный пот вы-
ступает у меня на лбу, и легкий холодок порхает
вокруг моего сердца. Я поднимаюсь и некоторое
время стою прижавшись головой к стене. Поезд идет,
и покачиванье вагона мне очень приятно.
Я собираю все свои силы и пошатываясь выхожу
из уборной.
В вагоне нет никого. Рабочий и франт в розовой
косоворотке, видно, слезли на Лахте или в Ольгино.
Я медленно иду к своему окошку.

Срд 05 Мар 2014 00:20:26
>>63687762
И вдруг я останавливаюсь и тупо гляжу перед
собой. Чемодана, там, где я его оставил, нет.
Должно быть, я ошибся окном. Я прыгаю к следующему
окошку. Чемодана нет. Я прыгаю назад, вперед, я
пробегаю вагон в обе стороны, заглядываю под
скамейки, но чемодана нигде нет.
Да, разве можно тут сомневаться? Конечно, пока
я был в уборной, чемодан украли. Это можно было
предвидеть!
Я сижу на скамейке с вытаращенными глазами, и
мне почему-то вспоминается, как у Сакердона Михай-
ловича с треском отскакивала эмаль от раскаленной
кастрюльки.
- Что же получилось? - спрашиваю я сам себя. -
Ну кто теперь поверит, что я не убивал старуху?
Меня сегодня же схватят, тут же или в городе на
вокзале, как того гражданина, который шел, опустив
голову.
Я выхожу на площадку вагона. Поезд подходит к
Лисьему Носу. Мелькают белые столбики, окружающие
дорогу. Поезд останавливается. Ступеньки моего
вагона не доходят до земли. Я соскакиваю и иду к
станционному павильону. До поезда, идущего в го-
род, еще полчаса.
Я иду в лесок. Вот кустики можжевельника. За
ними меня никто не увидит. Я направляюсь туда.
По земле ползет большая зеленая гусеница. Я
опускаюсь на колени и трогаю ее пальцем. Она
сильно и жилисто складывается несколько раз в одну
сторону.
Я оглядываюсь. Никто меня не видит. Легкий
трепет бежит по моей спине. Я низко склоняю голову
и негромко говорю:
- Во имя Отца и Сына и Святого Духа, ныне при-
сно и во веки веков. Аминь.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
На этом я временно заканчиваю свою рукопись,
считая, что она и так уже достаточно затянулась.

<Конец мая и первая половина июня 1939 года.>

Срд 05 Мар 2014 00:20:59
>>63674934
О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь, -
И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым в сущности цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновить свой труд, -
И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и все начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: «Держись!» -
И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег,-
Земля - твое, мой мальчик, достоянье.
И более того, ты - человек!

Срд 05 Мар 2014 00:37:57

>>63674934
Назлобудня.


← К списку тредов